Ярослав Рассадин: «Задача – не замусоривать пространство»

28.12.2021
604

В Ельцин Центре в рамках образовательной программы Lexus Design Award Russia Top Choice 2022 промышленный дизайнер Ярослав Рассадин прочёл лекцию «Поиск новых вопросов». Ярослав Рассадин – промышленный дизайнер, разработчик в области транспорта, мебели, освещения, электроники и аксессуаров.

Он обладатель двух наград Red Dot (Red Dot Design Award  награда, присуждаемая «Центром дизайна земли Северный Рейн-Вестфалия», вручается за особые достижения в дизайне потребительских товаров – ред.) и многих других престижных профессиональных премий, а также автор публикаций по истории дизайна. Среди его клиентов – крупнейшие бренды: Marussia Motors, Triode design, Roche Bobois, Koziol, Glenfiddich Roca, Yota, Synqera, Kaleva. Поэтому послушать его лекцию пришли как начинающие, так и состоявшиеся дизайнеры  практикующие коллеги по цеху.

Ярослав обозначил круг проблем, с которыми сталкивался на примере собственных проектов: самоуправляемого автомобиля Sber Flip, гаджета по измерению состава тела AURA, мини-проектора с контентом CINEMOOD и бренда термопосуды Bobber.

Сегодня дизайн  мульти-дисциплина, связанная не только с инновациями, но и с обществом, культурой, экономикой и экологией. Именно поэтому, разрабатывая дизайн, очень важно задаваться как можно более широким кругом вопросов, чтобы вписываться в единую систему координат и находить верные решения. Однако оказалось, не так-то просто формулировать новые вопросы о человеке, среде и социуме и предлагать концепции, формирующие современный дизайн.

 Любой проект начинается с вопросов, – с этого дизайнер начал свою лекцию. – Первые две недели мы только разговариваем, находим общие точки соприкосновения в понимании того, каким должен быть новый продукт. Говорят, что правильно заданный вопрос  это уже половина ответа. Когда мы находим уникальный запрос, тогда и удаётся найти интересное решение. Я стараюсь не идти на поводу у заказчика и всегда стремлюсь поглубже залезть в тему. У меня существует три уровня вопросов: этические, рациональные и практические. Самая большая доля у этических вопросов. Они касаются смысла и ценностей.

Заказчики как правило говорят, что у них есть практические задачи: сделать улучшенную модель того, что мы уже делали, чтобы она была более прибыльной. Производители в экономической гонке часто не уделяют должного внимания потребителям. Поэтому Владислав старается выводить этические вопросы на первый план. Он рассказал о реальных случаях, когда в разговоре с заказчиком, рассуждая о том, зачем всё это делается, выяснялось, что ему это не нужно. Нужно что-то другое. Эти многочасовые выяснения предпосылок, оснований и целесообразности дают хороший эффект. Главная проблема в том, что у заказчика на первом плане экономические задачи, поэтому дизайн замешивается на производстве, технологиях, логистике. Бизнес рассматривает человека как абстрактного потребителя. Бизнесмены считают, что всё, что хорошо для экономики, хорошо и для человека, но это не всегда так. Для Рассадина именно человек является тем основанием, ради которого он хочет заниматься дизайном. Он общается с человеком через дизайн, как, может быть, режиссёр через фильм или писатель через книгу.

 Не помню, кто сказал,  делится Ярослав,  но мне очень нравится эта цитата: «Дизайн – это форма культуры». Считаю, что дизайн должен органично вписываться в жизнь человека, а не отнимать у него место. Если человек это главное, то основная ценность – быть этим человеком. Это как доктор, который помогает вам стать здоровым, чтобы вы могли оставаться собой.

На рациональном уровне учитывается всё, что необходимо бизнесу. Отвечаем на главный вопрос, по какой причине потребитель должен купить именно ваш продукт, а уже потом маркетинг, ребрендинг, стратегии продвижения. Технологии требуют присутствия на производстве, но этапом раньше дизайнер и заказчик обсуждают продажи, упаковку, логистику и утилизацию. Получается весьма широкий диапазон для обсуждения с заказчиком: от этических вопросов бытия до того, как упаковывается картон для морских перевозок, который потребитель никогда не увидит.

Дизайнер может быть в теме и просто срубить денег (I), может быть стилистом (II), членом команды (III), но также он может быть стратегом (IV), и это разные уровни доверия. Дизайнер должен чётко понимать, в какой роли он находится, для чего приглашён. От этого зависит его позиция.

Ярослав рассказал на примере четырёх случаев (самоуправляемый автомобиль Sber Flip, прибор на браслете по измерению тела AURA, мини-проектор CINEMOOD и термопосуда Bobber), в каком качестве был приглашён известными брендами и как благодаря этому продвигалось сотрудничество, а также как это повлияло на конечный результат.

Любопытно, что в проекте Bobber удалось создать не только продукт, но и целиком компанию с философией, собственным пониманием качества, удобства и долговременности продукта. Команде была важна честность, чтобы не представлять продукт тем, чем он не является. Когда продукт живёт долго, считает Ярослав (а только качественный и удобный продукт может жить долго) – в этом есть уважение к людям. В этом не было попытки освободиться от пут экономики – наоборот, «мы хотели дать человеку что-то очень полезное, простое и удобное, чтобы он мог оставаться собой», говорит Ярослав.

 Моя задача: не замусоривать пространство, – подытоживает дизайнер, – а наполнять его удобными вещами долговременного использования, чтобы их не хотелось менять на что-то новомодное. Когда удаётся создать что-то вневременное, это приносит настоящую гордость. Буду счастлив, если, будучи глубоким стариком, узнаю, что кто-то нашёл этот термос у своего отца или деда и обнаружил, что вещь абсолютно рабочая и ею до сих пор можно пользоваться.

После лекции коллеги по цеху задали лектору вопросы по профессиональной сфере деятельности.

Сегодня Ярослав может позволить себе отказываться от проектов по разным причинам, но так было не всегда. В начале пути, говорит он, каждому дизайнеру приходится «впахивать», чтобы обрести необходимый опыт, чтобы создать имя и понять, чем ты готов или не готов заниматься. Для него важны общечеловеческие ценности, поэтому так важно на раннем этапе найти взаимопонимание с заказчиком. Разочарования неизбежны, это тоже часть профессионального пути. Что же касается планов, то они очень простые, пошутил Ярослав, – выспаться. В отпуск он не берёт с собой ноутбук, ограничивается телефоном. Если при этом удаётся «освободить голову», то возникает ощущение праздника.

 Для меня главное – люди,  признаётся Ярослав.  Моя команда как «двенадцать друзей Оушена»: каждый уникален в чём-то своём и им нравится работать друг с другом.

Незадолго до лекции известный дизайнер побывал в Музее Бориса Ельцина и посетил экспозиции Арт-галереи в Ельцин Центре. Он поделился своими впечатлениями и сожалел, что у него было слишком мало времени.

 Вы сегодня побывали в музее. Какое он на вас произвёл впечатление?

 Очень своеобразное. Я увидел много такого, что заставило меня вспомнить мою жизнь в 90-е. Хотя я и не из Свердловска, но я из той эпохи. Первые мои осознанные воспоминания относятся как раз к этому времени. Сегодня я увидел это и в Арт-галерее, в экспозиции, посвящённой МЖК, и, конечно, это эмоционально тронуло меня.

 В целом увиденное совпало с вашими ощущениями?

 Очень даже совпало. Знаете, это всегда видно, когда что-то делается с большим вниманием и любовью. Это чувствуется в каждом зале, жаль, что я не успел посмотреть всё.

 У вас, как у дизайнера, существует свой образ 90-х? С кем или чем он связан?

 Он не сильно отличается от общепринятого. Было ощущение, что людей прорвало, но они очень быстро «наелись». Из тех времён вспоминается кич, который хлынул к нам из-за границы. Дешёвый на самом деле, хотя тогда он казался дорогим, спустя время мы поняли его реальную цену.

 Какое впечатление на вас произвёл Ельцин Центр? Насколько он актуален в смысле дизайна?

 Я оцениваю его не как дизайнер, а скорее как человек, и ощущаю себя здесь очень комфортно. Вижу, сколько труда за этим стоит. Когда кто-то с наскока делает предположения, что можно было бы сделать так или не так, я понимаю, что, на самом деле, здесь всё продумано до мелочей и приняты единственно верные решения.

 В своей лекции вы говорили о долговременном использовании вещей. Полагаете, когда-нибудь это может стать устойчивым трендом?

 Если он войдёт в культуру, то станет устойчивым, но пока это далеко не так. Этот принцип противоречит экономике. Производителям не выгодно, чтобы люди долго пользовались вещами. Всё, что я могу, это не предлагать производить горы мусора. Когда вы находите на чердаке старинные часы, у вас рука не поднимется их выбросить, вы сделаете всё, чтобы они продолжали жить. Мы и сегодня слышим, как говорит старшее поколение: «Вот раньше делали!». Стальная машинка не то что пластмассовая, которая ломается во время первой игры. Это вопрос честности. Если я буду честен, то мне с самим собой будет хорошо. Я буду работать с чистым сердцем. Если кто-то ко мне присоединится, будет ещё лучше, а такие люди есть. И вообще, я не считаю, что бесконечное ускорение экономики это фундаментально важный принцип. Бесконечно ничего расти не может, и когда-нибудь мы от этого отойдём.

ИСТОЧНИК: ЕЛЬЦИН ЦЕНТРhttps://yeltsin.ru/news/Yaroslav-Rassadin-Zadacha-ne-zamusorivat-prostranstvo/

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *