нужен демонтаж системы,расчитанной на убийства

24.02.2022
387

Эта фраза, без сомнения, одна из ключевых в опубликованной в №8″России” за 19-25 февраля 1992 года беседе с историком и правозащитником, ставшим советником Президента РСФСР Б. Ельцина Михаилом Гефтером. Обращена она к ядерным державам, ко всем странам, изживающим “холодную войну”, но не только. По словам ученого, “всем, чтобы не погибнуть, придется поучаствовать в освобождении планеты от человека- убийцы и поломать голову над тем, как не остаться в этой же роли, но в обновленном, изощренном, более страшном, чем сегодняшний, виде”.

Разговор с М. Гефтером- прежде всего самостоятельные размышления тридцатилетней давности, позволяющие нам с высоты сегодняшнего дня оценить, насколько нами были услышаны его оценки и предостережения. Но одновременно они- своего рода предисловие к каждой из предлагаемых вашему вниманию публикаций этого же выпуска газеты. “Февральские прогулки по магазинам”-иллюстрация к мыслям ученого о “неразберихе” тех дней; тематическая подборка материалов на тему правового государства (о проекте новой Конституции, реформе Уголовного Кодекса и “подводных камнях” национально- государственного устройства страны)- дополнение к его вопросу о том, чем являются проводимые реформы: “импровизацией или неотвратимостью, которая к тому же запоздала”. Наконец, публикация еще недавно секретных материалов на тему “вскрытия мощей во всероссийском масштабе”- как раз об “истории задним числом”, о “человеке, сотворяющем прошлое: не только прошлое- легенду, но и прошлое- быль”.

Михаил ГЕФТЕР: «Во всех случаях бал правит вчерашний день.»

Михаи́л Я́ковлевич Ге́фтер (24 августа 1918СимферопольКрым — 15 февраля 1995Москва, Россия) — советский и российский историкфилософпублицист. Окончив среднюю школу в Симферополе, поступил на исторический факультет МГУ, завершил обучение в первые дни войны[2]. В 1941 году добровольцем пошёл на фронт, дважды ранен, С середины 1950-х годов активно участвовал в создании, написании и редактировании многотомной «Всемирной истории». В 1964 году создал и возглавил сектор методологии истории, объединивший историков, культурологов и философов. В коллективной монографии «Историческая наука и некоторые проблемы современности» (1969) Гефтер представил неортодоксальный портрет В. И. Ленина, описав недоговорённости, противоречия и неясности в ленинских взглядах;[6]. После выхода книги сектор методологии закрыли по указанию отдела науки ЦК КПСС, с формулировкой «по идеологическому несоответствию». Гефтер перестал печататься и был вынужден работать «в стол».
С середины 1970-х годов участвовал в правозащитном и диссидентском движении.. При М. С. Горбачёве с 1987 года Гефтер вновь получил возможность печататься и работать. Совместно с Ю. Н. Афанасьевым и А. Д. Сахаровым учредил общественно-политический клуб «Московская трибуна». С февраля 1993 года Михаил Гефтер — член консультационно-аналитического совета при Президенте России.

Михаил Яковлевич, мы живем в потоке- событий, в которых трудно разобраться,- тем более-оценить, какие из них окажутся нам во благо, а какие – во вред. Лишь спустя время все станет на свои места, и мы поймем, почему люди действовали так, а не иначе. Но можно ли сегодня в нынешней нашей неразберихе усмотреть логику исторического развития? и что понимать под этой логикой?

 История всегда ведь-задним числом, и не oт того лишь, что вне результата трудно выяснить, какое направление избрал (в конечном счете!) процесс. Главное препятствие – сам человек исторический, сотворяющий прошлое. Если угодно- «сочиняющий» его: не только прошлое- легенду, но и прошлое-быль.

Сочиняющий отсевом фактов и выпрямлением их в исторический закон. Самообман? Ограниченность? Вероятно, и то, и другое. Но еще и спор. Спор внутри этого человека- поединок им добытого с им же утраченным. Иное имя утраченного-будущее. Как ни парадоксально, но от него-то именно и отсчет. Так, может, и в самом деле надо набраться терпения? «Поживем – увидим». Но что-то мешает. Напасти, коим нет числа? Отказ человека приносить себя в жертву прогрессу? Свойство современного знания мыслить развилками? Долгий разговор. Одно лишь выделю – выбор. Ту потребность и то свойство людей, которое ныне условие решения их проблем, которое в свою очередь само открытый вопрос. Ибо когда нет места выбору, касающемуся не частностей и даже не вариантов единственности мирового развития, а способов жить, типов вероятной жизни, то стоит ли твердить об альтернативе? А без нее-как?

 О нашей «неразберихе». Слов нет, она оглоушивает. Ќакой год в летописи рода человеческого по плотности, драматизму и необратимому характеру событий дано сопоставить с 1991-м? Вся планета втянута, а эпицентр у нас. Похоже, что мы еще не даем себе полного отчета в этом. Два полюса в оценках и в прогнозах. Один: все происходящее -нелепость, плод бездарных импровизаций, грубых просчетов. Второй же полюс- неотвратимость, которая, быть может, даже запоздала со своею развязкой.

Усредним подходы? Пожалуй, не получится. Нечто перевешивает, и чтобы опознать его, мало одной лишь (и будто все разъясняющей) ссылки на роковые «74 года». Тут века сошлись! Доказательство- от противного: нынешняя распря истоков, счет родословным и, аргументы от «исконности. Назовешь ли магму случайностью, и вулкан заработал в одночасье? Но -что же такое наша Евразия? Страна? Нет, как ее ни утюжили, страной не стала, Страна стран? Еще нет… или-уже нет. Неизвестность, Мое давнишнее убеждение- в качестве геополитического пространства Евразия обречена.

Достаточно на шаг- другой отступить от насилия в качестве систематической псевдополитики, и различия ее возьмут верх. Те именно цивилизационные различия, которые запрещают сведение всего и вся к одному основанию. Правда, есть экономическое пространство- в тех же границах. Оно реально, но как отделить здесь естественную связь от нужды, порожденной чудовищной, едва ли не единственной на свете монополией власти и собственности? Не полезнее ли всем новым суверенам сначала пожить «наедине» со своими невзгодами, чтобы вышли наружу и непочатые ресурсы, и заново востребованное сотрудничество? Притом сотрудничество на почве мирового разделения труда (и также вселенской кооперации труда!). Иначе говоря-начать с того, чтобы плотно войти в Мир, оставаясь Дома.

– Однако мыслимо ли это сделать сейчас, когда развал Союза и множащиеся конфликты внутри СНГ тащат всех в пропасть?

-То есть можно ли войти в Завтра, живя среди руин? На ваш вопрос- вопросом: замечаем ли, в какой огромной степени по сей день мы- рабы слов, отживших свое? Другой раз кажется, что эта семантическая «черная дыра» способна заглотнуть всех нас. Я имею в виду даже не державные клики и ностальгические плачи, а более неприметно-сложные вещи. Об истории справедливо говорить, как о длящемся процессе, однако не упрощая ее непрерывности. Свой конец она обуздывает «концами», из которых возникают «начала». Просится на язык: само собой, каждый раз-переход (от эпохи к эпохе, от «формации» к «формации» и т.п.). Если бы так, нам никуда бы не уйти от финалистского взгляда.. Нет, не переход. Нет «от- к», а еще и особое между- временье, промежуточная зона. Из феодализма ли возник капитализм? По меньшей мере, спорно это, даже если ограничиться одной Западной Европой. А ХX век- весь маргинал. Он нанес страшной силы поражение коммунистическому «проекту», но разве он пощадил капитализм? Разве он, этот век, не подвел всех на Земле к принципиально новой плюралистической норме? Лишь подвел, не дальше. Но подвел!

Без непредусмотренного «тысячелетнего рейха» и еще более непредусмотренного антифашистского Сопротивления возможны ли были бы план Маршалла и скоротечное возрождение-расцвет Европы? И даже из ужаса Хиросимы и Нагасаки- крушение самурайства, японское экономическое «чудо», ведь так?

– Вы полагаете, что без своего ужаса и мы не сумеем выкарабкаться на мировую магистраль?

-Я уклоняюсь от однозначных «да» либо «нет». Гороскопы не для историка, к тому же своя, отечественная рубашка ближе к телу. Попытаюсь досказать начатое выше. Чтобы избежать большой крови, чтобы не застрять в тупике, следует осознать, назвать правильными словами наши обстоятельства. Откуда выходим (или только хотим выйти) и куда? Мы сегодня плюралистичны со  знаком минус. Все эпохи из предшествования как бы перевернулись в Протозавтра, Идем и от крепостного права и от падения его, от революционного вызова патриархальности (1905-й!), и от столыпинского пролома в державу собственников, от решающей схватки «черной кости» с «белой» (1917-й!), и от стихийной десталинизации, от 1941 года Всего не перечтешь (и у каждого стана-свой список). Но все же не врозь все эти вещественные и духовные приметы и призраки. Чем-то они сосредоточены во Времени.

Этот знаменатель- «холодная война», ядерная предсмерть. Абсурд, втесненный в несколько поколений. Его сегодня превозмогает Мир, и мы отнюдь не в последнюю очередь. Притом, не только договорами, соглашениями избываем его и даже не просто разоружением. Речь идет о демонтаже системы, рассчитанной на убийство.

И, стало быть, о вступлении в совсем другую жизнь. Вот она, теперешняя, «промежуточная зона». Тerra incognita – неведомая земля. Но «холодную войну» изживают так или иначе все страны и в первую очередь, разумеется, ядерные державы.

Что же и они- неведомая земля?

– В определенном смысле и они.

Всем, чтобы не погибнуть, придется поучаствовать в освобождении планеты от человека-убийцы. И поломать голову над тем, как бы не остаться самим в этой же роли, но только в обновленном и изощренном виде, не исключено, что и более страшном, чем сегодняшний.

В этом смысле и наше междувременье непосредственно планетарное. Но это значит также, что несостоятельна и пагубна любая попытка обустраивать жизнь, руководствуясь каким-то универсальным рецептом. В качестве участника известного сборника «Иного не дано» я бы, возвращаясь к тогдашней нашей вере в перестройку, поставил бы в конце заглавной фразы по меньшей мере вопросительный знак. и не потому, что разочарован.

Сами неудачи перестройки- следствие укорененного Моно, выражается ли оно в приверженности к воззрениям, по сути исключающим другие, либо в нежелании делиться с кем-либо дирижерской палочкой, а то и тем и другим вместе. Старая домашняя болезнь. Но опять же- только ли наша? И возможно ли излечение, если держаться лишь традиционной терапии, пусть даже сейчас нет лучше ее? Когда слышишь, как некто из ученой братии, ныне вознесенный к власти, призывает нас: «Вперед, от социализма к капитализму!», то первое, что приходит в голову-он и в самом деле так думает? Таким действительно видит Мир? Кануло, слава Богу, в Лету пресловутое «два мира -две системы». Но ведь не просто заклинание эти слова, в которых прихотливо соединилась мания могущества с комплексом неполноценности. Тот, кто запугивал, и самого себя запугал. «Холодная война» родилась из высокомерного страха.

У Сталина были тогда вполне устраивающие его заокеанские партнеры. Что ж, уплатив тяжкую цену за пролог к избавлению от этого двуглавого покушения на Вселенную, прийти к «утешительному»: одна система-она же Мир? Не стану приклеивать к этому кредо «правые» и «левые» ярлыки. И, разумеется, не собираюсь поддакивать тем, кто по. привычке (или эксплуатируя распространенный предрассудок) ставит знак тождества между рынком и капитализмом, кто и демократию мыслит лишь с тем или иным классовым прилагательным. Но опять же – не простая бессмыслица это, а скрыто содержащая в себе настоятельную проблему. Я спрашиваю себя: исключен ли такой ход событий, при котором возобладает один, наиболее рациональный, наименее стеснительный для человека способ его жизнедеятельности, утихомирив раз и навсегда страсти противоборства? Сегодня – четыре, пять «тигров», завтра больше, а послезавтра, смотришь, отигреем все. Не стану обсуждать сейчас, насколько реалистична эта перспектива. (Скажем, единый строй, но с разными уровнями, и отчего бы не удовлетвориться кому-то, нам, например, своей «среднеразвитостью», каковая в абсолютных цифрах, в чоховых показателях будет вовсе недурна?). Допустим, что новые вспышки эгалитарной ярости людских миллиардов смогут быть парализованы совокупным действием всемирных банков и лазерного луча.

Так что же, эта современная идиллия продлит срок жизни ГОМО САПИЕНСА? Либо эффект будет противоположного свойства?.. Дерзость ли сказать: великая идея- человечество, за которой два самых результативных тысячелетия, ныне покидает Мир.

 Из истории люди возвращаются в эволюцию, осознанно и умело подчиняясь ее правилам. И это суть истинная альтернатива человеку-убийце.. -Может, альтернатива в этом. Но как ее совместить со злобой дня? Похоже, что мы сегодня выходим из «холодной войны, чтобы перейти к «горячей»-к гражданской. Психологически почти готовые, как герои «Невозвращенца- А.Кабакова, ходить в булочную с автоматом.

-Велика ли, с вашей точки зрения, вероятность этой войны?

-Не стану повторять то, о чем ежедневно читаем, что видим и слышим, даже не присутствуя в «болевых точках». Новые разновидности преступлений, новые признаки Смуты: взаимный геноцид, люди без подданства, армия, вторгающаяся в политику во имя самосохранения, бунты в тюрьмах властных структур, не говоря уже о всеобщей социальной напряженности. Стоит поднести спичку… Грузинская драма в ее последнем акте была вызвана приказом стрелять в демонстрирующую оппозицию, который, как выяснилось, отдала сестра жены безумного президента, Но такие «сестры жен»-сейчас не в единственном образе. Не непременно выстрел, сигналом может оказаться достаточной и неосторожная фраза, бестактный жест. Молодая суверенность особенно ранима. Но самое опасное-самих себя запугать до гражданской войны.

А эта опасность не от боязни ли заглянуть в Завтра? Завтрашний день как гипотезу и как проект- вот что я имею в виду. Но также как критерий, приложимый к повседневным делам (не извне к ним, а изнутри)… По сей день гремят споры- свободный рынок либо возврат к всеобъемлющему регулированию сверху вниз. Но последнее ведь уже в архиве проб и ошибок. А в свободный рынок шагнешь ли сразу? Опять «промежуточная зона». Притом еще, что рынок – не только экономическая категория, это еще и социальная общность, психический склад, мерило ценностей. И что же – это всюду на один салтык? Альтернатива внутри рынка! Как и внутри государства и общества, которые также в начальной фазе становления. Разве не должны быть все эти проекции искомого альтернативного целого сочленены в одной концепции? Разве не эту потребность оставил нам в наследие академик Сахаров?

Можно сколько угодно сетовать на утрату «государственности». Можно вновь и вновь взывать: внимание предпринимателю! Можно настаивать на первенстве, которое при всех превращениях должно быть отдано правам и праву, закону и демократической самодеятельности граждан. Но пусть мне покажут то место в Мире, где все это загодя увязано и освобождено от коллизий, от провалов и возобновлений.

Путь к гармонии- нормальная конфликтность. А ее у нас не только нет (пока?), но это-то, если вглядеться, и отторгается с разных сторон. Осознанно, а пуще в силу инерции. Если разгул спекуляции, то-к «вышке». Дурно идет и ведется реформа- сразу же «чрезвычайное положение» либо его смягченный философствованием вариант: «частичная» авторитарность во имя «стабильности». Спотыкается на каждом шагу сообщество независимых государств -защищайте Россию, и если не прямо силою, то, по крайней мере, демонстрациями возможности применения ее. Во всех случаях бал правит вчерашний день! И у консерваторов, и у либералов. И у тех «третьих», кто в тени, однако, готовых присвоить себе народное недовольство.

– Наверное, от того, что так нелегко живется сегодня, мы склонны воспринимать действительность крайне пессимистично: и то плохо, и это не так. Но ведь есть же и что-то хорошее сегодня, отталкиваясь от которого, можно верить в будущее…

-Оптимизм-не мрачности оппонент, а самодовольству. Как ни странно, последнее у нас сейчас в изобилии-и в коридорах власти, и на парламентских скамьях, и на подмостках красноречия. Искать же хорошее- действительно острая нужда, История тут не подсказка, но материал для серьезных сопоставлений. Часто, например, сравнивают наши нынешние чрезвычайные обстоятельства с Германией на пороге прихода к власти фашистов. Что ж, основания есть. Но и знака равенства не поставишь хотя бы потому, что тогдашняя слабость и разобщенность противников фашизма-урок, который не может быть забыт. «Фашизм не пройдет!»- говорит демонстрант. Демократу, занятому политикой, этого мало. Он обязан ежедневно работать на консолидацию. Призван учиться искусству компромисса. Й главное: не имеет права отталкивать несогласных, блуждающих. Я не думаю, что демократ тот, кто взывает вбить осиновый кол в совхозы и колхозы или провозглашает: «Раздадим то, что есть, в частную собственность, а там все само пойдет. И не потому только я сомневаюсь в демократизме этих людей, что старое наше не вовсе утратило жизнеспособность. Но там ведь миллионы людей! Добавьте, что остается проблемной целиной демократический субъект собственности и хозяйствования. Кто озабочен завтрашним днем кооперации? Кто, поклоняясь праху Александра Чаянова, продолжает его путешествие в страну крестьянской (и городской) – противобюрократической  утопии? Кто представляет интересы и будущее неоколлективистов- отстаивает их на уровне теории и политики, современного знания, технологии и экологии XXI века? Кто посвятил себя антимонополизму как коренному делу? Отдать это в руки реаниматоров КПСС, честолюбцев реванша? Горше не придумаешь.

Купель нашего вызволения- человеческое пространство Евразии. Ограниченное теми же широтами и долготами, что и убывшее геополитическое, и бьющееся в конвульсиях экономическое пространство. Но с шансом обрести планетарный статус, обогатив им и экономику, и политику. Это ведь также ново, не испробовано, хотя зачатки и повсеместны. Какое грандиозное и увлекательное поприще- сорганизоваться по человеческому признаку! Признаку языковой близости, диалога культур и образов жизни и не в последнем счете-родства душ. По великому признаку (и призванию) соучастия в различиях. Трудно сорганизоваться по такому «набору» признаков? Разумеется. Но нужно дозарезу. Не что-то монолитное вижу. Не очередного динозавра. А сеть множественных горизонтальных (и неформальных!) сообществ, находящихся в контакте и выстраивающих совместные вертикали. Пусть наивные люди, соблазненные в этнократы, не стращают нас «банановыми республиками. Жизнь делима, и, на счастье, она делится! Да, без такого деления какой смысл и в интеграции? Блажь ли-Народный конгресс Евразии, объединяющий разнообразные неформальные, альтернативные потоки жизнетворчества? Формирующий в своих недрах солидарную заявку на Завтра?! Старомодный человек, надеюсь дожить до этого…

 Записала Марина ИВАНОВА

Февральские прогулки по магазинам

Нaталья БАРАБАШ

На днях муж попросил меня купить пакет молока. Я была непреклонна: мы не можем позволить себе такую роскошь: деликатесы только ребенку.

Муж уже без тени юмора заметил, что я хочу уморить его голодом, и хмуро пошел на кухню открывать банку сардин, у которых вышел срок годности: ящик этого продукта был предусмотрительно закуплен нами два года назад и вот теперь подходил к концу.

Пришлось прогуляться вместе с мужем по окрестным магазинам.

 Владивосток, по сведениям экономистов, последние несколько лет гордо держит звание самого дорогого города Дальнего Востока. И хотя местные жители давно мечтали жить в столице региона, нынешняя слава их явно не прельщает. Поэтому в магазине я показала мужу богатый выбор молочных продуктов, появившихся в последнее время на наших прилавках: плавленые сырки по 14.50 штука, пакет молока по 6 рублей 70 копеек, сметана по 59 рублей, кефир за пятерку с мелочью, масло по 220 рублей. На соседнем прилавке горой лежали «синие птицы», похоже, умершие от недоедания несколько лет назад, и всего-то за 47 рублей килограмм. Мясо в наши магазины никакой либерализацией не забросить, и поэтому экскурсию мы продолжили на рынке. На рынке было пусто и уныло. Разбитной парень в грязно- белом халате поверх кожанки предлагал свинину по 120 рублей. Рядом с ним тихая старушка торговала говядиной по божеской цене- всего за 90. За Три головки чеснока сосед просил 40 рублей…

Все остальное пространство было занято бабушками, торгующими старыми, поношенными вещами, стоптанными туфлями, несвежей помадой, поблекшими игрушками – все это вперемешку с яркими сингапурскими кофтами у дюжих молодцов…

Что ж, каждый выживает, как может.

Вернувшись домой, мы взяли бумагу, карандаш и принялись считать. Выходило, что при строгой экономии нашей семье из четырех человек в месяц на основные продукты- без конфет, пирожных, икры и ананасов в шампанском- нужно не менее двух с половиной тысяч. Если учесть, что наш совокупный доход – средний по владивостокским меркам – составляет около 3 тысяч рублей, то станет ясно, что о новой мебели, поездках за рубеж, лишнем пакете молока и прочих радостях жизни придется забыть…

 Впрочем, наше положение еще не безнадежное, у нас есть главное для бывшего советского человека-квартира. А вот мою лучшую подругу я застала на днях в слезах. Оказалось, ее решил обрадовать муж: пришел после работы и достал из портфеля 300 рублей, смотри, мол, незапланированный доход от хоздоговорной темы (он у нее программист). «Ну я быстро прикинула: куплю сметаны, полкило колбасы и апельсинов по 62 рубля, уж очень хочется. А он тогда гордо улыбается и достает из портфеля еще пачку денег. Две с половиной тысячи…

– Я и разревелась,-рассказывает подруга.

-Да чем плохо-то?

 -А тем, что две тысячи тратить на апельсины жалко, а откладывать смешно. Мы на квартиру кооперативную пять лет копили, наскребли 20 тысяч на первый взнос. А теперь нам говорят: надо еще 180 тысяч. Думали, будет дом университетским, а окажется он бизнесменским. Кто ж из преподавателей такую сумму наберет!»

В этой заботе моя подруга не единственная. С жильем и раньше во Владивостоке было туго, а теперь оно будет по карману только тем, кто не живет на одну зарплату. Вот недавно однокомнатная квартира во Владивостоке уже выставлялась на московских торгах за 10 миллионов рублей…

– Мы как будто оказались выброшенными куда-то на обочину, говорила мне другая подруга, врач-окулист, без пяти минут кандидат медицинских наук, всегда уверенно чувствовавшая себя в этой жизни. -В ведомственном садике просят с нас, как с чужаков, полторы тысячи рублей в месяц. Подошла очередь на стенку- а она теперь стоит 20 тысяч рублей. Идешь по улице и боишься в кафе зайти – не знаешь, хватит ли твоего стольника расплатиться за обед. А рядом красавцы ребята покупают ящиками прямо с машин икру… Откуда же люди берут деньги?…

 Во Владивостоке несколько тысяч моряков, привозящих раз в полгода по «иномарке», и не меньше пяти перекупщиков кормятся вокруг каждого. У нас самый мощный авторэкет в республике, одна из самых крупных мафий в CHГ, прохоженные наркоманские тропы, на которые ступает уже нога и зарубежного коллеги. Причем этой категории населения никакая либерализация цен не грозит. Угроза висит только над нами: по-прежнему ходить в магазины на экскурсию.,

Владивосток




Правовое государство

Олег Румянцев: «Нужна система координат»

Поскольку темой нашего разговора является правовое государство, что вы, Олег Германович, как ответственный секретарь Конституционной комиссии, вкладываете в это понятие?

 – Для меня правовое государство- это синоним конституционного государства. И если мы к нему все-таки идем, то движемся, к сожалению, опять неведомыми путями. Вот уже два года я неустанно повторяю: общество, переживающее период гигантских реформ, рeoрганизации государства и смены строя, изменения ориентиров, нравственных, социальных и юридических ценностей, нуждается в системе координат: вертикальной, определяющей взаимоотношения центра и местных органов власти; горизонтальной, регулирующей взаимодействие различных ветвей власти; диагональной, пролегающей через умы граждан, закладывающей новые общеобязательные обычаи. Эта система координат, как известно, называется конституцией-ее у нас нет.

Конституция Российской Федерации, каждый раз обновляемая, является очень интересным документом. Она-рефлектор. Вот приняли мы пачку законов, говорят: надо подправить Конституцию. Собираемся на съезд и подправляем. Дошло до смешного: в комитетах и комиссиях парламента не найдешь текста действующей Конституции. Схожую ситуацию мы наблюдаем с деньгами-их станок не успевает печатать.

Второй вопрос: есть ли у нас сегодня правовое общество как необходимый компонент правового государства. Опять же нет. Потому что любые законы закрепляют какие-то сложившиеся правовые обычаи. Те, что существовали на протяжении последних семидесяти лет, ныне не работают. Однако новых правовых обычаев, нуждающихся в закреплении законом, пока немного. И в то же время все продолжают спорить, а что же такое правовое государство, демократия, федерализм…

И вот, чтобы не возникали вопросы по этому поводу, мы и написали первый раздел проекта Конституции, предлагая закрепить в нем незыблемые принципы, определяющие суть правового государства. 9-я статья проекта так и называется «Верховенство права». В ней речь идет о том, что государство, его органы и учреждения, должностные лица, граждане и объединения связаны правом и конституционным строем. Верховенство права выражается в том, что высшим законом государства является Конституция, а не указ президента или подзаконный акт министерства. Выстраивается иерархия источников права: сначала Конституция федерации, затем конституции республик и земель, которые обладают верховенством на их территориях в пределах их полномочий. Предлагается закрепить норму, согласно которой законы и иные правовые акты, противоречащие Конституции, не имеют юридической силы.

Третий элемент правового государства: нормы Конституции имеют прямое действие, непосредственно применяются судами и органами исполнительной власти. Еще одно положение проекта новой Конституции: законы и другие правовые акты, не опубликованные официально для всеобщего сведения, не являются обязательными.

 Ну и, наконец, примат принципов международного права. Этот важнейший момент, закрепляемый в проекте Конституции, показывает нашу сопоставимость с другими государствами. Новая Россия приходит в мир. Все ее боятся. Если мир будет знать, что верховенством обладают общепризнанные нормы международного права, а потом уже идет российская Конституция и внутреннее законодательство, то всем станет ясно, что в сообщество вливается государство, законодательство которого соответствует общепринятым стандартам.

 -И все-таки законотворчество российского парламента, деятельность исполнительной власти дают основания говорить, что сегодня наметилось определенное движение в направлении строительства правового государства?

 – Подвижки, конечно, есть. Но я считаю, тем не менее, что наш парламент напоминает ныне страуса, засунувшего голову в ворох законодательной макулатуры. Каждая сессия принимает по полсотни законов, сотни постановлений, но подчас это законодательство противоречиво. Долго не было Конституционного суда, который сверял бы их с Конституцией. Мы так и не добились, чтобы правовые подзаконные акты принимались во исполнение и на основании законов. Отсюда -множество случаев, когда решения правительства и местной администрации противоречат законам.

Серьезным препятствием на пути к правовому государству является также отсутствие четкого разграничения пределов властей различного уровня. Каждый берет себе суверенитета столько, сколько переварит. Этот тезис был выдвинут в свое время нашим руководством. Но он не отвечает идее правового государства и общества.

 Здесь есть, по-моему, одно противоречие. Как вы знаете, наряду с интеграционными процессами, наиболее заметными, скажем, в ЕЭС, происходит децентрализация функций и их делегирование вниз, на уровень земель или других административных единиц.

– Если бы у нас шло согласованное делегирование. У нас полномочия «хапают». Конечно, это очень тревожит. Поэтому нам нужно как можно скорее принять закон о разграничении полномочий: федерация, совместное ведение, исключительное ведение республик, земель, краев, областей в составе федерации, местное самоуправление. Вот правовое государство. Если сохранить лозунг: берите сколько переварите это правовой беспредел. Сначала это была война суверенитетов, сейчас идет война независимостей, завтра начнется война конституций.

Может ли новый проект Конституции, с таким трудом пробивающийся в жизнь, стать основой правового государства? Или это все- таки документ переходной эпохи?

– Я не стал бы заниматься документом, имеющим переходное значение. Конституция имеет три уровня. Первый-«незыблемые основы конституционного строя», изменить которые можно только в ходе всенародного референдума. Второй уровень- собственно основные разделы Конституции. Они принимаются двумя третями голосов парламента. И наконец переходные положения, обеспечивающие действие тех или иных нормативных актов в течение определенного периода.

Кстати, сколько нас били, ругали за идею земель! А в ней выражена разумная децентрализация власти, вместе с тем естественный процесс формирования крупных территориальных общностей, народнохозяйственных комплексов в составе, безусловно, Российской Федерации.

 Мы надеемся, что в марте-апреле этого года Конституция будет наконец принята. Что питает подобный оптимизм? Во-первых, заявление, сделанное председателем Конституционного суда В.Зорькиным о том, что необходимо скорейшее принятие новой Конституции. Во-вторых, заявление С.Шахрая того же содержания от имени Президента России. Сами депутаты парламента осознали необходимость установления в государстве именно конституционного порядка. И последний довод: в мирном соревновании независимых государств мы можем отстать от других членов Содружества в формировании новой конституционности. Нас могут обойти Беларусь, Казахстан, Украина. Было бы, конечно, нелепым первым сделать проект Конституции, по пути которого пошли многие, и быть последними в принятии действующего документа.

От законов ГУЛАГа- к цивилизованному праву

Парламент Российской Федерации 24 октября 1991 года одобрил Концепцию судебной реформы, составной частью которой является принятие нового уголовного законодательства. Каким оно должно быть? Наши собеседники- доктор юридических наук, профессор Юрий Красиков; заведующий сектором по законопроектной деятельности Комитета Верховного Совета РФ по законодательству Михаил Палеев; начальник отдела по судебной реформе Государственно-правового управления Президента России кандидат юридических наук Сергей Пашин.

Серге́й Анато́льевич Па́шин (род. 18 декабря 1962Москва) — российский судья в отставке, заслуженный юрист Российской Федерации[1], член Московской Хельсинкской Группы. Один из инициаторов внедрения суда присяжных в России, разработчик необходимой нормативно-правовой базы этого правового института[2]

Чем обусловлена необходимость проведения уголовно-правовой реформы в Федерации, какое ей место отведено в судебной реформе и наконец, в чем логика этих реформ.

Ю.Красиков: – Вы обратили внимание на то, что в последнее время утихли споры о построении правового государства? А ведь совсем не так давно эта тема была главенствующей. По-моему, мы заговорили эту идею еще в союзном парламенте. Сколько было высказано там благих пожеланий о принятии нового эффективного законодательства, о механизме, обеспечивающем его плодотворную работу? Но не было разработано ни концептуальных начал построения правового государства, ни регламента проведения правовой реформы, который должен был бы предусмотреть последовательность реализации одобренных идей. Вот откуда низкая эффективность союзного законодательства, явившаяся одной из причин развала Союза ССР. Практика законотворчества Российской союзного парламента напоминала хаотичное движение по замкнутому кругу во имя коммунистического будущего, но в рамках развитого социализма.

 Однако хотелось бы вернуть разговор к намечаемой уголовно-правовой реформе.

 Ю.Красиков: Она должна вписываться в систему правовой реформы в широком смысле этого понятия. Принятие Конституции Российской Федерации обусловило ее порядок и содержание, тогда как уголовно-правовой реформе должно предшествовать принятие нового гражданского, финансового, административного законодательства. Уголовно-правовые нормы призваны охранять новые отношения, а посему нельзя принимать их, не зная, чему они подчиняются.

 С.Пашин: История развитых демократических государств подтверждает эту мысль. Например, во Франции после принятия Декларации прав человека и гражданина 1789 г. лишь через пятнадцать лет создали Гражданский кодекс и только шесть лет спустя, в 1810 году, утвердили Уголовный и Уголовно-процессуальный кодексы. Насколько известно по публикациям, в настоящее время во Франции разрабатывается (с 1975 года) новый УК. К такому темпу мы не привыкли, но и поспешность бывшего союзного парламента безрезультатна.

Ю.Красиков: Итак, что же обусловливает необходимость проведения уголовно-правовой реформы и чему она должна быть подчинена?

 Новое уголовное законодательство должно предусмотреть наиболее эффективные нормы, регламентирующие охрану прав и интересов граждан от различных посягательств, в том числе и со стороны государства. Реформа должна освободить российское уголовное право от влияния социологической школы, обслуживавшей беззаконие, тоталитаризм, фашистские режимы, и восстановить классическое направление, которое успешно развивалось русскими криминалистами, но пресеклось в октябре 1917 года. Новое уголовное законодательство должно воспринять идеи гуманистических современных школ, доктрин и направлений, получивших развитие в демократических государствах, но до сих пор незаслуженно числившихся у нас в числе реакционных. Все это сблизит российское уголовное право с англосаксонским что, в свою очередь, позволит с учетом зарубежного опыта более эффективно охранять общечеловеческие ценности, успешнее бороться с актами терроризма, с преступлениями против человечества, с международной организованной преступностью.

-А разве эти требования и задачи не были реализованы в принятых Верховным Советом СССР Основах уголовного законодательства, которые должны были бы вступить в действие с 1 июля 1992 года?

 Ю.Красиков: К сожалению, Основы не преследовали целей реформации уголовного законодательства. Они сродни тем Основам, принятым в 1958 году и действующим поныне. Например, преступлением они вновь признают общественно опасные деяния, а наказание в соответствии с Основами 1991 года применяется в целях исправления осужденных, а также предупреждения совершения новых преступлений как осужденными, так и другими лицами. Эти же цели преследовались и во времена ГУЛАГа. Трудно поверить, что места лишения свободы могут помочь исправлению осужденного. В государстве надо было держать народ в страхе, и мы не стеснялись говорить об этом в уголовном законе, но теперь-то зачем применять наказание для устрашения «других лиц»?

 С.Пашин: О том, что действующее уголовное законодательство устарело и требует коренной переработки, свидетельствуют закрепленные в нем нормы. Для него характерны излишняя идеологизация, конъюнктурность, декларативность ряда положений. Обратите внимание, уголовное право в странах Содружества до сих пор именуется не по национальному или территориальному признаку («российское», «узбекское» и т.п.), а определяется как «советское» (а ранее еще «социалистическое»), что наилучшим образом иллюстрирует вышесказанное. Неприемлемость нынешнего уголовного законодательства Российской Федерации есть следствие его концептуальной слабости.

Ю.Красиков: Совершенно согласен с тем, что концептуальная слабость нынешнего законодательства делает его неприемлемым. В лучшем случае законодатель до последнего времени предлагал для всенародного обсуждения готовый проект закона, кодекса, Основ. Если даже и поступали отзывы и предложения, то их трудно было учесть, так как внесение их могло нарушить логическую структуру предложенного проекта. Поэтому совершенно правильно поступил Верховный Совет Российской Федерации, когда 24 октября 1991 года одобрил Концепцию судебной реформы в республике. Этим создан прецедент научного подхода к законотворчеству. Именно с концепции, предварительно обсужденной на заседаниях депутатских комитетов и комиссий, в ходе парламентских слушаний должна начинаться работа над законопроектом. Это путь долгий, но он наиболее демократичный и эффективный

. – Как мне известно, уже сегодня имеется несколько проектов УК

М.Палеев: Да, это так. Но концепция Уголовного кодекса в парламенте России еще не обсуждалась. Например, проект Минюста, как и все прочие, готовился до одобрения Концепции судебной реформы в нашей стране. Стоило бы подождать принятия Конституции Российской Федерации, о чем уже говорилось.

– Сергей Анатольевич, не слишком ли это отдалит уголовно- правовую реформу?

С.Пашин: Хотим мы того или нет, но реформа уже началась. Вспомните изменения, которые были внесены 5 декабря 1991 года в республиканский УК. Мне удалось предложить для соответствующего акта специфическую процедуру применения уголовного закона, имеющего обратную силу, а мой коллега М.Палеев аргументировал необходимость декриминализации ряда деяний: частнопредпринимательской деятельности, коммерческого посредничества, нарушений паспортных правил, бродяжничества и других. Очевидно, и впредь необходимо отменять устаревшие уголовно-правовые нормы, не дожидаясь принятия нового кодифицированного уголовного законодательства.

 М.Палеев: -Со всей очевидностью можно сказать, что такие «стимуляторы» развития народного хозяйства, которые были освоены в период перехода от командно-административной системы управления экономикой к рыночным отношениям, как статья 153 УК, предусматривающая ответственность за частнопредпринимательскую деятельность, должны быть отменены. Трудно уже сегодня с исчерпывающей полнотой предвосхитить систему уголовно-правовых норм, охраняющих экономику рыночного типа. Переходный период потребует создания нового уголовного законодательства, которое бы стимулировало не застой, а продвижение вперед, уже сейчас способствовало бы формированию новых экономических отношений

. Какие недостатки действующего уголовного законодательства, на ваш взгляд, должны быть устранены в первую очередь?

 М.Палеев: -Должна быть продолжена декриминализация ряда деяний, содержащихся в главе УК Российской Федерации о хозяйственных преступлениях, ответственность за которые стала анахронизмом.

 С.Пашин: -В уголовном законодательстве сохранились институты, устанавливающие ответственность не за деяния, а ввиду опасности конкретного лица для общества. Таковы, например, понятие «особо опасный рецидивист» и нормы, с ним связанные. Признание лица особо опасным рецидивистом позволяет значительно усиливать наказание при совершении им нового преступления. Вспоминаются пресловутые «меры социальной защиты», доказавшие свою теоретическую и практическую несостоятельность. Нашему законодательству несвойствен примат общечеловеческих ценностей, предпочтение защиты прав и свобод человека. Напротив, подчеркивается преобладание государственного – интереса над частным.

Ю.Красиков: Оно ошибочно подходит к определению юридического значения множественности преступлений, игнорирует профессионализацию преступного мира, организованную преступность. Его создатели исходили из неверной посылки о неизбежности близкого, в течение ближайшего десятилетия, краха преступности, считавшейся «рудиментом проклятого прошлого». Необходимо создать новую главу республиканского УК об ответственности за множественное совершение преступлений. До сих пор принято считать более опасными преступниками тех, кто, будучи осужденным, вновь совершает преступления. Но ведь куда опаснее те, кто, в совершенстве овладев преступным ремеслом, избегает судимостей.

Основанием уголовной ответственности должен -считаться сам факт совершения лицом конкретного преступления, предусмотренного соответствую- щей статьей Уголовного кодекса.

История Советского Союза завершилась 21 декабря в столице Казахстана. Больше нет того унитарного государства, которое именовали федерацией. Эти преобразования как-то должны повлиять на формирование нового уголовного законодательства?

 С.Пашин: – Безусловно. Создание Содружества Независимых Государств изменит всю систему права. Кончилась эра республиканских кодексов-близнецов, которые рождались Основами отраслевых законодательств. Ясно, что и недавно принятым Основам уголовного законодательства не уготована долгая жизнь.

-А чем же будет регламентироваться уголовная ответственность? —

М.Палеев: На этот вопрос сегодня ответить трудно. Организационные вопросы Содружества будут решаться по соглашению между суверенными государствами. Многое будет зависеть от того, сохранятся ли единые вооруженные силы, будут образованы национальные армии, останутся ли едиными системы управления транспортом, экологическими процессами, организации денежного обращения. Вполне возможно проведение независимыми государствами согласованной уголовно-правовой политики.

-Ваши прогнозы относительно развития уголовного законодательства в пределах Российской Федерации? Не придется ли каждой республике, входящей в Федерацию, принимать свои уголовные кодексы?

Ю.Красиков: Думаю, что не придется. В- республиках, которые входят в Российскую Федерацию, могут приниматься отдельные уголовные законы, определяющие ответственность за деяния, имеющие распространение и повышенную опасность именно в данных регионах. Быть может, следовало бы в некоторых случаях вопрос о возможном наказании за то или иное преступление решать также законодательством республик, входящих в Федерацию. Однако на всей территории нашего государства должен действовать единый Уголовный кодекс. Быть может, пришло время наш Кодекс уголовных законов назвать «Уголовное уложение Российской Федерации».

Николай Медведев: «Россию ожидает беспокойное будущее»

Николай Павлович, вы возглавляете в Верховном Совете России Комиссию Совета Национальностей по национально- государственному устройству и межнациональным отношениям. Какими вам видятся на сегодня принципы национально-государственного устройства в суверенной России?

– Пока эти принципы не сложились. Имеется несколько точек зрения на проблему национально-государственного устройства России, и мы никак не придем к единому мнению, к сожалению. С одной стороны, есть решение III Съезда народных депутатов РСФСР, где говорится, что должен быть подписан Федеративный договор и как основа создан Совет Федерации. Но вот проблема: эти решения претерпели изменения на последующих съездах. Да и политическая ситуация стала другой. Раньше ведь не было, скажем, системы президентской власти. Не существует и такого государства, как Советский Союз. Поэтому появились точки зрения, отличные от решений III Съезда. Иные позиции отстаивает в первую очередь рабочая группа Конституционной комиссии.

Наша комиссия имеет другую точку зрения. Мы стараемся, учитывая политическую ситуацию в республиках, нащупать «золотую середину» между двумя крайними позициями: о договорной форме федерации (решение Съезда) и о конституционной форме федерации (позиция Конституционной комиссии). Hеобходимо, на мой взгляд, создать конституционно-договорную государственность с главной задачей: сохранение единства Российской Федерации.

 Главные споры на последующих касаются прежде всего субъектов федерации. Раньше ими были лишь 16 автономных республик. Теперь возникла идея отнести к ним области и края- административно-территориальные образования до сегодняшнего дня. Хотя, строго говоря, субъектом федерации могут быть только государственные образования: только они имеют право законодательной инициативы на местах. Наши оппоненты предлагают дать право законодательной власти местной администрации, называя края и области «национально-государственными образованиями». В первом чтении этот законопроект принят. Но наша комиссия считает, что этого допускать нельзя. Из чего исходим? Не потому, что мы против приравнивания в полномочиях республики и края, области. Если последним дать право законодательной власти на местах, то управлять Российским государством будет гораздо труднее. Вопрос эффективности управления федерацией выходит ныне на первый план.

 – Что в таком случае с идеей разработки и подписания Федеративного договора? Нужен ли он сейчас?

– Сегодня его нет и, боюсь, что завтра не будет тоже. Почему? В какой-то мере его функции несет в себе законопроект о разграничении полномочий между органами власти России. Федеративный договор таит в себе, по мнению некоторых, ряд опасных моментов: республики в составе РСФСР федерацию как таковую никогда не создавали. Они образовались сверху в рамках уже существующего государства. Поэтому если сейчас заключать Федеративный договор, то возникает вопрос: что, речь идет о качестве иной федерации? Отсюда нежелание многих иметь Федеративный договор, хотя «за» выступает большинство бывших автономных республик. Но, в свою очередь, их представители, говоря о Федеративном договоре, вкладывают в его содержание постановление Верховного Совета СССР от 26 апреля 1991 года, по которому уравнивались в правах и полномочиях союзные и бывшие автономные республики. Нынешние реалии, однако, иные. Сейчас начался процесс заключения договоров между Российской Федерацией и отдельными республиками на уровне правительств. В частности, заключен договор между Республикой Татарстан и Российской Федерацией.

– В нашей беседе вы не затрагивали проблему взаимоотношений-случайно или намеренно – России с республиками Северного Кавказа, входящими в состав Российской Федерации. А ведь это особые регионы, со своей спецификой-национальной, религиозной…

– Вы правы. Можно четко разделить все наши автономные республики на три группы: 1) республики Закавказья, причем каждая со своими отличительными чертами;

2) ко второй группе относятся республики, имеющие абсолютные меньшинства коренного населения (Карелия, Мордовия, Удмуртия, Коми, Якутия, Марий Эл…);

 3) есть у нас республики и с особой позицией. К примеру, Татарстан, который до сих пор настаивает (на уровне Верховного Совета) на том, чтобы быть наравне с Россией членом СНГ. Однако реалии таковы, что Татарстану, видимо, придется согласиться с тем, что со своими особенностями Он входит все-таки в состав РСФСР. Правда, в республике назначили референдум на сей счет; посмотрим, как будут развиваться события. Что касается Чечни и Ингушетии, пока мы контактов просто не имеем. После неудачного президентского Указа приходится искать- новые подходы во взаимоотношениях с этой. республикой. Конституционно-это Чечено- Ингушская Республика. Однако генерал Дудаев считает себя президентом Чеченской республики. Возникает законный вопрос о конституционном соответствии такой позиции. О Чеченской республике пока не сказано ни в одном российском законодательном акте. Мы считаем, что там нарушена и Конституция России, и Конституция Чечено-Ингушетии, в частности при проведении выборов. Законы Чечни, с точки зрения российской Конституции, юридической силы не имеют. Но контакты искать надо.

 А существует ли какой-нибудь механизм воздействия на «непослушных» в случае отказа от выполнения законов РФ?

-Верховный Совет имеет право отменить решения Верховных Советов республик. Правда, таких примеров пока нет. Были случаи отмены постановлений сессий горсоветов, облсоветов. Но без строгого выполнения законов Российской Федерации невозможно сохранение целостности российской государственности.

– Итак, вы считаете, что к правовому  государству мы все-таки когда-нибудь придем?

Видите ли, ленинско-сталинская национальная политика все настолько запутала. Сегодня все межнациональные и национальные проблемы замыкаются на двух вопросах: первый- территориальный, второй- вопрос об участии в управлении государственным делами в зависимости от национальной принадлежности. Что касается первого момента, то перекраивание границ даже внутри Рoссийской Федерации не только чрезвычайно болезненно, но и неизбежно повлечет к столкновениям и даже локальным гражданским войнам. Целесообразным видится введение временного моратория, некоего переходного периода, особенно в отношении законов о реабилитации репрессированных народов, к примеру, на 5 лет, как предлагает Г. Бурбулис.

И второе. У нас есть конституционные нормы и Российской Федерации, и других республик, входящих в ее состав, где говорится, что граждане участвуют в управлении государственными делами вне зависимости от расовой, национальной, политической принадлежности. Исходя из этого, решения съездов к примеру, кабардинского и балкарского народов об образовании двух суверенных республик в составе конституционной Кабардино-Балкарии- незаконны. Это пример прямого вмешательства национально-общественных движений в государственные дела. Как быть в подобной ситуации? Уговаривать дожидаться Появления соответствующих российских законов и только после это создавать механизм решения возникающих проблем? К слову, не всегда правомерны модные сейчас выступления от лица народа- даже в рамках съезда народов.

Сегодня существуют два механизма учета мнения народа: через референдум, проводящийся по российским законам и чрез представительство народных депутатов. Съезды народов правовой основы не имеют. Но так как эти процессы происходят, нужно – учитывать и это. Хотя в решении любого спорного вопроса по национальным проблемам прежде всего нужно рассматривать правовой аспект.

Николай Павлович! Подытоживая наш беседу, не могу удержаться от сакраментального, быть может, вопроса: будут ли в скором будущем разрешены все моменты национально-государственного устройства России или это вообще нереально?

 На территории России исторически проживает более 100 народов и народностей. Согласно версии ученых, каждый народ на определенном этапе своего развития ставит вопрос о своей государственной самостоятельности. Россию ожидает беспокойное будущее…

Полосу подготовили Ольга ГЕРАСИМЕНКО и Валерий НЕЗНАМОВ

Вскрытие мощей во всероссийском масштабе

Мы, кажется, уже до дна испили чашу своего исторического позора. И не тревожить бы больше ран. Но календарь печальных дат напоминает. Февраль 1919 года- начало кампании по вскрытию святых мощей. Одна из первых, наименее известных страниц истории коммунистической борьбы с «опиумом для народа».

Да воздастся каждому по делам его… В пророчестве Священного Писания имеем сегодня возможность наглядно убедиться.

Вот уже сколько десятилетий в мраморном склепе под взглядами любопытных очередей лежит человек, некогда благословивший надругательство над святыми останками. Как когда-то за глумление над идущим на Голгофу Христом Бог наказал Агасфера вечной жизнью, так и лишил новейшие кремлевские мощи последнего покоя. Есть, правда, надежда, что радениями соотечественников они его наконец обретут.  Мы же вернемся к старым гробам и обратимся к документам и фактам, предоставленным газете ученым Владимиром Козловым

Для проведения в жизнь Декрета об отделении церкви от государства, точнее разгрома церкви, при Наркомате юстиции был образован специальный Ликвидационный V (позже VIII) отдел. Во главе его был поставлен старый большевик П.Красиков.

22 октября 1918 г. было проведено первое, так называемое официальное, вскрытие мощей в монастыре вблизи Лодейного Поля. Жертвою этого эксперимента были останки одного из русских святых Александра Свирского.

Из послания епархиального aрхиерея Патриарху Тихону:

В монастырь приехали с красноармейцами люди, назвавшие себя комиссарами. Приехавшие отобрали в монастыре все, что можно, они взяли все ценные вещи, многие очень важные в историческом отношении, содрали ризы с икон, отняли одежду и белье у монашествующих, захватили у них чай, сахар и съестные припасы. Мало того, они заставили открыть соборный храм монастыря и начали распоряжаться в нем, как у себя дома, без всякого стеснения, с полным надругательством над религиозными чувствами православного русского народа они обращались с находившимися в храме мощами, самовольно вынули их из раки, а затем, вероятно, в оправдание своих возмутительных действий, выдумали басню, будто бы вместо останков тела Святого Александра Свирского они нашли лежащую восковую куклу…

 В самом священном месте храма- алтаре, где они, не снимая шапок, разбирали престол, хватали священные предметы, кресты, евангелия и священные сосуды. Наконец они выпили церковное вино, напились допьяна.».

Известия о разгроме красноармейцами Александро-Свирского монастыря и глумление над святынями шокировало даже управляющего делами Совнаркома В.Бонч-Бруевича. Он писал, что этот случай «безусловно не делает им, местным властям, честь, наоборот, лица, поступающие т.о. в РСФСР, должны быть подвергнуты строжайшей ответственности».

 В начале 1919 г. коллегия Наркомата юстиции приняла следующее постановление:

1.Особого циркуляра по вскрытию мощей не издавать, предоставив инициативу на местах…

2. Для устранения возможности: использовать в дальнейшем обман с мощами, предложить губисполкомам раки с мощами передать… для направления в местные музеи…

Вскрытие мощей на местах нужно приветствовать… Разрешения от центра на вскрытие не требуется.

Ho VIII Ликвидационный отдел Наркомата явно лукавил. Об этом свидетельствует его активная переписка с местными отделами юстиции с требованиями «активизировать – деятельность по вскрытию мощей».

В январе 1919 г. революционный Совет Сергиева Посада возглавил участник штурма Зимнего О.Ванханен. Вскоре после этого стали ходить слухи о предстоящем вскрытии раки Преподобного. Против вскрытия мощей выступил Музейный отдел Наркомпроса. Десятки заявлений от прихожан были отправлены в начале апреля в Совнарком. Только под одним протестом верующие – Сергиева Посада поставили 5 тысяч подписей.

Тем не менее в Лазареву пятницу11 апреля 1919 г. –  за закрытыми от возмущенного народа воротами лавры комиссия в составе председателя местного Совета О.Ванханена, наместника лавры архимандрита Кронида и, других вскрыла гробницу Преподобного. Последовательно были раскрыты все покрывающие останки покрова и мощи кости с черепом были оставлены открытыми. Как казалось властям, отсутствие нетленности останков должно было прекратить паломничество к гробу Преподобного. Случилось же наоборот. Акт властей вызвал беспрерывные молебны над гробом заступника России.

Местные власти вскоре стали обсуждать вопрос о передаче мощей Преподобного из лавры в один из московских музеев, что было для верующих неслыханным святотатством.

Патриарх Тихон послал письмо Председателю Совета Hародных Комиссаров В.И.Ульянову (Ленину):

«28 февраля сего года я письменно просил Вас, г. Председатель, об оставлении в Троице-Сергиевой Лавре Священных останков Преподобного Сергия для благоговейного почитания их cо стороны верующего русского народа…

 От имени всего верующего народа я для выяснения дела о Троице-Сергиевой Лавре заявляю, что Лавра представляет собой не только сооружения, созданные на средства верующих народа…

пригодные, как всякие сооружения, для хозяйственных и культурных потребностей страны, и не только ряд важных в археологическом, художественном и историческом отношении памятников, но и Святыню, т.е. место подвигов великого по жизни и по предстательству за народ после смерти святого человека- куда народ часто пешком ходил изливать свои скорби и радости, в молитве в продолжение более пяти веков…»

Однако вскоре патриарх получил ответ, что «председатель СНК занят обсуждением важных дел и свидание не может состояться и в ближайшие дни». От Совета Народных Комиссаров получили такой ответ:

«Жалобу гражданина Белавина (Патриарха Тихона) на постановление Московского губисполкома о перевозке мощей из Троице- Сергиевой Лавры в один из московских музеев от 10.05 оставить без последствий. Предложить Московскому исполкому Совета рабочих и крестьянских депутатов в порядке циркуляра Наркомюста от 25.08.20 г. о ликвидации мощей, закончить ликвидацию мощей Сергия Радонежского, т.е. привести в исполнение Постановление Московского губисполкома от 26.03. с.г. о перевозке мощей в московский музей» (отн. от 31.08. с.г.).

 Августовский 1920г. циркуляр. Наркомюста- один из самых ярких и  ярких и откровенных документов государственного атеизма. Вряд ли случайным является и то, что до сегодняшнего дня закрытым для исследователей остается дело под характерным названием: «Постановления СНК и материалы по выработке циркуляра о ликвидации мощей во всероссийском масштабе».

17 декабря 1920г. власти Тамбовской губернии решили провести вскрытие мощей Преподобного Серафима Саровского. Перед канонизацией Преподобного в 1903 г. в русских газетах было помещено описание останков Серафима. То есть о нетленности мощей здесь речи не было и, следовательно, «обман церковников», как говорили атеисты, доказывать не было смысла.  Вскрытие гробницы было чисто политической акцией.

Под самый новый 1921 г. в Москву по железной дороге и в сопровождении четырех представителей МЧК и красноармейцев прибыл из Белгорода «особо секретный груз». Когда ящик был вскрыт, то внутри обнаружили «человеческую мумию, хорошо сохранившуюся, мужского пола». «Труп Иоасафа»,-так сотрудники Ликвидационного отдела называли мощи Иоасафа Белгородского. В начале января 1921 года непокрытые мощи Иоасафа были помещены на выставку по охране здоровья музея Наркомздрава в Москве на Петровке.

 По официальным отчетам Ликвидационного отдела до конца 1920 г. было совершено более 60 вскрытий мощей в различных губерниях. Были и тайные вскрытия. Так, о вскрытии осенью 1920 г. раки мощей преподобных Андроника и Саввы (XIV-XV вв.), стоявших у истоков основания знаменитого Спасо- Андроникова монастыря, связанного с именем Преподобного Андрея Рублева, никто практически не знал. Вскрытие раки понадобилось для изъятия из нее пятипудовой серебряной отделки и было произведено без присутствия духовных лиц.

Вскрытие гробницы католика Андрея Боболя летом 1922 года вызвало настоящий международный скандал. Негодовала общественность стран, требовавших перевоз останков святого в Польшу. В срочном порядке- привезенные останки вывезли в Москву, в тот же музей Наркомздрава.

Конец 1920 – начало 30-х гг. был, пожалуй, самым трагичным периодом в истории Русской православной церкви. На фоне этой вакханалии продолжавшиеся вскрытия гробниц святых были уже и не очень заметны. Хотя в некоторых случаях, как, например, с делом о вскрытии мощей княгини Святой Анны Кашинской, были связаны массовые беспорядки, закончившиеся громким антирелигиозным судебным процессом 53 обвиняемых, пятеро из которых были приговорены к расстрелу. Гробница же глубоко почитаемой с XIV в. на тверской земле Анны Кашинской была выставлена на глумление в клуб безбожников…

Когда выпотрошенный Ленин уже лежал в языческом капище на главной площади страны, а самому Тихону оставалось недолго до упокоения, кто-то сообщил ему, что в мавзолее прорвало трубы канализации. “По мощам и елей”, – кротко констатировал Святейший.

Почитание священных реликвий было неотъемлемой частью вероучения православной церкви. Русские святые были для верующего чудотворцами, целителями, защитниками. Те, кто надругался над их священными останками, поднял руку не только на церковь, но и на нравственные основы всего народа.


— – — –
— –


—–

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *