кому достанется андреевский флаг?

20.01.2022
361

Постановкой этого вопроса открывается “Россия” №3 (15-21января) 1992 года. Вопрос о судьбе Черноморского флота явится тем самым “камешком в ботинке” российско-украинских отношений, который в итоге “натрет” ситуацию 2014 года. Но тогда, 30 лет назад, это всего лишь одна из тем выпуска наряду с итогами первой после отпуска цен поездки Б.Н.Ельцина по стране, проблемой монополизма и замером российской “температуры” зарубежными “термометрами”.

Подводные лодки в степях Украины

Черноморский флот

В Севастополе прошло делегатское офицерское собрание Севастопольского гарнизона командиров частей и кораблей, где выступил командующий ЧФ адмирал Игорь Владимирович Касатонов. Он отметил, что Черноморский флот сейчас в самых сложных условиях, на острие всех событий и тем не менее, несмотря на сложную ситуацию, флот управляем, боеспособен, подчинен главкому ВМФ адмиралу флота В.Чернавину. Я, как командующий, сказал Игорь Владимирович, посоветовавшись с военным советом, получил единодушную поддержку в своем решении оставаться верным той присяге, которой присягал Родине. Еще раз подчеркиваю, флот неделимый, составная часть Советского ВМФ. Черноморский флот всегда комплектовал силы средиземноморской эскадры, которая сдерживала в Средиземном море Шестой американский флот, во много раз превосходивший наш. Мы считаем, подчеркнул командующий, что Верховный Совет Украины взвешенно и последовательно подойдет к решению нашей проблемы. Необходим здравый смысл, не торопить события. На собрании было принято обращение к личному составу флота, главам правительств СНГ.

Владимир КОЩЕЕВ

Балтийский флот

Морской корпус Санкт-Петербурга готовится отметить в 1996 году 300-летие российского регулярного флота. Сядут ли рядом за праздничный стол черноморцы? Командир военно-морской базы «северной столицы» вице-адмирал Валентин Селиванов назвал все происходящее «дурным сном». С его точки зрения, заявление президента и главнокомандующего вооруженных сил Украины Леонида Кравчука о переподчинении Черноморского флота республиканским структурам -это не только одностороннее нарушение минских договоренностей, но и роковая ошибка, последствия которой могут быть тяжелыми как для России, так и для Украины. По сути вбивается клин в добрососедские отношения двух республик. Валентин Селиванов в прошлом служил на Черном море начальником штаба флота, хорошо знает настроение моряков. Разделяет ли большинство из них позицию своего главнокомандующего, или снова армию, не спросясь, заставляют служить интересам политиков? Поставив черноморцев перед выбором-  кому служить, руководство Украины, считает Селиванов, фактически провоцирует социальный взрыв на флоте. Таким образом делается еще один шаг к окончательному развалу Вооруженных Сил, наносится непоправимый ущерб обороноспособности всех государств Содружества. Только ли к усилению своей государственности стремится Кравчук? Депутат горсовета Санкт-Петербурга, капитан второго ранга, специалист по истории военного искусства Военной академии тыла и транспорта Вадим Мессойлиди усматривает в этом и экономический расчет. Если требования Украины будут выполнены, то она безвозмездно получает прекрасную военно-морскую базу, на протяжении почти трех веков создаваемую нашими общими усилиями на южных границах, – считает Вадим Мессойлиди. – Российский флот был создан в 1696 году и только с 1783 года существует на Черном море. Также Украине отходит мощная судоремонтная база с центрами в Николаеве, Херсоне, Севастополе, два военно-морских училища, Тринадцатая сессия Санкт-Петербургского горсовета приняла обращение к Президенту России Ельцину и президенту Украины Кравчуку в связи со сложившейся ситуацией. Депутаты требуют «не допустить превращения моряков в заложников сложившейся политической ситуации и сохранить единство Военно- Морского Флота в рамках Содружества». А вице-мэр Петербурга контр-адмирал Вячеслав Щербаков направил личную телеграмму командиру и экипажу корабля «Ленинград» Черноморского флота с призывом к черноморцам остаться верными своей присяге.

 Лариса УСОВА

Тихоокеанский флот

Сообщение о том, что старый анекдот сбывается и подводные лодки, похоже, вот-вот станут принадлежностью степей Украины, вызвало переполох и на Тихоокеанском флоте. Моряки оказались солидарны с воинами-черноморцами, не желающими переходить под юрисдикцию Украины, и на офицерских собраниях, прошедших в частях и на кораблях постановили: флот должен быть неделим! Некоторые из выступавших выразили готовность дать приют той части черноморцев, которая решит «переплыть» в Россию; слухи о такой передислокации стали носиться в воздухе.

Правда, командующий Тихоокеанским флотом адмирал Г.Хватов слухи развеял: «Сейчас вообще ничего нельзя сказать определенно и дать какие-либо прогнозы: ситуация меняется каждый час. Хотя если конфликт никак не разрешится, наверное, начнется «великое переселение народов». Уже сегодня около тысячи человек отказались принимать присягу Украины, и значит, их нужно будет где-то размещать. На Тихоокеанском флоте служат около 15 процентов украинцев что же, их тоже надо будет отправлять на родину? А если нет, то может ли гражданин одного государства принимать присягу другого? Вопросов много. Положение возникло сложное. Меньше всего мне бы хотелось, чтобы армию втянули в политические игры. Она должна заниматься своим прямым делом, а не служить козырной картой в удовлетворении чьих- то амбиций. В нынешней же ситуации я вижу проявление не столько патриотизма, сколько национализма, а может- и целенаправленной работы по разрушению уже имеющихся структур.

…С другой стороны, никто не возражает против того, чтобы Украина имела свой флот. Но – тут я согласен с адмиралом Чернавиным: «Это должен быть флот для охраны границы экономической зоны и борьбы с контрабандой. Командование Военно-Морского Флота, думаю, готово рассмотреть, какие именно силы, части передать Украине, но тут я согласен с адмиралом тут должен преобладать здравый смысл: огромные крейсеры и ядерные боеголовки для решения таких задач явно не нужны». Не поддержал адмирал Хватов и поспешность, с какой Украина привела воинов к присяге: присяга, по мнению главнокомандующего ТОФ, дело совести и принимать ее можно только раз. Представители командования ТОФ отметили, что очень надеются на решения общеармейского офицерского собрания, которое перенесено на 18 января. Что ж, опасения тихоокеанцев можно понять. В последнее время в Приморье все громче звучат разговоры о создании здесь Дальневосточной Республики. Кто знает, не потребует ли и эта республика передать ей расположенные на территории Вооруженные Силы?

Наталья БАРАБАШ

Одолеть вторую десятую пути

Андрей ДЯТЛОВ

Предпринятая Борисом Ельциным вслед за либерализацией цен поездка по стране стала для него одним из наиболее серьезных испытаний за все шесть месяцев президентства. Он, судя по всему, это прекрасно понимал, делая во время многочисленных встреч реверансы за то, что «его еще не забросали тухлыми яйцами».

Январь 1992 года

 Однако ни опасения сторонников, ни предвкушения оппонентов не сбылись. Атмосфера поездки показала: хотя авторитет российского руководства уже и не тот, что в августовские дни, но тем не менее достаточно высок. Закалка, приобретенная Ельциным в многочисленных политических баталиях, а также уверенность и умение прекрасно чувствовать, что от него хотят услышать в этом месте и в данный момент, не подвели и на сей раз. Благосклонность окружающих обошлась Президенту не слишком дорого: указанием разогнать торговых чиновников, предложением требующих автономии немцев на территории бывшего полигона Волгоградской области и разрешением продать за рубеж четыре самолета «Руслан» стоимостью 120 миллионов долларов каждый (которые нам все равно нечем заправлять и на которых пока что нечего возить).

Свою лепту в укрепление позиций Б.Ельцина в очередной раз, теперь уже задним числом внесла компартия. Несмотря на явные упущения в атеистической работе, что показало широкое празднование Рождества Христова, проводившееся ею военно-патриотическое воспитание оказалось на должной высоте. Чего явно не оценил бывший идеолог компартии Украины Л.Кравчук, поспешивший, став президентом, привести к присяге военно-морские силы. В результате патриотические чувства жителей Поволжья несколько ослабили претензии к лидеру Российской Федерации за бесконечные экономические и бытовые унижения. А заверения в том, что Черноморский флот, основанный Петром Первым, был, есть и будет российским, произвели особенно сильное впечатление, приглушив негодование по поводу того, что наличие в магазинах сторублевой вареной колбасы явилось для Президента чуть ли не откровением.

Став довольно точным барометром общественных настроений, поездка как бы напомнила Ельцину, что прожитая им одна десятая президентского срока, вместившая подавление государственного переворота и молниеносный демонтаж коммунистических структур, ликвидацию союзных органов власти и начало международного признания, -лишь малая толика того, что предстоит сделать. Еще одно испытание ждет его уже на этой неделе, когда состоится офицерское собрание, готовое выписать счет за свою лояльность к созданию СНГ. Компромисс с Украиной, оплаченный тогда сроками начала российских реформ и слишком вялой реакцией на военную стратегию Л.Кравчука, похоже, приблизился к своему пределу. Совершенно очевидно, что в создавшейся обстановке Б.Ельцин не может ни игнорировать возникшую с армией ситуацию и доминирующие в обществе настроения, ни отдавать роль единственных защитников государственных интересов национал-патриотам.

Более существенной, по сути политической проблемой является стабилизация денежной единицы. От ее решения зависит буквально все -наполнение магазинных полок, интересы производителя, мотивация людей к труду. В этих условиях денежная реформа все равно неизбежна вне зависимости от намерений и заявлений правительства. Иного пути просто нет. То, что оно опасается взрывоопасной ситуации, вполне понятно. Однако, как известно, конфискационные меры 1948 г. в послевоенной Германии никакого взрыва не вызвали. Вряд ли последует он и в России, где психология людей, согласно меткому наблюдению И.Бабеля, основывается на принципе, когда один расстраивается потому, что у него дела идут плохо, другой- в силу того, что у соседа хорошо. Можно предположить, что акция такого рода в нашем люмпенизированном обществе даже послужит его консолидации, поскольку будет воспринята как шаг навстречу «живущим на одну зарплату».

Что же до пока еще формирующейся национальной буржуазии, то она заинтересована в стабилизации не в меньшей степени. К слову сказать, инвестируемые деньги конфисковывать вовсе не обязательно. Первый шаг экономических преобразований население пусть с ропотом, но пережило. Важно, чтобы за ним последовали другие и правительство проявило необходимую твердость в намерении идти до конца. Совершенно очевидно, что на трудностях реформы будут спекулировать все не утратившие иллюзии реванша коммунисты, национал-патриоты, надеющееся в случае провала кабинета Ельцина на роль третьей силы Движение демократических реформ. Они будут взывать к простому народу, натравливать его на российское руководство и даже, как это уже было в минувшее воскресенье на Манежной площади, подстрекать к бунту.

Этого нельзя не замечать. Однако было бы непростительной ошибкой, поддавшись давлению, приостановить болезненную операцию или разбежаться, «зашив больного и в испуге побросав инструменты». Впрочем, понять это должны и все мы. Можно сомневаться в последовательности шагов кабинета реформ, высказывать по их поводу недовольство. Однако бросаться априорными утверждениями в его неспособности провести преобразования по меньшей мере несерьезно. В конечном счете состав правительства был сформирован именно таким, каким мы совсем недавно хотели его видеть. Существенно моложе по возрасту, чем Президент. Не из числа вчерашней номенклатуры. Наконец, впервые с предпочтением профессионализма  какой – либо партийности. Получив кредит доверия, это правительство проработало лишь два месяца. Чуть больше-избранный всеми нами Президент, который лишь начал вторую десятую пути

Закон суров. Кто применит закон?

На протяжении трех четвертей века в наше сознание настойчиво и, надо сказать, достаточно успешно вдалбливались выгодные для власти стереотипы. Были они в большинстве своем просты, понятны и… не правильны.

 Любой советский человек старше пятнадцати лет, разбуженный среди ночи, даже еще не отойдя ото сна, мог вполне отчетливо сообщить, что, например: соревнование может быть только социалистическим, крестьянство-колхозным, а уж монополии, конечно, империалистическими.

А между тем не существовало строя более удобного для монополизма в его самом что ни на есть классическом виде, чем социализм, особенно в развитом состоянии, и экономики более монополизированной, чем та, что существовала в СССР.

В соответствии с существующим определением, монополистическая деятельность-эта действия (бездействие) хозяйствующих субъектов или органов власти и управления, направленные на недопущение, ограничение или устранение конкуренции и (или) причиняющие ущерб потребителю.

Субъекты, дорвавшиеся до власти в нашей стране и безраздельно хозяйствовавшие на ее огромной территории на протяжении долгих десятилетий, прекрасно понимали, что никакой нормальной конкуренции они выдержать не в состоянии, а уж процесс потребления, в общечеловеческом смысле, при их-то умении хозяйствовать, исключен вообще. Поэтому, воспользовавшись главным своим изобретением- «ведением хозяйства идеологическими методами», конкуренцию они предали анафеме, а обыкновенное слово «потребитель» сделали бранным. 

В результате мы получили то, что имеем. Кучу уродов – монстров под названием министерства и ведомства, испохабивших лучшую в мире землю до такого состояния, что, как говорил один из платоновских героев, «чернозем даже травы не родит». Всеобщую «картелизацию» экономики, когда ни на минуту не прекращающийся сговор госмонополистов позволял такую эсплуатацию работников, которая не могла даже и представиться в самых разнузданных мечтах акул капитализма. И раздавленного полностью зависимого человека, униженно ожидающего своего половника баланды от государственной распределительной системы. Остальное же человечество, живущее по несколько иным, чем наши «самые гуманные в мире», законам начало борьбу против монополизма более 100 лет назад.

Самое жесткое антимонопольное законодательство действует в Америке. Закон Шермана, ограничивающий деятельность трестов и монополий, был принят конгрессом CША еще в 1890 году. С тех пор он неоднократно дополнялся и совершенствовался. В 1911 году монстрам американской экономики был преподан наглядный урок действенности этого закона, когда по решению суда была расчленена крупнейшая нефтяная, а затем и табачная компании. В 1982 году аналогичное решение было принято по отношению к огромной Американской телефонной компании.

Всего же до насильственного расчленения монополий за 100 лет существования закона дело доходило 36 раз. Чаще корпорации уступают «мирно», не доводя до применения против них репрессивных мер. Так, сравнительно недавно закончилась знаменитая история с гигантской химической компанией «Дюпон», обвинявшейся в монополизации производства упаковочных материалов.

Почти все европейские страны приняли антимонопольные законы сразу после второй мировой войны. В большинстве своем они мягче и либеральней, чем аналогичный закон США, но не менее действенны. Первый российский антимонопольный закон появился на свет в марте прошлого года. Насколько он хорош, покажет время и эффективность его применения. А также уровень нашей жизни и насыщенность отечественных прилавков. Думаю, что других критериев, применительно к законам, управляющим экономикой, у нас сейчас нет и быть не может.

Юрий БЕЛЯВСКИЙ

 Генерал Макартур загонял японцев в рынок под зад коленом. Так он сам говорил. А когда в экономическом отделе штаба оккупационных войск США сочинили антимонопольный закон, исполнительные японцы стали его читать и ничего не поняли. Не потому, что перевод был плохой, а потому, что слишком непривычными, из другой жизни, оказались заложенные в закон понятия. Не знаю, как вам, а мне от этой истории сразу стало как-то легче. Все-таки не мы одни так начинали. Правда, от японцев мы сильно отличаемся, и главное отличие, на мой взгляд, состоит в том, что в России слишком многие владеют секретом спасения Отечества. А как бороться с монополизмом, который все больше осознается как главный враг экономического- процветания, знает просто каждый третий. Страшное дело, когда идея овладевает массами, прав был классик.

Я вздрагиваю, когда с экрана телевизора с подзабытым комсомольским энтузиазмом депутаты разных уровней и просто люди с улицы призывают немедленно взять и «распараллелить» (слово-то какое!) все монопольные производства. Могу себе представить, каково такое слышать директору, скажем, «КамАЗа». Поди его, «КамАЗ», распараллель! Для того чтобы представить результат, попробуйте в воображении своем распараллелить того, кто это предлагает. Если, конечно, у вас нервы крепкие.

Слава Богу, все больше людей понимает и то, что далеко не все поддается дроблению, и то, что до конкуренции- наипервейшего от монополизма средства- еще далеко. Когда еще наберут силу «альтернативные» и предприимчивые? И все-таки надо что-то делать прямо сейчас, не только сокрушаться и ждать наших времен. Как, например, себя вести если вся продукция швейной фабрики уходит по бартеру мясокомбинату? Если кто-то припрятывает или даже уничтожает дефицитную продукцию (а у нас вся – дефицитная)? A если цены взвинчивают, что пришел, увидел и -пошел сосать валидол. И никакой себестоимостью их не оправдать? Во всех этих случаях, гражданам следует читать Закон о конкуренции и ограничении монополистической деятельности на товарных рынках и обращаться в Госкомитет по антимонопольной политике, который создан, чтобы следить за соблюдением оного закона.

Неприличное поведение на рынке запрещается

Для начала два важных сообщения. Во- первых, антимонопольный комитет намерен пересмотреть уставы различных концернов и ассоциаций, созданных из бывших министерств при прежнем правительстве. При их рождении комитет потихонечку обошли, но теперь, похоже, деться будет некуда. А во-вторых: с 1 января начал действовать реестр, в который вносятся предприятия-монополисты. Все попавшие в список будут осуществлять декларирование повышения и понижения цен, то есть каждый раз, меняя цену на продукцию, доказывать комитету цен законность своих действий. В случае других монопольных действий разборка будет проводиться в Антимонопольном комитете. Если в течение полугода «Клиент» ведет себя примерно, его из списков вычеркивают. Нарушит закон- опять впишут.

 Поскольку дефицит сравнял в возможностях нетоварищеского отношения к конкуренту и потребителя, и монополиста, та, и немонополиста, то и российский закон, хоть он и антимонопольный,- один для всех. Будешь хулиганить на рынке- нарвешься на серьезные санкции вот вкратце суть этого закона.

А на практике это выглядит примерно так. Решил, скажем, агрокомбинат «Свердловский» стать концерном, а с бывшим патроном- Свердловским агропромышленным комитетом отношения строить на договорной основе в соответствии со статьей 13 Закона о предприятиях и предпринимательской деятельности. А вместо этого получил приказ агрокомитета N107 от 10.VII.91 года, где, в частности, давалось указание всем подведомственным отделам и руководителям объединений прекратить производственные, финансовые и другие виды деятельности с концерном. Как только вмешался Антимонопольный комитет, приказ был отменен.

 После предписания Антимонопольного комитета отменил собственное постановление Совмин Дагестана (правда, это было еще в августе), который 27 мая 91- го года с целью упорядочить заготовки, использование и отгрузку животноводческого сырья позволил заготавливать его исключительно Дагпотребсоюзу.

После долгих мытарств «Калугаметаллоптоторг» выделился из состава «Калугаоблснаба», несмотря на противозаконные действия Госкомобеспечения и благодаря все тому же Антимонопольному комитету.

Перелистывая «отработанные» дела Антимонопольного комитета, почему-то не радуешься, хотя реакция нарушивших закон, на удивление, скорая: вчера приняли постановление, сегодня получили предписание комитета и тут же-«бац» постановления как не бывало. Сотрудники Антимонопольного комитета говорят: это потому, что тот, кто нарушает закон, | прекрасно об этом знает и боится санкций. Наверняка так оно и есть. Но, думаю, есть и другое, отчего взгляд у  просящих защиты Антимонопольного комитета делается неподвижным от мысли и лица грустнеют. Чего только не пережили эти люди: спровоцированные собрания «трудового коллектива», измена союзников по борьбе с монополистом вследствие получения безочередных машин или по причинам, о которых можно лишь догадываться, противозаконные увольнения, после которых следует решение суда и восстановление на работе, но за время «вынужденного прогула» непокорного противник успевает такого наворотить, что и не разгребешь. Знакомые, знакомые методы. Старые, проверенные.

Думаете, они изменятся после приватизации? Внешне, видимо, да, но по сути- сомневаюсь. Старые связи и привязанности, старые привычки- это то, что еще долго будет определять лицо нашего нарождающегося рынка, ставить в тупик зарубежных наблюдателей и советчиков и заставит говорить новых российских предпринимателей о «местных феодалах», которые «никого не пускают», а население-о мафии. Можно ли бороться с ударами едва уловимыми, описанию с трудом поддающимися? Сотрудники Антимонопольного комитета сказали мне, что можно, восстанавливая истинную картину дел по «косвенным уликам». Но под силу ли такая работа Антимонопольному комитету, который и сегодня работает с перегрузками? Думаю, нет.

 Так же как и постоянный контроль за преступным согласованием действий на рынке, а проще говоря-за сговором. Здесь необходимо вмешательство правоохранительных органов, что, кстати, предусмотрено законом. Я звонила в Российскую прокуратуру, говорят, дел, связанных с монопольными действиями, не рассматривалось. Странно, конечно: действий навалом, а дел-не рассматривалось. Такими мыслями я поделилась с работниками этого славного ведомства, а они послали меня назад, в Антимонопольный Комитет.

 Коровы под контролем «Демороссов»

В руках дикаря мертва не только техника, но и закон. На московских рынках, в смысле – базарах, с монопольным действием под названием «сговор» борются таксисты с кольями, хотя во всем мире это делают мэрия и правоохранительные органы – и получается. Российские газеты прощаются с читателями, вместо того чтобы обратиться в Антимонопольный комитет с жалобой на Минсвязи. Мы все уже знаем, чем грозит каждому из нас рыночное, в смысле-предпринимательское хулиганство, но вот бороться с ним еще не научились. Раз уж получили мы закон прямого действия и нам известно, что главное-не наказание, а его неотвратимость, то лучше уж, как в известном анекдоте, перебдеть, чем недобдеть.

Вот какую историю рассказал мне депутат Леноблсовета Генрих Личутин. В ноябре прошлого года совхозы области под руководством и при участии должностных лиц повысили цены на молоко в 4-6 раз. В связи с этим группой народных депутатов были немедленно отправлены документы в Антимонопольный комитет, так как хозяйствующие субъекты, повысившие цены, занимают доминирующее положение на местном товарном рынке. Правда, продавали по высоким ценам молоко сверхплановое, на что имели право. Но один из директоров совхоза крикнул на сессии облсовета, что он скорeе выльет молоко, чем снизит цены.

И теперь отделения «Демроссии» в области взяли под контроль дойное стадо, опасаясь, что совхозы не только молоко начнут выливать, но и коров резать. Я не знаю, действительно ли угрожает Санкт-Петербургу чикагский кризис, я даже не знаю, подпадают ли под антимонопольное законодательство действия руководителей области и директоров совхозов (здесь во многом надо разбираться: какова, например, реальная себестоимость литра молока и т.д.), но радует, что есть люди, верящие в закон и готовые жизнь положить, его защищая. Опять же и коровы под присмотром.

И в заключение позволю себе рассказать еще одну историю. В послевоенном путеводителе по Австрии было написано, что к югу от Граца, где проживает итальянское население, цены устанавливаются в зависимости от степени глупости, которую продавец прочитает на лице покупателя. Итальянцы вообще считались когда-то народом, к цивилизованному рынку непригодным. Говорят, были они в связи с этим объектом многих шуток и анекдотов. Кто бы сейчас мог подумать!..

Мария БОГАТЫХ

Академик Павел Бунич: «Я опасаюсь русской мечтательности»

-Павел Григорьевич, вы как-то назвали российский Закон о конкуренции и ограничении монополистической деятельности на товарных рынках «мечтательным». А он, между прочим, получил высокую оценку Министерства юстиции США, Торговых комиссий Англии и Франции, комиссии антимонопольного законодательства ЕЭС и Антитрестовского комитета Германии. Чем он вам не понравился и разве можно при нашем тотальном монополизме без подобного закона обойтись?

-Знаете, что для немца хорошо, то для русского… А в общем, дело не в законе, а в российской реальности. Что же касается «тотального» монополизма, то мы сильно преувеличиваем его масштабы. Я бы сказал, он нам мерещится. На уровне экономической интуиции я полагаю, что процентов на 25-30. Сильно монополизирована тяжелая промышленность, да и то не вся. Но «группа А» имеет у нас большой удельный вес, что, безусловно, усиливает неправильное впечатление. А в легкой и пищевой множество предприятий вцепятся друг другу в горло и будут воевать за место под солнцем, как только удастся убрать одну-единственную помеху- дефицит. Но пока он существует, действительно все производители оказываются в положении монополистов. Сто заводов производят одну и ту же продукцию, можете их раздробить еще десять раз по сто картина будет та же. Когда товаров на рынке меньше, чем денег, можно многое себе позволить и издеваться над потребителем, как душе угодно.

Мы приняли очень хороший для условий СЛОЖИВШЕГОСЯ ЦИВИЛИЗОВАННОГО РЫНКА закон и, как у нас водится, возмечтали, что он нам что-то исправит.

-Все-таки какие-то предпосылки уже создаются. Вот- приватизация…

– А что приватизация? Если она будет проходить по сегодня существующим предприятиям, и они из государственных станут частными, никакого влияния на проявления монополизма это не окажет. Очередная эйфория. Теперь почему-то кажется, что приватизация немедля усилит конкуренцию.

Создается класс собственников…

– Создается возможность для возникновения новых предприятий, потому что исчезает бюрократическая рука. Бюрократия не склонна что-либо делить, наоборот. Выделиться из свободного предприятия мелкому там, где это возможно, разумеется, будет легче. Только в этом смысле приватизация может считаться каким-то средством от монополизма.

 Зато не надо забывать, что она и затрудняет возникновение совсем новых организмов. Раньше государство пальцем ткнуло: вот здесь будете сидеть, то-то производить, подкормило вырос завод или фабрика, и живет. С этой точки зрения свобода хуже, чем командная система. Новым нужна помощь, нужна государственная политика содействия. Заблуждение предполагать, что снизу, стихийно пой- дет волна предпринимательства и все получится само собой. Не могут возникающие предприятия на своих рахитичных ножках устоять на зыбкой почве российского на- рождающегося рынка сами, без поддержки.

-Что-то совсем безрадостная картина получается. Но ведь есть же какие-то способы хотя бы ослабить влияние монополии на нашу несчастную экономику прямо сейчас?

 – Есть две формулы. Первая- обложить монополиста тяжелым налогом…

…А существует такой налог, который бы в конце концов не платил потребитель, то есть мы с вами? Они же цены взвинтят…

-Цены, видимо, будут действительно чуть больше, чем без налога. Но все-таки налог их перекроет, это даст ресурсы государству, которые оно сможет вложить в новое производство. Но, вы правы, потребителю такой способ не принесет много радости, поэтому лучше пойти другим путем. Я имею в виду государственное регулирование цен на продукцию предприятий-монополистов. Остальные же цены отпустить в свободное плавание. Это вполне реально.

-Кроме отечественных предприятий, есть еще и зарубежные. Я не очень надеюсь, что они в скором времени что-то будут продавать за рубли, но, если помечтать, надо полагать, это тоже хороший удар по российским монополиям?

-Знаете, когда-то в Югославии пытались простимулировать импортом промышленность. Поднял шлагбаум, сняли таможенные пошлины, и товары из-за рубежа хлынули. В том числе очень хорошая и дешевая сталь. В результате все сталелитейные заводы в Черногории встали, а черногорцы взялись за оружие. Опять захлопнули шлагбаум, опять перешли на свою некачественную сталь. Беда в том еще, что монополист не только плохо развивается сам, но и создает почву для загнивания тех отраслей, которые вынуждены использовать его продукцию. Что такое изготовленные из плохого сырья сверла для станков или лезвия? Как ни старайся, хорошо не сделаешь. В конце концов югославы решили ввозить какую-то часть стали и назвали это «воспитанием импортом». Меру импорта надо хорошо знать, потому что он может стать душителем отечественной промышленности, если долю превысить или позволить промышленности спокойно гнить на корню, если ввозить меньше, чем следует.

Что же касается надежд на импортные товары за рубли, то они вполне обоснованны. Вот я сегодня получил письмо из Англии от «Трейдинг компани лимитед». Я вам прочту: «Наша компания имеет намерение открыть большой универмаг уцененных товаров американского и европейского производства отличного качества. Товары уценены по причине банкротства производителя. Мы намерены продавать одежду: пальто, юбки, брюки, сорочки, свитера; обувь: ботинки, туфли, сапожки; различные продовольственные товары: мясные консервы, пастеризованное молоко, рис, спагетти и проч. Мы имеем намерение организовать продажу за рубли. Нам необходимы площади не менее 1000 кв.м на 1-м этаже с витринами для экспозиции»

 -Интересно, куда они денут рубли?

 – Это-их забота. Может, гостиницы начнут строить. Нам это тоже будет выгодно.

 -С нашими «старыми» монополистами более или менее ясно. А новые? Мы, кажется, успешно вступили в полосу рождения новых монополий. Возьмите биржи, например, товарно-сырьевую Борового. С каким только капиталом их капитал не сращивается – и с банковским, и с промышленным. Это, кажется, называется финансовой олигархией?

-Судьба российских товарных бирж плачевна. Сейчас мы переживаем краткий период биржевого ажиотажа, пока не отлажены, не обкатаны связи между поставщиком и производителем, пока есть возможность играть на разнице между фондовыми и биржевыми ценами. Скоро расцвет товарных бирж кончится, и умные люди, понимая это; стараются вложить свой, нажитый на биржах капитал в производства. Так что вы зря опасаетесь монополизма с этой стороны.

 А вот на что следует обратить внимание, так это на возникновение контрольного пакета акций при акционировании. Тот, кто владеет контрольным пакетом, опасен не только потому, что может командовать, навязывать свою волю. Обладая столь мощным оружием, он всегда может вступить в сговор с другими держателями контрольных пакетов. Поэтому при приватизации никто не должен получить 15 и более процентов акций. (А не половину, как некоторые думают). И еще об одном важном моменте хотелось бы сказать. На борьбу с монополизмом мы поднимаемся, как на последний и решительный бой. Я боюсь, что мы начнем заодно сражаться и с теми, кто станет монополистом благодаря производству действительно не имеющей себе равных продукции.

-Вы говорите об инновационном монополизме? Но в статье 2 антимонопольного закона говорится, что он «… не распространяется на отношения, регулируемые нормами правовой охраны изобретений, промышленных образцов, товарных знаков и авторских прав, за исключением тех случаев, когда соответствующие права умышленно используются их обладателями в целях ограничения конкуренции».

– Прекрасно, хотя концовка несколько туманна. Боюсь, что eе начнут толковать произвольно. Конкуренция и монополизм- – диалектическая пара. Первое- лучшее средство в борьбе со вторым, но и шевелиться предпринимателя заставляет естественное для него желание занять доминирующее положение на рынке. Теперь представьте другую диалектическую пару-защитник и нападающий в спортивной команде. Что случится, если связать ноги нападающему? Примерно то же произойдет, если начать хватать за руки тех, кто что-то изобретет, внедрит что-то необыкновенное. Прогресса в экономике не будет. Я очень опасаюсь российской мечтательности и непременного желания все исправить вдруг, навалившись.

Беседу вела Вера АНТОНОВА.

Флот пока есть, наличности уже нет

На минувшей неделе черноморские страсти явно привлекали больше внимания, чем экономические реформации, и это дало основание некоторым комментаторам испугаться по поводу того, что российское руководство, не преуспев в реформах, решило поднять дух нации небольшой победоносной войной с бывшей братской республикой. На этом фоне кажется вполне естественным решение правительства России запретить вывоз продовольствия и предметов народного потребления (собственно, список настолько обширен, что запрещает к вывозу практически все) в сопредельные государства- члены CНГ, которые подобные меры практикуют по отношению к России; однако столь же естественно и традиционно недоумение по поводу того, каким образом можно технически осуществить этот запрет. В связи же с Черноморским флотом следует заметить вот что: помимо политических соображений, которые в последнее время служат поводом для иронии, проклятий и предостережений, у проблемы есть весьма простой финансовый подтекст-корабли стоят больших, очень больших денег…

Менее заметные события происходили в парламенте России и в стане биржевиков. 8 января в Верховном Совете Российской Федерации заседала оперативная группа по координации деятельности по решению экономических и социальных проблем. Выступивший на заседании председатель комиссии ВС по бюджету, планам, налогам и ценам Александр Починок еще раз напомнил присутствующим, что предпринимательские круги возмущены уровнем налогообложения в новом законодательстве. В то же время введение каких-либо избирательных налоговых льгот не даст ничего, кроме очередного всплеска коррупции и других злоупотреблений. Особенно активно обсуждалась тема освобождения от налогов инвестиций; причем правительство по этому поводу в принципе не возражает, по крайней мере в лице Егора Гайдара. Однако традиционно бичуемые «спекулянты» бизнесмены-биржевики тоже изъявили претензии по поводу слишком высоких налоговых ставок- устами Константина Борового недавно было заявлено, что непомерное обложение брокерских контор попросту задушит на корню всю биржевую торговлю в России.

Еще одна тема недели-нехватка наличности в банках. На том же заседании в Верховном Совете Георгий Матюхин, председатель Центрального банка России, сообщил, что дефицит наличных денет в декабре составил 12 миллиардов рублей, иначе говоря, каждый взрослый житель России в среднем недополучил сотенную. Однако компенсировать недостачу купюрами допавловского образца не удалось, так как в России их осталось слишком мало-всего на 1,8 миллиарда, а, например, в Грузии- 4 миллиарда. Впрочем, уже в январе дефицит «деревянных» будет не таким драматическим-дефицит составит менее 6 миллиардов, что связано с вводом в обращение полутысячных дензнаков. И, добавим, все станет совсем хорошо, когда настанет очередь тысячных – причем иронические замечания по поводу столь большого номинала все-таки несправедливы тысячедолларовые купюры в природе существуют!..

Еще один способ борьбы с «безденежьем»-выпуск в обращение так называемых именных чеков; 20 января их будет, по словам Г. Матюхина, 60миллионов. Есть, правда, опасения, что их не захочет брать частная торговля, а в государственной покупать уже нечего…

Рэм ПЕТРОВ

Министр не съест тонну картошки!

 Из открытого письма членам Верховного Совета Российской Федерации и правительству России академика Николая ПЕТРАКОВА

Россия вступила в полосу разработанных и одобренных вами экономических реформ. Впервые за многие десятилетия в качестве сильно действующего лекарства спасения нашей экономики вами предложено беспрецедентное повышение цен, осуществляемое государством, а не свободными товаропроизводителями.

Поэтому открытый вами процесс никак не может быть назван либерализацией цен, предполагающий свободную конкуренцию между производителями за право наилучшим образом удовлетворить запросы потребителей. Однако в этом обращении к вам я далек от мысли критиковать избранную схему выхода из экономического кризиса. Это особый вопрос. Сколько умов, столько и. мнений.

Но есть другой вопрос. На плечи народа в очередной раз в нашей многострадальной истории ложатся тяготы выхода из кризиса. Вы справедливо обращаетесь к обманутым коммунистической партией людям напрячься,.. чтобы обеспечить выход нашей экономики из бездны глубочайшего кризиса. Я поддерживаю ваш призыв. Думаю, что десятки миллионов соотечественников согласны на очередную (хочется надеяться – последнюю) жертву.

 Господа депутаты и члены правительства! А вы согласны разделить с народом бремя невзгод? На одном из заседаний Верховного Совета России принято решение об оплате депутатского и правительственного труда. Это решение, естественно, вам хорошо известно, но по чьему-то недосмотру не получило широкого освещения в печати. Речь идет об установлении оплаты труда всем законодателям и членам правительства в виде коэффициентов от минимальной заработной платы. Минимальная заработная плата определена вами в размере 342 рубля в месяц и принята за единицу отсчета.

Дальше идут коэффициенты, определяющие как вашу зарплату, так и зарплату членов правительства, членов Президиума ВС, Председателя ВС, Президента. Коэффициенты варьируются от 9 до 21. Само по себе это решение находится в вопиющем противоречии с Указом Президента РФ Б.Н.Ельцина «О повышении заработной платы работников бюджетных организаций и учреждений» от 15 ноября 1991 года. Согласно этому указу, работникам бюджетных oрганизаций размеры окладов с 1 декабря 1991 года повышаются на 90 процентов.

 Думается, что парламент республики, как и ее правительство, являются самыми что ни на есть бюджетными организациями, существующими исключительно за счет налогоплательщиков. Или, может быть, депутаты и члены правительства считают, что они не входят в категорию «работников»? Тогда кем же являются «слуги народа» и «народные избранники» …

Давайте говорить начистоту. Итак, ныне минимум заработной платы 342 рубля в месяц. Любой министр российского правительства по утвержденному Верховным Советом России порядку имеет зарплату в 3420 рублей, а член ВС, голосовавший за это, 3078 рублей в месяц. Кое-кого это может шокировать. Но я не из слабонервных, и, кроме того, в принципе против уравниловки. Хотя, конечно, трудно привыкнуть к ситуации, когда посланцы народа сами себе устанавливают зарплату. В своих предвыборных программах они избирателям об этом не сообщали. Но, как говорится, «своя рука-владыка».

Давайте лучше посмотрим, что будет дальше. А дальше будет инфляция. Правительственные органы обещают в ближайшие недели рост цен в 5-6 раз. Обещан и пересмотр минимума зарплаты, чтобы люди с голоду не помирали. Ну вот и представим себе, что завтра или послезавтра, учитывая рост цен, скажем, на картошку или хлеб, минимум зарплаты повысят на 100 рублей. Пенсионеры и низкооплачиваемые с благодарностью эти рубли получат, и картошку снова смогут купить в том же количестве, но по новым ценам.

Однако министр и члены ВС России наверняка не едят картошки в десять раз больше, чем пенсионер. Почему же зарплата этих мужей автоматически возрастет на 900- 1000 рублей? А у руководителей правительства и Верховного Совета -на 1200-1600 и более? Выходит, чем выше прожиточный минимум в денежном выражении, тем дальше от него архитекторы нынешней реформы!

Воздерживаясь от личной оценки морально-этической стороны своеобразного «самофинансирования» российских депутатов, хотелось бы получить от них самих ответы на следующие вопросы:

1. Советовались ли депутаты ВС России со своими избирателями перед тем, как принимать вышеозначенную формулу оплаты своего труда?

2. Было ли голосование по этому вопросу поименным и не следует ли его результаты опубликовать в массовых печатных изданиях, учитывая естественный интерес широкой общественности к распределению тягот экономических реформ между народом и выразителями его интересов?

3. Не возникло ли у части депутатов, голосовавших против особых льгот в оплате парламентской деятельности или отсутствовавших в голосования, в знак протеста сложить с себя полномочия, полученные от народа совсем для других дел?

4. Не кажется ли членам ВС России, что со стороны принятое ими решение весьма смахивает на сделку между парламентом и правительством, заключенную с целью объединения материальных интересов конкретных представителей законодательной и исполнительной власти и реанимирования хорошо известного коммунистического тезиса, согласно которому, что бы у нас ни происходило, все осуществляется «по многочисленным и настоятельным просьбам трудящихся»?

У больного страшный жар

 Андрей ШАРЫЙ

Политики и дипломаты едут в Москву группами и поодиночке, выстраиваясь в ожидании переговоров в очередь, словно родственники у постели умирающего. Едут не на золотые купола полюбоваться напротив, как врачи, температуру померять. Только что вроде бы стряхнул градусник Джеймс Бейкер, но месяца не прошло -снова высокие гости из-за океана.

Заместитель государственного секретаря США Реджиналд Бартоломью возглавляет группу межведомственных экспертов- приехали вести переговоры, чтобы ограничивать опасность неконтролируемого распространения советского ядерного оружия.

На минувшей неделе американцев, да и не только их одних, переполошило сообщение о том, что Ливия попыталась закупить двух физиков из Института Курчатова, которые за две тысячи долларов в месяц должны были помогать полковнику Каддафи создавать атомную бомбу. Наши отказались -говорят, не из гордости, просто в размерах окладов не сошлись.

Это, конечно, только макушка айсберга: ну а как проконтролировать почти миллион специалистов, которые в бывшем Союзе занимаются ядерной физикой? Кто поручится, что новоиспеченный российско-украинский конфликт на военной почве не развалит лишенную былой надежности систему атомного контроля? Собственно, за очередными гарантиями («декабрьские» получил Бейкер) Бартоломью и приехал. Российский МИД оттянул его визит на неделю, поскольку Москва, очевидно, надеялась, что за это время черноморские и иные страсти чуть поутихнут. Военные отpеагировали болезненно: считают, что со своими боеголовками мы сами разберемся. «Русские пока не проявили особого интереса к оказанию нами им помощи»,-коряво, но с горечью откомментировал ситуацию пожелавший сохранить инкогнито представитель американской администрации.

По ту сторону Атлантики ждут от наших руководителей предложений, как американцам расходовать те 400 миллионов долларов, что выделил конгресс на «оказание помощи в усилиях по укреплению ядерной безопасности СНГ». Предложить могут разное. Скажем, поделить денежки среди всех специалистов-ядерщиков, чтобы в Ливию не перебежали… Шутки шутками, но тот градусник, что привезет домой Бартоломью, будут исследовать в Белом доме с особым интересом: от нашей нынешней температуры зависит исход вашингтонской конференции по координации помощи бывшим советским республикам, да и визит российского Президента в США не за горами…

А термометр, ясное дело, показывает: у больного страшный жар.

 Буш, не теряя времени, размышляет над очередными инициативами: что из стратегического ядерного оружия сокращать дальше. «Наши»- министры иностранных дел стран-участников тоже собрались , чтобы подумать вместе и договориться- придется ехать на переговоры и в Вену, Женеву, где который год обсуждаются перспективы безъядерного мира. Правда, по слухам, добавилась новая проблема: в издевательской статье «Вашингтон таймс» утверждает, что валютные ресурсы СНГ истощены настолько, что нет денег даже для  оплаты расходов официальных деле- гаций…







.



— —

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *