Как Пермь чуть не стала культурной столицей Европы

30.05.2022
370

Недавняя поездка в Пермь явилась для меня поводом вернуться к событиям десятилетней давности, когда в этом городе происходила культурная революция и попытаться вновь осмыслить ее наследие .

Александр ЕВЛАХОВ- главный редактор

В тексте публикации приводится прямая речь (цитата) Марата Гельмана, включенного в реестр иностранных средств массовой информации, выполняющих функции иностранного агента.

Хорошо помню, как в марте 2012 года я оказался в Центральном Доме Художника на презентации необычного даже по тем временам проекта выдвижения Перми на 2016 год в Культурные столицы Европы, который представляли известный театральный режиссер и антрепренер Борис Мильграм бывший с 2008 года министром культуры и массовых коммуникаций Пермского края и в 2010 году назначенный заместителем председателя его правительства, а также коллекционер, галерист и арт- менеджер Марат Гельман, ставший еще в СССР первым арт- дилером и создавший в 1995 году вместе с Глебом Павловским Фонд эффективной политики. В 1990 году Гельман открыл одну из первых в России частных галерей современного искусства. Она просуществовала до 2012 года, и сменила несколько названий и три адреса (Центр современного искусства на Якиманке; ул. Малая Полянка, д. 7/7; центр современного искусства Винзавод).

Что касается Культурной столицы Европы, то этот проект существует с 1985 года   и его суть состоит  в ежегодном избрании того или иного города центром культурной жизни континента с целью привлечения внимания к его культурному развитию. Считается что город, обладающий таким титулом может значительно нарастить социальную и экономическую выгоду.

На 2016 год культурными столицами были намечены Сан-Себастьян (Испания) и Вроцлав (Польша). Как пояснили авторы проекта, если продолжить линию, соединяющую два этих города на восток, то она достигнет Перми.

Оппоненты этой идеи ссылались на то, что Пермь не член ЕС, однако ее авторы настойчиво напоминали,  что она- часть Европы. Заявка в ЕС должна была быть представлена к маю 2012 года и по итогам встречи с губернатором Пермского края Олегом Чиркуновым Президент России Дмитрий Медведев поручил МИДу подготовить и направить в Совет Евросоюза предложение об объявлении 2016 года «годом культурного единения Европы» с присвоением статуса Культурной столицы Европы Перми.

23-26 марта в Берлине и Брюсселе, 23-26 апреля в Страсбурге, а 6-8 июня 2012 года в Женевском отделении ООН прошли Дни русского языка. А 9 мая Deutsche Welle (Немецкая волна) сообщила об открытии в Берлине и Брюсселе официальных представительств Пермского края (в Берлине- в фешенебельном здании ЦМТ, а в Брюсселе- рядом с Европарламентом). При этом на открытии представительства в Берлине его руководитель Томас Райтер подчеркнул, что «Европа- больше чем ЕС, а Россия- больше, чем Москва.

Однако главные события происходили, конечно, не в Берлине или Брюсселе, а в Перми. Причем начались они там четырьмя годами раньше. Подробно о них 9 октября 2019г рассказал Forbes в статье «Великая пермская революция: как чиновники, бизнесмены и культурные деятели меняли Пермь и что из этого вышло», поэтому остановимся на них вкратце

В 2008 году при поддержке Сергея Гордеева, представителя в Совете Федерации от администрации Пермского края, Марат Гельман провел в Перми этапную для него как для куратора выставку «Русское бедное», куда вошли работы важнейших российских художников современности. Выставка прошла в здании Речного Вокзала— на тот момент не эксплуатируемом и минимально отреставрированном для экспозиции на средства Гордеева.

За месяц работы выставки её посетили 45 000 человек, после чего по просьбам горожан она была продлена ещё на месяц. Выставка «Русское бедное» и её успех как на городском, так и на общероссийском уровне собственно и стали прологом масштабного проекта «Пермь — культурная столица», в рамках которого в том же здании Речного вокзала, уже полностью отреставрированном и оборудованном, открылся Пермский музей современного искусства. В известной степени его открытие повторило прецедент создания в 1981 году музея современного искусства в Париже в помещении бывшего железнодорожного вокзала Орсэ.

Губернатор Пермского края Олег Анатольевич Чиркунов (2005 -2012)

«Человек хочет понимать, что его жизнь проходит не зря, что она насыщенна, что он находится в гуще событий. Значит, эти события надо создать: выставки, спектакли, фестивали, стрит-арт. Может быть, инвестиции в культурную среду — самый малозатратный и самый эффективный инструмент для создания у человека ощущения того, что он живет в правильном месте», — писал Чиркунов в 2011 году в «Ведомостях».

А его книжка называлась «У города должна быть мечта»

 Тогда же в ЖЖ губернатора был проведен опрос, в котором принял участие 371 человек, и на вопрос «Что вам нравится в Перми?» 59 человек ответили: новая культурная политика — фестивали, красные человечки, буква П, современное искусство (17,9%, наибольший процент ответов).

Важным достижением музея стало участие в разработке концепции и реализации фестиваля «Живая Пермь» который был впервые организован при поддержке бывшего губернатора Пермского края Олега Чиркунова в 2009 году. Он стал ключевым событием в культурной жизни Перми и прототипом для более масштабного фестиваля «Белые ночи в Перми», проводимого ежегодно и собиравшего более 1 000 000 человек.

В сентябре 2010 года на VI Пермском экономическом форуме была официально представлена концепция культурной политики Пермского края, которую вскоре поддержал бывший тогда главой правительства Владимир Путин (Олег Чиркунов написал тогда в своем «Живом журнале»: «Приятно было услышать: “Хороший проект, будем поддерживать!”»).

В апреле 2010 года Марат Гельман возглавил Пермский центр развития дизайна, запомнившийся многим под лихой аббревиатурой ПЦРД. По просьбе Чиркунова, арт-директором ПЦРД стал дизайнер Артемий Лебедев. Благодаря Лебедеву Пермь стала первым российским городом с собственным логотипом — красной буквой П.

 Еще один яркий проект Артемия Лебедева — пермские остановки общественного транспорта. Их оформляли социальной рекламой и — чтобы минимизировать вандализм — работами иллюстраторов.

В 2009 году в Перми был создан театр нового времени и новой драмы «Сцена-Молот», который возглавил Эдуард Бояков, бывший худрук театра «Практика». «Сцена» работала с произведениями современных драматургов и поэтов — от Ивана Вырыпаева и Павла Пряжко до Линор Горалик и Веры Полозковой. В конце 2012 года Бояков объявил о закрытии театра, на деле же площадка поменяла идеологию. Руководители пермского Театра- Борис Мильграм и Владимир Гурфинекль сделали из бывшей малой сцены своего театра творческую лабораторию.

Пермь за годы «культурной революции» приобрела множество любопытных скульптур и объектов современного искусства. Перед входом в библиотеку имени Горького расположилось, например, надкушенное «Яблоко» художницы Жанны Кадыровой. Яблоко с кожурой из кафеля и мякотью из старых кирпичных стен рассказывает об истории города.

Красных человечков для Перми создала арт-группа Мария Заборовская и Андрей Люблинский из Петербурга. Человечки появлялись на крышах Заксобрания и филармонии и быстро стали одним из веселых символов города.

Ротонда» — один из самых известных проектов архитектора Александра Бродского, за нее он получил премию «Архивуд». Две «Ротонды» Бродского располагались в Никола-Ленивце и Перми. Пермская была сделана позже, но многим показалась симпатичнее; кроме того, когда собирали первый арт-объект, сам ее автор по приглашению Гельмана был в Перми.

Другой знаменитый объект паблик-арта в Перми создал в 2011 году художник Николай Полисский из того самого Никола-Ленивца. «Пермские ворота» высотой, шириной и глубиной по 12 метров собраны из хаотично скрепленных между собой еловых бревен, каждый из четырех фасадов напоминает главную городскую букву — П, а вся конструкция — триумфальную арку.

Одним из безусловных лидеров, участвующих в культурном развитии пермского региона, стал дирижер Теодор Курентзис, в 2011 году возглавивший местный Театр оперы и балета имени Чайковского. Курентзис не раз пытался откреститься от ярых «революционеров», подчеркивая, что его действия по окультуриванию и развитию музыкальной жизни региона нужно рассматривать в долгосрочной перспективе. Тем не менее «культурную революцию» без него представить невозможно, и подтверждают это радикальные метаморфозы, произошедшие с его театром.

Международный фестиваль-школа современного искусства «Территория», с 2006 года проходивший в Москве, в 2009 году впервые выехал в провинцию, а именно в Пермь. И тогда, конечно, это воспринималось однозначно: на карте страны появилась новая культурная столица, куда может приехать с мастер-классами Томас Остермайер, со спектаклями Пиппо Дельбоно и с концертами Владимир Мартынов.

По словам Марата Гельмана его поездки в Москву обрели иную цель:

“Я когда в Москве нахожусь, чтобы было понятно, основное  время я трачу на то, что веду переговоры с людьми, которые хотят в Пермь. Причем, это люди ого-го, то есть очень хорошего уровня. «Марат, мы хотим в Пермь, мы хотим стать частью этого проекта». Этот проект – оптимизм, потому что, во-первых, культура может быть не на 13-й полосе, а хотя бы на второй. Во-вторых, что жизнь бывает не только в Москве, а по всей России. В-третьих, что интеллектуал – это не обслуга, а главный человек. Как у нас? У нас же привыкли, что олигарх – главный человек и вокруг какие-то серые советники и так далее. У нас другая ситуация. Здесь в Перми (и я считаю, это очень важная заслуга Чиркунова) человек, который может продуцировать идею и защитить ее, важнее, чем человек, который придет с кошельком, набитым деньгами. Чиркунов всегда говорит: «Деньги – не проблема, если понятно, что делать». В этом его важность. Условно говоря, фактически сейчас Чиркунов является  в каком-то смысле лоббистом будущего, которое в России никак не может наступить, все ему мешает: эти обстоятельства, политическая ситуация. У нас здесь особая ситуация. Я, может быть, слишком пафосно говорю, но смысл заключается в том, что каждый, кто сегодня, когда это еще не всем очевидно, вложит свою энергию в наш этот проект, получит это сторицей.”

С 2009 года в городе проводился фестиваль современного искусства «Живая Пермь». В 2010 году ради него «Пикник Афиши» впервые покинул Москву: в сквере городского Театра оперы и балета прошел музыкальный фестиваль с участием самых модных российских групп и британцев The Invisible, а также кинопоказами и развлечениями на свежем воздухе.

Безусловный продукт и, как его называют теперь, “последний плацдарм” Пермской культурной революции- книжный магазин “Пиотровский”. Основанный в 2009 году, он был назван так в честь книготорговца- просветителя Юзефа Юлиановича Пиотровского, сосланного за участие в Польском восстании 1863 года на каторгу, а затем высланного в Пермь и открывшего в этом городе первый крупный книжный магазин.

Когда в 2015 году в Екатеринбурге был открыт Ельцин Центр, то в нем также разместился “Пиотровский”, ставший не только лучшим книжным магазином города, но и клубом- площадкой выступлений многих интересных людей.

Пермская книжная ярмарка Фото: permm.ru

Значимым достижением «культурной революции» стало проведение Пермской книжной ярмарки, впервые появившейся в городе в 2011 году в рамках фестиваля «Белые ночи».

В апреле 2012 года Олег Чиркунов ушел в отставку (де-юре — по собственному желанию), а его место занял бывший министр регионального развития Виктор Басаргин. Несмотря на все разговоры о том, что после отставки Чиркунова пермский культурный проект будет сразу же свернут, новый глава региона поддержал принятую три года назад концепцию по превращению Перми в третью культурную столицу России. Более того Марат Гельман подписал двухлетний контракт с новой администрацией края и заверил пермскую художественную общественность, что «все продолжается». И действительно, бюджетные деньги на культурные проекты продолжали выделяться. В Музее современного искусства не без скандалов, но все же открывались новые громкие выставки.

Наряду с описанием происходившего в Перми в 2008-20012 годах не менее интересен взгляд на эти процессы социологов.

Для современного российского города,- отмечают Ольга Игнатьева и Олег Лысенко в статье “Пермская культурная революция глазами социолога”,- характерно значительное культурное расслоение, обусловленное уровнем и характером образования, профессиями, образом жизни.

М.Гельман, О.Чиркунов и Б.Мильграм- идеологи культурной революции

В основе проекта лежал тезис, неоднократно высказанный двумя главными идеологами М. Гельманом и Б. Мильграмом, да и главным администратором проекта губернатором О. Чиркуновым о том, что «в современном глобальном мире индустриализация регионов перестала быть решающим фактором, обеспечивающим лидерство в мировом масштабе. Индустриальные территории уже не могут концентрировать финансовые, интеллектуальные, технологические и творческие ресурсы, как это было ранее». Такой точкой концентрации ресурсов при этом была объявлена культура, понимаемая как «способ поиска человеческой идентичности и формирование особого образа жизни и стиля жизни на территории». Важными составляющими ее были объявлены «информация, знания и творческая способность, то есть способность порождать новое» , а главной функцией — модернизация страны (понимаемая в том смысле, который придал этом термину тогдашний президент страны Д. Медведев). То есть именно культура как формируемый стиль территории должна была стать главным ресурсом развития региона, запустить необходимые процессы, позволяющие региону или городу перейти к новой, постиндустриальной эпохе.

Отследить, были ли выполнены намеченные показатели в рамках культурного проекта, в настоящий момент сложно по нескольким причинам. Прежде всего, в силу его незавершенности: между провозглашением пермского культурного проекта и назначением одного из его идеологов Б. Мильграма министром культуры Пермского края (2008 год) до момента сложения полномочий губернатором Пермского края О. Чиркуновым (апрель 2012 г.) и началом сворачивания некоторых направлений «культурной революции» прошло всего 4 года. Во-вторых, этот проект разворачивался в условиях достаточно жесткого сопротивления со стороны некоторой части региональной элиты и многих общественных организаций и общественных деятелей.

Самый заметный и самый неожиданный (для внешнего наблюдателя) результат ПКП — ярое неприятие его со стороны как минимум, двух… условных слоев городского сообщества — со стороны «интеллигентных людей» и «городских варваров». Пожалуй, с самого начала реализации проект сопровождался целым рядом скандалов, спровоцированных «революционерами» со стороны пермских художников, музейных работников, вузовских преподавателей. Однако, собственно «контрреволюция», как и положено, была инициирована активным меньшинством, представленным как раз представителями тех групп, от которых как раз и следовало бы в теории ожидать если не одобрения, то по крайней мере лояльности — вузовских преподавателей/ученых и гражданских активистов.

Но в процессе этой конкуренции противники «революции» оказались более искушенными в современных технологиях работы с населением, чем «революционеры». Как ни странно, региональные СМИ, в том числе и подконтрольные губернатору, практически не
предприняли никаких попыток создать позитивный имидж предлагаемым программам и проектам. Напротив, голос противников ПКП оказался более громким и убедительным. Как следствие, в памяти пермских граждан Пермский культурный проект оказался связан только с «красными человечками» и «Табуреткой» (наиболее скандальными артобъектами, установленными в этот период), а общественная полемика на разных уровнях вылилась в разговоры о стоимости проектов и размерах гонораров.

В сентябре 2012 года зрителям показали выставку — художественное переосмысление предметов религиозного культа, которая до этого спровоцировала скандал на Кубани, где православные активисты и казаки устроили акцию протеста. В Перми все прошло спокойно, в том числе и потому, что многие представленные работы уже выставлялись в Пермском музее современного искусства. Однако в итоге убрало с фестиваля две выставки: одну, сатирическую, про Олимпиаду в Сочи (художник Василий Слонов), вторую, документальную, про «болотное дело» (фотограф Сергей Каменный). Гельман пообещал приютить обе выставки в своем музее, однако вместо этого ему пришлось расстаться и с музеем тоже.

А затем вслед за Олимпийскими играми и присоединением Крыма тихо скончался и проект «Пермь- культурная столица Европы. Правда идея наряду с двумя городами стран ЕС присваивать это звание и европейскому городу из страны не входящей в Евросоюз в итоге в 2020 году все же восторжествовала и благодаря этому культурными столицами стали также Голуэй (Ирландия) и Нови Сад (Сербия).

Некоторые следы культурной революции сохранились в Перми и сегодня, десять лет спустя. За исключением здания речного вокзала, в который после ремонта музей современного искусства уже не вернулся, и размещенная там выставка «От великих потрясений- к Великой Победе» никаких аналогий с парижским музеем Орсэ уже не вызывает.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *