Национальная идея: Борьба с иждивенческими настроениями в стране

207

Поиск национальной идеи в постсоветской России был заказан еще в 90-е годы и, хотя его результатом стали шеститомные коллективные исследования на тему «Национальная идея России» и даже научно-обоснованные «двадцать высших ценностей страны», ничего из этого багажа по меткому высказыванию Карла Маркса так и «не овладело массами», не стало «материальной силой».

Беседу вел Александр Евлахов

Национальная идея: Борьба с иждивенческими настроениями в странеВозможно потому, что, как это часто бывает, искали не там где потеряли, а там где светло. В отличие от поборников фундаментального подхода и геополитических конструкций, Дмитрий Богданов, недавно избранный Председателем Правления Общества «Знание» России, Национальную идею сформулировал исключительно просто: «Преодоление иждивенческих настроений в обществе!».

Дмитрий Владимирович, из анализа каких процессов, фактов жизни выросла, сформулированная Вами идея?

– Я думаю, что каждый из нас, и руководитель и простой россиянин с последствиями чьего-то иждивенчества сталкивается постоянно. Пришел в поликлинику – и не получаешь той услуги которая тебе нужна. Или в школе. Мы хотим, чтобы учителя прививали детям любовь, уважение, страсть к освоению новых знаний, любопытство к окружающему миру, а сплошь и рядом сталкиваешься с тем, что школа отбивает у своих подопечных желание чему-либо учиться. В кафе или любой иной сфере обслуживания мы встречаем высокие цены и низкое качество. Есть позитивные примеры, но их значительно меньше. Когда начинаешь анализировать то на поверхности оказывается – недостаточная профессиональная подготовка руководителей и сотрудников, нехватка ресурсов. А где просто отсутствие желания нормально работать.

Достаточно много мы обсуждали эту тему с рядом уважаемых людей – писателей, ученых, экспертов, мыслителей, блогеров и долго не могли сформулировать – где корень острейших проблем, с которыми мы сталкиваемся ежедневно. Почему подавляющее большинство людей в своих отношениях с внешним миром живет по принципу: «Хочу себе получить побольше, а дать – поменьше»?

Однажды, в беседе с потрясающе талантливым человеком из Санкт-Петербурга (пока на основе договоренности с ним, не буду называть фамилию, хотя когда-нибудь это сделаю) мы сформулировали, что национальной идеей России вполне могла бы стать борьба с иждивенческими настроениями, которые, как это ни прискорбно,присущи значительному числу наших сограждан. Это касается и тех, кто не работает, и тех, кто работает плохо и зарабатывает мало, а также и тех, кто много получает (сфера бизнеса, от малого и среднего до крупного бизнеса), но в ответ не дает той ценности, которую по идее должен был бы дать. Разумеется, актуально это и для госаппарата, который дорого обходится обществу, но предоставляет крайне низкие качество госуслуги.

Как Вы считаете, наличие собственности является противоядием от иждивенчества?

– Нет, не является. Есть, по крупному счету, две категории собственников. Одни получают доход, создавая некую дополнительную ценность, а другие – живут за счет рентного дохода. В каждом городе у нас есть собственники, сдающие помещения в аренду – это их бизнес. И тот, кто это помещение арендует и вкладывает огромный объем труда в производство товаров и услуг, сплошь и рядом получает меньше арендодателя. Правильная ли эта ситуация? Конечно – нет. Есть замечательная, вышедшая на Западе книжка, популярная и сейчас – «Капитал пляшет под дудку таланта». В ней очень хорошо показано, что без человеческой энергетики, без труда, без внимания, заботы и души стены остаются стенами, которые генерируют убытки, а не доходы. Чтобы стены вырабатывали какую-то ценность, в них нужно вдохнуть жизнь – чтобы появился кто-то, кто будет бегать, суетится, договариваться, встречать, провожать, готовить, шить. Но чтобы все это началось, надо оплатить «входной билет» аренды, который у нас неизмеримо дороже, чем на Западе. В конечном счете, именно арендодатель-рантье создает нетерпимую ситуацию в отечественном малом и среднем бизнесе. В результате наши товары и услуги всегда оказываются дороже зарубежных и в итоги ими вытесняются.

И это мы взяли только категорию собственников бизнеса, а что происходит, скажем, с категорией собственников жилья? Там доля иждивенческой составляющей еще выше.Причем, один и тот же человек, может в бизнесе вести себя безупречно, быть настоящим творцом, но как собственник жилья, быть исключительно пассивен, сетуя точно так же,как и его немощный сосед-пенсионер, что коммунальные расходы растут,что коммунальщики у него воруют и, при этом, считая себя абсолютно правым во всем.

В чем Вы видите главные проявления иждивенчества?

Иждивенчество – многолико и имеет массу проявлений. Это стремление меньше дать и больше получить в партнерских отношениях, в повседневной семейной жизни, это надежда получить те или иные блага «на халяву»…

В этом смысле, мне кажется, убедительным примером является обращения массы наших граждан в надежде,вложив рубль получить сто, ко всяческим «пирамидам» – «МММ», «Властилине» и другим, пиком расцвета которых были 90-е годы. В результате, как мы помним,обманутыми оказались не только доверчивые пенсионеры, но и представители элиты.

Самое главное, что эта «доверчивость» никуда не делась. На доверчивости потребителей сегодня строится большая часть недобросовестной рекламы товаров и услуг. Однако все это проявления иждивенчества, лежащие, что называется, на поверхности, Но есть и другие. К ним я бы отнес стремление искать причину своих неудач не в собственных ошибках, «не внутри», а исключительно на стороне – во внешних условиях, в чужой злонамеренности. Люди, пораженные иждивенчеством, наиболее подвержены всяким «теориям заговоров» и поиску виновных в своих же бедах на стороне.

И, наверное, хотя я не обладаю какими-либо социологическими данными, именно эта категория значительно больше, чем люди самодостаточные, верят во всевозможные потусторонние, паранормальные явления, в чудеса, на которых спекулирует нынешняя лженаука. Та самая лженаука, для борьбы с которой создана специальная комиссия РАН, поддержку которой по мере возможности оказывает и наш журнал.

С этим, полагаю, можно согласиться. Во всяком случае аудитория «лженауки» и «иждивенцев» во многом совпадают. Но не только. Иждивенческие настроения являются питательной средой и для такого явления как зависть, поиск виновных во вне, как правило, сопровождаются завистью к чужим достижениям, успеху, процветанию.

Если мы провозглашаем преодоление иждивенческих настроений национальной идеей, то тем самым, как бы априори признаем, что в России доля иждивенчески настроенных граждан выше, чем в других странах?

– То, что процент иждивенческих настроений высок – это факт и он, конечно исторически обусловлен. Корни этого явления, однозначно идут со времен Советского Союза.Не буду вдаваться в детали, оставив это на откуп историкам. Возьмем послевоенный период, после восстановления разрушенного войной, многочисленных прорывов, устанавливается определенной спокойствие. С одной стороны наблюдается усиление социальных гарантий – рабочих мест, пенсионного обеспечения, гарантированного распределения студентов после ВУЗов. С другой– процветает уравниловка, исчезает мотивация к хорошей работе, к творчеству, Рождается присказка – «одни делают вид что работают, другие – что платят зарплату». Потом наступает перестройка с ее мобилизующем тезисом «начни с себя». Однако, сегодня у нас совершенно не сравнимые с годами перестройки возможности знать, владеть, создавать, приумножать, реализовывать себя в бизнесе, в социальной и государственной сферах.

Оппоненты Вам возразят: у нас есть депрессивные регионы, где просто нечем заняться – рабочих мест не хватает, для малого бизнеса нет условий. В этих регионах есть масса людей вовсе не иждивенцев, а жертв объективно существующей реальности.

Успешные примеры есть в тойже Европе. Возьмем Швейцарию. Чем она изначально располагает?Горами и камнями. Депрессивнее не придумаешь. Тем не менее именно эта страна стала мировым лидером в часовом производстве, финансовых услугах, изготовлении лучших сыров и шоколада. Многоли наших граждан имели доступ к опыту Швейцарии, к опыту наших российских регионов. У нас есть масса успешных предпринимателей, общественников, которые знают, как хорошо делать свое дело, но абсолютно не способны его тиражировать в качестве технологий для передачи другим.

Если мы выдвинем в качестве национальной идеи борьбу с иждивенческими настроениями и поддержку активной позиции, развитие этих ценностей, то мы сможем очень сильно поменять ситуацию во всей стране. Как следствие – отойдут на второй план, а то и исчезнут многие проблемы, которые сегодня кажутся неразрешимыми.

Интересно ли каждому из нас, чтобы рядом находились не иждивенцы, а люди слова и люди дела, умеющие создавать ценности и для себя и хотя бы одного-двух человек находящихся в зоне «шаговой доступности»? Тогда будет и тепло и забота и дополнительные рабочие места, и бизнес проекты и социальные программы. Как сделать так, чтобы позитивные примеры, которых достаточно много, перевести в общероссийскую технологию шагов, подходов, проектов в каждом регионе, в каждом населенном пункте? Я думаю, что Общество «Знание» России однозначно имеет ресурсы, чтобы такие технологии вырабатывать и через просветительскую деятельность, через обучающие программы постепенно менять ситуацию в стране.

-Чтобы что-то лечить, чему-то противостоять, надо хорошо знать природу явления, его истоки.

Об исторических корнях иждивенческих настроений Вы сказали, но это видимо далеко не все?

Если есть свет, то откуда появилась тьма? Многие люди просто не обучены создавать ценности, придумывать проекты. Далеко не всем удалось получить хорошее образование, позволяющее не только знать, но и уметь, оказаться в созидающей среде, получить рядом учителя и наставника с большой буквы. Если человек не имеет всего этого, а рядом с ним находятся примеры другого поведения, в том числе в семье, то иждивенчество становиться нормой жизни все большего числа индивидуумов и постепенно перерастает в общенациональную проблему.Чтобы ситуацию менять, надо, прежде всего, правильно описать ту точку, в которой мы находимся сейчас и ту точку, в которую мы хотим прийти, скажем, через пять или десять лет. Сделать это надо, опираясь на наших лучших ученых – философов, психологов, педагогов, социологов, Разработать план действий и пошагово начать все это воплощать в жизнь.Мне хотелось бы, чтобы вокруг этих целей и деятельности по их достижению объединились и наши структуры Общества «Знание» России, и партнерские некоммерческие организации занимающиеся просветительством, и большинство наших сограждан. Мне кажется, что эти усилия были бы поддержаны губернаторами и наиболее продвинутой частью наших чиновников.

Одним словом, формула процветания России – это власть высоких технологий плюс устранение иждивенческих настроений у нас в стране!

 

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *