русский путь: от проклятого прошлого к страшному будущему

30.09.2021
773

Оптимистичным главный заголовок (или постер, как мы его называли) газеты “Россия” №38 от 25 сентября 1991 года, конечно не назовешь. Однако и случайным тоже. Уж такими оказались материалы этого номера, начиная с “передовицы” под рубрикой “Погода на завтра” озаглавленной “Когда будем грабить награбленное?”. А также – угроза голода, заявление о недоверии главе российского правительства Ивану Силаеву…

Впрочем, перекликается заголовок и еще с одной публикацией- обращением группы писателей, литературных критиков, а также религиозно- политических деятелей к российской интеллигенции. О страшном будущем в этом обращении сказано вполне определенно : есть опасность “утраты своей культурной идентичности”, возникающей по воле неких сил, “вставших между народом и его историей” и стремящихся “выскоблить дочиста доску исторической памяти”, чтобы “люди полагались лишь на будущее, проектируемое с нуля”. Что там содержится на этой доске авторы обращения не сообщают.

После всего этого неплохо поднимает настроение размещенная на последней странице номера пародия Виктора Шендеровича.

Когда будем грабить награбленное?

Евгения НЕГАНОВА

 Недавно увидела в американском сатирическом журнале карикатуру: новые российские лидеры в образе сказочных витязей стоят на хрестоматийном распутье, но дорога-то у них всего одна, в новый тоталитаризм, остальные две –  лишь проселки, ведущие к ней же. Что и говорить, похоже…

 Пробным камнем общественного устройства является то, каким путем- торговли или распределения – получит потребитель необходимое.

Второй вариант, кажется, безоговорочно избрала московская мэрия. Вслед за Указом, предоставляющим мэру право регулировать цены и налоги, держать в руках рычаги приватизации, готовятся (а может быть, к тому времени, как газета дойдет до читателя, и выйдут) еще несколько подобных. Один из них предоставит право коллективам государственной торговли самоприватизировать магазины. То есть торговля останется в тех же руках, в чьих она была семь нудных десятилетий. С той лишь разницей, что прежде карательный аппарат держал госворюг хоть в каком-то страхе, теперь же все выработанные годами навыки по укрыванию дефицита, спекуляции, обсчету и обвесу можно будет демонстрировать безбоязненно- магазин-то свой.

Выступая недавно перед активистами «Демократической России», Гавриил Попов в очередной раз говорил правильные слова о свободе предпринимательства и о невмешательстве властей. На деле же идет консервация старых структур под новым начальством. Что это, возврат к прежней пропасти между словом и делом? Неумение противостоять давлению aппарата, которому, конечно же, удобнее управлять прежними торговцами, замаранными донельзя, а потому послушными?

Ответить на эти вопросы сложно. Зато довольно просто предположить, что будет, когда сохраняется прежняя розничная торговля при полном разрушении торговли оптовой и принудительной. Раньше Москву кормила вся страна, скрипя зубами и люто ненавидя ЧМО- Человека Московской Области. Сегодня та же страна даже воду не хочет в бывшую союзную столицу качать. А настоящих коммерческих навыков у госторговцев нет и быть не может, они могут только распределять среди своих, но никак не закупать, обменивать, ввозить в город необходимое. Впрочем, даже когда это необходимое, скажем, мясо предлагают, то даже просто взять его оказываются не готовыми. Так, например, московские биржевики предложили мясо для Москвы закупить за свой счет, покрыть разницу в стоимости, чтобы к потребителю оно пришло по цене уже доступной, а город взамен предоставил здания, чтобы биржи могли нормально функционировать. Но бывший и нынешний, похоже, несменяемый глава московской торговли Карнаухов отказался от мяса, ссылаясь на отсутствие мест в холодильниках. Уж не в наших ли с вами?

Нет, похоже здания для аппарата важнее всего. Захватываются не только партдворцы, но и хоромы бывшего СЭВа. Кстати, это тоже имеет самое прямое отношение к продовольственному кризису. Пo подсчетам экспертов, если сдавать сэвовский небоскреб инофирмам в аренду под офисы, то можно получить 60 миллионов долларов в год. Этого бы хватило на закупку всех продтоваров для москвичей. Есть рискованное предположение, что, понимая, как непрочно их положение, что недолговечный промежуточный этап в политической жизни, нынешние правители торопятся закрепить, пользуясь сегодняшней властью, хотя бы собственное имущественное положение.. Думается, это зловещая ошибка. Голод, невыполненные популистские обещания неизбежно поднимут волну недовольства, которая не просто сметет конкретных правителей и их окружение. Этим обязательно воспользуется коммунистическое подполье, которое, поведет массы под всегда популярными у голодных призывами к всеобщей тотальной дележке. А о том, что это попполье уже появилось, заявил недавно прокурор Латвии.

И если ошибки нынешних управленцев спровоцируют весенний кризис, то их злоупотребления позволят начертать на 3наменах, под которыми пойдет к власти новый диктатор,-«Грабь награбленное».

За что боролся и на что напоролся Иван Силаев

3 сентября обычный ход заседания Совета Министров РСФСР был нарушен выступлением Председателя Комитета по управлению государственным имуществом Михаила Малея, огласившего текст письма Президенту РСФСР, подписанного Иваном Силаевым как Председателем Комитета по управлению народным хозяйством:

В связи с пресечением государственного  переворота и восстановлением конституционной структуры власти и управления Комитет по оперативному управлению народным хозяйством СССР считает целесoобразным приостановить времен- решения соответствующих вопросов по договоренности между республиками действие следующих актов РСФСР: абзаца второго ст. 1, последнего абзаца Указа Президента РСФСР от 20.08.91 o передаче в ведение РСФСР предприятий и организаций союзного подчинения, а так же о порядке введения в действие на территории РСФСР решений союзных органов, касающихся ввоза товаров и размеров таможенных пошлин;

действие распоряжений Президента РСФСР от 25.08.91 номер 26рп, предусматривающего передачу на баланс госкомитета по управлению государственным имуществом нежилых помещений, зданий и сооружений, занимаемых в Москве Кабинетом министров СССР, министерствами, ведомствами и организациями СССР.

 Указа Президента номер 85 о передаче в ведение РСФСР предприятий связи союзного подчинения и всех видов правительственной связи, действующих на территории Российской Федерации;

абзаца второго ст. 3 Указа Президента РСФСР от 22.08.91 номер 76 в части перевода в ведение Мининформпечати РСФСР информационного агентства новостей;

абзац 1 и 2 распоряжения Президента РСФСР от 25.08.91 25pп o передаче в ведение- Президента РСФСР таможенной службы , находящейся на территории РСФСР  и о порядке вывоза с территории драгоценных камней и металлов;

 п.1 pаспoряжения Президента РСФСР о порядке осуществления финансово-валютных операций и опeрaций с драгоценными металлами и камнями;

 ст.3 Уаза Президента РСФСР от 31.08.91 номер 110 о передаче Госатомнадзору РСФСР и Госгортехнадзору РСФСР фондов и материально- технической базы, включая административные здания, помещения, Госатомнадзора СССР и подведомственных ему организаций и учреждений, расположенных на территории РСФСР:;

п.п. 2,5 распоряжения Президента РСФСР от 31.08.91 о приостановлении деятельности Минэнерго, Минуглепрома, Миннефтегазпрома, Минэнергопрома СССР, концерна «Газпром» и «Нефтегазстрой» на территории РСФСР.

Учитывая, что решения комитета по оперативному управлению народным хозяйством СССР подлежат обязательному исполнению на всей территории Сою- за, следовало бы уточнить абзац второй части четвертой статьи Указа Президента РСФСР от 22.08.91 номер 75, согласно которому исполнительно-распорядительные функции на местах осуществляются только на основе законодательства РСФСР. Этот абзац после слов «Правительство РСФСР» желательно дополнить словами «актов высших органов государственной власти и управления СССР, принятых в пределах полномочий переданных Российской Федерацией». Необходимо отметить, что Совет Министров РСФСР своим постановлением от 2.09.91 N 453 уже признал утратившими силу правительства некоторые решения правительства РСФСР, принятые в период государственного переворота в РСФСР. Комитет рекомендовал другим республикам провести работу по соответствующему внесению уточнений в законодательство».

 Комментируя это письмо, Михаил Малей с возмущением заметил: «Меня повергла в глубочайшее недоумение эта бумага и, грешным делом, я подумал, что это фальсификация. Это письмо возвращает нас к началу борьбы за суверенитет. Я хочу попросить объяснений по поводу данного письма, я хочу попросить отозвать это письмо и информировать об этом все союзные ведомства, которые сейчас, основываясь на нем, перестали сотрудничать с Россией».

Силаев вначале отказался обсуждать это письмо, заметив сразу, что оно не носило секретного характера и что аналогичные письма были направлены им в адрес президентов других союзных республик. «Я могу прокомментировать этот документ, но не в порядке объяснений или извинений. Этот документ не директива, а обращение к Президенту, но я не вижу, что были ущемлены интересы Российской Федерации». Премьер-министр заявил так же, что о каком-либо «предательстве» интересов России с его стороны не может быть и речи, и напомнил собравшимся о необходимости заняться вопросами, вынесенными в повестку дня заседания.

 Однако по требованию членов Совмина повестка дня была отменена, и на заседании продолжалось обсуждение сложившейся непростой ситуации.

Как стало известно газете «Россия», на закрытом заседании СМ РСФСР, которое продолжалось с 10 часов утра до 10 вечера, Силаеву были выдвинуты обвинения в развале российского правительства, полном нарушении коллегиальности. в том, что решения принимаются с нарушением законодательства России. Было так же заявлено, что Силаев, Лобов и еще несколько человек из ближайшего окружения, не предпринимая никаких шагов для развития и разработки российских программ, в то же время щедро раздают налоговые льготы сомнительным компаниям. В связи с этим Минюсту РСФСР поручено в недельный срок проверить обстоятельства получения налоговых льгот. Силаева обвинили в подборе негодного aппарата, окружении себя сомнительными людьми, раздаче министерских кресел. Терпеть дальше такое политиканство невозможно.

Дело дошло до того, что, не доверяя правительству Силаева, руководство России было вынуждено проводить важные решения посредством указов Президента России. Но тем не менее, и эти конкретные указы Силаев не выполнял.

Весь смысл действий Силаева, по мнению участников закрытого заседания Совета Министров РСФСР, сводится к следующему: он пытается реанимировать старую систему союзного управления, стремясь создать для себя властные структуры. Речь на этом заседании шла о выражении недоверия И.Силаеву. Сегодня этот вопрос будет рассмотрен на заседании Госсовета РСФСР.

24 сентября Сергей Байгаров, Рэм Петров

Единственное спасение- государственный бартер

 Виктор КРИВОВ, член группы экономических экспертов Президента РСФСР

 Старую систему дезорганизовали, а новую так и не построили. Новая же система в том и заключается, чтобы ликвидировать монополию посредника при продаже сельхозпродукции. Для крестьян уже прошли два этапа приватизации.

 Первый этап- приватизации-приватизация добавленной стоимости-прошел в апреле. Это означает, что все заработанное (фонд потребления) крестьяне могут использовать, как хотят.

Второй этап приватизации -приватизация продукта- прошел 8 июля. Двойным распоряжением Силаева крестьянам разрешили устанавливать самим цену продукции, произведенной сверх продналога. Причем в этом распоряжении нам удалось добиться установки четких норм продажи, например, 200 тонн за легковой автомобиль, 150 тонн-за грузовой. Но проблема заключается в том, что произошла лишь частичная передача в собственность товара, так как значительная часть осталась в виде продналога. При этом с установкой объема продналога тоже происходят странные вещи. Некоторые хозяйства без видимых причин имеют возможность все продавать на рынке, а для некоторых хозяйств продналог составляет 100 процентов. Механизм установки приоритетов абсолютно непонятен-возможно, что действуют старые номенклатурные связи.

Выбило из колеи сельское хозяйство подписанное в маe прошлого года Совмином СССР постановление о повышении закупочных цен в 2 раза. И никто до сих пор не знает, почему именно в два раза. Думали, что начнут больше сдавать, а больше неоткуда взяться – что вырастили, то вырастили. Нo пoскольку все в сельском хозяйстве «завязано» на зерно показатели по животноводству сразу упали, так как зерно «в мясе» стало дешeвле, чем зерно «в зерне». Если бы в сентябре Совет Министров РСФСР не поднял цены на мясо, то мы бы всю прошлую зиму сидели без мяса.

 Но что же в этих условиях все-таки можно сделать для улучшения ситуации? Во-первых, все-таки технику для встречных продаж удается выбивать. К тому же после провала путча забрезжила надежда на валюту, которая раньше в прежних союзных структурах зачастую уходила неизвестно куда. И, возможно, удастся набрать 600 миллионов для отоваривания чеков «Урожай-90».

Единственный шанс выжить в эту зиму -это государственный бартер. Есть и другая идея-установить налоговую мощность каждого участка земли во всех хозяйствах, независимо от формы собственности. Это можно сделать по данным предыдущих годов. Это подведет все-таки законные основания под продналог, который пока что не учитывает возможности хозяйства. Здесь важную роль могут сыграть биржи зерна, которые позволят стабилизировать цены на зерно, продаваемое сверх продналога. Такая биржа уже создана в Саратове. Ее учредитель, располагающее необходимой инфраструктурой для хранения и перевозки зерна. Министерство заготовок РСФСР. Кроме того, российское руководство сейчас готовит решение о приватизации всех хозяиств, которые не выполняют своих обещаний перед государством.

Послесловие к газетному развороту “Что посеешь…А что продашь?”

Скептический читатель может заметить: в России сейчас уже открыто столько бирж, что их количества хватило бы на все Европейское сообщество, а еды не прибавляется. ТВ и печать являют образы преуспевающих биржевиков, у которых считается хорошим тоном хвалиться своими состояниями, а деньги дешевеют со скоростью, уступающей лишь темпам роста очередей. И все же призадумаемся.

Годы строительства светлого будущего унесли миллионы жизней. Называются страшные цифры. Но еще страшнее то, что тем, кто выживал, оставалась все та же немыслимая по своему уродству экономическая система во главе с великим и бездарным посредником- изымающим и распределяющим Государством.

 Уже ясно, что и в этом году товарищ Государство намерено снова выполнять свои всеобъемлющие посреднические функции- на сей раз под знаменами демократии. Все те же сурово-драматические голоса политиков и телекомментаторов «сдано в закрома столько-то, а надо столько-то, зерно не сдают, надо принимать решительные меры…» Система, которая за последние 10 лет профукала в виде «потерь» 233 миллиона тонн зерна (а это ведь цифра рекордного годового урожая, но известно же, каким оптимистическим жуликом было наше ЦСУ). Система, которая настолько отбила охоту к свободной торговле, что боится деревня и на биржах- то продавать зерно, эта система опять собирается нас кормить этой зимой.

Сейчас биржевая цена твердых сортов пшеницы 2800рублей за тонну. Надо заметить, что при самом жестоком пересчете это все еще дешевле, чем стоимость аналогичного товара в США (около 170 долларов). Экономические законы просты-чем меньше предложение, тем выше цена, -и как знать, во сколько раз упала бы цена зерна, если бы оно не изымалось в гоззакрома, а шло через каналы нормальной торговли… Но при этом останутся не у дел сотни тысяч государственных чиновников, вроде тех, что упомянуты в репортаже нашего корреспондента из Липецкой области на этой полосе. Фермер- враг, биржи-спекуляция: вот набор тезисов советского помещика, который еще долго будет доказывать собственную необходимость в деле всеобщей распределиловки и ссылаться на пример Америки, «забывая» о том, что за океаном государство, если и вмешивается в сельскую жизнь, то только на основе законных, а главное, здравых экономических принципов.

Пришла пора очнуться-и уже сейчас заботиться не о благополучии столь же великого, сколь бесталанного посредника-Государства, а думать о том, как бы хоть в следующем году наладить толковую биржевую коммерцию. Очевидно, создание новых биржевых структур в России будет происходить по иным, нежели сто лет назад, сценариям. Но важно заметить одно: уже сейчас в отличие от дореволюционных времен у нас практически готовы все основные «компоненты» биржевой сети – информационные системы и коммуникации, зернохранилища (пусть даже их не хватает -и все же их больше, чем до 1917 года, а тогда хлеб не импортировали; видимо, проблема в их разумном использовании), система классификации зерновой продукции (вот уж в этой-то бюрократической работе, мы, надо полагать, вполне преуспели). Конечно, нет смысла отказываться от наличия некоего государственного резерва зерна, который бы создавался тем не менее не методами продналога или продразверстки, а путем той же биржевой закупки и составлял бы, скажем, те самые 15 процентов от величины нынешнего госзаказа (цифра, на которую ориентируется Иван Силаев, говоря об общей системе госзаказа). Так что было бы желание и не было бы боязни нормальной экономической жизни- и российская хлебная биржа возродится.

 Юрий БЕЛЯВСКИЙ, Рэм ПЕТРОВ

«Мертвая зона» и «полифоническое пространство»

Елена Лукашенко

Все то, о чем только мечтают отцы Советской перестройки, вводилось в Югославии с начала 50-х годов. Напомним несколько дат. В 1966 году восемь республик, входящих в федерацию, приобрели контроль над местным полицейским аппаратом. Через два года восемь компартий получили право выбирать собственных кандидатов на высшие должности. В 1969 году принят закон о коллективном президенте (президент каждой республики становился на год президентом федерации), однако вступление в силу этого закона было отложено до смерти И. Броз Тито.

Югославский революционер, политический, государственный, военный и партийный деятель. Лидер Югославии с 1945 года вплоть до своей смерти в 1980 году.

Затем все республики были объявлены «суверенными», и федеральное правительство передало им основные прерогативы власти. Этот суверенитет восьми республик, приобретших полный контроль над администрацией и экономикой, включая внешнюю торговлю и возможность распоряжаться своей долей валюты, подтвердила новая «титовская» конституция. Смерть вождя включила сложный, неповоротливый механизм центрального управления. Началась эпоха титоизма без Тито.

Российская империя создавалась в течение столетий. Югославия была придумана лидерами победившей Антанты. Только после катаклизмов первой мировой войны южные славяне объединились в одно государство.

Во время второй мировой войны Хорватия встала на сторону Гитлера. Следствием этого явилась гражданская война, унесшая миллион жизней. Коммунистам, пришедшим к власти в 1945 году, удалось на время снизить национальную напряженность, но после смерти Тито в 1980 году имевший давнюю историю конфликт разгорелся вновь. Вступили в действие центробежные силы. Единственным федеральным институтом оставалась армия при наличии у каждой республики территориальных воинских подразделений. Национальная неприязнь, разделившая сегодня Югославию, имеет не только внешнее выражение в виде противостояния 6 республик и 2 автономных краев. Это еще и конфликт, возникший внутри самих югославских земель. Настоящий конфликт-это по сути конфликт федерального устройства страны.

СФРЮ можно представить зеркалом, в котором видится будущее советской федерации. При этом проблема внутренних границ- сербского района в Хорватии, сербов в Боснии и Герцеговине не может не напомнить проблемы республик и областей в Советском Союзе.

 Европейские страны, США оказались перед дилеммой: как согласовать принцип нерушимости границ в Европе с принципом права народов на самоопределение?

Буквально до вчерашнего дня Запад был склонен выбирать то, что ему представлялось безопасностью. А именно: нерушимость границ- сохранение Югославии. То же и в отношении советских республик. Народы балтийских республик ждали признания своей независимости более полувека. Не за горами, видимо, признание суверенитета и отдельных югославских республик.

Реально в Югославии сейчас по существу развиваются три рода национальных конфликтов.

Первый связан с борьбой за суверенитет республик. Как известно, сначала к независимости двинулась Словения. За ней, после некоторого раздумья, Хорватия. Сюда входит и борьба народов за самоопределение. Речь идет об албанском большинстве в автономном крае Косово.

 Второй- это конфликт между республиками из-за несовпадения этнических и политических границ. Прежде всего это вооруженный конфликт между Сербией и Хорватией, в котором сербское меньшинство в Хорватии стремится присоединиться к  «своей» республике- Сербии. Стычки между вооруженными хорватами и сербами превратились в «малую гражданскую войну».

Третий – это фактическая война между центром и республиками  Словенией, отчасти Хорватией и, как ни странно, Сербией. Все эти конфликты присутствуют и у нас, причем в СССР они начались даже раньше, чем в Югославии. Осталось ответить лишь на вопрос-может ли конфликтная ситуация в нашей стране перерасти в военные действия? Другими словами, заостриться до уровня Югославии?

У власти в Сербии, доминирующей югославской республике, все еще находятся коммунисты- руководство Социалистической партии. Сербия в лице Югославской народной армии предприняла военную акцию против республик, вставших на путь независимости,- против Словении и Хорватии. В стране началась гражданская война. Но Югославии грозит не столько гражданская война, сколько война бывшей партийной номенклатуры против независимости народов. Нежелание идти на компромиссы и негибкость политических лидеров ведут к крови.

 Югославская федерация в сегодняшнем конфликте раскололась на православную и католическую. Земля, которая сегодня известна как Югославия, сотни лет служила ареной военных сражений между Австрией и Оттоманской империей. В Словении и Хорватии, которые в свое время попали под влияние западной культуры, основная религия римско-католическая. Сербия и другие регионы, принадлежавшие Турции, заимствовали восточное православие и ислам. Иначе говоря, национальный конфликт в Югославии совпадает с конфессиональным.

Происходящее в СССР и Югославии роднят достаточно глубинные причины. А именно: необходимость дезинтеграции искусственных унитарных государств. И на пути к подлинной независимости народов наших двух стран лежит крайне опасная «мертвая зона»- реальная возможность межреспубликанских войн и этнических столкновений. Причем пока не видно возможности безболезненного решения этой проблемы. Предстоящий период и для Югославии, и для Советского Союза-это период острейших политических столкновений и неизбежных политических бурь.

 Вместе с тем нельзя полностью исключить такого хода событий, при котором наша страна, подобно Югославии, может превратиться в огнедышащий вулкан. В республиках может начаться борьба за власть между различными политическими силами, но уже без оглядки на Москву. Пример тому- последние события в Грузии.

 Любые рассуждения о возможном будущем государственном устройстве на территории Советского Союза-федерация, конфедерация – сегодня умозрительны. Умозрительны они и для Югославии. Очевидно, на территории Союза ССР и Югославии скорее всего будет создано «полифоническое» пространство, вероятно, в политическом плане весьма близкое к Европарламенту, а в экономическом к таможенному союзу как самой простой интеграционной экономической форме.

Сейчас довольно трудно прогнозировать и дальнейшее развитие событий в СФРЮ. Но ясно одно: непримиримость позиций отдельных республик по вопросам государственного устройства централизованная федерация, федерация суверенных государств или конфедерация, равно как и бремя политических споров, вражды, взаимных обвинений, представляют собой взрывную смесь внутри югославского общества. Памятуя о том, что Балканы на протяжении многих десятилетий были «пороховым погребом» Европы, что с территории нынешней Югославии началась первая мировая война, европейские государства, а также США стремятся если не нейтрализовать, то хотя бы «заморозить» на неопределенное время взрыв национализма в этой стране, не допустить интернационализации боевых действий. Но пока все попытки тщетны.

«Патриоты» примеряют коричневое.

Александр ДРОЗДОВ

 Мы открываем новую рубрику для того, чтобы по- хорошему, на русском языке поговорить с отечественными носителями коммунистической идеи. После 19 августа, словно по команде, идеологическая пирамида КПСС с элементами системы , созданными и содержавшимися КГБ, рассыпалась. Воздух стал чище. Но ненадолго. Российская администрация сделала, на мой взгляд, ошибку, за которую еще придется платить.

Да, нечестно и несправедливо винить во всем всех коммунистов. Но христосоваться с коммунистами, прямо сказать, знатными, выдающимися (вроде В.Чикина или А.Проханова), рассуждать благосклонно о свободе печати применительно к средствам карательной идеологии, как «Правда», «Советская Россия», и не в редколлегиях даже дело, а в том, что издания такого род: раньше были «райской группой», напрочь изолированной от России, а сегодня стали «духовным подпольем», где сбиваются в стаю и «патриоты», и коммунисты, и фашисты. И все к России. Не обижайтесь, коллеги, сами из любви знаете, как страстно использовали главные газеты мастера «активных мероприятий» из ГБ и ЦК. Слишком тяжел груз прошлого, даже совсем недавнего, что- бы как ни в чем не бывало делать ваши газеты.

 От того и не получается, что лгать- трудно, неловко, но… таковы правила поведения вашего круга. Ложь -форма бытия номенклатуры во все времена. Например, в статье «Нас нет без России» («Сов. Россия», 28.09.91 г.) профессор Э.Володин утверждает, что слова о единстве и неделимости России прозвучали из уст демократов (конечно, в кавычках) лишь после 21 августа. Если ограничивать свой читательский выбор «Советской Россией», то другого и быть не может. Однако поднимите стенограммы сессий и Съезда народных депутатов РСФСР еще конца прошлого года. Главная тема – суверенитет России при сохранении территориальной и государственной целостности. Есть и более доступные источники. «Известия» за 24 сентября 1990 года- публикация первого заместителя председателя ВС РСФСР Руслана Хасбулатова «Под флагом единства»: поставлена проблема сохранения России, как единого и неделимого государства. Статья эта вызвала высочайший гнев, обвинения в шовинизме. Партийный Центр стал не без успеха натравливать, потрясая газетой, автономии на ВС РСФСР в борьбе с Ельциным ему было (и еще будет) выгодно разваливать Россию. 26 апреля 1990 года, еще до создания ВС РСФСР, союзный ВС принял закон о субъектах СССР, в котором таковыми, наряду с союзными республиками, были признаны автономии. Прошу запомнить эту дату, когда родилась правовая норма развала России. Но о тех, кто с Россией, а кто против нее, мы поговорим в следующем номере,

Обращение к российской интеллигенции

 Сограждане, коллеги, друзья!

Мы стали очевидцами и участниками великих событий. Враги обновления, ошеломленные этими событиями, пытаются истолковать их как кем-то подготовленную закулисную «инсценировку». А те из нас, кто в огне происходящего не расставался с интеллектуальным навыком и долгом осмысливания, не могли не дивиться стройной логике сценария, написанного Историей или кому внятно это слово- Провидением.

Уже было подытожено, что в нашей стране совершилась народно-демократическая революция. Думаем, что так и есть: в ответ на выступление «чепистов» народ, снизу, своим волеизъявлением на площадях начал перемену общественного строя в истинно революционном темпе: коммунистическая система, шесть лет старавшаяся продлить свою жизнь путем лавирования, темных интриг и наконец военной силы,- рухнула в одночасье.

Hо в исторической ретроспективе, в плане «связи времен», происходящие перемены можно назвать «антиреволюцией». Недавно кем-то, сознающим вину огромной страны за десятилетия угрозы человечеству, было сказано: чтобы искупить эту вину и возродиться, мы должны выйти через те же двери, через которые входили в «империю зла». И вот цепочка символических совпадений, удивительно красноречивых знаков указывает, что мы стихийно встали именно на этот путь очистительного возвращения.

 Подлинно может назваться антиреволюцией-революция, которая не берет правительственное здание штурмом, а защищает его вместе с законно выбранной властью от переворотчиков, на эту власть покусившихся. Пролитая на тех же, что и почти век назад, – пресненских баррикадах кровь защитников свободы искупила давнюю трагическую ошибку московских рабочих, своим восстанием приблизивших свое рабство. Все coпротивление насильникам с самого  начала предполагалось под знаменами ненасилия, что в принципе не было свойственно даже «миролюбивому» Февралю, не говоря об Октябре.

 Глава государства, «форосский пленник», пережил в символическом, смягченном варианте и с благополучным исходом ситуацию, сходную с той, которая погубила последнего царя и его семью и которая ощущалась общественной совестью как тягчайшее бремя, как препятствие к обновлению, И олицетворявший в дни путча легитимность Президент вернулся в столицу из того самого Крыма, где когда-то большевики нанесли последнее военное поражение защитникам легитимности.

То были три страстные дня покаяния делом. На площади перед Белым Домом осуществилось то, о чем мечтали лучшие умы России: был преодолен многосторонний раскол между народом, интеллигенцией и властью- раскол, благодаря которому в свое время победили большевики. Глядя на окна государственного Дома, можно было уже не говорить привычное «они»- необычайное, небывалое переживание! Доподлинно это были дни искомого гражданского сoгласия.

Это было и согласие национальное. У национал-большевиков, с такой беззастенчивостью присваивающих и оскверняющих исторические эмблемы русской государственности и  духовной жизни, эти знаки и знамена были в мгновение ока отняты народным чувством и очищены от ядовитых наслоений: масса людей, скандировавшая «Росси-я!», единодушно пожелавшая вернуть трехцветный флаг и не захотевшая слышать имя «Ленинград» даже из уст любимых ораторов, была воодушевлена чистыми идеалами, несущими другим народам прежнего СССР весть о такой же свободе и таком же возвращении к своим истокам.

 Но все эти люди, только что пережившие неотъемлемую, казалось бы, радость победы (а не одну безумную эйфорию, как их поторопились одернуть), могли ли они предположить, что буквально на следующий день по средствам массовой информации сплошь прокатится волна смены вех? Прокатилась она, что небесполезно напомнить, еще до пресловутого вопроса «о границах». Вдруг, без всякого перехода, слово «победитель» применительно к Президенту России, чье мужество и государственная решимость помогли сплотиться беззащитным защитникам свободы, демократии и права, – слово это стало звучать синонимом слова «завоеватель»,-как будто российский Президент находился не в осажденном Доме, а во главе танковых колонн, утюжил пространство от Карпат до Памира.

 Зазвучали тревожные, полные подозрительности речи насчет «усиления России», будто она за это краткое время увеличила свою военную и хозяйственную мощь, а не моральный авторитет. Из уст радикально-демократических лидеров раздались обвинения в российском экспорте некой великодержавной идеологии господства, между тем как Россия победила над коммунистически Центром, открыла для национальных демократий реальную возможность последовать ее примеру у себя дома и признанием независимости балтийских стран подала пример остальному миру. А уж когда в связи с отделением новых республик возникла тема урегулирования границ (тема, совершенно закономерная и в свободных от тоталитаризма обществах не угрожающая военными конфликтами), тогда антироссийская истерия достигла пика. Вчера: Россия спасла мир. Сегодня: едва ли не «раздавите гадину».

За последние шесть лет мы наивно привыкли думать, что усилия демократической интеллигенции направлены в большей мере на восстановление разорванных культультурно-исторических связей, что нам хоть сколько-то пошли впрок либеральные уроки «Вех», все это время заинтересованно обсуждавшиеся, и что уже нет возврата к мышлению и лексике 2О-х годов-, тех лет которые, возможно, были более страшные для человеческого духа, чем годы 30-е.И что же? При первых проблесках возврата великого, но обманутого и совращенного народа на органический путь развития, немыслимый без дорогих исторических воспоминаний, из стана демократических борцов посыпался чуть ли не весь набор клише ленинской пропаганды: Россия-тюрьма народов, долей царистские символы, все на борьбу с великодержавным шовинизмом.

Не повторяется ли здесь по новому кругу одиссея радикального утопизма, желающего выскоблить дочиста доску исторической памяти, чтобы писать на ней свои директивы? Это не только безнравственно, но и абсолютно нереалистично, Страшна не потеря Крыма, страшна утрата самих себя, той культурной идентичности, которая всегда стояла комом в горле идеологов ленинизма от Бухарина до Емельяна Ярославского. Мы опасаемся, что те, кто предписывает видеть в русском историческом пути вечно возобновляющееся империалистическое насилие и ужас народов, вторично лишат нас (и уже лишают-в расхожей литературной публицистике!) живого взаимодействия с мыслью Пушкина, Тютчева, Достоевского, Соловьева, Менделеева во всем ее объеме и оставят нас при известных положениях статьи Ленина «О национальной гордости великороссов», где единственно допустимой формулой нашего прошлого оказывается фраза Чернышевского: «жалкая нация, нация рабов, сверху донизу все рабы». В конце концов не доведут ли дело до того, что шовинизмом станет считаться не только приверженность к «славе, купленной кровью», но даже то чувство, какое вызывали у поэта «дрожащие огни печальных деревень»? И уж, конечно, постараются- уже мечтают! -исключить из публичной сферы русскую православную церковь. Отделение церкви и религии от государства- безусловный правовой принцип современной демократии, за который, кстати, боролись в старой России не только атеистически ориентированные партии, но и многие религиозные мыслители, желавшие освободить церковное христианство из государственного плена. Однако участие церкви в общественном строительстве – это тысячелетняя традиция на Руси, хоть и поврежденная расколом, утесненная Петром и прерванная коммунистической   властью. Теперь же хотят внушить, что нынешнее восстановление этой традиции, воспринятое общественным мнением как позитивный факт, на самом деле есть попытка найти новую, еще более порабощающую взамен коммунистической.  Oпять-таки угроза усматривается в «проклятом прошлом» России, людей, и людей стремятся воспитать так, чтобы они полагались лишь на будущее, проектируемое с нуля.

 Мы ощущаем опасность того, что носительница всех этих настроений-свободолюбивая интеллигенция, избавленная ныне от давления официозной образованщины и от смешения с ней, приобретает знакомые черты старого «интеллигентского ордена», отличающегося, по известному слову Г.П.Федотова, идейностью своих задач и беспочвенностью своих идей. Вставая между народом и его историей, между народом и его духовными опора ми, между народом и избранной им властью, этот орден снова, как в эпоху катастроф первой половины века, обрекает себя на уничтожение. Но самое страшное, что сила которую новые «критически мыслящие личности» могут вызвать на историческую сцену, будет гибельна не только для них,. но и для всей страны. В первый раз они подвели Россию к пропасти коммунизма, во второй- они роют ей яму фашизма. Все помнят, что экономическая разруха и национальное унижение поверженной Германии расположили ее народ к партии Адольфa Гитлера. Разруха уже объяла нашу жизнь. Синдром национального поражения, национально- исторической неудачи тоже внедрился в наши души, но августовская победа вернула нам чувство достоинства, смысл нашей исторической судьбе. Однако, если без конца твердить людям России что в них как бы генетически. заложена опасность для ближних и дальних соседей, то самоотрекаясь от исторического прошлого великой страны, чтобы перестать быть источником зла, они, действительно, предадутся в конце концов агрессивному отчаянию, которое будет мобилизовано ничтожным сегодня русским фашизмом и может превратить ого в подавляющую политическую силу.

 Мы призываем российскую интеллигенцию не становиться на дорогу доктринерского утопизма и леворадикального отрицания исторических и национальных реальностей, имеющего так мало сходства с плодотворной оппозицией. В момент, может быть, столь же решающий, как и памятные августовские дни, да будем мы носителями того духа всенародного согласия и исторического возрождения, который уже принес нам первую победу.

В.АКСЮЧИЦ, Г.АНИЩЕНКО, В БОРИСОВ, А.ВАСИЛЕВСКИЙ, Р.ГАЛЬЦЕВА, С.ЗАЛЫГИН, И.ЗОЛОТУССКИЙ, И.КОНСТАНТИНОВ, Ю.КУБЛАНОВСКИЙ, А.ЛАТЫНИНА, В.НЕПОМНЯЩИЙ, И.РОДНЯНСКАЯ, О.ЧУХОНЦЕВ, Ю.ШРЕЙДЕР
— —

—-

——

Акт приёмки «Отелло» в драмкружке Дома офицеров Прикордонского военного округа

Виктор Шендерович

Политуправление Прикордонского военного округа приказывает:

1. Запретить сцену пьянства лейтенанта Кассио как клевету на Вооруженные Силы.

 2. Запретить сцену похищения генералом Отелло его сожительницы Дездемоны как клевету на моральный облик высшего командного состава.

3. Запретить поручику Яго расистские высказывания в отношении старшего   по званию, как подрывающие дисциплину.

4. Сократить сцену шторма до 2-3 баллов, ветер южный, умеренный.

Крик Отелло «О! О! О! О!» сократить в четыре раза.

5. Сократить целиком образ девицы Бьянки, как неверно ориентирующий личный состав.

6. Сократить реплику «В Алеппо турок бил венецианца», как неверно ориентирующую турок.

7.Заменить сцену потери Дездемоной платка на сцену потери ею карты укрепрайона. 8.Ввести в пьесу образ шпиона Джимкинса, крадущего у Дездемоны карту укрепрайона.

9. За большие успехи в личной жизни и в связи с днем народов Африки присвоить генералу Отелло звание маршала связи и поставить бюст героя на его родине, в Мавритании.

10. Присвоить имя Отелло миноносцу «Непоправимый», а самого переименовать в Отелкина.

11. Сделать Отелло белым, как всех нормальных людей.

12. Запретить Отелло душить Дездемону. Душить Джимкинса, укравшего карту укрепрайона.

13. Наградить автора именными часами и вменить в обязанность продолжить работу над пьесами, рассказывающими о нелегкой службе бойцов невидимого фронта.

.






 


 —  

.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *