ельцин назначает себя главой правительства и ОБЪЯВЛЯЕТ об отпуске цен

04.11.2021
412

Выпуск газеты “Россия” №43 от 30 октября 1991 года отражает небывалую насыщенность событиями тех дней и довольно жесткий анализ происходящего экспертами и журналистами. На фоне решительных шагов Президента России, модель его поведения “царствует, но не правит”, спрогнозированная нашим обозревателем Дмитрием Ольшанским в качестве варианта №1 в статье “100 дней после победы” в предыдущем номере газеты с повестки дня снимается. Зато заслуживает внимания достаточно жесткий разбор внешней политики суверенной России, сделанный обозревателем Павлом Баевым.

. Как засеять поле реформ

 Борис КУДАШКИН

 Нa V Съезде народных депутатов РСФСР с докладом о путях вывода России из кризиса выступил Президент РСФСР Б. Ельцин. Мы все ожидали этого выступления, определенности, доказательств стратегической и тактической четкости российской власти на предстоящем этапе развития общества.

Репрессивная система недавнего прошлого опустошила Советский Союз, заявил докладчик, разрушила его экономику и рассыпалась сама. Обстановку не улучшила победа демократов. На грани разрушения финансовая система, инфляция достигла критической черты, 55 процентов семей живут ниже черты бедности. Российский Президент без колебания заявил о вынужденной, весьма непопулярной мере- либерализации цен в текущем году, а значит, о временном, но еще большем ухудшении условий жизни россиян, о перемещении «планки» бедности за все 70 процентов. Без такой меры разговор о реформе, о рынке «пустая болтовня».

 Одновременно будет введен в действие механизм прямого доступа социально незащищенных групп населения к потребительскому рынку. Предусматриваются различные меры помощи социально слабо защищенным людям: денежная помощь, бесплатные обеды, продовольственные кyпоны, доступ к дешевым товарам.

Борис Ельцин утверждает: заявляю, как Президент-ситуация в России сложна, но не безнадежна. Нет повода для паники. Опыт мировой цивилизации показывает экономическая болезнь излечима. Сегодня выработаны конкретные.меры по осуществлению глубоких экономических изменений в обществе. Поле для реформ разминировано. Нужен крупный прорыв.

Рисунок Джангира Агаева на V съезде народных депутатов РСФСР 28 октября 1991г

 В докладе намечены вехи нового экономического курса. Это экономическая стабилизация. В основе жесткая денежно-финансовая и кредитная политика, налоговая реформа, укрепление рубля. Это приватизация, создание здоровой смешанной экономики с мощным частным сектором. Есть возможность за 3 месяца осуществить так называемую «малую приватизацию» до 50 процентов мелких и средних предприятий России (примерно 10 тысяч), а также незавершенного строительства, что должно дать выигрыш в 100 миллиардов рублей. Чтобы придать большую динамику земельной реформе, нужно «каплю в море» примерно 30 тысяч фермерских хозяйств превратить если и не в само море, то в достаточно полноводный поток. Для поддержки фермерства предусмотрено: выделить 6 миллиардов рублей, закупить за границей 6 тысяч тракторов,  22 тысячи грузовых машин. Приватизация коснется наконец слабых, убыточных колхозов и совхозов.

С 1 ноября Россия прекращает финансировать союзные министерства и другие учреждения Центра, существование которых не оговорено Договором об экономическом сотрудничестве. Прекращается перечисление средств в союзный стабилизационный фонд, который себя не оправдал. Полностью прекращается помощь и выдача кредитов всем зарубежным странам. Станет объектом защиты и государственно-правовое единство.

Мы не допустим развала России, заявил Президент. Такой период был в истории нашего государства, и он ему дорого обошелся. Любые изменения должны осуществляться конституционным путем, на основе законов, путем референдумов, на основе прямой санкции народа.

 Официальные профсоюзы словно ждали этого трудного часа испытания президентской власти. Все жестче «атакуют» Белый Дом, выдвинув лозунг: «Рыночным ценам -рыночную зарплату». Ельцин вполне логично отвечает: «Рыночной зарплате – рыночную производительность».

Время дряблого популизма, похоже, прошло. Президент заявил в заключение: «Сегодняшнее решение -самое важное в моей жизни». И изложил его суть: готов непосредственно возглавить правительство, обязуюсь перед своим народом сформировать кабинет реформ и рассчитываю на понимание и поддержку депутатов, каждого россиянина. Ельцин не уклоняется от ноши, которая тяжелее вдвойне. Съезду решать.

Выступление Бориса Ельцина содержало в себе целый ряд сенсационных моментов. Корреспондент газеты «Россия» Татьяна АРТЕМЫЧ попросила советника Президента Сергея ШАХРАЯ прокомментировать некоторые положения доклада.

Потребуются ли конституционные изменения в случае, если Президент возьмет на себя руководство правительством России?

-В Конституции есть два положения, которые делают это решение Президента правомочным. Первое-«Президент является главой исполнительной власти РСФСР». Второе- «Президент руководит деятельностью Совета Министров РСФСР». Именно на их основании глава республики на начальный период экономической реформы берет на себя огромную ответственность, возглавляя Совет Министров. Пост Председателя Совета Министров не ликвидируется, а остается вакантным.

-Какое правовое обеспечение необходимо для реализации радикальных мер, о которых заявил Президент?

– Можно было бы пойти по пути Президента СССР, затребовав у депутатов дополнительных полномочий. Однако Борис Ельцин хочет сохранить парламент как высший законодательный орган и одновременно получить свободу действий для реализации предложенной программы без оглядки на старое законодательство. Эта сложная задача будет решаться Президентом так: законы по финансам, налогам, ценам, бюджету, землепользованию могут и должны приниматься ВС, но после представления или согласования с Президентом. Ведь исполнителем и ответственным в конечном счете является глава государства.

 – Есть много вопросов, по которым законы еще не приняты. Как быть? Ждать, пока они появятся, или же Президент в отсутствие закона может издавать определенные акты?

– Самым сложным остается вопрос о том, может ли Президент издавать указы, которые формально противоречат действующему законодательству? Борис Ельцин выдвигает оригинальное решение этого вопроса: он получает от Съезда полномочия на издание таких указов, но последнее слово остается за ВС РСФСР.

О странностях любви

Ирина РАЗГОНОВА

 Поговорим о странностях любви… Я вот, например, мечтаю любить руководство страны. Можно даже без взаимности. С милым, как говорится, рай и в шалаше. И уж если живу в стране, для жизни малоприспособленной, то желаю смягчить это неудобство теплыми чувствами к парламенту, правительству и Президенту.

Считайте это вопросом моего личного гражданского комфорта. Еще недавно нынешняя власть ходила в невестах нашего гражданского выбора. Брак совершился. Доживем ли до золотой свадьбы?  Похоже, появился уже первый холодок. Можно, конечно, отнести его за счет происков большевиков, мечтающих взять реванш, или за счет нетерпения общества, желающего немедленно зреть экономические результаты демократических побед.

Причины серьезные, но дело все- таки в любви. Демократию, как таковую, любить нельзя. Можно придерживаться демократических убеждений. А любить? Любить можно только конкретных носителей власти, демократической ли, монархической ли. Равно как и нелюбовь питается не отвращением только к форме правления, а в большей мере несимпатией к личности ее представителей. О браке власти с народом так же, как и о супружеских узах, можно сказать: «Тайна сия велика есть».

Нелюбовь всегда найдет себе оправдание: в призраке ли убиенного царевича, в мундире ли прусского образца. «Вот черни суд: ищи ж ее любви». И не объяснишь, что радел о народном благе. А можно, заморив голодом и сгноив в лагерях полстраны, лежать в траурной хвое Дома союзов перед нескончаемым потоком людской скорби. Поистине, странна любовь!

Имеет ли право сегодняшняя наша власть, долгожданная и справедливая по своей сути, презреть логику толпы, довольствуясь одним сознанием правильности выбранных целей. Можно рискнуть до следующих выборов, если, конечно, результаты не скажутся раньше.

 И все же я бы не пренебрегала моими и прочих сограждан чувствами. Тем боле, что у новой власти изначально есть повод об этом беспокоиться. Самим фактом своего выхода на командные высоты она круто и резко меняет нашу жизнь, неважно, в какую сторону в конечном счете. Важно, что меняет, а это весьма серьезный раздражитель. Народ нелегко отказывается от долголетних привычек. Сегодня он, кажется, уже готов ими пожертвовать. И для того, чтобы воплотить в жизнь в основном одобренные народом цели, власти необходимо утвердиться в правах власти.

 Но здесь представляется чрезвычайно чувствительным, как именно будет входить эта наша власть в свои завоеванные права: легкой, достойной поступью или знакомым скрипом кремлевских половиц. Ну, зачем, спрашивается, было мэрии в столь спешном, «революционном» захватывать здание СЭВа? Чтобы показать, какой у нее большой чиновничий аппарат? Ведь все равно пришлось потом признаваться, что не все помещения займут под свои нужды и вообще погорячились. Гавриил Попов вынужден был объясняться и по поводу музея Ленина, в горячке побед отписанного Моссовету.

А народ наш по многовековой инерции всегда симпатизирует гонимым и, того и гляди, пожалеет бывших хозяев- музей. И наконец кому пришло в голову отдать под службы мэрии и Моссовета здания райкомов? Неужели нельзя было предвидеть, что сработает элементарный стереотип- от тех, кто сидит в райкоме, хорошего не жди. Тем более что указом Президента Ельцина эти здания были отданы под суды.

Я не касаюсь правовой стоpoны вопроса. Может быть, власть и имеет законные основания для улучшения своих жилищных условий. Но, будь власть трижды в своем праве, она обязана думать о производимом ею на народ впечатлении. Для очередников района, у которых под служебные квартиры российского парламента был взят дом на улице Королева, так и не нашлось человеческих слов, чтобы принести извинения. Ну да Бог с ними, с теми очередниками- не так их и много.

Но как быть с теми миллионами, которые сегодня посредством телеэкрана наблюдают стремительно растущие разногласия в недавно еще монолитной российской команде? Я не оспариваю возможной объективности этого процесса, но опять же вернемся к публике. Большинство, по счастью, не ведает, что «дружба» – понятие не из политического словаря. Нет, чтобы поддержать в избирателях эту иллюзию, так ведь заставляют наблюдать, как вчерашние соратники открыто обвиняют друг друга в узурпации власти. Вы что думаете, что под лязг ваших доспехов избирателю легче будет поверить в туманность новых экономических программ? И как вообще могут быть едины народ и власть, если власть сама в себе не едина?

 Искусством пользования властью не пренебрегали и помазанники божии. Алексей Федорович Орлов, шеф жандармов и начальник III отделения, пенял своему другу Николаю I, укрывшемуся с семьей в Царском Селе от эпидемии холеры: «Когда опасность. общая, утешения, так же, как и опасения, тоже общие, союз между нацией и ее правителем непоколебим, но, когда равенство опасностей прекращается, происходит разрыв и доверие расшатывается… Царь внял.

Мы испытали опасности на общих баррикадах. А сейчас, похоже, расходимся каждый по своим. Ощущение опасности нас между тем не покидает. Жизнь стала, что та холера. Я вовсе не призываю наших руководителей вместе с нами давиться в трамвае и отоваривать талоны на сахар (слава Богу, эти крайности мы уже пережили). Но очень хочется, чтобы высокие лица почаще интересовались, как нам там, на баррикадах очередей. Тревожит ли нас, кто кого обойдет: парламент Ельцина или Ельцин министров? Или у нас другие проблемы?

Тонкая это материя-любовь. И не говорите, что власти она не нужна. Спросите у Михаила Сергеевича, чей рейтинг начал падать еще задолго до того, как новые павловские ценники поведали нам о реальной цене перестройки? Это было не его только поражение, но и наша досада. Мы, может, изнывали от невозможности любить своего Президента, но сердцу не прикажешь. А сейчас? Сейчас мы боимся новых разочарований.

Пока у нас еще есть неплохой шанс решить наши отношения полюбовно. А если не сложится, то останется, к сожалению, лишь два выхода. Либо власть откажется от власти, либо обратится к совету лукавого Макиавелли: «Любят государей по собственному усмотрению, а боятся по усмотрению государей, поэтому мудрому правителю лучше рассчитывать на то, что зависит от него, а не от кого-то другого…».

Смотрите, кто пришел

 Старая Москва стремительно меняет вывески. Новые времена- новые хозяева. Уходят райкомы… Но только ли они? На первом, романтическом этапе перестройки много говорили и писали о том, что пора, дескать, выселить из исторического центра различные тресты, конторы и организации, не имеющие к этому центру никакого отношения, надо, мол, превратить старую часть города из сосредоточения административного маразма в духовный и культурный символ столицы страны, столицы России.

Этот тезис, кстати, был весьма популярен во многих предвыборных программах представителей нынешнего руководства Москвы. В общем, поговорили. Что имеем сегодня? Большинство контор, за исключением особо слабонервных, продолжают проживать по прежним адресам. Скорее всего, в ближайшее время многие из этих контор «прикажут долго жить» по причинам объективного характера.

 У кого больше шансов занять «выморочные» площади: у совместного предприятия или у художественной галереи, у нотной библиотеки или у коммерческого банка? Угадали. Вот и хорошо. В ближайших номерах газеты мы попытаемся на основе данных о распределении нежилых помещений сделать небольшой прогноз: во что в ближайшее время превратится центр Москвы – в лондонский Сити или в парижский Ситэ. Приглашаем к разговору все заинтересованные организации, с бизнесом не связанные, а, следовательно, имеющие меньший навык захвата и обороны плацдармов в исторических особняках. Мы открываем эту тему публикацией поступившего в редакцию письма, единодушно одобренного последним пленумом Всероссийского общества охраны памятников истории и культуры.

Генеральному прокурору РСФСР В.Г. Степанкову

Уважаемый Валентин Григорьевич!

От имени 11-миллионного Всероссийского общества охраны памятников истории и культуры мы обращаемся к вам с просьбой положить конец беззаконию, совершенному в отношении единственного печатного органа общества «Памятники Отечества». Беспардонный захват помещения редакции посторонней организацией, именующей себя обществом с ограниченной ответственностью «Иннова», поставил дальнейшее существование альманаха под угрозу. Все обращения руководства Центрального совета общества, а также издательства «Русская книга», cоучредителя и издателя альманаха, в прокуратуру Краснопресненского района, в Московскую городскую и союзную прокуратуры не привели к положительным результатам. Указанные органы прокурорского надзора ограничились ни к чему не обязывающими ответами.

Здание редакции, расположенное на Тверском бульваре, 16, являет собой объект исторической застройки, восстановленный на средства общества охраны памятников. Ныне здание превращено этой «Инновой» в склад пожароопасной продукции, что вызывает серьезные опасения за судьбу рукописей, уникальных фотографий и документов по истории и культуре России, собранных в редакции за годы работы.

Захват «Инновой» чужого помещения находится в противоречии с нормами правового государства, не соответствует элементарным представлениям о законности. Попраны имущественные интересы общественной организации. Приостановлена деятельность редакции альманаха. Вынуждены говорить об этом с особой горечью, поскольку с прекращением. выпуска этого издания утрачивается тот источник знаний о духовном наследии России, который был открыт для широкого читателя. Ждем справедливого решения.

И.Петрянов, академик; Ф.Поленов, народный депутат РСФСР, председатель президиума Центрального совета Всероссийского общества охраны памятников; Н.Пластов, секретарь правления Союза художников РСФСР3B Г.Федоров-Давыдов, доктор исторических наук; В.Севастьянов, народный депутат РСФСР, летчик- космонавт; Е.Пашкин, профессор, доктор геолого- минералогических наук; В.Аксенов, директор НПО «Планета», летчик-космонавт; С.Ямщиков, заслуженный деятель искусств РСФСР.

 

Руслан Хасбулатов: «Наш долг думать о судьбе отечества».

Серьезное беспокойство у читателей вызывают отношения Верховного Совета РСФСР и администрации. В письмах вопросы регулируются прямо: существуют ли между властями расхождения в подходе к реформам, причем расхождения стратегического характера? Идет ли речь о борьбе за власть?

-Я думаю, здесь переплетаются несколько факторов. Верховный Совет не привык работать с президентскими структурами власти. Президентство, как институт, – сравнительно новое явление для нашей жизни. Поэтому идет обычная притирка, неизбежны противоречия, которые бывают во всех цивилизованных государствах. Другое дело, что нам надо отработать механизмы снятия этих противоречий. Не думаю, что речь идет о разных подходах к стратегическим задачам. Естественно, всe обращают излишнее внимание на некоторые шероховатости в отношениях Верховного Совета и Президента. Мне кажется это не главное, а главное-мы должны быть едины перед надвигающимися трудностями. Парламент как законодательный орган, должен создавать свободное правовое поле для деятельности Президента и правительства.

-Складывается впечатление, что некоторые парламентские группы, которые традиционно оппонировали и Б.Ельцину, и вам, по сути дела, блокировали принятие многих законов, пытаются объединяться против Президента. Объективно это выглядит как поддержка вас в качестве исполняющего обязанности Председателя ВС. Не может ли Хасбулатов стать заложником сил, которые в прошлом году оппонировали и ему лично?

– Нет, конечно. У меня есть свои убеждения, нравственные критерии, я предан делу демократических преобразований. Но если некоторые силы, которые в прошлом оппонировали, становятся более зрелыми, не надо их отталкивать.

-На днях состоялась встреча Госсовета с редакторами газет. Мы уловили, что на стадии отработки находятся две концепции. Первая- автономное плавание в увязке с тезисом преемственности России Союзу. И вторая – реформирование России в рамках нового Союза. К какому варианту склоняетесь вы?

-Я не склоняюсь ни к тому, ни к другому. Я считаю, нам надо очень серьезно думать об интересах России. Мы не должны допустить того, чтобы с Россией произошло то же, что и с Союзом. Наша деятельность должна быть сконцентрирована на интересах России. Сейчас надо думать о судьбе Отечества. Конечно, мы недостаточно последовательны в четком проведении своего курса, порой запаздываем, как в случае с экономической реформой. Раньше мы жаловались, что Центр не дает денег. Кто сейчас нам мешает осуществлять реформы?

 Может ли сработать в этой ситуации то, что Совет Министров и Госсовет называют чрезвычайным бюджетом? Высказываются предложения о введении чрезвычайного положения на правовой основе. Что это такое?

-Не знаю, что имеется в виду. Чрезвычайное положение в любом государстве вводится на правовой основе, а не так, как это сделал ГКЧП.

 – Но сама постановка вопроса о чрезвычайных мерах и чрезвычайном положении не будет ли дискредитирована тем, что в сознании большинства это связано с «августовским вариантом»?

Конечно, будет. О чрезвычайном бюджете не приходится и говорить, поскольку он так и не разработан Министерством финансов. Речь должна идти о срочных мероприятиях по реорганизации всей банковской, финансовой, кредитной сфер. И не просто маркировка денежных единиц- сама по себе эта одномоментная акция ничего не даст. Тем более сейчас, когда другие республики переходят практически к созданию своих денежных единиц. Наверное, надо, чтобы наш контроль был установлен и над банком СССР. Ведущая республика должна взять на себя ответственность за всю денежную систему.

 – Но это, очевидно, вызовет очередной виток конфронтации с Центром?

-Почему? Центр все развалил, теперь вся надежда на республики, на Россию. У меня создалось впечатление, что движение к самостийности со стороны республик немного затухает.

-Руслан Имранович, я хорошо помню, как осенью прошлого года вы разрабатывали идею, которая потом оформилась в известинской публикации как идея «единой неделимой России». К сожалению, она спекулятивно используется нашими отечественными фундаменталистами, которые не без оснований обвиняются в шовинизме. Нe возникает желания отказаться от «единой и неделимой»?

-Эта идея мне кажется спасительной, она заставляет по-новому испытывать чувство Отечества. Россия-эта родина десятков народов. У нас общая судьба, давно сформировалась общая психология людей. Пытаться разделить Россию на какие-то феодальные вотчины порочно. Я верю, что некоторые из тех, кто стремится к самостийности республик, просто хотят освободиться от контроля. Лозунгy единой, неделимой России надо уделять очень серьезное внимание в контексте демократического, а не имперского содержания. На подлинно патриотической основе мы действительно быстро выведем Россию, все ее народы из тяжелого социального, экономического и морального кризиса. Мне кажется, что понимание этого расширяется, развивается.

 Академик Грандберг провел исследование по Показателям экономической выживаемости республик. За исключением России, практически ни одна не может позволить себе автономное плавание. Это объективная pеальность.

Беседу вел Александр ДРОЗДОВ


Куда девать завоеванную независимость?

 Размышления на тему о том, есть ли у России своя внешнеполитическая концепция

Павел Баев

Конструирование теоретических – моделей внешней политики государства российского становится сегодня популярным академическим жанром. Не оспаривая достоинств концептуальных построений по классическим схемам политологии «национальные интересы – вызовы безопасности – стратегические ориентиры», я хотел бы отметить их общую невостребованность внешнеполитической. практикой.

 Руслан Хасбулатов воодушевляет японцев прозрачными намеками на скорое устранение четырех «камней преткновения». Юрий Лужков ошеломляет экспертов ЕС в Брюсселе запредельной заявкой на «гуманитарную» помощь. Александр Руцкой создает маленькую сенсацию на советско-германском венном форуме согласием на вступление России в НАТО, полагая, видимо, излишним дожидаться приглашения.

Андрей Козырев первый министр иностранных дел Российской Федерации с 11 октября 1990 года по 5 января 1996 года.

 Трудно поверить, что российский МИД координирует и направляет эту активность. Но чем же в таком случае занимается министерство?

Ясно, что его компетенция не распространяется на важнейшее направление внешней политики. России- отношения с суверенными республиками, входящими «в» или устремляющимися «из» Союза (исключение могут составлять некоторые протокольные мероприятия с прибалтами). Остается, правда, не совсем понятным, в чью же компетенцию эти отношения входят. А знать это было бы чрезвычайно интересно- хотя бы для того, чтобы спросить у «компетентного органа»: так является ли государство российское преемником «нерушимого» Союза?

Пока что у России имеется единственный атрибут государственности -всенародно избранный Президент, а поэтому и политика ее по отношению к другим республикам должна быть президентской.

 Идея единого экономического пространства всем очень нравилась, но республиканские лидеры, пораженные вирусом смешанного с популизмом национализма, явно не готовы принести ей в жертву хоть малую толику суверенитета. Политический и тем более военный союз возможен только на основе общих ценностей и совпадающих интересов, то есть между однородными государствами и союзнические отношения между демократизирующейся Россией и исламизирующейся Средней Азией в принципе возможны. Наверное, у среднеазиатских лидеров есть свои резоны держаться за Россию, но найти логику в попытках российских руководителей увязать экономическое соглашение с политическим союзом весьма затруднительно.

 И, главное, бумажный «пакт о ненападении» не спасет от принципиального выяснения отношений, которое уже начал Азербайджан, объявив о национализации военной техники. После раздела армии самой острой внешнеполитической проблемой для всех республик, бесспорно, будут границы, а позиция России здесь пока сводится к замечанию пресс-секретаря Президента.

Сформулировать реалистическую концепцию можно, только опираясь на принцип самоопределения, стоящий выше любых исторических прав и возводимой в абсолют «нерушимости». Без этого любые посреднические экспромты обречены на провал, и на них уже обожглись Ельцин с Назарбаевым в Карабахе и Хасбулатов с Руцким в Чечено-Ингушетии.

Именно российский МИД должен дать трактовку принципа самоопределения, выверенную по нормам международного права. Иначе мы получим автономии, реализующие давнюю трактовку: «Берите столько независимости, сколько сможете проглотить!».

 Межреспубликанские отношения тесно связаны с другим важнейшим направлением внешней политики России-обеспечением безопасности и разоружением. Естественно, разрабатывать военную реформу и перестраивать вооруженные силы должно Министерство обороны.

Но точно определить позицию России по отношению к основным договорам, создавать благоприятное внешнее окружение на основе партнерских отношений в военной сфере, вовлекать Запад в программы конверсии призван МИД, который, однако, предпочитает сохранять «узкий профиль».

Претензии России на ядерную монополию пока не выглядят достаточно убедительно, а демонстративная попытка заявить особое мнение в ходе обмена разоруженческими инициативами между Бушем и Горбачевым вошла в историю всего лишь как досадный эпизод.

 Почему российский МИД оказался все-таки в стороне от главных проблем? Ответ мне хотелось бы умышленно персонифицировать. Андрей Козырев, на мой взгляд, за своей кипучей активностью упустил главное – забыл собрать крепкую команду под свои знамена. В отличие от руководителей большинства российских структур у него было достаточно времени, но подбор исполнителей явно оставляет желать лучшего.

Не удалось пока сформировать «мозговой центр» новой политики, привлечь для консультаций «в общем», а для практической работы свежие головы и экспертные знания. Рынок творчески мыслящих международников небогат, но кто ищет- найдет. Отсутствие серьезной аналитики, правда, отчасти компенсируется яркой публицистикой самого министра. Андрей Козырев аккуратно избегал любых вторжений на «смоленскую» территорию союзного МИДа и воздерживался от переманивания классных специалистов, не говоря уже об участии в дрязгах вокруг назначения и отзыва послов. Такая корректность была бы понятна, если бы на повестке дня не стоял вопрос о ликвидации «большого» МИДа ввиду самороспуска СССР и о поглощении «младшим братом» всего ценного из остатков.

Андрей Козырев производит впечатление превосходного дипломата, разумного политика. Достаточно ли этих качеств, чтобы проникнуть в ближнее окружение Ельцина, где, собственно, и вершится президентская внешняя политика?

И не то, чтоб дружная компания советников была недоступна. Но наш мининдел в ней, похоже, не участвует, а, следовательно, и прямого доступа к «уху» не имеет. Создается ощущение, что деятельность МИДа, воцарившегося на Старой площади, свелась к организации визитов и приему высоких гостей.

Да, визит Ельцина в Америку удался, а в Прагу стал крупным успехом, хотя и не получил развития. Будем надеяться, что и предстоящие турне во Францию и Германию станут результативными. Считаю, что для Президента России эти визиты важны не только для того, чтобы компенсировать неудачи своих первых «одиссей». Сегодня важно превзойти Горбачева. Но даже сегодня, будучи далеко не на подъеме, Горбачев, хотя и по инерции, сохраняет что-то от имиджа, и это еще раз показали встречи с лидерами Сербии и Хорватии независимо от нулевых результатов. Главное, не надо повторять ту горбачевскую весну. Погоду может сделать и Россия.

С утра- кризис, к вечеру- катастрофа

Юрий БЕЛЯВСКИЙ

Один остроумный человек заметил недавно: «Сейчас мы близки к коммунизму как никогда: деньги еще существуют, но уже почти ничего не значат». Я бы добавил к этому определению еще одно слово – к военному коммунизму.

Как и в те легендарные времена страна превратилась в огромную барахолку, где осатаневшее население лихорадочно меняет часы на трусы, гармошку на картошку, казенный вагон на домашний самогон. Так же, как и тогда, язык не поворачивается назвать огромное количество разноцветных бумажек, оттопыривающих карманы сограждан, деньгами. Какие же это деньги, если на них нечего купить?

Купить что-то полезное во все времена для жителя нашей страны было проблемой, но того, что происходит сейчас, похоже, еще не бывало. Если в 1980 году при всех тогдашних нехватках население израсходовало на товары и услуги 85 процентов всех своих доходов, то нынче, несмотря на многократное повышение цен и резко снизившийся уровень запросов, мы смогли с трудом пристроить лишь 74 процента своих денег.

У экономистов существует такое понятие, как количество товарных запасов на 1 рубль денежных средств. Ситуации, когда каждый рубль, лежащий в нашем кармане, торговля могла бы подтвердить соответствующим количеством товаров, при Советской власти не существовало никогда, но все-таки еще двадцать лет назад 62 копейки нашего рубля хоть чем-то обеспечивались.

USSR. April 2, 1991. Sergei Mamontov, Alexander Nemenov/TASS ÑÑÑÐ. 2 àïðåëÿ 1991 ã. Òîâàðíûé äåôèöèò â ÑÑÑÐ. Ïðîäàâåö ó ïóñòîãî ïðèëàâêà. Ìàìîíòîâ Ñåðãåé, Íåìåíîâ Àëåêñàíäð/Ôîòîõðîíèêà ÒÀÑÑ

К первому сентября 1991 года запаса товаров осталось на 14 копеек. А если помнить, что по условиям учета запасы товаров определяются наличием их в торговле на начало дня, то следует признать, что к обеду советский рубль товарного обеспечения практически не имеет.

А между тем индекс розничных цен на товары народного потребления и платные услуги за восемь месяцев этого года по сравнению с тем же периодом года прошлого составил соответственно 161,5 Цены растут стремительно, но количество выпускаемых денег опережает даже их. С января 1986 года по сентябрь 1991-го объем денежной массы в стране утроился (от 70,5 млрд. рублей в январе 1986-го до 214,6 млрд. рублей к 20 сентября 1991-го).

Но истинный денежный дождь пролился над страной после апрельского «павловского» повышения цен. С мая по сентябрь денег выпущено больше, чем за предыдущие пять лет. Скажем, за весь 1986 год выпущено было 3,9млрд. рублей, а за первые двадцать дней нынешнего сентября – 20 млрд. За тот же 86-й год прирост доходов населения составил 15,1 млрд. рублей, в этом году, судя по расчетам, наши вами доходы «прирастут» аж на 570-590 млрд. рублей, только вот кому от этого легче?

Итак, привычным уже словом «инфляция» здесь не обойдешься. Гиперинфляция да еще в самом что ни на есть галопирующем варианте, когда до отмеривания денег линейкой или выдачи зарплаты «на вес» осталось чуть- чуть. Если граница между экономическим кризисом и катастрофой все-таки существует, то, как мне кажется, мы через нее перешли.

 Я не собираюсь предаваться сейчас тщательному анализу того, кто довел нашу денежную систему до ее почти окончательного краха. Во-первых, это и так ясно, а, во-вторых, от поисков виноватого еще никогда и никому лучше не становилось.

Хочется сказать несколько слов о другом. Возможен ли более- менее быстрый и эффективный выход из теперешнего экономического тупика? Несомненно. Для начала вспомним, что нынешнее падение рубля далеко не самое первое. И сто с лишним лет назад случались времена, когда за один вид российского рубля по морде били. И стабилизационные рецепты от времени не портятся. Здоровая экономика -здоровая валюта. По-другому не бывает. Но до всеобщего оздоровления надо еще дожить. А что делать сейчас в наш вечный и бесконечный переходный период?

Если согласиться с тем, что система денежного обращения-это кровеносная система экономики, то из больного экономического тела следует выпустить «дурную» денежную кровь. И здесь рецепт старый, как мир, но эффективный, как пиявки. Не надо душить налогами и озлоблять конфискационными реформами. Надо продать. Что? В конечном счете практически все. Для начала хотя бы то, что не приносит в руках теперешних владельцев никакой прибыли.

Cегодня отказ на перевозку народнохозяйственных грузов авиацией составляет чуть ли не 70 процентов. Распродайте хотя бы часть огромной военно-транспортной авиации частным авиакомпаниям и, кроме миллиардов рублей, изъятых из обращения, появится возможность доставить людям несгнившие фрукты, а Минобороны получит средства на строительство жилья для всех сотен тысяч своих бездомных офицеров.

Не вбивайте хотя бы часть западных кредитов в свои бесконечные долгострои, а дайте собственным гражданам тайваньские телевизоры, индонезийские рубашки, китайские куртки, индийские ботинки. И они, граждане, за это почти бесплатное на мировом рынке барахло принесут вам полные авоськи так необдуманно напечатанных вами купюр. Рецептов, подобных приведенным мною, наберется еще пять десятков. Сегодня дело только за решимостью правителей наших привести их в действие. А вот с этим следует спешить. Потому что у нас, если с утра кризис, то к вечеру уже катастрофа.

О маркировке рубля и своей валюте

Игорь ЛЕВЧУК, Доктор экономических наук

Сначала Украина, а потом и многие из республик- государств бывшего Союза, высказываются за то, чтобы рубли, выпускаемые на их территории, отмечались определенными знаками- символами. По сообщениям печати, это делается для того, чтобы каждое суверенное государство знало, сколько оно выпустило рублей. Предполагается, что эта мера позволит навести порядок в эмиссии (наверное, налично денежной!) и нормально организовать денежное хозяйство.

Такие предложения нежизненны, а теоретически вообще не объяснимы.

Простой пример. Приходит пассажир в Шереметьево-2 в обменный пункт и просит обменять пятьдесят долларов на рубли. Его из окошка кассы любезно спрашивают. а на какие рубли? У нас их пятнадцать видов по количеству республик. Это сейчас, а если количество суверенных государств вырастет до 20-30? Кто как себя объявит из республик. Теперь, пока 15 республик имеют валютный рубль, надо пятнадцать разновидностей рублей в каждом обменном пункте.

Неужели экономисты не понимают, что нельзя, маркируя рубли, превратить их в 15 или более самостоятельных валют. Что это непостижимо для здравого смысла любого западного партнера! Надо будет хотя бы иметь 15 купюр по 100 рублей для каждой из республик. После первой же поездки к нам, схватившись за голову, любой бизнесмен поедет лечиться в любую страну, кроме нашей.

А возьмите наши обменные пункты! А кассы Аэрофлота, железных дорог, ресторанов? Кто и что поймет в 15 символах на наших деньгах? Какие брать в этой республике, а какие нет?

Пойдет насмарку вся передовая вычислительная техника, купленная за валюту. Подсчитывая купюры, она не сможет выделять символы республик. Она ведь на это не настроена.

 Если ни мы, ни иностранцы, ни современные машины не сумеют быстро отличать 25-, 50- или 100-рублевую купюру с маркировкой государства от других купюр, зачем же они нужны? Говорят, чтобы контролировать выпуск денег на территории той или иной республики. Но разве это возможно? Деньги мигрируют из одних мест в другие, никто их не остановит и не подсчитает.

Совершенно не ясно, что дает государствам, бывшим республикам СССР, маркировка банкнот. К чему и кого она обязывает? А вот каковы ее последствия: неразбериха в обмене валюты, спекуляция, переброска рублей из одной республики в другую, взаимные обиды и оскорбления.

В наше нестабильное время это вызовет панику, недоверие к государству. А что будут делать те, кто теперь боится хранить свои 500-800 руб. в сберкассе, когда начнется маркировка? Мы ведь только пережили всеобщую панику обмена крупных купюр! Новый экономический договор предусматривает параллельность обращения валют. Вряд ли целесообразно допускать возможность функционирования в одном или нескольких государствах единого экономического пространства наряду с рублем национальной валюты. Неизбежно возникнет вопрос о ее курсе по отношению к рублю, т.е. возникнет еще один камень преткновения. Эстония уже года два назад объявила, что 10 крон будут приравниваться к 11 рублям. Сейчас ее вряд ли удовлетворит и это соотношение. Впрочем, как и государства, где будет обращаться рубль. На одном экономическом пространстве нет и вряд ли будет найдена возможность оценить бумажные деньги, имеющие хождение одни- в одном государстве, а другие-в данном и всех остальных государствах. Споры и неизбежная в этой ситуации спекуляция разрушат это двойное денежное обращение.

Лишь один может быть вывод из сложившегося положения. Никакой общей валюты, подверженной «регулированию» 15 республик! Поскольку все республики определились, что у них будет своя валюта, надо немедленно принимать меры и России. Выпускать новые национальные рубли. Вопрос о валюте – не прост. Единая валюта- рубль для государств рублевой зоны и государств, имеющих свои деньги, – утопия. Как и утопия то, что самостоятельные не государства, использующие один вид валюты -рубль, могут нормально функционировать. Ряд субъективных и объективных факторов не позволит это сделать.

 Вопрос о единой валюте для нескольких государств, как свидетельствует европейский опыт, может быть решен прежде всего в условиях политической стабильности и добрососедского отношения государств друг к другу. Этого у нас нет. Большинство государств считает вправе осуществлять регулирование денежно-кредитных отношений на своей территории по своим нормам.

 И Прибалтика, и Молдова, и Грузия, и другие республики, включая Украину и Беларусь, готовят к выпуску свою валюту. А пока живут на рублях, которые через год-два «отбросят». Надо ли России ждать этого момента, год-два поддерживая многие государства, пока они не введут свою валюту и не станут диктовать совсем оскудевшей России свои условия?

Несмотря на тяжелейшее положение России, ее бедность, надо немедленно подготовиться и провести денежную реформу. Надо спасать экономику России, ввести деньги, как это предлагают Армения, Украина, Прибалтика, только для своего региона.

 Проведя денежную реформу, обменяв деньги, Россия выведет себя из-под неэквивалентного обмена, оградит себя от республик, осуществляющих бесконтрольную кредитную эмиссию, получающих наличные в размерах, не соответствующих их вкладу в создание национального продукта страны.

 Надо будет ставить и таможенные кордоны. Ведь сейчас Прибалтика, Украина пускают к себе из всех регионов транспорт со всеми продуктами, но не разрешают вывозить от себя ничего. России, по-видимому, придется сделать то же. Своя валюта и таможенные пошлины помогут ввести эквивалентный обмен товарами по мировым ценам.

Рубль, как историческая российская валюта должен на деле стать деньгами российского государства. Это значит, что, проводя денежную реформу, Россия должна обменять деньги только ее жителям. Таким образом, возникнет возможность рассчитываться не долларами, а рублем, который надо превратить для восточно-европейской и западноазиатской  зоны в резервную валюту. Но для. этого надо сделать рубль валютой России и не раздавать его республикам бесплатно, как это делалось многие десятилетия, а продавать за товары. Он же-рубль даст возможность суверенным государствам бывшим республикам рассчитываться между собой, создавать резервы для покупки любых товаров- в этом его положительное значение для всех других республик. Это послужит ступенью для перехода к   объединенным экономическим действиям и конвертируемости рубля.

Почему «экстремисты» любят Дом кино

Юлий Гусман-многолетний капитан КВН, ныне – член жюри Юлий Гусман-известный кинорежиссер Юлий Гусман-директор Московского Дома кино A сегодня Юлий Гусман еще и наш собеседник

-В принципе на должности директора Дома кино я оказался, с одной стороны, неожиданно, a с другой, может быть, естественно. Никогда ранее не имел отношения к таким административным должностям. Да и на должность эту назначали стабильно из парторганов КПСС или полковников соответствующих организаций.

Но в то же время я вел довольно активную общественную работу в правлении Дома кино. После переломного для нашего кинематографа пятого съезда Виктор Мережко, а затем Андрей Смирнов предложили мне занять пост директора Дома кино.

Это для меня было совершенно неожиданно. Так я и оказался в этом кабинете. К сожалению, при нынешней загруженности я не в силах снимать фильмы, ибо это огромное и трудоемкое производство. Правда, за последние два года я поставил три спектакля: два в Америке и один в Японии, да еще принимал участие с советскими детьми в советско- американо-китайском театральном проекте «Вoобразите». Так вот, вообразите, что оказался я В Америке как раз в дни путча. Вот так мне «не повезло».

Любимый герой отечественного кинематографа, Владимир Ильич Ленин, сказал, что из всех искусств для нас важнейшим является кино, И вполне естественно, что в разговоре с директором Дома кино я не мог не поинтересоваться, как претворяется в жизнь кажущийся вечным ленинский лозунг.

-Насчет ленинской фразы могу сказать только одно-еще неизвестно, говорил ли ее Ленин. Но суть- верна. Как зритель я скажу, что наше кино одно из сильнейших и перспективнейших в мире. Сегодня мы переживаем не лучший период: мы ворвались в рынок, ничего в нем не понимая и не умея, поэтому экран заполнили чернуха, мокруха, порнуха и прочие «радости», но все это очень быстро спадет-  мы должны пережить эту «болезнь». Голую грудь, пусть меня простят дамы, впервые показанную народу и вызвавшую шок, очень скоро нужно будет научиться снимать профессионально грамотно и красиво. Это только кажется, что ее легко снимать. Сегодня безумно отстали с пленкой, звуком, технологией. Большинство наших фильмов не имеют на Западе прокатной судьбы, ибо делаются на оборудовании очень низкого качества.

 Кроме того, за исключением, пожалуй, Андрона Кончаловского, Никиты Михалкова, Отара Иоселиани, мало кто из наших режиссеров смог одновременно нести в себе духовность и работать в жестких рамках коммерческого проката. На западный рынок действительно трудно прорваться, это настоящая мафия, гигантская сеть, которая не пропускает через свои ячейки никого постороннего. Не подготовлены мы и к западному прокату, ориентированной на западного зрителя рекламе.

 Сегодня при экономическом беспределе в кинобизнес устремилось множество дельцов. Если раньше боялись горкома партии, то теперь не боятся ни бога, ни черта, ни прокуратуры. Кино- это хороший способ отмывать капиталы, вкладывать миллионы, и никуда от этого не деться. В период первичного накопления капитала люди должны навороваться, потом все это придет в норму. Дети нынешних бизнесменов начнут плавно двигаться к цивилизации, а уже внуки будут использовать накопленное с пользой для общества.

 – Из всех Домов творческих работников- журналистов, художников, архитекторов и др. – Дом кино на слуху у многих. Заседания различных демократических партий, движений, фракций проходят, как правило, здесь. Нe случайно именно Дом кино, как выразился бывший наш руководитель А. Лукьянов, стал местом сборища «террористов». А почему, собственно, «экстремисты» так любят Дом кино?

-Дом кино всегда выделялся среди подобных организаций прежде всего, как говорили раньше, своей активной политической, позицией. Никто ничего у нас не спрашивает, и никаких отчетов мы, к счастью, не пишем. Нас мало кто из начальства хвалит, но практически и не ругает. После пятого съезда кинематографистов при новом правлении и его председателе Викторе Мережко Дом кино кардинально изменился -у нас теперь есть свое телевидение, появилась газета с таким же названием-«Дом кино». Раньше ЦДК был по существу большим премьерным кинотеатром. Мы были первыми, кто начал проводить по-настоящему острые политические вечера. Последние годы Центральный Дом кинематографистов был «Смольным» демократического движения. Сюда впервые пришел гонимый Борис Ельцин и малоизвестный советской аудитории посол США Дж. Мэтлок. Летом 1989 года в Доме кино состоялось первое заседание Межрегиональной депутатской группы. Причем для этого пришлось прервать ремонт и отозвать всех работников из отуска, И никто не был против, хотя работали бесплатно. Пиком плохих, мягко говоря, отношений Дома кино с властями стало 28 марта 1991 года, когда в Москве проходила грандиозная демонстрация, И вдруг я узнаю из печати, что, оказывается, две группы террористов по триста человек, вооруженные рациями и на автомобилях, собрались в Доме кино. И сказал это не кто иной, как Председатель Верховного Совета СССР А. Лукьянов. Но самое смешное, что все здание было пусто и лишь в конференц-зале шло заседание, посвященное телевидению, где был цвет советской культуры. И самое удивительное (правда, сейчас это уже не выглядит таким странным), что врали о террористах те, кто стоял у власти,-А. Лукьянов и министр внутренних дел Б. Пуго.

Этот случай был действительно «вершиной» нашей политической деятельности. Дальше ехать было некуда. Впереди был реальный путч с настоящими, увы, террористами. И меня удивляет, что этот путч представили, как заговор восьми человек. Не меньшую ответственность должны нести те, кто готовил и провоцировал его, те, кто и сегодня продолжает свою дестабилизирующую деятельность. Речь не идет о том, что человек не имеет права исповедовать консервативные или коммунистические взгляды, но отвечать по закону должны все, кто приложил к перевороту руку. И это вовсе не «охота на ведьм». Сейчас нужно меньше заниматься переименованиями и перезахоронениями, хотя это и важно, а вопросами реальной жизни. Я не могу понять, почему те люди, которые готовили этот фашистский переворот и утопили бы страну в крови и которым помешало мужество Бориса Ельцина, его окружения, героизм москвичей, уходят от ответственности?

 В нашей стране этот переворот родился не на пустом месте, и людям нужно это объяснять. Не нужно, конечно, всех сажать, но по крайней мере необходимо лишить возможности пропагандировать в прессе их реакционные взгляды. Я с удивлением вижу, как уважаемый мною Александр Кабаков вежливо-вежливо беседует на телеэкране с Кургиняном, как будто не этот неудачливый самодеятельный режиссер был одним из идеологов всего этого кошмара и позора.

Сегодня соревнование в политизации бессмысленно, потому что этим несложным искусством овладели все и забегать еще левее стало невозможно. Сейчас думаем больше уделять внимания профессиональной стороне кинематографии, углублению нашей работы. Это трудно, потому что Дом кино до 300 дней в году, кроме понедельников, демонстрирует новые фильмы, новые программы, шоу, проводит встречи с интересными людьми. 300 новых программ за сезон! Сложно, не правда ли?

27 декабря у нас в четвертый раз будут вручаться профессиональные призы Союза кинематографистов СССР – «Ника». Определение лауреатов хранится в глубокой тайне и, кроме счетной комиссии, имена победителей не знает никто. Хотя, скажу честно, некоторые видные кинематографисты требуют гарантий, что они получат приз, им мало быть в числе лучших, им хочется быть первыми.

1 ноября Центральный Дом кинематографистов открывает новый сезон. Останется ли Дом кино таким же самобытным, каким был среди своих собратьев- других Домов творческих работников, – покажет время. Оптимизм и улыбка, не покидающие, похоже, Юлия Гусмана никогда, вселяют надежду. А еще он совершенно не похож на бюрократа в кино. На такой должности и не похож. Удивительно… Не верите? Посмотрите следующий КВН. Тот, кто с бородой и улыбается, и есть Юлий Гусман.

 Беседу вел Евгений ФАКТОРОВИЧ



—-

 —



Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *