«Русофония-2014» – за перевод «Писем с Соловков» Павла Флоренского

247

Премию «Русофония-2014» получила Франсуаза Лост за перевод книги выдающегося богослова и мыслителя Павла Флоренского «Письма с Соловков». Учреждённая в 2006 году по инициативе Фонда Ельцина и Ассоциации «Франция-Урал» и поддержанная Президентским Центром Б.Н. Ельцина, «Русофония» награждает автора лучшего литературного перевода художественного произведения с русского языка на французский вне зависимости от национальности автора и издателя. 

Франсуаза Лоэст
Франсуаза Лоэст

В состав жюри конкурса этого года вошли Аньес Десарт, Евгений Бунимович, Жерар Коньо, Франсуаза Женевре и Ирен Сокологорски. Восьмая по счету церемония награждения прошла 1 февраля в мэрии 5-го округа Парижа в рамках Дней русской книги и русскоязычной литературы.

Жюри отметило, что в отличие от прошлогоднего конкурса, где на первый план вышла поэзия, восьмой «Русофонией» будут отмечены документально-биографический и детективный жанры.

Ранее стало известно, что в короткий список вошли следующие переводчики:

    • Марина Бержэ (перевод книги «Стиль и эпоха» Моисея Гинзбурга, издательство «Infolio»)
    • Ив Готье («Жизнь удалась» Андрея Рубанова, издательство «Ombres Noires»)
    • Люба Юргенсон («Путешествие в страну зэ-ка» Юлия Марголина, издательство «Le Bruit du temps»)
    • Нина Кехаян («Готическое общество. Морфология кошмара» Дины Хапаевой, издательство «Éditions de l’aube»)
    • Франсуаза Лоэст (перевод «Письма с Соловков» Павла Флоренского, издательство «L’Âge d’Homme»)

«Русофония-2014» – за перевод «Писем с Соловков» Павла ФлоренскогоНа церемонии награждения Франсуаза Лоэст рассказала, что перевод «Писем с Соловков» стал самой долгой и сложной работой всей ее жизни. Но – и самой увлекательной. Переводчице  помогли доскональное погружение в тему, консультации со специалистами и родственниками Флоренского.«Письма с Соловков» – это переписка Флоренского с семьей в годы его заключения в Соловецком монастыре, где философ и ученый находился с октября 1934 года по июнь 1937 года. Тридцать лет спустя, в 1967-м, сохраненный вдовой Флоренского архив подготовила к печати одна из их внучек.

Впечатлениями об этой книге с читателями швейцарской «Нашей газеты», выходящей на русском языке, поделился профессор Жорж Нива:

«<…> Эти письма адресованы его жене, сыновьям и нескольким друзьям. В общем, его желание исполнилось, говорит он с юмором: жить в монастыре.  На загадочном острове с его доисторическими лабиринтами и огромными эрратическими валунами, в монастыре-крепости. Именно здесь в течение двух десятилетий содержались интеллектуалы (например, историк Дмитрий Лихачев) и священнослужители, часто избиваемые как собаки. Флоренский изучает остров, как и все, что попадает в поле его зрения, но душа его, как он говорит, «остается глуха к этой красоте». Потому что нет здесь у человека ни минуты одиночества, а местная природа осквернена. Отец Павел сожалеет о тяжелой жизни, на которую он обрек свою семью («родственники врага народа»). Он отказывается от передач, все время говорит о химии, о солях хрома. Только в них есть красота, то, что от нее осталось… <…>

В книге содержатся настоящие уроки химии и естественных наук, которые читатель-беотиец наверняка просто пролистнет. Но удивление вызывает другое: явное отсутствие какого-нибудь христианского утешения. Бердяев отметил отсутствие у Флоренского лика Христа. Его вера не сосредоточена на Христе. И когда он воспевает «конкретное», то это – то конкретное, которое он ценит у Бальзака и фламандских художников, а еще больше – в кристаллах соли, мы удивляемся тому, что он рассуждает о божественном Воплощении, «основополагающей заповеди жизни», без всякой связи с центральной тайной христианизма. «Воплощение означает принять в себя мир, чтобы самому создать материю». Новый Лукреций или новый мистик Творения? Тайный соратник Вернадского, изобретателя ноосферы, или отца Тейяра де Шардена?  И то, и другое.  С одной стороны, отец семейства, каковым был Флоренский, мог бояться скомпрометировать будущее своих детей; с другой, зек-натуралист, будучи которым, он твердо отвергал «болото» субъективного <…>».

«Чтение этих писем вызывает особые эмоции. Особенно поражает, если вспомнить, в каких условиях это было написано. Само то, что эти письма существуют – уже чудо», – объяснили свой выбор члены жюри, дополнив, что перевод выполнен на высоте оригинала.

Это не удивительно. Франсуаза Лоэст – славист многоопытный; уже более сорока лет она работает над переводом творческого наследия Павла Флоренского. Ранее она познакомила франкоязычных читателей с такими его произведениями, как «Иконостас», «Обратная перспектива», «Соль Земли». Она также переводила на французский труды российских культорологов-семиотиков Юрия Лотмана и Бориса Успенского. В настоящее время Лост продолжает работу над еще одним богословским изысканием Флоренского – «Микрокосм и макрокосм».

В этом году награда присуждается уже в восьмой раз. Победителю вручен памятный знак в виде выполненной из бронзы раскрытой книги (работа скульптора Виктора Крючкова) и денежное вознаграждение.

Авторы, вошедшие в короткий список, получили специальные премии конкурса.

Источник: ПРЕЗИДЕНТСКИЙ ЦЕНТР Б.Н. ЕЛЬЦИНА

 

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *