где центр россии и зачем ей согласие на шанс?

119

Соглашаясь с необходимостью воссоздания у наших современников объективной истории девяностых, нам часто задают вопрос: почему в качестве зеркала происходивших тогда событий мы выбрали именно газету «Россия»?

Наверное, потому, что именно с газетой «Россия» связан необычайно насыщенный период жизни и у меня- главного редактора журнала «Новые Знания», и у основателя и главного редактора этой газеты Александра Дроздова, который теперь является Исполнительным директором- председателем Правления Ельцин Центра. Нам обоим тогда довелось трудиться в Белом Доме (как мы тогда стали называть нынешнее здание Правительства РФ), в эпицентре новой российской власти, которая была тогда, без преувеличения, эталоном публичности и доступности. Пропускного режима в здание, где находилось главное должностное лицо РСФСР, в 1990 году почти что не было. Там мы и познакомились с Александром Дроздовым, который был помощником его первого заместителя Руслана Хасбулатова. Довольно скоро я воодушевился его замыслом- созданием влиятельной еженедельной газеты. Первоначально ее предполагалось назвать «Республика», но Б.Н.Ельцин- остановился на названии «Россия». Именно она фактически стала первым средством массовой информации суверенной России. Хотя газета и имела в подзаголовке надпись: «Газета Президиума Верховного Совета РСФСР», с подготовки ее первого номера в редакцию никто не звонил и не рекомендовал, кого публиковать, а от кого воздержаться. Тем более никому и в голову не приходило что- либо запрещать.

Так я стал сначала ее автором- обозревателем, потом, оставив должность руководителя группы консультантов ВС РСФСР, руководителем отдела и первым зам. главного редактора. К тому времени я уже очень хорошо знал профессиональный путь Главного редактора Александра Дроздова, внучатого племянника Николая Щорса, включавший фундаментальную подготовку в МГИМО, многолетнюю работу собкором «Комсомольской правды» в Японии, а затем заведующим ее международным отделом и ответственным секретарем. Знали мы, конечно, многих интересных авторов, которых в Белом Доме совсем не нужно было искать. Тем более, что должностным лицам в те годы публикации ни с кем не надо было согласовывать.

Чем, к примеру, интересны выпуски нашей газеты начала июля 1991 года? Пожалуй, весьма ощутимым отсутствием «москвоцентричности», что тогда было очень характерно для многих родственных по духу газет. Внимание на ее страницах, конечно, уделяется и тому, что происходит в Кремле, и тому, что предстоит в Лондоне на встрече «большой семерки». Тем не менее, основные статьи написаны в Нижнем Новгороде- «Где центр России?» и Свердловске- «А» и «Б» не служат в КГБ». Иллюстративным сопровождением жизни провинции являются рисунки Алены Дергилевой «В городе Кашине». Теперь она блестяще изображает жизнь городов в календарях Ельцин Центра. Хотелось бы привлечь внимание также к публикации Александра Ципко «Кризис российской государственности», автор которой после публикации в 1988 году на страницах «Науки и жизни» наделавшей много шума статьи «Истоки сталинизма» был вынужден оставить должность консультанта Международного отдела ЦК КПСС.

Где центр России?

Александр Мельников

Очень точно было сказано: провинция – это состояние души. Увы, одни лишь тонкости духа и тревожные томления давно уже не определяют положение российской «глубинки». За минувшие десятилетия в резервацию политической, экономической и культурной провинции, влачащей жалкое существование, обираемой и унижаемой центральной властью, были загнаны практически девять десятых россиян. Изымая у них продовольствие, лучшие кадры, промышленную продукцию, столица безуспешно стремилась превратиться в «образцовый коммунистический город». На деле же она оказалась в хорошо известном «кольце враждебности», если воспользоваться пророческим термином писателя Войновича. Пройдитесь, если представится случай, хотя бы по старой части Нижнего Новгорода- провинции «местного значения». Свернешь с магистральной улицы с примелькавшимся «прогрессивным» именем и сразу же натыкаешься на жалкие развалины добротных купеческих и мещанских особняков. Что это: просчеты или бедность городских властей, бескультурье? Отчасти да. А еще- все то же состояние души. Состояние, когда тебя отучили быть даже простым хозяином дома, способным замазать дыру в стене, подправить покосившийся забор. –А зачем это мне? Пусть власть делает- на то она и народная.

Проев под руководством партии богатство наших предков, мы создали вместо архитектурных шедевров удивительно подходящие нашему строю новостройки, где каждый знает свою «бесплатную» квартиру- шесток, оплаченную годами унизительных прошений и ожидания, а то и взяткой чиновнику-вымогателю. Где не о чем заботиться, не за что зацепиться взгляду. Вот, оказывается, где они -«каменные джунгли» Зато на излете застоя поднялись в областных центрах скроенные по одной колодке помпезные дворцы- символы грядущего (тысячелетнего?) правления номенклатуры. А в общем дело не в домах. Точно так же можно говорить и о сотнях, если не тысячах совершенно пустых дворцах культуры, куда уже давно никого не тянет. О концертах в областных филармониях, где в зале- всего несколько старушек. О провинциальных театрах, где нет денег даже на актерские костюмы. Да о пошлых представлениях столичных артистов на провинциальных стадионах жалком культурном суррогате. Это-наш стиль. Стиль общества, где человек перестал думать, все глубже погружаясь в пучину безразличия. Хорошо тем, кому помогает водка… Это-и состояние нашей страны, особенно провинции, пытающейся пробудиться вот уже седьмой год. Но Россия пробудится, обязательно. И вовсе не потому, что ее Президентом стал Борис Ельцин. Не это главное. Его победа явилась лишь еще одним признаком предстоящего разрешения кризиса-одного из тяжелейших в российской истории.

В реальности такого исхода я убедился, как ни странно, на незатейливой ярмарке, отшумевшей на центральной площади Нижнего в середине июня. Казалось бы, эка невидаль- поделки из дерева и лапти, мебель и нехитрый инструмент. Тем ли нас удивляли на ВДНХ… Но нет. Там-развал, запустение, уникальные своей нереальностью «достижения», зачастую в единственном, выставочном экземпляре. Здесь-собственное понимание, выдумка, доступность. Да и выставлен товар не для любования, а на продажу. людям. Конечно, этому бесхитростному действу пока безмерно далеко до былой нижегородской ярмарки, привлекавшей сотни тысяч деловых людей не только со всей России, но из Европы.

Но сегодня именно здесь все ярче проявляются подлинные лица разных российских краев. Слава Богу, удалось остановить неуклонное движение к «социально однородному» обществу без  прошлого и будущего. Разложила на той ярмарке свой товар- последние номера-и наша «Россия».

. А чем же живет «глубинка», чего ждет она? В частности, от нашего еженедельника. В определенной степени ответом на этот вопрос стало подготовленное по заказу Подкомитета по изучению общественного мнения ВС РСФСР исследование о положении в малых городах Новгородской и Тверской областей Красный Холм, Старая Русса и Торопец. Его авторы – Л.Бызов, К.Козлов и Н.Луковников – отмечают, что жизнь в малых городах сегодня стабилизировалась. Их население растет, хотя и медленно. Неторопливость жизни позволяет сохранить душевное равновесие, несмотря на резкие общественные перемены. Конечно, люди читают газеты, смотрят телепередачи, однако большинство из них не готовы к немедленным действиям. Естественно, падает авторитет КПСС, но и о деятельности новых, демократических движений мало что известно. Главное, чем крайне не удовлетворены жители- бытом (53 процента), досугом (40 процентов), внешним видом и чистотой города (43 процента), экологической обстановкой (34 процента). Вместе с тем ученыеделают вывод, что размеренный ритм жизни небольших городов удачно вписывается в процесс организованного общественного переустройства, когда необходима спокойная и упорная работа для достижения долгосрочных целей. В этом смысле относительно небольшие города более приспособлены для планомерных преобразований, чем Москва и другие крупные центры, где люди стали нервозными, непримиримыми, подчас разучились находить общий язык, стремятся выиграть за счет других. Будущее у малых городов есть, но только как у малых городов-со своим специфическим укладом жизни. Одним из условий их возрождения будет задействование не столь ко материальных, сколько духовных факторов и социальных стимулов. Главное, чтоб города могли самостоятельно действовать, специфика каждого из них подскажет наиболее целесообразный путь. А ведь правы ученые: как было бы здорово если бы высвободившаяся за годы перестройки энергия людей вылилась не в новые конфликты, а в созидательную, творческую работу! Естественно, это потребует боле болезненных для местного руководства изменений в идеологии (покушения на

памятники вождям- еще не самое болезненное проявление этого процесса), передела власти и собственности, перехода к отношениям на твердой базе Закона.. Многое будет зависеть и от деятельности местных органов, которым вначале, как мы уже видим, приходится творить новое зачастую старыми методами. А там, где необходимость перемен еще не превратилась в политическую реальность, идет уже порядком надоевшее состязание местных советских и партийных органов. Но российские города- не стадионы для подобных баталий. С гораздо большим интересом их население понаблюдало бы за богатыми витринами магазинов и чистыми улицами. Всеобщее разочарование вызывает и продолжение популярных поначалу запретов на вывоз товаров за пределы областей и краев, разыгрывание «национальной карты» в интересах местных политических группировок. Все это не помогло решить старые проблемы, но зато породило множество новых, подкрепило власть старой бюрократии. Целые регионы оказались отрезаны от единого развития России. Рваное одеяло не удалось натянуть на себя-  оно попросту расползлось. Впрочем, не перевелись охотники продолжить сей «эксперимент», не отпуская из своих владений «коробейников» на всероссийские и региональные ярмарки.

Непрост выбор пути к возрождению и для простых россиян. Не будем самоуверенны: eго долго еще придется искать. Ясно одно: чтобы люди распрямились и начали жить по собственному здравому смыслу, возвратились в естественное состояние предпринимателя и труженика, им необходимо хотя бы достоинство. Не только в Москве, но и в самом последнем российском городке, который имеет все возможности стать в чем- ни будь первым. Важным практическим шагом в этом направлении стало недавнее предоставление практически полной экономической самостоятельности Северу, Центру, Уралу, Дальнему Востоку. Совсем недавно подписано распоряжение об образовании ассоциации «Большая Волга», объединяющей ряд областей этого региона. Созданы опорные пункты для развития горизонтальных экономических связей, восстановления нормального кровообращения в экономическом организме России, изможденном некомпетентным волевым вмешательством. Наконец-то создаются условия для подъема местной промышленности, развития ремесел. Главное-пусть это будет свое, не навязанное. И обязательно-лучше, чем у соседей. В условиях рынка очень скоро станет ясно, в чем именно нуждаются отдельные регионы и вся Россия, как наилучшим образом развивать свой город, край, область, район.

 Есть лапти – будет и компьютер. Как после тяжелой болезни начинает подниматься российская торговля с ее почти. позабытыми нервными узлами- ярмарками и биржами. Сегодня еще с трудом верится, что когда- ни будь станут всемирно известными музеи Поволжья. Немудрено. Ведь ютятся они в тесных зданиях, а большая часть национальных сокровищ пропадает в запасниках. Не подарит ли им партия свои роскошные палаты? Может, вспомним купцов и заводчиков оставивших в наследство прекрасные дворцы и картинные галереи? Сколько нам еще богатеть и умнеть, чтобы перестать думать об одной лишь власти и наживе? Ждут своих меценатов и попечителей клубы, театры, концертные залы. Перемены сегодня реальны, как никогда. Перелом в начатом сломе старой системы уже наступил. Но чтобы не оказаться ненароком на пепелище, не пора ли уже заняться созиданием нового? И тогда всего через несколько лет мы не узнаем свое Отечество.

«Россия» №26 от 6 июля 1991 года

«А» и «Б» не служат в КГБ.

 Но это не очищение рядов, а просто «ротация кадров», считают уральские чекисты

Сергей Плотников

Вечер 25 апреля, Свердловск. Двое подходят к ДК железнодорожников, что рядом с привокзальной площадью, и садятся в «Волгу», которая в городской ГАИ числится за полковником госбезопасности Альбертом Селюковым. Короткий разговор, один что-то передает другому, и тут же рядом вспыхивают фары! Взревев моторами, три машины берут стоящую в «коробочку». К «Волге» бросаются крупные мужчины с выверенной хваткой оперативников ГБ. Из салона автомобиля извлекают сумку с деньгами. На купюрах специальным, невидимым глазу карандашом написано зловещее слово «рэкет»…

Уволенный на пенсию в начале года Альберт Алексеевич тяготился, должно быть, отставкой. Есть квартира, машина, недостает лишь покоя в душе. С 25 апреля он лишается его насовсем. Ведь задержанным в машине оказался его сын – Селюков Александр Альбертович, известный в преступном мире как Сашка-Американец. Ему предъявили обвинение по части второй статьи 148 УК РСФСР- вымогательство. То бишь, как значилось на меченых купюрах, рэкет. До 7 лет с конфискацией.

 Степень виновности сына определит суд. Меру ответственности отца обсуждать не берусь как отца. А вот как чекиста – давайте посмотрим.

Подразделение, которым руководил полковник Селюков, оказывало постоянную техническую помощь органам внутренних дел и тем наносило урон уголовному миру.

Как в такой ситуации положено поступать сотруднику и руководству правоохранительных органов? «По существующим требованиям к нашим сотрудникам наличие родственников в преступном мире является, конечно, противопоказанием к службе, – ответил во время нашей встречи заместитель начальника УКГБ по Свердловской области Сергей Березин,-но в каждом конкретном случае мы подходим индивидуально». Хорошо, тогда возьмем конкретный случай: у отца-полковника сын уголовник. Мой собеседник категоричен: -Такой человек не имеет права находиться на службе. Свой первый срок Американец заработал 5 лет назад. У кадровиков-чекистов было время решить эту проблему. Жаль, что Сергей Иванович не в состоянии прокомментировать их долготерпение ибо в должности заместителя по кадрам пребывает всего 4 месяца.

 В январе «Россия» (N 8, 28.12.90 04.01.91) опубликовала заметку «А» и «Б» служили в КГБ» про знаменитое «письмо 64-х» – коллективный призыв молодых уральских чекистов к оздоровлению обстановки в их ведомстве, департизации КГБ. Как пример, иллюстрирующий нравы спецслужбы, рассказывалось о чадолюбивых отцах, проталкивающих своих детишек на службу в КГБ или добивающихся поблажек для потомков, не ладящих с законом. Практически сразу после появления статьи, подчеркнул Березин, оба полковника были отстранены от должности. И вскоре уволены из органов госбезопасности. Неужели из-за публикации? «Она подтолкнула к принятию решения, дипломатично выразился мой собеседник. – Вoпрос-то решался уже давно, но появление статьи заставило более глубоко взглянуть на эти дела…» Даже так? Иной раз начальника жэка десятками фельетонов с места не сгонишь: а тут как-никак КГБ. Карающий меч. Горячие сердца. Холодные головы. И прочая

 геральдика. 5 лет терпели холодные головы соседство отца-чекиста и сына с преступной кликухой и биографией. А случилась огласка-и вспомнили о карающем мече. Впрочем, последнее спорно. Оба уволенных, А.Селюков и Губерский, из органов не из-за детей, а просто по возрасту. Но ни дать, ни взять, как в том же жэке: и далее держать на должности не можно и обидеть не хотят- без пенсии оставить.

Секретарем парткома УКГБ в пору «чекистского бунта» был А.Егоров. В начале года его не переизбрали на новый срок. Лег в больницу, по весне после беседы с заместителем по кадрам подписал рапорт об увольнении. В ближайшие дни, заверил Березин, из столицы придет соответствующий приказ. А партком, ведомый новым секретарем, по-прежнему проводит линию КПСС среди работников государственной безопасности. Но вернемся к Селюковым. Итак, 5 лет старшему удавалось сохранять на плечах погоны, а младшему, после строек народного хозяйства и «отсидки» в 1989, свободу. Что весьма удивляет следователя Железнодорожного РОВД Владимира Синанова, который ведет сейчас дело- Селюкова-Американца: на этого «Ковбоя» и впрямь будто не распространяются наши законы.

В феврале прошлого года Кировским РОВД было возбуждено уголовное дело против Селюкова за грабеж. И очень скоро прекращено. Точно так же, как и дело по статье 206, часть 2 (в просторечии «хулиганка»), в Ленинском районном отделении- это уже зима 1991 г. Без достаточных на то оснований, считает Синанов. Тот же Ленинский РОВД отказал в возбуждении уголовного дела против Американца по факту грабежа торговцев цветами. Следователь В.Синанов допускает, что этим делам не дали хода не без ведома и участия Селюкова-старшего. Во всяком случае ходатайствовать за сынка-бедокура он не стеснялся. Об этом уже рассказывалось в январской публикации «России». Когда отцовские чувства перевешивают долг, это еще как-то можно понять. Но когда руководство УКГБ взирает на это сквозь пальцы, тут кричи караул. А если руководство было не в курсе, то грош ему цена, и наша спецслужба годится только на то, чтобы преследовать инакомыслящих. В середине мая военной прокуратурой было возбуждено уголовное дело в отношении двух сотрудников УКГБ, которым предъявлено обвинение в злоупотреблении служебным положением. Когда я спросил у С.Березина, какие меры приняты к «отцам-командирам», непосредственным руководителям обвиняемых, то получил ответ: «Вопрос об их ответственности будет решаться, когда закончится следствие». Между тем одного начальника, по словам родственников apестованных, уже.. повысили.

Р.И. Хасбулатов Из выступления на сессии ВС РСФСР

Товарищи народные депутаты! Мне передали вашу просьбу сделать разъяснения в связи с критическими выступлениями ряда депутатов и высших должностных лиц в Верховном Совете СССР по поводу замечательных достижений Ново- Огаревского лроцесса. При этом особое значение имеет выступление главы Кабинета министров товарища Павлова с требованием предоставить ему дополнительные полномочия. В этом же контексте депутаты, да и я сам, склонны рассматривать постановление по очень серьезному ограничению ввоза ряда товаров гражданского назначения под видом борьбы со спекуляцией, которое очень напоминает известный Указ 1986 года о борьбе со спекуляцией, положивший начало стремительному вымыванию рынка, а также попытки ограничить деятельность российской банковской системы. Хотел бы напомнить, и вы это знаете, что по крайней мере с апреля, с известного Ново- Огaревского «Заявления 10» идет процесс серьезного единения общественно-политических сил. Думаю, что прошедшие выборы Президента Российской Федерации являются во многом тоже результатом руководителей девяти союзных республик.

И мы в Верховном Совете с большой надеждой, оптимизмом смотрим в будущее и уверены, что объединительный процесс, несомненно, будет продолжаться. И, конечно, все мы с тревогой следим за шагами, которые идут вразрез с этой основной стратегической линией, тем более что теперь уже окончательно ясно: главная сфера преобразовательной деятельности социально-экономическая. Люди, естественно, будут оценивать результативность и эффективность работы любого политического деятеля, любого представительного органа по тому, улучшается ли материальное и социальное положение или все остается по-старому, а то и ухудшается. Поэтому единение политических сил, столь необходимое сегодня, я лично всегда рассматривал не как самоцель, а как главное стратегическое средство решения экономических проблем нашего общества, как могучее средство, дающее возможность направить основные силы и энергию наших людей на решение социально-экономических вопросов. И в этой связи, конечно, очень серьезно настораживают последние выступления ряда депутатов на Верховном Совете СССР, союзных министров и главы Кабинета министров СССР.

Вольно или невольно, прямо или косвенно, они призвали к отстранению Президента, выступали против курса на стабилизацию, углубление экономических реформ. Мы также видим достаточную серьезную обеспокоенность нашей общественности. Чем она обеспокоена? Во-первых, это попытка поставить под сомнение законность самих Новоогаревских договоренностей и известного «Заявления 10». Еще некоторое время тому назад нас упрекали, в том числе и в этом зале, что мы затягиваем решение главной проблемы нашего Отечества-разработку и подписание Союзного. Договора, который обеспечил бы сохранение Союза, сохранение РСФСР как единого государства. Теперь, когда его контуры стали достаточно рельефными, очевидными, вдруг начинают раздаваться ястребиные призывы отдельных групп депутатов в союзном парламенте и высших должностных лиц Союзного правительства-а зачем, собственно, нужен этот Союзный договор? Это-факт. И факт очень неприятный, на который нам следует обратить серьезное внимание. Другой настораживающий и депутатов, и многих людей факт заключается в обращении главы Кабинета министров, на мой взгляд, недостаточно осторожном, минуя Президента, непосредственно в Верховный Совет СССР за дополнительными полномочиями. У нас с вами вызывают тревогу все эти разговоры о каких-то дополнительных полномочиях, вне Конституции. Ведь Президент страны наделен очень большими полномочиями, которые он может передавать безболезненно своему премьер-министру.

Мы же видим, как, минуя главу государства, Премьep Павлов обращается в парламент за непонятными «дополнительными полномочиями» и находит поддержку со стороны как раз тех сил, которые выступают против Союзного договора, против экономических реформ, за силовое решение региональных конфликтов. Такое сплетение вроде бы внешне не связанных действий и обстоятельств, конечно, не прошло мимо внимания нашего депутатского корпуса. К тому же это сопровождается принятым в обход правительств союзных республик постановлением таможенной службы, ухудшающим и без того достаточно сложное, скорее, трагическое положение людей в области товарного обеспечения.

У нас нет товаров для того, чтобы аккумулировать выпускаемый непрерывно денежный поток. В результате- инфляция. Казалось бы, даже логика здравого смысла требует от правительства Павлова предпринять все усилия для того, чтобы каким-то образом стимулировать импорт продуктов питания, одежды и других ходких товаров. А делается все для того, чтобы еще более ухудшить положение людей, перекрывая каналы их снабжения из внешних источников. Как же мыслит товарищ Павлов обеспечить нужды наших людей? Мы обратили внимание и на требование руководителя Крестьянского союза о введении чрезвычайного положения, на закрытую сессию Верховного Совета, на которой выступали руководители оборонно-политических ведомств. О чем они там говорили? Мы не знаем. А люди это хотят знать, и это их право. Причем если иметь в виду короткий отрезок времени- два-три дня, когда произошли эти эпизоды, события, у депутатов возникает определенная настороженность. И я вас хорошо понимаю, уважаемые депутаты. Думаю, мы вправе выразить свое авторитетное мнение, особенно по Союзному договору, учитывая и то обстоятельство, что Верховный Совет принимал специальное постановление, одобряющее деятельность нашего Председателя по подписанию «Заявления 10». В то же время я не стал бы квалифицировать всю эту подозрительную возню как попытки «заговора» и т.д. Поэтому я бы не стал драматизировать ситуацию. Но учитывая, что мы осуществляем последовательный курс на реальную консолидацию общественно-политических сил, считаю, что обсуждение этой ситуации в Верховном Совете РСФСР должно иметь серьезное значение и для некоторых депутатов Верховного Совета СССР, и для премьер- министра Павлова.

«Россия» №26 от 6 июля 1991 года

Импровизация омоновцев

Новая «импровизация» омоновцев в Вильнюсе вызвала многодневный шквал в мировом информационном мире, десятки догадок по поводу того, кому это нужно. Кто за ней стоит?

Напомним, что 26 июня в 16.30 десятка два вооруженных омоновцев ворвались в Государственный телеграфный и телефонный центр в Вильнюсе. Заняв ключевые посты в здании, они приказали работникам оставаться на своих местах, отключили электроснабжение. В коммутаторном зале телеграфисток согнали в угол. Их рабочие места заняли люди с автоматами. Руководивший операцией Болеслав Макутынович заявил, что выполняет Указ Президента СССР об изъятии оружия, незаконно хранящегося на «междугородке». Из вентиляционного отверстия был извлечен мешок, в котором, как позднее объявили, оказались самодельный пистолет, взрывпакеты, патроны. Да, улов оказался негуст. Другие члены отряда проговорились, что вице-премьер 3.Вайшвила несколько дней назад распорядился отключить электроэнергию на их базе, а накануне «вырубили» линию правительственной связи. Одним словом, понимай, как хочешь. С одной стороны – явный камуфляж с мешком, с другой – обида, ставшая своего рода спичкой, поднесенной к бензину. Около полутора часов хозяйничали омоновцы на станции. Конечно, связь Литвы с Союзом, зарубежьем да и внутри республики была прервана. В том числе связь и с пультом управления Игналинской АЭС.

 Когда задумываешься над последними «проказами» людей с автоматами, в глаза бросается некая заданность их действий. В начале июня, за день до отъезда Президента М.Горбачева в Осло с Нобелевской лекцией, весь центр города был заблокирован военными патрульными группами. Тогда комендант Вильнюса полковник Белоус пояснил, что проводится операция «Кольцо» по поиску двух дезертиров, бежавших с каунасской гауптвахты. Но, странное дело, в самом Каунасе патрулирования по этому поводу не было. Зато в Вильнюсе с вечера до полуночи группы военных с автоматами на всех мостах и магистралях были поставлены словно для того, чтобы кому-то доказать, дескать, не забывайтесь…Так кому же на руку это, коль сейчас Президент готовится к лондонской встрече с большой «семеркой». На этот раз на «орбиту» выведен скандально знаменитый отряд омоновцев. Мир до сих пор шумит, кто и что стоит за ними? Правда, между этими «импровизациями» есть некоторая разница, Впервые МВД СССР сделало внушение руководителям Вильнюсского ОМОНа. Неужели что-то меняется в коридорах власти? Или это попытка сохранить лицо в плохой игре?

А.ГАСЮНЕНЕ, кор. «Эхо Литвы»-для «России»

«Россия» №26 от 6 июля 1991 года

Дадим согласию шанс

Александр Евлахов

Уж чем-чем, а запугиванием гражданской войной и рассуждениями об общественном согласии мы в последние годы занимались куда как усердно. Психологически все это вполне объяснимо. Ведь и 1917 год, и гражданская война, и репрессии не могли не оставить глубоких шрамов в нашей национальной психике.

Вот почему опубликованный два года назад «Невозвращенец» А.Кабакова с кошмарными картинами полуразрушенной Москвы, бандами и погромами, съездом революционных партий и въезжающим в Кремль диктатором на определенную часть нашего общества оказал воздействие не меньшее, чем предсказания астрологов.

 Прячущееся глубоко в подсознании тем более оживало под воздействием Нового Узеня, Баку, Душанбе, Бухареста, других реалий современной жизни. Но было и иное. Упоминания об угрозе гражданской войны возникали всякий раз, когда общество становилось перед дилеммой: сделать очередной шаг или остановиться. Истерия нагнеталась, когда общество требовало отменить шестую статью Конституции, когда была почти готова вступить в жизнь программа «500 дней», когда начинал работу навязанный реакционерами третий Съезд народных депутатов РСФСР. Президентские выборы в России развеяли немало мифов. Показали они и то, что никаких объективных условий, делящих общество на два противостоящих лагеря и являющихся предпосылкой гражданской войны, у нас нет. Есть большинство, требующее реформ. Есть сохраняющие реальные рычаги власти силы, стремящиеся хоть на какое-то время отсрочить уход в историческое прошлое не оправдавшей себя социальной системы.

Есть, наконец, люди, сохраняющие инерцию навязанных им представлений или просто равнодушные ко всему. Однако ни одно из этих обстоятельств не является непреодолимым препятствием на пути к достижению гражданского согласия. При всех издержках прожитых нами шести лет есть одна неоспоримая победа: нам уже легче идти вперед, чем повернуть назад. Надо лишь хотя бы на время отбросить все что может служить поводом раздоров. Мы все успеем. Переименовать и перезахоронить. Пересмотреть праздничные дни. Разобраться в деталях истории и, если не пропадет интерес, продолжить спор западников и славянофилов. Оставим это на потом.

 А пока что сделаем выбор между двумя главными «измами»-прагматизмом и идиотизмом. Ориентация на первый из них, на здравый смысл- вполне реальная база национального согласия. И даже больше того. Быть может, сегодня в первый и последний раз в нашей истории созданы предпосылки достичь эту цель и одновременно совместить усилия Советского Союза и стран Запада для интеграции нашей страны в мировое сообщество. Проект совместной программы СССР-Запад «Согласие на шанс», разработанный советскими и американскими специалистами, может помочь нам пройти более безболезненно тот путь, который столь огромная страна еще не проходила никогда. Речь идет о том, чтобы прекратить ходить в должниках и брать бесконечные кредиты, а превратиться в партнеров: о смягчении

 процессов инфляции и создании новых рабочих мест, о содействии приватизации собственности, включая собственность на землю, и переходе к конвертируемости рубля. Вопреки мнениям оппонентов, высказанным в союзном парламенте о том, что «за красивые глаза» никто нам таких сумм не даст, Г.Явлинский заявил в «Московских новостях», что они отнюдь не являются астрономическими и со стороны США

 составляют около одного процента их военных расходов. Мне кажется очевидным, что судьба этой программы вновь будет решаться не столько за океаном, сколько в Москве. И, конечно же, прозвучавшая при обсуждении законопроекта об основных началах разгосударствления и приватизации предприятий сентенция Е. Лигачева на тему о том, что «реформировать общество нужно в рамках социализма».

Как, впрочем, и призыв к народным депутатам СССР поддержать якобы существующее стремление трудовых коллективов создавать на предприятиях комитеты защиты общенародной собственности и ее коллективных форм. Кто должен выступить организатором этих комитетов, догадаться нетрудно. По всей вероятности, те же структуры, на которые некоторое время назад возлагалась функция создания комитетов национального спасения. В популярности такого рода идеи, правда, приходится всерьез усомниться. Попытка же ее проведения в жизнь чревата лишь новой волной требований вывода партийных комитетов за пределы предприятий. Отсутствие объективных условий для гражданской конфронтации не исключает вероятности ее провоцирования.

Хотелось бы ошибиться, однако, агонизируя, умирающие структуры вполне могут столкнуть лбами администрацию и рабочих, интеллигенцию. Против таких попыток есть лишь одно противоядие- создание «сословия», привязанного к собственности, и сокращение до минимума той части общества, которой нечего терять. Только в этом случае мы сможем преодолеть люмпенизацию политики и ликвидировать реальную опору сил, пытающихся в целях самосохранения прикрыться интересами «живущих на одну зарплату». Воплотится в жизнь то, что в свое время не увидел К.Маркс, но заметил заклейменный «ренегатом его ученик Э.Бернштейн, заявивший: число собственников не сокращается, а растет. Этот процесс, набравший силу во всех развитых странах, предусмотрен и подготовленной советскими и американскими специалистами программой «Согласие на шанс».

Если вспомнить ее предшественницу «500 дней», то станет ясно, что печальную судьбу таковой предопределила не столько сила реакции, сколько слабость демократии. Когда Э.Шеварднадзе сетовал на то, что демократы «разбежались по кустам», это было справедливо, но в том, что это прозошло, была и его вина.

Когда А. Яковлев получает оскорбления, это вызывает возмущение, но не удивление. Стоит ли удивляться тому, что, столь часто апеллируя к абстрактным ветеранам войны, одному из них «Советская Россия» адресует обвинения то в канун 9 Мая, то в день 50-летия начала войны?

Противоестественно другое-то, что адресат получает их не от официальных политических противников, а от людей, пусть и формально, но состоящих с ним в одной партии. И, как ни печально сознавать, эта ситуация создалась из-за отсутствия должной решительности с его стороны. И тот и другой, так много сделавшие для демифологизации сознания других, слишком долго в своем собственном носили миф о необходимости сохранения единства КПСС. Не будь того, многие события еще год назад могли бы пойти иным путем. Гражданское согласие- не компромиссы всех и вся, а единство усилий тех, кто действительно заинтересован в переменах. И вполне возможно, что создание единой, подлинно демократической партии теперь уже вопрос не столь отдаленного будущего. Новая программа, в которой заинтересована и Россия, и партнеры по соглашению «9 + 1» cегодня нуждается в общественной поддержке. Являясь средством консолидации демократических сил, эта программа может и должна стать одновременно ее основой. Мы научились мобилизовывать общественное мнение в поддержку лидеров или в знак протеста. Сегодня настало время поднять его в защиту единых целей движения вперед, объединить усилия политических партий и рабочего движения, союза трудовых коллективов и межпарламентских демократических фракций республик.

Через несколько дней вновь откроется Съезд народных депутатов России, который приведет к присяге первого Президента и начнет отсчет его первых ста дней. Предстоит избрать нового Председателя Верховного Совета РСФСР, сформировать компетентное и пользующееся поддержкой правительство, укрепить вертикаль исполнительной власти, заложить основу первых крупных реформ. У нас есть реальный шанс улучшить собственную жизнь, достичь согласия в главном, и мы не вправе в очередной раз упустить его.

Россия” №26 от 6 июля 1991 года

Кризис российской государственности

Редакция еженедельника «Россия» не во всем разделяет точку зрения доктора философских наук, заместителя директора Института международных экономических и политических исследований АН СССР Александра Ципко на малоотрадную, по его мнению, судьбу российской государственности. Возможны и другие взгляды теоретиков, политиков, практиков на эту проблему. Редакция публикует наиболее интересные из них. Ведь известно: в споре рождается истина.

  Уже сейчас ясно, что чудо «бархатной революции» у нас невозможно, что нашей стране не суждено повторить опыт 1989 года. В одночасье, без потрясений мы не сможем уйти от коммунизма и вернуться в нормальное русло своей национальной истории. Пока что мы повторяем пройденное, уроки 1917 года. Тоталитаризм сменяется двоевластием. И никто не знает, чем завершится спор между Горбачевым и Ельциным, между большой Россией и малой, между СССР и РСФСР. Мы не успели избавиться от коммунизма, но под вопрос уже поставлена судьба государства. Что произойдет с СССР, если РСФСР, самая большая советская республика, будет и впредь стремиться к самостоятельности? Каковы реальные шансы превратить СССР в подлинно федеративное государство? Чтобы уже не произошло в будущем с поляками, венграми или чехами и словаками, они стали суверенами своей судьбы, знают, к чему стремятся, что представляет из себя их новое государство и на каком фундаменте оно стоит. Мы же, довольно основательно продвинувшись на пути свободы слова и прав личности, так и не смогли решить ни одну структурную задачу, связанную с возвращением в цивилизацию. И причина не только в том, что у нас в отличие от стран Восточной Европы реформы начинались сверху, а в том, что по природе своей были половинчатые и непоследовательные. Все основные противоречия, заложенные в самом фундаменте нашей перестройки, сохраняются.

       До сих пор основным субъектом и инициатором антикоммунистических преобразований на большей части территории нынешней СССР является КПСС. До сих пор демократы пытаются оказывать влияние на политический процесс через советские структуры и институты, созданные большевиками. Наиболее ярким примером этого парадокса является эксплуатация демократами большевистского мифа о РСФСР как самостоятельном государственном образовании. Но сдерживает наше цивилизационное развитие не только дефицит структурных перемен, глубинные противоречия перестройки. На мой взгляд, подрывает нашу перестройку и дефицит ясных государственных целей. Наша трагедия состоит в том, что перестройка с самого начала была лишена такого мощного стимула демократических преобразований, как стремление к реставрации, возрождению национального государства. Патриотические силы, которые жили русской идеей, не приняли перестройку, испугались грядущей демократии. Архитекторы же перестройки, реформистская интеллигенция, пошедшая в 1986 году за Горбачевым, напротив, с самого начала были лишены государственной идеи. Более того, уже с 1988 года среди лидеров демократического движения начало доминировать убеждение, что свобода и государственность в наших условиях несовместимы, что во имя свободы демократы обязаны пожертвовать русским государством, расчленить его по крайней мере, на пятнадцать независимых государств.

      Не случайно уже с начала 1990 года стремление к расчленению государства среди демократов начало преобладать над стремлением к освобождению от коммунизма, борьба за суверенитет республик стала ведущим мотивом политической активности. Вместо движения за восстановление и возрождение российской государственности у нас возникло мощное движение, добивающееся распада так называемой «советской империи». Впрочем, парадокс нынешней политической ситуации состоит в том, что сегодня ни одна из четырех влиятельных политических сил не заинтересована в восстановлении российского государства, исторической России. Консервативное крыло КПСС в лице Полозкова, Нины Андреевой, генералов Тарасова, Макашова как настоящие коммунисты, марксисты-ленинцы и мысли не могут допустить о реставрации досоциалистической России, ибо в основе структуры их ценностей лежит, напротив, процесс разрушения России и всего российского. Разрушение России является для них величайшим историческим благом. Стать на точку зрения реставрации дооктябрьской России для этих людей означает признать, что власть большевиков была насильственной, незаконной, что строительство социализма в этой стране было бесконечной цепью преступлений. Идея исторической легитимности государства подрывает их собственные претензии на власть. Как показала шестилетняя история перестройки, идея восстановления исторической легитимности государства, восстановления в той или иной форме, в тех или иных границах до социалистической России столь же чужда реформаторам в КПСС, как и их противникам. Все реформаторы в КПСС, включая Горбачева, прежде всего советские люди. У них, как правило, нет исторической памяти, ощущения органической связи с досоветской историей. Нельзя было стать убежденным коммунистом без этого безразличия ко всему, что было разрушено большевиками. На мой взгляд, основная причина отторжения Горбачевым и Яковлевым реставрационной идеи заключается в том, что они продолжают мыслить о своей стране все же ценностями учебника истории КПСС. Отсюда твердое убеждение, что худшего зла, чем царское самодержавие, быть не может. Перестройка сложилась бы иначе, если бы Горбачев с самого начала стал на твердую государственную почву и опирался на идею возрождения российской демократии, возрождения измученной и поруганной России. Если бы он на это пошел, попытался придать своей власти и, самое главное, перестройке российскую, историческую легитимность, то не было бы нынешнего конфликта с правительством РСФСР и всей этой истории с нынешним российским суверенитетом. Для этого только надо было сказать правду. Сказать, что его центральное правительство является преемником старой российской имперской власти, что она одновременно несет ответственность и за российскую, и за советскую историю. Основным качественным отличием и демократического движения в СССР от демократического движения в странах Восточной Европы является его антипочвенность, недостаточная идентификация с российской историей и с российским государством. И в этом, на мой взгляд, состоит его глубинное противоречие. Многие лидеры демократического движения в силу своего советского воспитания лишены российскости как чувства глубокой идентификации себя с исторической Россией как государством. Старая Россия для них, как и для Ленина, тюрьма народов и не больше. Даже. у Ельцина, который очень часто говорит о возрождении России, нет той старой российскости, какая была у наших бабушек и дедушек. У них, кстати, не было никакого имперского мышления. Но они бы никогда не согласились с тем, что выдуманная большевиками РСФСР-это и есть настоящая и подлинная Россия. С одной стороны, нынешнее демократическое движение в лице «Демократической России» всем своим острием направлено против большевизма и коммунизма, рассматривает созданную ими власть как преступную. Под знаменем антикоммунизма выступает в последнее время Б.Ельцин. Но с другой стороны, никто из лидеров демократии не доводит свою в целом верную мысль о незаконности и преступном характере большевистского переворота до оправдания предшествующей власти, до признания самоценности и легитимности того государства и тех классовых политических структур, которые существовали к моменту захвата власти большевиками. Демократическая критика большевизма и коммунизма оканчивается непонятной фразой о координационной роли Совета Федерации СССР или призывом к созданию на территории бывшей СССР сообщества суверенных государств. В сущности, политические выводы программы демократов находятся в вопиющем противоречии с декларируемым ими мировоззрением. Наши демократы борются с Лениным и с созданным им государством. Но в то же время предпринимают отчаянные усилия, чтобы реализовать декларируемую им национальную политику, воплотить в чистой форме его утопическую идею самоопределения народов бывшей царской России. В наиболее кричащей форме это противоречие проявляется в политической деятельности руководства парламента РСФСР. С одной стороны, оно резко критикует центральную коммунистическую власть за насилие над Россией, за то, что она ввергла ее в пучину бедствий. Б.Ельцин в этой связи говорил в апреле 1991 года в Страсбурге о трагичности истории Советской России, о том, что, к примеру, она на протяжении последних семи десятилетий была оторвана от Европы. Но, с другой стороны, легитимность и юридические основания своей власти руководители РСФСР черпают именно в советской, большевистской истории. В том-то и дело, что РСФСР не имеет ни исторической, ни этнической легитимности. Она по сути является остатком от раздела старой России на отдельные советские социалистические республики. Раздел этот осуществлялся на глазок.

     Никто, ни Ленин, ни Сталин, не относился всерьез к границам этих новых полугосударственных образований. В результате границы РСФСР имеют чисто случайный характер. Часть исконно российских территорий, которые осваивались выходцами из Центральной России, вошли в состав Украинской и Казахской республик. В то же время многие чисто имперские завоевания царской России, к примеру, на Северном Кавказе, остались в составе РСФСР, нынешней маленькой России. Самые ярые разделители не в состоянии сказать, где границы метрополии, где начинаются колонии России. По этой причине нынешнее руководство «Демократической России», руководство парламента РСФСР оказались в щекотливой ситуации. Для того чтобы держаться на поверхности политической жизни, рассчитывать на поддержку избирателей, демократы РСФСР должны быть в постоянной оппозиции к нынешнему коммунистическому руководству СССР и ко всему, что связано с коммунистической идеологией, они вынуждены все чаще и чаще говорить о возрождении России и российского государства. Но в то же время демократы РСФСР ни в коей мере не заинтересованы в восстановлении подлинно российской идентификации в обществе, в какой-либо реставрационной идеологии. Ибо в случае возвращения к корням, в случае полного и окончательного преодоления коммунизма в стране теряется какая-либо основа для существования парламента РСФСР наряду с парламентом СССР, обостряется необходимость реабилитации центральной, то есть подлинно российской власти. И именно этот общий страх перед возрождением подлинной российской легитимности, перед идеей возрождения России как целостного, теперь уже федеративного государства сближает позиции нынешнего антикоммунистического руководства РСФСР с коммунистическим руководством некоторых советских республик, хотя резко негативное отношение руководителей национальных фронтов в советских республиках к идее возрождения российской идентификации можно понять. Семьдесят лет- это все же история. То, что Центр, коммунистическое правительство- СССР, воспринимало как игру в суверенность и независимость советских республик, сами эти народы, приобретшие впервые в истории эту полу государственность или, вернее, шанс получить подлинную государственность воспринимали всерьез. В то время как у населения Центра страны постепенно умирал старый российский идентитет, ощущение личной принадлежности к истории дореволюционной России и к российской государственности, у народов бывших окраин старой России возникал и углублялся свой новый идентитет, происходило привязывание своих чувств и ожиданий к своей республике, ее границам. По этой причине, конечно же, национальные движения в советских республиках являются естественными противниками идей возрождения России как целостного государства, возрождения в обществе старого российского идентитета. Даже руководители национальных фронтов в Прибалтике при всем своем антисоветизме и антикоммунизме заинтересованы в победе реставрационной идеи. Они получили государственную независимость во многом благодаря большевистской революции, они заключили договоры с Советской Россией. Нынешние границы балтийских республик, особенно Литвы, сложились в рамках Советского государства. Таким образом, можно сказать, что перестройка вместо предполагаемого укрепления Советского государства привела к его глубочайшему кризису. Речь в данном случае идет уже не столько о его размерах и его территориях, сколько о будущем центральной власти, о реальном субъекте центральной власти. Если все республики превратятся в суверенные государства, то это приведет к элементарной смерти Центра, вместе с ним и к смерти того государства, которое на протяжении столетий называлось Россией. Нет никаких гарантий, что, к примеру, нынешняя РСФСР, так называемая малая Россия, в состоянии стать правопреемником большой имперской России, конституироваться в новое самостоятельное российское государство. Скорее всего в условиях самораспада Центра, старой центральной власти начнет ускоряться самораспад РСФСР как малой империи. Убежден: поляки спасут польское государство. Немцы очень скоро придут к национальному величию. Верю в государственную мудрость болгар. Но честно говоря, нет никаких оснований надеяться, что жители нынешней РСФСР в состоянии реставрировать Россию. Вся трагедия состоит в том, что эти люди уже не являются русскими. Они превратились в так называемых «россиян», они лишились российской идентификации. Есть много русских среди потомков первой, белогвардейской эмиграции. Они еще помнят, что стоит за словом «Россия». Но трудно назвать русскими тех, кто полагает, что нынешняя РСФСР это и есть Россия, кто радуется, как ребенок, тому, что Кремль изо дня в день слабеет, что государство распадается у них на глазах. Я бы понимал этих людей, если бы они поддерживали прибалтов, стремящихся к восстановлению государственной независимости, если, бы они попытались впервые понять тревоги украинцев, не без оснований опасающихся очередного насилия со стороны «москалей». Но нет. Как правило, электорат РСФСР не волнует конкретно ни свобода прибалтов, ни забота украинцев. Это их заботы», – говорит нынешний великоросс. Для него главное состоит в том, чтобы скорее разлагался ненавистный Центр, а там хоть трава не расти. Люди, которые всерьез приняли политическую игру радикальных демократов в суверенитет РСФСР, которые голосуют только за демократов-разделителей, зовущих к распаду государства, вряд ли обладают инстинктом самосохранения. Что произойдет с РСФСР, если миллионы русских хлынут на эту землю в результате суверенизации советских республик? По отношению к нему они добиваются суверенитета? По отношению к Кремлю, к своей собственной российской истории? Это какое-то умопомрачение. Впрочем, чему удивляться. Болезнь эта развивалась давно. В 1917 году эти люди пошли за большевиками, добивающимися поражения собственного правительства в войне с немцами. Сегодня они идут за демократами-разделителями, мечтающими о том, чтобы уже ничего не осталось от ненавистной им России. Конечно, возможно чудо, и нынешнее централизованное государство сохранится. Но это может произойти только вопреки воле демократов-разделителей и послушных им «россиян». Это произойдет, если такие политические деятели, как казах Назарбаев, встанут на пути разделительного потока и остановят этот психоз самораспада, спасут государство, которое раньше называлось Россией. Правда, если это все же произойдет, то россияне или русские должны смирить свою гордыню и забыть о своем первородстве. Новое спасенное казахами, узбеками, белорусами государство будет свободно от какой-либо этнической, религиозной принадлежности. Это государство будет принадлежать тюркам такой же мере, как и славянам, оно будет государством всех без исключения наций, государством великороссов, украинцев, белорусов, казахов, узбеков и всех других народов. Чему быть, того не миновать. Лишь бы избежать смерти.

Александр ЦИПКО

Алекса́ндр Серге́евич Ципко́ (15 августа 1941Одесса) — советский и российский социальный философ и политолог. Доктор философских наук, главный научный сотрудник Института экономики РАН

В 1990-х годах начал выступать с критикой российских радикальных реформаторов, выдвигал идеи «либерального патриотизма»[4]. В период Второй чеченской войны и Российско-грузинского конфликта 2008 года безоговорочно поддержал действия российского руководства во главе с В. В. Путиным и Д. А. Медведевым, обвиняя прозападных либералов в пораженчестве и «национальном предательстве».

В 2005 году в интервью «Крымской правде» заявил, что «Крым не станет русским, господа, как не вернётся и царская Россия»[5].

Во время массовых акций российской либеральной оппозиции 2011-13 гг., также высказывал критику в адрес последних, в частности, сравнил Навального с Лениным. Однако после Евромайдана 2013-14 гг.присоединения Крыма к России и конфликта на Юго-Востоке Украины занял критическую позицию по отношению к российской власти, обвиняя её в реставрации «неосталинизма» и «неосоветизма», и заявил, что «безбашенные патриоты-антизападники» опаснее «безбашенных либералов-разрушителей», так как первые отстаивают идею «тотальной конфронтации России со всем цивилизованным миром». В ходе президентских выборов на Украине 2019 года фактически поддержал Петра Порошенко, охарактеризовав его противников (Ю. ТимошенкоЮ. БойкоВ. Зеленского) как «неомарксистско-ленинских популистов», заботящихся не об интересах Украины, а о своей собственной политической карьере. Победу же Владимира Зеленского он назвал «фактическим отказом от идеалов „революции достоинства“ и „предательством“ по отношению к идее „евроинтеграции“ Украины и курса её „десоветизации



—-







Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *