Наука, общество, время: 08.06.2021

на стороне отваги и изобретательности

82

Меня зовут Анна Горская, я сотрудник московской библиотеки № 180 имени Николая Фёдорова. Я больше всего хочу, чтобы в нашей библиотеке всё оставалось как было, в смысле шло вперед и в будущее. Хочу, чтобы мы и дальше могли придумывать и устраивать новые, особенные, никогда до этого не реализовывавшиеся циклы встреч и научных консультаций, дискуссии, лектории, семинары, лаборатории, выставки.

Поэтому последние несколько дней я постоянно обращаюсь ко всем своим друзьям, реальным и виртуальным, с просьбой высказаться против проекта «Положения об осуществлении просветительской деятельности», который обсуждается сейчас на Федеральном портале проектов нормативных правовых актов [1].

Наша библиотека носит имя Николая Фёдоровича Фёдорова (1829–1903). Это не только известный на весь мир отечественный философ-первокосмист, но и «идеальный библиотекарь». Такое прозвание он получил после того, как без малого 25 лет служил дежурным чиновником при читальном зале в библиотеке Московского Публичного и Румянцевского музеев, первой публичной библиотеке нашей страны, на базе которой затем выросла РГБ. Несмотря на скромную должность, за четверть века, проведенную им в Румянцевском музее, Фёдоров успел предложить и реализовать столько замечательных книжных, библиографических, просветительских проектов, что, по правде, Ленинку стоило бы называть Фёдоровкой.

Он, в частности, инициировал международный книгообмен с Францией и использование в читальных залах книг из частных коллекций. Кроме того, при Фёдорове первая публичная библиотека Москвы одновременно работала как самоорганизованный университет, где самые разные именитые ученые на добровольных началах давали читателям научные консультации. А Константин Циолковский писал, что библиотекарь Фёдоров заменил ему университетских профессоров.

До последнего времени эта самообразовательная повестка прекрасно вписывалась в стратегию развития российских библиотек. С тех пор как я в 2013 году пришла работать в эту сферу, библиотеки неизменно позиционируются как культурные, образовательные центры, точки сборки самых разных людей и событий, от семинаров локальных сообществ, научно-популярных лекций и ридингов до всевозможных просветительских, книжных акций (вроде «Библионочи» и «Тотального диктанта»), творческих студий и кружков. Этой многообразной реализации не помешала даже пандемия COVID-19 и два, один за другим случившихся локдауна.

Мы, равно как и наши коллеги из других библиотек, довольно быстро переориентировались на работу в онлайн-формате: стали проводить в прямом эфире своего YouTube-канала лекции, семинары и конференции, устраивали регулярные Zoom-телемосты с художниками и философами-космистами со всей России и со всего мира от Нью-Йорка до Лондона и от Парижа до Таллина, завели виртуальный sci-fi кинолекторий, который ведет математик, просветитель Павел Тычина, записали несколько видео-подкастов: «С Фёдоровым против вируса» — с чтением и разбором фёдоровских текстов и «Вы живете в Беляево, задумайтесь» — с виртуальными экскурсиями по нашему району, каким его предъявил в своем поэтическом мифе Дмитрий Александрович Пригов.

Удивительно, но факт: то, что не удалось сделать COVID-19, сейчас вполне может получиться у парламентариев, решивших урегулировать просветительскую деятельность. Мы справились с вызовами пандемии, перепридумав и продолжив свою работу в виртуальной Фёдоровке. В каком измерении мы и наши товарищи сможем спастись от новой напасти, совсем непонятно. Ясно только, что предложенные драконовские правила, требующие заключать с каждым приглашенным лектором, автором, участником дискуссии, ведущим ридинга, мастерской или подкаста особые договоры, снабженные медицинскими заключениями, справкой об отсутствии судимости и неопределенным документом, подтверждающим двухлетний стаж в «реализации общественно значимых инициатив», — намертво нас застопорят.

«Положение об осуществлении просветительской деятельности», будучи принятым в его нынешнем виде, покончит не только с наличествующими, уже опробованными, «готовыми» формами этого труда. Оно, бессмысленно и беспощадно усложняющее и без того непростую, ведущуюся в режиме «24 на 7» работу энтузиастов от образования, срежет сам по себе изобретательский, пионерский дух этой сферы.

Андрей Афанасьев дает консультацию в Фёдоровке

Нам в Фёдоровке очень нравится экспериментировать с формами, сюжетами, методами просветительской работы. Пару лет назад мы провели четырехдневный фестиваль книг и подростков «Изобретение чтения», в ходе которого вместе с поэтом Максимом Чередниченко, кинематографистом Ромой Либеровым, художественным проектом «Супрематикус» и режиссером театра неслышащих актеров «Недослов» Алексеем Знаменским учили детей читать любимые книги так, чтобы те никогда не кончались. Потом из этого опыта вырос одноименный взрослый семинар-ридинг, каждый новый ведущий которого рассказывал о той или иной теории творческого чтения, уравнивающего читателей и писателей в производящем праве, а затем практиковал ее со слушателями.

А весной 2018 года наша библиотека устроила просветительский марафон для школьников «Хочу всё знать», в ходе которого мы опробовали федоровскую модель организации персональных научных консультаций для подростков и молодых людей, планирующих связать свою жизнь с конкретной исследовательской областью. Когда тебе 13 лет, ты придумал проект нового марсохода и можешь прийти в библиотеку, чтобы лично рассказать об этом астроному Владимиру Сурдину, узнать его мнение по конкретным решениям, это дорогого стоит. Это что-то из той серии, когда смотришь из окна на Луну, на эти 400 тыс. км вверх, и понимаешь, что это не невозможно. Что-то из той серии, когда страх, конкуренция и ограничения перестают быть тем главным, что связывает тебя с остальными людьми.

Владимир Сурдин дает консультацию в Фёдоровке

Для Андрея Корженевского из Королёва, который тогда учился в пятом классе и записался к Владимиру Сурдину на консультацию по теме своего школьного проекта «Вселенная, ее строение», десять минут общения с Владимиром Георгиевичем вылились через полгода в новое исследование — об интересе его сверстников к научной фантастике. А другой участник фестиваля, 12-летний тогда Николай Леви, попросивший о консультации вообще всех ученых, выступавших на марафоне (в их числе были космический инженер Андрей Афанасьев, биофизик Юрий Нечипоренко, биологи Сергей Лысенков и Яна Шурупова, океанолог Сергей Смолицкий, филолог Сергей Брель и математик Павел Тычина), успешно и совершенно бесплатно ведет сейчас через Zoom собственные образовательные циклы. Самый новый называется «Неакадемическая биология, или Мир вокруг нас».

Яна Шурупова выступает в Фёдоровке

Мы давно вынашиваем идею устроить на своей базе постоянный консультативный центр «Циолковский», куда автодидакты самых разных возрастов могли бы приходить за конкретными исследовательскими советами к уже состоявшимся ученым, которые по очереди, раз в месяц, могли бы «дежурить» в Фёдоровке. А еще мы мечтаем пригласить к себе Николая Леви с живым образовательным курсом — подростки подросткам у нас еще никогда не читали лекций. Да и просто нам хочется продолжать действовать образовательно, то есть, по формулировке Николая Фёдорова, вызывая в других и себе отвагу и изобретательность. Для этой работы нужен ресурс сил и место для шага вперед. Помогите нам сохранить их, поднимите свой голос против проекта «Положения об осуществлении просветительской деятельности».

Источник: газета Троицкий вариантhttps://trv-science.ru/2021/05/na-storone-otvagi-i-izobretatelnosti/

“Никаких бумаг оформлять не буду”

Несмотря на протесты ученых, музейных работников, библиотекарей и других просветителей, были приняты поправки о просветительстве, фактически затрудняющие эту важную для России работу. Что в этой связи собираются делать ведущие лекторы?

Владимир Сурдин, астроном:

Этот закон принят не для того, чтобы стимулировать и облегчить распространение научных знаний. Поэтому лично меня он не касается. Как и прежде, я буду делиться своими знаниями с теми, кто в них нуждается. В этой работе я не рассчитываю на помощь государства. А сможет ли оно мне помешать? Пусть попробует!

Александр Панчин, биоинформатик:

Собираюсь публично выражать свое несогласие, голосовать за других политиков. Больше пока ничего не придумал.

Алексей Бобровскийхимик:

Меня зовут читать лекции, наверное, раза два-три в год, то есть для меня особо ничего не изменится. Ну, перестанут звать вовсе, что делать…

Борис Штерн, астрофизик:

Я буду игнорировать закон, как и обещал. Никаких договоров заключать не буду. При этом для меня будет отрезан путь на некоторые просветительские площадки. Значит, так тому и быть. Буду продолжать свое дело другими способами.

Александр Марков, палеонтолог:

Я буду игнорировать, конечно. Я и так почти всё вокруг игнорирую. Хотя можно представить себе такую ситуацию, что соглашусь подписать какие-то бумажки, если под угрозой окажутся хорошие и дорогие моему сердцу площадки. Будет очень жаль, если эти сволочи своими законами задушат, например, «Архэ». И если, допустим, Алексей Сивухин мне скажет, что ему не дадут организовать лекцию, если он не оформит с лектором договор, — а без лекторов они ведь пропадут, — то я, наверное, соглашусь. Хотя не знаю — надо будет смотреть по обстановке. Если они прямо всерьез начнут запрещать «несанкционированные» лекции, то это будет для меня очень серьезным аргументом в пользу того, что все-таки пора из страны уезжать.

Михаил Гельфанд, биоинформатик:

Напомню о нашей декларации. Если дело касается лично меня, то я буду игнорировать, платить штраф — или что они там придумают, — а потом судиться, вплоть до Конституционного суда. Если будут проблемы у организаторов — решать отдельно в каждом конкретном случае.

Ceterum autem censeo, сенатор Климов, основной автор законопроекта, на мой взгляд, трус и ничтожество (это мое оценочное высказывание), который уже три месяца боится встретиться со мной в открытом диалоге на прямую камеру.

Ефим Хазанов, физик:

Я никогда не отказываюсь выступить с лекцией, когда меня зовут. Последняя лекция была, по иронии судьбы, на следующий день после суда. Реагировать не буду никак: позовут — приду, никаких бумаг оформлять не буду.

Виталий Егоровпопуляризатор космонавтики:

Ничего не собираюсь делать. Учитывая, что все усилия РАН, Сергея Попова и других критиков данных поправок ни к чему не привели и были проигнорированы, моя позиция чисто созерцательная. Буду смотреть, как поправки реализуются на местах. По формальным признакам (несудимости, профильному образованию, опыту деятельности) я прохожу для лекций по истории космонавтики. Если соблюдение формальностей будет отнимать слишком много сил, то просто не буду читать лекции и займусь чем-то более востребованным.

Алексей Водовозов, медицинский журналист:

Проще всего, конечно, было бы просто прекратить лекции, но не хочется, чтобы от чудесатостей наших законодателей страдали слушатели, они в этой ситуации как бы вообще ни при чем. Так что буду по возможности входить в положение организаторов, которым эти Авгиевы конюшни придется разгребать в первую очередь. Если с них будут требовать, а они будут требовать с меня, тут никуда не денешься. С другой стороны, за год у меня бывает около сотни выступлений. Возьму я один раз справку из ПНД, второй раз, а на третий уже на учет поставят как зачастившего. Ну и медосмотры проходить — тоже время требуется. С доказательством наличия просветительского стажа, к счастью, никаких проблем не предвидится, хотя, кто знает, может реестр какой заведут и обнулят всем стаж, велев регистрироваться заново. Так что сильно повышаются шансы на отказ от предложений о лекциях, если они влекут за собой весь этот дополнительный и никому не нужный документооборот. Буду развивать онлайн-направления, включая свой собственный канал на YouTube, наконец-то книги допишу, может, в «Телеграме» активизируюсь. В общем, молчать не буду.

Источник: газета Троицкий вариант https://trv-science.ru/2021/05/nikakix-bumag-oformlyat-ne-budu/

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *