90-е: как это было: 03.06.2021

точка кипения: как ее избежать?

67

Соглашаясь с необходимостью воссоздания у наших современников объективной истории девяностых, нам часто задают вопрос: почему в качестве зеркала происходивших тогда событий мы выбрали именно газету «Россия»?

Наверное, потому, что именно с газетой «Россия» связан необычайно насыщенный период жизни и у меня- главного редактора журнала «Новые Знания», и у основателя и главного редактора этой газеты Александра Дроздова, который теперь является Исполнительным директором- председателем Правления Ельцин Центра. Нам обоим тогда довелось трудиться в Белом Доме (как мы тогда стали называть нынешнее здание Правительства РФ), в эпицентре новой российской власти, которая была тогда, без преувеличения, эталоном публичности и доступности. Пропускного режима в здание, где находилось главное должностное лицо РСФСР, в 1990 году почти что не было. Там мы и познакомились с Александром Дроздовым, который был помощником его первого заместителя Руслана Хасбулатова. Довольно скоро я воодушевился его замыслом- созданием влиятельной еженедельной газеты. Первоначально ее предполагалось назвать «Республика», но Б.Н.Ельцин- остановился на названии «Россия». Именно она фактически стала первым средством массовой информации суверенной России. Хотя газета и имела в подзаголовке надпись: «Газета Президиума Верховного Совета РСФСР», с подготовки ее первого номера в редакцию никто не звонил и не рекомендовал, кого публиковать, а от кого воздержаться. Тем более никому и в голову не приходило что- либо запрещать.

Так я стал сначала ее автором- обозревателем, потом, оставив должность руководителя группы консультантов ВС РСФСР, руководителем отдела и первым зам. главного редактора. К тому времени я уже очень хорошо знал профессиональный путь Главного редактора Александра Дроздова, внучатого племянника Николая Щорса, включавший фундаментальную подготовку в МГИМО, многолетнюю работу собкором «Комсомольской правды» в Японии, а затем заведующим ее международным отделом и ответственным секретарем. Знали мы, конечно, многих интересных авторов, которых тогда совсем не нужно было искать. Тем более, что в те годы публикации должностным лицам ни с кем не надо было согласовывать.

Предыдущие публикации (от 6,13,20 и 27 мая) посвященные событиям января- февраля 1991 года демонстрируют как тридцать лет назад в стране неуклонно повышался градус общественной напряженности и к концу марта, ознаменовавшегося III (внеочередным) съездом народных депутатов РСФСР едва не достиг точки кипения. Разумеется, съезд совсем не тот инструмент, который способен решить хотя бы одну из волнующих граждан страны проблем.

Однако некоторым показалось, что одну проблему- избавиться от Б.Н. Ельцина в качестве Председателя Верховного Совета РСФСР с его помощью все же можно попытаться решить. Именно такое весьма сильное желание возникло у Союзного руководства после того, как 19 февраля он, выступая по Центральному телевидению призвал М.С. Горбачева уйти в отставку с поста Президента СССР.

 Воспользовавшись посещением Б.Н. Ельциным 20-21 февраля Ярославской области Владимир Исаков и пятеро других депутатов Верховного Совета РСФСР (в том числе Светлана Горячева) решительно выступили против Ельцина. Они обвинили его в том, что он, опираясь на “узкий круг приближенных лиц”, создает почву для злоупотреблений, а главное, ведет страну “к развалу и хаосу”. В связи с этим группа Исакова потребовала созыва внеочередного Съезда народных депутатов РСФСР и отставки Б. Ельцина.

И хотя большинство членов Президиума Верховного Совета РСФСР с таким мнением не согласилось, опубликовав в газете «Россия» №8 от 23 февраля свое заявление, внеочередной съезд на 28 марта все же был назначен. На этом съезде мне довелось работать не только по должности руководителя группы консультантов ВС РСФСР, но и в качестве обозревателя нашей газеты “Россия”. С нами в Кремлевском дворце была и уже знакомая вам группа художников- карикатуристов во главе с Джангиром Агаевым.

Однако, прежде чем говорить собственно о внеочередном съезде, имеет смысл отметить ряд факторов, явно не способствующих достижению цели поставленной его организаторами. И прежде всего- это небывалый размах забастовочного движения.

1 марта 1991 г. шахтеры производственного объединения “Красноармейскуголь” (УССР) объявили забастовку в связи с тем, что правительства УССР и СССР не заключили с ними генеральное тарифное соглашение. Кроме того, шахтеры требовали повысить зарплату и заключить новый союзный договор между так называемым “центром ” и Украиной. Одновременно с Донбассом “в забастовку” “легла” Караганда (Казахская ССР): остановившиеся 22 шахты выдвинули те же требования, что и украинские. 3 марта забастовали горняки Норильска, а также машиностроители и сталевары Брянского машиностроительного, Брянского и Бежецкого сталелитейных заводов. 4 марта “лег” Кузбасс. В тот же день забастовали угольщики Ростовской области. Российские шахтеры фактически поддержали украинские и казахстанские требования, потребовав роспуска Верховного Совета СССР и отставки Президента СССР. При этом общее число бастующих шахт достигло 114. В «России» №12 от 23 марта 1991 года был опубликован разговор обозревателя Бориса Кудашкина с руководителем одного из стачкомов Кузбасса.

И, конечно, итоги состоявшегося 17 марта Референдума, 70 процентов участников которого высказались за введение поста Президента РСФСР, избираемого всеобщим голосованием. Состоявшийся за неделю до него а Манежной площади в Москве самый массовый в истории страны митинг, разумеется, тоже сыграл свою роль. Первоначально заявленный с темой свободы СМИ он перерос в митинг поддержки курса Б.Н. Ельцина.

“Съезд, который нам навязали” – так охарактеризовал Борис Ельцин III Съезд народных  депутатов РСФСР накануне его открытия. Однако антиельцинская оппозиция, выступившая инициатором его созыва, в новых условиях оказалась к нему не готова.      
Критики председателя ВС РСФСР даже не поставили        вопрос о доверии ему. На седьмой день работы съезда после громовых  обличительных речей демократов на трибуну вышел Иван Полозков и заявил, что  у фракции “Коммунисты России” и в мыслях не было покушаться на власть   российского лидера. Главный итог Съезда, безусловно в том, что он принял Постановление “О перераспределении полномочий между высшими         государственными органами РСФСР для осуществления антикризисных мер”. Это постановление
предоставило председателю ВС право “издавать обязательные для исполнения  на территории РСФСР распоряжения”, а также вводить на отдельных территориях  РСФСР меры чрезвычайного характера. Верховному Совету дано право издавать законы по вопросам, отнесенным к компетенции Съезда народных депутатов РСФСР”.

В своем выступлении на съезде Б.Н. Ельцин сформулировал 9 политических условий для союзного и республиканского уровней, первым из которых было названо “немедленное начало диалога всех политических сил и профессиональных объединений всех республик на принципах «круглого стола”. Однако как этот процесс должен выглядеть на практике тогда мало кто представлял, и потому мы в редакции приняли решение сразу же после съезда провести на данную тему свой “круглый стол” с участием политиков и экспертов. Содержание состоявшегося разговора, опубликованное в “России” накануне IV съезда народных депутатов РСФСР мы также предлагаем вашему вниманию.

“Россия” №8 от 23 февраля 1991 года


      

Заявление членов Президиума Верховного Совета РСФСР

 На заседании Верховного Совета РСФСР 21 февраля 1991 года группа народных депутатов РСФСР- Горячева С.П., Исаев Б.М, Исаков В.Б., Абдулатипов Р.Г., Вешняков А.А., Сыроватко В.Г. будучи в то же время должностными лицами Верховного Совета РСФСР и его палат, сделала  политическое заявление. Его цель-дискредитировать Председателя Верховного Совет РСФСР Б.Н. Ельцина. Вся вина за серьезные просчеты союзного руководства, в том числе политические и экономические, за недостатки в работе нового, не имеющего достаточного опыта парламента России, его Президиума, Совета Министров РСФСР и свою собственную бездеятельность, невыполнение возложенных на них обязанностей, переложена на Б.Н.Ельцина.

Несостоятельность подобного заявления очевидна для каждого честного человека: критическое положение сложилось во всей стране, во всех союзных республиках, причем в ряде из них-взрывоопасное; чрезвычайная социальная напряженность характерна для всех регионов, а не только России; Россия, как и другие республики, не может вырваться из-под диктата Центра, допускающего одну ошибку за другой. Попытки республик жить иначе пресекаются Центром вплоть до применения военной силы. Однако дело не только в этом, а и в этическом, нравственном и служебном поведении названных народных депутатов РСФСР. Они выступили не только как народные депутаты, не как должностные лица, а четверо из них-как члены Президиума Верховного Совета РСФСР, введя тем самым в заблуждение о позиции Президиума широкую общественность. Их заявление как должностных лиц и членов Президиума не рассматривалось Верховным Советом РСФСР, его палатами и Президиумом. Используя служебное положение, они организовали прямую трансляцию политического заявления по телевидению и радио без санкции Верховного Совета РСФСР, его Президиума. Этот поступок взбудоражил страну, еще в большей степени обострил политическую обстановку.-

Мы, члены Президиума-руководители комиссий палат и комитетов Верховного Совета  осуждаем конфронтационную деятельность указанной группы депутатов и стоящие за ними политические структуры, заведомо направленную на раскол и блокирование работы Верховного Совета РСФСР, усиление социальной напряженности и противостояния в обществе.

 Члены Президиума Верховного Совета РСФСР: ЗАХАРОВ М.Л, ЛУКИН В,П, ЮГИН В.А, ШАХРАЙ С.М., ПОЛЕНОВ Ф.Д, КРАСАВЧЕНКО С.Н, КОВАЛЕВ С.А, ЗАКОПЫРИН А.Н., РУЦКОЙ А.В, ПОЛОСИН В.С., ХАСБУЛАТОВ Р.И.

“Россия” №12 от 23 марта 1991 года

Так куда же пойдут шахтеры?

Борис КУДАШКИН

 «Идите вы в п…-с вашими камерами». Министр угольной промышленности СССР Михаил Щадов был сильно раздосадован по поводу того, что несколько дней назад часть шахт Кузбасса все-таки поддержала однодневную забастовку. И в Киселевске под горячую руку министра как раз попал кузбасский телекомментатор Александр Колпаков с камерой и микрофоном. Кемеровские журналисты решили сохранить «веское слово» министра. Мы говорили об этом «резюме» с председателем Кемеровского городского рабочего комитета.

 Электрослесарь шахты «Бутовская» Владимир Козлов, единственный освобожденный от подземных работ «штатный стачкомовец», первый собеседник в городском штабе рабочего движения Кузбасса:

-Боюсь,-пожал плечами Козлов,- что это единственное, что «роднит» сегодня нашего министра с работягами шахт, у которых подобные «перлы», как говорится, используются «для связки слов». Но в то же время наш министр наконец с предельной искренностью выразил отношение его и других руководителей в Москве к нашим шахтерским притязаниям. Брошенное нашему «телелетописцу», безусловно, относится и к нам. Был еще только пятый день мартовского шахтерского забастовочного движения 1991 года, неровного, колеблющегося на старте. В первый день в суточной забастовке участвовало 24 шахты, сегодня стоят многие десятки кузбасских шахт. Исполненный шахтерской жгучей правоты, Владимир Козлов роняет тяжелые, как куски антрацита, слова:

-Пусть не торопятся там «наверху» с выводами: мол, шахтеры в своей основной массе «образумились», раскусили своих «вожаков», входят в положение союзного правительства… Это союзное правительство должно входить в положение шахтеров, их семей и всех жителей Кузбасса. Пользуясь случаем, через вашу газету я сделаю для председателя Кабинета министров СССР Валентина Павлова обзор того, о чем говорят шахтеры сегодня в разнарядках, курилках, после работы. Первое: бастовать надо-нет сомнений. Bопрос в другом: лучше бы это сделать позже, по теплу. Запасов угля на складах нет. Март – холодный месяц. Не заморозить бы людей. И другое говорят: однодневная забастовка-баловство. Стоит ли из-за этого копья ломать? Надо хорошо подготовиться, оперативно создать забастовочный фонд и встать до победного конца. Иллюзий уже нет: по 608-му постановлению водили-водили нас за нос и оставили с носом…

 Владимир Илларионович, в каких «пластах» своего самосознания черпали и черпают шахтеры решимость?

 -Поставьте себя на место горняка Кузбасса (да и карагандинского, воркутинского, донецкого). Человек малокислородного, пыльного подземелья, он выходит наверх, и там его ждет экологически безотрадная обстановка. Возьмем крупные правительственные «обновы» для нашего многострадального края. Сотни миллионов вложены в чудо века» – пульпопровод «Белово-Новосибирск». Как всегда, не обошлось без «тяпляпства». Вскоре после его пуска образовалась пробка, прорвало трубы. Пришлось выпустить пульпу, в ней содержались вредные присадки. И вот теперь на территории Кемеровской области есть свой маленький Чернобыль. Сверх того нас собираются в будущем напоить болотной жижей из Крапивинского водохранилища. Эксперты сделали заключение: ни в коем случае нельзя делать эту «чашу грязной водицы» с разбавленным в ней торфом. Но наши «зеленые» с тревогой свидетельствуют: тихой сапой строительство продолжается.

 О прочем, от чего союзное правительство отворачивается, в прессе написано много: и о том, что средняя заработная плата шахтера 500 рублей по нынешним временам- издевательски малая цена за его жизнь, если учесть, что, например, у нас в Кузбассе в среднем шахтер живет 49 лет. Медицина готова хоть сегодня запретить кузбасским женщинам рожать детей. И вообще мы обоснованно ставим вопрос о том, чтобы объявить Кузбасс зоной экологического бедствия. Теперь посудите сами, что на памяти у нас осталось от встреч с вице-президентом Геннадием Янаевым, если он на все это посмотрел сквозь окно движущегося лимузина? Мнение кузбассовцев единое: пусть к нам более не приезжают туристы» вроде Г.Янаева… В Москве с нами отказываются садиться за стол переговоров по разработанному Независимым профсоюзом горняков и одобренному всеми шахтерами генеральному типовому тарифному соглашению. Наконец, не оставляют равнодушными наших рабочих и предложенные советом рабочих комитетов Кузбасса политические требования: отставка Президента Горбачева; роспуск союзного Верховного Совета; принятие закона об индексации; переход в юрисдикцию РСФСР.

 ВМЕСТО ПОСЛЕСЛОВИЯ. На днях в одном из залов Всеобщей конфедерации труда (бывшей ВЦСПC) прошла пресс-конференция по проблеме шахтерского забастовочного движения в марте 1991 года. С кратким обзором событий в горячих точках стачечной борьбы выступил председатель Исполнительного бюро Независимого профсоюза горняков Павел Шушпанов, на вопросы журналистов ответили и другие члены ИБ НПГ, а также представители стачкомов Караганды, Кузбасса, Воркуты, Донбасса, Ростовской области, Сахалина, Сибири

.

“Россия” №14 от 6 апреля 1991 года

“Из доклада Б.Н.Ельцина «О политическом и социально-экономическом положении в РСФСР и мерах по выходу из кризиса»

 Необходимо кратко сформулировать на Съезде следующие основные программные принципы и направления нашей работы.

 1.0беспечить жизнеспособность рубля, стабилизировать покупательную способность денег путем резкого ужесточения финансовой политики, максимально возможного сокращения дефицита консолидированного бюджета различных уровней. Раскрыть, наконец, перед общественностью реальное положение с бюджетом.

2.Незамедлительно сформировать новые рыночные структуры, обеспечивающие снабжение материальными ресурсами как свободные секторы экономики, так и тех, кто особо нуждается в поддержке вследствие быстрого развала хозяйственных связей – военно-промышленный комплекс, сложные высокотехнологичные отрасли производства.

3.Предоставить реальную хозяйственную самостоятельность предприятиям, активно развернуть на законодательной основе разгосударствление и приватизацию. Обеспечить реальную поддержку частного сектора.

4.Принципиально важно уже в апреле этого года иметь концепцию согласованной, гибкой политики либерализации цен. Переход к свободным ценам должен осуществляться поэтапно с учетом складывающейся на рынке ситуации, но в достаточно короткий срок.

 На союзном и республиканском уровнях необходимо выполнение следующих политических условий:

1.Немедленное начало диалога всех политических сил и профессиональных объединений всех республик на принципах «круглого стола».

2.Формирование широкой демократической коалиции партий, рабочих движений и различных объединений.

, .. 5.Реальная департизация органов прокуратуры, юстиции, КГБ, армии, государственного аппарата; запрет на совмещение партийных должностей с руководящими должностями в органах власти и управления, в том числе и для Президента страны.

6.Введение системы разделения властей, как начало строительства правового государства. Немедленный мораторий на несогласованное законотворчество разных уровней законодательной власти.

 7.Отмена всех неконституционных решений союзных и республиканских органов, ущемляющих политические, экономические, социальные и личные права и свободы граждан, создание эффективной системы гарантий их обеспечения.

 8.Реальное обеспечение политического плюрализма, гарантии многопартийности.

 9.Создание условий для реализации конституционного права граждан на достоверную информацию, обеспечение независимости средств массовой информации.

 Кроме того, на союзном уровне потребуется:.

 1.Немедленное создание коалиционного правительства народного доверия и национального согласия

– 2.Скорейшее подписание открытого для присоединения Договора о Союзе суверенных государств как федеративного добровольного и равноправного объединения. Незамедлительное формирование новых органов Союза

Россия № 14 от 6 апреля 1991 года

ПОСТАНОВЛЕНИЕ Съезда народных депутатов Российской Советской Федеративной Социалистической Республики

О перераспределении полномочий между высшими государственными органами РCФСР для осуществления антикризисных мер и выполнения решений Съездов народных депутатов РСФСР

В целях обеспечения условий для выполнения решений Съездов народных депутатов РСФСР, преодоления экономического кризиса, решения социально-экономических проблем, сохранения гражданского мира, выполнения решений второго(внеочередного) Съезда народных депутатов РСФСР по аграрным вопросам, восстановления общественного порядка, разрешения и предотвращения социальных конфликтов, обеспечения социальной защиты граждан, укрепления национального сотрудничества, Съезд народных дев РСФСР постановляет:

1.Поручить Верховному Совету РСФСР, , Президиуму Верховного Совета РСФСР, Совету Министров РСФСР, а также Председателю Верховного Совета РСФСР и Председателю Совета Министров РСФСР осуществить безотлагательные меры для выведения общества из кризисной ситуации, защиты экономической основы суверенитета РСФСР, обеспечения перехода к рыночной экономике, укрепления систем управления и правопорядка, предотвращения, приостановления и прекращения забастовок, укрепления гарантий осуществления прав и свобод граждан и наделить указанные органы необходимыми полномочиями в рамках действующей Конституции РСФСР.

 В процессе реализации антикризисных полномочий: Верховный Совет РСФСР вправе издать законы по вопросам, отнесенным к компетенции Съезда народных депутатов РСФСР (кроме принятия Конституции РСФСР), с последующим внесением таких законов на утверждение Съезда народных депутатов РСФСР.

 Председатель Верховного Совета РСФСР и Председатель Совета Министров РСФСР вправе издавать обязательные для исполнения на территории РСФСР распоряжения в рамках законодательства РСФСР.

Решение Верховного Совета РСФСР, Президиума Верховного Совета РСФСР, Председателя Верховного Совета РСФСР, предусматривающие введение мер чрезвычайного характера на отдельных территориях Российской Федерации, принимаются по согласованию с высшими органами государственной власти республик, входящих в состав РСФСР, с краевыми; областными, автономных областей, автономны округов Советами народных депутатов.

Меры чрезвычайного характера не могут посягать на деятельность, полномочия и компетенцию судебной власти всех уровней.

2. Предусмотренные в статье 1 чрезвычайные полномочия Верховного Совета РСФСР, Президиума Верховного Совета РСФСР и Председателя Верховного Совета РСФСР не могут быть использованы для роспуска любых законно избранных органов власти, изменения национально-государственного устройства РСФСР,. общественного  и государственного строя РСФСР, решения вопросов об изменении границ  РСФСР с другими союзными республиками и избрании Конституционного суда РСФСР.

 Съезд народных депутатов РСФСР вправе изменить или отменить любое решение, принятое Верховным Советом РСФСР, Президиумом Верховного Совета РСФСР Советом Министров РСФСР, а также Председателем Верховного Совета РСФСР и Председателем Совета Министров РСФСР.

 . 3. Провести очередной Съезд народных депутатов РСФСР 21 мая 1991 года. Установить день выборов Президента РСФСР 12 июня 1991 года.

4. Настоящее постановление вступает в силу с момента его принятия и действует до вступления в должность Президента РСФСР.

Председатель Верховного Совета РСФСР Б.Н.Ельцин.  Москва, Кремль. 5 aпреля 1991 года

“Россия” №14 от 6 апреля 1991 года

А что дальше?

С таким вопросом, навеянным выступлениями наиболее радикальных участников Съезда, мы обратились к ответственному секретарю Конституционной комиссии ВС РСФСР Олегу РУМЯНЦЕВУ. Прежде всего разговор коснулся содоклада Владимира Исакова

Румя́нцев Оле́г Ге́рманович (родился 23 марта 1961Москва) — российский юрист, один из непосредственных создателей Конституции Российской Федерации — России в 1990—1993 годах, политический, государственный и общественный деятель.

– Думаю,-отметил собеседник,-становится ясной стратегия правого центра, который представляет Исаков. Она заключается в том, чтобы предложить некую сделку: устранить и Ельцина, и Горбачева. Расчет строится на том, что отставка Президента будет поддержана демократами, а взамен от них будут добиваться снятия другого «крайнего» крыла в виде Ельцина.

– Насколько реальна такая стратегия?

– Она ошибочна по ряду причин. Во-первых, на сегодня фигура Горбачева не является исключительно важной, ключевой для демократов. Сам по себе этот политик уже мало что значит, совершенно явно реализует не столько и не только свою волю. Во-вторых, Ельцин сегодня ни в коем случае не является крайним демократом. Он скорее всего представляет собой левый центр. В случае ухода Ельцина будет выключен некий тормоз в демократическом движении, начнется его резкая радикализация, «агрессивизация». В-третьих, считаю, что с уходом этих двух фигур будет полностью разрушена надежда на «круглый стол», идея которого выдвинута в докладе Ельцина и является ключевой. Усилится противостояние, что приведет к резкому столкновению коммунистов, оставшихся без Горбачева, и демократов, оставшихся без Ельцина. Фактически дело пойдет по революционному сценарию.

-Какую роль в такой ситуации может сыграть реализация идеи «круглого стола»?

 Предложение о «круглом столе» направлено против революционного сценария. Оно служит тому, чтобы перевести нынешнюю активность населения в разумное, конструктивное русло. Только за «круглым столом» можно решить главную задачу-сформировать временное коалиционное правительство народного доверия как сильную и эффективную исполнительную власть, которая сможет управлять страной в переходный период. Вторая важная задача реальной многопартийности. Сегодня невозможно создать институт плюрализма, поскольку политические силы размыты и подавлены, хотя и реально существуют. Ощущение ведущихся переговоров помогло бы снизить конфронтацию в обществе.

 – В чем вы видите наиболее существенные различия между докладом и содокладом?

Они расходятся внешне и внутренне. Если доклад Ельцина направлен на поиски pеальных выходов из кризиса, то содоклад Исакова фактически за внешней благопристойностью, компромиссностью, внешней разумностью скрывает пустую демагогию и подталкивание общества к усилению конфронтации с непредсказуемым исходом.

Беседу вел Александр Мeльников

Об усилении полномочий российского руководства

 (из непроизнесенного выступления по мотивам голосования)

 Олег РУМЯНЦЕВ, народный депутат РСФСР

 Внеочередной Съезд народных депутатов РСФСР поддержал инициативу Ельцина о перераспределении полномочий между высшими государственными органами РСФСР для осуществления антикризисных мер.

Условно поддержала ее и объединенная фракция социал-демократов и республиканцев.

Поясним нашу позицию. Мы за, ибо речь идет не о «чрезвычайных полномочиях», а о строго дозированных, безотлагательных действиях. российской власти. Так, Верховный Совет смог бы издавать законы по вопросам отнесенным к компетенциям Съезда, а глава парламента и глава правительства обязательные к исполнению распоряжения.

 Если не сделать шага сейчас, то через месяц чрезвычайное положение возникнет само, но объявят его уже не российские власти. Раз Россия не в состоянии взять ситуацию в свои руки, это сделают репрессивные силы союзного Центра. Причем с подачи «третьей силы», выступающей сегодня под лозунгом «снимем обоих- и Горбачева, и Ельцина».

Судя по ситуации, Ельцин мог бы попросить большего. К середине апреля из-за забастовок может встать 30-40 процентов промышленности. Горбачев и Павлов сегодня ничего уже сделать не смогут. Приостановить стачечную волну по плечу лишь Ельцину-ему народ верит.

 Стратегия ясна: расчистить путь к захвату России нынешней союзной номенклатурой, теряющей возможность действовать в других союзных республиках. Конечно, это вынужденный ход, Говоря шахматным языком- цугцванг. Хуже безысходная ситуация, то есть пат. После может возникнуть искушение смахнуть с доски все фигуры и воспользоваться ею как тяжелым тупым предметом…. Доводить до этого нельзя.

Отсюда- условная поддержка вынужденного хода, ибо он – действие. Речь идет не о перераспределении полномочий, которые повлекли бы изменения в Конституции. (На это и упирал лукавый омский юрист Бабурин). Мы имеем здесь случай делегирования полномочий- практики, известной в цивилизованном мире: предоставления на строго определенный срок и под строго определенным контролем законодателя полномочий исполнительным структурам. Это делается для осуществления реформ, которые как раз и определены самим законодателем (т.e. Съездом и Верховным Советом). Пример: известный рузвельтовский курс в США. Но там были годы, а здесь речь идет о месяцах- до избрания первого Президента РСФСР и начала реформы всей системы государственной власти в республике.

Вместе с тем наша поддержка усилению полномочий носит условный характер. Главное условие: срочно определить круг полномочий Председателя и Президиума Верховного Совета, а также Совмина. Самое естественное требование при делегировании полномочий – знать, как и на что эти полномочия будут использованы. Ни у одного из поименованных органов нет сегодня законодательно определенного представления-где границы их компетенции. Увы, по-прежнему сохраняется опасность волюнтаризма. Принятие постановления означает серьезную победу Ельцина. Республика и вся страна вступили в качественно новую ситуацию…

“Россия” № 15 от 13 апреля 1991 года

И снова «вечные вопросы»

Александр ЕВЛАХОВ

Прошла уже неделя, как погасли люстры Большого Кремлевского дворца. Однако до сих пор не улеглись страсти вокруг извечных вопросов: «Кто виноват?», «Что делать?» и «Какой счет?». В отношении последнего чаще всего либо сходятся на том, что он все-таки в пользу демократов, в пользу Ельцина и его команды, либо на том, что вышла «ничья».

Второе, несмотря на принятые решения, многим представляется довольно туманно… Что же касается первого, то здесь, пожалуй, лучше всего обратиться к тем, кто виноват вполне конкретно- в том, что был столь экстренно созван третий Съезд. Тем более что именно они стали в последний день его работы участниками пресс-конференции, организованной для советских и иностранных жyрналистов.

 Ожидая ее открытия, собравшиеся расходились во мнениях. Одни полагали, что после принятого Съездом постановления о перераспределении полномочий С.Горячева и Б.Исаев просто не придут, так как готовятся к заявлению. Другие допускали, что именно они станут первой аудиторией, в которой таковое будет оглашено. Тем более что буквально накануне на вопрос о том, что бы он предпринял в случае несогласия с позицией Председателя, Р.Хасбулатов ответил: «У меня свои представления о чести и достоинстве. Если бы это случилось, я бы, ни минуты не задумываясь, написал. заявление и ушел в отставку».

Однако оказалось, что у других тоже свои представления об этих категориях. Пресс-конференция началась в назначенный час, а вопрос об отставке был назван попросту некорректным. Обманулись с прогнозами и те, и другие. Что было некорректного в такой постановке вопроса, никто так и не понял. Ушел со своего поста Г.Явлинский после того, как была «похоронена» программа «500 дней». Заявлял о том, что не будет выполнять чужую программу и Н.Рыжков. Не было диссонансом на этом фоне и то, что говорилось представителями «шестерки» ранее.

В.Исаков: «В своем политическом заявлении мы сказали о том, что исчерпали… возможность вернуть Председателя Верховного Совета РСФСР на путь политического реализма. Если Съезд с нами не согласится, что ж, будем делать выводы». Б.Исаев: «Мы не боимся отставки. Но мы хотим политической определенности, хотим получить морально-этическую поддержку Съезда». Ситуация сложилась так, что Съезд оказал в итоге морально-политическую поддержку именно тому, кого авторы заявления обвинили в отсутствии политического реализма. При этом Б.Ельцин высказался достаточно недвусмысленно: «Деморализовать меня не удастся. С избранного курса не сверну ни сегодня, н завтра»

Нет никто, конечно, не ожидал, что все шестеро авторов политического заявления на этот раз «выйдут из окопов» с поднятыми вверх руками. И все же… Остается лишь недоумевать как, к примеру, Б.Исаев будет содействовать выполнению экономической стратегии, предложенной Б.Ельциным и И,Силаевым и в сущности поддержанной Съездом, если, по его же собственным словам, ему значительно ближе программа Ю.Воронина? Как все вместе будут способствовать решению о перераспределении властных полномочий, если принятию такового они стремились воспрепятствовать? Ностальгические воспоминания на пресс-конференции о былом единомыслии с Председателем, его похвалах за подготовку второго Съезда, а также о том, что кто-то когда-то как будто назвал Бориса Михайловича «ельцинистом», ответом здесь быть не могут.

Не решают проблемы ни разыгранная в водевильном духе сцена «не принятой» Съездом отставки, ни слова Б.Ельцина о том, что сейчас «не время перетряхивать кадры». Ясно, что при наличии твердой воли всех шестерых уйти, никто воспрепятствовать им бы не смог. Очевидно и другое: именно сегодня для Президиума, которому делегируется часть полномочий ВС, ситуация «свой-среди чужих, чужой-среди своих» явно неприемлема. Слишком многое будут определять полтора месяца, отделяющие нас от четвертого Съезда народных депутатов. Либо удастся хотя бы частично стабилизировать ситуацию, принять важные законодательные акты, заставить функционировать вертикаль исполнительной власти. Либо повторить президентский путь нереализованных полномочий и оказаться под огнем критики оппонентов, потирающих руки и приговаривающих: «Ведь мы же предупреждали». Они очень хорошо понимают цену успеха российского руководства: за нее придется заплатить собственной капитуляцией. На свободных выборах находящимся у власти в большинстве территорий победы не одержать.

Долгое отпевание шестой статьи Конституции СССР о руководящей роли КПСС станет ее похоронами. Для них «сильная власть» так же, как и «суверенитет», нужны не в качестве катализатора демократических преобразований, а в виде «железного занавеса» на их пути. Поэтому рыхлый, неработоспособный Президиум Верховного Совета, решивший, что для свержения лидеров российской законодательной и исполнительной власти «пока не время»,-это поистине бесценный подарок. Для одних вопрос несостоявшейся отставки приобрел морально-этическую окраску, для других политическую. Но его все равно придется решать. Раньше или позже. Лучше все-таки раньше.

 

.

Россия” №14 от 6 апреля 1991 года

Цитадель, которую никто не штурмовал

Андрей ДЯТЛОВ

 Черту «военным маневрам» Центра в марте подвел ТАСС. Сам ли догадался или его уполномочили заявить, только выдал он по первой программе итог с восторженной откровенностью «нового центромышления», радеющего за наше информационное спокойствие. Мол, войска и милиция свою задачу доблестно выполнили, оградили делегатов российского Съезда от атаки москвичей и избирателей.

USSR. Russia. Moscow.Ê28 mars 1991. Manifestation contre GORBATCHEV et de soutien ˆ Boris ELTSINE.

Не стану корить коллегу, состряпавшего эти пламенные строки: каждый пишет, как он дышит. Вероятно, на митинге он не был, а потому не видел, как те самые депутаты, которых охраняла, считай, дивизия с собаками, водометами и конной милицией, перемешались со своими избирателями и москвичами на площадях и трибунах митинга, захлестнувшего центр от площади Восстания до Пушкинской. А потом еще долго стояли живой цепочкой, отделяя людей от правительственных баррикад, прикрывая своих россиян собою.

 Но черт с ним, очередным враньем, ставшим уже стилем «официальной беспристрастной и объективной» инфосистемы. Важно другое: ТАССовские строки были одним из маневров для отвлечения внимания людей от того, что же РЕАЛЬНО произошло 28 и 29 марта, да и в этом первом месяце весны в Москве, в республике, в стране.

Отсчет военной атаке Центра надо вести отнюдь не от 28 марта и даже не со спровоцировавшего «маневры» заявления 29-ти (половина имен которых до сих пор неизвестна, как у того «Комитета национального спасения»), а, думаю, с заявления 6-ти, потребовавших отставки Ельцина. Еще за несколько недель до этого мои иностранные коллеги сообщили, что в руководстве ВС РСФСР группа депутатов готовится потребовать к ответу Председателя ВС РСФСР. Если приплюсовать к этому только что раздутый «скандал о 140миллиардах» и подпитываемое «дело Тарасова», становилось окончательно ясно, что время мирных переговоров Центра и парламента России вышло.

 Начался «последний и решительный» с использованием «внутреннего рычага»-депутатов, работавших с Ельциным бок о бок со дня избрания в ВС РСФСР. Что может быть сокрушительнее, чем получить удар от людей, составляющих пусть формально, но единую команду, призванную решать одну задачу- вытащить Россию из экономической и политической ямы, в которую Центр загнал республику десятилетия тому назад. Нo Ельцин упредил этот удар: потребовал отставки Президента. Тем самым он запустил машину Центра на полную мощность, ведь Горбачев с этой минуты впервые реально осознал, что Россия ему не подчинится. Но выбора для Ельцина уже не было. Однако и выбор Президента, и без того ограниченный, оказался мгновенно сведен почти к нулю. Загнанный консерваторами даже не в центр, а в правый угол, Президент ступил на последнее свое распутье. Правые требуют остановить Россию, но как? Через союзный парламент? Но Горбачев давно уже фактически признал его недееспособность, забрав себе чрезвычайные полномочия и взвалив остальное на Кабинет министров.

Используя политическую карту референдума? Но Россия никогда не выступала против Союза. Более того, не она, а другие республики отказались голосовать или провели референдум не по вопросу, тщательно продуманному в Центре. К тому же россияне высказались за введение поста Президента РСФСР. А откровенные консерваторы уже открыто налегали на то, что еще немного такой президентской политики, и им вообще не нужен будет Горбачев. Даже выступивший на российском Съезде В.Исаков, представляющий,. далеко не левое крыло российского парламента и требовавший отставки Ельцина, заявил, что с удовлетворением видел бы Горбачева на каком-нибудь дипломатическом посту.

И Президент решил испробовать последние средства: еще раз устроить жесткий экономический прессинг и по. возможности продемострировать силу. Кабинет министров по его указанию вдруг оставляет свои экономические обязанности и принимает ЧИСТО ПОЛИТИЧЕСКОЕ постановление, да еще и попирающее законные права местных Советов, положения союзной и российской Конституций. Но этого мало. Под постановлением Кабинета министров в столицу вводятся войска, хотя и сейчас, после митинга, нет сомнений в том, что вполне хватило бы и сил милиции. Бывали в этом году в Москве манифестации покруче.

Разговоры о якобы готовившемся нападении на Кремль, намеки чуть ли не на теракты – чушь. Это стало ясно с первых минут митинга, когда демонстранты направились ОТ КОРДОНОВ, не пытаясь их не то что штурмовать, а даже и просто дразнить солдат. Тезис о необходимости охраны Съезда для eго спокойного проведения рухнул еще раньше: депутаты ПЕРВЫЕ ВЫШЛИ НА МИТИНГИ, и доблестная охрана осталась у них в глубоком тылу. А на другой день по требованию «охраняемого» Съезда вообще была снята, и те же делегаты спокойно продолжали работу и хождение по столице. Мальчишек же, простоявших день по приказу командиров в бурлящем городе и тем прошедших свой ликбез, москвичи скорее жалели, нежели осуждали. А к девяти часам вечера Москва вообще затихла, последние воинские колонны дремотно вытягивались из переулков, спеша до отбоя в части.

 На сессии ВС СССР министр Пуго браво доложил о поимке злоумышленника- девятиклассника с самодельным пистолетом и туманно намекнул на то, что среди митингующих была масса наркоманов. Размах войсковой операции (иначе не назовешь этот шедевр городской обороны) ушел в пар, в нервы горожан, в панику семей, оказавшихся запертыми в эти часы меж колец оцепления и не забывших (да и как забудешь) кровавой хроники январского «спасения» армией вильнюсцев. Вот в этом-то призраке Вильнюса, мне кажется, и кроются главные причины этой вакханалии Центра. Их, на мой взгляд, две. Внешняя и внутренняя по отношению к Президенту. Внешняя более чем очевидна. На другой день после падения правительственных баррикад я услышал от депутатов любопытную информацию о том, что премьер Павлов был в шоке от ввода войск в столицу. Если вы помните, и сам Президент в телевизионном своем интервью накануне событий сказал, что если совершится насилие, то это будет его политической смертью. Может, я ошибаюсь, но вывод напрашивается простой решение Кабинета министров «улучшили и развили» три ведомства, имеющие очень сильное влияние на Президента и представляющие интересы центристов: Минобороны, КГБ и МВД СССР. Я даже не исключаю того, что Павлов не до конца был поставлен в известность о том, что должно было произойти под его флагом. (Оговорюсь: Валентин Сергеевич у меня лично своими экономическими мерами и методами претворения их в жизнь симпатии, мягко говоря, не вызывает. И я этого не скрываю и не скрывал, оценивая на страницах «России» результаты его реформ. Но здесь ситуация, не позволяющая включать личные эмоции). А, значит, основная тяжесть решения ложится на трех министров и Президента, чего, впрочем, он и не очень скрывает: отказался вывести войска в день митинга и прямо сказал об этом Р. Хасбулатову. И в этом маячат призрак решений, принятых по Тбилиси, вильнюсская трагедия. Он и проясняет до кристальной чистоты ситуацию с отношением Горбачева к вопросу, на кого Он делает последнюю ставку (или можно так: кто управляет Президентом РЕАЛЬНО?). Да, под нажимом или без него, но Президент пошел на неприкрытую демонстрацию силы. От москвичей я слышал, например, что была репетиция к повышению цен, за полтора часа управились! Боже мой, какая разница, пригодится ли это Президенту 2 апреля или позже! Главное, что теперь уже столице дали ясно понять, что Литва была только пробным камнем, и если по поводу одного митинга на 50000 митингующих (сведения Пуго) было введено 50000 войск и милиции (тот же источник) и за благо должно считать (сведения оттуда же), что вся эта армия была без оружия, то каждый из увидевших в тот день баррикады правительства сам может оценить, что произойдет в более серьезный момент…

Однако пойдя на этом поводу, Президент, мне кажется, надежд правых не оправдал.  Спровоцировать демократов на открытое столкновение не удалось, люди их поддержали.  Демонстрация силы превратила в бессмыслицу сценарий, задуманный «Коммунистами России» и теми, кто их поддерживает, о смещении Ельцина говорить стало снова самоубийственно. Горбачев, собиравшийся, по информации делегатов-россиян, выступить на Съезде с разгромной речью, так и не сделал этого ни 28-го, ни 1 апреля, когда я пишу эти строки. Парламент выиграл этот бой, оказавшись неожиданно единым в требовании вывести войска из города. В эти же дни, словно предчувствуя ситуацию, центристы заявили о необходимости проведения чрезвычайного, Съезда народных депутатов СССР, и нет гарантии, что на нем они не потребуют отчета у Горбачева и не попытаются сместить уже и его «конституционным путем», чтобы развязать себе руки. А что последует за этим- мы уже писали в «России». Такова, мне кажется, «внешняя причина для Президента». Но хуже причина внутренняя. Она проще: обыкновенный человеческий страх Президента, впервые прорвавшийся, как я уже сказал, во время телеинтервью. Тот самый страх, который и в менее тяжелых ситуациях, и на менее серьезных постах заставляет безоглядно совершать опрометчивые поступки, а на уровне высших эшелонов власти становится основой трагедий для сотен и тысяч людей. Страх этот комом рос в часы, оставшиеся до митинга, а выплеснулся неожиданно и поразительно. Я увидел это, когда вышел со Съезда на кремлевскую площадь к редакционной машине и остановился, ожидая ее, у Царь- пушки. Рядом проминался офицер-регулировщик. Вдруг откуда-то слева вылетела черная «Волга», и офицер ринулся ей наперерез: «Мужики, вы чего? У меня САМ едет, а вы на встречную вылетаете!» и прижал  машину к бровке.

 Через мгновение справа вылетел САМ: несколько черных лимузинов распластались в шуршащем полете над брусчаткой. Охрана.. закрывала окна машин собственными телами, как закрывают, наверное, амбразуру дота. Не знаю, может быть, так положено по инструкции, но ведь САМ был уже за сто метров до своего охраняемого кабинета, на территории жестко охраняемого Кремля, за тройным кольцом оцепленного солдатами центра города..

Он так и остался в тот день один. В пустой цитадели, которую уже никто не собирается штурмовать.

Россия” №17 от 27 апреля 1991 года

КАРТЫ- НА «КРУГЛЫИ СТОЛ»!

Общество уже не просто устало от противостояния и конфронтации. Все большая его часть живет ощущением запаха паров уже разлитого бензина и звука гремящих в коробках спичек. Еще немного, и время для диалога может быть упущено. Банальная констатация того, что история все расставит по своим местам, – слишком слабое утешение для живущих сегодня. Вряд ли случайно, что в этой обстановке необходимость «Круглого стола» всех политических сил и профессиональных объединений, требование создания коалиционного правительства народного доверия начинается в докладе Б Ельцина на третьем Съезде народных депутатов РСФСР со слова «немедленное». Время действительно не ждет. И тем не менее поправка к проекту постановления, рассчитанная на перевод деклараций в русло практических действий, была депутатами провалена. Для кворума не хватило 76 голосов. Такой результат был прежде всего следствием позиции блоков *Коммунисты России», где предложение поддержало лишь 36 из 212 депутатов, и «Россия», где «за» было 38 из 98. Сыграло роль и необычно большое число воздержавшихся. Однако свою лепту внесли и депутаты, входящие в группы демократической ориентации. Против поправки оказались секретарь ЦК Компартии РСФСР А. Соколов и заместитель председателя Демократической партии России М. Толстой, бывший заместитель председателя КГБ СССР Ф. Бобков и популярная ведущая «Пятого колеса» Б.Куркова. Все это, а также ответы представителей самых разных общественных объединений на вопрос об их отношении к идее «Круглого стола» побудили редакцию газеты совместно с подкомитетом ВС РСФСР по связям с общественными организациями созвать свой «Круглый стол», чтобы разобраться в сложившейся ситуации.

Выскажемся по мотивам…

.

Не дожидаясь перехода дискуссии о «Круглом столе» в практическую плоскость, редакция «России» решила выяснить отношение к этой идее у лидеров и представителей ряда известных в стране политических организаций и течений. И если уж мы намерены решать наши проблемы на основе общественного компромисса, то для начала надо хотя бы определить исходные позиции. Какие бы чувства мы ни питали к тем, кто их представляет. Из песни, как говорится, слова не выбросишь.

Валерия НОВОДВОРСКАЯ, координатор партии Демократический союз: Предложение Бориса Ельцина будет отвергнуто однозначно. Никогда за стол переговоров мы не сядем и сделаем все возможное, чтобы объяснить людям всю нелепость этой затеи.

Игорь СЫЧЕВ, лидер Русского народно-демократического фронта движения «Память»: Об идее «Круглого стола» я слышу в первый раз, и принять участие в нем нам никто не предлагал. Но даже если и поступило бы такое предложение, то мы его примем только на определенных условиях

Нина АНДРЕЕВА,председатель Всесоюзного общественно- политического движения «Единство за ленинизм и коммунистические идеалы»: Считаю не только возможным, но и необходимым принять участие в «Круглом столе» представителей различных политических партий и объединений, играющих заметную роль в общественной жизни. Это представляется целесообразным и полезным с точки зрения ознакомления наших соотечественников с нынешней расстановкой социалистических и антисоциалистических сия, объективно противостоящих друг другу. «Круглый стол» высветит сущность социальной борьбы на шестом году перестройки. Это должно помочь развеять мифы о якобы антигуманности и несостоятельности социализма и выявить основные антагонизмы, порожденные буржуазно-реставраторской перестройкой.

Всесоюзное движение «Единство за ленинизм и коммунистические идеалы» может принять участие в «Круглом столе» при условии, если его представителям и их союзникам будет предоставлено такое же время, как и нашим оппонентам, которые по сей день имеют явный приоритет и на ТВ, и в печати.Результатом проведения такого «Круглого стола», по моему мнению, должны стать не только уточнение позиций его участников и показ бесперспективности антикоммунизма, но и попытка найти общие точки роль в общественной жизни. Представляется целесообразным и полезным с точки зрения ознакомления наших соотечественников с нынешней расстановкой социалистических и антисоциалистических сия, объективно противостоящих друг другу. «Круглый стол» высветит сущность социальной борьбы на шестом году перестройки. Это должно помочь развеять мифы о якобы антигуманности и несостоятельности социализма и выявить основные антагонизмы, порожденные буржуазно-реставраторской перестройкой.

Юрий НЕСТЕРОВ, народный депутат РСФСР, член совета представителей ленинградского регионального движения «Демократическая Россия»: «Круглый стол», с моей точки  зрения, необходим прежде всего  для формирования коалиционного правительства народного доверия. Его проведение на союзном уровне мне представляется более целесообразным, нежели на российском. Ведь сегодня народ требует отставки правительства Горбачева, выражает недоверие Центру, а не парламенту России.

«Круглый стол» должны подготовить и провести политические организации и движения непосредственно, без явного участия государственных структур – правительства, Верховного Совета. Это не значит, что депутаты вовсе не должны принимать участия. Они могут участвовать, но как представители партий и организаций.

Если все же «Круглый стол» состоится на российском уровне, то за него обязательно должны сесть наиболее влиятельные партии, имеющие республиканский статус, независимо от их количественного состава. Прежде всего это ДПР, СДПР, общероссийское движение «Демократическая Россия», РКП, крестьянская партия и представители рабочего движения.

Александр РУЦКОЙ,

лидер группы «Коммунисты за демократию»: Я выступаю, за идею «Круглого стола». «Коммунисты России» выступают и говорят «за», а голосуют «против». У нас «за» и на словах и на деле. Идея «Круглого стола» очень актуальна на сегодняшний день. Чтобы не повторить прошлых ошибок – Прибалтика, Грузия, Баку, – мы должны сесть за стол и спокойно все обговорить. Необходимо определиться в нашей дальнейшей совместной деятельности и незамедлительно принять конкретное решение. А в острых вопросах, в которых мы не сходимся, в процессе диалога прийти к согласию всех без исключения.

Помощник Президента СССР Георгий ШАХНАЗАРОВ:

Михаил Горбачев считает, что реализация его антикризисной программы возможна лишь при условии гражданского согласия в стране. Первый шаг к его достижению был сделан на заседании Совета Федерации 9 апреля. Президент заявил, что поддерживает идею «Круглого стола», за которым должны встретиться представители основных политических сил.

В обсуждении темы приняли участие народный депутат РСФСР кандидат юридических наук Леонид ВОЛКОВ; кандидат философских наук, редактор отдела журнала «Диалог» Владимир ВЬЮНИЦКИИ; главный научный сотрудник ИОН при ЦК КПСС доктор философских наук Борис КАПУСТИН; ведущий специалист подкомитета ВС РСФСР по связям с общественными организациями Павел Кудюкин; член этого подкомитета, кандидат исторических наук Владимир ЛЫСЕНКО; заместитель заведующего отделом Института международных экономических и политических исследований АН СССР кандидат исторических наук Аркадий ЛАПШИН; председатель подкомитета ВС РСФСР по связям с общественными организациями доктор физико-математических наук Лев ПОНОМАРЕВ. Вел встречу политический обозреватель газеты «Россия» кандидат исторических наук Александр Евлахов.

А. ЕВЛАХОВ, Полагаю, что нам надо общими усилиями ответить на следующие вопросы. Во-первых, действительно ли для нашего общества назрела проблема «Круглого стола». Во-вторых, если да, то кто должен бьггь его участниками и готовы ли они к этому процессу. В-третьих, что будет предметом диалога и его основной целью.

А. ЛАПШИН. Что касается ситуации, то она, по-моему, не только созрела, но и перезрела. Страна и Россия вошли не просто в очередной этап кризиса. К сожалению, все серьезные аналитики и у нас и на Западе считают, что речь идет уже о неуправляемости. Процесс распада и общества и государства, их разложение затронули все сферы жизни, все регионы, каждого из нас. Повышение цен вывело из равновесия и человека, далекого от политики. Мы вошли в ситуацию, где стал действовать жесткий закон: только использование определенной системы политических мероприятий открывает возможность перехода к регулируемому кризису. Только от этой исторической точки возможно медленное возрождение и экономики, и политики, и духовности.

А. ЕВЛАХОВ. И тем не менее, почему все- таки в качестве составной части антикризисной программы возникает именно «Круглый стол», а не любые другие существующие механизмы и институты.

А. ЛАПШИН. Как показывает опыт ряда восточноевропейских стран, «Круглый стол» используется там и тогда, где и когда исчерпан авторитет у «старых» властных структур, где, сложилось и действует широкое оппозиционное движение, где наконец, необходимо восстановить общественное равновесие, но уже с новым политическим содержанием. Почему высшие общесоюзные законодательные институты власти не могут предложить вариант правительства народного доверия и национального согласия? Отвечая на этот вопрос, видный болгарский юрист В. Вылканов, характеризуя общественно- политическую ситуацию, сложившуюся весной 1990 года в Болгарии, сделал верный вывод о том, что возникла «политическая неполноценность Народного собрания». Думаю, доказывать сходство с нашей ситуацией излишне – это очевидно. Кризис доверия к действующей власти, переходящий в массовое игнорирование любых принимаемых ею решений, как раз и свидетельствует о сформировавшейся в обществе потребности в радикальной модернизации. Для перехода от тоталитаризма к демократии требуются нетрадиционные политические механизмы. «Круглый стол» как раз и позволяет разрешить политическую квадратуру круга, когда оппозиция делает вид, что она у власти, а власть делает вид, что она у нее есть.

А. ЕВЛАХОВ. Причем у нас оппозиция, делающая вид, что она у власти, и власть, делающая вид, что она у нее есть, часто расположены на разных уровнях административного и национально-государственного устройства страны.

B. ЛЫCEHKO. В результате ни М. Горбачев со своей командой, ни В. Павлов со своей не в состоянии провести политику, так как она блокируется Россией и другими республиками. Но не могут осуществлять реформы также Б. Ельцин и И. Силаев, так как у Центра достаточно возможностей, чтобы заблокировать их. В этих условиях «Круглый стол» должен быть механизмом переговоров и компромисса. Угроза взрыва, хаоса, анархии, чрезвычайного положения может завершиться очень печально для всех. В то же, время в отличие от Восточной Европы проведение «Круглого стола» затрудняет целый ряд факторов и прежде всего многонациональный, многосубъектный характер Советского Союза Есть 15 республик, которые связаны во многом номинальными связями, 9 из них готовы войти в конфедерацию и, став государствами, установить более тесные отношения. Несколько республик готовы подписать договор и остаться Советским Союзом. О трудностях созыва «Круглого стола» говорит и такой, казалось бы, частный факт.

Когда мы пригласили Председателя Верховного Совета Латвии на межпарламентскую конференцию, то он ответил, что Латвия независимое государство и может направить на эту конференцию лишь наблюдателя. Ясно, что республики, которые во главу угла ставят суверенитет, собственную государственность, обсуждать вопрос формирования правительства межнационального доверия тем более не будут.

 

427665 01.01.1993 Пономарев Лев Александрович, сопредседатель движения “Демократическая Россия”, на совещании демократических сил по организации апрельского референдума. Александр Макаров / РИА Новости

Л.ПОНОМАРЕВ. Как председатель подкомитета я наблюдаю за тем, что происходит в партиях, и движениях. В “Демократической России” идея «Круглого стола» обсуждается уже две недели, и до сих пор не ясно, будет ли итоговый документ. Если бы события не развивались революционно, о чем свидетельствует рост забастовочного движения, боюсь этот стол не был бы никому нужен. Даже если бы Президент СССР высказался за него. Слишком велик соблазн идти по революционному пути. Я не сторонник такого подхода. Он очень опасен тем, что трудно выбрать момент, когда еще не поздно вступить в диалог. Сознательных сторонников революционного пути немного, ибо есть понимание того, что он ведет к насилию. Поэтому необходимо высказаться за «Круглый стол», но оговорить главный вопрос повестки дня – передачу власти более демократическим структурам, досрочные выборы Президента СССР и других органов власти, возможно формирование межреспубликанской структуры, играющей роль временного правительства.

Б.КАПУСТИН. «Круглый стол», возможно, единственный шанс выхода из тупика, в который зашла политическая практика. Однако сейчас реально говорить о его республиканском уровне применительно к России.

Это выражает логику суверенизации республик и расклад политических сил. Мы воспроизводим индийскую практику с единственной партией, доминирующей на федеральном уровне. В Индии – это был Индийский национальный конгресс. У нас КПСС. Все’ остальные партии там – на уровне штатов, у нас – на уровне республик. Главная цель «стола», на мой взгляд, – не согласование экономических программ или принципов государственного устройства, а введение в политику, ибо таковая у нас еще не началась. Ее мы отождествляем только с одним проявлением- борьбой за власть, которая идет в диких и хамских формах. Остальные три атрибута политики – выявление и ретрансляция на соответствующие уровни власти интересов, а также их согласование или агрегирование, выработка общего вектора развития у нас вообще отсутствуют. Задача «Круглого стола» – договориться о новых выборах в органы государственной власти всех уровней на многопартийной основе. На стол должны быть положены: идея правовой и судебной защиты всех партий, государственное обеспечение гарантированного минимума материальных основ их деятельности – доступ к полиграфическим мощностям, бумаге и т.д. Кроме того, равные условия для деятельности низовых структур партий – либо одинаковый доступ на предприятия, либо одинаковый запрет: Должен быть диалог демократических левых и демократических правых с отделением крайних полюсов.

В.ВЬЮНИЦКИЙ. Я согласен с тем, что «Круглый стол» назрел, и с тем, что он нужен не как интеллектуальный, а как политический институт. Он предполагает три категории участников: политические силы, профессиональные объединения и республики. Что касается последних, то могут возникнуть возражения – есть Совет Федерации. В отношении вторых – переговорный процесс тоже идет. Не занята именно первая ниша. Союзные органы власти формировались еще при однопартийной структуре, республиканские и местные – при фактической многопартийности, сегодня процесс ушел еще дальше. «Круглый стол» позволяет осуществить перераспределение власти без всеобщих выборов.

Это очень важно потому, что в условиях всеобщей апатии и озлобленности мы получим Веймарский результат.

Именно левые охранители – коммунисты в условиях вхождения в рынок будут «набирать очки». Но я не согласен с Б. Капустиным относительно диалога на республиканском уровне, ибо он не имеет смысла, если на союзном все останется без изменений. 28 марта показало, что лимит непарламентского давления исчерпан Мы были на грани, когда шаг в ту или иную сторону грозил большой бедой.

«Круглый стол» нужен на прагматической основе без идеологических дискуссий.

Л.ВОЛКОВ. Выступление Б. Капустина – это классическая -академическая модель рационализации политики на уровне республики. Это важный вопрос, но не связанный с сегодняшней конкретной ситуацией. Предпосылка к «Круглому столу» не столько демократическое, сколько рабочее движение, которое опередило его. Оно высказывается против партий, правление одной из которых за 70 лет набило оскомину. Идея заявлена. Но как ее реализовать? Есть точка зрения, что демократическое движение должно обратиться к Президенту, который должен издать указ о «Круглом столе», таким образом легализовав его. Но она не учитывает того, что рабочее движение выражает недоверие Президенту и требует его отставки. Другое дело, что проведение «Круглого стола» без главы государства тоже неприемлемо. М. Горбачев завоевал авторитет, и то, что мы сейчас разошлись, не может это обстоятельство перечеркивать. Обращение должно быть не только к Президенту, но и к Верховному Совету и Съезду народных депутатов СССР. Мы не можем начинать «Круглый стол» с требования роспуска этих структур, а следовательно, с роспуска Союза. Это не только юридическая нелепость, но и подрыв легитимной базы будущего конституционного процесса. Другое дело, если коалиционное правительство входит с законодательной инициативой о самороспуске Съезда и Верховного Совета. Это правительство при согласии рабочего движения в результате переговоров за «Круглым столом» вполне может возглавить и М. Горбачев. Это обеспечило бы легальную, культурно-правовую базу трансформации. Но это тоже в идеале, ибо следует вопрос, как вписаться в кризисные условия? Может случиться, что на первый план выйдет вопрос Союзного договора, а не коалиционного правительства. Не ясен и вопрос состава участников диалога. Даже часть “Демократической России” против приглашения тех партий, которые не способны артикулировать социальные интересы.

А. ЕВЛАХОВ. Обозначив для обсуждения первичный вопрос, возможен ли «Круглый стол», и не дав на него ответ, мы уже пошли дальше – стали говорить о повестке дня, составе участников. Они, конечно, взаимосвязаны. Но нельзя исключать и того, что предложение о “Круглом столе”, как и год назад, просто «не услышат».

А. ЛАПШИН. Я внимательно анализировал выступление М. Горбачева на Совете Федерации. На мой взгляд, его апелляция к идее консолидации, высказанной на российском Съезде, – это знак в сторону «Круглого стола».

В ЛЫСЕНКО. Недавно Г. Шахназаров на пресс-конференции заявил, что М.Горбачев к таким переговорам готов. Но дело не только в этом. Не одни лишь демократические силы, но и разумная часть КПСС, союзное руководство также заинтересованы в том, чтобы не допустить разорения и разрушения страны. Сегодня сложилась патовая ситуация, равновесие сил. Год назад, когда идея «Круглого стола» прозвучала на февральском митинге, над ней смеялись: с кем садиться за этот стол? Ныне картина иная. Более мощным фактором стало рабочее движение, оформился совет союзов трудовых коллективов. Есть демократический конгресс, объединяющий наиболее крупные партии республик, межпарламентская конференция. Эти четыре субъекта способны выставить «команду» со стороны оппозиции.

П. КУДЮКИН. При разной партийной принадлежности собравшиеся здесь обнаруживают достаточно близкие научные позиции. И все же не все так ясно. Острота проблемы, во-первых, в том, что субъекты потенциального “стола” формируются в республиках, а узел проблем завязан на союзном уровне. Во-вторых, в Восточной Европе сторонами, ведущими диалог, были партии, государство и гражданское общество, и его целью было достичь, чтобы государство стало инструментом этого общества, а не самодовлеющей силой. У нас это неравновесие полюсов еще более ощутимо. Более того, нарастает процесс люмпенизации политики. К слову сказать, интересен не только опыт Восточной Европы, но и Испании, где в 1976-1977 гг. была применена концепция договорного разрыва, позволившая найти выход из ситуации, сохранив легитимность процесса на всем его протяжении. Восточноевропейский опыт имеет и негативную сторону для партнеров. Он показал, что «Круглый стол» – это путь ухода компартий от власти. Есть много аргументов в пользу того, что сядет за него КПСС лишь под серьезным давлением. Но давление не самоцель, а средство побудить идти законным путем. Обеим сторонам не хватает политической культуры. Почему часть радикалов, о чем упоминал во вступительном слове А. Евлахов, была против 19-й поправки? Это следствие чрезмерной персонификации политики, неумения отделять политические институты от конкретных лиц, в частности М. Горбачева

“Круглый стол” 1989 года в Польше

А. ЕВЛАХОВ. Это, конечно, так. Ведь первый прецедент «Круглого стола» в Польше состоялся на основе диалога с тем самым Кищаком, который будучи министром внутренних дел, ранее осуществлял процесс интернирования своих партнеров. Но возобладал принцип «чистого листа», были протянуты руки. Что касается состава участников – представителей республик, – естественно тех, которые изъявят желание быть участниками «Круглого стола», – то здесь хочу возразить В. Вьюницкому относительно того, что они и так представлены в Совете Федерации.

Тер-Петросян в Армении и, допустим, Муталибов в Азербайджане, чей авторитет во многом держится за счет находящихся в республике войск, далеко не равнозначные фигуры с точки зрения общественной поддержки. Поэтому участие в «Круглом столе» республик должно предусматривать представительство всех основных политических сил, за кем кто-либо стоит.

То же самое можно сказать’ о республиках; входящих в состав России. Например, в Татарстане одним из глашатаев суверенитета является номенклатура. Ее отказ проводить на своей территории российский референдум был негативно воспринят демократическими движениями. И таких примеров можно привести много. Однако отбросим частности. Мы уже пришли к мнению о том что проведение «Круглого стола» в сегодняшней ситуации было бы разумным. Пора более четко прояснить возможную повестку дня, состав участников и принципы диалога

В.ВЬЮНИЦКИЙ. Надо начинать с программ антикризисных мер. Причем не по принципу соединения «немного от карася – немного от порося». Так уже рождалась союзная правительственная программа за счет компоновки «500 дней» и наработок команды Рыжкова. Нужна согласовательная процедура и всей повестки дня. Идти надо через консенсус отрицания, выборов методом вычеркивания того, что не устраивает большинство. Это важно, чтобы не было обвинений в большевизме – мол, собралось меньшинство и диктует свою волю. Тем более что декларации и поступки очень отличаются. Тот же ЦК КП РСФСР на уровне документов за консолидацию. А, выезжая на места, ее лидеры инструктируют – «не сдавать позиции», нацеливают на конфронтацию.

Б.КАПУСТИН. В. Вьюницкий предложил обсуждать в процессе диалога программы. Однако таковая может быть экономически грамотной, но национально-исторически непригодной. Может она быть и неприемлемой по причине «не стыковки» интересов различных общественных сил. Именно поэтому я бы предложил вернуться к проблеме «Круглого стола» не на союзном, а на региональном уровне. Ведь именно там происходит включение людей в политику.

А. ЕВЛАХОВ. Мне кажется, что мы с вами вновь вернулись к пройденному. Л. Волков достаточно убедительно показал, что подход, предлагаемый Б. Капустиным, верен академически, но неприемлем на практике. Люди уже вышли на улицу в Минске, бастуют шахтеры. Кстати, в Кузбассе то, что предлагает Б. Капустин, уже есть. Более тридцати региональных отделений партий и движений еще в конце прошлого года образовали постоянный «Круглый стол», даже заключили договор с областным Советом. Он зарекомендовал себя как инструмент согласования позиций.

Но данный инструмент регионального радиуса действия не универсален. Ключ от многих проблем не в Кузбассе. Вспомните выступление председателя Кемеровского областного Совета А. Тулеева на российском Съезде. Он взывал не к участникам диалога, а к Б. Ельцину. Но и Ельцин даже при максимуме желания с его стороны может лишь временно снять напряжение. Ведь политические требования шахтеров остаются неизменными. Поэтому им и была в докладе поставлена проблема «Круглого стола» на союзном уровне. Итак, его повестка дня.

А.ЛАПШИН. Видимо, здесь аналог Восточной Европы вполне уместен. Там речь шла о глобальных вопросах – выживании, стабильности, безопасности, минимальной легитимации перераспределения власти. «Круглый стол* – это своеобразная «шлюзовая камера» всех сил. Повестка дня может окончательно сформироваться только тогда, когда начнется диалог. Поддерживаю мнение В. Вьюницкого, что она должна формироваться методом «вычеркивания». С учетом участия различных политических сил республик – а именно в этом наша специфика – на основе общей договоренности «за скобки» должен быть вынесен вопрос национальных отношений, территориальных претензий. Иначе «Круглый стол» обречен. Он «потонет» в проблеме Карабаха, гагаузов и других горячих точек.

Но есть вопросы, которые «за скобки» не вынесешь. Это вопрос формирования властных структур, пользующихся доверием людей. Не будет этого – будет продолжаться паралич власти.

П. КУДЮКИН. Все же я убежден: экстремальность ситуации может побудить принять единственно верные решения и отодвинуть на второй план несущественное. Касается это и вопроса правительства национального доверия. Здесь необходимо отбросить партийные пристрастия, сделать шаг назад от завоеванных позиций политического структурирования и руководствоваться единственным критерием-компетентностью. В правительстве могут быть и коммунисты и социал-демократы и кадеты, но не в силу их партийной принадлежности. Правительство должно быть надпартийным.

В.ВЬЮНИЦКИЙ. Я согласен. Надо говорить не только о департизации армии, КГБ и правоохранительных органов, но и правительства.

П.КУДЮКИН. Это даже не департизация в чистом виде. Просто формируется, как это бывает в мировой практике, правительство для чрезвычайной ситуации. Надо учиться компромиссу, если стороны не хотят всеобщей гибели.

Б.КАПУСТИН. Видимо, и я здесь перестаю быть «диссидентом», подписываясь под формулой прагматического правительства с минимальным консенсусом. Только это поможет выйти из нынешней политической матрицы склок, барьеров, разграничительных линий.

А.ЛАПШИН. Это одно из непреложных условий и самого «Круглого стола». Но для того, чтобы запустить его механизм, необходимо соблюдение и других правил. Прежде всего это готовность и намерение участвующих в переговорах сил достигать политического компромисса. А это требует от участников достаточной политической культуры и отказа от идеологического популизма.

Устойчивость работы “Круглого стола” находится в прямой зависимости от степени идеологической нейтральности ряда государственных институтов: армии, правоохранительных органов, госбезопасности. Учитывая данный аспект проблемы, задачи департизации указанных институтов должны ставиться (и решаться) на начальном этапе формирования «Круглого стола».

И,.наконец, последнее, что должно обсуждаться за «Круглым столом». Пакет обсуждаемых вопросов должен касаться самых больных проблем общества, от решения которых зависит судьба народа. Их набор сейчас уже выявлен и очерчен: как накормить и одеть народ, как обеспечить безопасность каждого человека.

Рассмотренные характеристики «Круглого стола» показывают достаточную сложность его функционирования. Но, с другой стороны, он и появляется на политическую арену как центральный элемент антикризисной программы.

ПОСЛЕСЛОВИЕ. Пока материал готовился к печати, стала более ясной позиция в отношении «Круглого стола» не только ученых- экспертов, но и самого широкого спектра политических сил. Пусть с оговорками, но позитивное отношение к нему было высказано пленумом представителей движения «Демократическая Россия», участниками межпарламентской конференции демократических фракций, пленумом Федерации независимых профсоюзов России. Без сомнения, заслуживает внимания и идея соединения «Круглого стола» с процессом подписания Союзного договора, сформулированная входящими в состав «Демократической России» право-центристскими партиями- Демократической партией России, Российским христианско-демократическим движением, кадетами и Партией свободного труда. Теперь важно, что ответят сами властные структуры, включая Президента СССР. Как бы мы ни хотели уйти от восточноевропейских аналогий, его положение сегодня очень близко к той „ситуации, в которой был Ярузельский. Причем как бы одновременно в ситуации декабря 1981 года, когда тот ввел военное положение, и декабря 1988 года, когда он понял, что оно не дает выхода из тупика, и принял решение в пользу «Круглого стола». Этому шагу предшествовал мучительный выбор между судьбой ПОРП и интересами страны. Если в отношении «Круглого стала» Президентом СССР будет сказано «да», то газета вновь вернется к данной проблеме. Если же нет, то ее дальнейшее рассмотрение беспредметно. Однако хотелось бы сохранить хотя бы долю оптимизма.


Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *