Полет с одним крылом над «гнездом кукушки»

28.04.2022
384

Так была озаглавлена тематическая подборка “России” №17 от 22-28 апреля 1992 года, посвященная, главным образом, анализу ситуации в главном в то время политическом движении “Демократическая Россия”. Однако этот заголовок подразумевал не только отождествление политической жизни страны с “гнездом кукушки”, означающим в английском языке психиатрическое отделение госпиталя. Чтобы его понять, надо вернуться к смыслу книги Кена Кизи и одноименному оскароносному фильму, которые, прежде всего, о противостоянии человека и системы, о личном достоинстве.

Отдельного анонса требует статья “Дьяконов на воеводстве”. Её автор- Борис Кудашкин появился в нашей редакции в качестве одного из резонансных обозревателей буквально с первых выпусков газеты осенью 1990 года. Однако после августа 1991 года у нас не публиковался, откликнувшись на предложение поработать в Контрольном управлении Президента РФ. Эта публикация- отчет Кудашкина о его поездке в Краснодарский край и одновременно пролог к принятию Борисом Ельциным решения об отставке губернатора края В.Н. Дьяконова “по представлению Контрольного управления”.

Расслабьтесь: выборы неизбежны

Александр ДРОЗДОВ

В очередном выступлении на съезде спикер ВС России согрел душу рассказом о встрече в степи под Алма-Атой с чабанами (будем надеяться, что в дальнейшем никто из участников встречи, включая присутствовавшего на ней Н.Назарбаева, не будет отрицать достоверность этого факта). Вооруженные транзисторами чабаны, удостоверившись предварительно в том, что беседуют с политиками, призвали их восстановить Союз.

 Но ни завтра, ни послезавтра порадовать чабанов, а также себя самих, увы, будет нечем, разве что гарантиями сохранения единого пастбищного пространства. При столь высоком уровне внутриполитической напряженности несерьезно говорить, как это было на съезде, о возрождении Союза. Это не тема для разговора сегодня. А признание съездом СНГ следует, видимо, на практике применять как руководство по поддержанию стабильности в отношениях между независимыми государствами. Очевидно, что для каждого из членов СНГ заботы ближайшего будущего будут замыкаться в собственных границах.

Для России, в частности, задачей, равнозначной экономической реформе, будет решительное становление политической системы. Пока она аморфна – и это касается как исполнительной, так и особенно законодательной власти. Не складываются пока отношения «баланса и противовесов». Агрессивность взаимодействия будет сохраняться до тех пор, пока съезд не поймет, что он только отчасти стоит на земле, а отчасти «по воздуху плавно летит». В таком отрыве от общества, как съезд российский, работали только союзные депутаты. Единственный положительный результат съезда-формирование определенных политических «депутатских» течений. Не будучи партиями, но спроецированные на общество, они могут стать зачатками партий, которые четко отразят групповые интересы. (Пока же тезис депутатов- участников съезда о том, что они говорят «от имени народа» звучит крайне неубедительно). Почти все «дурачки, считающие себя политологами», да и просто умные прохожие уверены, что съезды, подобные нынешнему, повторяться не имеют права. Не сомневаюсь, что уже завтра и мы сами, так называемые избиратели, будем участвовать в создании отвечающей реальной обстановке в России политической системы, поскольку нынешний вариант – при наличии съезда -себя исчерпал. Вторя М. Булгакову, скажу, что завтра работать в политике так, как будто не было августа 91-го, будет невозможно и гибельно для страны. Ну не нелепо ли – съезд, называющий себя демократическим, почти доходит до черты, за которой все реформы превращаются в анекдот из жизни Брежнева? В ближайшее время мы, хочется надеяться, станем свидетелями и участниками развертывания партийной системы, которая проявит себя на очередных выборах. Каких и когда? Это во многом зависит от Президента. Но и от парламента, который должен допустить, что как любой живой организм он является смертным. Течение VI съезда показало, что обновление представительной власти- одна их ближайших задач политической жизни России.

Врачу, исцелися сам

Рэм ПЕТРОВ

Многия знания-многия печали… Похоже, правило это было блестяще опровергнуто серией съездовских выступлений народных депутатов «за экономику». Знаний было до неприличия мало, печали же – через край, а каковы результаты? Повлиял ли съезд на ход экономических реформ? И если да, то каким образом? Эти вопросы уместны, если вспомнить те слова в докладе Президента в начале съезда, где Ельцин объявил о необходимости корректировки правительственной политики. Однако то, что это было сказано на съезде, вовсе не означает, что именно съезд повлиял на курс правительства.

К вящему неудовольствию наиболее раздраженных ораторов, их красноречие никак не сказалось и не скажется на течении реформы -и самые толковые из депутатов это прекрасно понимают. «Корректировка» началась задолго до съезда; выражалась она прежде всего в либерализации кредитной политики. Всероссийские крики о нехватке денег слышались со всех территорий и от всех социальных групп – вне зависимости подчас от того, насколько реальны были масштабы бедствия. Корректировка курса означала и означает пока только одно: правительство будет приоткрывать один за другим краники кредитов. Дай Бог, чтобы эти ручейки, во-первых, не превратились в бурные потоки и, во-вторых, были бы направлены не тем, кто сильнее сможет выкрутить руки правительству, а кому?

Рискну заметить, что сегодня, кажется, важнее не тот или иной конкретный адрес вливаний, а соответствие их хоть какой-то. более-менее вразумительной стратегии (один из вариантов предложен читателю на этой же странице в статье «Богатые плачут громче всех»). Ибо сейчас существует явная опасность «Лихорадочной корректировки», когда кабинет будет вынужден, скрепя сердце, раскидывать кредиты в зависимости от политической злобы дня, интриг во властных структурах и успехов тех или иных лоббистских группировок.

 В качестве символической уступки давлению съезда, хотя это произошло бы и без кремлевского веча, в- правительстве могут быть произведены замены, скорее даже не замены, а введение новых игроков. Например, среди кандидатов в очередные вице-премьеры называют В.Шумейко и А.Вольского. И тот, и другой призваны воплотить в жизнь призыв «правительству нужен опытный хозяйственник». Лукавство этого лозунга, в общем, очевидно: дело в том, что нормальному правительству хозяйственники нужны только в качестве управделами и зав. гаражом.

Смысл деятельности правительства не в еженедельной накачке по селектору генеральных директоров и разнарядочной деятельности, если, конечно, речь идет о правительстве настоящих, а не уродливо- компромиссных реформ. Богу богово, кесарю-кесарево; в Кабинете министров, к сожалению, не боги, директора, к счастью, еще не кесари, но каждый должен заниматься своим делом: правительство макроэкономикой, сиречь налоговой, кредитной, таможенной и прочей высокой политикой, а хозяйственники-напрягать мозги и силы для поиска путей к выживанию своих заводов, причем не через угрозы и вымогательства, а разработкой пусть пока примитивных, но все же рыночных стратегий выживания.

Весьма важным элементом корректировки правительственного курса (опять же вызванной не бессмысленным сидением в Кремле нардепов, а скрытой кулуарной борьбой на всех уровнях) явится, видимо, причем в самое ближайшее время, организованный подкуп директорского корпуса в ходе приватизации заводов и фабрик. Я говорю о довольно-таки навязчивой кампании, проводимой в последнее время, -в умы сограждан внедряется нехитрая мысль: пусть директора при приватизации получат ощутимую долю акций управляемых ими предприятий. При этом нам горячо и как бы убедительно доказывают, что директор может хорошо руководить, лишь имея солидную долю прибыли объединения, завода, фабрики и т.д. Это, конечно, очередной горячечный, совковый бред. Генеральный директор в США довольно редко владеет акциями управляемой им корпорации –просто у него зарплата раз этак в двадцать выше, чем у президента Соединенных Штатов. Но в нашем отечественном случае доля в имуществе завода и его прибылях, безусловно, надежнее, чем какая-то там зарплата при ежемесячной инфляции в 30 процентов… Однако гражданский гнев здесь, пожалуй, неуместен. Пусть владеют. «Каждому директору по 10 процентов акций вверенного ему предприятия», – это достаточно дешевый для общества принцип, если, конечно, взамен бывшие «красные директора» откажутся от чрезмерных претензий на руководство действиями реформаторского правительства и перестанут бояться приватизации.

Но вот о чем им следует задуматься в самом срочном порядке.

Стране грозит забастовочная волна, связанная с неизбежным банкротством предприятий после повышения (я уже не говорю о либерализации) цен на энергоносители. И встанет ли директорский корпус во главе колонн забастовщиков («Кредитов! Субсидий! Компенсаций!») или сочтет за благо изыскивать внутренние резервы и успокаивать бастующих- от этого зависит многое.

Ведь нынешние выступления таксистов, водителей автобусов и врачей по сравнению с возможным будущим всплеском паники из-за ликвидации сотен тысяч рабочих мест покажутся вскоре нам мелким хулиганством. Впрочем, это и является хулиганством. Когда водитель автобуса требует 15000 в месяц зарплаты и угрожает невыходом на работу, то мэру города, вероятно, стоит издать рескрипт, который бы запрещал, скажем, городским стоматологам лечить бастующих водителей автобусов от острой зубной боли, почтальонам-приносить им почту и т.д. В самом деле, если извозчики шантажируют город, то почему город не может им ответить тем же? Но это к слову. Возвращаясь же к делу, к экономическим прогнозам, нельзя не сказать еще об одной вечной теме-о налогах.

 Судя по последним документам из правительственного рабочего центра экономических реформ, Гайдар с коллегами не собирается снижать нещадно критикуемые налоги на прибыль и добавленную стоимость до той благословенной поры, пока темпы инфляции не снизятся. до 10-20 процентов в год, ибо в условиях финансовой нестабильности снижение налогового пресса вовсе не стимулирует экономическую активность. А возвращаясь к съезду… С клинической точки зрения, у него есть один положительный итог, который вполне соответствует древнему врачебному правилу «не навреди». И то хорошо; было бы, конечно, замечательно, если бы восторжествовало и другое, не менее древнее правило: «Врачу, исцелися сам»,-но это, видимо, уже несбыточные мечты.

Владимир АНОХИН, депутат:

 -Полагаю, что съезд как институт себя изжил. Хочу подчеркнуть- не институт парламентаризма, а именно съезд. Необходимо было бы его вообще распустить и оставить только Верховный Совет, увеличив его до необходимого количества людей. Но поскольку я отдаю себе отчет, что съезд на это не пойдет, то, может быть, стоит попытаться ограничить полномочия съезда и передать все законодательные функции Верховному Совету.

Николай ТРАВКИН, депутат:

-Что касается роспуска съезда, то нет таких механизмов. Можно, конечно, остановиться на каком-то варианте Конституции и провести новые выборы в соответствии с новым Основным Законом страны. Ничего страшного, я считаю, не было бы, если бы мы в ноябре- декабре провели выборы на уровне краев и областей. К выборам глав – администрации можно вполне подвязать и выборы Советов и провести это на многопартийной основе. И, таким образом, хотя бы эта власть среднего уровня была сформирована по-новому

Гарри КАСПАРОВ:

– В зале необходимы обыкновенные учителя начальной школы. для наших нынешних депутатов. Не говоря о том, что им всем не хватает экономических, юридических, политических знаний. Если не всем, то подавляющему большинству.

Учителя нужны именно из начальной школы, а не из высших партшкол, где и обучалось большинство депутатов. Этот съезд выполнил свою историческую роль. Он доказал бессмысленность советской власти в нынешних условиях. Мне стыдно за свою страну, высшим законодательным органом которой считает себя этот съезд.

-Можно ли вас понять так, что вы сторонник сильной президентской власти в республике?

-Очень сильная президентская власть есть во Франции, достаточно сильна она в США. Но в этих странах многолетняя демократия, она создала в общем-то свои противовесы. А у нас их нет, поэтому сейчас разгон съезда и утверждение сильной президентской власти было бы, наверное, неправильным. Необходимо найти некую форму, которая позволила бы проводить реформу.

В последнее время наша политическая жизнь всё более и более напоминает то, что на общепринятом народном жаргоне называют обычно «гнездом кукушки». Мы далеки от того, чтобы идентифицировать занятия политикой в нашем Отечестве с пребыванием в сумасшедшем доме. Но здравого смысла в действиях новоявленных политических лидеров становится все меньше и меньше. Казалось бы, сейчас, когда перед лицом явно надвигающейся опасности фашизации общества демократы, наученные горьким опытом истории, должны объединяться, один за другим происходят политические скандалы и расколы, приводящие к образованию различных «крыльев» и крылышек». И когда-то монолитная «Демроссия» рассыпается глазах.

Радикал-не профессия

Лев ПОНОМАРЕВ, народный депутат Российской Федерации, сопредседатель движения «Демократическая Россия»

С движением Демократическая Россия» связано многое. Это и борьба с коммунистическим режимом, и избрание первого российского Президента. Сегодня движение переживает тяжелый период. Означает ли это, что ушли в прошлое сами основы, которые вознесли «Демроссию» на Олимп политических баталий, или речь идет о ее неизбежной трансформации?

Радикализм- не наша стратегия. В «Независимой газете» Т.Малкина написала, что «Демроссия» находится в стадии «окоченения трупа». Оценивая такой подход, могу сделать только один вывод- видимо, она ангажирована Афанасьевым, Баткиным, Буртиным и многими другими. В настоящее время это крыло движения работает на раскол «Демроссии».

Как оценить сегодняшнее состояние движения? Длительное время идет разговор о том, что «Демроссии» нужна своя программа. Мы не торопились это делать. Первоначально движение возникло как объединение различных общественно- политических организаций и юридических лиц. Именно поэтому единой программы в таком движении быть не могло. Я лично всегда считал, что никакая программа нам не нужна. Программными установками «Демроссии» были борьба с коммунизмом и тоталитарным режимом. В уставе у нас была фраза о борьбе с монополией КПСС за власть, а также построение правового общества, в котором соблюдаются права человека. Мы считали, что для того этапа этих установок было достаточно.

 В настоящее время «Демроссия» становится политической организацией со своим лицом. Причем это направление оформилось не на базе выдуманной программы и идеологии, а на основе реальных решений, которые принимались по конкретным вопросам. Так, например, по вопросу о границах мы путем голосования приходили к решению, что в переходный период должен действовать принцип незыблемости границ.

 В процессе оформления «Демроссией» своего политического лица, партии которых не устраивали те или иные решения, стали выходить из движения. Этот процесс мучительный, но совершенно необходимый и естественный. Заранее можно было предвидеть распад «Демроссии». Это парадокс, но она создавалась, чтобы распасться. Разумеется, это не означает, что происходит исчезновение «Демроссии» как таковой. В настоящее время в ней оформляется ядро, которое сохранит название Движения. Эта организация будет участвовать в выборах на основе нового Закона о партиях, который сейчас готовится. В соответствии с этим законом «Демроссия» будет иметь статус политической партии.

Итак, первая фаза распада движения – это выход различных партий. В настоящее время «Демроссия» переживает вторую фазу внутренней трансформации. Дело в том, что внутри движения всегда существовало радикальное крыло, лидером которого является Ю.Афанасьев. Данное течение в «Демроссии» можно назвать романтически – радикальным крылом. В последнее время оно активизировалось. Кризис в движении возник в связи с тем, что радикалы начали претендовать на роль ведущей силы в «Демроссии».

На конференции движения в Санкт-Петербурге Ю.Афанасьев утверждал, что ни Координационный совет, ни Совет представителей не соответствует настроению рядовых членов движения. На Совете представителей вопрос о созыве чрезвычайного съезда движения обсуждался и был отклонен 2/3 голосов. Я голосовал против, потому что такой съезд оформит раскол движения. Противоречия у нас с Афанасьевым в общем-то непримиримые. Не случайно именно меня Ю. Афанасьев считает вершиной группы политиканов в руководящих структурах «Демроссии». Что касается современной политико- идеологической ориентации «Демроссии», то она оформляется как либеральная организация, может быть, даже с правым уклоном. Мы выступаем за приоритет частной собственности и считаем, что Россия должна быть неделимой. В этом смысле мы неоригинальны. Лозунг «Россия единая, но делимая» афористичен до глупости, но это не смущает Ю.Афанасьева, который его отстаивает. Мы же выступаем за целостность Российской Федерации.

 В заключение мне хотелось затронуть тему о политической поддержке президентской власти. Пока у него нет политической базы, на которую бы опиралась его стратегия реформы. Все это создает опасную ситуацию и для Президента, и для перспектив выхода России из кризиса. Не бывает устойчивой системы власти без политической структуры, на которую власть опирается. Я считаю, что наступил | момент, когда в короткий срок необходимо создать механизмы политической поддержки Президента. Сейчас существуют две такие демократические силы. Первая это «Демроссия». Вторая это блок двух партий: ДПР и Партии свободной России. Мне кажется, что эти две демократические организации должны найти точки соприкосновения и сформировать некий политический суперблок в поддержку реформ. Выступление оппозиции на VI съезде с критикой реформ и убеждает меня, что с решением этой задачи нельзя затягивать.

Секретное оружие» демократов

«Мы считаем единственно возможной формой взаимодействия политической силы с органами государственной власти политическое, цивилизованное и категорически отрицаем попытки воссоздания под именем «комитетов поддержки реформ»-обновленного партийно-государственного конгломерата».

 (Из декларации межрегиональной конференции движения «Демократическая Россия»)

Ольга.ГЕРАСИМЕНКО

Похоже, в лексикон «демороссов» прочно вошла ещё одна аббревиатура- ОКРР- общественные комитеты российских реформ. Что это: бюрократическая пустышка, некая иерархическая структура, практически подменяющая Демроссию», или умело сколоченные штабы будущих предвыборных баталий?

Резолюция об их создании, принятая вторым съездом Демроссии» 10 ноября прошлого года, подразумевала образование механизма обратной связи между исполнительными и представительными органами и населением на местах. Hе являясь изначально структурой по поддержке каких-либо персоналий или руководства в целом, созданные комитеты призваны оказывать содействие проведению радикальных экономических реформ и социальных преобразований в Российской Федерации.

ОКРР оставляют за собой право критиковать само правительство за любые отступления от курса реформ, половинчатость и ошибки в их осуществлении, вплоть до открытой оппозиционности правительству в случае его отката от реформаторского курса.

Официально зарегистрированные как общественные организации граждан и объединений, ОКРР не обладают законодательной властью, не принимают политических заявлений, не выдвигают кандидатов на выборах, не имеют структуры вертикального подчинения и центральных общероссийских руководящих органов. Однако согласно распоряжению правительства Российской Федерации от 3 января 1992 г. за подписью Г.Бурбулиса комитеты должны обеспечиваться на местах служебными помещениями, средствами связи, а также доступом к официальной информации, связанной с проведением реформ.

За последние полгода комитеты созданы более чем в половине регионов России: на сегодня они объединили под одной крышей не только все- возможные союзы и партии демократического толка, но и независимые профсоюзы, общества предпринимателей, ветеранов, Казачий круг.

А в Плесецке районный ОКРР образован решением сходки местных анархистов «по предложению батьки». В протоколе указано: «Ввиду того, что остающиеся у власти партийные функционеры, прежде всего бывший партаппаратчик, глава администрации района В.И.Сиверский, не в состоянии руководить районом и не заинтересованы в реформировании общества, необходимо создать районный ОКРР.

«Иначе перекрасившаяся красная сволочь будет по- прежнему разорять регионы подлыми коммуняцкими методами». В Ростове лидирующие позиции ОКРР – за республиканской партией. По признанию активистов московского КРР, новоявленная структура неожиданно объ единила на местах те силы общества, как в реальной повседневности объединить не представлялось возможным.

Сами же демократы признают, что превалирующими факторами в создании ОКРP служили для них интересы реформ, а не интересы движения «Демроссии», поэтому на бесспорное лидерство в комитетах они не претендуют.

Итоги деятельности ОКРР подводить сегодня, скорее всего, преждевременно. Есть у них свои, пока небольшие, победы. В Воронеже, например, с подачи ОКРР отстранен от должности главы администрации В.Калашников, злоупотреблявший данной ему властью. В г.Миассе Челябинской области, напротив, представителям городской организации «Демроссии» ОКРР – удалось достичь согласия с городскими властями, результатом чего стала публикация в местной прессе перечня объектов различного назначения, подлежащих немедленной приватизации населением. К позитивным результатам деятельности столичных ОКРР можно отнести и спасение кафе «Ивушка», что на Новом Арбате: коллектив, своевременно подавший заявку на его приватизацию, чуть не оказался «на крылечке» – выяснилось, что это кафе уже давным-давно не кафе, а сингапурское совместное предприятие. На помощь пришли ОКРР -«отстояли»… Однако в большинстве регионов России новоявленные структуры «в опале» у местных властей. Посему им уже даже как-то и не до реформ: отвоевать бы служебное помещение, связь наладить. Из «бездомных» комитетов какие же «защитники реформ»? …Можно их критиковать, можно вовсе не замечать. Нужны, не нужны? – рассудит время. А пока самое разумное, как в старой присказке: «Не согласен – предлагай, предлагаешь – делай». –

«Демроссия»: жизнь после смерти

Аркадий ЛАПШИН

Радикальное крыло «Демроссии» провело недавно в Москве региональную конференцию, на которой была поставлена цель создать «вторую волну» движения. Для решения этой задачи радикал-демократы намерены в конце мая созвать внеочередной съезд «Демроссии», на котором предполагается свалить нынешнее политическое руководство во главе с Л.Пономаревым и Г.Якуниным. Но, может быть, прав Л.Баткин, заявивший на конференции, что «демократы живут сами по себе, а страна-сама по себе»?

Все эти коллизии в рамках «Демроссии» заставляют искать причины ее кризиса по нескольким направлениям.

 Первое это отсутствие соответствующей послеавгустовскому периоду политической идеологии и второе-неразработанность политических механизмов участия «Демроссии» в процессах модернизации общества. А если говорить точнее, то речь идет о поиске своего постоянного политического места в системе новых властных отношений.

Рад буду ошибиться, но полагаю, что, если в кратчайший срок не будут предприняты усилия по преодолению инерции распада, то движение обречено на скорое исчезновение.

Каковы возможные пути преодоления кризиса в «Демроссии»?

Ключевое значение для укрепления политических позиций «Демроссии» приобретает поиск концепции политической идеологии или основной консолидирующей идеи. Таковыми уже не могут быть антикоммунистические установки или антиноменклатурные кампании, хотя радикальное крыло «Демроссии» продолжает настаивать на этих направлениях деятельности. Можно по-разному относиться к ценностям, на основе которых сейчас быстро усиливаются гражданско-патриотические движения и партии, Но совершенно очевидно, что и перед демократами стоит фундаментальная задача по соединению ценностей демократии, государственности и патриотизма. Вне этой триады поиск основополагающих жизненных ценностей будет блуждать между аморфными общечеловеческими нормами и столь же неконкретными ориентирами «хорошей демократии» или «хорошего рынка».

Попытка демократов сконструировать искусственный идеал разве что способна стать украшением элитарных салонов и отдельных партийных собраний. Демократия- государственность- патриотизм- вот те предпосылки, в рамках которых должен быть сформулирован предельно ясный каркас для консолидирующей идеи «Демроссии». В этом случае для движения открывается шанс для второй встречи с народом.

Вторая ипостась современного жития «Демроссии» связана с ее местом в политической системе. Движение сформировалось как массовое общественно-политическое образование, но в настоящее время существует острейшая, причем объективная, потребность в немедленном укреплении партийно-политической базы президентской власти. Есть ли здесь противоречие? И да, и нет. По своей целевой природе «Демроссия» возникла как «партия выборов», как антикоммунистическая сила, и в том своем качестве она выполнила свои функции. Сейчас ситуация не просто изменилась, она стала совершенно иной. Новые условия открывают перед движением два варианта изменений.

Первый: трансформироваться в классическую партию, но это путь с непредсказуемыми для нее самой последствиями. Он маловероятен.

Второй путь естествен, поскольку опирается на сильные стороны «Демроссии» именно как массового общественного движения. Он предполагает политическую включенность движения в действующий при Президенте блок, который должен вобрать в себя демократические партии и движения, поддерживающие стратегию радикальных реформ в России. Есть 4 или 5 положений, по которым демократы обязаны достичь согласия. Остальные же вопросы в рамках этого политического блока могут решаться в режиме «круглого стола». «Демроссия» может стать инициатором этого политического процесса, который никак не подпадает под концепцию верхушечной партии. Ведь только в случае постоянного взаимодействия президентских структур власти с демократическим блоком реформы приобретают достаточно весомую организационную и социально-политическую поддержку. Она очень нужна, и это продемонстрировал бал популизма, который прошел на VI съезде народных депутатов России.

Дьяконов на воеводстве

Так получилось, что мне удалось составить достаточно определенное представление о качественном составе глав администраций в областях, краях. На две трети, а то и на три четверти вчерашних председателей облисполкомов или облсоветов, кого больше, кого меньше, снедает ностальгия по доперестроечным порядкам и правилам. Но есть и те, кто миновал «фуганок» предоблисполкомовской выучки. К таким принадлежит глава администрации Кубани Василий Дьяконов. В то время как его коллеги из предоблисполкомовских кресел, как правило, входя в депутатскую группу «Коммунисты России», рьяно голосовали против суверенитета, новой Конституции, земельной реформы, он воодушевленно голосовал за все дерзкие замыслы обновляющейся России. Затем российский депутат с рвением действовал как доверенное лицо Б.Ельцина на выборах в президенты. И когда на волне августовской победы над путчем родилась важная должность главы администрации, В.Дьяконов стал «первой ласточкой», первым главой администрации.

Борис КУДАШКИН

 Демократическая пресса тех времен чуть ли не с восхищением сообщала о крутых мерах Дьяконова в отношении «партократов», старых чиновников и других. С надеждой увидеть в Дьяконове одного из новой генерации руководителей и политиков «губернского» масштаба я все рвался в первые недели после путча в командировку на Кубань.

Командировка моя как куратора Контрольного управления состоялась несколько недель назад, а в дипломате лежали письма для их проверки на месте, сами по себе до встреч с этим «губернатором» нарисовавшие облик, противоположный тому, который подсказывало мое воображение. К письмам прибавились живые впечатления от встреч на местах. И ощущение странной «непотопляемости» В.Дьяконова, какие бы выходки он ни позволял себе.

Возьмем сначала один аспект. Кубанские казаки это основная социальная группа населения, в крае их сотни тысяч. И, казалось бы, умный губернатор постарается жить «в мире и дружбе» с казаками. Но в прессе публикуется заявление совета атаманов Кубани Президенту России Б.Ельцину «О недоверии главе администрации Краснодарского края В.Н.Дьяконову», где ему ставится в вину умышленное искажение роли казачества в процессах, происходящих на юге России.

Василий Николаевич Дьяконов 1991- 1992 гг-губернатор Краснодарского края

 Это по-крупному. А уж локальным казацким претензиям к главе администрации несть числа. «Проколачивая земельную реформу, отмахивается от наших вековых традиций. Но это не пройдет, даже если нам придется пустить в дело шашки», пылко заявляли одни. «Дьяконов и дьяконовцы отводят нам земли поплоше и подальше от станицы, бывает, за 30, 40 километров, жаловались другие. -Копнешь: а кто же на наших пристаничных землях? Чинуши из Краснодара».

Восстановил Дьяконов против себя прочих сограждан-земляков. Волевым решением приостановил выделение садово-огородных участков. Восстановил Дьяконов против себя весь фронт демократов (хотя благодаря высокому «демократическому» рейтингу и был назначен главой администрации). Практически все краевые газеты напечатали в январе «Открытое письмо Президенту Ельцину». В нем вслед за разоблачительной конкретикой демократы предупреждали: «Уважаемый Борис Николаевич! Все эти и многие другие некомпетентные и незаконные действия главы администрации Дьяконова В.Н. ведут не только к его дискредитации, но и быстро подрывают кредит доверия, выданного вам кубанцами».

Восстановил Дьяконов против себя военных. На имя Президента Ельцина полетели в Москву телеграммы, письма о том, что за театрализованной встречей казаков-избирателей с депутатами краевого Совета по поводу Закона о pеабилитации репрессированных родов краснодарский «губернатор» увидел крамолу, путч, военный переворот и прочие страсти-мордасти, представил это так в «инстанции», и вот уж готовы документы на увольнение из Вооруженных Сил командно-инженерного училища генерал-майора В.Белоусова и старшего преподавателя этого училища подполковника П.Мужикова.

Еще из одного места полетела в Москвy отчаянная жалоба на Дьяконова- редакции краевой газеты «Кубанские новости». В истории с двумя краевыми газетами дьяконовской падчерицей «Кубанские новости» и «любимым детищем» «Кубанским курьером» глава администрации края поступил очень мудpo: здание для двух редакций передал на баланс «Кубанскому курьеру». Последний вполне в духе теневого беспредела заломил с «Новостей» аренду по рыночной цене 1500 руб. за 1 кв.м (660 тыс. рублей в год). И для того, чтобы подчеркнуть, что это не братский розыгрыш, а живая явь, главный редактор «Кубанского курьера» вырубил электропитание и теплоснабжение «золушке».

Прерву это «однообразие» хотя бы одним-двумя примерами, кому В.Дьяконов все-таки мирволит. Об этом свидетельствует распоряжение о фонде развития предпринимательства. В целях развития экономики края деловым кругам Кубани переданы в бессрочное пользование бывшие Дома политпросвещения в Краснодаре и Новороссийске, гостиничные комплексы крайисполкома в Анапе и Кабардинке, санаторий им. Ленина в Сочи, гостиничные комплексы «Кавказ» (Краснодар) и «Дагомыс» (Сочи), недостроенная столовая бывшего крайкома КПСС. Не мучаясь рефлексией, Дьяконов просто объясняет поток жалоб на него: «Было бы удивительно обратное. Край- то какой!.. Консервативный Юг». Бравируя близостью к Ельцину Дьяконов день за днем «проматывает» авторитет Президента. Трижды за последние десять лет он улучшал жилищные условия.

-Что, я, глава администрации пусть третий раз не имею право на четырехкомнатную квартиру в 53 кв.м.? Не такие уж это хоромы! ответ на мои укоры.

В краевом центре стали притчей во языцех «ханские выходы» В.Дьяконова на иные заседания, собрания, слеты. Вначале в зал входят четыре его телохранителя-омоновца, потом он сам. Спрашиваю его во время беседы: Не многовато ли даже для вас четыре телохранителя? Я тебе могу показать стопку писем с угрозами, снова мгновенно парирует «губернатор».-Тут ко мне недавно атаман кубанской Рады Громов вошел. Развалился вот за этим столом, а за спиной его двое с «калашниковыми» встали. Это похлеще четырех безоружных телохранителей… гневно вскинулся Дьяконов.

 Но истинным перлом неугомонного дьяконовского тщеславия стала, конечно, брошюра, выпущенная его «карманным» издательством «Кубанский курьер» в октябре 1991. Пышно названная «Русского Отечества депутат», она открывается эпиграфом-изречением… самого Дьяконова. Издатель, как водится, описывает на первой странице жизненный путь главы администрации. Далее групповая фотография с подписью: «Б.Н.Ельцин с группой кубанских депутатов. Крайний справа В.Н.Дьяконов».

Поистине, сборник, как колобок у бабушки – «по сусекам скребен»: «Выступление В.Н.Дьяконова на I Съезде народных депутатов РСФСР, поданное в секретариат съезда (июнь 1990г.)» (делегаты слушать не стали, так хоть земляки пусть почитают), «Выступление В.Н.Дьяконова на II Съезде народных депутатов РСФСР, поданное в секретариат съезда (сентябрь 1990г.)».

Дискредитирует российское руководство, «команду Ельцина» В.Н.Дьяконов и тем, что резок, груб, фамильярен с посетителями. Не свободен от пристрастий в распределении помещений, автомашин (распродажу по льготным ценам автопарка бывшего крайкома КПСС скорректировал в пользу своeго родного предприятия «Кубаньуниверсалмонтаж», бизнесменов Кубани). Личные пристрастия в отношении людей становятся фактами семейственности и протекционизма (приближен, «хорошо устроен» родственник Дьяконова С.Чуб – зам.председателя фондов предпринимателей; доктор экономических наук, под чьим научным руководством В.Дьяконов писал диссертацию на соискание степени кандидата экономических наук, С.Воронин является теперь заместителем председателя правительства Кубани).

Но всё это были цветочки. А вот теперь – ягодки! Прямо-таки конспектом детектива выглядит ситуация противостояния «Дьяконов- краевой суд». Распоряжение Президента о мерах по улучшению работы судов РСФСР в части выделения здания бывшего крайкома КПСС краевому суду не выполнено. В.Дьяконов своими распоряжениями передает здание бывшего крайкома партии сначала образующемуся центру матери и ребенка, затем Краснодарской краевой детской больнице, а впоследствии музыкальному училищу.

Вместе с тем краевой суд остается в аварийном здании (опечатан санэпидстанцией). Требования о предоставлении краевому суду пригодного здания в адрес главы администрации края неоднократно исходили от республиканского руководства: Г.Бурбулиса, Ю.Петрова, С.Шахрая, В.Махарадзе, министра юстиции РФ Н.Федорова. На месте такие требования к Дьяконову предъявлялись представителем Президента по краю В.Тетериным, коллективом краевого суда. Председатель краевого суда, считая принятые главой администрации края распоряжения незаконными, обратился в Госарбитраж с иском об отмене распоряжений главы администрации, но иск отклонен… Буквально на днях стал известен наконец адрес, по которому скоро вселится краевой суд. Но прежде из него надо выселить 7 или 8 размещенных там учреждений.

А теперь остается задать вопрос: кому очень бы желательно было в этой нашей жизни насолить правосудию? Наверное, тем, кто как минимум может оказаться «интересным объектом» для для следствия и суда. Это замечание, разумеется, не намек на главу краснодарской администрации. Это предложение ему дать свой вариант ответа на этот непростой вопрос.

Сила всякой власти в привлекательности новых политических фигур, обладающих многими человеческими достоинствами. И напротив: опасно разочарование массы в приверженцах линии Президента Ельцина. Если в новой политической команде политик за политиком при близком рассмотрении в делах будут горько обманывать простых людей, то пропорционально этому разочарованию будет ослабевать эта власть. Еще быстрее она будет ослабевать, если станет упорно удерживать в своей обойме обанкротившихся и ставших неприятными людям функционеров.

Краснодар

Кому отдать честь?

В знаменитом романе Ярослава Гашека о бравом солдате Швейке есть один второстепенный персонаж, который выдуман автором для того, чтобы проиллюстрировать мысль самую первостепенную. Полковник Клаус фон Циллергут считал главным компонентом, от которого зависит военная мощь его страны, умение солдат и офицеров отдавать честь. «Должно вкладывать в это всю свою душу», —говаривал он. И в этих словах заключался глубокий фельдфебельский мистицизм.

 Андрей ШАРЫЙ

И впрямь не надо излишне нажимать на одну педаль. Не надо. Министра иностранных дел долго и упорно критиковали за отсутствие у России концепции внешней политики. Андрею Козыреву доставалось и за то, что МИД слишком увлекается «дальней» дипломатией, забывая о «ближнем» зарубежье. Теперь все: министр выступил на Съезде народных депутатов с изложением позиций правительства, предварительно совершив турне по бывшим советским республикам, -то есть формально убил сразу двух зайцев и урезонил сразу всех критиков.

 Но у скептиков скепсиса не убавилось. Верховный Совет, в недрах которого последовательно обсуждалось несколько вариантов внешнеполитической стратегии, к деятельности МИДа относится с оттенком отеческой строгости, хотя вообще дипломатов уважает как людей, обеспечивающих внешнее подкрепление внутренним реформам. Руководитель парламентского Комитета по международным делам и внешнеэкономическим связям Евгений Амбарцумов сказал о последнем варианте мидовских предложений так: «Документ абсолютно непригоден. Это набор общих фраз и благих пожеланий. Там перечисляются все страны и говорится, что со всеми надо сохранять хорошие отношения. Но ведь реальное геополитическое положение России-не компас, на котором обозначены четыре стороны света».

Амбарцумов, с одной стороны, прав, поскольку и депутаты, и телезрители имели возможность убедиться, что Андрей Козырев страстью к конкретике не страдает. Однако, с другой стороны, а что именно парламент и общественное мнение страны желали бы от министра услышать? Детальный анализ обстановки во всем белом свете и почасовой график реакции отечественного внешнеполитического ведомства? Приходится удовлетворяться тем, что мы имеем от дипломатов то, что имеем, и большего не получим.

Козырев не раз и не два явно давал понять, что те направления деятельности, по которым Президент, парламент и правительство стратегические решения приняли, МИД вполне способен «разрабатывать» самостоятельно, а вот там, где зияют принципиальные дыры, не худо бы потрудиться вместе.

На образном дипломатическом языке эти дыры именуются «необходимостью принятия политических решений». Прореха номер один-отношения с СНГ, конечно. Одним министерским турне заплату не наложишь. Но коль уж требуют депутаты жесткости в отстаивании национальных интересов и интересов соотечественников за близкими, но уже бесконечно далекими границами, приходится вспомнить о том, что и парламент вроде бы активной работы не прекращал и немало разных решений напринимал.

Один из депутатов в личной беседе назвал «морально ущербной» ту модель, по которой Россия заключает договоры с бывшими советскими, -модель, между прочим, разработанную МИДом. Но Верховный Совет вроде бы тоже эти договоры обсуждал, парафировал и ратифицировал-как бы не совсем он чужой внешнеполитической активности. Всему нашему ближнему зарубежью, как и нам самим, еще очень и очень долго придется ковыряться в останках собственного единства – а когда есть, что делить из наследства покойного папаши, дружбы, увы, не дождаться.

Головная боль номер два – это Курилы. Наш министр не зря на заре своей профессиональной карьеры готовил речи для выступлений советских представителей в ООН -в тонкости ему не откажешь: «Идет работа по согласованию мирного договора с Японией, включающего территориальное размежевание». Но пока не договоримся сами с собой, трудно предположить, каким это территориальное размежевание будет. Потому что для одного руководителя извлечение «курильской занозы»- это «распродажа родной земли», а для другого – «восстановление исторической справедливости». Да будь наши дипломаты хоть трижды дипломатами, не провести им с пользой для Отечества ни одной своей акции, пока в верхах не станет окончательно ясно, к чему стремиться.

И последняя сфера, которая требует принятия «политических решений» -внутренняя реформа в самом МИДе. 24 посольства и консульских представительства за рубежом закрываются, 14 новых в странах CHГ учреждаются, дипломатический персонал за границей сокращается на треть, в Москве уже на 800 сотрудников меньше, чем до слияния российского и союзного министерств. Есть насчет рeорганизации соответствующий указ Президента, но, очевидно, это не последний документ по сему поводу: «демократическое обновление кадров» предполагает, очевидно, долгую и тщательную чистку. Министр считает, что практика «политических назначений» в отдельных случаях оправдана и потому будет продолжена, зато прежних «партийных деятелей» из мидовской верхушки убрали- набралось человек этак 15.

 Так или иначе МИД, а с ним и всю нашу внешнюю политику вне зависимости от наличия и отсутствия у нее концепции лихорадит и еще долго будет лихорадить- коней приходится менять на переправе. Дипломаты, правда, рассчитывают на более активное содействие депутатов-надеюсь, не в форме массовой высылки самых активных в сокращенные загранпредставительства-биться на внешнеполитических фронтах.

Кстати, Йозеф Швейк в отличие от полковника фон Циллергута считал, что исход военных кампаний решают уважение к начальству, знание устава и присутствие духа. Поверх всего он рекомендовал присовокупить еще и доблесть. Правда, даже его убежденность не помогла-Австро-Венгрия, тогдашнее отечество Швейка, войну, как известно, проиграла.

 Поищем свои рецепты.

Шу-шу

Впервые в Шушенском мемориальном комплексе «Сибирская ссылка В.И. Ленина» мне довелось побывать в 1970 году. Помню, первым восклицанием в каждой группе туристов, входившей на территорию заповедника, было: – Неужели люди так жили?!

Добротные, нередко в два этажа дома, такие же большие надворные постройки. Крестьянин среднего достатка в Сибири в те времена имел три-пять лошадей, телегу, сани и по десять десятин обработанной земли. Экскурсоводам приходилось выкручиваться, поясняя посетителям, что здесь как-никак был центр села и жили, следовательно, самые зажиточные… -Чепуха это,- машет рукой нынешний экскурсовод Лидия Сопрыкина.- Крестьян среднего достатка было подавляющее большинство, а бедняком в Сибири оставался только лодырь или пьяница. Давайте, кстати, посмотрим дом бедняка.

Николай ЧЕМЯКИН

Входим в небольшую избушку, начинающуюся кухней. Горницу даже в богатых домах открывали редко: по праздникам или в честь приезда дорогого гостя. Здесь,в небольшой  кухоньке, жила и трудилась вся большая семья –  родители и девять детей. Невод, сaпожные колодки, станок для ручного прядения шерсти. Плюс, конечно, нехитрая утварь.

 История сохранила фамилию хозяина этой избы- Шпрунг. Позднее, благодаря упорному труду и уму он «выбился в люди» -стал преуспевающим торговцем. Правда, с точки зрения последующих событий, вряд ли это принесло ему счастье…

 Но все это было потом, когда на события в жизни страны гигантское влияние оказал один из политссыльных Шушенского -Владимир Ульянов.

 Впрочем, следует уточнить, что с точки зрения тогдашних чиновников молодой Ульянов вовсе не был политическим ссыльным. Политссыльными, т.е. сосланными по суду, были народники, «герои террора», по выражению Владимира Ульянова. Например, Аркадий Тырнов, имевший срок ссылки 20 лет и значительно более строгий режим содержания, чем административные ссыльные, к которым принадлежал Ульянов и социал-демократы.

 Административным ссыльным запрещалась только служба в государственных учреждениях. А чтоб им было на что жить, с первого дня пребывания здесь правительство назначало содержание- по восемь рублей в месяц. Заметим, что корова тогда стоила от 12 до 18 рублей.

Восемь рублей приблизительно равнялось заработку обычного российского рабочего. Во всяком случае известно, что Владимир Ульянов жил безбедно, дочь второго квартирного хозяина порой исполняла роль прислуги при нём и Крупской, в свободное время ссыльный охотился, частенько покупал и зажаривал во дворе целого барана. Это не было в Сибири чем-то особенным.

 Примерно так жили и остальные административные ссыльные, получившие срок по три года каждый.

Тогдашняя Сибирь во многом поразила молодого марксиста Ульянова. Он ожидал увидеть отсталую забитую окраину державы, а вместо этого нашел грамотных, гордых и независимых людей.

 Дешевый и высококачественный сибирский хлеб захлестнул тогда рынок России, и царь вынужден был ввести знаменитый «челябинский перевал», где жители процветающей колонии платили пошлину, когда ввозили свой товар в Россию. До сих пор берег Волги от города Лыскова и почти до самого Нижнего Новгорода носит название «Сибирской пристани».

Самым сытым, хозяйственным крестьянином называл позднее Ленин сибиряка, «потому что работать из-под палки мало приучен». С этим высказыванием вождя у экскурсоводов также частенько случался казус- в каждой группе туристов находился человек, грустно замечавший: -зато теперь приучили…

Сибирь тех времен гораздо легче было сравнивать с Америкой, с которой у сибиряков постоянно поддерживались торговые связи. И не случайно главная работа, которую Ульянов написал в эти годы, называлась «Развитие капитализма в России». Она начинается словами, которые сегодня звучат актуально: «Рынок есть категория товарного хозяйства, которое в своем развитии превращается в капиталистическое и только при этом последнем приобретает полное господство и всеобщую распространенность».

 Здесь, в Шушенском, 10 июля 1898 года молодой Ульянов обвенчался с Надеждой Крупской в Петропавловской церкви села, снесенной его ретивыми последователями в 1938 году.

К сожалению, молодой Ульянов был слишком погружен в теорию марксизма, в межпартийную борьбу революционеров в России, да и в личной жизни его тогда происходили важные события. Во всяком случае, очень многое в экономической и социальной Сибири прошло мимо него. Сибирь же в те времена имела весьма развитое сельское хозяйство, основанное на свободном труде свободных людей- фермеров, как бы сказали сейчас. Торговля знаменитым сибирским маслом давала колонии больше золота, чем Ленские прииски. Металл сибиряки предпочитали уральский, прокатный. Примерно в эти годы у крестьян Сибири начал появляться и сельхозинвентарь из Америки.

Вся исполнительная власть в Шушенской волости принадлежала волостному старшине, которого избирали из самых уважаемых крестьян. Старшина был подотчетен крестьянскому сходу, суждения которого основывались на обычаях и здравом смысле и, как правило, бывали взвешены и мудры.

Интересно отметить, что обычай сибирского землевладения, Ульянов, не мудрствуя, назвал его «захватом», сохранился до сих пор. Земля здесь по-прежнему государственная и по-прежнему это положение весьма формально. На практике земледельцы руководствуются правилом: «Что ты обработал, то и твое».

Должность кабатчика-ответственный пост в те демократические времена была выборной. Чтобы кабатчиком не оказался заведомый вор или пьяница, на этот пост избирали кого-нибудь из односельчан, назначая ему жалованье деньгами и натурой. Один-два года-таков был срок пребывания в этой должности.

Крестьяне не получали указаний «сверху» или распределения «по фондам», в их дела не могла вмешаться какая-либо администрация. К тому же крестьянская община в Сибири играла несравненно меньшую роль, чем в центральной России, где она вторгалась в сам процесс землепользования. Характер общины у сибиряков был чисто формальным, муниципальным, на ее содержании находились школа, богадельня, а также местная «тюрьма»- холодная.

Вряд ли кто-нибудь из шушенцев мог тогда предвидеть недалекое будущее, в котором невольному жителю их села отводилась хоть и неоднозначная, но очень крупная роль. Полное изменение жизни, быта, управления, снесение церквей, резкое ухудшение качества жизни-все это было еще впереди. В Шушенском, как и повсюду, назначали заложников, свободой и головой отвечавших за выполнение планов хлебосдачи, прошли шушенцы через уравниловку продразверстки, через нэп и колхозы. И все же здешним жителям в какой-то мере повезло: сюда по распоряжению номенклатуры перекачивались немалые денежные средства, чтобы приукрасить фасад «советского образа жизни».

Современные дома, асфальтированные улицы, относительно благоустроенный быт-конечно, повезло «ленинским местам Сибири». Возникновение же мемориального комплекса, который по сути дела всегда имел историко-этнографический характер, широко демонстрировал жизнь и быт сибиряков прошлого столетия, сегодня трудно переоценить: всюду историческую память стирали, и только здесь она сохранилась, и мы имеем возможность посмотреть, как жили наши деды, чем занимались, что их окружало.

А то, что музей хранит все, связанное с пребыванием здесь такой исторической личности, как Владимир Ульянов, вполне нормально. Две квартиры, в которых он жил во время своей высылки в Шушенское, поддерживаются в полном порядке. Правда, книги и многие вещи, которыми он тогда пользовался, либо не сохранились, либо увезены в Москву в былые годы. Но они заменены точными копиями, как и рукописи.

 Кстати, ссыльный марксист жил в весьма неплохих условиях: пока не был женат, столовался вместе с хозяевами; затем перебрался в другую квартиру, где жил с женой отдельно. Раньше музей получал от государства на. содержание миллион рублей в год, сейчас с учетом инфляции-пять миллионов. У музея есть автобусы, другие машины, которые он дает напрокат, имея от этого прибыль, есть столярная и художественная мастерские, устраиваются выставки ремесел и промыслов, этнографические. Сегодня комплекс мог бы развивать гончарное и бондарное искусства, основываясь на работах старинных мастеров Сибири. Кроме того, у музея имеется крупное подсобное хозяйство-150 гектаров, свой инвентарь, это также приносит прибыль и обеспечивает работников музея.

Короче говоря, музей в Шушенском предприятие достаточно богатое. Директор музея уверен, что он выживет. И как: бы мы ни относились к жизни и деятельности Ульянова, мы не должны брать примера с него и его последователей и стремиться уничтожить прошлое.

Красноярский край






Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *