РУДН научит толочь воду в ступе

94

Гомеопатия – это «лечение» лекарствами, в которых нет ни одной молекулы действующего вещества. Бессмысленность такого лечения ясна любому, кто знаком с естествознанием на уровне пятого класса школы.

Поэтому гомеопатия в последнее время маскируется под мудреным названием «релиз-активность»1, 2.

Мария Лазебная

Суть феномена «релиз-активности», «обнаруженного» Олегом Эпштейном, генеральным директором ООО «НПФ „Материа Медика Холдинг“», заключается в том, что при последовательном разведении антител к биологически активным молекулам до степени, при которой в растворе не остается ни одной молекулы антитела, воде передается якобы нематериальная сущность исходной субстанции (от англ. release – высвобождать). Несмотря на то что за красивым наукоемким названием скрывается всё та же идея многократного разведения, термин «гомеопатия» исчез из описания ряда препаратов компании Олега Эпштейна. Куда девается эта нематериальная сущность воды при высушивании и изготовлении лактозных шариков, которые и предлагаются пациентам в качестве «лекарства», не обсуждается.

«Маленькие домовые». Офорт Франсиско Гойя, 1799 год

Очередной попыткой подвести научную базу под «феномен релиз-активности» стала защита кандидатской диссертации «Разработка системы контроля качества лекарственных средств, произведенных с использованием автоматизированной микрофлюидной системы»3, состоявшаяся в сентябре 2020 года в диссертационном совете на базе Российского университета дружбы народов. В своей работе соискатель – сотрудник компании ООО «НПФ „Материа Медика Холдинг“» Марина Никифорова представляет разработанную ею методику для последовательного разведения растворов. При этом один из выводов диссертации заключается в том, что раствор «релиз-активных» форм антител к интерферону гамма человека обладает противовирусной активностью. То есть утверждается, что противовирусной активностью обладает препарат без молекул действующего вещества. Автор видит дальнейшую перспективу в том, что разработанная и протестированная ею методика может применяться для приготовления «релиз-активных» препаратов (не содержащих действующего вещества вовсе), а также других препаратов, содержащих малые (несколько микрограммов) и сверхмалые (фемтограммы и менее) дозы действующего вещества.

На диссертационную работу было подано три отрицательных отзыва4. Председатель Комиссии РАН по борьбе с лженаукой академик Евгений Александров заявил, что «концепция релиз-активности находится в вопиющем противоречии с фундаментальной идеей атомно-молекулярной структуры вещества, лежащей в основе современной физико-химической картины мира и восходящей к Демокриту. Диссертация, призванная методически обеспечить заведомо ложную концепцию, не имеет права на защиту, в свете чего нет смысла заниматься детальным разбором работы Никифоровой».

Александр Панчин, канд. биол. наук, ст. науч. сотр. Института проблем передачи информации РАН, счел, что автором была проведена большая, но бессмысленная работа, поскольку она потратила много времени на изучение несуществующего явления. Он указал на принципиальную недопустимость использования понятия «сверхвысокие разведения антител», в то время как никаких антител подобные препараты не содержат. Он также указал на низкое методологическое качество материалов, на которые опиралась автор в своем заявлении о клинической эффективности «релиз-активных» препаратов, – на момент публикации диссертации из международных журналов было отозвано уже пять статей из списка литературы, указанного соискателем. Существенные замечания вызвал подход к оценке противовирусной активности полученных образцов. Было подчеркнуто, что автор вводит читателей в заблуждение выводом об успешной валидации системы приготовления «релиз-активных» форм антител, в то время как валидация была проведена только для модельных препаратов (с нормальными концентрациями действующих веществ). С учетом этих и других замечаний рецензент счел «автореферат и диссертацию не отвечающими требованиям Положения о присуждении ученых степеней».

Михаил Гельфанд, докт. биол. наук, вице-президент по биомедицинским исследованиям Сколковского института науки и технологий, указав на фундаментальное противоречие теории «релиз-активности» закону Авогадро, в своем отзыве задал вопрос: каким образом эта теория может вообще иметь отношение к препаратам, выпускающимся в твердой лекарственной форме? Он сделал вывод, что предложенные автором диссертации решения не аргументированы и не оценены по сравнению с другими известными решениями, а автор не заслуживает присуждения искомой степени, а также подчеркнул ответственность диссертационного совета за научную репутацию РУДН.

Как с гуся вода

Поскольку Российскому университету дружбы народов предоставлено право самостоятельного присуждения ученых степеней, было интересно послушать мнение руководства вуза по поводу защиты, вызвавшей такой отклик. Однако ни президент, ни ректор, ни руководитель соответствующего научного направления университета не пожелали дать свои комментарии. Секретарь ректора медицинского института РУДН Алексея Абрамова дала понять, что деятельность совета лежит вне компетенции ее шефа, несмотря на то что ядро диссертационного совета составляют сотрудники его института.

Марина Никифорова окончила аспирантуру на кафедре фармацевтической и токсикологической химии медицинского института РУДН, заведующий которой Антон Сыроешкин был ее научным руководителем. Он объясняет:

– В диссертации Никифоровой мы не занимались релиз-активностью, работа посвящена микрофлюидным системам. В чем ошибка наших критиков: вы обсуждаете то, в чем вы совершенно не разбираетесь. Академик Александров – астроном. (Академик Евгений Александров – специалист в области физической оптики и квантовой электроники; к сфере оптики, в частности, относится метод углового рассеяния лазерного света, применяемый в диссертации для качественной оценки «релиз-активного» препарата. – Ред.) Это анекдотичная ситуация, когда защиту по фармацевтической химии комментируют неспециалисты.

Антон Владимирович, попробуйте объяснить нашим читателям, как может действовать лекарственный препарат, в котором нет действующего вещества.

– Вы сейчас говорите глупости. Неужели вы думаете, что кафедра фармацевтической химии когда-нибудь занималась объектом, в котором нет действующего начала! Разведение, которое применяет фирма «Материа Медика» для приготовления своих препаратов, – это технологический ход, он не имеет отношения к действующему веществу. Мы в диссертации не оценивали эффективность конечного препарата. Эффективность лекарственных препаратов оценивает, и тем самым берет на себя ответственность, Фармкомитет Российской Федерации во время рассмотрения всех документов по результатам клинических испытаний, проведенных по современным международным схемам двойных слепых рандомизированных исследований. В Фармкомитете заседают десятки профессоров – доктора медицинских, фармацевтических, биологических, химических наук, чтобы потом журналисты лезли туда, где вообще ничего не понимают!

«От какой болезни он умрет?». Офорт Франсиско Гойя, 1799 год

Доктор Сыроешкин слукавил. В диссертации утверждается: «На основании проведенных исследований колебательно-волновых свойств разведений была выдвинута гипотеза о том, что содержащиеся в воде биологически активные вещества в процессе приготовления разведений накладывают свой специфичный отпечаток на колебательно-волновые процессы, которые могут специфично действовать на биологическую модель. То есть можно сказать, что спектры сверхвысоких разведений в чем-то имитируют спектральную картину самих исходных веществ, из которых они были приготовлены». Таким образом, в диссертации прямо говорится, что в релиз-активном препарате нет действующего вещества. Кроме того, на стр. 125 диссертации сделан вывод, что раствор релиз-активных форм антител к интерферону гамма человека обладает противовирусной активностью. А в таблице 42 приводятся данные по ингибированию вирусной репродукции для раствора релиз-активных форм антител к интерферону гамма. Это – исследование объекта, в котором нет действующего начала.

Концы в воду

Неизвестно, по какой причине научный консультант Марины Никифоровой и ее начальник – глава научного департамента «НПФ „Материа Медика Холдинг“» Сергей Тарасов не проинформировал свою подшефную о том, что часть статей с его соавторством, на которые даны ссылки в работе, была отозвана из журналов задолго до публикации диссертации5, 6, 7. (Журнал Antiviral Research обосновал ретракцию тем, что продукты, указанные в статье, имели на самом деле гомеопатическую природу, что является устаревшей формой терапии, отвергаемой современной наукой.) Через месяц после защиты была отозвана еще одна статья с соавторством Сергея Тарасова и Олега Эпштейна с формулировкой о потере редактором «веры в достоверность полученных авторами результатов»8.

Директор по связям с общественностью компании ООО «НПФ „Материа Медика Холдинг“» Владимир Дунаев официально уведомил, что с учетом того, что издание «Троицкий вариант – наука» привлекалось в качестве ответчика по иску о защите деловой репутации компании9, они не считают возможным давать какие-либо комментарии нашему изданию. (Процесс завершился мировым соглашением – авторы отредактировали статью, убрав из нее эмоциональные выражения, но не изменив содержательной части, кроме того, была опубликована ответная статья Олега Эпштейна, снабженная редакционным комментарием; в свою очередь, «НПФ „Материа Медика Холдинг“» полностью возместила все немалые судебные издержки ответчиков. – Ред.)

Отказалась с нами беседовать и сама Марина Никифорова.

Как воды в рот набрали

Одним из оппонентов на защите выступил Михаил Белоусов, зав. кафедрой фармацевтического анализа Сибирского государственного фармацевтического университета, который не пожелал дать нам комментарий. Несмотря на замечания к соискателю, в том числе и по методике качественного определения релиз-активных антител, ее валидации и оценке противовирусной активности препарата, согласно его отзыву, «работа выполнена на высоком научно-методическом уровне <…>, достоверность результатов исследований подтверждена на достаточном количестве убедительных экспериментов <…>, а научные положения, выводы и заключения логично вытекают из представленных экспериментальных данных и теоретических положений»10.

«А не умнее ли ученик?». Офорт Франсиско Гойя, 1799 год

Второй оппонент – Александр Воронин, зав. кафедрой химии фармацевтического факультета Самарского государственного медицинского университета, предпочел переадресовать нас к администрации своего университета. Хотя у него в отзыве и возник вопрос к автору диссертации по поводу наличия «альтернативных вариантов методу малоуглового рассеяния лазерного света в контроле качества релиз-активных форм антител», тем не менее он сделал вывод, что «сформулированные в диссертации выводы аргументированы и логически вытекают из результатов анализа»11.

Лить воду на мельницу

Помимо критических, на автореферат были даны и положительные отзывы, в том числе и ведущей организацией – Пермской государственной медицинской академией, от лица которой выступала заведующая кафедрой токсикологической химии Тамара Малкова, также не пожелавшая дать нам комментарии12. Вопросов по релиз-активности к претенденту на ученую степень у нее не было.

Не имел принципиальных замечаний к работе председатель президиума Федерального исследовательского центра фундаментальной и трансляционной медицины Марк Штарк, соратник Олега Эпштейна и один из разработчиков препарата «Пропротен-100», в основе которого лежит идея использования антител к мозгоспецифичным белкам в высоком разведении13.

Не возникло вопросов к теории многократных разведений у Марины Мягковой, заведующей лабораторией иммунохимии физиологически активных веществ ИФАВ РАН, которая в 2002 году совместно с Олегом Эпштейном оформила патент «Способ качественного определения гомеопатического лекарственного препарата или потенцированной формы вещества»14.

Владимир Зарубаев, ст. науч. сотр. «НИИ эпидемиологии и микробиологии имени Пастера», не посчитал нужным указать в своем отзыве тот факт, что одна из его статей в соавторстве с Сергеем Тарасовым и Олегом Эпштейном, на которую ссылается Марина Никифорова, была отозвана за год до этого15. Разумеется, никаких претензий к теории релиз-активности у рецензента не оказалось.

Не «вызвала сомнений практическая значимость работы» у Михаила Грина, зав. кафедрой химии и технологии биологически активных соединений, медицинской и органической химии РТУ МИРЭА. Никаких замечаний и вопросов к контролю качества препаратов сверхнизких концентраций у него не возникло.

Логично обоснованными показались экспериментальные данные, выводы и предложения соискателя Алексею Панову, директору по науке АО «Институт фармацевтических технологий».

Юрий Жернов, зав. лабораторией врожденного иммунитета «ГНЦ Институт иммунологии», так объяснил свою позицию: «Мое отношение к гомеопатии отрицательное, и я разделяю критику в адрес этого учения. Признаю лишь факт ее существования и отношу ее к альтернативной медицине; но научных доводов ее эффективности я не видел. Однако в указанной научной работе не было ни одного упоминания о гомеопатии. Про концепцию релиз-активности я ранее не слышал и, видимо, поэтому не обратил на этот момент должного внимания при ознакомлении с авторефератом. Исходя из автореферата, основная часть работы М. В. Никифоровой посвящена разработке автоматизированной микрофлюидной системы разведения лекарственных веществ – к этой части работы нет никаких нареканий. Данные, которые имели отношение к релиз-активным препаратам, показались мне на тот момент убедительными. Было приведено исследование их противовирусной активности с использованием двух контрольных групп, а результаты показали схожую активность с общепризнанным препаратом ингибитором нейраминидазы осельтамивиром. Надо понимать, что отзыв пишется на автореферат, а не на саму диссертацию. Наверное, если бы я ознакомился с самой диссертацией и пересчитал бы конечную концентрацию тестируемого вещества в некоторых экспериментах, то мое решение могло быть другим».

Не разлей вода

Как же так вышло, что, несмотря на активную критику со стороны известных ученых, подобная работа была одобрена единогласно? В состав диссертационного совета ПДС 0300.001 входят сотрудники кафедры фармацевтической и токсикологической химии, кафедры общей и клинической фармакологии, кафедры биохимии и кафедры судебной медицины МИ РУДН и один внешний член совета. Римма Абрамович, директор Центра коллективного пользования (научно образовательного центра) РУДН, как член указанного диссертационного совета не имела существенных замечаний во время защиты:

– Диссертация построена согласно требованиям, предъявляемым к кандидату фармацевтических наук, – очень скрупулезно, совершенно правильно были проведены валидации, достаточно объектов исследования, есть научная новизна. Мне как специалисту работа понравилась наполненностью экспериментальными данными; материал хорошо оформлен и преподнесен, достаточно статистики.

Римма Александровна, каково ваше отношение к теории релиз-активности?

– Я, если честно, на эту тему вообще не задумывалась. Я технолог. Я не понимаю, почему начался такой шум. Есть общая фармакопейная статья «Гомеопатические лекарственные средства». Никто гомеопатию в стране не отменял, эти препараты есть в реестре. (Формально «релиз-активные» препараты не относятся к фармакотерапевтической группе «гомеопатические средства». – Ред.) Тогда следует звонить в Минздрав и выяснять, почему у них эта общефармакопейная статья существует, как они стандартизируют эти препараты, как количественно и качественно их определяют. Если вы добьетесь, что это всё отменят, тогда мы будем заниматься другими лекарственными средствами. Я в эту тему не буду вникать, вообще не хочу даже заниматься релиз-активностью, это не мое направление, и заниматься им в своей жизни не буду. Я не профессионал в отрасли релиз-активных молекул – меня интересует всё, что связано с технологией и фармацевтической разработкой.

Ловить рыбку в мутной воде

Согласилась дать свои комментарии привлеченный внешний член диссертационного совета, зав. кафедрой фармацевтической химии, фармакогнозии и организации фармацевтического дела, зам. декана по учебной работе МГУ Елена Каленикова.

Елена Игоревна, как вы лично относитесь к идее релиз-активности Олега Эпштейна? Знакомы ли вы с критикой этой теории?

– Да, знакома, во многом благодаря диссертации и представленному обзору литературы. Я считаю, что на сегодня научных доказательств реальной биологической активности данных препаратов не существует. Академия наук не считает эти препараты доказательной медициной, и я разделяю эту официальную позицию. Тем не менее диссертация Никифоровой полностью соответствует паспорту специальности «фармацевтическая химия и фармакогнозия», поскольку в ней представлена разработанная система разведения любых субстанций. На момент первичного рассмотрения диссертации я была вообще против упоминания релиз-активности и выступила с предложением внести изменения в структуру диссертации. В итоговом переработанном варианте та часть работы, что была сделана на примере обычных, не релиз-активных препаратов, не вызывала сомнений, что соискатель может претендовать на звание кандидата наук по фармацевтической химии. Если бы работа защищалась по фармакологии, то ей бы хода не было.

Не вводят ли подобные работы в заблуждение как специалистов, так, в итоге, и конечных потребителей лекарственных средств?

– Вы смешиваете два подхода – научный и потребительский. В процессе подготовки этой диссертации были использованы статьи, они все были опубликованы и прошли рецензирование (на момент защиты диссертации было отозвано пять из статей, на которые ссылалась соискатель, еще одна была отозвана через месяц. – Ред.), они вышли в журналах, которые входят в список ВАК. Поэтому с точки зрения науки формальных оснований для отказа в защите не было. (Диссертационные советы несут ответственность за объективность и обоснованность принимаемых решений при определении соответствия диссертаций установленным Положением критериям, которым должны отвечать диссертации на соискание ученых степеней; это означает, что они вправе „провалить“ защиту, если соискатель не убедит их в научной содержательности работы. – Ред.) Что касается потребительской стороны, то лекарственные средства, которые производит фирма «Материа Медика», каким-то образом оказались препаратами, и эту возможность им предоставили те, кто утвердил препараты с недоказанной активностью. И начать надо с этого. Потребитель никогда не услышит ни о какой диссертации, но точно будет знать, что в аптеке есть разрекламированный препарат, на котором написано «лекарственное средство».

Вывести на чистую воду

Александр Панчин, биолог и популяризатор науки, так видит свою миссию: «Есть внутренний протест, который не позволяет сложить руки. Гомеопатия является эталонным полигоном для проверки методов борьбы с лженаукой. Здесь всё очевидно, и не может быть никакой дискуссии, здесь нет действующего вещества, свойства которого можно было бы обсуждать. Если мы не можем победить даже гомеопатию, то тогда становится понятным, что всё что угодно может быть названо лекарством, может продаваться, может выписываться и может быть наукой. Хотя гомеопатия уже стала мемом настолько, что сами сторонники перестали называть ее этим термином и придумали новый – релиз-активность… Хочу отметить, что ученых от псевдоученых отличает в том числе и подход к аргументации. Не могут настоящие ученые так активно игнорировать любую критику своих гипотез, как это делают люди из команды Олега Эпштейна: они не только ссылаются на свои статьи так, как будто их не отозвали, но нигде даже не упоминают тот факт, что против них есть серьезные возражения. Что касается защиты упомянутой диссертации – РУДН получил право самостоятельного присуждения ученых степеней, и теперь создан тревожный прецедент, когда университет присуждает степени по псевдонаучной работе».

Академик Евгений Александров, рекомендовавший отклонить диссертационную работу Марины Никифоровой, так прокомментировал состоявшуюся защиту:

– Мне представляется недопустимым обсуждать работу, методически обслуживающую заведомо антинаучную затею. Если на защиту выносится «вечный двигатель», то незачем обсуждать детали его конструкции – он противоречит фундаментальному принципу сохранения энергии, и этого достаточно, чтобы его отвергнуть. Если же диссертант претендует только на методику разведения растворов, то именно эту тему и надо защищать, а не болтать заведомый вздор.

Евгений Борисович, что вы можете ответить научному руководителю соискателя на упрек в некомпетентности критиков?

– Я не астроном, хотя и состою в Отделении физических наук, в секции «Общая физика и астрономия». Чтобы критиковать «теорию» «релиз-активности», достаточно иметь школьное образование. Никакая это не теория, а совершенно безграмотное построение. В его основе лежит магическая идея о том, что свойства вещества могут быть оторваны от вещества: в растворе уже нет ни одной молекулы (это следует из степени разведения и из неоспоримой связи концентрации раствора с числом молекул в единице объема), но все свойства отсутствующих молекул каким-то чудом сохранены в воде и, более того, усилены («освобождены» – released). Это модные фантазии о «памяти воды», лишенные хоть каких-то оснований. Хуже того, в сахарных шариках Эпштейна и воды-то (с ее фантастической памятью) нет – шарики сухие. Что теперь хранит память об «освобожденной» силе отсутствующих молекул? Каков должен быть уровень критика, который критикует утверждение о том, что 2 х 2 = 5? В этом случае – уровень знания таблицы умножения. Чтобы отвергнуть «релиз-активность», достаточно усвоить курс физики и химии в рамках средней школы. Любители навести тень на плетень всегда говорят, что «наука не всё знает, о чем говорит история открытий». Наука знает не всё, но многое она установила строго и окончательно. И этого знания часто достаточно, чтобы отвергнуть всякие фантазии. «Релиз-активность» подпадает под этот случай, потому что она противоречит окончательно установленной концепции об атомно-молекулярной природе вещества. Если нет в растворе ни одной молекулы – говорить нечего. Это уже фантазии в жанре «битв экстрасенсов». Поэтому и невозможно представить себе, чтобы добросовестный ученый совет мог единогласно проголосовать «за» при трех отрицательных отзывах (разного толка!) со стороны от остепененных критиков.

То ли еще будет…

Президент РУДН Владимир Филиппов и ректор РУДН Олег Ястребов до сих пор не были замечены в покровительстве лженауки в стенах своего университета. Сейчас это достижение можно внести в их послужные списки. Гомеопатия, она же релиз-активность, как явление массового сознания есть не что иное, как симпатическая магия16. Поэтому поздравим Владимира Михайловича и его команду с почином – не всякий российский вуз похвастается диссертациями по чародейству и колдовству. Ранее г-н Филиппов заявил «Российской Газете»17, что спорная диссертация имела чисто научный характер и не связана напрямую с производством гомеопатии. Президент РУДН считает, что у администрации вуза нет права вторгаться в научную дискуссию – видимо, поэтому проигнорировал наши вопросы в мессенджере. Его помощник проректор по стратегическим коммуникациям Елена Апасова, передав ему наш запрос, дала понять, что и сама в курсе скандала с защитой: «Я не могу давать свои комментарии, потому что я не медик, хотя тоже вникала в эту тему, чтобы для себя понять, что и как. И для меня показателем является то, что медики говорят про эту диссертацию, что она крутая, и речь там идет не о гомеопатии, как пытаются это доказать, а про определенную технологию. У любого явления всегда будут сторонники и противники, но каждое мнение имеет право на существование, это вопрос количества и убедительности аргументов. Вам лучше обсудить это с профессиональным сообществом».

Когда университеты получали право самостоятельно присуждать ученые степени, «Диссернет» предупреждал: вместо одного безумного, но относительно доступного, находящегося под прицелом СМИ и представляющего разные соперничающие силы и группы ВАКа у нас будет сто маленьких ВАКов, качество экспертизы только ухудшится. Это и произошло: теперь каждый ректор с профильным подразделением, при наличии права самостоятельного присуждения ученых степеней, может устроить фабрику околомедицинской диссертационной ерунды. О понижении качества научной экспертизы в неваковских советах г-на Филиппова как председателя ВАК информировал и директор департамента аттестации научных и научно-педагогических работников Минобрнауки России Сергей Пахомов. В своем анализе результативности деятельности организаций, получивших право самостоятельного присуждения ученых степеней, он отметил, что это нововведение «требует большего времени для тщательно взвешенной оценки возможных рисков и пользы»18.

А одиссертаченные и их начальство будут наживаться на наивных пациентах, которые готовы лечиться испарившейся водичкой.

Расследование выполнено в рамках проекта «Диссернета» о фальсификациях в медицине.

Источник: Газета «Троицкий вариант»

_____________________________________________________

Ссылки:

1 Хромов-Борисов Н., Архипов М., Кувакин В. «Релиз-активность» Олега Эпштейна // ТрВ-Наука. № 248 от 20 февраля 2018 года.

2 Гельфанд М. Академия, ты одурела // ТрВ-Наука. № 216 от 1 ноября 2016 года.

3 Никифорова М. Разработка системы контроля качества лекарственных средств, произведенных с использованием автоматизированной микрофлюидной системы.

4 dissovet.rudn.ru/web-local/prep/rj/dis/download.php?file=47f0839632aac504a662e6026acfbead9040

5 Retraction: Activity of ergoferon against lethal influenza A (H3N2) virus infection in mice (Skarnovich M. A., Emelyanova A. G., Petrova N. V., Borshcheva A. A., Gorbunov E. A., Mazurkov O. Y., Skarnovich M. O., Tarasov S. A., Shishkina L. N., Epstein O. I.) // Antiviral Therapy. 2019. 24(3). P. 235.

6 Retraction: Novel approach to activity evaluation for release-active forms of anti-interferon-gamma antibodies based on enzyme-linked immunoassay (Gavrilova E. S., Bobrovnik S. A., Sheriff G., Myslivets A. A., Tarasov S. A., Epstein O. I.) // PLOS ONE. 2018, 3 May.

7 Retraction: Efficacy of novel antibody-based drugs against rhinovirus infection: In vitro and in vivo results (Petrova N. V., Emelyanova A. G., Gorbunov E. A., Edwards M. R., Walton R. P., Bartlett N. W., Aniscenko J., Gogsadze L., Bakhsoliani E., Khaitov M. R., Jonston S. L., Tarasov S. A., Epstein O. I.) // Antiviral Research. Apr. 2019. 164. P. 176.

8 Retraction: Release-Active Dilutions of Diclofenac Enhance Anti-inflammatory Effect of Diclofenac in Carrageenan-Induced Rat Paw Edema Model (Sakat S. S., Mani K., Demidchenko Y. O., Gorbunov E. A., Tarasov S. A., Mathur A., Epstein O. I.) // Inflammation. 2020, 12 October.

9 kad.arbitr.ru/PdfDocument/a74a5f06-fff8-4b4a-b5c0-3f97c33d36c1/8794a7c3-31ae-4f44-b5f5-5cd814a4d19d/A40-148616-2018_20190405_Opredelenie.pdf

10 dissovet.rudn.ru/web-local/prep/rj/dis/download.php?file=9077fc1115f19c1e73e1442d1652582a12849

11 dissovet.rudn.ru/web-local/prep/rj/dis/download.php?file=eefbdb6636e41aeb50cd10f3983fb4ee32022

12 dissovet.rudn.ru/web-local/prep/rj/dis/download.php?file=6e18f8f5d32d88c0f19e17c0d259397b9879

13 rlsnet.ru/tn_index_id_14633.htm

14 Эпштейн О., Мягкова М. Способ качественного определения гомеопатического лекарственного препарата или потенцированной формы вещества. 2002.

15 Retraction: Activity of ultra-low doses of antibodies to gamma-interferon against lethal influenza A(H1N1)2009 virus infection in mice (Tarasov S. A., Zarubaev V. V., Gorbunov E. A., Sergeeva S. A., Epstein O. I.) // Antiviral Research. Apr. 2019. 164. P. 177.

16 Панчин А. Для гомеопатии лучше всего подходит термин «симпатическая магия» // Реальное время. 13 ноября 2019 года.

17 Емельяненков А. Президент РУДН призвал академиков и «Диссернет» не бросаться словами о лженауке // Российская Газета. 24 октября 2020 года.

18 Пахомов С., Мацкевич И., Гуртов В., Мелих Н., Заугольникова Е. Результативность деятельности организаций, получивших право самостоятельного присуждения ученых степеней // Integration of education. 2020. Vol. 24. No. 1.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *