источники весеннего обострения

24.03.2022
314

“Россия” №12 от 18- 24 марта 1992 года дает читателям максимально полный обзор этих источников: акции протеста оппозиции и парламентский призыв отправить Е.Гайдара в отставку, обеспокоенность ситуацией в Нагорном Карабахе и падение курса рубля, проблемы межнациональных отношений и референдум в Татарстане о его статусе…

Патриотический анабасис, или трагикомедия на площади



Александр ЕВЛАХОВ

Минувшие недели стали периодом наивысшей активности национал- патриотических движений под знаменами оппозиции. Вместе с тем они показали полнейшую бесплодность любых попыток направить эти движения в конструктивное русло.

Точно так же, как в незабвенном творении Я. Гашека, будейовицкий анабасис Швейка вне зависимости от избранной дороги был обречен закончиться возвращением в родной девяносто первый полк, все эти конгрессы, соборы, митинги обречены на ущербность.

 Им никуда не уйти с накатанных рельс, соседствующих друг с другом. портретов Ленина, Сталина и Николая Второго, стенаний о возрождении духовности и порядка, требований вернуть прежние цены, а самое главное – Отечество, не мыслимое иначе как патерналистское государство во главе державы-семьи, с единой мощной армией и православной церковью. Никуда не деться от извечной обращенности в прошлое- к общинности и соборности, которые, конечно же, не чета «привнесенным ценностям западного либерализма и демократии». Вероятно, именно из этих соображений намеченное на 17 марта мероприятие, куда согласно расклеенным по городу объявлениям должны собраться «рабочие от станка» и «крестьяне от сохи», названо «народным вече», призванным, по мнению организаторов, возродить прежний СССР и избрать его руководство.

 То обстоятельство, что, когда номер газеты будет подписан в печать, еще не будет известно, что же в итоге произошло в назначенную дату, мало существенно. Ибо лишь воспаленное воображение и абсолютная алогичность действий могут сделать событием то, что в нормальном обществе должно было бы носить в лучшем случае трагикомический характер. Речь, разумеется, бездействия властей, но лишь о разумности их поступков. Меры предосторожности германская полиция предпринимает всякий раз, когда собираются «бывшие», но известные общественные деятели, лидеры партий по этому поводу с заявлениями не выступают.

 Можно возразить: они это не мы, живущие в обстановке нестабильности, или напомнить уроки недооценки фашистской опасности. Все это справедливо. Однако очевидно и другое. Россияне сегодня не пойдут за авторами, предавгустовского «слова к народу», не захотят в обмен на воссоздание насильственным путем Союза ССР «привести к власти» красно- коричневых. Еще один урок минувших недель состоит в том, что патриотическое движение в его нынешнем виде нереформируемо. Его невозможно из так называемого превратить в подлинное по одной причине ничего собственно патриотического там в сущности нет. Любовь к Родине, если она действительно является таковой, не может базироваться на реакционных идеях, толкающих общество назад, стремящихся отгородить его от остального мира. И в этом смысле мальчишка, зарабатывающий свои рубли продажей газет или чисткой автомобильных стекол, больший патриот, нежели его сверстник, обряженный у Кремлевской стены в казачью форму, с тем, чтобы противостоять влиянию «чуждых» идей американских религиозных проповедников. Патриотические движения оказались ущербными в силу ряда причин. В значительной степени потому, что они инспирировались властными структурами или в лучшем случае опекались ими в качестве противовеса тем, что называли себя демократическими. Альтернативой вненациональному общедемократическому народному фронту стал родившийся в недрах аппарата российский народный фронт, противовесом либеральных тенденций в КПСС созданная на базе национал-социалистических идей компартия Российской Федерации. Представители этих же структур и сегодня правят бал на всех этих конгрессах, митингах, соборах и вече. Лишь сменив, коммунистический мундир на национально-патриотические одежды.

Поэтому присоединившиеся к ним кадеты или христианские демократы могут рассчитывать лишь на роль камуфляжа. Идея трансформировать патриотические движения участием в нем демократов так же иллюзорна, как и двухлетней давности попытка Демплатформы завоевать на XXVIII съезде КПСС симпатии партийной номенклатуры. Тем не менее. Сегодня даже у демократов стало модным порассуждать то о дефиците патриотизма, то о необходимости соединения с ним демократии, то о важности создания единой общенациональной идеи. При этом мало кто задумывается о том, что, быть может, именно отсутствие таковой является нашим самым большим благом. Что именно благодаря этому в России степень демократии в ее различных проявлениях значительно выше, чем во многих других бывших. советских республиках. Национальная идея в многонациональной стране-всегда тупик. И можно лишь радоваться тому, что eе глашатаями выступают у нас в основном карикатурные личности.

Оборона Москвы и окрестностей

Ничего так много не создавалось на прошлой неделе, как оборонительных сооружений и объединений

Виктор САБАНЕЕВ

. Борис Ельцин создал российское Министерство обороны и назначил для начала себя его главою. Особых оценок этого решения в прессе высказано пока не было и тень первого министра обороны России К. Кобеца никто не потревожил. Впрочем, одна оценка появилась сразу- от лидера ГПУ Сергея Шахрая. Идя от обратного, он сообщил, что Указ, Президента ни в коей мере не должен восприниматься как |сигнал другим республикам к открытому созданию национальных армий, а напротив должен стать основой к сохранению собственных формирований в ОВС СНГ.

 Возможно, Шахрай и прав, но в этой стране (и я, конечно, откровения не делаю) все и всегда понимается как раз наоборот. И жаль, что так и н нашел поддержки осторожный намек, высказанный на одной из встреч президентом Назарбаевым о необходимости создания некоего подобия НАТО в СНГ.

«Оборонную инициативу» меньшего масштаба (во всяком случае пока) предпринял и мэр. Москвы Гавриил Попов. Я имею в виду его «стычку» на прошлой неделе с парламентом России по поводу того, как поступить с вече 17 марта. Собственно, сама ситуация с вече комментариев не требует.

На будущее важнее другое мэр столицы резонно поставил вопрос перед депутатами российского парламента и ВС РФ: когда они начнут принимать, наконец, решения по действиям, напрямую связанным с подрывом их собственных устоев? А то как демонстрация с требованием смещения парламента, так московская милиция обязана «не допустить экстремистских выступлений и нарушений общественного порядка». А как шишки подсчитывать, так она же, милиция, виновата. Мэр резонно предложил парламенту решить проблему с 17 марта, тем более, что собственный Моссовет поднадоел ему своим бездействием в принятии решений и выжидательной позицией.

Парламент в лице спикера и главы Р.Хасбулатова возмутился запросом Попова. И пригрозил принять некое административное решение по его снятию. В случае чего, естественно. Так в случае чего все-таки? И главное как?

По существующим на сегодня законам Попова может снять только Президент. Да и избирателей, поддержавших его кандидатуру на пост мэра во время референдума, надо бы спросить. Не говоря уж о том, что линия обороны парламента в этой ситуации оказалась старой, административно-командной: «Внимание, снимаю!»

 Похоже, борьба за «самостийность» столицы между мэрией и парламентом начинает набирать новые обороты. Правительство тоже строит свой ДОТ (долговременную огневую точку) в виде некой коллегии, собирающейся, по некоторым источникам, довольно закрыто и в более узком кругу, нежели собственно Кабинет министров. В принципе, это можно понять: ему в принципе, очень хочется, чтобы работать не мешали, а не выходит- на одном из последних заседаний того же парламента снова возникла идея замены Е.Гайдара.

 А между тем на фоне парламентско- правительственно-столичной борьбы появляются и «более мелкие», но отнюдь не менее важные рубежи обороны и самообороны. Практически ничем, кроме оттягивания времени, не закончились переговоры с готовыми бастовать шахтерами Кузбасса, неспокойно у транспортников перед либерализацией цен на энергоносители, речфлот не уверен, что вступит в полном составе в навигацию, а это обеспечение на зиму всего северо-востока… Тем более, относительно спокойный зимний сезон заканчивается, и солнышко даст наверняка максимум жизни не только природе.

Хорошо, если это успеют до лета понять не одни фенологи.

О превратностях любви к власти

«Чернь всегда склонна помогать врагам существующей власти» А.Дюма-отец

Юрий БЕЛЯВСКИЙ

 Эти молодые люди, пришедшие к власти, по существу, достаточно случайно и принявшиеся за осуществление реформ со спортивным азартом и лихорадочной поспешностью, поначалу любили с некоторой лихостью говорить о своей обреченности и называть себя камикадзе.

Действительно, им представился счастливый и поистине уникальный случай проверить на практике собственные мысли об устройстве экономической жизни государства, выношенные в университетских аудиториях и академических кабинетах. Это был их шанс. С высокомерием первых учеников, ощущающих свое знание, как право на поступок, без оглядки на оппонентов-двоечников, они ринулись во власть, и власть придавила их своей тяжестью.

Довольно скоро выяснилось, что казавшиеся безусловными экономические формулы при подстановке в них реальных данных конкретной страны не обязательно дают результаты, указанные в конце учебника. Что власть обладает мощной инерцией, способной затягивать под колесо сиюминутной необходимости живую плоть дорогих сердцу глобальных концепций. Что время на размышления, отведенное носителю власти, гораздо более спрессовано, чем время, которым располагает участник вольных дискуссий. Что пресcа и оппозиция, к которым в cоответствии со всеми прописями демократии следует относиться спокойно и терпимо, могут раздражать и обижать до невыносимости.

Выяснилось и еще одно обстоятельство, постигаемое на собственном опыте: как ни понимай изначально собственную обреченность, но уходить от власти гораздо трудней и обидней, чем это казалось, глядя со стороны. И вовсе не из-за черных машин и услужливой челяди… А из-за ощущения; что желанный результат почти рядом, что до него осталось чуть-чуть, но именно этого чуть-чуть и не дадут люди, не желающие видеть и понимать то, что очевидно и понятно тебе… «Любое правительство должно рано или поздно уйти», – грустно заметил недавно государственный деятель, внешне похожий на школьника-перростка. Но вот всегда ли лучше рано, чем поздно? Мировой практике известны случаи,  когда по тем или иным причинам приходилось уходить до срока правительствам удачливым и эффективным, еще чаще случалось, что президентам во имя достижения конечной цели приходилось жертвовать единомышленниками, отказываясь от них в критические для себя моменты.

Нечто подобное, похоже, может произойти и сейчас. Но что бы ни говорили про этих молодых людей, какие бы обвинения ни выдвигались в их адрес, какую бы кучу собственных ошибок они ни совершили, несомненно одно: они твердо знают, чего хотят для этой страны сегодня и на перспективу. Имеется ли такое же твердое знание у тех, кто придет им на. смену? Крепких отличников на еще одно правительство явно может не хватить, а посредственные ученики всегда склонны к эмоциональным решениям и импульсивным действиям, а это куда опасней, чем жесткие налоги и свободные цены.

На протяжении многих десятилетий существовавшую в стране власть строжайшим образом было предписано любить. Это трепетное чувство оберегалось так строго, что за проявление его отсутствия очень легко можно было превратиться в лагерную пыль и в самый натуральный тлен. И ведь что интересно: любили. Кое-кто продолжает любить и нынче, страстно, вздымая знамена и целуя взасос обветшалые идеологические иконы. Получать удовлетворение от любви по принуждению, лизать, обливаясь счастливыми слезами, ностальгически руку хозяина, стегающего плеткой чувства, хотя и явно патологические, но давно и широко известные во все времена, присущие той части народа, которая справедливо именуется чернью.

Нынешнее правительство демонстративно не претендует на любовь к себе. Оно рассчитывает на понимание и здравый смысл. Ждать этого от черни не приходится. Ну, а от остального народа? Очень хотелось бы- хотя бы из чувства уважения к этому народу. Нас долго приучали быть чернью, заставляя обожать хозяина-палача. Неужели преуспели в этом настолько, что к достойным отношениям властью мы не способны?

Да, любое правительство в конце концов уходит. Хорошо, если использовав свой шанс и доведя задуманное до конца. Случается и по-иному. Что ж, таком случае останется повторить слова поэта: «Вот и все. А все-таки мне жаль их, так и не увидевших земли».

—–

Рубль ты мой упавший…

Мальчик на улице доллар нашел,

Доллар нашел и в «Березку» пошел…

Долго папаша ходил в комитет-

Доллар вернули, а мальчика- нет.

Из народного творчества самого недавнего прошлого

В длинной, уже не первый час томящейся перед закрытыми дверями очереди звучал итальянский, японский, английский, французский непереводимый фольклор. Зарубежные гости крыли по-своему. Вот уже который день они не могли обменять свою твердую валюту на наши на наши деревянные рубли. «Извините, денег нет» – таблички, набранные латынью, украсили двери всех гостиничных «чендж-офисов». Такие же, но уже на кириллице, вывесили все отделения сбербанка, где в начале февраля были организованы валютные отделы, проводящие операции по купле-продаже валюты с частными лицами. Очереди оставались традиционно советскими – с номерками на руках, перекличками и ночными дежурствами. Часы ожидания рождали самые невероятные слухи и самые мрачные прогнозы, а ежедневное падение курса доллара делало их похожими на реальность. «Мужики, рухнет до полтинника, как пить дать – рухнет», подобные реплики раздавались то там, то здесь, и гордость за советские дензнаки была хоть мальм, но утешением еще недавно счастливых обладателей долларов, лир и франков.

Андрей МУДРОВ, Елена МОСКАЛЕВА

В начале октября, после первых конкретных заявлений российского руководства о либерализации цен, курс доллара стал стремительно расти. Инфляционные ожидания достигли своего апогея к началу нового года, поэтому, когда цены уже были отпущены, на первых торгах-92 валютной биржи Центрального банка России курс доллара упал аж на 20 пунктов, чтобы уже через неделю подняться на целых тридцать и еще на пятьдесят к середине месяца. К началу февраля прогнозировался курс 240-245 рублей за доллар. Тогда-то ЦБР и решил вмешаться: в ход пошли средства созданного в начале года валютного стабилизационного фонда.

 Александр Потемкин, начальник Управления международных операций Центрального банка России:

-Мы создали стабилизационный валютный фонд в условиях тяжелейшего кризиса. Тем не менее, несмотря на огромные внешние долги, что-то непременно должно было откладываться и тут же пускаться в дело для поддержки рубля. Перед нами не стояло проблемы выбора – очевидно, что надо подумать хотя бы об утре завтрашнего дня, а единственная возможность до него дожить и выйти из кризиса постоянный приток доллара в экономику, в том числе и недопущение снижения уровня экспорта. Кстати, на прогнозируемый оборот в 2- 3 миллиарда долларов в год, стабилизационный .валютный фонд может рассчитывать только в случае сохранения экспорта на уровне 1991 года.-30-40 миллиардов в год. В конце прошлого года экспортеры из-за их откровенного грабежа и ненадежности единственно возможного тогда партнера Внешэкономбанка не очень-то стремились продолжать свою внешнеэкономическую деятельность Сегодня для их стимуляции правительство создало, на мой взгляд, самые льготные условия: 40 процентов в стабилизационный валютный фонд отчисляют от экспортных операций только топливно-сырьевые отрасли, все остальные респонденты ограничиваются 10 процентами. Появилась и возможность выбора агента: право на ведение валютных операций получили 200 российских банков. Кроме того, я считаю, что рублевый эквивалент, равный 90, по сравнению с курсом скупки достаточно велик. То же можно сказать и о биржевом курсе доллара. Удерживающееся последнее время соотношение – 140 рублей за один доллар близко к нормальному Проведенное нами исследование соотношения паритетов покупательной способности рубля и доллара показало, что реально оно составляет 70-80 рублей за доллар.

Вполне естественно, неоправданно высокий курс доллара должен был стать регулируемым. Собравшись с силами, мы начали не с понижения его, а с торможения роста, с легкого пассивного вмешательства. Первая наша валютная интервенция была до смешного ограниченной мы потратили всего полмиллиона долларов, уже через две недели нам понадобилось всего… 300-400 долларов –все остальное вложили сами реальные владельцы валюты. Мы сделали первый шаг, и у нас есть возможность помочь рынку обрести реальный стоимостный ориентир.

Александр Потемкин уверен, что резкого роста курса больше случиться не должно. Даже на максимально отпущенном, рынке наличной валюты при самых ужасных настроениях дальше 110 доллар не пошел. Однако независимые эксперты считают, что если раньше курсовой потолок определялся ценовой стабильностью, то при ожидаемом росте цен примерно в три раза (из-за резкого повышения их на энергоносители) удержаться на нынешнем уровне будет невозможно, а уж тем более. как достаточно легкомысленно, на наш взгляд, пообещал руководитель Центробанка господин Матюхин, снизить курс до пятидесяти рублей за доллар.

Действительно, за предшествующие февралю четыре месяца курс доллара значительно оторвался от фундаментальных экономических постоянных, например, того же паритета покупательной способности. Надо отдать должное Центральному банку России, чья валютная интервенция способствовала понижению курса. Но на это повлиял и ряд других факторов.

Олег Долотий, главный эксперт «МЕНАТЕП» по финансовым рынкам:

-Не стоит забывать и о моменте чисто техническом февраль, когда курс рубля повысился, был конечным сроком для сдачи финансовых отчетов. Поэтому многим пришлось продавать валюту, чтобы поправить свои рублевые балансы. Кроме этого, в мировой практике существует так называемый «эффект объявления», когда официальные лица, заявляя о возможном понижении или повышении курса национальной валюты, как бы его заговаривают. Ну a-уж дальше идет лавинообразная реакция. Считать, что стабильность наконец достигнута, на мой взгляд, мягко говоря, преждевременно. Может быть, в марте ценовая ситуация и удержится на прежнем уровне, но уже в апреле правительством намечены первые выплаты, к тому же неизвестно, как удастся ему, пообещав ввести индексацию, противостоять требованиям увеличения заработной платы. А о снижении курса доллара до пятидесяти говорить просто смешно. По общеизвестным оценкам валютной эффективности внешнеторговых сделок, порог снижения курса при продаже самого «ходового» товара нефти наступает – именно на этой цифре.

Впрочем, те же независимые эксперты называют ряд мер, которые могут несколько сдержать понижение курса наших «деревянных». Среди них-установление специального инвестиционного курса по капитальным сделкам. Олег Долотий предполагает, что по нему доллар будет стоить не больше 8-10 рублей. И поскольку рынок капитальных вложений, как и любой другой, изолировать абсолютно невозможно, перекачка средств в товарный рынок будет держать рубль на плаву. Вступление в Международный валютный фонд и предоставление стабилизационных кредитов в размере около 10 миллиардов долларов, возможно, тоже сделают ситуацию еще менее критической при том условии, что эти кредиты будут направлены на поддержание ценовой политики, например, на закупку товаров и кредитование таких приоритетных областей, как сельское хозяйство.

Вернемся, однако, к очередям в сбербанках-к дефициту советских денег, продолжавшемуся около двух недель. Да и сейчас, когда курс доллара на рынке наличной валюты вновь растет, к середине дня во многих пунктах запасы советских дензнаков исчерпаны до копейки. Является ли эта нехватка объективной или спровоцированной?

Александр Потемкин:

-Я уверен, что это в значительной степени- последствия экономической политики Павлова, когда в преддверии роста инфляции мощности Гознака использовались для печатания купюр большого достоинства, а штамповали те же пятерки и десятки только с другим рисунком. Впрочем, я не согласен с бытующим утверждением, что это зримое свидетельство ухудшения жизненного уровня, что люди сдавали валюту для того, чтобы подтянуть свой прожиточный минимум до 100 долларов – минимальный уровень зарплаты в кризисной стране. Ведь если наши получки и авансы сравнивать с долларом, исходя из того, чем они реально могут быть обеспечены – то есть из потребительской корзины, то картина получается не такая уж мрачная.

 Олег Долотий:

-Я могу предположить, что этот ажиотаж был спровоцирован Сберегательным банком. Курс скупки со 119 был необоснованно завышен до 130, и когда он стал вновь снижаться, приближаясь к норме, возникло впечатление падения доллара. Далее. Право на проведение валютных операций с гражданами получил не только Сбербанк, но именно он обладал самым большим наличным резервом, и игра на понижение привела к тому, что в иных структурах деньги скоро закончились, а Сбербанк продолжал диктовать свои условия и сбивать курс. Думаю, что здесь была и договоренность с Центральным банком России, куда перекочевывали валютные излишки.

Есть еще одна, не менее распространенная точка зрения резкое падение курса доллара связано с грядущей денежной реформой. Правда, пока нет никаких официальных оснований говорить о скором ее проведении, но уж очень часто стали наши лидеры успокаивать на сей счет народ через средства массовой информации. Знающие люди уверяют, что это – то и есть самый верный признак реформы. С отсутствием рублей на рынке наличной валюты связаны и хвосты очередей, выстраивающиеся перед магазинами, торгующими за валюту. Нам не раз приходилось быть свидетелями того, как секьюрити той же «Монтаны» сдерживала напор не попавших перед закрытием, а прорвавшиеся скупали что ни попадя, таким образом подводя материальную базу под доллар. Плюс ко всему страхи подогреваются и обещаниями ввести летом внутреннюю конвертацию рубля попросту говоря, изъять из обращения на российском рынке любую валюту.

 Не является ли это обещание подобным тем заверениям предшественников нынешней администрации, когда к 2000 году обещали всем нам дать по квартире: Государственный служащий Александр Потемкин по сему вопросу дипломатично промолчал. По нашему же личному мнению эти посулы будут дезавуированы самим- же правительством ближе к срокам их выполнения, ибо экономический механизм обладает значительной инерцией. Столь быстрого улучшения в экономике быть не может, а значит, не может быть и фундамента для того, чтобы начать внутреннюю конвертацию.

 …На прошлой неделе Президиум Верховного Совета России одобрил в целом 3акон о валютном регулировании. Надеемся, что. с его помощью будут унифицированы правила биржевых валютных торгов, которые сейчас проходят, как Бог на душу положит, что банковские комиссионные примут разумные размеры, что закон этот в конце концов станет своего рода гарантией стабильности как на внутреннем рынке, так и в отношениях с зарубежными партнерами и странами-кредиторами Пока же, что ни говорите, «дешевый» доллар как то надежнее дорожающего рубля.

Восемь против одного

Рэм ПЕТРОВ

К середине марта стало ясно, что надежды на интенсивный сбор обновленных с Нового года налогов не оправдались.- падение производства – и неотлаженность системы налогового сыска и сбора сказали свое решающее слово. Дефицит государственного бюджета на первый квартал, по данным правительственных экспертов, составит семь процентов от валового национального продукта вместо запланированного одного.

Главная проблема сегодняшнего момента состоит в том, насколько последовательно и настойчиво правительство будет и дальше осуществлять свою политику жесткой экономии и наполнения госбюджета несмотря на неудачу первого квартала.

 «За» этот путь говорят два обстоятельства- декларируемая настойчивость в избранном однажды пути и надзор Международного валютного фонда, который, как свидетельствуют первые отклики, благорасположился к недавно обнародованному Меморандуму правительства Гайдара.

 «Против» же со стороны парламентских структур, растущее давление капитанов промышленности, аграриев. Логика убеждающих, вероятно, в ближайшие дни станет весьма простой: у вас все равно не получается сбалансированный бюджет, так уж давайте кредиты на полную катушку, тем более, что вымирающие колхозы и совхозы могут утянуть за собой в могилу весь российский народ. Аграрные дискуссии в любом случае еще далеко Кстати, на деревенском фронте для многих стали неожиданностью обнародованные в некоторых изданиях похвальные слова известного нашего колхозоненавистника Юрия Черниченко, сказанные им в адрес Александра Руцкого; может быть, вице-президент не такой уж антирыночник, каким мы было себе его представили после серии, недавних «антиправительственных» заявлений?..

Еще одна бюджетная дыра открылась 12 марта с принятием Верховным Советом Российской Федерации закона «О субвенциях республикам в составе РФ, краям, областям, автономным областям, автономным округам, городам Москве и Санкт-Петербургу». Можно предположить, что этот закон имел не столько экономический, сколько политический смысл и был принят далеко не в последнюю очередь для умасливания автономий и удержания их от попыток выхода из состава Российской Федерации.

Последние две недели марта страна проживет в напряженном предчувствии либерализации цен на энергоносители. Публицисты правой ориентации уже начали предрекать катастрофу (правда, по финансово-экономическим причинам из этого строя перьев на днях выпал один из основных штыков- газета «Правда»); экономические же либералы говорят, что будет страшно, но не очень и не всем. Наибольшую головную боль правительства по-прежнему вызывает, надо полагать, падение производства в промышленности, которое, как сообщил на последнем правительственном заседании министр экономики Андрей Нечаев, вызвано отнюдь не структурной перестройкой, как того хотелось бы реформаторам, а безденежьем. Впрочем, у правительства есть еще запас времени, чтобы продолжить давление на фабрики и заводы, вынуждая их отказаться от требований субсидий, a cосредоточиться на поисках внутренних резервов.

8 марта 1992 года группа «Независимая гражданская инициатива» обратилась с этим письмом к Президенту России, Верховному Совету Российской Федерации. Ответ до сих пор не получен. По просьбе авторов письма мы предаем его гласности.

Войну можно остановить

 Президенту Российской Федерации, Верховному Совету РФ

 Уважаемый Борис Николаевич! Уважаемые депутаты!

Мы призываем руководство России предпринять новый конкретный шаг во исполнение посреднической миротворческой миссии, возложенной на себя нашим государством совместно с Казахстаном, ввиду разрастания войны в Нагорном Карабахе. Этот шаг мог бы состоять в обращении к Баку и Степанакерту, дабы побудить враждующие стороны приступить к политическим переговорам об урегулировании конфликта на следующих предварительных условиях, которые означали бы в случае их принятия введение в ситуацию четырех принципиально новых элементов.

Первое. Переговоры должны проводиться не между Азербайджаном и Арменией, но исключительно между Азербайджаном и представителями армянской общины Карабаха. Что до Армении, то-если на то будет желание обеих сторон переговоров она могла бы прислать на них наблюдателя.

Второе. Конфликт рассматривается, как внутриазербайджанское дело. Территориальная целостность Азербайджана в нынешних его границах признается предпосылкой переговоров. Это требует соответствующего компромисса от руководителей армянской общины Карабаха.

Третье. Целью переговоров является установление и конституционное обеспечение реальной автономии, политического и всякого иного самоуправления и безопасности Карабаха (или именно армянской его части). Это требует соответствующего компромисса от руководителей Азербайджана.

Четвертое. За соблюдением прекращения огня (а также поставок в Карабах и близлежащие, азербайджанские районы оружия, прекращения военных передвижений) могут следить группы наблюдателей, присланные по просьбе обеих сторон государствами СНГ или из каких-либо других нейтральных источников.  Прекращение огня должно, естественно, предшествовать переговорам. Детали контроля, возможно, будут согласованы уже по ходу их.

Россия и Казахстан могут предложить свою помощь при проведении переговоров, предоставив для них удобное место и направив постоянных полномочных посредников- личных представителей президентов России и Казахстана.

Надеемся, что наши предложения найдут положительный отклик у противоборствующих сторон и позволят активизировать посредничество России и Казахстана в деле урегулирования карабахского конфликта.

С уважением,

группа «Независимая гражданская инициатива»:

Ю.Н.Афанасьев,

Л.М.Баткин,

В.С. Библер,

Ю.Г.Буртин,

Л.М.Тимофеев

Примечания:

Ю́рий Никола́евич Афана́сьев (5 сентября 1934, — 14 сентября 2015, ) — советский и российский политик и историкРектор Московского государственного историко-архивного института (1986—1991), основатель, ректор (1991—2003) и президент (2003—2006) Российского государственного гуманитарного университета. Ю. Н. Афанасьева называют одним из «прорабов перестройки». Автор устойчивого словосочетания «агрессивно-послушное большинство», впервые употреблённого им в отношении части депутатов I Съезда народных депутатов СССР 1989 года[15] и ставшего впоследствии широко распространённым клише.

Влади́мир Соломо́нович Би́блер (4 июля 1918 — 3 июня 2000) — советский и российский философ, культуролог, историк культуры. Создатель учения о диалоге культур, автор работ по истории европейской мысли, логике культурного развития..

Юрий Григорьевич Буртин (3 сентября 1932 — 19 октября 2000) — русский литературный критикпублицист и историкдиссидент, яркий представитель поколения «шестидесятников».

Тимофе́ев Лев Миха́йлович (род. 8 сентября 1936 года) — российский писатель, журналист, учёный-экономист и общественный деятель, диссидент.

Россия все время перед выбором

Рамазан АБДУЛАТИПОВ

 Могу с полной уверенностью сказать, что до последнего времени в нашей стране практически не было свободного, демократического механизма развития наций и национальных отношений. Вот почему многие нации, получив впервые за столетия в годы перестройки свободу, «взорвались» и начали искать «жизненное пространство» для своего самоутверждения и развития. А мудрости эволюционного подхода тут не хватает везде. Вместо того, чтобы действовать разумно и ответственно, многие начали сводить счеты друг с другом. Так появились Карабах, правобережье Владикавказа, Крым и другие пульсирующие от напряженности очаги. В большей степени это все старые раны.

Председатель Совета национальностей Верховного Совета РСФСР

Такой ход развития где- то закономерен и весьма прогнозируем. Поэтому нельзя выработать новую концепцию национальных отношений без осмысления и учета нынешнего Экономического, духовного, политического, социального и нравственного состояния всего нашего общества.

Когда мы говорим о нациях и национальных отношениях, то часто подменяем их вопросом о суверенитете. Многие поэтому пребывают в заблуждении. Национальный суверенитет- это возможность сохранения народом своей самобытности, языка, традиций, форм хозяйствования, этнической среды обитания, истории. Смешивать национальный и государственный суверенитеты неоправданно. Государственный суверенитет- это учет всех национальных суверенитетов и реализация их в государственной политике республики, федерации. Не секрет, что почти  все президенты, кроме Бориса |Николаевича, пришли к власти на волне национализма и сепаратизма. Национализм начинает проявляться там, где под видом объявления суверенитета, скажем Татарстана или Чечни топчут интересы, культуру и достоинство – конкретного человека по национальному признаку. Это грань, которую ни в коем случае нельзя переходить. Почему, к примеру, в спокойном Дагестане стали возможны проявления национализма? Потому что, распрощавшись с одной системой общественных координат и не придя к другой, народы пытаются найти ее за счет интересов друг друга. Если в Совете Министров того или иного суверенного государства идет перестановка кадров, то национальные движения поднимаются в защиту «своих». А на деле они зачастую становятся заложниками кланов. Парламенты тоже в основном увлеклись дележом должностей и распределением постов.

В чем суть предлагаемой нами концепции национальных федеративных отношений? Прежде всего нужно разграничить полномочия и ответственность по вертикали. Четко определить, чем должны заниматься федеральные органы и конкретно что могут делать республики, края, области и автономии. А потом уже перейти к обязанностям района и сельского Совета. Без такого- разграничения полномочий все все могут и никто ни за что не отвечает. Я говорил Б.Н.Ельцину еще до того, как он стал Президентом России: «Если мы четко разграничим полномочия, то вам будет легче работать с республиками». К сожалению, до сих пор в этом направлении мало что сделано. Шаги делаются. Президент и Председатель Верховного Совета поддерживают идею подписания Федеративного договора.

Далее. В Законе о полномочиях Президента необходимо было в свое время предусмотреть структуру исполнительской власти сверху донизу. Горбачев сшил для себя лишь шапку президента, но не предусмотрел механизма распределения полномочий. В итоге он остался Президентом только в Кремле, но без рук, без ног, без связей, без рычагов управления по вертикали. Вполне естественно, что в республиках начали появляться свои президенты, а исполнительная власть на местах стала копировать кремлевскую. И в Российской Федерации пошли таким же путем. Теперь и в Конституции РСФСР такие же, кстати, пустоты. И давайте скажем спасибо нашим республикам за то, что они в период ликвидации Союза неоднократно заявляли, что остаются в составе РФ. Но нам надо ускорить работу по переустройству федерации на новых правовых принципах. Необходимо четко определиться: нужен или нет нам Федеративный договор. О целесообразности его заключения Борис Николаевич говорил еще на 1-м Съезде народных депутатов РСФСР. Я попытался претворить эту идею в жизнь, доведя ее до, казалось бы, самого приемлемого для всех содержания. Центру предстояло только разграничить- полномочия. Полтора года тому назад могли подписать договор и идти к принятию Конституции.

III Съезд и Верховный Совет определились по субъектам Федерации и по основным принципам национально-государственного устройства. Но не дали до конца довести. Ради согласия и консолидации мы пошли на включение республик, автономий, краев и областей в единый договор.

Противники такого подхода все время задают мне вопрос: «Почему мы включили края и области в один и тот же Федеративный договор?» Я объяснял, что в общем-то субъектами договора в классическом варианте должны быть республики. Но так как началось противостояние между республиками и областями, то в него включили всех, оговорив при этом специфику статуса административно-территориальных единиц. Федерация целостная, но каждый, входя в eе состав, сохраняет свой статус.

Требование принять Конституцию на Съезде по сути верно. Ну, допустим, приняли мы ee. А будут ли на местах ее выполнять? Дудаев правильно говорит, что Чечня России ничего не делегировала. Покажите хоть один федeративный или иной договор, где есть строчка о делегировании Чечней полномочий России? А я ему отвечаю: «Есть федеративная Конституция». Он в ответ: «Вы ее подписали в Москве и сами ее соблюдайте!»

 Национальный вопрос остается главным в нормализации федеративных отношений. В ноябре 1990.года все республики, края и области- 88 субъектов – единогласно одобрили проект Федеративного договора. Какая была проделана работа! Если бы сегодня этот договор был подписан, то мы имели бы определенный рычаг. Но постепенно этот проект трансформировался в соглашение, текст которого послали республикам на подпись, даже предварительно не согласовав со всеми с ними. Естественно, республики взбунтовались. Надо дать республикам обговорить и подписать Федеративный договор. Потом это же могут сделать национальные автономии, края и области. Надо нормализовать федеральные отношения, а не обвинять чеченцев, татар, осетин, ингушей в развале Федерации. При этом крайние подходы мешают состояться целостности Российской. Федерации. И это противостояние на обыденном уровне может обернуться в озлобленность друг против друга. Такое перевоплощение очень опасно в национальной политике. Важно делать шаги, идя по пути созидания и согласия.

От редакции: В конце прошлой недели полномочные представители республик, входящих в состав Российской Федерации, за исключением Чечни и Татарстана, парафировали в Москве текст Федеративного договора.

 Татарстан: внеочередная сессия

На постановление Конституционного суда Российской Федерации Верховный Совет Татарстана ответил внеочередной сессией, на которой рассмотрел единственный вопрос: толкование вопроса референдума, проводимого республикой 21 марта. Насколько толкование было неоднозначным, можно судить по тому, что депутатская группа «Согласие» покинула зал и не участвовала в голосовании. Однако на кворуме это не сказалось, и сессия вынесла постановление:

Целью референдума Республики Татарстан 21 марта 1992 года является подтверждение декларации о государственном суверенитете Республики Татарстан.

Вопросы государственного обособления Республики Татарстан от Российской Федерации, изменения ее территориальной целостности и границ предметом проводимого референдума не являются.

Республика Татарстан выступает за реформирование отношений с Российской Федерацией на основе договора о делегировании полномочий.

Республика Татарстан гарантирует на своей территории равноправие всех граждан, соблюдение общепризнанных прав человека независимо от национальной принадлежности, веры исповедания и других признаков.

Республика Татарстан обеспечивает на своей территории двойное гражданство, равноправное функционирование татарского и русского языков в качестве государственных, сохранение и развитие языков и культур других национальностей.

Валентин ЛЕКСИН Казань

Минтимер ШАЙМИЕВ: Истинная политика не терпит суеты…

На местном руководящем небосклоне М.Шаймиев появился в 1969 году-32-летним министром мелиорации и водного хозяйства Татарии. Затем- последовательное движение вверх по лестнице номенклатурного работника: первый заместитель Председателя Совета Министров республики, секретарь обкома по сельскому хозяйству, премьер-министр, первый секретарь Татарского обкома КПСС, Председатель Верховного Совета Татарстана. Наконец – первый президент Татарстана. Честно говоря, трудно было ожидать от хозяйственника, пусть опытного, от партийного функционера, пусть и высокого ранга, проведения политического курса, который поддерживают большинство жителей республики, и такого умения лавировать между нынешними правыми и левыми, между крайними националистами и теми, кто действительно печется о национальном возрождении Татарстана. Но факт есть факт: центристу М.Шаймиеву это удается.

Сегодня Татарстан накануне референдума: после ожесточенных споров решение о нем принял парламент республики. И сразу же эстафету депутатских разногласий подхватили в трудовых коллективах, на площадях и улицах, в трамваях и автобусaх, на кухнях и званых обедах.

Ибо вопрос, который будет записан в бюллетенях, далеко не обычный: согласны ли вы, что Республика Татарстан – суверенное государство, субъект международного права, строящее свои отношения с Российской Федерацией и другими республиками, государствами на основе равноправных договоров?

Наш собеседник-президент Татарстана ШАЙМИЕВ.

Минтимер Шарипович, ровно год назад, накануне союзного референдума, мы встречались в этом же кабинете. Я спросил тогда: какую пометку в бюллетене сделаете лично вы? И услышал однозначный Союз. Тогда же, цитирую, вы сказали и другое: «.Истинная политика не терпит суеты, пора вернуться к исходной точке . здравому смыслу. Он диктует одно: коль мы вместе оказались в глубоком кризисе, и выбраться из него сможем только вместе. Начнем же карабкаться поодиночке, мешая, не давая ходу друг другу в бушующем море страстей,-никто и ничего не выиграет…» Союза нет, в отставке его первый и последний президент.  Море страстей разбушевалось так, что льется кровь невинных. Татарстан сия чаша .пока миновала, хотя градус политических страстей на грани зашкаливания благодаря парламентскому решению о референдуме. Чем вызвана – необходимость его? Чем руководствовались депутаты, принимая столь неоднозначное решение?

-Hеобходимость вызвана тем, что объективно декларация о суверенитете Татарстана так и не признана. Естественно, население недовольно, оно хочет знать точно: каков государственный статус республики? Люди ведь понимают, что республика располагает возможностями, которые позволили бы им жить гораздо лучше. А что на самом деле? На самом деле старый центр заменил новый, российский, -более жесткий, но менее профессиональный. И действует он по тому же принципу Цель «не пущать».

Знаю, нас упрекают и в том, что, дескать, Татарстан поспешно проводит референдум. Нет, все делается в конституционные сроки. Цель одна: подтвердить наш государственный суверенитет. Люди самых, подчеркиваю, разных национальностей, видя, каких прав и свобод добились бывшие союзные республики, не хотят мириться с положением «второсортных».

 -Хотите сказать, что государственный суверенитет Татарстана должен быть зафиксирован в Конституции Российской Федерации?

-Безусловно. Верховный Совет России должен был найти форму признания. К сожалению, ничего подобного не произошло и не происходит. Сейчас Верховный Совет России возмущается нашим решением о референдуме, но почему бы ему не спросить у самого себя: что же он раньше не занимался проблемами национально- государственного строительства в России? Дело ведь дошло до того, что парламент России обратился в Конституционный суд с просьбой рассмотреть правомочность нашей декларации… Полутора лет не хватило для этого?

-Что вы подразумеваете под словами «население», «народ», «люди»? Полное единодушие многомиллионного Татарстана, в едином, как раньше говорили, строю шагающего к светлому будущему на отдельно взятой территории?

-Я имею в виду здравомыслящее большинство, независимо от национальности. Что касается расстановки политических сил, то серьезных изменений за последнее время не произошло. Как не было, так и нет объединяющего демократического движения. Демократы никак не могут договориться между собой. С другой стороны, есть национальные движения, в первую очередь татарский общественный центр. Его умеренность и конструктивизм в последнее время очевидны. Что касается партии «Иттифак», то здесь крайний экстремизм. осуждал его и осуждаю.

-Тем не менее экстремисты допускают выходки, которые будоражат всю республику. Вспомним прошлогоднюю попытку штурмом взять парламент, недавний разгон консультативного совета конгресса демократических сил в Казани, выборы на курултае милли-меджлиса…

-Всему этому дана правовая оценка, некоторые материалы рассматриваются в правоохранительных органах. Мы пресекаем всякие попытки создания ополчения, национальной гвардии.

-Но ведь попытки эти не оставляются…

-Тут больше слухов. Контроль за указами президента действенный. Ну а создание милли-меджлиса я оценил на последней сессии как создание еще одной общественной организации-не более. Я категорически заявил, что государственные власти не допустят вмешательства в свои дела, не допустят параллельных властных структур. Четкая позиция президента, парламента. остудила пыл экстремистского крыла новой организации. И потом, скажу откровенно – государственная власть Татарстана пользуется сегодня абсолютным доверием, что подтверждают и социологические опросы.

– Но нынешнее обострение политической ситуации в республике связывается и с тем, что вопрос референдума сформулирован не совсем четко….

– Считаю, что формулировка четкая, в ней красной нитью проходит мысль о необходимости признания нашего суверенитета. Вспомним: бывшие союзные республики по старой конституции были ведь суверенными государствами. Почему же им потребовалась какая-то независимость? Да потому, что провозглашение независимости —
— –

– акт скорее политический, чем правовой. А в политике нередко бывает так, что об очевидном надо говорить как можно громче. Тем более что само-то право всегда игнорировалось.

-И все-таки вернемся к вопросу, вынесенному на pеферендум: русскоязычное население смущает вторая его часть, где говорится о субъектности международного права. Немало людей понимают так: если они проголосуют «за» и Татарстан станет субъектом международного права, то он тут же отделяется от России.

-Для смущения нет причин. Суверенитет сам по себе предполагает субъектность международного сообщества – достаточно установить межгосударственные отношения с любой страной. Это декларировалось в старой Конституции Российской Федерации, это подчеркивается и в проекте новой.

-Вы хотите сказать, если Татарстан станет субъектом международного права, он может обменяться посольствами с Россией.

Hе обязательно, достаточно- и представительства. Кстати, по предложению российского правительства этот вопрос уже обсуждался вне связи с референдумом.

– И все-таки, Минтимер Шарипович, что вы вкладываете в понятия «суверенитет» и «независимость»?

– Независимость-это слово политического ряда: а не правового. Я бы сказал так: более яркое определение суверенитета. Независимым можно прожить сутки абсолютно ничего не делать. А первый же шаг включает процессы самоограничения – это же очевидно! Вспомним геополитическое место Татарстана, его сложившиеся экономические связи с Россией, веками какой разумный политик пойдет на разрыв этого? Другое дело, абсолютно на равных с российским правительством сесть за стол переговоров и решить все проблемы! Ну а когда один садится за стол хозяином, другой- просителем, тут вряд ли о чем можно договориться.

Ваш прогноз итогов референдума?

– Положительный.

-На чем он строится?

– Декларация о суверенитете настолько укрепилась в сознании нашего многонационального народа, что она требует правового закрепления. И большинство проголосует «за». Хотя налицо массированное давление на сознание людей, особенно со стороны российского телерадиовещания. Российский парламент нас упрекает: дескать, Татарстан хочет уйти из России. Но кто и когда заявлял об этом? Почему к нам такое недоверие? Мы- за реформирование отношений с Россией. Она не может оставаться прежней империей это иллюзия.

– Вы допускаете эксцессы при том или ином исходе референдума?

-При положительном- нет. Лишь окрепнет дружба между нашими народами. Если исход референдума будет отрицательный, может появиться подозрительность между людьми, чего у нас никогда не было. Мы не имеем права этого допустить. Сейчас много спекуляций вокруг гражданства и языка. Но в проекте конституции Татарстана, который обсуждается, четко сказано, что будет и двойное гражданство и два государственных языка. Зачем же наводить тень на плетень? Что касается эксцессов: по какой бы причине они не возникали, есть же законна власть- ей и разбираться.

– Суверенитет предполагает наличие. собственных границ, вооруженных формирований?

-Повторяю, в этом нет никакой необходимости. После референдума мы созовем сессию Верховного Совета заявим о союзе с Россией.

-Каком?

-И политическом, и экономическом на договорных началах. Формы союза могут быть разными-лишь бы они удовлетворяли обе стороны. Например, ассоциативное членство в Российской Федерации. В этом случае можно было бы решать все проблемы, не нарушая целостности России, ее границ. И другой вариант. Меня, как участника ново-огаревского процесса привлекают его наработки. Союзный договор предусматривал практически все, он решал и проблемы собственности, и проблемы единого экономического пространства, и проблемы вооруженных сил… Почему бы не вернуться к этому договору и не строить отношения с бывшими автономиями  на таких принципах?

 -Выходит, проект федеративного договора вас не устраивает?

– В том виде, в каком он представлен, ни в коей мере. Уверен, будет найден другой вариант, который сохранит наш союз с Россией.

-Намерен ли Татарстан участвовать в российских pеформах?

-Безусловно. Ведь мы же декларируем единое экономическое пространство. Другое дело, могут отличаться подходы и темпы. Скажем, мы обеспечиваем мягкое вхождение в рынок за счет почти миллиардной дотации правительства.

– По моим данным, Кабинет министров республики подготовил перечень должностей, которые не могут занимать люди, не знающе татарского языка.

-Обыкновенная «утка, пущена с той же целью- посcорить наши народы. Я говорю об этом с полной ответственностью, ибо контролирую действия правительства.

 – Последний вопрос, Минтимер Шарипович. Мой отец родился на этой земле и отец моего отца, отец отца моего отца- также. я коренной житель Так вот я- коренной житель Татарстана или пришелец, завоеватель?

Конечно, коренной. Татарстан – родина для всех, кто родился здесь.

 Беседу Валентин ЛЁКСИН

Из постановления Конституционного суда РСФСР от 13 марта 1992 года .

6. Признать постановление Верховного Совета Республики Татарстан от 21 февраля 1992 года «0 проведении референдума Республики Татарстан по вопросу о государственном статусе Республики Татарстан» не соответствующим Конституции РСФСР в части вопроса, предусматривающей, что Республика Татарстан является субъектом международного права и строит отношения с Российской Федерацией и другими государствами на основе равноправных договоров, поскольку это связано с односторонним изменением национально-государственного устройства РСФСР и означает, что Республика Татарстан не состоит в РСФСР. В соответствии со статьей 65 Закона РСФСР «О Конституционном суде РСФСР», с момента  вступления в силу данного постановления все положения актов, признанных несоответствующими Конституции РСФСР, считаются недействующими…

21 марта 1992 года прошёл референдум о статусе Республики Татарстан. На вопрос:

Согласны ли Вы, что Республика Татарстан — суверенное государство, субъект международного права, строящее свои отношения с Российской Федерацией и другими республиками, государствами на основе равноправных договоров? ответили положительно 61.4% проголосовавших

100 лет Николаю Кондратьеву

Ирина БЫСТРОВА

 1932 год. Под звуки железного марша «наступления социализма по всему фронту» и победные призывы к завершению «Пятилетки в 4 года» в тюрьмах тихо угасают, и погружаются в пучину забвения и клеветы остатки научной интеллигенции России. В камере Суздальского политизолятора еще молодой, но больной и подавленный человек работает над рукописью по проблемам экономической динамики. Остается всего несколько лет до расстрельного приговора 1938 года и много десятилетий до двойной реабилитации. Николаю Дмитриевичу Кондратьеву, истинный облик которого недавно возник из пепла на руинах «социалистического рая», в марте 1992 года исполнилось бы сто лет.

 Что мы можем сказать о нем сегодня? Один из выдающихся экономистов первой трети ХX века, ученый с мировым именем, глава целого направления в экономической науке и практике. С другой стороны – «враг Советской власти» N 1 на экономическом фронте классовой борьбы 20-х годов, объект бешеной травли, фальсификаций и политических расправ.

Все основные идеи Кондратьева вступали в резкое противоречие с представлениями апологетов большевизма. Его «теория больших циклов» объясняла колебания и спады в капиталистической экономике не изначальными дефектами системы, а ее самокорректировкой, саморегулированием и логически оспаривала марксистский тезис о неизбежности гибели капитализма.

Между тем американские исследователи, которые в отличие от советских изучали научное наследие Кондратьева в 60-70-е годы, пришли к выводу, что его прогнозы (теория «больших циклов», «волна Кондратьева») оказались верными для экономики США и стали весомейшим вкладом в мировую экономическую науку. Но Нобелевские премии посмертно не присуждают…

Если бы фюрер знал…

Андрей ШАРЫЙ

В Мюнхене Адольф Шикльгрубер жил по адресу Тиерштрассе, 41. Совершенно обычный дом, такой же, как остальные, справа и слева – тяжеловесной баварской архитектуры прошлого века здание, основательное, похожее на сундук. И строили-то его, должно быть, под основательную музыку Генделя или Баха… Нацистские парады в Мюнхене проходили на Кенигсплатц- Королевской площади. Тоже совершенно обычная площадь. Раньше, говорят, она была крыта брусчаткой- в те времена, когда грохот сапог по мостовой перекликался с похожими на выстрелы хлопками алых флагов со свастикой под порывами ветра. После войны брусчатку заменили на асфальт.

Мюнхене мне довелось видеть немецкие поздравительные открытки тридцатых годов, выпущенные к первомайскому празднику. Потрясающее сходство с советской пропагандой. Нерушимый союз армии- партии (истинно арийский офицер в знакомой фуражке с высокой тульей), интеллигенции (худощавый инженер с умными глазами, облаченный в белый халат) и рабочего класса (мускулистый мужик с бычьей шеей и клешнеобразными «трудовыми» рукам). Три настоящих немца на фоне все тех же знамен со свастикой. Гиммлер” писал по этому поводу в своем дневнике: «Движение уже сформировало свой собственный .тип. Он проявляется не только в мыслях и поступках, но и в лице, и в фигуре». Юноши с одними и теми же лицами. Потрясающее сходство. Тоже знакомо…

Ренессанс нацизма в Германии невозможен. Романтизации гитлеровского прошлого в. Германии нет. В этой стране даже не проводят военных парадов. «Сорок лет все кричат о возрождении нацизма, а он все никак не возродится», отшутился знакомый немец, когда я. показал ему намалеванную на стене дома (рядом со входом в музей евреев) свастику. Немец был добродушный и немножко пьяный по случаю воскресного утра и мерзкой погоды, которая не делит страны на богатые и бедные, а потому всюду подчас одинакова. «Мы это уже проходили, пожал онплечами Хватит».

 Мы тоже накормлены историческими уроками по горло. Хватит ли нам? «Коричневые» в мире пока что не перевелись, а мы, в чем уже имели возможность убедиться, других не лучше. и если существует Ле Пен во Франции, Дэвид Дьюк в США, Герхард Фрай в ФРГ… «Америка –для американцев», «Франция – для французов», «Германия – для немцев». Быть гуманными абстрактно научиться легко: евреи, турки, негры, арабы, живущие где-то вдалеке, считаются нормальными людьми. Но чужой со своими чужими привычками в соседней квартире- хуже чумы. Примитивная логика, логика люмпенов, но, увы, подчас способная убеждать многих.

Каждое утро за завтраком, намазывая пресную булку джемом, я поневоле слушал рассуждения хозяйки пансиона фрау Грейбер о том, что вот когда У власти был Гитлер, всем хватало рабо ты, каждый народ жил в своей стране, и сейчас «остальным» нечего сюда приезжать и «остальные» могут сматывать- развелось слишком уж много поляков, югославов и «осси» (немцев из бывшей ГДР). Я прекрасно понимал, что фрау Грейбер то же самое думала и по поводу русских и что она, наверное, ненавидит меня за то, что я-таки пробрался в Германию помимо ее воли, и ей, пятидесятисемилетней Герде Грейбер, приходится теперь каждое утро варить «чужому» кофе и подавать белые булки. Но была в ее размышлениях все та же люмпенская логика. Цены и налоги в Германии растут именно после объединения и именно из-за притока иммигрантов. Фрау Грейбер, родив тринадцать детей, похоронив восьмерых из них во младенчестве, не нажив за сорок лет работы ни состояния, ни друзей, а только пьющего мужа и хронический ревматизм, не может думать иначе. Когда наступит день выборов в бундестаг, фрау Грейбер вполне сознательно проголосует за национал-демократическую или республиканскую партию, которые как раз и играют на определенных национальных комплексах, заботясь о том, чтобы избиратели почаще поминали добром те времена, когда слово «немец» произносилось со священным трепетом. Во-Франкфурте и в Западном Берлине, где концентрируется большое количество иностранных рабочих, националисты и неонацисты вполне способны получить процентов девять голосов. Опросы общественного мнения, кстати, показывают, что один из десяти граждан Германии антисемит, а 42 процента населения считают, что «нацизм имел свои плохие и хорошие стороны».

 Представляет ли все это угрозу для демократии или неонацисты создают «шум на фоне» там, где особенно сильны последствия глобальных социальных перемен? Прав ли был Альбер Камю, предупреждавший о перманентной угрозе фашизма для цивилизации, или человечество, несмотря ни на что, становится мудрее? Канцлер ФРГ Гельмут Коль сказал как-то, выступая на одном из митингов: «Наши современники не лучше и не мужественнее людей того времени. Сегодня мы не поставлены перед выбором: соучаствовать в злодеяниях или не замечать их (и тем самым также брать на себя вину, или подвергать себя и близких опасности). Сегодня, под сенью закона, мы избавлены от столь безжалостного испытания на прочность, испытания, которое для многих и ныне оказалось б ы непосильным». Германия застрахована от возрождения нацизма не потому, что история не повторяется дважды. Общество выработало достаточно сильные демократические институты, способные уберечь страну от экстремизма – и правого, и левого. Политологи говорят, что для любого государства десять процентов голосов на выборах, поданных в пользу радикальных партий это нормально. Закон позволяет каждому гражданину придерживаться собственного взгляда на политику и социальное устройство общества, но обеспечивает преобладание разумно-центристских позиций, так же как земное притяжение- возвращает самый вольнолюбивый маятник часов в центр амплитуды его движения. Демократии, как бы нам того ни хотелось, никогда не, стать совершенной- совершенство в теории предполагает единодушие на практике, а это знакомо, к сожалению, и нам, и немцам.

Я слышал, какие-то чудаки в нашей стране организовали специальное общество и борются за объединение России и Германии, настаивая на том, что нет якобы на свете двух более похожих народов, и упирая на общность национальных судеб. Насчет судеб не знаю, но в действительности столь жестокие социальные эксперименты, пожалуй, выпадали в новейшей истории только на долю этих двух стран. Немцы расплатились за слабость собственной демократии сполна- не только гигантскими человеческими жертвами и разоренной экономикой. В наследство от нацизма осталось чувство национальной униженности, ощущение политической неполноценности от искусственного разделения родины на две части.

Я не мог отделаться от странного и неприятного чувства, что нацизм возник в Германии закономерно, так же закономерно, как зародился и победил на просторах Российской империи социализм: гусенице так суждено стать бабочкой, снегу так или иначе суждено растаять, потому что в истории не бывает случайностей, и то, что произошло, должно было произойти. Может быть, существует в природе какой-нибудь закон: тоталитарные империи не возникают поодиночке, им суждено созревать вместе, чтобы потом пожирать друг друга? Национализм, на котором замешана любая имперская идея, будет существовать до тех пор, пока существуют нации, Ослабеет он лишь по мере того, как люди научатся реализовывать возможность обретения социального статуса, cоответствующего их представлениям о справедливости и благополучии. С немцами это уже произошло- они ощутили гордость удачи, построив действительно процветающее государство.

Мы со своим прошлым, как с рюкзаком, набитым камнями за плечами, стоим себе на демократическом перепутье. И. упаси нас Бог, нас, только что узнавших, что такое свобода и слишком долго молчавших, воспользоваться ею в ущерб себе и другим. Или все-таки наберет популярность в России высказанная лидером французского «Национального фронта» Ле Пена мысль: только в рамках нации люди способны создать оригинальную культуру, только в соответствии с национальным духом народы творят свои неповторимые судьбы”?

…Иногда я не выдерживал, давился намазанной джемом булкой и пытался совершенно безуспешно объяснить фрау Грейбер какие-то очевидные для меня вещи о Гитлере и гитлеризме. «Да что фюрер? – щурилась фрау Грейбер, Если бы фюрер знал… Если бы он знал, что творили за его спиной дураки-помощники. Пианино не виновато, когда на нем играет бездарный музыкант».

В чужом городе почему-то всегда остается много свободного времени. Вечерами я бродил по богатому и чинному Мюнхену и иногда, не зная дороги, вдруг оказывался на Кенигсплатц, площади давно уже заасфальтированной, а не брусчатой. На таких же площадях перед костром сжигаемых рабочими и студентами книг выступал когда-то перед народом доктор Геббельс, тот самый, которого фрау Грейбер считает всего лишь недалеким учеником гениального учителя. «Я в наилучшей форме, написал после одного из таких выступлений Геббельс. Гигантская толпа. Усталым в лостель. На дворе сегодня начинается великолепное лето». Это великолепное лето стало первым летом победившего нацизма. Немцы такое уже проходили. Им хватит. На нашу долю выпала судьба не легче и не слаще. Довольно ли нам?

Мюнхен Москва

 –





— — –

 

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *