выход из кризиса: есть шанс

10.06.2021
649

Соглашаясь с необходимостью воссоздания у наших современников объективной истории девяностых, нам часто задают вопрос: почему в качестве зеркала происходивших тогда событий мы выбрали именно газету «Россия»?

Наверное, потому, что именно с газетой «Россия» связан необычайно насыщенный период жизни и у меня- главного редактора журнала «Новые Знания», и у основателя и главного редактора этой газеты Александра Дроздова, который теперь является Исполнительным директором- председателем Правления Ельцин Центра. Нам обоим тогда довелось трудиться в Белом Доме (как мы тогда стали называть нынешнее здание Правительства РФ), в эпицентре новой российской власти, которая была тогда, без преувеличения, эталоном публичности и доступности. Пропускного режима в здание, где находилось главное должностное лицо РСФСР, в 1990 году почти что не было. Там мы и познакомились с Александром Дроздовым, который был помощником его первого заместителя Руслана Хасбулатова. Довольно скоро я воодушевился его замыслом- созданием влиятельной еженедельной газеты. Первоначально ее предполагалось назвать «Республика», но Б.Н.Ельцин- остановился на названии «Россия». Именно она фактически стала первым средством массовой информации суверенной России. Хотя газета и имела в подзаголовке надпись: «Газета Президиума Верховного Совета РСФСР», с подготовки ее первого номера в редакцию никто не звонил и не рекомендовал, кого публиковать, а от кого воздержаться. Тем более никому и в голову не приходило что- либо запрещать.

Так я стал сначала ее автором- обозревателем, потом, оставив должность руководителя группы консультантов ВС РСФСР, руководителем отдела и первым зам. главного редактора. К тому времени я уже очень хорошо знал профессиональный путь Главного редактора Александра Дроздова, внучатого племянника Николая Щорса, включавший фундаментальную подготовку в МГИМО, многолетнюю работу собкором «Комсомольской правды» в Японии, а затем заведующим ее международным отделом и ответственным секретарем. Знали мы, конечно, многих интересных авторов, которых тогда совсем не нужно было искать. Тем более, что в те годы публикации должностным лицам ни с кем не надо было согласовывать.

Кстати, о должностных лицах. Полагаю, надо сказать хотя бы несколько слов о консультантах, входивших в мою группу. Все они пришли в наш «Белый дом» вместе с Олегом Румянцевым, который практически сразу стал разработчиком новой Конституции России и были его ближайшими соратниками в Социал- демократической партии.

 Самым старшим среди них был тридцативосьмилетний Павел Кудюкин, занимавшийся в Верховном Совете РСФСР проблемой партий и общественных организаций. Он окончил исторический факультет МГУ и аспирантуру ИМЭМО АН СССР и прошел защиту кандидатской диссертации по истории Испании. Однако, войдя в кружок молодых социалистов, в 1982 году был арестован и лишившись кандидатского диплома посажен в Лефортовскую тюрьму. На свободу он вышел только под мощным нажимом на руководство страны Социнтерна и в годы перестройки стал активно участвовать в политике и был одним из инициаторов создания Общества «Мемориал». В ноябре 1991 года он станет Заместителем министра труда и занятости России.

Консультантом в области изучения общественного мнения и по сути руководителем социологической службы Верховного Совета РСФСР был Леонтий Бызов, сотрудник ВЦИОМ «первого набора» утверждавший, что «социология- блестящий инструмент оценки нашего незнания России».

Самым младшим среди нас был 27- летний главный специалист- юрист Сагадат Хабиров, курировавший помощь Народным депутатам в разработке законодательства в области общественных объединений и средств массовой информации. Отслужив в армии, он поступил в институт Минобороны и был одним из учеников нынешнего Председателя Конституционного суда Валерия Зорькина, принимавшего тогда участие в создании Конституции России. Когда я приму решение в 1992 году полностью сосредоточиться на работе в газете «Россия», Хабиров вместо меня некоторое время будет возглавлять группу консультантов, но вскоре уйдет начальником управления созданной тогда уже бывшим Министром экономики Андреем Нечаевым Российской финансовой корпорации, но вскоре создаст и возглавит «Кроссинвестбанк», что продолжит делать до 2002 года, когда будет назначен Генеральным директором ГУП «Станкоимпорт». Товарищеские отношения мы сохраним до последних дней его жизни в 2010 году, когда он в результате тяжелой травмы головы уйдет из нее, так и не осуществив свою мечту стать руководителем республики Башкортостан.

Что же касается меня, то наряду с ситуационными задачами, я помогал в создании новых СМИ, вместе с М. А. Федотовым- заместителем министра печати и массовой информации занимался обилием конфликтов в регионах между редакторами газет и местными чиновниками, игнорирующими требование Закона СССР о средствах массовой информации.

Могу сказать, что наша группа была не только консультационным, но и очень неплохим аналитическим центром. Утверждаю это с полным основанием, поскольку неплохо знал намного более низкий уровень работы соответствующих структур ЦК КПСС.  Качество нашей аналитической работы поддерживалось и постоянным притоком молодых ученых (как бы теперь сказали волонтеров), которые, поддерживая новую российскую власть неустанно что-то предлагали и, если их идея принималась, были готовы ночами работать над ее реализацией. Так в числе аналитических разработок появился проект молодых ученых А.  Собянина и Д. Юрьева «Карта политических температур регионов России в зеркале поименных голосований». Эти «политические температуры» в сочетании с другими источниками окажутся достаточно точным индикатором голосований на предстоящем IV cъезде Народных депутатов РСФСР и даже результатов будущих выборов Президента РСФСР 12 июня.  Некоторые из таких результатов анализа, статьи авторов проектов тут же оказывались на страницах газеты «Россия». Так на ее страницах в №17 от 27 апреля появилась и переработанная из внутреннего документа моя статья «Оппозиция в России: взгляд из «тупика». . Ее публикации предшествовала статья другого нашего обозревателя Евгения Факторовича “Жертва фигуры для выигрыша партии”, анализирующая логику кадровой политики М. С. Горбачева. Блестящее эссе к Дню победы “Выстоять!” напечатанное нами в №18 от 4 мая написал для “России” ветеран Великой Отечественной войны, участник Парада победы Григорий Браиловский. Что касается материалов к IV съезду народных депутатов РСФСР, то их подготовка бала поручена мне.

“Россия” №12 от 23 марта 1991 года

Жертва фигуры для выигрыша партии

Как формирует свою команду Президент


Евгений ФАКТОРОВИЧ

Есть в шахматах такие ситуации, когда лучше пожертвовать фигуру, чем проиграть партию. Еще выгоднее отдать фигуру, мешающую продвижению других, ради выигрыша всей игры. Опытный шахматист всегда знает тот момент, когда жертва фигуры создаст наиболее выгодное положение. И чем дальновиднее игрок, тем больше у него шансов одержать победу. Но почувствовать этот момент – момент жертвы фигуры – удается не каждому.

За шесть лет, что Михаил Горба­чев находится у власти в СССР, у него было три команды полити­ков. Первая досталась Генераль­ному секретарю ЦК КПСС от предыду­щих руководителей партии коммунистов и страны. В 1985-1987 годах в ней ос­новную роль играли Г.Апиев, А.Громыко, В.Чебриков, В.Щербицкий. К 1988 году сложилась вторая команда Горбаче­ва, которую сформировал уже он сам как Генеральный секретарь ЦК КПСС – Председатель Президиума Верховного’ Совета СССР. Люди в ней подобрались разные, их имена у всех на слуху: Н.Рыжков, Э.Шеварднадзе, В.Воротников, Л.Зайков, А.Яковлев, Е.Лигачев. К янва­рю 1991 года из этой команды в окруже­нии-Горбачева не осталось никого. Зато Михаил Горбачев уже в третьей своей ипостаси Президент СССР – Генераль­ный секретарь ЦК КПСС начал форми­рование новой команды – А.Лукьянов, Г. Янаев, В.Лавлов, Б..Пуго, А.Бессмертных.          • ‘

Уход с политической арены членов его первой команды не вызвал удивления. Хотя сам М.Горбачев в августе 1985 года, когда вокруг него были еще Г.Романов, В.Гришин, ГАпиев и другие, сказал: «То, что делается сейчас в нашей стране, заду­мано не мною одним. Это отражает об­щее мнение всего нашего руководства».

Уход сторонников, причем самых ак­тивных, из второй команды Горбачева – явление труднообъяснимое и на первый взгляд не всегда понятное.

Во второй команде’ Горбачева были политики, которых можно разделить на две группы: согласных во всем с Горба­чевым и тех, кто имел самостоятельную позицию, не всегда совпадающую с по­зицией Горбачева. К этой второй Группе можно отнести довольно разных по взглядам политиков, но, безусловно, всегда имеющих независимую позицию. А.Яковлев свою политическую позицию высказал очень четко на встрече в МГУ: «Перестройка – движение левое, и если ее обгоняют слева, она должна брать еще левее». Такой определенно независи­мый взгляд явно был не нужен в команде Горбачеву. Э .Шеварднадзе придержи­вался как в своей деятельности, так и в оценке работы политика точки зрения нравственности и гуманности. Его ду­ховная позиция была нетерпима к при­менению силы. Свою первую отставку с поста министра иностранных дел он подал в декабре 1989 года, когда узнал, что Главный военный прокурор Катусев ввел в заблуждение участников II Съезда народных депутатов СССР в отношении тбилисской трагедии. Именно обещание Шеварднадзе в апреле 1989 года разоб­раться и найти виновных в гибели людей помогло успокоить страсти в Тбилиси. Позиция Горбачева, во время правления которого военная сила применялась неоднократно, явно не совпадала с пози­цией Шеварднадзе, и, на мой взгляд, с этой точки зрения ссылка последнего, что уходит в отставку в знак протеста против надвигающейся диктатуры, сле­дует считать как второстепенную, в то время как расхождения Горбачева и Шеварднадзе во взглядах на внутрен­нюю политику диаметрально расходи­лись, и почувствовавший это Шевард­надзе сделал шаг первым.

В.Бакатин заключил несколько прямых договоров с МВД прибалтийских рес­публик, что вызвало неудовольствие ак­тивных сторонников централизованного управления. Главный аргумент, снимая Бакатина, Горбачев привел следующий: «Бакатин увлекся политикой». На долж­ности министра МВД Горбачеву был нужен только исполнитель. Е Лигачев неоднократно высказывал независи­мость своих воззрений от Горбачева, отмечая, что в перестройке совершено множество ошибок, главную из которых он видел в отказе от основ социализма. Довольно часто он публично полемизи­ровал с Горбачевым и отмечал свою по­зицию, не совпадающую с другими. Ес­тественно, что и такой откровенный сто­ронник консервативных сил был не ну­жен в команде Горбачеву. С.Шаталин был одним из авторов программы по переходу экономики страны на рыноч­ные отношения, от которой в конце кон­цов Горбачев отказался, а вместе с этим ему стал не нужен Шаталин.

Другая группа деятелей, которые оказались на обочине политической жизни, казалось бы, должна была устраивать Горбачева в силу своего единодушия и покорности с позицией и деятельностью главы государства. Но дело в том, что их одиозность и ортодоксальность, твердо­каменные позиции, не изменяющиеся в изменяющемся мире, уже не служили на пользу Горбачеву.

Открытые нападки на премьер-минист­ра Рыжкова начались по сути с митинга 25 февраля 1990 года. После этого на десятках митингов, на забастовках шах­теров, на сессиях Верховных Советов (прежде всего России) сотни раз выдви­гались требования отставки Рыжкова и его кабинета. Более того,’ парламент РСФСР по этому поводу принял даже постановление. Сейчас уже нет смысла разбирать объективность этих требова­ний. Важнее взглянуть на позицию дру­гой стороны – защищающейся. Ни разу ни одним словом Президент Горбачев не обмолвился и не защитил прежде всего члена своей команды (Рыжкова на этот пост предлагал сам Горбачев), во-вторых, товарища по совместной работе последних пяти лет. Рыжков весь год боролся и защищался в одиночку. У него даже случился нервный срыв на III Съез­де народных депутатов СССР, когда пос­ле выступления с критикой в его адрес А. Собчака он потребовал от Президента, чтобы тот не допускал таких выступлений в его адрес: «Я, Михаил Сергеевич, Вас не понимаю. Почему именно товарищу Собчаку Вы все время даете слово? Поче­му мы даем ему возможность плевать в каждого человека? Почему он… Вообще я удивляюсь… Вы знаете, я волнуюсь, чест­но говоря. Я не ждал такой нападки хотя за 80 дней после принятия программы каждый день слышу только сплошные нападки» (где в тексте многоточия, у Ни­колая Ивановича срывался голос). До конца правления Рыжкова оставалось чуть меньше года.

Из великого множества политических фигур, пожертвованных Горбачевым ради перспектив в будущем, две достиг­ли апогея в отношениях с Горбачевым публично. Один сам ушел, другого «ушли». Первый – Шеварднадзе, второй – Лигачев. Именно эти двое ушли с небос­клона у всех на глазах: во время ХХVIII съезда КПСС (Лигачев) и во время IV Съезда народных депутатов СССР (Ше­варднадзе). Разговор об их уходе чуть ниже, но следует заметить, что Горбачев убирает политиков очень разных, от крайне правых (В.Афанасьев, Лигачев) до крайне левых (в свое время Ельцин). Демократы хотели убрать Лигачева – и его нет, группа «Союз» выступала против Бакатина и Шеварднадзе – и их тоже нет, националистические и прокоммунисти­ческие течения требовали ухода Яковле­ва – и его постигла та же участь, борцы с номенклатурой ратовали за отставку Сухарева – и здесь Горбачев угодил. Есть в русском языке поговорка: «Всем угод­лив, так никому не пригодлив».

Уход Лигачева не следует расценивать как случайный. В высшем руководстве страны Михаил Горбачев всегда занимал позицию центра. Другое дело, что в зави­симости от перевешивания краев, центр тоже смещается. Своеобразный проти­вовес. Роль центра очень привлекатель­на, т.к. оба края, и левый и правый, стара­ются перетянуть на свою сторону центр, который выступает как примиритель противоборствующих сторон. Сами эти стороны не выступали, во всяком случае раньше, с прямой критикой в адрес Гор­бачева, чтобы не оттолкнуть его от себя, а лишь слегка журили. В начале перест­ройки, когда откровенно левых сил не было, за исключением Ельцина, а справа были Щербицкий, Алиев, Лигачев и дру­гие, Горбачев брал резко влево, но между краями оставался всегда в центре; что тогда очень импонировало нарождаю­щимся демократам. Затем место убран­ного с высшего небосклона Ельцина занял Яковлев. Справа тоже была фигура – Лигачев. Но когда в мае 1990 года Ель­цин вновь занял место в высшем руко­водстве, перетянув весы влево, Яковлев и Шеварднадзе стали не нужны Горбаче­ву на левом фланге. И вдруг летом 1990 года справа рядом с Лигачевым встала еще одна фигура – Полозков.

Этот дуэт лишь временно входил в пла­ны Горбачева, который раньше метил Полозкова на нынешнее место Ельцина (на I Съезде народных депутатов РСФСР Иван Полозков откровенно сказал, что Политбюро выдвинуло его кандидатуру на пост Председателя Верховного Совета РСФСР). Выдвинув Полозкова на одну из высших ролей в государстве, Горбачев уже решил судьбу Лигачева. Двум им долго царствовать на Олимпе было не суждено (их дуэт находился вместе на партийном небосклоне лишь неделю). Все должно было решиться скоро, и Гор­бачев ждал только одного – удачного момента. Две фигуры справа – Лигачева и Полозкова – Горбачев не выдержал бы. Горбачеву был уже не нужен Егор Кузь­мич, и когда тот цеплялся за пост второго секретаря ЦК КПСС на XXVIII съезде, Горбачев не протянул ему руки.

Уход Шеварднадзе, также как и Лигаче­ва, произошел у нас на глазах. Пожалуй, это единственный случай за шесть лет правления Горбачева, когда не он убира­ет членов своей команды, а они самосто­ятельно уходят. Поступок Шеварднадзе был неожиданным не только для всей страны и мира, он был более всего нео­жиданным для Горбачева. Именно так можно считать после слов Горбачева в тот же день: «И для меня явилось неожи­данностью заявление Эдуарда Амвроси­евича об отставке. Это меня, откровенно говоря,, больше всего задевает». Для Горбачева это был действительно силь­нейший удар, который не мог не задеть его лично. Горбачев не мог не осудить этого своеволия Шеварднадзе: «То, что товарищ Шеварднадзе поступил так, не посоветовавшись с Президентом, я лич­но осуждаю». Личность Шеварднадзе ярко контрастировала с остальными чле­нами команды Горбачева. Народный Депутат СССР К.Лубенченко четко выс­казался о нем: «Шеварднадзе сам, лично творил политику. Он был здесь просто активным. А у нас принято лишь одной пружине осуществлять волю. Все осталь­ные – механизмы. Шеварднадзе не отно­сится к числу таких людей: он сам – поли­тическая личность».

От второй команды Горбачева остался только один человек – Михаил Горбачев.

Смерть своей второй’команды Горба­чев встретил во всеоружии. Почти была готова к деятельности третья команда. В этой команде нет пока деятелей, имею­щих самостоятельные взгляды, отличи­мые и независимые от президентских (исключением можно считать премьера Павлова, раньше придерживавшегося радикальных позиций в правительстве Рыжкова, насколько это было возмож­но). Именно такие люди, преданно слу­жащие руководителю, не высказываю­щие откровенно консервативных или левацких взглядов, и нужны Горбачеву. Именно таких он и собрал сейчас вокруг себя. Ни Янаев на посту председателя ВЦСПС, ни Пуго в Комитете Партийного Контроля, ни Ивашко в КПУ ни разу не высказывали свое мнение в отношении политики Горбачева в другом, нежели официальном русле. Правда, пять лет назад другие дебютанты второй команды Горбачева – Шеварднадзе, Яковлев вна­чале тоже не отличались особой самос­тоятельностью во взглядах и мнениях от Генерального секретаря. Но время и обстоятельства изменили людей, спо­собных воспринимать постоянно меня­ющийся мир. Произойдет ли это с члена­ми новой команды Горбачева или это люди другого склада характера, сейчас сказать трудно.

Безусловно, дело самого Президента, кого иметь в своей команде, а кого уб­рать. Но в его отношениях не может не броситься в глаза некоторая отчужден­ность и даже высокомерие к своим това­рищам. Может бьггь, это следы былого Политбюро, в котором, мы знаем, иерар­хическая лестница играла самую главную роль, может, черты характера.

Горбачев прекрасно понимает свою роль в происходящих в стране процессах и огромнейшую концентрацию власти в своих руках. Но он действует в стиле своих предшественников – авторитарно. Бывший член бывшего Президентского совета С. Шаталин в своем открытом письме М. Горбачеву: «Нельзя бороться со злом при помощи зла» писал по пово­ду принятия 8 пунктов программы прези­дентского правления: «Но Вы даже не посчитали необходимым посоветовать­ся об этом с Вашими верными соратни­ками с начала перестройки – членами Президентского совета – Н.И Рыжковым, В.А.Медведевым, Е.М.Примаковым, А.Н. Яковлевым, другими и примк­нувшим-к ним С.Шаталиным».

«Коней на переправе не меняют» – по всей видимости, не подходит для кадро­вой политики Горбачева. Те, кого он набирает сейчас, определяют настоящее и будущее страны. Строжайшее испол­нение воли Президента (это уже прояви­лось в Министерстве обороны, МВД и на Гостелерадио), поднятие авторитета и влияние партии коммунистов (вице- президент и министр внутренних дел пришли из верхов коммунистической партии), жесткий экономический курс (в одном из интервью В. Павлов сказал, что его стиль – атака). Былого разброда в мнениях (раньше Лигачев – Яковлев) в нынешнем окружении нет. Скажется ли это на плюрализме мнений и свободе печати, определенно пока до конца не ясно’, но первые сигналы о сворачивании «свобод» уже есть (предложение Горба­чева о временном приостановлении За­кона о печати, деятельность Кравченко в Гостелерадио, а теперь Всесоюзной те­лерадиокомпании).

Ближайшее будущее страны, как мини­мум еще на четыре года, непосредствен­но связано с нынешним окружением Горбачева. Кто-то раньше, кто-то позже из них сойдет с беговой дорожки. Способ заката предусмотреть нетрудно. Почти все сценарии уже разыгрывались на наших глазах за последние пять лет: отс­тавка (Шеварднадзе), неизбрание на пост (Лигачев), болезнь (Рыжков), уход в тень (Яковлев), дискредитация в об­щественном мнении (В. Афанасьев, Сухарев), снятие с должности (Бакатин). Нынешних политиков в конце концов ждет что-то из этого ряда, во всяком слу­чае на нечто новое пока рассчитывать не приходится.

Жертва фигуры в шахматах всегда очень ответственна. Удачная, она может внести решающий перелом в партию, и успешная атака по всем флангам не сос­тавит особого труда. Здесь главное – проявить решительность и не дать со­пернику перехватить инициативу. Жерт­ва фигуры порою из-за нерасчетливости может привести к довольно неблагопри­ятной обстановке на доске. Более того, она может стать и катастрофичной для судьбы всей партии. Поэтому очень важ­но в момент жертвы иметь два безуслов­ных плюса: удачное время и нужную фигуру. Но если жертва сделана раньше или позже – это еще можно как-то вып­равить, если пожертвована не та фигура – судьба партии предрешена. Отданную фигуру вернуть почти невозможно. Единственный выход – проход пешки в ферзи. Но это бывает крайне редко. Глав­ное – не пожертвовать еще нужную на доске фигуру. В другом случае грозит проигрыш. И здесь уже короля не спасут ни пешки, ни фигуры, ни ферзь.

“Россия” № 17 от 27 апреля 1991 года

Оппозиция….Взгляд из тупика

Александр ЕВЛАХОВ

Штаб-квартира компартии РСФСР расположена в переулке, не имеющем официального названия. Обитатели окрестных зданий называют его просто “тупик”. Так и говорят «у них в тупике».

Ива́н Кузьми́ч Полозко́в (род. 16 февраля 1935, село ЕфросимовкаКурская область)22 июня 1990 года был избран первым секретарём ЦК только созданной КП РСФСР. На данном посту зарекомендовал себя жёстким политиком консервативного направления, противником горбачёвского курса «перестройки» и ельцинских реформ.

Именно здесь в сентябре прошлого года была сформирована специальная аналитическая группа, которой предстояло заняться оппозицией, ее структурой и методами деятельности. Работа заняла почти полгода. Всестороннему изучению подверглись 1363 представителя оппозиции в Верховных Советах СССР и РСФСР, Моссовете и Ленсовете, в ряде областных и городских Советов. Не остались без внимания и те, кто не вошел в состав властных структур, но играет заметную роль в общественной жизни.

Даже краткая информация ‘ о результатах работы, проделанной группой на недавнем Пленуме ЦК и ЦКК КП РСФСР, потребовала времени сверх регламента. Попробуем и мы поразмышлять над ними.

  1. Ретроспектива

В принципе ни анализ деятельности оппозиции, ни разработка в отношении ее мер противодействия не являются чем-либо необычным; На протяжении десятилетий КПСС, как известно, не было нужды заниматься подобного рода анализом. Зачем? В духе приписываемой Бухарину шутки о том, что “многопартийность в нашей стране возможна лишь при условии, если одна партия – у власти, а остальные – в тюрьме”, вопрос об организованной оппозиции у нас был решен «полностью и окончательно». Что же касается работы с «отдельными инакомыслящими», то эти функции были успешно делегированы КПСС смежной структуре – «вооруженному отряду партии». Она осуществляла так называемые профилактические функции по защите общества от воздействия «враждебных ему сил». Она же давала ответ на вопрос, откуда таковые берутся в условиях идейно-политического единства. Наиболее полно методология подхода к этой проблеме была дана в 1977 году Ю.В. Андроповым, который пояснял: «Существование так называемых «диссидентов» стало возможным лишь благодаря тому, что противники социализма подключили к этому делу западную прессу, дипломатические, а также разведывательные и иные специальные службы…К тому же формирование нового человека в странах социализма ведется не в вакууме… Причины тут; как известно, могут быть разные; политические или идейные заблуждения, религиозный фанатизм, националистические вывихи, личные обиды и неудачи, воспринимаемые как недооценка обществом заслуг и возможностей данного человека, наконец, в ряде случаев – психическая неустойчивость отдельных лиц».

Эта методология с приходом Ю.В. Андропова к руководству КПСС, была перенесена на ее деятельность посредством создания специальных структур «контрпропаганды», призванных «противодействовать влиянию буржуазной идеологии». Результаты совместных усилий «вооруженного» и «невооруженного» отрядов партии были иной раз довольно противоречивы. К примеру, в Ленинграде был, с одной стороны, ликвидирован «чуждый» научный семинар по семиодинамике в ЛГУ, с другой – легализованы объединения инако- пишущей, рисующей и музицирующей интеллигенции.

С началом перестройки и курсом «нового мышления» структуры контрпропаганды перестали существовать в их прежнем виде, однако были переквалифицированы на работу с «неформальными объединениями». Сохранен был не только их кадровый состав, но, что самое важное, концептуальная основа. Мало что изменила и отмена шестой статьи Конституции. Впрочем, обратимся к фактам.

Опыт классификации

Называя оппонентов «антикоммунистической оппозицией» аналитики российской компартии подразделяют их на пять групп.

 Первая. Она характеризуется как «активные антикоммунисты из числа так называемых диссидентов». Отмечается, что это «люди идеи» и компромиссы с ними невозможны.

 Вторая. К ней отнесена «значительная группа научной и творческой интеллигенции, недовольной своим положением в обществе». С этой категорией, указывается, «возможна результативная работа в индивидуальном порядке».

Третья. Ее составляют, с одной стороны, «образованные молодые люди, ищущие точку приложения своей энергии и честолюбия». С другой – «бывшие активные коммунисты и высокопоставленные партийные функционеры. Вняв призыву реформаторов и отступив один раз, они повторили это многократно». В отношении этой категории также делается вывод, что здесь компромиссы невозможны.

Четвертая. Она квалифицируется как «нижнее звено оппозиции, ведущее работу в микрорайонах, организующее митинги, распространяющее листовки и другую печатную продукцию». «Здесь есть хорошая перспектива для работы партийных идеологов».

 Пятая. К ней отнесено 75-80 процентов оппозиции. В основном это «люди, увидевшие в «Демократической России» истинного защитника российских интересов. Многие их них «поддерживают группу Ельцина не потому, что они разделяют его мировоззрение, а потому, что их не устраивает политика Президента СССР».

Такова вкратце классификация исследователей. Их главный вывод: «четко антикоммунистическими следует признать в условиях России представителей первой и третьей структурных групп. Мозговой центр оппозиции – Межрегиональная депутатская группа, пользующаяся консультативной и финансовой помощью из-за рубежа».

Как видим, при всех внешних различиях несколько иной терминологии и типах классификации преемственность с оценками Ю.В. Андропова «инакомыслящих» сохранилась в главном.

Во-первых, оппозиция отнюдь не рассматривается как потенциальный соперник на выборах. Она – всего лишь «объект для работы». Поэтому главный критерий – не политические взгляды или принадлежность к определенным социальным группам, а прежний принцип – на кого еще можно воздействовать, а на кого – бессмысленно.

Во-вторых, как и раньше, непоколебимая уверенность в том, что есть некие: «мы» – носители великой исторической миссии, действующие от имени и по поручению народа, и «они» – все те, кто эту миссию мешает осуществлять.

В-третьих, констатация единства внутренних и внешних факторов существования оппозиции, наличия ее интеллектуальной и моральной поддержки из-за рубежа.

Есть, наконец, еще один вопрос. Насколько вообще правомерно говорить сегодня о существовании антикоммунистической оппозиции? Если судить по результатам исследований, проведенных АОН при ЦК КПСС, то у 72% опрошенных понятие «коммунизм» вызывает либо нейтральную, либо отрицательную реакцию. Если же опираться на данные опроса общественного мнения в Москве, то в соответствии с ними лишь 3% населения ориентируются на коммунистическую перспективу. Остальные «идти в коммунизм» не намерены. Таким образом, рассуждения об антикоммунизме у нас имеют вряд ли больший смысл, чем в иных странах, где коммунизм давно уже стал призраком, то есть тенью усопшего, в буквальном смысле этого слова.

Именно это обстоятельство является той плитой в фундаменте аналитической конструкции из-за отсутствия которой «едет крыша». Верни ее – И очень многое встанет на свои места. Станет ясно, что «мозговой центр» оппозиции вовсе не Межрегиональная депутатская группа, поддерживаемая зарубежными подрывными центрами, а сознание миллионов людей. Могут уйти все 1363 депутата, отнесенных к антикоммунистической оппозиции. Но их место неизбежно займут другие.

Грехи” реформаторов

Согласно версии аналитиков именно их ошибки стали главной причиной оформления оппозиции. В укрупненном виде они обрисованы следующим образом. Одержимые благородными целями реформаторы из руководства КПСС слишком увлеклись идеей ликвидации ее властной монополии. В то же время интеллектуальные силы вне КПСС в «академических кабинетах» имели возможность лишь критиковать и «в любой ситуации не могли предложить что- либо в рамках социалистического выбора, но альтернативное КПСС».

Они обратились к «заготовкам», составленным зарубежными центрами». С. Шаталин – к рекомендациям Международного валютного фонда, Г. Арбатов – к наработкам исследовательских центров США по проблематике американо-советских переговоров. Второй грех, согласно этой же версии в том, что реформаторы полагали целесообразным поделиться интеллектуальным потенциалом КПСС с оппозицией.

Оставим за скобками очередную банальность относительно западных центров. Отметим лишь, что обращение к мировому опыту произошло уже после длительных блужданий в лабиринтах «социалистического выбора», завершившихся возвратом к исходной точке и пониманием простой истины: искать надо не там, где светло, а там, где потерял.

Что же касается интеллектуального потенциала КПСС, то не будем лукавить: он концентрировался там отнюдь не в силу приверженности идеям основоположников, а по причине властных функций партии. Там действительно оказалось немало квалифицированных специалистов, однако коммунистическое мировоззрение многих из них было более чем условным.

Поскольку в первое время партия имела шанс стать катализатором обновления, в ее органы пришли вчерашние журналисты, экономисты, юристы, социологи. Однако возможность опереться именно на эти силы, реформировать партию на иной идейной основе, пусть и ценой раскола с фундаменталистами, была упущена дважды – на XIX партконференции и в канун XXVIII съезда КПСС.

Почему руководители КПСС упустили возможность, сохранив организационную структуру КПСС, «влить молодое вино в старые мехи» – вопрос особый. Отчасти, вероятно, из-за недооценки столь быстрой демифологизации массового сознания. Отчасти из-за дани памяти старшим поколениям.

Однако сыграли свою роль здесь и те же силы, которые впоследствии привели к уходу с политической арены А. Яковлева и Э. Шеварднадзе. Одной из козырных карт в их руках были составленные на основе публикаций зарубежных исследователей «планы Запада в отношении мирной трансформации общественного строя в СССР».

Противодействие оппозиции. Элементы стратегии и тактики.

Переход к свободной экономике, развитие частного предпринимательства еще более сократят размер «ниши», занимаемой коммунистической партией. Наиболее реально мыслящая ее часть понимает: в условиях России победу над оппозицией в свободных выборах ей не одержать. Поэтому в стратегическом плане в целях самосохранения для нее возможны три варианта.

Первый из них – трансформация в левую партию социальной демократии отвергнут, и от него компартия РСФСР все больше и больше отдаляется. Во всяком случае при нынешнем составе ее руководства он невозможен.

Второй – создание блока с национально- патриотическими движениями и православной церковью под лозунгами «спасение Отечества» и «Особого пути России» с постепенным отказом от коммунистической и социалистической терминологии. Он возможен, но при нынешнем состоянии общественного сознания, если судить по результатам предыдущих выборов малорезультативен.

Есть, наконец, третий путь. Объявление того курса, который проводился руководством страны, – предательством национальных интересов. Он требует сильного эмоционального взрыва в обществе посредством изобличения реформаторов в КПСС и оппозиции как соучастников международного заговора, направленного на ослабление обороноспособности страны. Судя по историям с АНТом, миллиардами Филышина, очередному выпуску телепередачи «600 секунд» – «Измена», пробные шаги по обработке общественного сознания в этом направлении будут продолжены.

Вполне соответствуют такому развитию и предлагаемые аналитической группой компартии РСФСР элементы тактики. «Перспективен, на наш взгляд, – как отмечается, – анализ взаимоотношений, финансирования оппозиционных изданий, создание политиками оппозиции экономических ассоциаций, занятие там административных должностей». Если же будет оперативно осуществлена рекомендация «срочно проанализировать экономические статьи договоров Б.Ельцина с прибалтийскими республиками», то не исключено, что эта проблема в том или ином виде будет вытащена на свет уже на внеочередном Съезде народных депутатов. (Записка, преобразованная в текст статьи готовилась в начале марта 1991 года).

В числе иных – совет «обратить внимание на ущербную целевую направленность идеологии оппозиции. Выбор как перспективы заимствованного на Западе опыта, бесконечные консультации наших академиков-экономистов в Западной Европе и в Штатах сразу же рождают вопрос о многолетней целевой запрограммированности нашего отставания. И это важно разъяснять людям». Весьма характерен и еще один элемент тактики – приписывание собственных пропагандистских приемов оппозиции. Вот как, например, трактуются осенние события. «В начале 1990 года ужасы сталинизма перестают срабатывать. В августе начинает мелькать слово «переворот». Скоро возникает истерия на картофельной почве. Видимо, наши оппоненты срочно проконсультировались с профессионалами из-за «бугра». Выискивается емкое понятие, за которым в восприятии общества – целый сюжет, навеянный пропагандистскими стереотипами. Танки на улицах, стадион, забитый инакомыслящими, концлагеря».

Обойдем вниманием «профессионалов из-за «бугра» и иную «особистскую терминологию». Суть не в ней, а в фактических событиях, которые развивались с точностью «до наоборот». В указанное время перестают срабатывать «ужасы капитализации», появляется программа «500 дней». И тогда в коммунистической прессе поднимается истерия вокруг иного документа – «Программы действий-90», по поводу которой, объявив о подготовке переворота демократами полномочный представитель ТАСС т. Петруня восклицая: «Так что же на очереди – роспуск Съезда народных депутатов или сразу – программа ускоренного производства колючей проволоки для новых ГУЛАГов?» Впрочем, вспоминать об этом авторам кампании как-то не с руки. Ведь именно создатели «программы переворота» в итоге оказались в числе их союзников по «центристскому блоку».

В политической борьбе компрометация противника далеко не всегда идет по правилам честного боя. Исходя из этой логики, аналитики дают рекомендации делать акцент не столько на том «что говорят», сколько на том, «кто говорит», не на идеях и взглядах как таковых, а на биографии их носителей. «Психологические обоснования оппозиции, как полагают авторы рекомендаций, – довольно шатки. Каждый вновь объявившийся лидер имеет сформировавшуюся за десятилетия репутацию, и ему трудно объяснить свой поворот на 180 градусов. В особенности, если в доперестроечное время у него были соответствующие публикации, стенограммы выступлений».

Так и хочется сказать: ну до чего же наивными были оппоненты Ленина. Приди им в голову сравнить взгляды вождя во время нэпа и до этого, глядишь, и пришлось бы всему большевистскому правительству подавать в отставку.

Судя по всему, данный компонент тактики – дискредитация оппозиции посредством «спектрального анализа» нынешних и прежних высказываний уже запущен в оборот. Один из тюменских депутатов сообщил мне о том, что после визита в область секретаря ЦК КП РСФСР А. Мельникова местные эксперты уже вовсю изучают, кто и что прежде писал, публиковал и говорил. Кроме дискредитации, эта тактика преследует еще одну цель – предотвратить отток в ряды оппозиции колеблющейся части номенклатуры, поставив ее в положение изоляции.

Хотя, как показывает опыт, эта тактика имеет шанс не реализоваться в очередной раз. Не «опорочили» Михаила Полторанина публикации, изобличавшие его в том, что он прежде работал в партийной печати. С блеском провалилась попытка дискредитировать Юрия Афанасьева как бывшего комсомольского функционера и сотрудника журнала «Коммунист». Не повредило «номенклатурное прошлое» авторитету Н .Травкина и Д. Волкогонова. Смехотворным оказался эффект публикации поздравительной телеграммы Б. Ельцина Брежневу.

Люди не столь глупы, как этого бы хотелось «разработчикам стратегии». Лишь немногие не отдают себе отчета в том, что в условиях нашей страны формирование оппозиции, в том числе за счет бывших членов КПСС, – явление вполне закономерное.

Так что же делать демократам?

Прежде всего, как мне представляется, не столько спорить с тактикой оппонентов, сколько еще раз осмыслить свою собственную. Первое, что нужно, так это не допустить, чтобы понятие «демократия» пополнило собой коллекцию столь малопопулярных в глазах общественного мнения терминов, как «социалистический выбор», и не было бы девальвированным, подобно «перестройке». Тенденция такая, к сожалению, есть, и считать ее исключительно следствием усилий компартии – значит не смотреть правде в глаза. Уже ясно, что ни в рамках малочисленных партий, ни в условиях аморфных движений дефицит компетентности и профессионализма демократическим силам не преодолеть. Похоже, заканчивается период долгого прощания демократических лидеров с иллюзией внепартийности. Аналогичный процесс пусть медленно, но происходит среди тех, кто заинтересован в подлинных, а не мнимых преобразованиях, в том числе и среди интеллигенции, ранее предпочитавшей статус независимых консультантов и экспертов.

В повестку дня поставлен вопрос о создании массовой партии на базе движения «Демократическая Россия». Среди препятствий к ее созданию есть, судя по всему, и такое, как опасение трех недавно зарегистрированных партий России оказаться поглощенными некой «суперпартией». Хотя опасения такого рода, на мой взгляд, вполне преодолимы. Во-первых, в силу того, что внизу оттенки различий всех партий еще менее ощутимы, чем на уровне их руководящих звеньев. Во-вторых, потому что окончательное структурирование политических сил – дело более отдаленного будущего. Сегодня речь может идти скорее всего о партии переходного периода. С учетом сложившихся традиций, а также сохранения на данном этапе территориально-производственного принципа построения КПСС, «Демократической России» безусловно необходимо более активно формировать свои ячейки в трудовых коллективах. Есть и еще одно немаловажное обстоятельство. Процесс размежевания среди членов КПСС далеко не завершен. И вхождение в состав альтернативной партии признанных лидеров неизбежно ускорит этот процесс. В этих условиях демократам необходимо бороться не «с оставшимися в рядах КПСС», а «за них». Судя по всему, и среди номенклатуры, и среди представителей военно-промышленного комплекса, не говоря уже о других категориях, количество колеблющихся и делающих выбор явно растет.

И, наконец, последнее. В этих условиях необходима максимальная концентрация усилий демократов на позитивных шагах, подобных тем, что обозначил Б.Ельцин в радиовыступлении о конкретных путях получения земли всеми желающими. Необходимы более широкая пропаганда осуществляемых в рамках демократического движения «малых дел» и на основе этого разрушение стереотипа восприятия новых политиков только как митингующих и говорящих.

“Россия” №18 от 4 мая 1991 года

Выстоять !     

Григорий БРАИЛОВСКИЙ, ветеран Великой Отечественной войны

Григорий Ильич Браиловский родился в 1921 г. в Харькове. С 1923 г. живет в Ленинграде. В 1939 г. был призван в армию. Закончил Череповецкое пехотное училище. На фронте с декабря 1941 г. Воевал под Москвой, на Брянском и Степном фронтах, форсировал Днепр. Участник Парада Победы. Награжден орденами и медалями.
После войны закончил академию им. М. В. Фрунзе, заочно — Московский институт иностранных языков. Его публикации о фронтовиках в ленинградской печати, поиск через газету всех, кого разлучила война, стали заметным явлением в ветеранском движении города и страны.
 

  Идет 1991-й. В июне мы отметим полсотни лет с начала Великой Отечественной. Но сегодня не одна лишь круглая дата вызывает тяжкие воспоминания и рождает горькие сопоставления- нынешняя жизнь.

Тогда, в сорок первом, в фонд обороны люди сдавали деньги, драгоценности, теплые вещи… В наши дни снова собирают деньги и продукты, но в фонд бастующих шахтеров, вопреки утверждению, что забастовки-плод буржуазного строя.

 Как и в то давнее время, не устарел лозунг «Пушки вместо масла». Только вот приоритет на него нынче уже не у капиталистов- у нас. Реализуя христианскую заповедь: “Помоги ближнему своему” как интернациональный долг, мы только одному Багдаду презентовали оружия на многие миллиарды рублей. И хотя американцы превратили наш подарок в лом- не беда, когда масло по талонам, с пушками проблем нет.

 Как и тогда, мы снова пребываем на планете в политическом одиночестве. Правда, еще вчера существовал так называемый «социалистический лагерь»- cодружество стран, стянутых наручниками Варшавского Договора. Но в одночасье рухнула Берлинская стена и содружества не стало: вчерашние союзники спешно и дружно открещиваются от коммунистических идеалов, предоставляя нам самим весьма сомнительную, по нынешним временам, честь следовать социалистическому выбору, а всему цивилизованному человечеству- повод недоуменно пожимать плечами, а то и вертеть пальцем у виска.

Как и перед той войной, можно увидеть паучий знак свастики. Правда, тогда он был виден только на фашистском знамени, что развевалось над зданием Германского генерального консульства, а сегодня намалеван доморощенными недоумками на стенах наших домов. В сорок первом танки с черными крестами на броне наводили страх на жителей городов многих стран. В наше время, как и тогда, снова от танков гибнут люди. Так было в Новочеркасске и Пекине, Тбилиси и Эль-Кувейте, Баку и Вильнюсе… Но теперь вместо крестов на их башнях- звезды. Как и в ту войну, опять полыхает огнем Закавказский фронт, пахнет порохом и льется кровь на Прибалтийском. Кто знает, где завтра может объявиться очередной «комитет национального спасения» на платформе КПСС? Может, вновь загремит Украинский, Белорусский фронт, а то и Ленинградский.

Осенью сорок первого в Москве было собрано много войск: ей угрожали гитлеровские полчища. Главным лозунгом тех дней был «Враг не пройдет!» И вот, спустя полвека, советские солдаты вновь появились на улицах столицы. И хотя они не держали в руках привычный лозунг «Народ и партия-едины!», все и так было ясно, в руках солдаты сжимали дубинки, и мы снова вправе петь: «Не забудет Москва двадцать восемь…», но только на этот раз имея в виду не героев-панфиловцев, а 28 марта.

 Полвека понадобилось, чтобы мы смогли кое-что узнать из фактов истории страны, составлявших государственную тайну от народа. Например, о том, что по воле «отца и учителя» только в предвоенные годы за колючей проволокой мы потеряли больше миллионов своих, чем в войну. Что это он, Верховный Главнокомандующий, лично распорядился стрелять по нашим женщинам, старикам и детям, которых, бывало, немцы гнали перед собой, идя в атаку. И вот сегодня, когда тайное стало явным, когда мир содрогнулся от преступлений «вождя народов» и хором отпевает коммунизм, земля еще носит-и немало-тех, кто все еще не может поступиться сталинскими принципами.

Полвека мы выполняли и перевыполняли начертания партии в перманентной обстановке всенародного подъема, вызванного очередными «историческими решениями». Дожили до года наступления обещанного “решениями”. Построили, как нам разъяснили, «развитой социализм». Даже дожили до года наступления обещанного «светлого будущего», но когда развеялся туман идеологической лжи, оказалось, что вместо «каждому-по потребностям» вышло лишь каждому по продуктовому талону. Особенно больно все это ощущать ленинградцам, пережившим. вражескую осаду, половина из которых сегодня – через столько лет после Победы! – живет за чертой бедности. Их насущные проблемы – продолжение испытаний сорок первого. С того горькопамятного года помню, как на улице освобожденного от немцев Клина наша походная кухня кормила голодных горожан. Потом еще не раз видел, как советские солдаты-повара оделяли супом и кашей жителей многих европейских городов, германских в том числе. А недавно такие же кухни побывали на улицах нашего города-героя Ленинграда, где бесплатную еду старушкам-блокадницам раздавали повара из Германии. «В день своего семидесятилетия, – рассказывает бывший узник Освенцима Владимир Андреевич Короткевич, получил посылку с подарком из Гамбурга. Признаюсь, испытал стыд, что-оттуда, а не от своих».

 Думается, вообще было бы справедливее проявлять акты милосердия и благотворительности победителям в той войне, а не побежденным. Так ведь нам и по сей день после Победы все ее не до жиру. Протягиваем руку сегодня, чтобы не протянуть ноги завтра. Пока мы раз и навсегда не откажемся слушать призывы строить социализм с «гуманным лицом», будем ходить, пардон, с голым задом.

Идет 1991-й год непредсказуемых событий и ожесточенной борьбы нового мышления со старым, год отчаянных попыток тоталитарного режима восстановить свою имперскую власть и всеми способами дискредитировать дееспособность демократов. Защитники мертворожденного и окончательно разложившегося строя довели заряд общественного недовольства до критической массы и, страшась вспышки, фактически повели дело к «рытью окопов»- не для капитуляции- для контратаки. Используя подручные «шестерки», так называемый «Центр» спровоцировал созыв внеочередного Съезда народных депутатов России с далеко идущими планами превращения парламента республики в еще одно «послушно-агрессивное большинство». Не вышло! Объединенный фронт «трудящихся» во главе черными генералами и серыми кардиналами, коричневыми полковниками и красными старшинами 6-й статьи отступили перед волей народа.

 Новая народная власть рождается в муках преодоления огромных трудностей- плодов семидесятичетырехлетней бездарной деятельности апологетов «всепобеждающего учения» и ломки сопротивления консерваторов всех мастей.

 Безмерно тяжко жить, но альтернативы у нас нет, как и не было ее полвека назад – в сорок первом, когда Эренбург написал, что у нас должна быть только одна мысль: ВЫСТОЯТЬ.

Сегодня эти слова- первейшая задача России в ее борьбе за государственную независимость, за свободу и права человека.

                                                                                                               Ленинград

“Россия” № 19 от 12 мая 1991 года

Да будет Съезд !

21 мая открывается четвертый Съезд народных депутатов РСФСР. В повестку дня включены следующие вопросы:

1. Об утверждении Закона РСФСР «О Президенте РСФСР» и о внесении изменений и дополнений Конституции (Основного Закона) РСФСР в связи с учреждением должности Президента РСФСР.

2. О кандидатах в Президенты РСФСР.

 3. Об утверждении Закона РСФСР «О Конституционном суде РСФСР». Об избрании Конституционного суда РСФСР. 4. Разное.

 Как отмечают в российских парламентских кругах, на нынешнем Съезде депутаты, кажется, имеют возможность переломить тенденцию к конфронтации, определявшую предыдущие аналогичные форумы. Прежде всего потому, что прежнюю тактику «ни шагу вперед» избиратели, очевидно, просто не поймут. Времени для выяснения отношений и прояснения позиций было достаточно. Нельзя не заметить, как много изменилось после третьего Съезда, выразившего доверие и поддержку Борису Ельцину. Не столь уверенно чувствуют себя проигравшие представители «группы шести», озабоченные, к тому же, идущими с мест требованиями об их отзыве. Осторожный оптимизм в отношении исхода предстоящего Съезда внушают последние заседания Верховного Совета РСФСР, проходившие, как правило, в спокойном, деловом тоне. Самое время подумать о том, как сделать Съезд прологом к подъему России. Ожидание слишком затянулось. Теперь избиратели ждут реалистичного подхода к российским. проблемам, обоснованных программ и предложений по выходу из кризиса.

Парламентская служба «России»

Дверь открывается: что за ней?

Александр ЕВЛАХОВ

 Итак, вновь грядет Съезд. На сей раз не внеочередной, навязанный во имя амбиций, закулисных интриг или иллюзорных стремлений посредством споров и голосований тысячи депутатов «накормить и одеть народ», «найти выход из кризиса». Но главное, что он должен сделать, полностью распахнуть уже приоткрытую дверь на пути к выборам Президента России. Такая возможность была еще полтора месяца назад. Однако тогда на дверь навалились с обеих сторон, и в соответствии с расстановкой сил она оказалась лишь приоткрытой.

Рисунок Джангира Агаева 1991г

 Теперь обстановка изменилась. Пусть и зыбко, но ощущаются первые симптомы перехода к управляемости кризиса. Конечно, на Съезде возможны сюрпризы. Судя по всему, некоторые положения «Заявления десяти» ряд бывших автономий встретил без особого энтузиазма. Не исключена борьба вокруг изменений Конституции РСФСР, требующих две трети голосов. И все же 12 июня может стать днем, создающим в России исторический прецедент. Еe Президент (и вообще первое лицо республики) впервые получит этот пост не из рук партийной номенклатуры и тем более не от Союзного руководства, а в результате всеобщих свободных выборов. Однако станет ли?

Однако станет ли? Зафиксированная первоначально в проекте Закона о выборах Президента РСФСР необходимость получения одной трети голосов народных депутатов фактически предопределяла наличие в избирательном бюллетене лишь двух кандидатов. Однако введение в закон вариантных норм (сбора в поддержку претендента либо ста тысяч подписей избирателей, либо одной пятой голосов депутатов) сделало столь краткий список кандидатов не столь очевидным. Конечно, основная часть имеющихся «выдвиженцев»- фигуры достаточно гротескные. И это отнюдь не только руководитель лиги сексуальных меньшинств Р. Калинин. Довольно призрачные шансы генерал- полковника А. Макашова и одного из «крестных отцов» ОФТ экономиста А. Сергеева, лидеров зарегистрированной, но не имеющей республиканского органа Либерально- демократической партии Советского Союза В. Жириновского, незарегистрированных- Консервативной партии и «центристского блока» Л. Убожко и В. Воронина.

Пока единственный реальный соперник Б. Ельцина- Н. Рыжков. Однако еще не вечер. Руководители Российской компартии неоднократно заявляли о намерении выдвинуть своего кандидата. Им, как известно, оказался Н. Рыжков, что вряд ли усилит его и без того не особенно прочные позиции. Показательно, что его выдвигали отнюдь не форпосты отечественной индустрии, а трудовые коллективы и жители мало кому известных населенных пунктов. Уместно вспомнить, что еще год назад, когда Б. Ельцин был избран Председателем ВС РСФСР, не слишком довольные этим обстоятельством партийные функционеры cо Старой площади поговаривали о необходимости «уравновесить» его «своим» Президентом. И Н. Рыжков тогда еще назывался числе потенциальных кандидатов. Поминались в качестве таковых по нескольку странной аналогии с Вацлавом Гавелом  В. Распутин и Н. Губенко. Поговаривали и о В. Бакатине. Из всех называвшихся тогда реален пока лишь В. Бакатин. Однако и обстановка ныне иная. Безусловно, он имеет более серьезные шансы, чем бывший союзный премьер. Его участие в предвыборной борьбе может продлить ее сроки, предопределив второй тур. Хотя скорее всего этот кандидат окажется альтернативой не Б. Ельцину, а Н. Рыжкову. Учитывая выдвижение Председателя Верховного Совета РСФСР Демократической, Республиканской и Социал-демократической партиями, а также движением «Демократическая Россия» психологически любой иной кандидат не будет отождествляться с политикой реформ. Тем более если его выдвинет компартия.

Предшествующие выборы показали и другую черту психологии избирателей. Так же как и на Западе, на начальном этапе среди них довольно значительно число не определивших своей позиции. Однако от этой категории избирателей зарубежных, нередко отдающих в итоге предпочтение более нейтральному кандидату, наши отличаются тем, что, как правило, все равно поляризуются подобно сделавшим это с самого начала. К тому же, если говорить о В. Бакатине, надо учитывать и то, что причины его определенной популярности связаны не столько с его личными качествами, сколько с тем, что волей случая он оказался как бы «в одной обойме» с А. Яковлевым и Э. Шеварднадзе. Кстати, скажем в Кузбассе, где бывшего министра внутренних дел знают лучше, чем в других местах, его шансы на победу особенно низки. Некоторые аналитики склонны полагать, что эта нерешительность Бакатина связана с тем, что он ждет, как свое отношение к кандидатам определит компартия. Однако мне кажется, что в основе такого рода неопределенности причины иные. Если тот же Н. Рыжков находится в «свободном полете» и волен делать выбор сам, то В. Бакатин без «высочайшего благословения» на такой шаг не пойдет. Как в силу служебного положения, так и по своим этическим воззрениям. Н. Рыжков может себе позволить отмежеваться от политики находящихся сегодня у штурвала. В.Бакатин, кто бы его ни выдвинул, будет восприниматься как кандидат высшего руководства и даже как некий индикатор отношения М. Горбачева к кандидатуpe Б. Ельцина. Заинтересован ли Президент СССР в нынешней ситуации в поражении Б. Ельцина? Скорее всего нет. Его интересы значительно ближе к главному претенденту, чем к кликушествующим ортодоксам из КПСС-авторам формулы «ни Горбачев, ни Ельцин».

Хотя на последнем Пленуме Генеральный секретарь и упрочил позиции, эта победа достаточно условна. Так и не разрублен гордиев узел- противоестественное и непомерно затянувшееся нахождение в КПСС разных партий, возглавляемых одним и тем же Генсеком. Полет фантазии «реакционной партии в составе КПСС» пока ограничивается периодическими призывами «к отчету!» и требованиями созыва внеочередного съезда- как собственного, так и народных депутатов СССР. Но это пока. О том, что «выходы из окопов» будут продолжаться, свидетельствует и недавно опубликованное в «Советской России» «Открытое письмо» А.Яковлеву секретаря по идеологии Компартии РСФСР под названием «Архитектор у развалин». Не видеть этого М. Горбачев не может. К тому же Б. Ельцин для него не только реальный канал связи с демократическим движением, но и один из соавторов с таким трудом достигнутых в Ново-Огарево (где проходили встречи лидеров девяти республик) соглашений, создающих пусть и не гарантированную, но явно наметившуюся основу стабилизации. Став Президентом России, Б.Ельцин будет заинтересован в ее укреплении. Проиграв и неизбежно возглавив оппозицию, вряд ли. Третьего варианта я не вижу, ибо уверен, что он не останется Председателем Верховного Совета РСФСР в условиях, когда Президентом окажется победивший его соперник. И все же полагаю, что перевесит первая чаша весов, и именно ему суждено волей избирателей стать первым Президентом России. Вслед за этим предстоят главные шаги. Прямые выборы первых лиц на местах. Создание эффективной вертикали исполнительной власти, без которой намеченные реформы неосуществимы. Подписание Союзного договора и принятие предусмотренной соглашением новой Конституции. Правда, потребность в последней с учетом того, что в «обновленном» Союзе будет преобладать единое экономическое пространство при фактической политической конфедерации, для меня неочевидна. Слишком разными будут конституции входящих в Союз суверенных государств. При всей позитивности формулы «новому Союзу-новые выборы» пока не ясно, в какие именно структуры и какого характера выборы должны состояться. Впрочем, это уже вопрос более позднего времени. Сейчас ясно одно. За распахнутой дверью к президентским выборам нас ждет отнюдь не конец пути, а скорее длинный коридор с многочисленными дверями. Надо не ошибиться, какую из них открывать следом.

Россия” №21 от 26 мая 1991 года

Так победим?

Александр Евлахов

Итоги IV Съезда народных депутатов РСФСР вряд ли нуждаются в обстоятельных комментариях, ибо он подтвердил все высказанные нами ранее прогнозы. В том числе и предположение о том, что в случае поражения на президентских выборах Б. Ельцин не останется и на посту Председателя Верховного Совета Российской Федерации. То, что Съезд побил все рекорды краткости, а также отличался еще небывалым миролюбием и конструктивностью, скорее напоминает временное перемирие, чем депутатский «Пакт о ненападении» или «Договор о мире и дружбе». Просто волей обстоятельств эпицентр политической борьбы в эти дни переместился за стены зала заседаний.

Рисунок Джангира Агаева май 1991г, Кремль

В Верховный Совет СССР, где соседи по Кремлю, озабоченные собственной судьбой, предприняли ревизию ново-огаревских соглашений и признали целесообразным привести Союзный договор в соответствие с итoгами референдума, то есть с социалистическим выбором.

Он переместился в партии, движения и клубы избирателей, где предвыборная борьба давным-давно идет полным ходом. Если проанализировать список кандидатов в Президенты России, ныне окончательный и не лежащий обжалованию, то нетрудно убедиться, что весьма значительная часть претендентов больше олицетворяют различные группы внутри КПСС, чем политический спектр общества.



Вадим Бакатин- член Совета безопасности СССР:
“Консервативность хороша в благополучную пору- не в нашу. Я понимаю центр как движение. Мой центризм- с движением влево. Радикальный центризм.

Тандем В. Бакатин- Р. Абдулатипов представляет ее наименее ортодоксальное крыло.  Первый пострадал от группы «Союз» и заявил на встрече с инициативной группой по его выдвижению о том, что с другой партией бывает легче договориться, чем со своей собственной, подвергнув последнюю критике за борьбу с инакомыслием, выразившуюся, в частности, в остракизме С. Шаталина. Второй, хоть и косвенно, но отмежевался от антиельцинского «заявления шести» и отметил, что в КПСС остается отнюдь не потому, что верит сказкам о светлом будущем.

Николай Рыжков- пенсионер союзного значения:

“Я против частной собственности на землю. Земля не должна быть предметом купли-продажи”

Союз Н.Рыжков- Б.Громов является креатурой собственно «Союза» и тесно связанной с ним РКП. Показательно, что в бывшем составе Политбюро ЦК КПСС наблюдателями отмечался альянс бывшего Предсовмина с Зайковым и Язовым, а в случае разделения постов Президента СССР и Генсека последний вполне мог достаться именно ему.

Альберт Макашов- генерал- полковник, командующий войсками Приволжско- Уральского военного округа:
“…Российская Федерация должна быть республикой рабочих и крестьян, творческой и трудовой интеллигенции, патриотов своей Родины, а не космополитов и тунеядцев и не проходимцев всех мастей. …Спекулятивные кооперативы надо разгромить. От этого я не отступлюсь.”

Наконец, третья пара А.Макашов- А.Сергеев. Сторонники последнего, представляющие «коммунистическую инициативу», ОФТ и ведомое Н. Андреевой «Единство», на встрече с ним клятвенно заверили, что не пощадят сил и будут работать день и ночь, чтобы собрать необходимые 100 тысяч подписей. Однако, видимо, в этом деле не особенно преуспели, и претенденту пришлось выполнить собственное заявление о «блокировании с генералом А.Макашовым», ограничив претензии вице-президентством.

Владимир Жириновский- председатель Либерально- демократической партии Советского Союза:
“У меня водка будет продаваться на каждом углу, круглосуточно. На каждом углу старушки станут торговать пирожками, КГБ и милиция- защищать их от рэкетиров. Месяц- два неразберихи, пусть даже кто- то отравится. Но никаких санэпидемстанций…”

 Как это ни парадоксально звучит, но, в основном, депутаты-коммунисты обеспечили получение на Съезде 477 голосов В. Жириновским, с лихвой перекрывших минимум, необходимый для его регистрации кандидатом.

Нет, видимо, большого резона много говорить ни о нем, ни о таком претенденте, как А. Тулеев, который еще месяц назад взывал к авторитету Б Ельцина, чтобы повлиять на бастующих шахтеров в собственном регионе.

Цель всех усилий оппонентов Б. Ельцина одна: любой ценой не допустить его избрания Президентом России. Ни одному из соперников сделать это в одиночку не по силам. Есть единственный шанс- добиться того, чтобы 12 июня не победил никто. И тогда, кто знает- согласятся ли избиратели вновь идти к избирательным урнам. Глядишь – и вновь сорвется. Что из того, что один тур выборов обходится налогоплательщику дороже, чем референдум. Как говаривал М. Жванецкий, при чем здесь борщ, когда такие дела на кухне. Слишком многое свидетельствует о том, что масштабы борьбы не ограничиваются проблемой российского президентства. Вслед за ними последуют всеобщие выборы главы исполнительной власти в каждой из территориальных единиц России. Подлинное разделение законодательной, исполнительной и судебной власти невозможно в рамках архаичного лозунга «Вся власть Советам!». Речь так или иначе идет о судьбе режима, который неизбежно должен уйти с политической арены. Симптомы его агонии все более очевидны. Они проявились и на Съезде. В несостоявшихся попытках оттянуть сроки выборов или свести к абсолютному минимуму полномочия еще не избранного Президента.

Съезд народных депутатов Российской Федерации отклонил норму о приостановлении Президентом своего членства в партии. Однако ее роль мне представляется более символической, чем реальной. Стань таковым, к примеру Н.Рыжков, весьма сомнительно, что даже приостановив свое членство в КПСС, он стал бы проводить иную политику, чем на посту Председателя Совета Министров СССР. Что он, кстати, и подтвердил, заявив о своей приверженности «постепенного перехода к регулируемому рынку». С другой стороны, скажем, у Б.Ельцина такой необходимости просто нет. И не потому, что он не состоит в КПСС, а по существу его характера. Что, к слову сказать, он и подтвердил своим выбором кандидата в вице- президенты. Последний отнюдь не был поддержан ни движением «Демократическая Россия», ни выдвинувшими Председателя Верховного Совета РСФСР в Президенты партиями. Более того, Б.Ельцину высказывались определенные пожелания, кого бы демократические силы хотели видеть в вице- президентском кресле. Однако, Б. Ельцин посчитал нужным таковых «не услышать», сохранив собственную позицию. Как бы ни развивалась предвыборная компания по степени ответственности 12 июня не имеет себе равных.

 Лично я убежден: уход Б.Ельцина с политической арены в нынешней ситуации чреват нестабильностью не только в российском парламенте. То, что вслед за капитаном корабль покинет и команда, в том числе интеллектуалы, объединившиеся в высшем консультативно-координационном совете, совершенно очевидно. Но одновременно может оказаться подорванной и база ново- огаревских соглашений девяти республик и Президента СССР. Весьма проблематичной окажется миссия Г.Явлинского, осуществляемая при непосредственном патронаже М.Горбачева и Б.Ельцина, дающая шанс увязать экономические преобразования и интеграцию страны в мировую экономику с ее внутренней стабильностью.Вполне возможно, что даже обозримое будущее потребует иных политических лидеров. Но сегодня, начав путь из пропасти, нам надо перевалить через пик нестабильности, осуществить реформы с минимальными потерями. Необходимо объединение духовного и интеллектуального потенциала России. Случилось так, что время выдвинуло на авансцену политической жизни М.Горбачева и Б.Ельцина. Вне зависимости от тернистого пути их личных взаимоотношений, они части одного целого. Пусть так и будет.


Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *