с новым 1991 годом!

06.01.2022
690

Такой заголовок стоял в выпуске “России” за 1-7 января 1992 года

Не надо возмущаться, никто не ошибся. Тем более не надо удивляться тому, что нам опять обещают болезненные реформы и вновь призывают терпеть. Нас просто не перевели в другой год, а удел второгодников, как известно, слушать и проходить уже знакомое.

 Мы оказались не успевающими почти по всем предметам. Не освоили азы математики и были не в состоянии ни соотнести расходы с доходами, ни даже точно подсчитать, сколько у нас осталось золота.

Провалились на экзамене по этнографии, воздвигнув в одной из автономий памятник отправляющимся несколько веков назад к царю с грамотой о добровольном вхождении в состав России, в то время как письменность там появилась только в начале нынешнего столетия.

Не смогли освоить даже курс новейшей истории, где все есть про то, из чего произрастали диктаторы и как становились на ноги молодые демократы.

 Слишком плохо изучали право и потому, как оказалось, до сих пор убеждены в верховенстве целесообразности над законом.

Не утруждали себя открыть учебник психологии, и потому предпринимаемые нами меры вызывали у людей реакцию, диаметрально противоположную той, которая ожидалась.

Полагали, что этика нам тоже ни к чему, и поступали, как заблагорассудится, нередко унижая и оскорбляя других.

 Окончательно запутались в географии и под конец года оказались не в состоянии ответить на вопрос даже о том, в какой стране мы живем.

 Крупно подвели нас, конечно, учителя, предпочитавшие делу взаимные разборки в учительской и сражения за введение в каждом классе института директоров. Еще хуже обошлась с нами группа завучей, попытавшаяся в середине года опробовать на нас методику, согласно которой главное среди учащихся- это дисциплина, а совсем не то, чему они учатся.

Хотя вся эта группа педагогов и была потом переведена на работу в спецшколу, время оказалось упущенным.

Обидно, конечно. Но факт остается фактом. Мы начинаем в новый год все сначала в то время, как многие из вчерашних второгодников, пригласив репетиторов и пройдя курс интенсивного обучения, уже встали в очередь за аттестатами зрелости. Может быть, мы тоже наконец сделаем, как они. А пока с Новым 1991 годом!

Александр Кузьменко


Когда? Когда?

 Петр ВЯЗЕМСКИЙ

Когда утихнут дни волненья

И ясным дням придет чреда,

Рассеется звездой спасенья

Кровавых облаков гряда?

 Когда? Когда?

Когда воскреснут добры нравы,

Уснет и зависть и вражда?

 Престанут люди для забавы

Желать взаимного вреда?

Когда? Когда?

Когда корысть, не зная страха,

Не будет в храминах суда,

И в погребах, в презренье Вакха,

 Вино размешивать вода?

Когда? Когда?

Когда поэты будут скромны,

При счастье глупость не горда,

Красавицы не вероломны,

И дружба в бедствиях тверда?

 Когда? Когда?

Когда очистится с Парнаса

Неверных злобная орда,

И дикого ее Пегаса

Смирит надежная узда?

Когда? Когда?

Когда на языке любовном

Нет будет нет,

да будет да,

И у людей в согласьи ровном

Расти с рассудком борода?

Когда? Когда?

Когда не по полу прихожей

Стезю проложат в господа,

И будет вывеска вельможей

Высокий дух, а не звезда?

Когда? Когда?

Когда газета позабудет

Людей морочить без стыда,

Суббота отрицать не будет

Того, что скажет середа?

Когда? Когда?

1815

Первая Государственная

 Первую Государственную, теперь уже фактически – Российскую премию вручил деятелям литературы и искусства в Кремле Борис Ельцин.

Среди лауреатов – Екатерина Максимова и Владимир Васильев, Олег Борисов и наш великий соотечественник Мстислав Ростропович

Шесть дней с молитвой!

Первый в нашей стране Международный фестиваль христианского искусства пройдет в Санкт-Петербурге в первую неделю января. Рассказывает член оргкомитета фестиваля, депутат Санкт- Петербургского горсовета Лариса АГЕЕВА:

-На фестиваль приедут около 400 участников из 18 стран мира из Канады, Америки,  Израиля, европейских государств и даже с Гавайских островов. «Новый английский оркестр» даст концерт, еврейская балетная группа-представление под названием «Мы не хотим жить». Выступит интернациональная детская группа «Дети царя». Приехали также христианские рок-группы: «Музыканты из Несшвила», «Блад гуд» и другие.

 Мим Р.Стивенсон из Швеции покажет спектакль «Глупец» по мотивам романа Достоевского «Идиот». В фестивале примут участие также отечественные музыкальные коллективы и группы: детский театр «Сказка на Неве», театр-студия «Эксперимент» и другие. Большинство представлений пройдет на сцене Большого концертного зала «Октябрьский». А во дворце Белосельских-Белозерских на Невском проспекте откроется художественная религиозная выставка «Священный огонь». Все расходы взяла на себя канадская сторона. Они собрали на проведение фестиваля 16 Тысяч долларов. Участники сами оплачивают себе дорогу и проживание. Артисты выступают бесплатно. Так что из городской казны мы не берем ни копейки. Наоборот, мы еще и помогаем городу. Вся выручка от продажи билетов пойдет для детей-сирот на счет фонда «Благодеяние». Кроме того, участники фестиваля из Канады и Америки привезли с собой в Санкт-Петербург рождественские подарки, одежду, продукты. Все это пойдет в детские дома.

Лариса УСОВА

Шанс на надежду

Валерий НЕЗНАМОВ

Итак, снова Минск. 30 декабря он стал местом сбора лидеров Содружества Независимых Государств, получившего путевку в жизнь на той же белорусской земле. Но эта предновогодняя встреча проводилась уже в новых исторических условиях. С карты мира исчезло огромное государство- Союз ССР, ушел в отставку его Президент.

У нее был и иной масштаб: в столицу Беларуси съехались лидеры большинства союзных республик, и иной статус: встреча носила рабочий характер и имела своей целью согласовать минимум практических принципов взаимоотношений между независимыми государствами. О том, как это получилось, многие узнают из оперативных сообщений и средств массовой информации. Очевидна главная забота его организаторов: не допустить, чтобы Содружество, не успев оформиться надлежащим образом, распалось. Для подобной озабоченности были основания: Украина информировала о своем нежелании подписывать Устав СНГ. Однако до начала встречи сохранялась надежда, что на ней будут оформлены две координирующие структуры CHГ- Совет глав государств и Совет глав правительств, а также небольшой секретариат для обслуживания их деятельности.

 Это тот минимум в организационном плане, на который были готовы согласиться в свою очередь белорусские лидеры, напрочь отметая идею появления поста генерального секретаря Содружества.

Конечно, самое существенное достижение альянса бывших союзных республик накануне Минска согласие в вопросе либерализации цен. Но с введением на Украине и в Беларуси купонов, ставших по сути эквивалентом национальной валюты, такая «антанта» выводит межгосударственные хозяйственные связи на иной вектор движения-к двусторонним отношениям, базирующимся по большей части на бартере. Так что вхождение в рынок у каждого члена Содружества при невозможности отсрочить со 2 января российский реформаторский рывок будет окрашено в собственные национальные цвета.

И все-таки при всей важности договоренностей по политическим, организационным и экономическим вопросам значение Минской встречи определяется в первую очередь согласованием путей реформирования Советской Армии. Однозначных и легких решений здесь не получится, поскольку, несмотря на предварительные консультации, в позициях сторон сохраняются различия. Основное из них связано с разрешением дилеммы между сохранением единых Вооруженных Сил и созданием национальных армий.

На встречу в Минск временный главнокомандующий Вооруженными Силами CHГ маршал Е.Шапошников прибыл с солидным портфелем предложений: о воинской присяге, о статусе военнослужащих на территории стран CHГ, о Совете министров обороны. Но главное из них- переход к концепции объединенных Вооруженных Сил. Но и она в варианте, предлагаемом маршалом, не устраивает Украину, Молдову, Азербайджан, решивших создать собственные армии под национальным командованием. Известно, что такие же идеи прорабатываются и в других республиках. Видя это, думаю, не стоит впадать в панику, поскольку сегодня уже ясно, что для большинства участников белорусского «саммита» Содружество это цивилизованная форма перехода к независимости со всеми ее атрибутами, включая национальные вооруженные силы, а не вариант пути к восстановлению общей государственности. Особенно трудно осознать эту новую реальность армейскому генералитету и офицерскому корпусу, привыкшим к глобальным масштабам. Нелегко и России, ставшей основной правопреемницей Союза и несущей львиную долю расходов по содержанию еще не реформированной Советской Армии. Но рвать армию на куски-тоже не дело. Любительство в национальном военном строительстве может лишь привести к дальнейшей деморализации воинских частей и соединений, связанных до сих пор едиными уставами и управлением. А в худшем варианте- к различным проявлениям недовольства вооруженных людей. А поэтому Содружество сможет избежать серьезных внутренних коллизий лишь в том случае, если его члены найдут взаимоприемлемые решения в военных вопросах.

Михаил Горбачев: все в прошлом?

Александр ЕВЛАХОВ

 Инвентаризация «эры Горбачева», анализ допущенных им ошибок и просчетов стали едва ли не ведущей темой последних дней уходящего года. При всей полярности оценок и суждений их общий лейтмотив напоминает небезызвестную картину «Все в прошлом». Однако, как мне представляется, уход Горбачева с политической арены еще далеко не факт. Вряд ли кому-либо придет в голову назвать «ушедшим в отставку» генерального директора объединения, расформированного без его участия. С аналогичной ситуацией мы имеем дело и здесь.

Ведь, если разобраться, сложение Президентом СССР полномочий не связано ни с абсолютной исчерпанностью его политики, ни с поражением на выборах, ни с падением до нулевой отметки его личной популярности. Лишнее тому подтверждение недавно показанные по российскому телевидению результаты опроса на тему о том, кого наши сограждане видят во главе гипотетического государства. Согласно им именно М.Горбачев пока что следует за Б.Ельциным.

Но это теперь. Потеряв пост Президента СССР, Горбачев передал Ельцину не только ядерную кнопку, но и жезл непопулярности, взяв взамен статус свободного от какой-либо официальной должности критика.

Если бы наши дела пошли резко в гору, и новая политика российского руководства, обрела шанс доказать очевидные преимущества, то бывший лидер Союза и его шестилетие очень скоро остались бы памяти людей в лучшем случае в качестве предыстории подлинных перемен. Однако возможность такого развития событий ничтожно мала. Еще меньше вероятность того, что, возглавив тот или иной международный фонд, циркулируя между Москвой и столицами зарубежных государств, Горбачев будет воздерживаться от комментариев происходящего в стране. Не будь в активе того, что он сделал за шесть лет, вполне возможно, его ждала бы судьба Н.Хрущева, фактически лишенного права слова и изолированного от общества. Теперь такая перспектива реальна лишь в условиях возврата к диктатуре… ценой большой крови и потери себя в мировом cообществе.

В конечном счете степень включенности Горбачева в политику зависит не столько от его намерений, сколько от того, что будет происходить в ближайшие месяцы, в том числе и в отношении его самого. Если будут предприняты попытки в том или ином виде ограничить политическую деятельность Горбачева, как это пыталась сделать Старая площадь в отношении Б.Ельцина или Т.Гдляна, то эффект бумеранга неизбежен. Он, даже помимо своей воли, станет объектом сочувствия, а потом и центром притяжения. По иронии судьбы он окажется в одной обойме с теми, кто еще год назад требовал его отставки, а теперь медленно, но верно занимает нишу оппозиции российским властным структурам. Банальная истина о повторении истории имеет шанс вновь подтвердиться. Но дело в конечном счете не только в этом.

Уход М.Горбачева в отставку испытание не столько для него, сколько для нашего общества. Что произойдет в ближайшем будущем-станет наиболее точным индикатором того, кто мы такие. Если только все нынешние трудности будут списаны на «ошибочный курс минувших шести лет», если гражданину Горбачеву в том или ином виде будет предъявлен счет за годы президентства, я буду точно знать, что мы не люди, а созданная семи десятилетиями новая историческая общность. Это значит, все мы, включая находящихся у руля власти, действительно «совки», нам не стоит ни подавать руку, ни пускать даже на крыльцо европейского дома, куда мы так стремимся.

Здравствуйте, Лаврентий Павлович!

Валерий Незнамов

Третью неделю в общественной и парламентской «проработке» находится Указ Президента Российской Федерации Б.Ельцина «Об образовании Министерства безопасности и внутренних дел РСФСР», вступивший в силу 19 декабря прошлого года и объединивший МВД России, МВД бывшего Союза, МСБ и АФБ. Образование нового министерства вызвано необходимостью усиления защиты прав и интересов граждан, суверенитета и государственной безопасности Российской Федерации и направлено на более полное использование оперативно-служебного потенциала  правоохранительных органов в борьбе с организованной преступностью, наркобизнесом, коррупцией, терроризмом и другими тяжкими преступлениями.

Это основной довод тех, кто инициировал появление Указа Президента и выступает за его интегральное исполнение. Таково мнение и большинства профессионалов, утверждают в ходе общественной и парламентской экспертизы бывшие высшие чины прежних ведомств, поскольку в новом есть лишь министр Виктор Баранников. Аpгументы противников решения Б.Ельцина по большей части несут на себе эмоциональную окраску, а потому по своей убедительности вряд ли превосходят те, что приводятся защищающейся стороной. Все сводится к такой контридее: создается «монстр» с фактически монопольными и чрезвычайными полномочиями, что противоречит разработанной концепции безопасности республики и принятому Верховным Советом в первом чтении Закону «О безопасности в РСФСР», где закрепляется принцип невозможности совмещения в одном органе функций обеспечения государственной и общественной безопасности.

 Для многих принятие Указа чуть ли не начало возвращения к эпохам «чрезвычайки» и НКВД 1934-1937 гг. И все-таки, если не вгонять друг друга в страх, а спокойно разобраться, произошло ли что- либо из ряда вон выходящее? Да нет. Президент, как глава исполнительной власти, предложил оптимальный, с его точки зрения, вариант реформирования специальных служб республики. Его особенность в том, что создание нового органа будет происходить в основном на базе бывших союзных структур, поскольку собственных спецслужб мы по сути дела не имели, разве только их вывески. Можно было, конечно, поступить иначе: оставить без работы десятки тысяч профессионалов, деморализованных по большей части событиями прошлого года, и получить «пятую колонну» в тылу начинающихся реформ. Можно было открыть желанную для части общества «Охоту на ведьм». Это-пока распаленность борьбой с Центром сохраняется-легко сделать, тем более все прочие «наши» явно провоцируют на такую кампанию. Предложен же, как кажется, путь общественного согласия, путь компромисса на демократических принципах утверждающихся в Российской Федерации.

Возможно, не самый идеальный. Но могут ли вообще быть бесспорные решения в переходный период, на этапе становления собственно российских институтов власти. Думаю, что нет. И многое из того, что уже сейчас есть, это временные конструкции. А потом ведь в Указе не идет речь о механическом слиянии всех четырех ведомств. В ходе формирования нового министерства будут максимально конкретно определены зоны ответственности каждого подразделения, четко разграничены функциональные обязанности их сотрудников. В отдельное направление выделяется служба, обеспечивающая госбезопасность Российской Федерации. Замысел Президента сформировать надежную, возможно более дешевую, эффективную правоохранительную структуру, способную обеспечить реализацию его реформаторского курса. Счет замыслов парламентариев при отсутствии нормальной многопартийной системы идет на сотни, но зачастую реализуется в лозунге: одном-единственном «Дать бой исполнительной власти». И подобные бои, как это было, например, с Законом о печати и другими, оканчиваются, к сожалению, не в пользу демократии.

А задача-то народных избранников состоит в ином: создать четкое, но гибкое законодательство для реализации целей «кабинета реформ» да надлежащим образом контролировать собственные решения. Тем более что механизмов такого контроля у парламента достаточно, было бы желание им заниматься, не присваивая себе функции исполнительной власти.

27 декабря Верховный Совет Российской Федерации принял постановление, Президенту России отменить действие Указа в части, касающейся объединения МВД и АФБ. Правовую оценку этому решению Б.Ельцина собирается дать и высший орган судебной власти Конституционный суд. страны Его председатель Валерий Зорькин попросил Президента приостановить исполнение Указа до вынесения вердикта судей. Слово – за Борисом Ельциным.

Кто кому старший брат?

 Андрей ШАРЫЙ

Берлин. декабрь 1991 года

 Бело-сине-красный флаг совершает победное шествие по планете. Триколор поднимается на флагштоках бывших советских посольств, знаменуя правоту слов министра иностранных дел России Андрея Козырева: вновь, как и в революционном двадцать четвертом году, начинается полоса нашего международного признания. Сравнение некорректно, конечно, да не больно много нынче в нашей жизни корректного вообще…

Действительно, члены мирового сообщества охотно признают де-юре и де-факто СHГ в целом и отдельные его составляющие, в частности, демонстрируя, с одной стороны, свою приверженность идеалам демократии, а с другой-неукоснительно блюдя собственные интересы и пытаясь набрать политические очки.

Раскритикованная в свое время за промедление с признанием мятежной Балтии администрация США тем не менее, как и положено руководству великой державы, не теряет солидной поступи: Буш дождался возвращения своего государственного секретаря из необъятных постсоветских просторов, дождался отставки Горбачева, официальной просьбы Ельцина, а потом расфасовал теперь уже ни от кого не зависимые республики по «категориям свежести». США придерживаются общего для всех западных стран принципа: чем больше цивилизованности – тем выше уровень дипломатических отношений. Европейское сообщество, следуя новому этикету хорошего тона, дружно шагнуло вперед.

Фактически подчиняясь одному наднациональному решению, послы дюжины государств в Москве, от датского до испанского, как бы поменяли страну пребывания, не покидая при этом, правда, своих особняков. Разница лишь в формальностях: германский посол решил вопрос дипломатического признания России одним телефонным звонком Козыреву, другим потребовалось указание парламента. Раньше или позже, но, видимо, все нынешние участники СHГ будут дипломатически признаны и опознаны, вот только у Грузии, по очевидным причинам, не может не возникнуть проблем.

 С Россией, в качестве правопреемника Советского Союза занявшей место в Совете Безопасности ООН, ясности чуть больше: величие державы в данном случае определяется ее геополитическими параметрами и практическим контролем над ядерной кнопкой СНГ. Быстрое и без проволочек решение вопроса в Совете Безопасности еще раз продемонстрировало, как высоко нынче ценится стабильность: выраженные с той или иной степенью настойчивости притязания Германии, Японии и Италии на пустующее кресло были дружно, хотя и по разным причинам, отвергнуты оставшейся «четверкой» постоянных членов СБ. Китай опасается японского соседства в столь почтенном органе ООН, Париж и Лондон беспокоит стремительный рост влияния Берлина в мировых делах. Рим, претендовавший на место постоянного члена СБ в качестве представителя Европейского сообщества, по вполне понятным причинам понимания не встретил.

Развал СССР вызвал в мировой политике мощный прилив новых симпатий. Украина пытается найти на Западе противовес братьям-славянам. Германия проявляет повышенный интерес к «славянской троице» и Прибалтике, хотя последнюю все настойчивее сжимают в объятиях вроде бы скупые на проявление чувств скандинавы. Бешеную активность в наведении мостов дружбы через Черное море в Среднюю Азию проявляет Турция, которая надеется вытеснить из этого региона по крайней мере в экономической сфере претендующий на духовное мусульманское лидерство Иран. Пакистан тоже не прочь предложить свою модель развития. Китайское руководство, думая о сохранении социалистических завоеваний, боится всплеска сепаратизма на северо-западе страны, а потому всячески пытается успокоить страсти заявлениями о лояльности ко всем новообразованным соседям.

Осколки и остатки прежнего «большого брата» стремительно меняют понятия о своем происхождении, отыскивая в истории новых (желательно чтоб теперь были побогаче) родственников. И вот узбекский президент называет высокого гостя из Турции «отцом» и «старшим братом», еще раз давая понять, что уж по крайней мере семь минувших десятилетий его народ жил в доме у приемных родителей. Ну, может быть, опять не вполне корректно, да ведь не до тонкостей в нашей жизни…

Развалившаяся на пятнадцать независимых советская внешняя политика, как видим, совершила мощный рывок вперед. Что же касается дипломатии российской, то главным ее достижением следует признать, пожалуй, стремительный захват здания на Смоленской площади. Тeперь-то вот как раз и выяснится, кто чей старший брат. По сведениям из уже несуществующего МBС, внезапная кончина министерства произвела в рядах его сотрудников повальный шок. «Политическое руководство» происходящим взяли на себя Андрей Козырев и четверо его заместителей, заменивших отстраненных пока от должностей заместителей Шеварднадзе. Бывший теперь министр внешних сношений в очередной раз показал, что уходить он умеет достойно: в историческом совместном заседании коллегий двух внешнеполитических ведомств участия он не принял. А пока три сотни российских дипломатов готовятся к возможному переезду из только что освоенного помещения Международного отдела ЦК КПСС в очередные, но все равно родные пенаты, наши представительства за рубежом соревнуются в скорости замены советского флага на российский. Умным людям и без объяснений понятно: когда на дворе историческая эпоха, в личной жизни все решают мгновения…

Голоса у порога

Рэм ПЕТРОВ

В преддверии второго января российское общество напоминает толпу, поджидающую открытия магазина, в который пока неизвестно, что завезли: деньги еще в кошельках, а разговор идет преимущественно о высокой политике и в самых мрачных тонах.

Среди толпящихся у порога магазина «Свободные цены» сегодня громко слышны следующие голоса: во-первых, профсоюзов, которые уже в открытую начинают хаять правительство, во- вторых, Александра Руцкого, новой надежды нашего ВПК. Если первым на роду написано требовать у всех и вся денег на социальные нужды подзащитных трудящихся, то демарши вице-президента, похоже, продолжили начатую еще во времена Горбачева традицию, когда ближайшее окружение Президента становилось ему в оппозицию. Это имеет, конечно, самое прямое отношение к экономике. Не надобно забывать-если, не дай Бог, что-нибудь приключится с Ельциным, реформами станет командовать Руцкой.

Приватизация стала темой номер один, но несмотря на это, в России пока нет ни одного человека, который бы оказался способен внятно объяснить ее механизмы и процедуры – основные усилия правительство тратит на то, чтобы чуть ли не ежедневно рассказывать, почему оно решило сначала устроить либерализацию цен, а приватизацию отложило на пусть и ближайшее, но будущее.

26 декабря на своем заседании правительство одобрило государственную программу приватизации, однако многие впали в уныние по поводу того, что слишком много власти дается местным администрациям, и это вполне может свести на нет обещанный ««обвальный» характер перераспределения имущества. На следующий день ВС России принял постановление о разделе всего госимущества-на федеральную, республиканскую в составе России, краевую, областную и муниципальную. Вероятно, дележ имущества между разными этажами власти послужит причиной весьма длительных препирательств по многочисленным спорным вопросам.

Несмотря на просьбы если уже не братской, то пока дружественной Украины повременить с либерализацией цен, правительство России не стало еще раз откладывать сроки ее начала. Это еще одна тема для оживленных дискуссий во сколько раз поднимутся цены в магазинах. Оптимисты, (среди которых и Егор Гайдар) утверждают, что не больше, чем в два с половиной раза, пессимисты – в пять-шесть,  хотя, как водится, можно отыскать особо злого эксперта, который предскажет скачок и на миллионы процентов.

 Российская либерализация не вызывает восторга и в cопредельных странах-членах СНГ. Уже слышны упреки в выкручивании рук и в попытках России занять роль трижды проклятого Центра. Надо полагать, что именно на случай вероятного экономического недопонимания между бывшими республиками, 26 декабря утверждено положение о российской таможне. Аналогичное союзное ведомство, по всей видимости, доживает последние дни в полном бесправии, в то время как его российский преемник, напротив, будет облечен солидными полномочиями в деле выработки самостоятельной правовой и финансовой политики. Значит ли это, что на таможенные поборы будет некому пожаловаться- покажет время.

Как бы то ни было, окончание декабря свидетельствует не только о том, что Россия прожила еще год, но и о том- а это, возможно, и поважнее-что первый месяц зимы прожит без массового оголодания и охолодания населения, чем без устали пугали общество политики самых разных уровней и идеологий. С этим утешением нам и предстоит 2 января перед началом рабочего дня заглянуть в ближайший магазин поглазеть на новые ценники.

2 января: свобода цен и цена свободы

 Быстро разворачивающийся экономический кризис, связанное с ним возрастание социально-политической напряженности и нестабильности, делают практически невозможными любые сколь-нибудь долговременные прогнозы. Слишком быстры происходящие в обществе изменения, слишком велика неопределенность, слишком многое зависит сейчас от действия правительства. Поэтому вместо заранее обреченных на неудачу попыток предугадать конкретные события или даже конкретную величину тех или иных статистических показателей мы попытаемся рассмотреть важнейшие проблемы, связанные с либерализацией цен, проблемы, которые начнутся утром 2 января

Михаил Делягин

Очевидная истина: для того чтобы завтра жить хорошо, сегодня надо постараться выжить. Поэтому главная проблема сейчас социальная защита населения. Правительству придется начать опасный путь между Сциллой и Харибдой: с одной стороны, нельзя допустить социальных взрывов-и поэтому снижение уровня жизни должно быть терпимым, с другой- чем полнее компенсация роста цен, тем дольше длится разрушающая экономику гиперинфляция, и с этой точки зрения компенсация должна быть минимальной.

При этом бессмысленно ориентироваться только на cообщаемую официальной статистикой величину общей суммы денег, находящейся на руках у населения. Деньги эти распределены крайне неравномерно. Кроме того, значительная часть этих средств на самом деле вовлечена в производственный оборот, находится за пределами потребительского рынка и не может поэтому служить «амортизатором» при входе в рынок.

 Большие сложности создает и существующая на сегодняшний день структура доходов. Высоко- и среднеоплачиваемые слои населения составляют не более одной его четверти: подавляющее большинство населения имеет низкие доходы. Стихийная либерализация цен, вот уже два с половиной месяца идущая на потребительском рынке, сформировала соответственно возможностям трех этих слоев и три ценовых уровня.

Представители высокооплачиваемы х слоев имеют возможность покупать продукты – например, мясо на рынках по 140-160 рублей за килограмм. Средние слои покупают его по «договорным» и «свободным» ценам в госторговле по 54-70 рублей. Остальным раньше была предоставлена возможность «на всякий случай» записываться за семирублевым мясом с 5 часов утра. После либерализации цен в случае отсутствия компенсаций купить его они не смогут. Они не смогут купить и многие другие товары – например, сливочное масло; когда оно изредка появлялось в декабре по 70-100 рублей, за ним уже давились представители средних слоев.

 На уровне чьей покупательской способности будут формироваться цены потребительского рынка после их окончательной либерализации? – вот, без преувеличения, самый страшный вопрос, стоящий перед людьми. Ответ на него будет зависеть сегодня не столько от самого количества товаров, поступающего в торговую сеть, сколько от степени монополизации торговли. Она, конечно же, не такова, как на московских рынках, где за малейшую попытку сбить цену можно поплатиться головой, но все же существует- в этом нет никаких сомнений.

Увеличение предложения, вызванное либерализацией цен, будет скорее всего растянутым во времени: товары первой необходимости будут дорожать быстрее предметов роскоши и поэтому их, как и сегодня, окажется выгодным придерживать, продавать «не сегодня, а завтра».

Все это позволяет предположить, что цены, скорее всего, будут формироваться на уровне, доступном для «средних» слоев населения. Понятно, это вовсе не значит, что они, как и сегодня, смогут покупать мясо именно по 70 рублей. Это значит всего лишь, что тот, кто мог регулярно покупать такое мясо в декабре, сможет покупать его и в январе, а тот, кто охотился за дешевым государственным мясом, сможет купить кусочек только к большому празднику. Для низкооплачиваемого населения это означает сохранение сегодняшнего физически невыносимого положения. Это означает также постоянное увеличение числа бедняков за счет бюджетников, еще вчера считавших себя «среднеоплачиваемыми». Всем этим людям во избежание еще одной февральской революции придется платить компенсацию, а самым бедным- оказывать натуральную помощь.

И здесь мы сталкиваемся еще с одной проблемой: с необходимостью обеспечить резко возрастающую с ростом цен потребность в денежных банкнотах. Уже сейчас задержки выплат заработной платы, стипендий и пенсий стали одним из важнейших факторов увеличения социальной напряженности: в условиях либерализации цен нехватка дензнаков приведет к немедленному социальному взрыву.

 Для «бюджетников» наиболее тяжелым, скорее всего, окажется январь, в течение которого, по-видимому, еще только будут отрабатываться механизмы компенсации, и особенно его первая половина, когда цены уже «сорвутся с поводков», а увеличенные доходы еще не будут выплачены.

Для работников же предприятий, имеющих финансовые резервы, «час пик» наступит позже и не одновременно -по мере исчерпания резервов, что создает определенную надежду на синхронность и несогласованность возникновения зон особо опасных социальных напряжений.

Кроме проблем, связанных с поддержанием беднейшей части населения, перед правительством стоят трудности, связанные с необходимостью увеличения предложения товаров. Ибо либерализация цен, связанная не с увеличением, а с сокращением товарного предложения, означает в принципе неостановимый рост цен и просто не имеет смысла. стоят трудности,

 Между тем стихийная либерализация цен, шедшая весь минувший год и особенно последние два месяца, сопровождалась именно сокращением производства. Причин тому не счесть, но главная исключительно высокая степень монополизации советской экономики. В блаженной памяти 1988 году 89% наименований важнейшей продукции производилось на 1-3 предприятиях, в том числе в машиностроении 87% наименований на одном-единственном! С тех пор положение улучшилось ненамного: большинство предприятий по- прежнему являются единственными производителями того или иного вида продукции в своем регионе.

 А либерализация цен в условиях монополий всегда ведет к их росту при сокращении производства: эффект этот хорошо известен и получил название «стагфляции».

Понятно, что самоустранение государства от ограничения проявлений монополизма означает экономическую и политическую катастрофу. Сокращение количества товаров за определенным пределом нельзя компенсировать раздачей никакого количества денег, которыми самими по себе сыт не будешь. Вопрос о сохранении общественной стабильности есть вопрос об ограничении монополизма.

 Механизмы такого ограничения широко известны, в определенной степени стандартны и многократно уже освещались в печати. Наиболее быстро осуществимым и эффективным в наших условиях является, по-видимому, ускоренная интеграция национальной экономики в мировое хозяйство конечно же, дополняемая мерами по ее защите от разграбления.

 При движении по этому пути – отечественные монополисты оказываются вынуждены конкурировать с иностранными товарами и с товарами, производимыми у нас в результате иностранных инвестиций. Но эта картина, столь очевидная с чисто экономической точки зрения, имеет и политический аспект, во многом объясняющий трудности, встающие на пути любой попытки хоть как-то ограничить проявления монополизма в нашей экономике.

Утверждение, что производители являются одной из наиболее влиятельных политических сил нашего общества, давно уже стало общим местом. Вся политическая история нашей страны на протяжении последнего года во многом объясняется изменением их позиции по отношению к союзному и республиканским правительствам.

Так, например, «правый поворот» осени 1990-го 1990/91 года был вызван «вхождением в рынок» основной массы предприятий, что сопровождалось разрушением административных хозяйственных связей и их трансформацией на новой, рыночной основе. Этот процесс в условиях шедшего уже тогда распада финансовой системы был чрезвычайно болезненным и вызвал у многих хозяйственных руководителей надежду на то, что старые, директивные связи удастся сохранить силой приказа.

К весне 1991 года беспочвенность подобных надежд стала окончательно ясна, предприятия худо- бедно, но приспособились к рыночным условиям -и маятник «большой политики» качнулся в обратную сторону: начался ново-огаревский процесс и формирование единого демократического фронта.

Вместе с российским руководством предприятия боролись против административного гнета – отживших свое союзных структур-и победили, добились их разрушения и полной хозяйственной самостоятельности. И в полной мере вкусили плоды своего монопольного положения. Они по-прежнему остаются одной из наиболее серьезных политических сил и оказывают значительное воздействие на все структуры власти.

 И нет сомнения, что, желая добра народам России и ее руководству, они желают его и самим себе. В условиях высокой политической влиятельности это обернется жестким противодействием всем попыткам ограничения монополизма. Можно без преувеличения утверждать, что в сегодняшних условиях никакая последовательная и эффективная политика такого рода невозможна по определению. Успех будут иметь только разовые меры, «взрывающие» старую ситуацию и сразу же создающие новую реальность, с которой монополистам приходится просто мириться. Цивилизованная, постепенная политика будет- чисто политически, цивилизованными же методами остановлена ими на первых шагах.

 Такова реальность, в которой предстоит действовать правительству Гайдара. От него потребуются жесткость, решительность и безоглядность, умение действовать в реальном режиме времени. Вместо традиционного для нашего общества вопроса «каково объективное течение событий?» правительству придется отвечать на вопрос, как это объективное течение переломить.

Правительству придется быстро принимать окончательные решения и быстро же исправлять ошибки, не теряя из виду (как это, например, произошло с руководством Москвы) своей главной цели. А цель эта в сегодняшних условиях может быть только одна болезненное формирование твердой, обеспеченной потребительскими товарами валюты. Реальное решение экономических проблем без нее невозможно.

Путь через либерализацию цен тяжел и опасен, но сегодня нет ничего более опасного, чем попытки сорвать либерализацию и восстановить режим фиксирования цен и тотального распределения. Кто предпринимает и будет предпринимать такие попытки?

Во-первых, уцелевшие обломки распределительных структур всех видов, до КПСС включительно.

Во-вторых, спекулятивные элементы (а теперь уже и структуры), наживающиеся на разнице государственных и коммерческих цен.

 В-третьих, наметившийся в последнюю декаду декабря единый антирыночный фронт твердолобых коммунистов и «новых» фашистов, опирающихся на быстро нищающее, люмпенизирующееся население городов.

Временно окажутся в этом же лагере и предприятия ВПК, только сейчас «входящие в рынок» со всеми его неудобствами и, как год назад основная масса производителей, надеющихся повернуть ход событий вспять. Все это-серьезные силы, с которыми придется считаться. Но идти у них на поводу-значит идти к гарантированной катастрофе.

Война на «Красной площади»

 Елена МОСКАЛЕВА

Происходящее очень напоминало российские крестьянские бунты, с той лишь разницей, что барыня заперлась в начальственной «Волге», а в роли холопов выступали работницы малого швейного предприятия «Красная площадь». Уже полтора года тянется грозящее перейти в рукопашную разбирательство между – Всероссийским центром моды и отделившимся от него производством, назвавшим себя «Красная площадь». Голодные не любят сытых, а «совковые» начальники не могут допустить, чтобы швея получала больше министра. Дело это уже три раза рассматривалось в госарбитраже, в тяжбу посвящены прокуратура, Совмин, суд, пресса.

Алекса́ндра Па́вловна Бирюко́ва (в девичестве Ачкасова25 февраля 1929, с. Русская ЖуравкаВоронежский округ[1] — 20 февраля 2008Москва[2]) — советский профсоюзный, партийный и государственный деятель, кандидат в члены Политбюро ЦК КПСС, заместитель Председателя Совета Министров СССР (1988—1990).

По сути «Красная площадь» сейчас расплачивается за то, что решила обойтись без «свадебного генерала», бывшего министра легкой промышленности, а ныне главы ассоциации «Рослегпром» А.Бирюковой в списке учредителей. За то, что, выкупив у Центра моды здание за 760 тысяч рублей, МП переоборудует демонстрационный зал в швейные цехи, чтобы пересадить работниц из полуподвалов в нормальные помещения. Бывшие хозяева тоже планировали переоборудование, но только… под офисы и собирались сдавать их в аренду-никаких хлопот и полные карманы денег. Столь выгодному предприятию помешали 150 женщин, решивших воплотить в жизнь Закон о приватизации. И самый гуманный советский суд вполне допускает пересмотр уже заключенного договора на основании лишь того, что Центр моды и «Рослегпром» опомнились- продешевили! Может, оно и так, но сделка совершена, а рынок есть рынок.

 Война на «Красной площади» вполне могла бы стать сюжетом для советского боевика- здесь и захват здания ребятами из организации «Рукопашный бой», и глава «преступной» организации – генеральный директор МП Нина Григорьевна Гончаренко, на которую то заводится, то прекращается уголовное дело «по расхищению госимущества». А все потому, что бывший директор Центра моды Нина Гончаренко оказалась способной понять перспективность нового начинания вопреки всем своим орденам и званиям. Как это ни печально, но «государственных лиц» поддерживает Прокуратура России, освобождая их, кстати, тем самым от 500 тысяч госпошлины (10 процентов от суммы иска). Поддерживает потому, что испокон века защищала государственную собственность от частных лиц…

Говоря о введении рыночной экономики в нашей стране, никак нельзя обойти вниманием законы. И уж тем более подзаконные акты, которые у нас всегда были важнее законов. Я имею в виду распоряжения, создаваемые нынешней администрацией. Я вовсе не против многообразия их форм, но за их продуманность и неукоснительное соблюдение хотя бы органами, которые за это ответственны. В Государственном арбитраже России стонут от неразберихи, вносимой посланными вдогонку Закону о приватизации приложениями. В самом деле, как быть с малыми, aрендными и тому подобными предприятиями, которые уже созданы и приносят реальную прибыль, но чья деятельность теперь запрещена вновь созданной инструкцией? Имеет ли она обратную силу, и где гарантии, что через месяц не появится распоряжение противоположного содержания?

Еще один тому пример: мытарства собрата «Красной площади» по несчастью-Всесоюзного объединения «Союзкинорынок», решившего отделиться от Госкино СССР и стать арендным предприятием. Указ российского правительства от 28 октября 1991 года о передаче Минкультуры РСФСР всего союзного имущества должен был бы облегчить вольнодумцам задачу. Но на сцену опять вышли государственная собственность, кресло начальника и его власть. В тот же день председатель Госкино СССР принял «альтернативное» решение- об объединении всех   имеющих отношение к кино структур под своим крылом. И начинается-неподписание договора об аренде, актов приема-сдачи, aрест и ликвидация счета в банке. А в результате- слушание дела в Московском городском арбитражном суде, хотя, казалось бы, и слушать-то нечего- Указ правительства России обязывал передать имущество по состоянию на 1 сентября, и, значит, любое решение «задним числом» незаконно. Как это ни парадоксально, проблем у бизнесменов-производственников гораздо больше, чем у посредников. Может быть, потому, что посредники занимаются привычным перераспределением, а малые и арендные, хозрасчетные предприятия производственной сферы отнимают хлеб у начальства, чтобы дать его всем.

Наш собеседник- Анатолий Церковнюк, секретарь ЦК профсоюза средних и малых предприятий и председатель Совета директоров Акционерного общества «Поиск», созданного этим профсоюзом, который объединяет 65 тысяч малых и средних предприятий, и таким образом в полной мере может считаться выразителем интересов российских предпринимателей. Акционерное общество «Поиск» возникло после того, как областные советы Союза предпринимателей решили не просто накапливать в банке свои членские взносы, а создать, используя эти деньги, новую коммерческую структуру, которая бы служила развитию предпринимательства в нашей стране. Профсоюз же уже получил признание правительства- недавно Анатолий Церковнюк в составе правительственной делегации посетил Германию во время визита туда Бориса Ельцина.

– В отличие от множества постоянно возникающих сегодня союзов, ассоциаций и других opганизаций предпринимателей наш профсоюз и акционерное общество действительно выражают интересы деловых людей в глубинке. Обычный московский сценарий -собираются несколько знакомых бизнесменов и решают учредить некое сообщество, которое, естественно, сразу называют всероссийским. У нас- не так. Инициатива в нашем случае была массовой и исходила «снизу».

-Что конкретно вы можете предложить «среднему бизнесмену»?

-Прежде всего- это финансирование проектов, которые не под силу отдельно взятому предприятию или их небольшой группе. Сейчас мы создаем региональные структуры Банка предпринимателей и филиалы торговых домов. Естественен вопрос о наших финансовых возможностях; они весьма значительны – акционерное общество располагает сейчас капиталом около 500 миллионов рублей. Мы собираем и обрабатываем важную для предпринимателей информацию, которая стекается к нам из множества городов и областей России, и располагаем таким образом ценным банком данных, которым могут пользоваться акционеры нашего профсоюза. Кроме того, мы вступили в деловые контакты с зарубежными союзами предпринимателей- например с германским и французским, и, надеемся, сможем сделать многое для раз- вития международного сотрудничества на уровне небольших предприятий.

 -Не хочу казаться пессимистом, но не возиикнет ли ситуации, когда этим полумиллиардом будут распоряжаться 2-3 человека в Москве, а вся масса провинциальных предпринимателей будет в лучшем случае получать «остатки со стола».

-Это в принципе невозможно, так как региональные отделения нашего профсоюза полностью контролируют те средства, которые они перечислили. Кроме того, в Совет директоров входят главы наших областных комитетов, так что все принимаемые решения направлены именно на решение конкретных задач в регионах России.

 – Одна из самых сложных проблем у нашего малого бизнеса-противодействие государственных (как промышленных, так и властных) структур. Вы способны реально помочь предпринимателям в конфликтных ситуациях?

-Действительно, это серьезная проблема тем более что, как правило, преследования ведут если не к закрытию, то к параличу деятельности предприятий, что приносит им серьезные убытки. Нашему профсоюзу необходим серьезный юридический отдел, сотрудники которого могут оказать необходимые консультационные услуги, а при необходимости и выехать «на место происшествия». Насколько эффективной деятельность «профсоюза бизнесменов» окажется в будущем – покажет время. Сегодня он выполняет важную задачу-защиту нового социального слоя людей, которые, надеемся, активно поучаствуют в становлении нашей экономики. Малый бизнес сейчас явно недооценивается, а ведь сколько крупнейших международных фирм, корпораций начинались как скромные мастерские, открытые талантливыми энергичными людьми! Профсоюз работников среднего и малого бизнеса, кстати, делает много для того, чтобы «достучаться» до умов м сердец представителей государственной власти, и, надо сказать, у них это получается- по крайней мере, с Госкомитетом РСФСР по антимонопольной политике и поддержке новых экономических структур у профсоюза налажены деловые контакты.

Беседу вел Р.ТАНИН


—-






Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *