что кипит в кубанском котле?

137

Материал под таким названием в “России” №20 за 13-19 мая 1992 о потенциальных очагах возгорания на юге страны безусловно “гвоздь номера”. Однако наряду с ним не пропустите публикацию “из жизни приватизирующихся” в отдельно взятом предприятии, которая три десятилетия назад стала катализатором корректировки решений Госкомимущества. И еще интервью с издателем мемуаров, которые в эпоху гласности отказался печатать даже её флагман- журнал “Огонек”. Из-за темы Катыни…

Степан ТРОСТИН, Валентина ГОРЛОВА

В России появились свои очаги потенциальных конфликтов. Один из них – Краснодарский край. Пограничное его положение между Украиной и Закавказьем имеет важное стратегическое значение: наличие ценных ресурсов и выход к Черному и Азовскому морям с крупными портами.

Впрочем, есть у края и свои минусы. По его территории проходит граница двух миров- славянско-христианского и исламского. Граница подлинная, а не мнимая, проведенная не по карте, а по городам, станицам и аулам. И это закладывает мощный заряд под спокойствие региона. Весьма существенна и его близость к конфликтным зонам Закавказья:. Карачаево-Черкесии, Осетии, Чечено-Ингушетии.

 Общеизвестно, что сам по себе Краснодарский край многонационален. Так, если в пределах Кавказа проживают около 60 коренных народов, то здесь их свыше ста.

Важным фактором, влияющим на социально-этнические изменения в крае, является миграция населения, которая в последние годы стала неуправляемой. В 1988-1990 годах основной прирост мигрантов дала наиболее многочисленная социально-этническая группа Кубани- русские. В среднем за год численность русских благодаря миграции увеличивалась на 20,6 тыс. человек. Причем с каждым годом этот процесс имеет тенденцию к увеличению. Так, при общей сумме миграционного потока в 1990 году в 28 тыс. человек доля русских составила 87 процентов.

 Второй по численности миграционный прирост в 1988-1990 гг. дали армяне. Заметен миграционный прирост украинцев, в среднем 2 тысячи человек в год, адыгов -700- 800 человек в год, белорусов- 400-500 человек в год.

Но с 1989 года по 1990 год уменьшилась численность азербайджанцев, немцев, греков, евреев и крымских татар.

Наряду с обычными переселенцами стабильность обстановки нарушают беженцы из «горячих точек» -еще одна острейшая проблема, порожденная- межнациональной рознью. Согласно официальной статистике, в середине прошлого года (в 1992 году в связи с событиями в Чечено- Ингушетии, Осетии и т.д. эти цифры, безусловно, возросли) количество беженцев в крае составило более 45 тыс. человек. Из них армян 13590, азербайджанцев 1082, турок-месхетинцев 11420, русских-17440 человек. Более 14 тысяч из них не имеют прописки. По данным же депутатского комитета по национальным проблемам и межнациональным отношениям краевого Совета, число беженцев фактически составляет около 80 тысяч человек более чем десятая часть зарегистрированных по стране.

Приток беженцев резко обострил все местные социальные проблемы. Поскольку рaccеление беженцев было стихийно, наибольшее число их сосредоточилось в Абинском, Апшеронском, Кореновском, Крымском и Успенском районах.

Например, в Абинском и Крымском районах расселилось много турок-месхетинцев. Крымские татары, ранее компактно проживавшие на территории районов, переселяясь на свою историческую родину, продавали дома в основном туркам-месхетинцам, в свою очередь переселявшимся из Средней Азии и избравшим Краснодарский край в качестве «сборного лагеря» перед своеобразным «прыжком» на свою историческую родину, в Грузию. Однако этот «прыжок» не состоялся, и турки-месхетинцы осели в названных районах… В результате этого в районах сложилась напряженная обстановка. Турки- месхетинцы живут без прописки, нигде постоянно не работают. Они живут, рождаются и умирают, но в то же самое время их как бы и нет- талоны на продукты питания и другие товары им не выдают, пенсионеры не получают пенсий и т.п.

В условиях ограниченной возможности трудоустроиться беженцы предпочитают работать в непроизводственной сфере. По данным комиссии ВС России, работавшей в крае, в сфере производства, где занята основная часть населения, а доходы невелики, доля армян, например, составляет всего 3-4 процента от общей численности работающих, тогда как в непроизводственной сфере она равняется 25 процентам. И эта диспропорция стремительно увеличивается. На фоне такого образа жизни (дескать, «приехали спекулянты с мешками денег») резко возросшее число преступлений в районах относится на счет переселенцев. И к сожалению, в сознании жителей района «образ потенциального преступника» четко идентифицируется с образом турка-месхетинца, По мнению 85 процентов постоянного населения Крымского района, именно они явились основной причиной всех трудностей, переживаемых районом и его жителями в настоящее время. В результате стихийных сходов жителей было принято решение о принудительном выселении за пределы района всех неработающих турок-месхетинцев. Об этом турецкие семьи ставятся в известность специальными исполнительными комиссиями, также избранными на сходах и действующими от имени населения и вооруженных казачьих формирований.

Особенно дестабилизирует обстановку борьба за передел территорий. По разным источникам можно выделить основные требования применительно к Краснодарскому краю:

-создание на Черноморском побережье Шапсугского национально-территориального района с включением в него Лазаревского и Туапсинского районов и собственно города- порта Туапсе и присоединение этого района к Адыгее.

 -создание единой Черкесии, объединяющей Черкесию,  Кабарду, Адыгею, ряд районов края, а также – Абхазию;

-включение в состав Кавказской конфедерации горских народов всей территории Краснодарского края так же, как и территорий Ставропольского края, Ростовской и Волгоградской областей.

Одновременно с этим кубанские казаки, например, хотели бы создать свою национально-культурную автономию вдоль течения р. Кубань, где первоначально были расположены казачьи станицы, хутора и пикеты на границе между Кубанским казачьим войском и горскими народами.

Армяне желали бы иметь нечто подобное вокруг исторической армянской столицы Северного Кавказа-Армавира. Греки- в курортной зоне Геленджика. Немцы- в Адлерском районе Большого Сочи. На Украине организационно оформилось и выдвигает свои требования движение за присоединение Кубани к Украинской Республике. Его сторонники обосновывают свои притязания тем, что, хотя кубанские казаки в графе «национальность» и указывают, что они русские, на самом же деле они -украинцы, т.к. являются потомками запорожских казаков. Кроме того, как давление на край Украина использует то, что значительное количество электроэнергии, потребляемой здесь, приходит именно с Украины.

Налицо перерастание некоторых общедемократических и национальных движений в националистические, целью которых является вначале ограничение прав, а затем изгнание со «своей» территории лиц других национальностей. Инспирируется ориентация на выход из состава Российской Федерации. Своеобразным фактором дестабилизации обстановки в крае являются эмиссары из Абхазии и Чечни. Дело в том, что абхазы и адыги являются родственными народами, их языки составляют абхазо-адыгскую группу иберийско-кавказских языков. Если идея создания Великой Черкесии будет реализована, то Большое Сочи (исключая уже «поглощенный» Лазаревский район) оказывается как бы «зажатым» между черкесскими землями, и аннексия его территории -только вопрос времени. Причем требования абхазских эмиссаров с самого же начала получали полную поддержку значительной части сельского населения Адыгеи (от 40 до 73 процентов). Непосредственно же в Лазаревском районe доля поддерживающих эти требования составила 82 процента населения адыгейской национальности. Чеченские эмиссары во весь голос заявили о себе на 2-м съезде шапсугского народа (30 ноября – 1 декабря 1991 года), где они потребовали создания Великой Шапсугии с территорией от Сочи до Анапы.

 Здесь следует учитывать, что Чечне крайне важен выход к Черному морю. Ей нужен Туапсе как нефтяная гавань, дающая возможность сбывать свои богатства, а взамен-беспрепятственно получать извне оружие. Единственное, что мешает так это более 500 тысяч русских. Налицо определенная поляризация туапсинского и лазаревского преступного мира. Бандиты этих районов отказались от традиционного «воровского» образа жизни ради политических идеалов. Они считают себя «черкесами», не пьют и не употребляют наркотиков. Зато усиленно обучаются приемам рукопашного боя, владению оружием и часть «общака» тратят на политические цели. А ведь часто случалось, что именно уголовники составляли главную ударную силу радикально-националистических течений. Большую тревогу вызывает появление в районе Туапсе -Лазаревского молодых людей из Чечни, которые ради временной прописки готовы идти на самые непрестижные работы.

Такой своеобразный десант из Грозного не может не наводить на мысли о том, что идет интенсивная подготовка к более активным действиям, а шапсугов хотят использовать в качестве козырной карты в чужой крупной игре. Сначала Шапсугский район, а затем и единая мусульманская республика со столицей в Туапсе.

 Если Россия не хочет потерять Кавказ, необходимо уже сейчас выработать четкую национальную политику в этом регионе. В противном случае небезосновательными становятся уже упоминавшиеся притязания Кавказской конфедерации на края и области Юга России и как следствие возвращение Российского государства к границам XVII века. Тем более что в Турции уже открыто торгуют географическими картами, на которых эти изменения зафиксированы.

Если очень хочется, то нельзя

Из жизни приватизирующихся

Из-за писем, пришедших не по адресу, как известно, рушились целые империи. Весьма поучительная история, о которой я собираюсь рассказать, приключилась во многом тоже из- за письма. Правда, масштаб помельче. Речь идет не об империи, а всего лишь одном подмосковном строительном тресте, ныне aрендном предприятии. Да и адресата не то чтобы совсем перепутали. Скорее, неправильно оценили. Авторам письма его образ, судя по всему, рисовался несколько романтически- возвышенным, далеким от грубой реальности. Вот и возникли разные неприятности и осложнения.

Мария БОГАТЫХ

Главное- не терять своих цепочек

 Письмо, о котором идет речь, датировано 24 марта с.г. и подписано двумя министрами председателем Госкомимущества А.Чубайсом и министром архитектуры и строительства Б.Фурмановым.

Анатолий Чубайс председатель Госкомимущества
Борис Фурманов первый российский министр строительства и архитектуры

И говорится в нем о том, что в строительстве приватизация структурных подразделений, составляющих единый производственно-технологический комплекс предприятия, должна осуществляться в составе этого предприятия, дабы не рвались технологические цепочки, что само по себе выдает стремление сохранить то ценное, что осталось от прежних времен. К тому же ниже указывается, что при необходимости выделение подразделения в самостоятельный организм разрешается.

 Действительно, в строительных комплексах все звенья завязаны друг на друга. Что будет, если они вдруг разбегаться начнут? Если есть необходимость- пожалуйста, отделяйтесь. Только вот кто скажет, когда необходимость есть, а  когда -нет?

 С УМом или без УМа?

 Управление механизации (УМ) арендного предприятия «Мособлсоцстрой» и есть сторона, пострадавшая вследствие отсутствия определенности в письме министров. Численный состав УМа- 228 человек, машинный парк включает в себя строительную технику и автотранспорт, имеет 10 производственных участков, разбросанных по всей области, и основную базу в Химках со складами и мастерскими. Словом, неплохо оснащенное хозяйство, у которого возникло желание существовать самостоятельно.

 И не у них одних. Самое беглое знакомство со строительными – организациями Подмосковья и просто здравый смысл подсказывают, что тенденцию к отделению должны обнаружить прежде всего наиболее фондовооруженные подразделения, а не слабенькие в этом отношении передвижные механизированные колонны. Данные Мособлкомимущества подтверждают, что так оно и есть. Можно бы, конечно, отпустить всех с миром, да боязно, что займутся они не своим делом, а про свое забудут. Именно так и получится – уверены Облстройкомитет и руководство бывшего треста, а ныне арендного предприятия «Мособлспецстрой». «Зачем же нам терять стабильного заказчика?» – недоумевают кандидаты в приватизирующиеся. И в этом, согласитесь, есть резон. И первые, и вторые настроены решительно, и все ссылаются на письмо Чубайса-Фурманова, пункт первый, только одни – на его начало, а другие- на, – конец.

Думаете, сейчас напишу, что cобственность делят, друг другy rорло готовы перегрызть? Да нет. Мне-то как раз показалось, что вoпрос о собственности здесь стоит во-вторых, а может, в-третьих. В конце концов акционирование позволяeт по совести без особого напряжения поделиться и фондовооруженным и фондоневооруженным. Во-первых, все-таки совсем другое.

Приватизация в разрезе

 17 января сего года собрание трудового коллектива «Управлeния механизации» приняло peшение приватизироваться. Boшедший в состав комиссии по приватизации сотрудник УМа Н.Бавыкин предложил создать открытое акционерное общество, причем часть акций продать фермерам. «Мособлспецстрой». строит крупные очистные сооружения на селе, так что с крестьянством связан изначально. Если работать, дурака не валять, можно часть техники и рабочих рук выделять для nомощи фермерам, естественно, небезвозмездно. Подмосковные фермеры отнеслись к предложению с энтузиaзмом. Нашлись зарубежные инвесторы, готовые предоставить помощь, деньги и необходимую дополнительную технику. Облкомимущество, рассмотрев заявку, приняло 12 марта решение о приватизации означенного подразделения. А двенадцать дней спустя написали письмо министры…

Теперь я подхожу к самой душещипательной части повествования, которую можно назвать и «как боролись с приватизацией», и «приватизация по-российски», то и другое вполне отражает суть дела. Подробно рассказывать всю историю тома не хватит. Ограничусь несколькими штрихами. Сколько, думаете, времени необходимо, перечислить госпошлину за бланки для инвентаризации? Руководству означенного УМа не хватило даже двух месяцев. Впрочем, осведомленные источники в один голос утверждают, что посчитать, сколько чего на складе, невозможно в принципе, а возможно только членовредительство для тех, кто там попробует даже просто походить, столько всего понавалено. А можно просто взять и отказаться письмо о привлечении аудиторов для оценки имущества. Или послать своих людей по участкам, чтобы сообщали неверную дату очередного собрания. А выступления руководства УМа, представителей треста и специально приглашенных лиц на собраниях, которые, несмотря ни на что, состоялись! Сказка! Диапазон от патриотических призывов (не позволить родную контору продавать разным фермерам и немцам, которых в последнюю войну победили) до советов бывалого человека (чтобы приватизироваться, взятку больше ста тысяч дать).

Для полноты картины расскажу о событиях недавних. 3 апреля трудовой коллектив на собрании решил освободить от должности директора как лицо, активно приватизации мешающее. Единогласно избрали на его место Н.Бавыкина, а заодно и новое правление. Трест (назовем его по-старому – короче, а сущность практически та же) настаивает на проведении нового собрания, признав решения предыдущего недействительными, и требует, чтобы за это проголосовали члены старого (почему?) и нового правления. А чтобы придать сему безобразию законный вид, срочно печатают экземпляр Устава АП, в который вносят необходимые для спокойствия своих руководящих душ поправки. Дело это, конечно, подсудное. Да ведь российского человека в суд и на аркане не затащишь- на то и расчет. Но вот незадача: новый состав правления голосует против, а кто входит в старый – никто не знает, так как многие когда-то избранные уже уволились, кто, как и кого «вводил в состав» на их место – тоже не известно, ибо список либо исчез, либо не существовал вовсе. Но «бывших» правдами и неправдами собрали без полной уверенности, что они – именно те, за кого себя выдают. Однако проголосовали как надо. Такие вот картинки из жизни приватизирующихся.

 Возможно, мое мнение слишком субъективно. Возможно, фраза «Умрем свободными», часто звучавшая из уст рабочих, слишком патетическая и потому комичная, но она отражала настроения душ. Начальники с их «методами» надоели до смерти-вот основа «освободительного движения». И не в этом только подразделении. Трест разваливается. Заявки на приватизацию подают уже и другие, даже сирые ПМК. Есть у меня большое опасение, что, когда многие из них поймут: свобода-это риск и ответственность за принимаемые решения, а руководить все равно кто-то должен, причем не толпа и не собрание, наступит не самый розовый период в жизни «сбросивших цепи» УМов, ПМК, ПКК, ЗЖБИ и проч. Еще вопрос найдутся ли в каждом случае люди, способные взять управление на себя и не копировать при этом нынешнее руководство. Определенно, их будет мало. Что ж, закон рынка: сильные и умелые выплывут, слабые утонут- это звучит уже даже банально. Но я уверена, попытка сохранить старые структуры приведет лишь к тому, что мы потеряем все. Названия останутся, а люди разбегутся. А цепочки… Неужели действительно найдутся такие, что начнут отказываться от госзаказа и стабильных партнеров? Вряд ли. И антимонопольный закон, которым в Облкомимуществе трест только слегка попугали, подсказывает- стоит отпустить тех, кто хочет уйти. Тем более что, как мне сообщили в Облстpойкомитете, в строительном комплексе области «производительности сейчас никакой нет».

Но тех, кто хочет плыть, плавать не пускают. Мособлкомимущество, с рвением взявшееся за дело приватизации УМа с самого начала, 24 марта как- то вдруг сильно к нему охладело. Члены приватизационной комиссии пишут письма в разные инстанции, в одних находят поддержку, в других -наоборот, из третьих, как из канцелярии Руцкого, обращения, без единой визы переправляются в руки руководства АП. А руководство треста, чувствуя себя хозяином положения, с людьми делает что хочет.

 Кто самый главный?

 Хорошо бы главным был закон – общий для всех. Но у нас каждый может выбрать именно тот закон, который его сердцу ближе. Например, хотите знать имеет ли право подразделение, входящее в состав арендного предприятия, самостоятельно подать заявку на приватизацию? По закону «0 предприятиях и предпринимательской деятельности» получается-только с согласия высшего органа управления предприятием. А по закону о приватизации- пожалуйста. Указ Президента от 29 декабря 1991 года также позволяет предпринимать самостоятельные шаги любым юридическим и физическим лицам без ограничения. Решение президиума Мособлсовета 190/28 утверждает, что это просто даже необходимо. «Экономическая газета» от 17 апреля, давая консультации, считает- ни в коем случае. Потому каждый поступает как хочет, ссылаясь на что хочет. Коллектив УМа- на Закон о приватизации и Указ Президента, руководств0 АП- на «Экономическую газету» и письмо Чубайса-Фурманова, а Мособлкомимущество опять же на упомянутое письмо и рекомендации Мособлстройкомитета, что вполне естественно.

Рассказывал недавно мне охранник одного важного в Москве здания такую историю. Пришел в это самое здание как-то сам генеральный прокурор Степанков. А инструкции охраннику новой, недавно въехавшей командой даны были суровые, но от жизни далекие. Получалось по ним, что Генерального прокуpopa без пропуска пускать никак нельзя. А он просится, говорит, по своему удостоверению имеет право куда хочешь ходить, и это-закон, а закон всего важнее. «Нет, говорит тут охранник. Если я инструкцию нарушу, а вы окурок уроните и случится возгорание, меня уволят. Тогда я два года буду к вам в приемную пробиваться, чтобы вы меня восстановили».

 Правда, нет ли, не знаю. А только заключена в этой истории большая житейская мудрость. Потому и пенять Мособлкомимуществу не буду. К тому же многие функции оно по постановлению ВС РФ о разграничении собственности делегировало ведомствам. Они – и главные эксперты, и уж всяких глупостей, вроде выделения подразделений, рекомендовать, известное дело, даже под пыткой не станут. Потому, видимо, у руководства вышеупомянутого AП «Мособлспецстрой» до сих пор нет своего плана приватизации. А зачем торопиться, если есть все возможности «держать и не пущать» Вот и министры письмо прислали, а уж как его толковать, их, работников ведомственных  структур, дело.

 Она принадлежала к ордену Порядочных людей

Недавно в журнале «Наше наследие» появились отрывки из «Берлинского дневника» Марии Васильчиковой (1917-1978). Так случилось, что Мария Илларионовна, которую все звали просто Мисси, оказалась свидетельницей неудачного заговора против Гитлера 20 июля 1944 года. Среди главных заговорщиков были друзья Мисси, сотрудники Министерства иностранных дел Германии. Почти все они погибли. Но подробнейшая хроника тех событий уцелела в ее тетрадях. С первой публикации рукописи в 1984 году в Англии и до последнего, французского издания – а таких изданий пока девять- текст этой книги неизменно выходит под редакцией и с подробными комментариями князя Г.И.Васильчикова, родного брата Мисси. В связи с окончанием русского перевода Георгий Илларионович дал интервью «России» и предоставил для печати никогда не публиковавшиеся у нас страницы «Берлинского дневника».

Можно ли вас считать эмигрантом, Георгий Илларионович?

Строго говоря, нет. Наша семья покинула Россию весной 1919 года, я был тогда во чреве матери. Но мы никогда и нигде не забывали о своих связях и традициях, со временем я выучил русский язык, стал изучать русскую историю, географию, литературу, следить за событиями в СССР. Да и «эмигрантами», то есть добровольными – переселенцами, мы себя никогда не считали.

А как произошел отъезд из России?

Поздним летом 17-го года мама со всей семьей, как обычно, отправилась в Крым. Так как положение в стране все более обострялось, они решили там задержаться дольше обычного. В Крыму их и застала «Великая Октябрьская…». А в апреле 1919 года наша семья эвакуировалась с британской эскадрой, прибывшей спасать некоторых членов семьи Романовых, до которых патологически ненавидящему их Ленину не удалось добраться. Ну а потом… Этот «временный момент» длился для меня вплоть до первого приезда уже в СССР в 1977 году.

В «Берлинском дневнике» есть эпизод, связанный с трагедией в Катыни. Вы были переводчиком на Нюрнбергском процессе и, наверное, присутствовали в зале, когда впервые всплыло это дело?

Присутствовал. И всегда теперь веду для себя отсчет начала «холодной войны» не с речи Черчилля в Фултоне, которую он произнес через несколько месяцев после Нюрнбергского процесса, а именно с того момента. И вот почему. Устав международного трибунала, судившего немецких военных преступников, был составлен саксами. Там была статья о том, что официальные «Белые книги» принимаются к сведению. Но воспитанники Вышинского интерпретировали эту статью как означающую, что обвиняемым не позволено будет попытаться доказать свою невиновность и вызывать в свою защиту свидетелей. Когда речь зашла о Катыни, ваш главный судья генерал Никитченко, бывший правой рукой Ульриха, повел себя весьма подозрительно, По ходу суда версия советской стороны о расстреле польских офицеров дважды менялась: сначала это приписывали какой-то немецкой инженерной части, потом назвали совсем другое воинское подразделение. Имена командиров этих частей также «менялись». И тут, когда адвокаты защиты подали список желательных свидетелей, Никитченко возмущенно потребовал, чтобы их не вызывали, и что согласно вышеупомянутой статье никакая защита, никакие свидетели не могут быть допущены. Я помню, как среагировал английский судья, председатель трибунала сэр Джефри Лоуренс, резонно заметивший, что нельзя же обвинять, не давая защищаться. Никитченко долго и возмущенно отстаивал свое. Но когда под конец был вынесен приговор, Катынь там не фигурировала. А это означало, что если немцы не виноваты, то кто же? Для меня этот очень острый психологический момент был как первый выстрел «холодной войны».

Почему дневник Мисси пришел к нам лишь сегодня? Неужели такой злободневный материал перестроечные издательства отвергали?

Все началось с того, что права на эту книгу купили англичане. Потом посыпались заявки от США, Германии, Голландии, Дании, Испании, Италии, Франции… и даже Японии. Русского перевода не было очень долго. Отрывок из дневника, где Мисси писала как раз о трагедии в Катыни, был предложен в свое время «Огоньку», но печатать его Коротич побоялся.

Что, «ветры гласности» дули еще слабо, как вы считаете?

Дули уже вовсю, вот только Катыни не достигали. Это было примерно года четыре назад. Тем не менее редактор «Нашего наследия», мой друг Владимир Енишерлов, сказал, что переводить книгу нужно не откладывая. Но прошло еще довольно много времени, пока мы нашли замечательного переводчика Е.Маевского, который только что закончил свою работу.

«Берлинский дневник» рекомендован к чтению для студентов некоторых исторических факультетов в США. Как вы думаете, чем вызвано такое отношение к этой книге?

 Для изучающих историю войны она давно стала во многих странах классикой. Ведь Мисси впервые подробно описала не просто историю немецкого Сопротивления, а самих сопротивленцев- тех людей, кто жертвовал собой во имя элементарной порядочности.

 Порядочности?

Они относились к нацизму прежде всего с позиций человеческой этики. Антинацизм, кстати, не имеет ничего общего с антифашизмом. Посудите сами: итальянские фашисты выглядели просто бойскаутами рядом с немецкими наци.

Вы хотите сказать, что были люди, которых не волновали лозунги Либкнехта и Тельмана?

Конечно, нет! Их волновала человечность, И Мисси вместе со своими друзьями была в их числе. В действиях этой бесстрашной молодой девочки вы как читатель чувствуете скромность и абсолютную честность. Это поразило очень многих. Eе дневник является своего рода Евангелием порядочности, человеческим протестом беспардонному, безжалостному, аморфному и хамскому тоталитаризму. Вот как были в свое время рыцарские ордена, так и Мисси принадлежала к ордену Порядочных людей… Кстати, прочтя ее дневник, вы заметите, помимо прочего, что она была горячей русской патриоткой. Когда Мисси писала об успехах Советской Армии, о героизме населения, то всегда употребляла слово «русские». Это было для нее так же инстинктивно, как слово «советские», когда вашей страной совершались безобразия.

-Георгий Илларионович, я слышал, что ваша сестра перед кончиной успела только познакомиться с корректурой своего дневника.

Она вообще не хотела его издавать. Считала, что это чисто семейная вещь, которая никого заинтересовать не может. Слава Богу, что произошел
 один случай, хотя и не очень приятный, подтолкнувший сестру к изданию. Она дала прочитать эту рукопись человеку, которому полностью доверяла, но который злоупотребил ее доверием. И вот тогда-то сестра решилась на издание, чтобы восстановить истину.

Наверное, она не могла предполагать об успехе книги?

 Конечно, не могла! Даже я, как историк знавший, что это преинтереснейшая рукопись, не ожидал такого фантастического успеха.

По тексту «Дневника» очень заметно, какую роль в его издании сыграли вы, Георгий Илларионович. По-моему, с вашими комментариями он  очень выигрывает.

Об этом попросила сама Мисси. Она поручила мне взять на себя всю историческую сторону ее записей, то есть внести необходимые связки между отдельными эпизодами. Там, между прочим, не хватало довольно большой части, которая затерялась и которую она перед смертью пыталась восстановить. Разбирая бумаги после ее кончины, я нашел фрагменты этой части, включающей яркое описание свадьбы в семействе Гогенцоллернов, этого сказочного пира во время чумы. К тому же, все мы, несмотря на трудности переписываться в условиях войны и разбросанности по разным странам оккупированной немцами Европы, много друг другу писали. Часть этой переписки уцелела, и я ее использовал, чтобы заполнить некоторые пробелы.

 Простите, сестра вам полностью доверяла?

Естественно. Как же иначе? Пони маете, мы с Мисси были очень близки не только эмоционально, но и по образу мышления, по шкале нравственных ценностей, что ли… Я полностью разделял ее отношение к войне, к тоталитаризму, к такому возмутительному явлению, как преследование евреев, да еще ко многому другому.

-Вы рассчитываете на успех «Дневника» здесь?

-Во всяком случае реакция, я думаю, будет необычной. Перевод закончен, ищу издателя. Посмотрим…

 Еще один вопрос, касающийся лично вас. Сейчас трудно быть князем?

Что тут «трудного»? У нас, на Западе, этот вопрос волнует только тех, у кого титула нет. И тогда некоторые идиоты их изобретают. По дневнику Мисси заметно, например, что ее друзей-аристократов объединяли определенные традиции, это касается и психологии. Эти люди всегда знали, что можно, а что нельзя делать в тех или иных ситуациях. Когда Борис Савинков в своих воспоминаниях пишет, что ему было очень трудно вербовать белогвардейских офицеров для террористических актов в Советском Союзе, то я их хорошо понимаю. Они были обучены и готовы убивать на фронте, защищая отечество, но не стреляя из-за угла.

А вы ощущаете себя дворянином, Георгий Илларионович?

 Как вам сказать. Я об этом никогда не думаю. Но, например, когда я был молод и во время войны мне иногда угрожала опасность, даже смерть, я знал, что, несмотря ни на какие угрозы судьбы, я не пойду на недостойные компромиссы. Я знал, что мои предки так бы не поступили, значит, и я не должен так поступать- семейные традиции надо поддерживать…

Беседовал Павел КРЮЧКОВ

 (Выдержки из «Берлинского дневника» княжны Марии будут опубликованы в следующем номере)



Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *