эту страну назовут “кладбищем империй”

134

Так, подразумевая под империями присутствие в Афганистане Британской империи (1838-1842гг), СССР (1979-1989гг) и США (2001-2021гг) эту страну станут называть уже в наши дни. То есть через три десятилетия после того как в газете “Россия” №21 за 20-26 мая 1992 года будет опубликована предлагаемая вашему вниманию статья нашего обозревателя Дмитрия Ольшанского. Поводом его обращения к афганской теме стало вхождение в Кабул повстанцев- моджахедов и то обстоятельство, что сам он на протяжении трех лет был не только свидетелем, но и непосредственным участником предшествующих событий.

Мой друг Наджибулла

Свершилось. Моджахеды вошли в Кабул. Как карточный домик, рухнул прежний режим, и Афганистан вступил в новую стадию гражданской войны. «Патовое противостояние» того и гляди сменится «пиром победителей». Официальные представители российского МИДа наперегонки приветствуют «новую власть в Кабуле», выражая ей свои поздравления и пожелания. На этом фоне особенно хочется вспомнить и тех наших ребят, что пали или были искалечены в борьбе с этой «новой властью», и десятки тысяч афганцев, замерших сегодня в страхе перед давно обещанной им «кровавой баней», и просто отдельных людей. Например, вчерашнего президента Наджибуллу. судьба которого продолжает оставаться неясной.  Где он? И что же произошло? Просится привычное: «памяти товарища»… Около двух лет мне довелось работать рядом с ним, встречаться и состоять не только в сугубо официальных отношениях. Хотя, конечно, «дружба» с вождями- штука условная.

Дмитрий ОЛЬШАНСКИЙ

Этому человеку наша бывшая страна обязана немалым. Он дал возможность вывести войска, прикрывал их отход, а потом удерживал дружественную нам власть в течение трех лет. Прикрывал наши южные границы. До, Наджиба, при Кармале, так легко мы бы не вышли. После Наджиба на нашем юге вряд ли станет спокойнее.  Так что извините, но-жалко. Трансформация имени появление исламского «улла» («мулла?»)-произошла осенью 1986 г., и это был признак изменения политических намерений. Режим пытался перекрасить красные революционные знамена- в зеленый исламский на цвет. Демонстрируя свою «добрую волю» и вес нового лидера, Москва изображала «ограниченный вывод» шести- полков «ограниченного контингента». Подняли пропагандистскую волну, собрали западных журналистов и ночи напролет писали ответы афганских лидеров. Тут мы и сделали Наджиба «Над- жибуллой», вернув к имени, данному ему родителями.

 Рожденный в 1947 г. Мухаммед Наджибулла (пуштун, из служащих) стал Наджибом лет в 18, вступив в Народно-демократическую партию. Участвовал в демдвижении, дважды сидел в тюрьме. К 1975 г. закончил- таки медицинский факультет Кабульского университета, получив специальность гинеколога, а от товарищей по партии подпольную кличку «Доктор». Наджибом вел в подполье работу в провинциальных – общественных организациях. Наджибом после победы стал секретарем горкома Кабула, а потом послом в Иране. Генералом Наджибом после ввода наших войск возглавил афганское КГБ. Генсеком Наджибом (а для противников «Быком», «Коровой» Наджибом за тучность и упрямство) правящую партию. Став президентом, детское имя «вспомнил» ситуация потребовала.

Кармаль как лидер не устраивал практически никого. Больше всего Запад и находившийся под его влиянием Пакистан. С откровенным советским «обозником» -марионеткой никто не хотел ни о чем договариваться. Да и не мог лидер войы стать лидером примирения.

Кандидатуру Наджиба подобрал наш КГБ. И «пропихнул». В конце апреля 1986 г наши партсоветники в афганском ЦК получили указание: провести пленум, освободить Кармаля и избрать  Наджиба. Комитет предпочитал сделать дельце чужими руками. Вот и пришлось не только выбивать из Кармаля заявление об отставке, но и «готовить» пленум. А это означало создание «линии Н-Н-К»: не очень естественной коалиции Наджиба с влиятельнейшим секретарем ЦК Нуром Ахмад Нуром и премьером Кештмандом. После чего тихие индивидуальные собеседования с каждым из членов ЦК на тему «Кармаль устал» и «голосовать надо правильно». Тем, кто «не понял», посоветовали «сидеть дома» в «день Д». На всякий случай у дверей поставили милиционеров. Арестов практически было. Но схему расстановки постов и «совместного патрулирования» (афганско- милицейского и  советско-армейского) с картой в руках партсоветники, матерясь в адрес «ближних соседей» чекистов, составляли сами. Кармаль уходил, сопротивляясь и торгуясь. Трудный был человек. Отходя к ежедневному послеобеденному сну (лидер революционной партии в воюющей стране), любил приговаривать: дескать, я вам, советским, все отдал в руки, вот и воюйте. И никак не понимал в ту свою последнюю генсековскую ночь, чем провинился, почему должен подписывать заявление об отставке? Будучи в Москве («на лечении»), все понимал «правильно», а тут, сойдя с самолета в Кабуле, рядом с братом- кандидатом в члены Политбюро М.Барьялаем и «верной спутницей» членом Политбюро А.Ратебзад разговаривал с нами час за часом, но понимать как бы перестал. Что Горбачев уже на пути в Женеву, на завтрашнюю встречу с Рейганом, и него в портфеле новые предложения об афганском урегулировании, от нового лидера в Кабуле. Что документ об отставке должен быть подписан определенным, по ходу стало ясно: уже вчерашним числом.

 Наджиб взошел на генсекство легко и воодушевленно. В отличие от Кармаля хотел быть активным и самостоятельным. Поначалу-в наших «рамках». Считал себя «сыном перестройки», «другом Горбачева». С нашей подачи начал «проводить линию» повел «борьбу с привилегиями»: долго не переезжал во дворец, жил в обычной квартире; специальным решением попробовал пересадить верхушку (кроме себя) с «Мерседесов» на «Волги», прекратить уклонения сыновей руководства от службы в армии, начать борьбу с коррупцией и клановостью Официально предписал элите «носить скромную, полувоенную одежду» и т.п.- практически безрезультатно.

Президент Наджибулла

 Самим собой он становился по ходу «национального примирения». Эта тактика помогала ему стать национальным лидером, избавиться от советского присутствия от тех же поднадоевших советников, а нам вывести войска. Интересы совпали, и Наджиб стал вырастать в Наджибуллу. Совместными усилиями уговорили Москву и получили «санкцию».

После этого было недельное сидение в «бункере», на запертой вилле (афганская верхушка с ума сходила от любопытства: «двое русских сидят, никуда не выходят и водку не пьют?!»; Наджиб приезжал чуть ли не каждый вечер, принюхивался и с собой привозил-своеобразная «проверка на устойчивость»). А под новогоднюю ночь Чрезвычайный («исторический», «судьбоносный» и проч.) Пленум ЦК. Правда, потом еще долго на пресс-конференциях и заседаниях ЧК (очередной любимой нами «чрезвычайки» в этот раз «по национальному примирению») суть новой политики разъясняли не афганцы, а мы, советники.

Вывод войск СССР из Афганистана

Местные вожди предпочитали молча разглядывать носки башмаков, а в кулуарах уверяли: «Да никуда вы и никогда не уйдете – кончайте дурить, ребята!» Кроме лидера – он слетал в Москву и получил заверение Горбачева: надейтесь на себя, будем уходить.

Говорят, каждый афганец мечтает быть королем. Наджиб не исключение. Шаг за шагом, тасуя политическую колоду, меняя людей, укреплял свою власть и авторитет. Поначалу работал на наши интересы, потом лишь на. свои, афганские. Мог стать фигурой компромисса, эволюционной стабилизации. Не вышло: не смог, не успел, не дали. Где-то заигрался.

Дождавшись ухода советских войск, моджахеды вошли в Кабул.

Первые «звонки» были в декабре: в ответ на ликвидацию СССР и официальный прием моджахедов в Москве Афганистан отказал России международном признании. После же прекращения помощи с севера афганская верхушка заметалась: режим, который ничего не производит и лишен внешней помощи, обречен. Начался новый тур политических игр – с идеей «предпереходного правительства» и будущих «свободных выборов». Хотелось потянуть время. Но где- то Наджибуллу переиграли. Похоже «соратники». Как это часто бывает в подобных ситуациях, подконтрольная стая вышла из подчинения лидеру и пошла на сепаратные переговоры. Поняв, чем дело пахнет, лидер попытался бежать. Но соратники были начеку, понимая, что сдать Нажибуллу- козырь посильнее сдачи Джелалабада и Кабула. В итоге арест, как бы он ни назывался. И разговоры новой власти о том, что Наджибуллу (если он, конечно, доживет) должно судить «общественное мнение» страны. За что?

Любой нормальный человек будет против такого политического процесса потому, что это никому ничего не даст. Вместо долгожданной стабильности- новый виток дестабилизации. Как однажды размышлял Наджиб, «веками афганский народ мечтал о трех простых вещах: о еде, одежде и жилье. А что получил? Вместо еды- пулю в живот, вместо одежды саван, вместо жилья-могилу. У нас это может ждать каждого, например, меня». Предугадал?

Процесс будет нелеп и из-за вопроса: «А судьи кто?» Слишком много крови на судейских мантиях. И трудно понять обнимающегося с моджахедами вице-президента Руцкого, за которым душманы охотились в Афганистане и которого они же и обманывали в Исламабаде. Возвращение наших пленных, к сожалению, едва ли pеально. Не те ныне в Кабуле люди, чтобы рассчитывать что-то получить от них непрерывными уступками. Скорее, наоборот: Восток ценит силу. Не проявив ее, американцы до сих пор ищут своих во Вьетнаме и просят хотя бы сведений о них у КНДР.

Прогноз

 Что будет после Наджиба? Едва ли останется целостным и вряд ли успокоится Афганистан-слишком начинена оружием эта пороховая бочка. Слишком силен фактор «стихийного бандитизма»: каждый «человек с ружьем» сам себе «полевой командир». А разбойничать выгоднее, чем работать. Тем более что найти «врага» -как нечего делать. Поначалу соблазнительно свести счеты с «кровниками» (а их за долгие годы накопилось немало) из числа членов бывшей правящей партии и сторонников прежней власти. Затем (а может быть, параллельно) на место идеологических противоречий придут национальные и племенные. Плюс амбиции новых вождей, отсутствие у них навыков конструктивного государственного управления, никуда не исчезающие от смены власти старые проблемы бедной страны.

Можно прогнозировать усиление дестабилизирующего воздействия Афганистана на бывшую советскую Среднюю Азию. Исламские митинги в столице Таджикистана и таджикские боевики Ахмад Шаха Масуда в Кабуле слишком близко друг к другу. Неподалеку и узбекские, и туркменские потомки тех еще басмачей, не оставившие мысли о реставрации. Значит, уже пошел один из известных аналитикам сценариев: после смены власти в Кабуле возникает мощная исламская группировка государств (Иран-Афганистан-Пакистан), начинающая влиять на мусульманское население сопредельных северных стран. И тогда – Аллах акбар! ждите нового джихада. Наши границы на юге давно «прозрачны» для моджахедов, для оружия, наркотиков, контрабанды. Афганизация бывшего СССР продолжается. …При Кармале многие из наших в Афганистане вспоминали Амина: чем он нам не угодил? При всех недостатках сохранял управление страной. Иные помнили дореволюционного президента Дауда: спокойная и дружественная при нем была страна. Кое-кто сожалел о короле Захир-шахе: совсем, говорили, хорошо было. Пройдет время– мы еще пожалеем о Наджибе, пытавшемся сдержать и локализовать пламя афганского Джихада.

От редакции “Новых Знаний” Прогноз Дмитрия Ольшанского оказался верен, как, впрочем, и его оговорка по поводу того, что так и просится подзаголовок “памяти товарища”. Вчерашний лидер укрылся в здании миссии ООН, где и провел ближайшие годы. Когда в сентябре 1996-го Кабул заняли пришедшие к власти талибы, они выманили Наджибуллу с братом из укрытия и подвергли публичным пыткам с последующей мучительной казнью.

Не ошибся Дмитрий и в утверждении о том, что пройдет время и мы еще пожалеем о Наджибе…

Дмитрий Ольшанский (1953-2003гг) закончил факультет психологии Московского государственного университета им. М.В. Ломоносова, а в 1979 г. – аспирантуру того же факультета. В 1979 г. защитил диссертацию на соискание ученой степени кандидата психологических наук. С 1980 по 1985 гг. – занимался исследовательской и преподавательской работой. В 1985 – 1987 гг. – был политическим советником в Афганистане, участвовал в разработке политики “национального примирения” и выводе советских войск из Афганистана. В 1988 г. – политический советник в Анголе, а 1989 г. – политический советник в Польше. В 1990 г. Дмитрию была присвоена ученая степень доктора политических наук. Он консультировал в 90-е годы отечественных политиков, в 1992 г. – президента Казахстана Н. Назарбаева.

 Проща (ще) ние славянки

Кто бы мог только подумать, каким болезненно трудным станет исход армии бывшего СССР с территории восточноевропейских стран. И особенно-из Польши

Александр ЧЕРЕПАНОВ

Долгие переговоры, политиков, взаимные «счеты» военных: кто, кому и сколько должен за пребывание, транзит или… исполнение служебного долга? Нашлись даже такие, кто смог «перевести» на язык финансов стоимость собственных расходов и потерь во время второй мировой войны!

 Но мне было важнее все-таки другое- не лавина порой взаимоисключающих цифр. Пусть их! Куда значительнее то, что вспомнят друг о друге простой российский мужик в солдатской или офицерской форме с пока еще красной звездой на фуражке и тот польский «хлоп», кто терпел его свыше сорока лет на своей территории.

…Пересаживаясь с одной попутной машины на другую, только под вечер удалось добраться до этого лесного края в Кошалинском воеводстве, где еще месяц назад размещалась самая большая база советских войск в Польше. Промелькнул указатель с надписью «Борне-Сулиново: еще пара километров, и вот они-ворота одного из уже покинутых гарнизонов части. Пусто. Тихо. Пахнет свежевспаханной землей, хотя еще недавно там и сям разбросанные щиты предупреждали местных жителей о том, что «нахождение здесь грозит смертью».

В поисках дома пригласившего меня солтыса (старосты) остановился около средних лет мужчины, пасшего двух коров.

Пан Тадеуш живет здесь давно, приехал сразу после окончания войны. Трудно было с хозяйством и, чтобы заработать, устроился водовозом к «советским». Платили сносно, иногда и по дешевке помогали стройматериалами. А когда купил подержанный «фиат», бензин также доставал у них. Лишняя пара тысяч злотых всегда пригодится, особенно если тот же прапорщик на ГСМ получал каких-то 40-50!

 Ему было легче, чем многим другим, которых база, мягко говоря, «потеснила» со своих земель. Правда, тогдашнее коммунистическое правительство выплатило определенную компенсацию. Но разве заменила она крестьянину право работать на поле? – Кстати, сейчас многие не хотят возвращаться на свое «исконное», ибо после русских осталось много «грязной земли», пропитанной бензином, мазутом, машинным маслом,-сказал пан Тадеуш. В оставленном городке- дома без окон, ванн, умывальников. Обрывки газет. каких-то бумаг кружат среди плакатов прежних времен, когда, по мнению коммунистических идеологов, объединенные пролетарии всех стран представляли грозную силу.

Позже, уже беседуя с солтысом, узнал, что многие не любили русских не за то, что те насаждали здесь «свои» взгляды. Нет, скорее за то, что простому «хлопу» всегда больно видеть страдания родной земли. «Пришли, нагадили, а потом еще и утверждали, что защищали нас от империализма», -привел он слова своих односельчан. Бывали случаи, когда подвыпившие офицеры на «газиках» буквально гонялись за молодыми польками. Доходило до драк…

Правда, многие сами «приставали» к «вашим», -резюмирует солтыс. У нас, поляков, традиционно уважение к форме, к военным. И к русским, несмотря ни на что, отношение было в общем-то неплохое. Знаете, в семье-то ведь не без урода. Но если надо было помочь в сборах урожая, офицеры охотно направляли свободных от службы солдат. …

Пани Малгожата, в дом которой мы пришли с солтысом, рассказывала, что однажды ее просто «с того света» вытащил медик-лейтенант Гриша-тогда у нее случился приступ гнойного аппендицита. Пока мы бы ждали «скорой» из соседнего городка Щецинка-случилось бы непоправимое. Гриша решился оперировать и пани Малгожата осталась жива.

Прощаясь с нами, солтыс заметил: «Ваши пропагандисты часто говорили нам, что войска здесь еще и потому, что американцы стоят в Германии. Что касается германцев это их дело. У нас же, в Польше, есть пословица: «Дальше живешь- крепче любишь». На этой, нашей земле было пролито много крови, много лучших пахотных земель было занято армией. Но теперь-то, когда уже давно нет войны, земля должна выполнять свою главную роль- родить хлеб»

 …Возвращаемся. Никаких альтернатив быть не может,-уже немолодой капитан инженерной роты, дислоцировавшейся недалеко от Торуни, был рад отъезду в Россию. Через два года он закончит службу и вернется домой, в Смоленск. Там у него квартира. Трудности? Есть, конечно, как и у каждого. Однако везде можно жить, если только приложить ум да руки; здесь нас не хотели, но мы лично и не виноваты в том, что оказались в Польше: за это стоит спросить систему…

 – Те, кто принимал решение по этому поводу, руководствовались, разумеется политическими соображениями, включился в разговор 23-летний лейтенант Сергей,-для нас же служба здесь -это прежде всего кошелек. В Польше, несмотря ни на что, жилось, конечно, лучше, а что будет дома-один Бог знает.. Словом, кто-то ожидал отправки на Родину с нетерпением. Кто-то с горечью. Здесь, под Торунью, в последний день военный оркестр играл «Прощание славянки», были цветы и даже. слезы. А представитель воеводы высказал командованию части удовлетворение по поводу состояния покидаемых объектов. Мы потом «проверили»: уходящий инженерно- понтонный полк оставил после себя все чистым.

Немного поодаль от официальной трибуны я неожиданно стал свидетелем такой сцены: молоденький лейтенант сидел на скамеечке с польской девушкой, плакавшей буквально навзрыд.

– Ну-ну, перестань. Чего ты, Бася? Перестань, кохана

-Толечек, прошу тебя, только приезжай скорее – обойди, где надо, уступи, только постарайся, Толечек…

– Ладно,-обещал тот. И было видно, что и он сам еле-еле сдерживал слезы.

Часть уходила домой. И последнее. Пользовавшийся недоброй славой командующий СГВ генерал Дубынин, выступая недавно в польской прессе, попросил прощения за все дурные моменты «нашей совместной жизни, за весь ущерб, моральный и материальный.» Он заверил, что подобное уже никогда не повторится. Что ж, хочется надеяться, что мы навсегда распростились с психологией «старшего брата», как и бывшая советская армия с территориями некогда «братских стран».

Кошалин- Торунь-Москва

Грош цена политикам с протянутой рукой

Когда госсекретарь США совершает визит сразу в несколько арабских стран Персидского залива, никто не удивляется. Вояж министра иностранных дел России в Саудовскую Аравию, Кувейт, Катар, Бахрейн, ОАЭ и Оман- сенсация. Осязаемых результатов получено не было. Даст ли эта поездка отдачу?

Сергей ДАНИЛОЧКИН

 Мы уже настолько привыкли к тому, что российские руководители совершают зарубежные визиты с целью «выбить» очередной миллиард в виде кредитов или вспомоществования, что воспринимаем такое поведение политиков как само собой разумеющееся. Первоначально казалось, что поездка министра иностранных дел Андрея Козырева в богатые нефтедолларами арабские страны Персидского залива будет развиваться по известному сценарию.

Однако еще в самолете начальник управления Ближнего Востока российского МИДа Василий Колотуша предупредил журналистов о том, что целью первого визита министра в страны Залива является создание благоприятного политического климата для всестороннего развития отношений с ними. А ведь соблазн был велик страны, через которые был проложен маршрут поездки российского министра, получают от эксплуатации своих нефтяных и газовых богатств около б0 миллиардов долларов. Это позволило им со времен второй мировой войны сконцентрировать в своих руках громадный капитал, превративший их в финансовый центр, соизмеримый с японским.

Вполне естественно, что использовать свободный «заливной» капитал весьма привлекательно не только для России, СНГ или других государств в прошлом Советского Союза. Представители крупнейших промышленных держав периодически обращаются с заманчивыми предложениями по применению сокровищ нефтяных шейхов в этих самых промышленных странах. Ранее практически каждый контакт на высоком уровне с политиками из Аравийского полуострова советская сторона пыталась использовать для привлечения инвестиций. В качестве аргумента дипломаты говорили: «Советский Союз неизменно поддерживает справедливую борьбу арабских народов. А вы что же? Денежки в экономику врага вкладываете, укрепляете империализм себе на погибель? А друзьям- шиш?..»

Впрочем, отказывали нам не часто, просто ставили определенные условия, которые СССР не в состоянии был выполнить и которые вызывали недоумение некоторых наблюдателей: у шейхов ведь денег куры не клюют, чего же они беспокоятся об этих несчастных миллионах? А потому они богатые, что деньгам счет знают и не транжирят их не в пример другим понапрасну.

Безрезультатное попрошайничество отнюдь не способствовало росту авторитета нашей страны среди чутких на изменения политической конъюнктуры арабских режимов. Перипетии кризиса в Заливе также нанесли определенный ущерб имиджу СССР и -хотим мы того или нет – его правопреемника России. Дело дошло до откровенных дискуссий о том, останется ли Россия в числе великих держав или нет.

 А это, согласитесь, симптоматично. Можно ли в таких условиях надеяться на удачу, протягивая продырявившийся картуз? Подводя итоги своей поездки по шести aрабским странам, Андрей Козырев сказал, что не стал выпрашивать у шейхов кредиты. Грош цена тому политику, который поедет в этот регион с протянутой рукой, отметил он. Если в вас признают великого соседа, то будут и кредиты. Вселяет оптимизм то, что российское руководство начало осознавать, что расчет на подарки-дело неперспективное и не вызывающее уважения.

 Тем не менее вопрос инвестиций стран Залива в нашу экономику пока еще остается открытым. Обладатели денег вполне справедливо, на мой взгляд, требуют гарантий. Во всех без исключения странах на переговорах обсуждалась необходимость защиты инвестиций, особенно, в обстановке пугающей бизнесменов нестабильности. Похоже. дело здесь сдвинется с места, поскольку Москва согласилась с арабскими партнерами и даже начинает предпринимать в этой области определенные шаги. Следующим препятствием нефтедолларовым инъекциям, с которым мы уже столкнулись, но еще не знаем, как его преодолеть, станет требование вкладчиков представить им конкретные проекты, на которые мы предполагаем потратить их денежки. Даже вальяжные и неторопливые шейхи хотят заранее просчитать все шансы и выбрать наиболее выгодные предложения.

Делать недоуменное лицо нашим экспертам не следует- Саудовская Аравия ставила такие условия для уже обещанных, но так и не реализованных по причине отсутствия удовлетворительных проектов инвестиций. Правило о том, что без труда не вытащить и рыбку из пруда в принципе подтвердилось. Проблема в нас: долго ли российский орел будет по- птенячьи широко раскрывать клюв на проплывающие мимо аппетитные куски чужого пирога в надежде на благотворительность или же попытается приложить какие-то усилия для своей же пользы?

Все-таки, несмотря на важность для Москвы экономических вопросов, в центре внимания российского министра иностранных дел во время его турне были проблемы политические. Из бесед с представителями правящих кругов простых людей «с улицы» было заметно, что арабы стран Персидского залива даже после столь плодотворного и эффектного романа с Америкой пытаются найти в России ту силу, которая сбалансировала бы американское присутствие и обезопасила их.

 В этом смысле миссия Андрея Козырева напоминает заход в Персидский залив крейсера «Варяг» в начале столетия, когда аравийские шейхи искали покровительства у России, имея обещанную англичанами защиту. Идея баланса нашла отклик у российского министра, который предложил образовать систему региональной безопасности с участием нашей страны, которая не была бы направлена против третьих стран, но все же препятствовала развитию событий по образцу ирако-кувейтской войны. Эта мысль подкрепляется вполне реальным интересом некоторых из посещенных стран к военному сотрудничеству.

Интерес этот настолько велик, что они даже готовы вкладывать средства в наш ВПК. Хотелось бы, чтобы в будущем сотрудничество с арабами не было «монокультурным». Россия может предложить им немало не только в военной, но и в политической, экономической и культурной областях. А о том, что партнеры могут быть благодарными, свидетельствует прием, оказанный министру. Нам же следует не замыкаться на альтруистической дружбе с одним любимым приятелем, не замечая окружающих, и не хранить все яйца в одной корзине. Фраза о том, что сотрудничество должно быть взаимовыгодным, давно и безвозвратно превратилась в расхожий штамп. Тем не менее именно так следует описать попытку – и отнюдь не безуспешную Андрея Козырева использовать влияние руководителей аравийских государств на мусульман, населяющих Россию и другие страны СHГ. Хранитель двух мусульманских святынь-король Саудовской Аравии Фахд при встрече с министром высказался против использования ислама в политических целях. Мусульмане должны быть хорошими гражданами своего государства, и помощь им должна направляться по государственной линии. Такой подход разделяют и другие посещенные страны Персидского залива.

Удалось ли Андрею Козыреву продвинуться к достижению поставленных целей и насколько это вообще возможно покажет будущее. Тем не менее даже сам факт визита, хотя и не принесшего физически ощутимых результатов, демонстрирует взаимную волю и тягу к сбалансированному сотрудничеству. Остается приложить силы.

Вот вернулись депутаты…

Александр ЕВЛАХОВ

Непродолжительный перерыв, последовавший за Съездом народных депутатов России, закончился, и сессия Верховного Совета на этой неделе возобновит свою работу. Встречи с избирателями в своих округах на сей раз были трудными, как никогда.

Заседание Комитета ВС по СМИ

С одной стороны, избранникам довелось много чего услышать относительно предела их терпения, с другой-масса нелицеприятных слов раздавалась в адрес «митинга за кремлевскими стенами». К тому же и Б. Ельцин плеснул в этот огонь недовольства свою порцию масла, заявив о намерении вынести Конституционный проект на референдум и решить таким образом судьбу нынешнего депутатского корпуса.

Уже первая «разминка у микрофонов» имеет шанс обнаружить реакцию депутатов на эти слова. Однако, скорее всего, очередного конфликта между законодательной и исполнительной властью удастся избежать. Наши лидеры обладают феноменальной способностью корректировки тех или иных заявлений с помощью ссылки на то, что «имелось в виду совсем не то и автора просто не так поняли».

Тем не менее ясно, что в недрах Верховного Совета будет активно прорабатываться «мягкий вариант» ликвидации съезда при сохранении самих депутатов. Эмоции эмоциями, но парламенту надо еще выполнять и непосредственные законотворческие функции. В комитеты и комиссии Президиумом ВС направлен довольно внушительный пакет документов.

Один из них- проект закона Российской Федерации «О банкротстве (несостоятельности) предприятий». Банкротом оно признается решением арбитражного суда в случае неспособности в течение трех месяцев удовлетворить имущественные претензии кредиторов. В отношении несостоятельного должника может быть применена одна из трех процедур: реорганизационная, ликвидационная и мировое соглашение. Мировое соглашение также утверждается решениями арбитражного суда, и в результате его заключения кредиторы должны получить удовлетворение по меньшей мере в размере 35 процентов суммы долга. Если должник будет просить отсрочки более чем на год, то долги должны погашаться не менее чем на 40 процентов, а если на 18 месяцев- более половины.

Предстоит депутатам рассмотреть и проект закона о внесении изменений и дополнений в Кодекс законов о труде. Действующий КЗоТ был рассчитан на регулирование отношений в условиях государственной формы собственности, и пользоваться им в нынешних условиях фактически невозможно. Несмотря на то, что трудовые отношения все чаще оформляются посредством контрактов, официального определения этого понятия нет. Явным анахронизмом стала норма, согласно которой трудовые споры рассматриваются не только специальными комиссиями или народными судами, но и профсоюзными комитетами. Последние призваны защищать права членов профсоюза, а, следовательно, не могут быть объективным арбитром. Не соответствует многообразию форм собственности статья 20 КЗоТа, согласно которой запрещается служба на одном и том же предприятии лиц, состоящих между собой в близком родстве.

Предстоит привести в соответствие с новыми реалиями и закрепленный законодательством’ о труде перечень праздничных дней. При этом предусматривается узаконить предоставление отдыха в другой день, если праздник совпадает с выходным. Впрочем, 174 изменения, которые предлагается внести, убеждают в том, что взамен «латания» прежнего Кодекса необходима более быстрая разработка нового.

Свое отношение предстоит высказать депутатам ив отношении проекта закона «О внутренних войсках Министерства внутренних дел Российской Федерации». Каждая из 38 страниц текста законопроекта заслуживает внимания, однако наибольших дебатов следует ожидать в процессе обсуждения 26-й статьи, посвященной применению специальных средств. Таковые, а к ним относятся, в частности, резиновые палки, слезоточивый газ, водометы и бронемашины, служебные собаки, светозвуковые средства, -согласно внесенному проекту запрещается применять в отношении беременных, инвалидов и малолетних, а также при пресечении тех незаконных собраний, митингов и демонстраций ненасильственного характера, которые не нарушают-работу транспорта, связи, предприятий, учреждений и организаций.

Впрочем, тех, что не нарушали бы, к примеру, работу транспорта за последнее время, и не припомнить. Есть немало и других документов, ожидающих депутатов,-изменения в Закон РСФСР «О государственной пошлине», о выплате пособий родителям и детям во- еннослужащих, умерших при прохождении военной службы в мирное время, о психиатрической помощи.

Еще раз после принятия Верховным Советом в первом чтении предстоит вернуться к законопроекту «Об обеспечении исполнения решений Конституционного суда Российской Федерации», а также высказать предложения к проекту бюджета на второй квартал. Одним словом, документов, которые предстоит рассмотреть до летних каникул, более чем достаточно. Во всяком случае есть шанс доказать способность плодотворной работы и влияния на политическую погоду не на митингах, а в парламенте. За что, собственно, и предстоит нашим избранникам наряду с другими категориями госслужащих получать зарплату в 1,8 раза выше.



Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *