«Как хотите, чтоб с вами поступали люди, так и вы поступайте с ними»

181

Таковы слова из интервью Патриарха Алексия Второго, данного им в канун Пасхи газете “Россия” и опубликованное наряду с другими материалами в её № 18 (29 апреля- 5 мая) 1992 года. Это был необычный прецедент, поскольку священнослужители такого ранга (в том числе Римский папа) интервью прессе не практикуют. Впрочем на долю этого Патриарха (светское имя Алексей Михайлович Редигер) выпало много необычного как до, так и после этого интервью.

Он принадлежал к ветви прибалтийских немецких дворян, принявших в XVIII веке православие. В независимую Эстонию из России после 1917 года был вывезен ещё его отец и с этой республикой была связана в молодые годы духовная карьера будущего Патриарха.. Более четверти века он входил в состав руководства Конференции европейских церквей, а в декабре 1985 года написал М.С.Горбачеву письмо с предложениями реформы государственно- церковных отношений. За год до избрания Патриархом он был избран Народным депутатом СССР, будучи которым голосовал за отмену монополии КПСС и обнародование секретных протоколов Пакта Молотова- Риббентропа, призывал дать независимость республикам Прибалтики и убрать мавзолей Ленина с Красной площади. Во время визита в 1995 году в Германию он извинился за “коммунистическую тиранию, навязанную Советским Союзом немецкому народу”, незадолго до смерти в августе 2008 года отказался поддержать военные действия в отношении Грузии и не стал включать в юрисдикцию РПЦ Абхазию и Южную Осетию, оставив их под властью грузинского патриарха Илии II.

Со Святейшим Патриархом Московским и всея Руси Алексием Вторым беседует обозреватель «России» Лилия ЛАГУТИНА

Удар часов в патриаршей приемной окончательно отозвался на нервах. Честно сказать, давно уже забыла, что такое волноваться перед интервью с руководителями самого высокого ранга. Но там политика, где журналисты- одно из ее составляющих. Где вопросы задаются по накатанной и прочно впитаны установки, что спросить можно, а что нет. (А сейчас запретные темы и вовсе сведены к минимуму). Здесь другое. Помимо существующего этикета (надо целовать Патриарху руку, покрывать голову платком), очень смущал и сам предстоящий разговор. Его Святейшеству пристало говорить о вечном, и я уже заранее знала, что вряд ли получу какие-то конкретные оценки и характеристики. «Суета сyет и всяческая суета…» Пaпa pимский Иоанн Павел II и вовсе не дает интервью. Патриарх Московский и всея Руси Алексий Второй крайне-крайне-крайне редко. Вспомнила, как накануне этой беседы я была на одной из его служб в Елоховском соборе. Часы пробипи четыре и личный секретарь отец Матвей проводил меня в один из- кабинетов для приема.

Вaше Святейшество, скажитe, вам никогда не доводилось испытывать на себе некое раздвоение личности? Путь, выбранный вами в жизни, пролегал через многие трудности, через постоянную борьбу с самим собой, с разного рода соблазнами. как вы им противостояли, По помогало вам?

Жизнь есть всегда борьба. Все мое время всегда настолько плотно было заполнено активной деятельностью, что для искушений не оставалось места, Почти все годы епископского служения я совмещал с административными обязанностями: был председателем учебного комитета, управляющим делами московской патриархии, заместителем председателя Отдела внешних церковных сношений. Часы и минуты были спрессованы без остатка, но когда накапливалась усталость и в чем-то терзали сомнения, я уезжал на период краткого отпуска- две недели 10 дней, в леса Южной Эстонии. Оставался там наедине с собой и девственной природой. Собирал грибы, читал религиозные книги, размышлял. Уединение мне очень помогало, и я всегда с новой энергией возвращался к своему делу, которому целиком старался отдаваться. Об этом судить, конечно, не мне, но вне всякого сомнения то, что я нашел и развил свое призвание.

Вы с детских лет мечтали быть священнослужителем? Что побудило вас к этому?

Родился я в религиозной семье. Еще до брака в 1926 году отец сказал своей будущей супруге, что хотел бы быть священником. В ту пору в Эстонии это намерение было осуществить довольно трудно, и только в 1938 году он поступил на богословско-пастырские курсы, которые открылись в Таллине. С шестилетнего возраста я начал прислуживать в церкви, родители брали меня в паломнические поездки в монастыри. Особенно сильное впечатление на меня произвел Спасо-Преображенский Валаамский монастырь красотой природы, архитектурных сооружений, красотой духовной жизни монашествующих, в которой главное мест о занимают гармонично сочетающиеся молитва и труд. Я посетил это святое место ровно через 50 лет. Честно признаться, после тех детских впечатлений я боялся туда ехать, боялся увидеть разруху и надругательство над прекрасным. Но в 1988 году, когда я вновь приехал в монастырь, уже появилась возможность возродить монашескую жизнь, и это давало надежду. Нет, у меня никогда не было сомнений в том, какой путь я себе изберу. Уже в 1946 году я был первым среди поступающих в Ленинградскую духовную семинарию, но мне еще не было 18 лет, и поэтому не был принят. А на следующий год я поступил в 3-й класс в Ленинградскую духовную семинарию, сдав экзамены за два класса. В 21 год я стал священником, и вот теперь у меня уже 42 года пастырской деятельности и 31 год епископского служения. Никогда не сожалел об избранном пути, хотя он и приносил много трудностей, переживаний и скорбей, но главное здесь- духовная радость, когда удавалось поддержать людей, помочь им. –

Ваше Святейшество, есть ли у вас любимые изречения из Библии, Евангелия, других церковных книг?

– Есть одно песнопение, которое я очень люблю и повторяю в трудные минуты. Слова Святого апостола Павла: «Кто нас разлучит от любви Божией…

 Ни смерть, ни настоящее, ни грядущее…

Ни высота, ни глубина.

Ни ангелы, ни начала, ни власти.

Ничто нас не разлучит от любви Божией».

Один протоиерей Оренбургской епархии еще до революции написал прекрасную музыку на эти слова, которые не могут не тронуть. В минуту жизни трудной они меня успокаивают и дают силы.

Если можно, скажите, что для вас лично явилось тяжелым жизненным потрясением?

 -Самым тяжелым ударом в личной жизни стала потеря родителей, которые умерли друг за другом в период моего предъепископского служения. Я был единственным сыном, и семья наша была очень дружной, нас связывали не только родственные узы, но и узы духовной близости.

 -Наверное, вам много приходилось размышлять над такими вечными вопросами: что же есть добро, зло, любовь, ненависть. Что, по- вашему, истина?

-Для каждого христианина истина то, во что мы верим. Бог, Евангельское учение, которому нам надо следовать и не только наставлять других, но и самому быть примером достойного служения Господу. Я совершаю много богослужений и в этом черпаю силы, а в молитвенном общении с верующими, которые нуждаются в назидании, участии, добром отеческом слове, нахожу и духовное удовлетворение.

-Сейчас появляется все больше молодых людей, которые хотят связать свою жизнь с церковью. Ставите ли вы для этого какие-то специальные условия?

-Условие первое призвание. Считаю, что ошибка дореволюционной духовной школы была в том, что в духовные учебные заведения люди принимались главным образом по сословному принципу. Сейчас же дети священнослужителей составляют в наших семинариях и академиях в среднем 15 процентов. Думаю, что это нормально.

 -Отношение к церкви во многом изменилось именно за последние 6-7 лет… Как вы в целом оцениваете горбачевскую эпоху?

Как довольно противоречивую. С одной стороны, гласность, демократические преобразования, с другой- разруха и, в конце концов, падение привычной державы. Однако думаю, что верующие люди будут все-таки благодарны Михаилу Сергеевичу, который -тут вы правы-первый и последний среди руководителей Советского государства изменил отношение к Церкви. И здесь не идет речь лишь только о Православии-о всех религиях страны. С Горбачева началась легализация церковной, религиозной жизни. И верующие теперь не чувствуют себя изгоями. Водораздела больше нет.

– Ваше Святейшество, каким вам ныне видится основной принцип взаимоотношений с государством?

– Взаимная независимость, но без противостояния. Иногда раздаются голоса, что за счет разрушения культуры церковь хочет восстановить свои позиции. Многие храмы на нашей русской земле являются историческими и архитектурными памятниками. Мы очень благодарны музейным работникам и вовсе не собираемся их изгонять, мы хотим только взаимодействия и взаимопонимания. До меня доходят слухи, что некоторые руководители возмущаются: «Нельзя отдавать церкви храмы, она не сможет их сохранить». Но ведь именно церковь их создавала, и сегодня надо сохранять всем вместе то, что является нашим духовным наследием. У нас нет своих искусствоведов и реставраторов, поэтому наш путь в этом смысле един. Но я хочу особо подчеркнуть одну важную, с моей точки зрения, мысль. В любом храме, если он музей и только музей, нет жизни. Но если в нем периодически совершаются богослужения, он приобретает дух, оживает. Посмотрите, ведь во всем мире храмы не являются только музеями, они открыты для верующих.

 -Каковы же, на ваш взгляд, основные пути возрождения русской духовности?

 С точки зрения православного иерарха, могу сказать, что пути возрождения русской духовности вижу в восстановлении и развитии порушенного и оскверненного более чем за 70 лет нашего исторического наследия, и здесь не последнюю роль должна сыграть активность служителей Церкви, их доброе, участливое слово. Вот марте этого года мы открыли первую благотворительную пекарню в бывшем Ленинградском районе столицы. Собралось очень много людей. И я приехал на ее освящение. Обращаясь к людям, я сказал: «Вы что же, за хлебом стоите?»-«Да нет,-говорят,- на вас пришли посмотреть, скажите нам что-нибудь, благословите нас.». Тогда я еще и еще раз почувствовал, что не хлебом единым жив человек, несмотря на все трудности.

-Трудности, прямо скажем, немалые. Всевозможные социологические опросы рисуют нам картину вполне благополучную, но ведь большая часть населения поставлена буквально на грань нищеты. Что вы, Ваше Святейшество, думаете по поводу той экономической политики, которую проводят Президент и правительство?

-Церковь должна быть вне политики, она не должна быть ни с правыми, ни с левыми. Но мы живем в этом мире, а потому все процессы не могут проходить мимо нас. Опасность заключается в том, что некоторые думают, будто, ниспровергая все, можно в одночасье все изменить. Процесс стабилизации нашей жизни очень сложен. Когда я напутствовал Б.Н.Ельцина на пост российского Президента, я его не поздравлял, но подчеркивал, что он принимает на себя не честь, a огромную ответственность. Ответственность за Россию. Думаю, что ныне необходимо призывать людей к терпимости и к возвращению к созидательному труду. Наверное, неправильно рассчитывать только на помощь извне. Мне за полтора года пришлось побывать в 22 епархиях. В некоторых областях зрелище предстало очень печальное; заброшенные деревни, заросшие поля. Но были регионы, оставившие хорошее впечатление: в Курской, Рязанской, Белгородской областях. Я не специалист в сельском хозяйстве, но мне кажется, что нельзя механически переносить опыт американских фермеров на нашу землю. У нас ферм никогда не было, и без малой техники, которая у нас отсутствует, мы создать их сразу не сможем. Наверное, больший упор надо делать на индивидуальное хозяйство, которое всегда хорошо себя оправдывало на Руси. Приведу в пример монастыри. Многие из них испокон веков были и образцовыми аграрными комплексами. Но и основным поставщиком монашеских кадров чаще всего было русское крестьянство, люди, любящие и знающие землю. Сейчас идет процесс возрождения монашеской жизни, еще недавно мы имели всего 18 монастырей, сегодня их уже 144.

 -Вы упомянули о том, что произошло крушение державы. Тем же процессам подвержена теперь и Россия, хотя на словах руководители всех мастей постоянно ратуют за единство… Сепаратистские тенденции не обошли стороной и церковь. Однако члены прошедшего в конце марта- начале апреля Архиерейского собора оказались мудрее политиков, и церковь сохранила свое единство, не разделилась.

 -Вы правы. Наверное, главная опасность, которая сегодня существует, национальные противостояния И примеры кровопролития из-за этого мы видим в Грузии, Карабахе, Приднестровье. В прошлом году я был в Бейруте, который в результате 16-летней гражданской войны напомнил мне разрушения Сталинграда 1943 года. Очень надеюсь, что у нас есть все предпосылки для того чтобы не допустить подобного, Бог да даст всем нам и терпимости, и мудрости. Нынешний собор, по-моему, отличался демократичностью, свободой дискуссий. Вторая его часть была посвящена обсуждению вопроса о полной независимости Украинской православной церкви, присутствовали все, кроме одного, украинские епископы. Они свидетельствовали, что автокефалия в епархиях воспринимается неоднозначно. За нее высказалось большинство в западных областях: Львовской, Ивано-Франковской, Тернопольской. Но в центральных и восточных областях и духовенство, и верующие высказывали противоположное мнение. Большая часть украинских епископов признала: Церковь на Украине не готова к полной самостоятельности. Я со своей стороны получил огромное количество писем и телеграмм, в которых выражались и просьбы, и ходатайства-не разделяться. Вот в таких условиях Архиерейский собор и принял известное решение.

-Ваше Святейшество, в средствах массовой информации проходило сообщение о том, что митрополит Украинской православной церкви Филарет сначала дал обещание сложить с себя полномочия, но, приехав в Киев, заявил об обратном…

– Митрополит Филарет, видимо, чувствовал, что не может сегодня быть символом единства и отчасти ответствен за то, что произошло на Украине. Он, по образному выражению Библии, сказал, что готов стать Ионой и оставить свой пост. Полтора года назад мы предоставили этой Церкви независимость и самостоятельность в сфере управления. Однако это не создало никаких предпосылок для согласия с автокефалистами, не умиротворило обстановку. Дважды митрополит Филарет давал обещание перед всем собором, и мы не настаивали, чтобы сложение полномочий происходило в Москве. Это должно было произойти в Киеве, на Соборе украинских епископов, чтобы никто не смог нас упрекнуть в том, что мы вмешиваемся во внутренние дела православной Церкви Украины. Я не могу представить себе, чтобы человек, давший слово, иерарх, прослуживший 30 лет в сане епископа, отказался от своего слова. Кстати, у нас с ним был разговор, где я прямо сказал, что многие сомневаются, так как по приезде на Украину на него могут оказать политическое давление. Митрополит Филарет ответил тогда: «Этого не может быть. Даю вам слово». Сегодня мне известен только дикторский текст с заявлением митрополита Филарета о том, что уходить он не намерен. На днях я послал ему официальный запрос, но пока не получил ответа. Еще раз замечу, что лично мне трудно представить, что человек, дающий обещание перед всеми епископами церкви, знающий высказывание Христа-спасителя: «Да будет слово ваше ей-ей или же ни-ни», поступает подобным образом, говоря одно и тут же от этого отказываясь. Не могу себе представить. Политика, наверное, в этом случае выше, чем любое честное слово.

 -Как вы, Ваше Святейшество, относитесь к священнослужителям, активно занимающимся политической деятельностью? Например, отца Глеба Якунина я регулярно встречаю на съездах и сессиях, митингах и собраниях «Демократической России». Вы и сами были народным депутатом СССР, какие впечатления вы вынесли для себя лично?

Народный депутат РСФСР Глеб Якунин

 -Да, я был депутатом союзного парламента. Может быть, на том этапе мое участие было полезно при выработке законодательства о свободе совести. Участвуя в съездах, я чувствовал, что очень тяжело в вихре смятений, страстей, недоброжелательства, а иногда и злобы, сохранить духовность позиции. Думаю, что это не для священнослужителя. Мы должны быть вне политики. Ведь и в тот период мы были избраны не от политических партий, а от общественных oрганизаций.. Сейчас Церковь полномочий на парламентскую деятельность, в целом, не дает. Но благословение получил архиепископ Ярославский Платон. А Священник Глеб Якунин находится за штатом, священник Вячеслав Полосин- тоже. Ко мне приходило много обращений, в том числе и от депутатов; писали о том, что резкие выступления отца Глеба вызывают раздражение, и просили лишить его сана. Тогда я ответил, что за политические убеждения мы сана не лишаем, и таким образом взял его под защиту. Но политическая деятельность-не для Церкви.

-В последнее время проводится много журналистских расследований о связях церкви с КГБ… Особенный интерес в этом смысле вызывает фигура митрополита Волоколамского и Юрьевского Питирима…

– На Архиерейском соборе мы создали комиссию, состоящую из молодых епископов, рукоположенных в последние перестроечные годы, которых нельзя заподозрить в том, что они поставлены властями. Хочу ясно и четко выразить нашу точку зрения: основания для канонического разбора будут только в том случаe, если в эту комиссию поступят подлинные документы о том, что иерарх, клирик или мирянин своим контактом с государственными структурами нанес вред Церкви или отдельной личности. Обвинительные публикации и эмоциональные публичные выступления мы не можем принимать за основу. Но если в комиссию поступят документальные доказательства виновности, любой какой бы высокий пост он ни занимал, понесет соответствующее церковному праву наказание.

-Ваше Святейшество, на Руси всегда тесно жили люди разных национальностей и вероисповеданий: католики, мусульмане, иудеи. Каковы сегодня контакты Русской православной церкви с представителями этих религий?

– Все мировые религии считают своей целью и задачей духовное и нравственное совершенствование человека. Перед лицом общих бед и трудностей мы особенно сейчас должны сотрудничать. Мы за то, чтобы нужды верующих были удовлетворены. Но я не могу не сказать о том, что нас беспокоит создание миссионерских структур, деятельность которых направлена на прозелитизм среди населения, уходящего корнями в Православие. Часто при этом используется и гуманитарная и иная материальная помощь. Последняя встреча, которая у нас проходила в Женеве с римокатоликами, не дала особых результатов, но было подписано соглашение о проведении консультаций друг с другом, чтобы не возникало конфликтов. Что касается ислама-отношусь к нему с уважением. Посещая традиционно исламские государства-Египет, Сирию, Ливан, встречался с пониманием со стороны исламских религиозных и государственных деятелей. Цель возродить наше общество должна быть поставлена во главу угла каждым россиянином будь он христианин, мусульманин, иудей…

 Ваше Святейшество, что бы вы пожелали нашим читателям в пасхальную неделю?.

. -Чтобы Пасхальная радость коснулась сердца каждого. Всем нашим гражданам братьям и сестрам, соотечественникам желаю мира, терпимости друг к другу, любовью покрывать все трудности, сочувствовать и помогать. Христианскую любовь всем нам надо возвращать в жизнь. И. помнить слова Евангелия: «Как хотите, чтоб с вами поступали люди, так и вы поступайте с ними». Тогда будет легче жить нам и нашим ближним.

Смотри боже, что нам гоже…

Алексей ТАЛИМОНОВ, директор издательско- полиграфического объединения «Лев Толстой»

Недавно я отдыхал семьей в Литве. Встречался с литовцами, с русскими, проживающими там, знакомился с прессой. В народе говорят: «Лучше один раз увидеть, чем сто раз услышать». У меня сложилось свое мнение о событиях в Литве, а также в соседней Польше. Читателям приведу короткий сравнительный анализ того, что делается в 4-миллионной небогатой Литве и что в России. Сразу оговорюсь: глубоко в экономику и политику этого небольшого государства не вникал, на это нужны месяцы. Но и так многое бросилось в глаза.

Итак, почти классический вопрос: с чего начать? Ну хотя бы с самого больного: с положения культуры и отношения к ней. Правительство Литвы создало фонд культуры, частью которого стала теневая Нобелевская премия Витаутаса Ландсбергиса, собранная его сторонниками. Были подготовлены списки талантливых граждан Литвы (художники, писатели, поэты, скульпторы, музыканты), которым правительство назначило постоянное пособие в размере шести минимальных прожиточных уровней. Кстати, в Литве этот уровень- 860, а y нас был 342 рубля. Правда, минимум у них обеспечивается каждому жителю.

 В то время, как у нас сокращается количество издаваемых газет, журналов – а ведь Россия является монополистом-производителем газетно – журнальной бумаги, – в Литве издается в десятки раз больше на одного жителя этой продукции. Разумеется, в Литве не хватает российских центральных газет и журналов. Те, что поступают, раскупаются мгновенно.

 А как литовцы заботятся о своих национальных кадрах! Только один пример. В курортном городе Друскининкай государство построило дом – картинную галерею для известного американского художника Ионинаса, скульптора- монументалиста литовского происхождения, и пригласило его переехать жить и работать в Литву. Результат внимательного отношения к человеку: в Литву он отправил большое число картин и скульптур и, как нам сказали, согласился переехать жить на родину. Такие случаи не столь уж редки. Тяжело было вспоминать, как наши национальные таланты «пачками» уезжают за границу: у правительства не доходят до них руки. Но ведь как аукнется…

 Что бы мы могли творчески перенять у литовцев без больших затрат в этой области? К примеру, выставки молодых художников размещены прямо на улицах-на недорогих стендах, бывших досках – почета. Смотрятся очень привлекательно. Никто, между прочим, их не рвет, не портит. Чистота, порядок и в подъездах, санузлах, и в телефонных будках. Жители умеют ценить свое добро, ресурсы. Много внимания в Литве уделяется экологи. Мы же загадили Россию так, что стало негде без страха за себя и детей жить человеку. И. радикальных мер не принимаем. В основном одни пустые слова. Взять, скажем, нашу Тулу. Заводы-гиганты, зарабатывая в ущерб здоровью жителей валюту, тратят ее на «Тойоты», импортные «шмотки» вместо того, чтобы пустить ее на усовершенствование производства, установку очистных систем.

 Основа основ экономика. В ней тысячи серьезных вопросов, миллионы нюансов. Тот же хлеб и молочные продукты в Литве намного выше по качеству и разнообразию. В России над продуктами просто издеваются, специально делают их почти не пригодными к употреблению. И если бы государство уважало свой народ, оно не разделяло бы производимые продукты и товары на те, что поступают на внутренний рынок (плохого качества- для своих людей), и на экспорт (высокого качества-для чужих). Все лучшее и высококачественное должно служить прежде всего своему народу.

Сегодня в наших средствах массовой информации много трескотни о рыночной экономике, но лишь отдельные материалы действительно раскрывают ее суть. Слежу за опытом Польши. Там все программы телевидения, радио и печать обучают граждан страны азам и законам рыночной деятельности, бизнесу. Наш же эфир занят зачастую развлекательными программам и сомнительного свойства. А помочь фермеру, начинающему бизнесмену, владельцу частного магазина советом, рекомендацией увы… Там доходчиво разъясняют, как нейтрализовать заряженную радиоактивными частицами воду, землю. Как посадить, пересадить, привить саженцы деревьев, цветов, как выкроить и сшить из доступных материалов необходимую одежду. У них активно проводится всеобуч всему полезному для человека. У нас…

 Нас же без меры пичкают политикой, ужасами, стращают тяжелой жизнью. А кто же будет разъяснять сложные, противоречивые законы? Народ должен знать, как оформить кредит, выкупить предприятие, как стать фермером. Сколько и какие документы нужно оформлять? Кому и как писать заявление? Какие документы представить и в какой форме? Фермер, тем паче дачный кооператив, не может содержать агронома, слишком накладно. Поэтому нужны специальные программы, выпуски, публикации, посвященные аграрникам.

Упала дисциплина труда, резко снизилось качество выпускаемой продукции. Экономический кризис углубляется с каждым днем. Цены на сырье поднялись не в 2-4 раза, как говорят наши избранники, а в 50-100 и более раз. Какая экономика может выдержать? Сплошной монополизм, и нет на него управы. Правительство знает, что творится произвол, но упорно выжидает. Спрашивается, чего? Я не слышал ни одного призыва в выступлениях представителей руководящего эшелона страны хорошо трудиться, соблюдать дисциплину, повышать производительность труда, как будто это никому не нужно. Почему? В Литве приняты законы и система налогов, которые способствуют процветанию бизнеса, коммерции, предпринимательства. Наше же правительство своими действиями просто душит все новое, а главное, зажимает производителя. Старый закон: «Забрать в центр, а потом дать, кому и сколько захочу» действует и сейчас.

 Политика должна наконец приблизиться к экономике. Больше уже невозможно пугать людей всякими переворотами, путчами и вообще бряцать оружием.

В бедной Литве зарплату подняли в 20 раз, а в богатой России? Между прочим, Литву это не разорило. Лекарства у них подорожали в 2-3 раза, а у нас? Мясо в магазинах свободно: по 35 рублей килограмм по талонам, по 52 рубля сверх талонов. Сливочное масло 45 и 75 рублей, сыр по 42 и 72 рубля соответственно.

Правда, дорогой бензин, металл, лес. Что ж, и там не рай земной, и политики не идеальные, и хозяйственники ошибаются. Однако есть чему и поучиться. Я считаю, справедливо решился вопрос приватизации жилья и госсобственности в Литве. Так, каждый житель, на 3 ноября 1989 года достигший совершеннолетия и имеющий постоянный источник существования, может открыть инвестиционный счет, который используется исключительно для приобретения приватизируемой государственной собственности. Установлены три источника поступлений на этот счет: разовая государственная выплата, своего рода эквивалент вложенного в хозяйство республики труда, компенсации по вкладу в Сбербанке и страховому полису по состоянию на 26 февраля 1991 года.

 Цифры- скучная вещь. Но кое- какие можно назвать. В среднем на одну семью, состоящую из 3 человек, приходится более 30 тысяч чеков. Цена современной трехкомнатной квартиры в большом городе около 15 тысяч чеков. Так что квартиры жителям Литвы достаются почти бесплатно. Кто откажется от такой возможности?

 Инвестиционные чеки основным платежным средством стали при покупке недвижимости на аукционах и приобретении акций предприятий. Лишь 5 процентов стоимости объекта или приобретенных акций необходимо оплатить наличными. Так давайте как следует, а не на словах перенимать накопленный другими опыт. Давайте как следует учить своих, давайте о них заботиться. Западный бизнес к нам не пойдет, это ясно, как божий день. Бюрократические процедуры столь тяжелы, что ни один иностранец не может выдержать: попусту тратится время, a результатов – никаких. Вопрос о гарантиях западным бизнесменам- это не статья закона, а конкретная норма: продажа земли. Если земля не продается, ни один иностранец сюда не приедет.

Видите, сколько вопросов. В заключение задам себе и всем нам еще один: «Отчего в России не существует традиция задаваться вопросом «зачем?». И получать на него аргументированный, исчерпывающий ответ и от президента- премьера, и от дворника?

Братья во Христе» рискуют поссориться…

Не только предприимчивые иностранные бизнесмены едут осваивать наш экономический рынок. Рынок у нас, как выяснилось, существует также в области духовной, где, по выражению одного из религиозных деятелей, за 70 с лишним лет советской власти образовалась «целина непаханая». И вот в большом количестве к нам направились проповедники из Германии, Финляндии, США и других стран, чтобы обратить к Богу неверующее население бывшего СССР.

 В распоряжение миссионеров предоставляются стадионы, спортивные комплексы, концертные залы, где они и творят свои молитвы. Для нас богослужение вне храма-необычно, но для баптистов или лютеран -вполне нормально. Ну а, кроме того, стадионы способны вместить куда больше людей, чем церковь! У миссионеров с Запада нет проблем с финансами, технической оснащенностью. Они могут заплатить любую арендную плату, напечатать какое угодно количество афиш и буклетов, привезти гуманитарную помощь для прихожан.

 Я побывала в прошлом году на одном из стадионов в Санкт-Петербурге, где проходила такая проповедь. Народу действительно собирается много: среди них, конечно, есть и просто любопытные, многих привлекает дешевизна входных билетов-всего 1 рубль-и возможность бесплатно приобрести Библию. Недавно в Санкт-Петербурге снова появились красочные плакаты, расклеенные в самых людных местах. С них жизнерадостно улыбается худощавый мужчина, а надпись гласит: «Бог дает надежду!» Это послание Калеви Лехтинена-священника финской лютеранской церкви, руководителя международной евангельской христианской организации. Ныне он – свободный проповедник. Калеви Лехтинен уже дважды побывал в Санкт-Петербурге. А в конце лета он намерен совершить путешествие на теплоходе от Петербурга до Ростова. Миссия «Волга-92» начнется форумом «Христианская вера, культура, общество». На борту теплохода будут организованы библейская школа, «круглые столы» для журналистов, в 12 поволжских городах, в том числе в Ярославле, Костроме, Саратове, пройдут проповеди…

Как выяснилось на пресс-конференции, состоявшейся в Нижнем Новгороде, русская православная церковь пока не определилась с тем, будет ли она способствовать проведению миссии и участвовать в ней. РПЦ в самом деле долгое время никак не реагировала на бурную деятельность «братьев во Христе» – протестантов и лютеран- среди своей «паствы». Но это не значит, что там не считаются с проблемой.

 Присутствующий на пресс-конференции (в качестве гостя, кстати сказать) профессор Московской духовной академии отец Виталий Боровой чувствовал себя здесь явно не в своей тарелке. Позже в беседе он сказал: – О том, что миссия «Волга-92» состоится, мы узнали только в феврале- были просто поставлены перед фактом. Между тем она пройдет в центре России, а значит, в центре православия, где баптистов, адвентистов и протестантов не так много, а вот православных- подавляющее большинство. Меня беспокоит, что вместо личного, индивидуального общения организуется грандиозная акция. Совершенно очевидно, что миссия «Волга-92», как и предыдущие подобные миссии протестантов, лютеран в Москве или Санкт-Петербурге, превратится-без умысла на то организаторов, а просто по свойству их церковного устройства-в массовое богослужение баптистов с вовлечением в это православных. Конечно, неважно, под чьим влиянием новообращенные придут ко Христу. Но, с другой стороны, христиане, единые в своей вере, пока еще не едины в своем церковном устройстве, формах богослужения… Похоже, что грядет еще одна конкуренция: за души верующих. В духовной книжечке, подаренной участникам пресс- конференции, есть такие слова: «и Бог постучится к Вам в дверь». Наблюдая сегодня за вежливыми «разборками» православной и лютеранской церквей, создается впечатление, что, наоборот, это мы громко стучимся в двери к Богу.

Лариса УСОВА Нижний Новгород

Два лика масонов

“Мы твердо верим, что наступит день, может быть, уже не в далеком будущем и наша родина снова займет в семье народов подобающее ей место и вместо анонимного СССР опять будет Россия, Россия, очищенная в огне беспримерных испытаний и страданий, разграбленная и поруганная, измученная длительным большевистским кошмаром, но не потерявшая своего лица и не изжившая своих исторических сил”.

 Из статьи масона профессора М.П.Чубинского «Правовые творческие задачи будущей России»1925 г

Виктор БОНДАРЕВ, Анатолий ПРОКОПЕНКО

При упоминании слов «масон», «масонство» люди, не искушенные в истории, обыкновенно воображают некое таинство, сопровождаемое обязательно холодящими сердце мрачными ритуалами. Но такое представление еще куда ни шло. Действительно, элементы определенной отдаленности от мирской суеты и любопытства толпы в деятельности масонов присутствуют. Хуже, когда масонство связывают cо зловещими заговорами против правительств, против нравственности. Хитроумные интриганы от политики как у нас, так и за кордоном, внушали и внушают своей пастве, что масоны – это прежде всего евреи, отсюда и презрительно-оскорбительное «жидомасоны».

«Знатоки» масонства могут привести немало доказательств на этот счет. Но в их основе не что иное, как устные легенды или статьи икниги, не основанные на подлинных документах.

Хотя порой в подтверждение этой версии ссылаются и на документальные свидетельства. Одно из них опубликовал в октябре 1920г. в парижской газете «Либр Пароль» некто Луи Тернак. Это были, как он утверждал, протокольные записи заседаний Совета масонской ложи «Великий Восток Франции». Вот, к примеру, о чем говорили масоны 20 декабря 1919 года.

 «Брат Милле высказывает от чистого сердца приветствие большевикам и, со своей стороны, как председатель общества недвижимостей Великого Востока, выражает им особую признательность за великодушие, которое дало возможность восстановить храм на rue Cadet. Hо общее мнение, что Великий Восток не должен заходить слишком далеко и компрометировать себя, а должен считаться и с отрицательным отношением к большевизму связанных с масонством купцов и мелких промышленников».

«Брат Гюарт признает, что большевистское движение в франкмасонстве оказало значительные услуги Ордену в критические моменты войны».

В том же духе выдержаны протоколы, датированные следующим годом.

Заманчиво, конечно, на основе таких вот протокольных записей пройтись по Ленину, большевикам, обвинить их в растранжиривании народных денег, в ведении международных интриг и еще Бог весть в чем.

Конечно, и стремление Ленина уластить с помощью денег французскую масонскую ложу в надежде добиться своих политических целей при поддержке авторитетной ложи, и прием финансовых субсидий последней от Ленина-все это, могло иметь место, но требует безупречной и беспристрастной документальной проверки. Зная теперь фанатичное стремление пролетарского вождя к насаждению идеи коммунистического господства с применением самых безнравственных средств, мы априори не исключаем его стремления использовать в своей политике масонов, но мы весьма сомневаемся в том, чтобы уважающий себя масонский орден позволил запятнать свою честь подобного рода сделками.

Перед нами оригиналы масонских документов, сотни и сотни листов. Где же странное нагромождение хитроумно задуманных и коварно осуществленных преступлений жидомасонов?

Читаем совсем другое. Чем, например, занималась великая ложа «Zu den drei Weltkugeln»? 11 мая 1932г. она протестует против уничтожения большевиками здания бывшего Симонова монастыря в Москве. А дальше строительство учебно- воспитательных институтов, осуждение фашизма и шовинизма, оказание материальной помощи инвалидам франко- прусской войны 1870-71 гг., строительство лазаретов, соборов, учреждение стипендий Фридриха II нуждавшимся масонам, оказание материальной помощи вдовам и сиротам, издание литературы по истории масонства. Закрадывается сомнение. Может быть, это какая-то чересчур «добрая» ложа? Раскроем-ка фолиант другой ложи «Zu den drei Gammern» что в  г. Наумбурге. Все то же самое, хотя вот что-то новенькое и интересное, но не страшное. Масоны из Наумбурга ищут масонские идеи в опере Р.Вагнера «Нюрнбергские мейстерзингеры», в творчестве Ф.Ницше, изучают и комментируют древний масонский документ «Кельнская грамота».

И совсем уж интересное, прямо бьющеe по тем, кто убежден в связях масонов и евреев. Оказывается, наумбургские затворники осторожно изучают проблему возможности допуска евреев в немецкие масонские ложи!

Опустимся по ступенькам веков в начало восемнадцатого века. Может, здесь разгадка древнего заговора масонов против честного человечества? Итак, ложа «Ernst zum Kompas» г. Гота. Страница за страницей свидетельствуют о здравом смысле деяний масонов. И вдруг оригинал стремительной рукописной вязи с размашистой подписью «Гете», заверенной личной печаткой великого немца. Гете вступает в ложу, но прежде получил заверения и подтверждения втом, «.что в этом обществе не будет предприниматься ничего против государства, религии и добрых нравов»!

Можно возразить, что немцы, да еще из XVIII века, мало что могут рассказать положительного о масонах. Тогда перенесемся в клокочущий от политических потрясений XX век и прикоснемся к фи- лософии русских масонов, бежавших от большевиков на Запад.

В 1925 г. на одном из заседаний ложи «Гермес» шотландского устава, объединявшей русских масонов Парижа, были обсуждены основные принципы экономического возрождения России. Они изложены в превосходнейшем сочинении. Это предсказание судьбы России, рекомендации устройства нормальной жизни россиян. Итак. «Масонство не занимается политикой не только во избежание обостренных споров и вспышек политических страстей, но и потому, что методы масонского строительства прямо противоположны методам политическим. Политики полагают единственным разрешением вопросов государственной жизни создание политических программ и партийную борьбу во имя этих программ. Масонский метод-объединение и подбор лучших людей, способных общей работой в братстве объективно обсудить современное положение и меры к его улучшению, оставив в стороне интересы личные, и проводить эти меры в жизнь путем личного влияния на братьев». Подчеркивается, что масонство, работающее над усовершенствованием человеческого индивидуума, не может идти по пути поглощения личности государством. Не говоря о результатах коммунистического опыта в России, «гермесовцы» призывают встать совершенно сознательно на платформу правового государственного устройства, способного оградить человеческую личность от индивидуальных и коллективных посягательств и признающего свободу личности и право собственности необходимыми основаниями благополучия граждан, ибо «личная инициатива и личная выгода являются в области экономики куда более сильным мотором, нежели пребывающее в зачаточном состоянии чувство гражданственности, и покрывает с избытком ту утечку материальных благ, которая уходит на удовлетворение частных интересов предпринимателей».

 Далее следует пророческое послание cегодняшнему руководству России: «Каким бы путем государственная жизнь в России ни начала вливаться в правовые нормы, государственная власть окажется с одной стороны перегруженной непосильной работой, с другой лишенной должного государственного аппарата, а потому фактически слабой… Поэтому должна быть признана необходимость разгрузки власти от всех функций, которые могут быть выполняемы частными лицами и организациями и сохранении в ее руках лишь основных прерогатив правового государства-военную силу, дипломатический аппарат, законодательную власть, суд, государственную полицию и государственное казначейство».

Особое значение масоны придают правовым отношениям в будущей свободной России. Они должны определяться законами, издание и изменение которых должно обставляться достаточно сложной процедурой, дающей гарантию планомерности их эволюции и стабильности законодательства. Масонам ясно, что законы должны быть основаны на равенстве всех граждан России перед ними независимо от религии, национальности и происхождения.

Нынешнее руководство России все больше сталкивается с проблемой восстановления справедливости к наследникам владельцев частной собственности. Прислушаемся к масонам: «Безмерность постигшего Россию разрушения, глубина происшедшего переворота и неизбежная крайняя скудость средств народных для восстановления жизни побуждают восстановить в этом вопросе одно основное положение: вознаграждение пострадавшим в России от революции бывших владельцев должно иметь в виду государственные, а не частные интересы. Каковы они? Это восстановление земледелия и промышленности в стране, восстановление государственного кредита и возобновление в массах чувства законности, основанной на праве собственности».

 Наши масоны-экономисты уже в те годы испытывали тревогу, наблюдая за кавалерийскими экспериментами большевиков на селе. Они почуяли, что Ленин лишь рьяно заботился о прикреплении земледельцев к земле. В докладе отмечено, «что ввиду огромной убыли населения за время большевизма немало земель останутся свободными. Эти земли должны быть использованы в государственных интересах возвращением их прежним владельцам и вообще постепенной раздачей или продажей в частные руки… Если Россия не перейдет теперь же на американский способ сельского хозяйства, то из житницы Европы она превратится в тощую фараонову корову».

 О торговле: «Нормальная торговля в России возможна лишь при известном моральном уровне лиц, участвующих в ней и при обеспечении собственности. При отсутствии этих обстоятельств торговля превращается в примитивно-меновую, имеющую теперь место в глухих колониях. Всякая идея правительственной торговли, вроде Внешторга или казенной хлебной монополии, должна быть отброшена. Правительство должно ограничиваться лишь охранением торговли от недобросовестной конкуренции лиц, избегающих налоговых тягот, и поддержанием в законодательном и исполнительном порядке коммерческой добросовестности, которая является базой всякой торговли». И, наконец, страстное слово через десятилетие к надежде и спасителям новой России- молодым ее гражданам: «…большая трудная задача будет лежать на новом классе деловых людей, который будет призван воссоздать Россию, являясь сотрудником и опорой нового правительства. Если класс этот не сознает той государственной роли, которую ему навязывает теперь история, а будет видеть свою задачу лишь в наживе, то России придется или оставаться в сегодняшней анархии, или вернуться вспять, к разбитому и запакощенному революцией корыту».

 Мы не беремся утверждать, что каждый член масонской ложи-идеальная личность. Видимо, преступившие святые каноны поведения и действия в тайном обществе и за то исключенные из него отступники давали повод недоброжелателям клеймить масонство. Повторяем, не исключено, что в ХX веке и национал- фашисты, и большевики с одиссеевской хитроумностью пытались использовать масонство в своих целях. Во всяком случае фамилии нескольких большевиков (например, далеко не нравственного комиссара культуры А.Луначарского) мы отыскали в списках масонов. Ну, что ж! Это только исключение из правила. В сущности, масоны служили и служат, согласно Л.Н.Толстому, познанию науки всего, науки, объясняющей все мироздание и занимаемое в нем место человеком. Чтобы понять эту науку, необходимо очистить и обновить своего внутреннего человека и потому прежде, чем знать, нужно верить и совершенствоваться. И для достижения этих целей в душе нашей вложен свет Божий, называемый совестью.

Забастовочный тупик

 На вопрос «Почему врачи являются одной из самых высокооплачиваемых групп населения в США?» американцы обычно отвечают: «Потому, что здоровье-это то, за что действительно есть смысл платить». Но мы, как известно, живем совсем в другой стране, и вот президиум ЦК профсоюза работников здравоохранения решил защитить интересы трудящихся и провести всероссийскую забастовку врачей с 20 апреля по 3 мая. Стачком Москвы перенес начало этой акции на 27 апреля.

Виктор Тополянский

Председатель ЦК профсоюза работников здравоохранения Российской Федерации М.Кузьменко назначил мне аудиенцию на раннее утро 16 апреля. В ожидании встречи стою рядом с бюстом верного сталинца многолетнего председателя ВЦСПС Н.Шверника перед нестандартным легким зданием, расположенным чуть в стороне от Ленинского проспекта, и просматриваю свои записи когда и почему бастовали российские медики.

В начале 1918 года Пироговское общество выступило с декларацией: «…страна стала жертвой политической авантюры, сделалась объектом безумных социальных экспериментов, осуществляемых на ее обескровленном теле кучкой политических – фанатиков». Общество призвало врачей к противодействию «захватчикам власти», отказу от службы в советских учреждениях и бойкоту «членов врачебной семьи, участвующих в преступной деятельности насильников».

Речь шла о своеобразной форме протеста, ибо никто не предлагал прекратить работу, чтобы вынудить власти повысить жалованье, и никто не отказывал больным в медицинской помощи. Частная практика продолжалась больных консультировали дома и госпитализировали в частные лечебницы и университетские клиники.

На политический демарш последовал политический ответ. Н.Семашко назвал обращение Пироговского общества «скверненьким саботажем» и попросил поддержки Политбюро и ВЧК. Вскоре была создана государственная медицинская монополия с наркоматом здравоохранения во главе. Вышел декрет об обязательной трудовой и воинской повинности всех получивших медицинское образование. Любая попытка уклониться от нее пресекалась чекистами.

В последующие годы медицина была полностью подчинена диктату вышестоящих инстанций. Отдельные профессора еще пытались какое-то время возражать в медицинской печати: врач не чиновник и не крепостной ремесленник; по состоянию медицины судят об уровне культуры в стране; нельзя посылать врача для починки заболевшего тела, как слесаря для ремонта водопровода, и т.д. Семашко напоминал им: «Борьба фронте гражданской войны не кончилась. Борьба перешла в иные формы»,-и обещал не допустить, чтобы во врачебной среде действовали «демократы и прочая распоясавшаяся и обнаглевшая от нэпа публика».

В июне 1990 года на Дворцовой площади Ленинграда состоялся митинг врачей и медсестер под лозунгом: «Советское здравоохранение опасно для народа!», «Нищенская медицина- позор страны!», «Минздрав отставку!». Вскоре аналогичные митинги прошли в 70 городах страны. Спустя год, в дни августовского путча, у входа в ряд медицинских учреждений можно было прочитать объявления: «У нас частичная забастовка». Население понимало и разделяло недовольство медиков, но в бойкот не верило.

В начале февраля нынешнего года сотрудники Московского- НИИ имени Н.В.Склифосовского в будний день перекрыли движение транспорта по Садовому кольцу, объявив предупредительную трехчасовую забастовку на Сухаревской площади. В отличие от политических воззваний 1918 года коллектив института, за исключением дежурных бригад, вынес на улицу чисто экономические требования.

На следующий день при встрече с членами стачкома я спрашивал: допустим, вы получили aссигнования или свободу действий. Что делаете дальше? Есть ли у вас программа выхода из кризиса? Готова ли система оплаты труда и оценки научной деятельности? «Нет, отвечал стачком – Главное ввязаться в драку, а затем… в переходный период… составим – и программу». Итак, снова назад? Неужели мы обречены ходить по кругу, как усталая лошадь в пургу?

Тогда я пытался поставить вопрос иначе. Вы требуете повышения окладов, надбавок- за разные вредности, удлинения отпуска, обязательного страхования, снижения пенсионного возраста. Возражений по этим поводам нет и быть не может. Вконец обнищавший медицинский персонал- не только позор, но и беда государства. И все-таки где взять необходимые средства? Во Всесоюзном научном центре хирургии в прошлом году 75 процентов операций выполняли бесплатно, а 25- оплачивали предприятия. Но в этом центре практически все операции плановые, т.е. заранее известно, кто, когда, кого и сколько. «Склифосовскому» же поступают больные по неотложным показаниям не только из дома, но и с улицы, из магазина, с работы. Кто заплатит за лечение человека, сбитого автомобилем или потерявшего сознание в очереди за молоком? При отсутствии страховой медицины, непонимании ее смысла, да еще на фоне растущей инфляции? Над этим вопросом стачком тоже не задумывался, зато обещал готовиться к бессрочной забастовке, если его требования не будут рассмотрены и решены в течение месяца.

В самой воинственности и непримиримости людей самой мирной профессии, в несовместимости обычных представлений о враче и стачкоме было что-то смущающее и труднообъяснимое.

Предположим, что финансирование медицины вообще резко увеличится и врач заработает в месяц столько же, сколько получает, например, водитель автобуса. Что изменится тогда в положении больного? Сейчас, видимо, ничего. Экономика дефицита давно привела к дефициту духовному с двойственным отношением к здоровью: сверхценным для номенклатуры и обесцененным для прочего населения.

У этой проблемы есть еще одни аспект. Врач и священник – профессии нравственные; по самому характеру своей деятельности. Вопрос к председателю ЦК профсоюза работников здравоохранения: в чём причина забастовки? Ответ прост: на медицину нет денег. В первом квартале текущего года финансирование медицины составило всего 42 процента от потребности. Фактически своеобразная забастовка уже давно идет в тех учреждениях, где больному невозможно помочь из-за отсутствия необходимых инструментов, перевязочных средств или лекарств. Цены за последние месяцы выросли в среднем в 12,6 раза, а зарплата по России- всего в 5,6. При этом зарплата врача минимум втрое ниже, чем в сфере производства. В итоге чтобы помогать больным, медикам нужно хотя бы выжить. Поэтому 20 апреля в любом случае начнется всероссийская акция протеста, включающая в себя «истинную остановку работы», кроме тех ситуаций, когда больные нуждаются в экстренной помощи. Реально могут остановиться до 65 процентов всех медицинских учреждений.

Но, может быть, есть другие пути решения финансовой проблемы? Ответ: страховая медицина может оказаться эффективной не раньше, чем через несколько лет, когда прекратится спад производства и промышленность накопит значительные средства. Приватизация в медицине пока еще не разрешена. Предприниматели раскачиваются медленно и вкладывать свои деньги в здравоохранение не спешат. Надеяться на одну благотворительность нельзя. Профсоюз предлагал ввести специальный целевой налог на здравоохранение (выделить для этого, например, определенную часть подоходного налога), разграничить федеральную и муниципальную медицину.

Но и эти предложения все еще обсуждаются. Здравоохранение балансирует по краю пропасти. Единственный выход забастовка хотя она всегда разрушительна и войти в нее легко, а выйти из нее трудно.

Итак, цель ясна. Но может ли стать забастовка средством ее достижения? Председатель профсоюза настолько увлечен идеей борьбы за права трудящихся, что, даже забывает о все еще имеющихся в нашем уголовном кодексе статьях об оставлении в опасности и неоказании помощи больному без уважительных причин лицом, обязанным ее оказывать по закону. Он отвечает без колебаний:  «Если сегодня не забастуем, не привлечем к себе внимания, завтра уже будет поздно в связи с окончательным крахом здравоохранения». Что-то очень знакомое, но уже полузабытое звучит в этих словах: сегодня рано, завтра поздно…

 Кто же стоит во главе забастовочного движения? Ответ: как только избрали центральный комитет профсоюза, тут же избрали и стачечный комитет. По закону ЦК профсоюза не имеет права объявлять забастовку и устанавливать ее форму. В данной ситуации ЦК профсоюза определил только сроки всероссийской забастовки.

На этом весь предыдущий пафос снимается. Если профсоюз медиков, столько лет верно служивший партии и «порядку», теперь координирует график врачебных забастовок, вопросов больше нет.

Слишком долго наши профсоюзы оставались школой коммунизма. А конкурентов в мастерстве разрушения у большевиков за всю историю нашей цивилизации найдется немного. И они ведали, что творили. Знали, что делают, когда переводили врачей в разряд государственных служащих, когда превращали медицину в поточное производство, когда оплачивали работу врача не по качеству лечения, а по количеству проведенных на службе часов, когда изгоняли милосердие и руководствовались «классовым компасом» по отношению к больному. И забастовка врачей теперь означает лишь очередное разрушение, очередной виток инфляции, очередную попытку дестабилизации общества.

В одном южном городе я забрел как-то в тихий переулок; табличка на угловом доме гласила: «Тупик имени Карла Маркса». Расставаясь с председателем профсоюза, я подумал: почему бы не назвать короткий проезд к поликабиңетному дому «Забастовочный тупик имени Шверника»?

 …В 1895 году студенты медицинского факультета Харьковского университета преподнесли директору глазной клиники Л.Гиршману адрес:

«Научи нас трудной науке среди людей оставаться человеком… в больном видеть своего брата без различия религии и общественного директору положения… не извлекать корысти из несчастья ближнего… не делать ремесла из священного призвания нашего».

Иногда мне хочется просить церковь молиться о повзрослении участников медицинских стачкомов до уровня студентов образца – 1895 г.

Нам выгодно, чтобы вы разбогатели

В пору своей работы председателем подкомитета рынка Верховного Совета СССР академик АН Эстонии Михаил Бронштейн выделялся стремлением подготовить правовые основы перевода народного хозяйства на рыночные рельсы. Сейчас уже в качестве советника правительства Эстонской Республики он много усилий прилагает для налаживания новых взаимоотношений Эстонии и России, выступает за создание единых норм экономического поведения на всей территории бывшего Союза.

Михаил Лазаревич Бронштейн (род. 23 января 1923Петроград) — советский и эстонский экономист, академик АН Эстонии, академик Международной Академии менеджмента, член Международного союза экономистов

Михаил Лазаревич, хотелось бы услышать ваши оценки экономической ситуации в бывших советских республиках.

-В начале нынешнего года при очередном росте цен в три- три с половиной раза, сокращение производства в странах CHГ составило почти 20 процентов. Но примечательно, что три четверти падения производства эксперты объясняют не структурными изменениями хозяйства, а разрывом экономических связей и исчезновением надежного денежного эквивалента при обмене. От этого сильнее пострадали небольшие государства: в Эстонии падение производства более чем в полтора раза превысило российское. Это поставило местную экономику на край пропасти. Впрочем, в самой России положение немногим лучше. Поначалу упорядочение экономических связей и финансовое оздоровление связывались с созданием совместных структур CHГ, координирующими (по образцу, имеющемуся в Европейском сообществе) усилия в области экономических реформ и восстановление прерванных хозяйственных связей. Однако такие структуры не возникли, и экономическая война в сущности охватила всю территорию бывшего Союза. Главными средствами «подавления противника» стали жестокие «боевые действия» в виде квот, лицензий, экспортных пошлин… Каждый «выстрел» вызывает ответный залп: еще большие пограничные заслоны, а для прорыва на чужую территорию – опережающий рост цен и денежных выплат, которые подрывают то, что еще осталось от рублевого пространства.

 -Есть ли выход из этого положения? Многие считают, что как раз и надо «дойти до дна», что будет потом лучше, если теперь станет еще хуже…

 Сначала надо указать, кому будет лучше, а кому- хуже… Правительство России, судя по всему, не питает больше надежд на то, что ему удастся найти согласованную со всеми республиками СНГ программу выхода из кризиса. Теперь оно делает главную ставку на собственные усилия. Важнейшими целями программы объявлены резкое сокращение темпов инфляции к концу нынешнего года и максимально возможное противодействие падению производства. Как показывает опыт стран Восточной Европы, эти цели в значительной мере противоположны, и все искусство регулирования на макроэкономическом уровне сводится к нахождению оптимума в каждом конкретном случае. Основными средствами достижения цели в российской программе является укрепление рубля путем дальнейшей либерализации цен. Это призвано обеспечить его конвертируемость и интеграцию России в мировую экономику. В отношении с бывшими республиками СССР российское руководство теперь признает необходимость сохранения тесных экономических связей и расширение сотрудничества. Оно уже стремится к устранению количественных ограничений (квот, лицензий), к снижению экспортных пошлин, содействуя прямой торговле между предприятиями разных стран, сокращая роль самого государства и признавая суверенное право бывших республик на введение собственных валют. При этом предполагается заключение особых соглашений о поддержании их курса по отношению к рублю (в чем Эстония более всего заинтересована) рубля из внутринационального обращения, что крайне затрагивает интересы России. В Кремле исходят также из того, что и в дальнейшем будет существовать и укрепляться зона рубля. В нее прямо войдут государства, сохраняющие эту валюту в качестве общей денежной единицы. По-видимому, другие страны, экономические связи которых с Россией и другими государствами бывшего Союза останутся существенными, должны будут считаться с правилами поведения, установленными в рублевой зоне. Это и будет основной рычаг экономического воздействия России на своих партнеров.

-Как себя в этих условиях поведет Эстония: как друг или как равнодушный наблюдатель?

-Сейчас в нашей республике все чаще выдвигаются требования свернуть отношения с Россией и СHГ, ориентируя их лишь на Запад. Но можно сколько угодно проклинать бывших московских и таллиннских владык, столь тесно привязавших экономику Эстонии к единому народнохозяйственному комплексу Союза. Однако нельзя убежать от своего геополитического положения и сложившихся реалий. А эти реалии таковы: в 1991 году 85 процентов внешнеторгового оборота Эстонии приходились на CНГ (в том числе 60 процентов-на Россию), 10 процентов-на другие страны Балтии и лишь 5 процентов- на все остальные страны мира. Конечно, можно еще выше поднять градус противостояния Балтии с Россией и CHГ, сократив до минимума их экономическое взаимодействие. Но какой ценой? Ценой почти полной остановки производства, связанного с восточным рынком, ценой резкого увеличения безработицы и понижения жизненного уровня. Я убежден: долгосрочные интересы Эстонии и России уже сейчас требуют обеспечения двустороннего режима наибольшего благоприятствования во всех сферах экономического взаимодействия.

Что, с вашей точки зрения, стороны могут предложить друг другу уже сейчас?

 – Россия начинает крупное инвестирование для создания альтернативных портов и коммуникаций. При этом наиболее дешевым и перспективным решением энергетических, экологических и валютных проблем для России явился бы переход к использованию и экспорту сжиженного газа. Его ресурсы обильны, а использование в четыре-пять раз дешевле бензина-при экологической чистоте. В то же время Эстония по экономической эффективности (два газопровода, Ново- Таллиннский порт, заводы, способные создавать газокомпрессорное оборудование, естественные хранилища)-наиболее удобна в качестве транзитно-производственного узла. Одновременно это и нам позволило бы эффективно решать свои энергетические и валютные проблемы. Эстония также могла бы стать надежным партнером в продовольственном обеспечении Санкт-Петербурга и прилегающих районов. Всё опять же зависит от отношений добрососедства, и, замечу, первые элементы таких отношений уже созданы соглашениями о принципах торгово-экономического сотрудничества между Эстонской Республикой и Российской Федерацией на нынешний год и о льготном транзите российских товаров через территорию Эстонии. Необходимо оказывать всяческое содействие сотрудничеству регионов, а также ассоциаций предпринимателей, банковских и биржевых структур – отношений добрососедства. У нас начинают понимать, что чем больше будет величина финансовых и товарных потоков, идущих через страны Балтии (а они тоже зависят от режима благоприятствования), тем выше шанс на преодоление кризисных явлений. Понятно, что именно здесь «рецепт» повышения благосостояния жителей. Поэтому я думаю, что Эстония должна быть заинтересована в такого рода сотрудничестве. Точно так же дальновидные люди в балтийских государствах заинтересованы в скорейшей и возможно более полной победе тех реформ, которые начала Россия. Они желают России, ее народам добра, и у этого желания есть экономические «корни»: с богатым, мощным и уверенным в себе соседом партнерство развивать и выгоднее, и легче. Я очень надеюсь, что наши лидеры, то и дело впадающие в экстремизм, тоже скоро поймут и признают это.

Беседу вел Марк ЛЕВИН Таллинн

— — — — –




Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *