Глобальное потепление. Так ли велика угроза, как принято ее преподносить?

178

Глобальное потепление – процесс постепенного роста средней годовой температуры поверхностного слоя атмосферы Земли и Мирового океана, вследствие всевозможных причин (увеличение концентрации парниковых газов в атмосфере Земли, изменение солнечной или вулканической активности и т.д.). Очень часто в качестве синонима глобального потепления употребляют словосочетание «парниковый эффект», но между этими понятиями есть небольшая разница. 

Ольга Кузнецова

Глобальное потепление. Так ли велика угроза, как принято ее преподносить?Парниковый эффект – это увеличение средней годовой температуры поверхностного слоя атмосферы Земли и Мирового океана вследствие роста в атмосфере Земли концентраций парниковых газов (углекислый газ, метан, водяной пар и т.д.). Эти газы выполняют роль плёнки или стекла теплицы (парника), они свободно пропускают солнечные лучи к поверхности Земли и задерживают тепло, покидающее атмосферу планеты. 

Впервые о глобальном потеплении и парниковом эффекте заговорили в 60-ых годах XX века, а на уровне ООН проблему глобального изменения климата впервые озвучили в 1980 году. С тех пор над этой проблемой ломают головы многие учёные, зачастую, взаимно опровергая теории и предположения друг друга.

 

Владимир Чупров – руководитель энергетической программы «Гринпис» России

Владимир ЧупровСерьезная угроза глобального потепления действительно есть. Никаких сомнений здесь быть не может. Это подтверждают не просто прогнозы ученых до середины столетия и конца века, это подтверждают все потери, которые несет мировая экономика и Россия в том числе. По оценкам нашего правительства, потери российской экономики составляют уже первые проценты ВВП от роста, от той дельты опасных климатических катаклизмов и явлений, которые происходят все чаще. Действительно, они были и раньше: и лесные пожары, и засухи, и наводнения. Но так как они происходят чаще, то процент потерь, который исчисляется, как правило, в доле ВВП, растет.

Это факт, который следует из отчетов Росгидромета, и отрицать его уже глупо. И здесь, конечно, нет никакого преувеличения. Ситуация плоха тем, что она усугубляется, речь не только о деньгах, но и о человеческих жизнях, и потерях для окружающей среды. Любой лесной пожар – это ущерб здоровью, экосистеме, а любое наводнение – это ущерб инфраструктуре, это человеческие жизни и очень часто – распространение опасных заболеваний, в том числе тропических. Необходимо задуматься, это принять и начать работать, а не доказывать, что все это – временные явления и солнечная активность ослабнет.

Алексей Яблоков – биолог, общественный и политический деятель

Алексей ЯблоковПоследствия глобального потепления уже сказываются. Тают ледники, которые были сотни лет. В Африке Килиманджаро лишилась ледников, в Арктике отмечается минимальный за все время наблюдения снежный покров. И по прогнозам, через 5-6 лет Арктика может вообще лишиться летом ледяного покрова, а это трагедия для многих зверей, которых я изучаю. И как они будут размножаться – это проблема. Факт еще и в том, что отмерзает тундра. Это значит, что вечная мерзлота уходит глубже под землю, тают дороги, будут большие проблемы с городами. Конечно, есть маленькая надежда на то, что какие-то изменения будут благоприятными. Лес может продвинуться подальше – в лесотундру, поскольку южная граница леса тоже поднимется кверху.

Значит, есть вероятность, что будет немножко больше сельскохозяйственной земли, которую можно обрабатывать С другой стороны, потери будут очень большие, потому что часть современных сельскохозяйственных земель станет полупустыней. Если Арктика лишится льда, то численность многих зверей уменьшится (например, морских млекопитающих), но, наверное, будет легче ходить пароходам по Северному морскому пути. Так что какие-то выгоды есть, но они ничтожны, по сравнению со всеми неприятными изменениями климата. Они уже произошли, происходят, и дальше их будет еще больше.

Сергей Муравленко – член комитета Госдумы по природным ресурсам, природопользованию и экологии

Сергей МуравленкоОсновываясь на своих знаниях, я делаю вывод, что глобальное потепление миру не грозит. По мнению одних экологов, действительно есть такая угроза и что-то там происходит. По мнению других ученых, идет естественный процесс развития, который будет длиться еще много-много лет, поэтому никакой острой угрозы я не чувствую. Постоянные заявления о том, что очень сильно ухудшается ситуации – это нагнетание волны и попытка получить деньги на какие-либо исследования, а, может, даже просто получить деньги.

Это больше круги на воде, чем сама вода. Ледники тают уже много-много лет. Может быть, они сегодня тают, а через несколько лет будут опять намерзать. Это уже неоднократно повторялось. И в ближайшие десятилетия процесс будет протекать стандартно, без особых изменений.

Игорь Честин – директор Всемирного фонда дикой природы (WWF) России.

Игорь ЧестинГлобальное потепление происходит гораздо быстрее и по худшему сценарию из всех, которые ранее анализировались. Сейчас содержание углекислого газа уже превысило 400 частей на миллион. Это то, что считалось возможно допустимым максимумом. То есть, видимо, расчеты, которые проводились 10-15 лет назад, были слишком оптимистичными, по сравнению с тем, что мы наблюдаем сейчас. И мы уже испытываем серьезные последствия. Ежегодно в мире растет доля ВВП, направляемая на ликвидацию последствий изменений климата. Сейчас она составляет порядка 2% для северных стран, а для южных стран – уже порядка 5%. Мы все больше и больше наших усилий тратим на то, чтобы компенсировать последствия изменения климата. Отрицательную тенденцию возможно изменить, но это нельзя сделать сразу.

Если сейчас принять серьезные политические решения, например, о том, что к 2050 году мы должны полностью обеспечивать свои потребности в энергии за счет возобновляемых источников, начать к этому двигаться, перестать вкладывать какие-либо деньги в разведку углеводородов и создать планы по закрытию всех угольных шахт, тогда это, конечно, можно сделать. Но последствия увидят уже даже наши внуки, скорее, чем наши дети, поскольку для того, чтобы довести ситуацию до той, которая имеется сейчас, потребовалось около 150 лет. Для того чтобы эту ситуацию развернуть, и чтобы содержание углекислого газа стало сокращаться, потребуется где-то лет 40-50.

Источник: журнал «Дилетант»

 

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *