череда текущих дел

132

Соглашаясь с необходимостью воссоздания у наших современников объективной истории девяностых, нам часто задают вопрос: почему в качестве зеркала происходивших тогда событий мы выбрали именно газету «Россия»?

Наверное, потому, что именно с газетой «Россия» связан необычайно насыщенный период жизни и у меня- главного редактора журнала «Новые Знания», и у основателя и главного редактора этой газеты Александра Дроздова, который теперь является Исполнительным директором- председателем Правления Ельцин Центра. Нам обоим тогда довелось трудиться в Белом Доме (как мы тогда стали называть нынешнее здание Правительства РФ), в эпицентре новой российской власти, которая была тогда, без преувеличения, эталоном публичности и доступности. Пропускного режима в здание, где находилось главное должностное лицо РСФСР, в 1990 году почти что не было. Там мы и познакомились с Александром Дроздовым, который был помощником его первого заместителя Руслана Хасбулатова. Довольно скоро я воодушевился его замыслом- созданием влиятельной еженедельной газеты. Первоначально ее предполагалось назвать «Республика», но Б.Н.Ельцин- остановился на названии «Россия». Именно она фактически стала первым средством массовой информации суверенной России. Хотя газета и имела в подзаголовке надпись: «Газета Президиума Верховного Совета РСФСР», с подготовки ее первого номера в редакцию никто не звонил и не рекомендовал, кого публиковать, а от кого воздержаться. Тем более никому и в голову не приходило что- либо запрещать.

Так я стал сначала ее автором- обозревателем, потом, оставив должность руководителя группы консультантов ВС РСФСР, руководителем отдела и первым зам. главного редактора. К тому времени я уже очень хорошо знал профессиональный путь Главного редактора Александра Дроздова, внучатого племянника Николая Щорса, включавший фундаментальную подготовку в МГИМО, многолетнюю работу собкором «Комсомольской правды» в Японии, а затем заведующим ее международным отделом и ответственным секретарем. Знали мы, конечно, многих интересных авторов, которых тогда совсем не нужно было искать. Тем более, что в те годы публикации должностным лицам ни с кем не надо было согласовывать.

Интервал между выборами Президента РСФСР 12 июня и его инаугурацией 10 июля составил почти месяц. Если судить по вышедшим за этот период номерам “России”, то тематическая палитра тех дней необычайно обширна.

“Россия” № 23 от 16 июня 1991 г

«Нет смысла выпрашивать кредиты»

Сейчас нет недостатка в прогнозах относительно планируемой встречи М. Горбачева с «семеркой» ведущих западных государств, о плане Явлинского», основанного на получении от Запада кредита в десятки миллиардов долларов. Насколько это поможет нашей стране выйти из экономического кризиса? Почему Григорий Явлинский прекратил активное сотрудничество с правительством России? «Миссию Горбачева-Явлинского» комментирует первый заместитель Председателя Верховного Совета России Руслан ХАСБУЛАТОВ.

– Если говорить о программе взаимоотношений с «семеркой», то, во-первых, я не стал бы переоценивать его, Явлинского, роль в той сфере; а во-вторых, и это самое главное, дело не в том, чтобы уговорить «семерку» вложить в нашу экономику свои капиталы. Это вообще порочный путь. Мы уже знаем, как невосприимчива наша экономика к иностранным инвестициям. Наша экономика порочна, она перегружена «тяжелыми» отраслями, слабо развит потребительский сектор (не более 25% всей экономики). Необходима прежде всего структурная перестройка экономики и, что очень существенно, децентрализация управления, предоставление экономической свободы товаропроизводителю, решительное осуществление процессов денационализации и приватизации , переход к «фирменному» началу в экономике (не обязательно мгновенно переводить государственную собственность в негосударственную, надо превращать ее в структуры, подобные западным фирмам, которые действуют вне зависимости от государства даже будучи государственными). Этого не было сделано за пять лет правления правительства Николая Рыжкова. Поэтому главное, что предстоит сделать для привлечения иностранных капиталов, , это реформировать наши внутренние условия. «Беда, дорогой Брут, не в наших звездах, а в нас самих»-знаменитые шекспировские слова, известный экономист П. Сэмюэлсон не зря выбрал их эпиграфом для своей книги, являющейся учебником для всех экономистов, изданной миллионными тиражами во всех странах мира.

 Поэтому само по себе несерьезное дело – уговаривать вкладывать капиталы чисто политическими переговорами. В этом смысле мне непонятно упорное стремление Горбачева попасть на совещание «семерки». Вот создадим надлежащие условия, чтобы иностранцам было выгодно вкладывать к нам деньги, – не надо будет никого просить. Прямо по Марксу- капитал идет туда, где для негo есть выгодная сфера приложения. Если бы мы создали такие условия, не надо было бы например, просить Буша об отмене поправки Джексона-Вэника- сами американские предприниматели добились бы ее отмены.

Не могут ли быть использованы кредиты «семерки» для подавления реформирования экономики, для поддержания на плаву старых административных структур?

Я этого опасаюсь. За последние 15-20 лет получили 200 миллиардов прибыли от продажи своих энергоносителей- куда делась эта прибыль… И новые миллиарды уйдут как вода в песок Аравийской пустыни если мы не создадим действительно восприимчивую к инвестициям экономику. Как этого избежать? Вы знаете, что в последнее время  под российскую юрисдикцию переходят угольные шахты. Одновременно мы даем предприятиям угольной промышленности статус свободных предприятий. И здесь есть широкое поле для приложений усилий иностранного капитала.

-Как в прошлом веке, когда английский капитал фактически создал угледобывающую промышленность в Донецком бассейне.

 -Да Так же и в металлургической промышленности…. Могли бы мы создать здесь для иностранного капитала весьма выгодную сферу приложения? Конечно. Именно конкретные, целевые программы способны абсорбировать иностранные инвестиции, которые действительно пойдут на пользу нашемy государству, нашему народу. Здесь возможно сотрудничество на взаимовыгодной основе, а не то, чтобы просто клянчить-дайте нам то, дайте нам се… И вот, смотрите, как они уже заинтересовались.               

Мы предложили германским фирмам на территории  Poссии построить 10 мебельных фабрик на хoроших взаимовыгодных условиях – и их не надо уговаривать.

То есть ставка не на кредиты, а на прямые инвестиции, производственные капиталовложения, конкретных участников совместной экономической деятельности?

 . -Конечно.

Но серьезной проблемой остается правовая защита иностранных капиталов в нашей во многом непредсказуемой стране…

 Безусловно. Но ведь это тоже входит в задачу создания внутренних условий. Мы еще не создали нормальных условий для деловой активности не только иностранных, но и отечественных предпринимателей. Посмотрите хотя бы на совместные предприятия – их же постоянно дергают представители правоохранительных органов. Конечно, среди предпринимателей тоже есть жулики, но преследования носят массовый характер. Говорят, что у нас растет преступность – так это, возможно, происходит от того, что правоохранительные органы- прокуратура, милиция, КГБ-оставили свои основные функции и бросились буквально на охоту за новым классом предпринимателей… Все это помножено на бесконечную бюрократическую канитель, вымогательство, взяточничество, шантаж.

 Прежде всего надо создать условия для деловой активности внутри России; так что я не вижу ни в миссии Явлинского, ни в активности самого Михаила Сергеевича какого- либо содержательного звена.

Вам могут предъявить обвинение в изоляционизме…

– Я много лет занимался международными экономическими отношениями и прекрасно знаю, насколько важен внешний фактор. Я никогда не был и не буду изоляционистом. Но надо всегда соразмерять силы и возможности. Посмотрите на две Германии. Казалось бы, ФРГ сможет оказать быструю концентрированную помощь ГДР, чтобы быстро вывести ее из кризиса. Но каким тяжким бременем лег этот груз на Западную Германию! А для того, чтобы вывести Советский Союз из трясины кризиса, не хватит всего мирового хозяйства! При всей важности для нас внешнеэкономического фактора внешней помощи, на 99 процентов дело возрождения нашей экономики внутренние условия, тем более у нас все источники, чтобы преодолеть этот кризис.

 -На ваш взгляд дадут ли Горбачеву кредиты?

 Даже если дадут, то мы можем просто оказаться под бременем долга. Надо же думать не только о сегодняшнем дне. Может повториться ситуация, которая уже складывалась в некоторых странах Латинской Америки, Африки, когда они просили сами, не зная на что конкретно. Вскоре у них стал нарастать внешний долг, как снежный ком, положение стало безвыходным, и Запад вынужден был списать с них часть долга (в рамках «плана Брейди», например,) но с нас- то не спишут. Жаль, что Григорий Явлинский вместо того, чтобы участвовать с нами в разработке новой российской программы, занялся чисто консультативной работой, обсуждая глобальные проблемы…

-Как вы считаете, почему он отказался?

Я поддерживал программу «500 дней», разработанную при участии Явлинского; к сожалению, после того, как программа была отвергнута, Григорий Алексеевич ушел в отставку. Недавно, когда разрабатывалась новая и, как я считаю, неплохая программа перехода к рынку, я предлагал Григорию Алексеевичу поучаствоватъ в ее создании, но сотрудничество не состоялось- я думаю, он был не готов к тому, чтобы разрабатывать не союзную, общую концепцию, а ту, что относится пусть и к столь большой, как РСФСР, но все же отдельной республике. Это задача со многими неизвестными. Необходимо более детальное определение как взаимоотношений с центральной администрацией, так и с другими республиками, речь идет и об автономной деятельности финансовой, кредитной, банковской сферы. И, по-видимому, это большое количество факторов, воздействующих на вероятностное отклонение от заданной цели, сложность и неблагодарность этой работы напугали его. Тем не менее, у нас имеется неплохая программа экономических реформ, уже получившая название «Программа Ельцина-Силаева». Под нее подведена основательная законодательная база. Будем ее реализовывать.

Беседу вел Рэм ПЕТРОВ.

“Россия” №24 от 22 июня 1991 г

Бои местного значения

Александр ЕВЛАХОВ

 12 июня исполнился год, как Законом СССР «О печати и других средствах массовой информации» была создана правовая основа для разрушения десятилетия существовавшей в нашей стране монополии на слово и мысль. Почти каждое второе издание, зарегистрированное после его вступления в силу, – новая газета или журнал, учрежденные Советами народных депутатов, общественными организациями, коллективами журналистов и частными лицами.

Тем не менее минувший год вряд ли войдет в историю как «триумфальное шествие» свободы печати. Многим из власть предержащих закон мешал, и его пытались приостановить. Вслед и в противовес ему принимались нормативные акты, направленные на сохранение монополии теле-и радиовещания, на ограничение права журналиста иметь личную точку зрения. Наконец, он просто нарушался, ибо механизм его реализации оказался во многом несовершенным. В отличие от некоторых других республик в России не спешили с собственным законодательством о средствах массовой информации, считая необходимым наработать практику, тщательно взвесить все «за» и «против». Сегодня проект такого закона, разработанный инициативной группой М.Федотова, Ю.Батурина и В.Энтина, готов. Он опубликован в специальном приложении к газете «Россия» и будет вынесен на рассмотрение осенней сессии Верховного Совета Российской Федерации. Редакция нашей газеты готова принять участие в его общественном обсуждении и предоставить возможность высказать свои мнения ученым, специалистам, сотрудникам средств массовой информации. Начать его мы считаем необходимым с анализа тех коллизий, которые возникли уже на первых шагах печати к своей свободе. Сотни писем и телеграмм, поступающих в Верховный Совет Российской Федерации, свидетельствуют о многочисленных «боях местного значения».

 Наибольшее число очагов возбуждения возникло при регистрации изданий. На местах абсолютное большинство из них до этого, как известно, были органами соответствующих структур КПСС и Советов. Верховный Совет Российской Федерации высказал свою позицию вполне однозначно: в условиях складывающейся многопартийности вряд ли логично, чтобы Советы, избранные всем народом, отдавали предпочтение одной из партий, рассматривая ее в качестве соучредителя. Однако пришлось считаться и с тем, что у многих Советов нет собственной полиграфической базы. Дело в том, что в соответствии с постановлением ЦК КПСС от 1 февраля 1967 года областные, краевые и республиканские газетно-журнальные издательства и находящиеся в их ведении полиграфические предприятия были в сущности экспроприированы у Советов и безвозмездно переданы в подчинение соответствующих обкомов, крайкомов и ЦК компартий союзных республик. Это антиконституционное даже по тем временам решение не отменено до сих пор. Единственным прецедентом возвращения незаконно отчужденной собственности пока что является решение арбитражной коллегии Кемеровской области.

 4 июня она удовлетворила иск областного Совета к обкому КПСС о признании права собственности на долю в имуществе типографии издательства «Кузбасс» в размере 2,7 миллиона рублей. Но это Кузбасс, где сильно рабочее движение, где в Совете блок «Демократическая Россия» имеет большинство. К слову сказать, в некоторых регионах, где уровень политических температур сравним с Кемеровской областью, а структуры КПСС утратили реальную власть, последние сами стали инициаторами расторжения соучредительства и открытия собственных газет. Там, как правило, партийная пресса стала сродни «Советской России». Аналогичную направленность приобрели и многие сохраненные совместные издания, хотя Совет там теперь значится как бы основным соучредителем. Тамбовская и курская партийные газеты изо дня в день пугают читателя реализуемым демократами (разумеется, в кавычках) во главе с Б. Ельциным планом государственного переворота. В этих областях положение журналистов особенно невыносимо, потому что уйти в иную газету просто нет возможности.

 Однако самое большое количество конфликтных ситуаций породило учреждение районных газет. Здесь роли соучредителей исторически были распределены особенно своеобразно. Партийные комитеты заказывали музыку, были фактически полновластными хозяевами газеты, а Советы ее оплачивали. Все, начиная от бумаги и кончая зарплатой журналистов, покрывалось в районных газетах из государственного бюджета. Так что районные Советы и коллективы редакций имели все основания не иметь иных учредителей. Однако, как показали события, органы КПСС имели свой взгляд на данную проблему.

Что получалось в результате – наглядно иллюстрирует недавнее рассмотрение Комитетом Верховного Совета РСФСР по средствам массовой информации вопроса о нарушениях Закона о печати при регистрации газеты «Ленинская правда» Сосновского района Тамбовской области. Суть дела вкратце такова. 18 октября прошлого года Сосновский исполком зарегистрировал газету, учрежденную районным Советом, и удостоверил сей акт соответствующим свидетельством. Вполне возможно, что этим знаменательным событием дело бы и закончилось, не последуй за тем сцена в духе Василия Шукшина- «а поутру они проснулись». «Проснулся» местный райком Компартии РСФСР месяц спустя и тут же заявил о своем праве на соучредительство.

Претензии райкома стали руководством к действию для президиума и исполкома районного Совета. В срочном порядке аннулируется прежнее свидетельство о регистрации и выдается новое, в соответствии с которым у газеты появляются уже два учредителя – районный Совет и райком Компартии РСФСР. Какими статьями Закона о печати при этом руководствовался исполком, его председатель на заседании комитета объяснить не смог. Да и вряд ли мог бы это сделать. Так как в соответствии с ним, во-первых, бюро райкома не может выступать в роли соучредителя от лица партийной организации. А, во- вторых, газета уже была зарегистрирована, и новая регистрация могла состояться лишь после прекращения ее выпуска. В этом случае в соответствии со статьей 13 упомянутого закона преимущественное право на учреждение средства массовой информации должно принадлежать коллективу редакции.

 Аналогичные факты нарушения данного закона Комитетом Верховного Совета РСФСР по средствам массовой информации рассматривались неоднократно. Например, ему пришлось разбираться с ситуацией в газете «Плюсский край» Псковской области, еще более вопиющей. Плюсский Совет, в отличие от Сосновского, правда, на нарушение Закона о печати не пошел и отменять свидетельство о регистрации газеты, учрежденной Советом, несмотря на притязания райкома, не стал. Это и вызвало довольно оригинальную акцию протеста депутатов- коммунистов их уход с сессии районного Совета. В результате оказалось сорванным обсуждение важнейшего вопроса о плане и бюджете района. Об оказывавшемся партийными комитетами на редакции газет и учредившие их Советы давлении с целью восстановления прежнего статуса партийно-советских изданий, говорят десятки телеграмм, поступивших в Верховный Совет РСФСР из самых. разных регионов. Казалось бы, теперь, когда процесс массовой регистрации закончился, страсти должны улечься. Однако изобретательность врагов свободного слова неисчерпаема. Совсем недавно один из райкомов РКП Брянской области принял решение устранить одного из соучредителей-коллектив редакции и то же самое порекомендовал сделать районному Совету. Проект Закона Российской Федерации о средствах массовой информации, судя по всему, учел печальный опыт этих и многих других конфликтных ситуаций. Предусмотрен, в частности, предельный максимум изданий, учреждаемых одним лицом или организацией. Однако в законопроект, на мой взгляд, было бы целесообразно внести и другую норму, недопустимость со- учредительства средств массовой информации органами государственной власти и общественными организациями. Последние, как известно, равны перед законом, и, таким образом, претензии на соучредительство в равной степени могут высказать и социал-демократическая партия, и местное отделение общества охотников.

 Советы же как представительные органы государственной власти обязаны выражать интересы всего населения, проживающего на данной территории, не выделяя какую-либо из его групп. Не меньше конфликтов было порождено попытками принуждения к распространению или отказу от распространения информации. И тем не менее статья Закона о печати, предусматривающая за такие действия уголовную ответственность, фактически не работала. В чем здесь причина? Дело в том, что суды в своей практике руководствуются не Законом о печати, а соответствующими статьями уголовного, гражданского, административного и других кодексов своих республик. Однако Закон об изменениях и дополнениях в эти кодексы РСФСР был принят российским парламентом лишь недавно. Поэтому и привлечь к ответственности за нарушение законодательства о печати было фактически равносильно попытке выстрелить за угол из пушки, положенной на бок: теоретически возможно, но на практике мало осуществимо.

Есть причины и другого рода. Что касается бытующего и по сей день в нашем лексиконе слова «орган», то оно должно окончательно остаться в медицине и юриспруденции. Да еще, пожалуй, в архивах вместе с иными изобретениями советского образа жизни. В самом деле, можно ли себе представить газету- «орган» муниципалитета Марселя или Бремена? Чем быстрее мы простимся с этим нелепым словосочетанием, тем увереннее сделаем следующий шаг- от «советизации» печати к ее свободе. Здесь еще немало проблем. Ведь газеты, учрежденные коллективами журналистов, частными лицами, пока еще капля в море партийных и советских изданий. Однако даже тем немногим, которые есть, сегодня живется труднее всего: их не пускают в типографии, создают режим наименьшего благоприятствования с бумагой, заламывают неимоверные цены за аренду помещений.

 Министерство печати и массовой информации РСФСР очень многое сделало и делает, чтобы заложить основу инфраструктуры независимой прессы. Уже учреждено 35 межрегиональных газет, не зависимых от властных структур, общим тиражом около 3 миллионов экземпляров. Но надо, видимо. идти дальше. Создать хотя бы несколько прецедентов возникновения районных газет, учрежденных коллективами журналистов. Это важно, ибо административный восторг местных чиновников, как правило, основывается на том, что газета единственная в районе и ее сотрудникам все равно деться некуда. Возможно, следует подумать и над вопросом о том, следует ли и впредь сохранять государственные дотации в сумме 279 миллионов рублей на все без исключения районные газеты или направить часть этих средств на поддержку демократических изданий, убыточных детских газет и научных журналов. Можно поразмыслить и над другими вариантами. Недавно учрежден Фонд защиты гласности. К его созданию приложили усилия Союз кинематографистов, «Московские новости», «Аргументы и факты», ряд других организаций и частных лиц, включая вашего покорного слугу. Но этого мало. Если бы за счет привлечения предпринимателей удалось сделать этот фонд более состоятельным, он мог бы оказывать серьезную поддержку становлению свободного печатного слова.

“Россия” №24 от 22 июня 1991 г

Карелия рубит окно в Европу

Лариса Усова

Еще одной свободной экономической зоной в России стало больше. Теперь- Карелия. 29 мая Борис Ельцин подписал распоряжение «О создании условий для ускоренного развития Карельской АССР и расширения ее экономической самостоятельности». Это произошло во время предвыборного визита Бориса Николаевича в Карелию. Что же будет представлять собой свободная экономическая зона в Карелии?

Ответ на этот вопрос дает первый заместитель Председателя Совета Министров Карельской АССР Сергей Яскунов- один из авторов проекта карельской свободной экономической зоны. Сергею Михайловичу, экономисту, бывшему директору отдела экономики Карельского научного центра АН СССР, идея «карельского чуда» приснилась в пять часов утра полгода назад. Он оделся, пришел на работу и посмотрел в очередной раз на географическую карту в своем кабинете. Там Яскунов обнаружил, что граница Карелии с Финляндией, как известно высскоразвитой западной страной, составляет 600 километров и является самой протяженной государственной границей не только в России, но и во всем Союзе.

 Собственно, само по себе это не было открытием, оставалось только использовать такое преимущество. В течение нескольких месяцев были подготовлены документы, которые во многом меняли хозяйственные отношения России и Карелии, давали автономной республике особый экономический статус. Ученые подсчитали, что в качестве стартового капитала для развития Карелии как свободной экономической зоны республике потребуется 2 миллиарда рублей. Где их взять? Было решено, что в течение трех лет, начиная уже с этого года, все отчисления от общегосударственных доходов – а это налог с оборота, прибыль, подоходный налог, ранее перечисляемые в бюджет России, теперь полностью остаются в распоряжении Карелии. В последующие пять лет-так же, но уже с трехпроцентным кредитом. Это позволит сформировать так называемый фонд реконструкции народного хозяйства. Он необходим для того, чтобы провести структурную перестройку экономики в республике и увеличить количество отраслей, выпускающих готовую продукцию -мебель, бумагу, паркет, меховую одежду.

Также предполагается создать в республике и самостоятельный валютный фонд. Как следует из подписанного документа, Карелия получила право оставлять у себя 75 процентов валютной выручки, отчисляя России только 25 процентов. Раньше было наоборот. Кроме того, Верховному Совету Карельской АССР на восемь лет дается право самостоятельно определять дополнительные льготы по налогам на прибыль всем предприятиям республики. Совет Министров России передал непосредственно карельским министрам ряд существенных прав, именно: бартер; лицензирование; регистрацию предприятий в качестве участников внешнеэкономических связей; выдачу разрешений на создание предприятий за рубежом с участием организаций республики. Что же-Карелия получила сегодня для своего развития карт-бланш.

 Естественно, что от таких прав и возможностей не отказался бы не один регион в России. Недаром, подписывая распоряжение, Ельцин обмолвился о том, что, как только информация о карельской зоне попадет в центральную печать, «все захотят, как у вас». Дело тут в какой-то особой любви российского правительства к Карелии? Вовсе нет. Тем более ясно, что на первых порах Россия не только ничего не приобретает от карельской самостоятельности, но даже кое-что и теряет-и в степени своего политического влияния на регион, да и в финансовом плане.

 Чем же убедил российское правительство Сергей Яскунов? Он говорит, что у него было три основных аргумента. Первый-наличие у Карелии границы и традиционных, уже наработанных связей с высокоразвитой Финляндией. Желание иметь дело с Карелией выразили не только финны, но и бизнесмены из Швеции, Норвегии, Германии, Испании, Италии, США. Яскунов убежден, что иностранный капитал следует привлекать на льготных условиях, но так, чтобы доля его не превышала 20 процентов от общего капитала, образующегося на территории республики. Он считает также необходимым установить «мягкий» таможенный режим для вас». ерь так экспорта и импорта товаров народного потребления и новых технологий. Эти товары должны облагаться минимальной таможенной пошлиной или освобождаться от нее вообще. Скорее всего, поездки за рубеж сроком до двух дней из Карелии будут безвизовыми. Второй аргумент Яскунова- богатые природные ресурсы, позволяющие принципе говорить об экономической самостоятельности республики и уникальная специфика развития. Если Голландия не имеет равных себе в производстве сыров, то Карелия намерена специализироваться на производстве бумаги.

 Что касается туризма, то уже сегодня нет отбоя от желающих увидеть «страну белых ночей и тысячи озер», Но нет, к сожалению, и условий для приема туристов- хороших маршрутов, дорог, гостиниц, кемпингов, автозаправочных станций. Одна идея в этой области, как сообщил Яскунов, уже готова к реализации. Имеется в виду всемирно известный туристский маршрут «Голубая дорога». Планируется, что теперь он продолжится на Валаам, Петрозаводск, Кижи, Костомукшу, а затем в Финляндию. Наконец, последний довод Яскунова в переговорах с Россией. Суть его в том, что суверенизация союзных республик приведет к тому, что Российская Федерация может. оказаться «отгороженной» от Запада Украиной, Белоруссией и Прибалтикой. Если эти республики повысят сборы за пересечение границ, то единственным выходом в Скандинавию и Европу у России останется автономная Карелия. По сути для нас она станет «окном в Европу».

Покинув кабинет Яскунова в чистом и ухоженном доме Совета Министров, я вышла на улицы Петрозаводска. Светило солнце, пахло свежей зеленью распустившейся листвы. Но красота окружающей природы лишь подчеркивала бедность и непривлекательность некогда прекрасного старинного города-ровесника Петербурга. Грязные и пустые витрины магазинов, убогая архитектура новостроек, мусор на центральных улицах, переполненный транспорт… На ближайший месяц Петрозаводск остался вообще без сахара-если повезет, то в магазине вам отпустят на талон 300 граммов дешевых конфет. По талонам мясо и колбаса, которых нет в продаже уже несколько месяцев. Масло, крупы, носки и многие другие товары-все по карточкам. Карелия решила попытаться выбраться из пропасти сама. Однако остается сделать не так уж мало: по-хозяйски распорядиться ключами от счастья, оно теперь так возможно…

Россия” №22 от 8 июня 1991 г



Нет свободы без власти закона

В чем секрет Маргарет Тэтчер как политика? Она не знает секрета, она была слишком занята, чтобы думать об этом. Но поделиться тем, что знает, согласилась с удовольствием. во время своей лекции в Московском Государственном институте международных отношений 27 мая она неожиданно для себя узнала, что здесь ее речи используются в качестве учебных пособий, что дает ей право преподать несколько новых уроков.

«Не следует недооценивать огромный прогресс, который произошел в политической жизни Советского Союза, и стремление к реформам, которое обеспечило эти изменения внутри страны и в международных отношениях,- считает бывшая премьер-министр Великобритании. – Это большой успех, и мы на Западе высоко его ценим». Таким был первый урок. Мы и правда порой забываем, что шесть или семь лет назад никто не мог предвидеть, что в СССР будет свобода слова, свобода вероисповедания, хотя бы теоретическая свобода выезда за рубеж, свобода владеть землей.

Второй урок был по экономике. «Экономические преобразования всегда труднее проводить, нежели политические, особенно в вашей системе тотального централизованного контроля, где никто ничего не мог делать без инструкций, – полагает Маргарет Тэтчер. -Когда я в прошлом году была в Киеве меня спросили, возможно ли, чтобы Британия имела прямые экономические связи с Украиной. Я ответила, что в западной экономике такой вопрос просто не может возникнуть, поскольку наши компании имеют право торговать со всем миром, не спрашивая разрешения. Наши люди вообще редко нуждаются в разрешениях. Они сами решают, что производить, потому что зависят только от потребителя. Это совершенно другой образ жизни».

«Нашу систему часто критикуют,-отмечает Маргарет Тэтчер,-говоря, что такая свобода есть свобода сильного угнетать слабого. Но это не так, потому что не может быть свободы без власти закона. У вас многие понимают свободу как отсутствие власти. Так никогда не удастся привести в порядок несправедливо устроенное общество. Власть закона- это то, что делает свободу подлинной, это одна из основ демократии. Если вы хотите свободы, вы должны помнить, что свобода предусматривает ответственность. Поэтому многие ее боятся. Но все больше людей готовы к этому, потому что захвачены возможностью применить это свои силы».

 Но свободы и власти закона недостаточно для нормального развития общества. Нужен движитель прогресса. Всем надо работать лучше, чтобы обеспечить своим семьям лучшую жизнь.И тем более высокий уровень жизни будет во всем обществе. Чем больше людей почувствуют эту ответственность, тем более ответственным и сознательным будет общество в целом».

И еще один урок Маргарет Тэтчер. На вопрос, хочет ли она стать премьером Советского Союза, она ответила: «Я уверена, что если ваши реформы будут продолжаться, то в вашей великой стране будет много умных людей, которые знают eе и смогут достойно ее возглавить. Россия конца прошлого и начала этого века была передовым государством, где не были редкостью ни предпринимательская инициатива, ни талант. Вам надо только открыть эти богатства. Они у вас есть. Вы прекрасно справитесь сами».

 Даст Бог, мы усвоим эти уроки и окажемся способными учениками, которые превзойдут своих учителей.  России это все-таки не в новинку.

Евгений ВЛАСОВ

–“Россия” №25 от 29 июня 1991 года

Июньские полеты во сне и наяву

Александр ЕВЛАХОВ

Столь часто повторявшееся «А вы у народа спросили?» завершилось вручением Президенту России мандата на проведение тех самых реформ, которые называются оппонентами «трансформацией социалистического общественного строя». 16,83% голосов, собранных Н.Рыжковым, отразили не только реальный авторитет КПСС, но и сопредельных ей структур. Прежде всего наиболее крупной союзно- парламентской фракции «Союз». Стремление ее лидера Блохина объяснить итоги выборов тем, что, мол, избиратели голосовали против Горбачева, а не за Ельцина, а также тем, что Рыжков не оправдал возлагавшихся на него надежд, потому что недостаточно отмежевался от политики Президента СССР, просто несостоятельно.

Во-первых, ни одно предвыборное выступление Б.Ельцина не основывалось на конфронтации с М.Горбачевым. Лейтмотив их был совершенно иной: если Президент СССР за демократию и подлинные реформы – мы с ним.

 Во-вторых, то размежевание, на которое якобы не пошел бывший союзный премьер, но которое, используя его же лексику, активно «педалировала» команда, было совершенно другим: да-выступающему за социалистическое обновление Рыжкову, нет-сворачивающим на капиталистический путь Горбачеву и Ельцину.

В-третьих, зимний период противостояния дивидендов ни тому, ни другому не принес.

Наконец, в- четвертых, если руководствоваться этой логикой, то получится, что «против Горбачева» голосовали и те, кто «за» А. Собчака, Ю. Афанасьева, и даже те почти 55 процентов ленинградцев, которые высказались за возвращение городу имени Санкт-Петербург.

Впрочем, последний результат скорее вообще из области «сопромата». Не будь столь массированной атаки против питерского референдума с использованием примитивных и убогих доводов, его итог мог бы быть иным. Сужу по себе. Прожив в Ленинграде почти всю жизнь, я был привержен тому, что вопрос о его названии должен решиться естественным путем и как следствие закрепиться юридически. Однако после залпа резолюции и обращений в духе «отстоим имя Ленина», ей-ей, возникло желание присоединить свой голос к тем, кто отстаивать eгo не намерен.

 Но это так, к слову. Что же касается поствыборных событий, то они явили собой уникальную коллекцию экземпляров подмены причины и следствия. Начиная от выступления главы союзного Кабинета министров, порадовавшего нас сентенцией на тему о том, что, оказывается, трудности в экономике порождаются общественной нестабильностью, а не наоборот, и кончая первыми «разборками» результатов избирательной кампании в штабах партии.

Однако бессмысленно обвинять команды, поставленные перед необходимостью рекламировать неходовой товар, пригодный для музея, но абсолютно неприемлемый для употребления. Полезнее иное: проанализировать тот срез состояния общества, который нам дали выборы как едва ли не самый масштабный за последнее время опрос общественного мнения. Наиболее очевидный вывод состоит в том, что не только союзный, но и российский депутатский корпус уже не соответствует вектору общественного мнения-оно существенно радикализировалось.

Карта политических температур, составленная на основе результатов поименных голосований на Съездах народных депутатов, свидетельствует о том, что из 88 регионов Российской Федерации около половины характеризуются отрицательными показателями. Их депутаты, избранные год назад, как правило, блокировали наиболее радикальные решения. Однако на выборах менее 50 процентов голосов Б.Елыцин (за исключением Татарстана) получил только в 28 территориях и лишь в четырех- Тувинской АССР, Агинском Бурятском автономном округе Читинской области, Горно-Алтайской автономной области и Северной Осетии уступил Н.Рыжкову.

Кардинально иной по итогам президентских выборов выглядит ситуация в регионах с наиболее консервативным депутатским представительством. К примеру, в Дагестанской АССР Председатель Верховного Совета России получил 66%, а в Липецкой области- 62% голосов. Если же давать более общую оценку, то доля консервативно настроенных избирателей примерно вдвое меньше их представительства в депутатском корпусе России.

Это обстоятельство может иметь два последствия – либо Съезд народных депутатов и парламент России должны существенно радикализироваться, либо их авторитет постигнет судьба союзных собратьев. Полный проигрыш КПСС на выборах имеет и тот феномен, который Е.Яковлев на страницах «Московских новостей» назвал «беременностью общества идеей новой партии». Сама по себе она требует отдельного рассмотрения, но применительно к итогам выборов видна на «эффекте В.Жириновского». Относиться к нему можно по-разному. Однако характерно, что он получил двузначный рейтинг в 19 регионах, в том числе 13% в Краснодарском крае и 16,5% в Эвенкийской автономной области. Попытки объяснять такой результат низким уровнем политической культуры наших избирателей не слишком убедительны. Кстати сказать, во Франции, которую принято считать чуть ли не эталоном этой культуры, лидер Национального фронта Ле Пен, эксплуатируя лозунг «Франция-для французов», склоняет на свою сторону до 10 процентов избирателей.

 Что же до Жириновского, то он больше всего голосов собрал именно там, где ни о каких иных партиях, кроме КПСС, пока что и слыхом не слыхивали. И когда из шести кандидатов там является единственный, кто не состоял в КПСС, уже это имеет определенный эффект. Поддержав кандидатуру Б.Ельцина, ДПР, республиканцы и социал-демократы с учетом конкретной ситуации поступили, наверное, правильно, однако на их имидже отсутствие самостоятельного кандидата сказалось отрицательно. Окажись выдвинутым, к примеру Н.Травкин, это обернулось бы вторым туром голосования, но я уверен, что никакого эффекта В.Жириновского не было бы и в помине: выдвинутый вполне реальной партией получил бы существенно больше голосов, чем 7,77 собранных лидером мифических либеральных демократов.

 Аутсайдерство В.Бакатина оказалось для многих неожиданностью. Однако в нашем обществе, поляризованном по принципу «за» и «против» перемен, оказавшийся между двумя символами кандидат вряд ли мог рассчитывать на большее. Поскольку он не снял своей кандидатуры, избиратели это сделали за него. Некоторые наблюдатели поспешили сказать, что избирательная кампания в России позволила увести в политическое небытие основных соперников на выборах Президента СССР, который в соответствии с проектом| Договора о Союзе суверенных государств избирается гражданами Союза на основе всеобщего, равного и прямого избирательного права. Однако такие умозаключения, мне представляются довольно примитивными. Скорее всего тщательный разбор, «выборных полетов» даст. Горбачеву более существенное- вектор направленности общественного мнения невысокую степень популярности  промежуточной позиции, и отсутствие поля для маневров в консервативно-реакционном лагере. Президент СССР, судя по всему, понял это достаточно отчетливо. И, конечно же, вытащенная В.Крючковым из своих закромов и оглашенная на закрытом заседании инструкция ЦРУ семидесятых годов, якобы ориентированная на изменение общественного строя в странах социалистического лагеря, на фоне того, что уже произошло, выглядела для некоторых весьма убедительно. В равной степени, как и прозвучавшая после выступления Президента СССР филиппика одного из депутатов посетовавшего на то, что, дескать, программы наших реформ стали разрабатываться не в стенах парламента, а за океаном.


Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *