банкиры уходят. станет ли больше денег?

09.06.2022
170

Под таким заголовком вышел выпуск газеты “Россия” № 23 за 3-9 июня 1992 года. Однако не менее интересна открывающая его “Цитата недели”: …И газету «Россия» мы создавали, вы помните. (голос…) Ну так чего же, вы сняли меня с главного редактора (оживление в зале). Вот она и пошла не в ту степь… Да чего говорить. (Р.Хасбулатов. Из стенограммы совместного заседания палат ВС РФ 29 мая 1992 года) Заслуживают внимания, безусловно, статья нашего обозревателя Д. Ольшанского об итогах года президентства Б. Ельцина и очерк В. Мединского об истории и современном состоянии PR.

Если главная тема номера в пояснениях не нуждается, то “цитата недели” их безусловно требует. Предыстория вопроса ясно изложена в предисловии к разделу “Эпоха 90-х на страницах газеты “Россия”. И, собственно, до мая 1992 года в ее подзаголовке, как и при учреждении полутора годами раньше значилось: “Газета президиума Верховного Совета РСФСР. Руслан Хасбулатов был ее главным редактором совсем недолго. Очень скоро Верховный Совет посчитал совмещение им двух руководящих постов нецелесообразным и проголосовал за это решение. Главным редактором не только по сути дела, что было и раньше, стал ее основатель Александр Дроздов. Газета завоевывала все большую читательскую аудиторию и достигла пика популярности в августовские дни 1991 года. Позицию издания разделяли далеко не все депутаты, однако свое недовольство редакции Хазбулатов высказал лишь однажды, когда на ее страницах появилось обширное интервью с чеченским лидером Джохаром Дудаевым. После принятия Верховным Советом 27 декабря 1991 года Закона РФ “О средствах массовой информации” его профильный комитет поддержал обращение редакции нашей газеты с предложением о выходе Президиума ВС из её учредителей. Что и было сделано, хотя досада и раздражение по поводу произошедшего у Р.Хазбулатова не только сохранились, но и проявились в приведенной выше реплике.

Почему мы подали в отставку

 Владимир РАССКАЗОВ

Матюхин Георгий Гаврилович Советский, затем российский экономист, председатель Центрального банка России с июня 1990 года по июнь 1992 года.Родился: 6 сентября 1934 г.

В минувший понедельник на сессии Верховного Совета РФ прозвучали заявления об отставке председателя Центрального банка России- Георгия Матюхина и его заместителя Владимира Рассказова. Будет ли принята эта отставка – мы узнаем не раньше четверга, когда продолжится заседание ВС.А пока мы попросили Владимира Рассказова сообщить о причинах, которые заставили руководство ЦБР принять столь ответственное решение. Вот комментарий зампреда ЦБР.

Причин, по которым мы были вынуждены просить об отставке, несколько. Первая- ло несогласие с руководством ВС, которое настаивает на снижении процентной ставки по- кредитам ЦБ до 50 процентов. На нас было оказано давление: -«либо снижайте ставку, либо последуют соответствующие оргвыводы». На советe директоров мы решили- лучше отставка, чем позор cогласия с неверным решением. Во-вторых, мы категорически возражаем против решения ВС, обязывающего Центральный банк выделить триллион рублей для межзачетов (погашения взаимных неплатежей предприятий. Ред.), ибо это повлечет гиперинфляцию, новый виток цен.

Мы также не можем согласиться с позицией правительства, продолжающего политику неконтролируемого роста заработной платы в условиях, когда типография Гознака находится в руках самого правительства. Сегодня проблема неплатежей – достигла критического уровня. И методы борьбы с этим явлением, которые нам  навязывают, несовместимы с законами рыночной экономики. С нашей точки зрения, механизм преодоления платежного кризиса должен быть следующим:

ВС должен принять постановление об увеличении государственного долга на сумму, необходимую для зачета неплатежей;

поручить Центральному банку осуществить техническую эмиссию на эту сумму;

 правительство должно обратиться за этим кредитом, ибо только оно может знать, как использовать эти средства наилучшим образом и какие предприятия и отрасли заслуживают «снисхождения», а какие следует пустить с молотка.

Проблема, однако, заключается в том, что правительство не хочет просить этот кредит под свою ответственность, ибо в настоящий момент не способно контролировать ситуацию и дать гарантии того, что средства будут израсходованы по назначению, а не пойдут на сделки купли-продажи и не будут розданы в виде зарплаты.

Так или иначе мы не хотим обеспечивать неоправданные льготы предприятий, прежде всего военно-промышленного – комплекса за счет обнищания народа.

На протяжении последних месяцев ни одно государственное учреждение не было мишенью для столь яростных нападок, каким подвергался Центральный банк России. Заявив об отставке, мы рассчитываем привлечь внимание общественности к проблемам, которые до этой поры освещались исключительно с позиций критиков Центрального банка.

За несколько дней до заседания ВС и последовавшего на нем заявления руководства ЦБР об отставке Владимир Рассказов дал интервью газете «Россия», в котором он прокомментировал ту непростую ситуацию, в которой оказался Центральный банк России в последнее время.

 Деньги стоят власти

«Всегда надо задавать вопрос: кому это выгодно?»- считает зампред Центрального банка Владимир РАССКАЗОВ Обвальная рыночная реформа на первых порах определила две-три главные темы для экономических дискуссий: скачок цен, зачаточное состояние приватизации, страсти по бюджету. Однако по прошествии нескольких месяцев стало ясно, что самым ответственным звеном в любой экономической системе является банковская структура. В конечном итоге именно здесь сходятся все пути реформационных процессов и обнажаются все противоречия того, что принято называть переходом к рынку. Сами функции центрального банка любой страны таковы, что действия этого органа просто обязаны вызывать недовольство всех и вся тем более в такой экстремальной ситуации, в которой находится сегодня наша экономика. Контроль за стабильностью финансовой системы государства-задача, так сказать, конфликтная по определению. Руководство ЦБ критикуют и пресса, и члены парламента, и директора предприятий, и руководители коммерческих банков… Тем не менее руководство ЦБ до последнего времени явно избегало каких-либо пубпичных комментариев по поводу едва ли не всенародной критики. Даже Обращение Георгия Матюхина к съезду народных депутатов было впервые обнародовано только на прошлой неделе (см. «Россия», N 22). Свой взгляд на ситуацию вокруг Центрального банка России, комментирует заместитель председателя ЦБР Владимир РАССКАЗОВ.

Владимир Петрович, в чем, на ваш взгляд, коренится причина едва ли не всеобщего недовольства деятельностью Центрального банка Российской Федерации? Уместно вспомнить, что первыми критиками еще весной прошлого года стали коммерческие банки, обвинившие ЦБ в несправедливой политике распределения кредитов. Они и сейчас активно выражают свое недовольство.

 Отнюдь не все банки критикуют ЦБ; в основном это московские банки, как правило, «нулевые»,причем, есть возникавшие «с нуля», без солидного стартового обеспечения средствами. Основная причина их критических выступлений увеличение процентных ставок по кредитам, предоставляемым Центральным банком коммерческим банкам. Последние ставки – 80-процентные вызвали крайнее раздражение. Да, они привыкли жить на широкую ногу, имея высокую маржу, то есть разницу между теми процентами, под которые им давал деньги ЦБ, и теми, под которые они ссужали средства сами. Раньше они получали от нас кредиты по 20-процентной ставке, давали по 90-и «гребли деньги», причем почти исключительно на торговых сделках, не производя никаких инвестиций. Сейчас они будут вынуждены жить не на столь высокой марже – хотя по сравнению с мировыми стандартами (3-5 процентов разницы) условия все равно более чем льготные. Это же азы функционирования нормальной банковской системы- процент, под который дается ссуда, должен превышать уровень инфляции; а ведь и эта поразившая многих цифра, 80 процентов на год, все равно меньше, чем реальные темпы инфляции в России! Кстати, вы, возможно, обратили внимание на то, что руководство ЦБ никогда публично не критикует ни один из коммерческих банков. И это неудивительно они ведь, образно говоря, наши дети. Регистрируя их, давая право на финансовую деятельность, мы ведь в свое время тем самым давали гарантию их будущим клиентам, в том числе и иностранным, что они имеют дело с профессиональными и надежными партнерами…

И тем не менее в числе недовольных политикой ЦБ отнюдь не только коммерческие банки…

-Я считаю, что за большинством безоглядных критиков ЦБ стоят вполне определенные политические силы. Спор ведется не на экономическом, а на политическом уровне это борьба за «власть над деньгами». И самая мощная сила, которая сейчас стремится «свалить» руководство ЦБ военно-промышленный комплекс. Здесь ведь все довольно просто ВПК сейчас крайне недоволен ужесточением кредитной политики. Дешевые и обильные кредиты для ВПК сейчас нужны как воздух чтобы сохранить свою старую затратную структуру, чтобы выжить в условиях рынка, не пытаясь приспособиться к нему. А посмотрите, какие огромные суммы сейчас выдаются в качестве зарплат на промышленных предприятиях базовых отраслей, где зарплаты в 60 тысяч рублей уже не предел…

Если сегодня победят те, кто противится жесткой кредитной политике, то нам грозит неконтролируемая инфляция, крах финансовой системы. Сейчас в Верховном Совете рассматривается вопрос о кредитных вливаниях- в триллион и более рублей для проведения так называемого «межзачета». Это грозит катастрофой.

 В каких отношениях сейчас ЦБР с правительством? Что вы скажете часто слышащихся сейчас призывах подчинить ЦБ правительству?

Отношения с исполнительной властью у нас вполне нормальные. Мы осуществляем именно ту стратегию, которую сейчас она от нас сейчас ожидает,- то есть осуществление политики ограничения кредитной эмиссии. Хотя, я думаю, правительство не прочь было бы подчинить себе ЦБ; однако ЦБ 70 лет был подчинен правительству; результат этого всем известен…

– ЦБ также обвиняют в том, что задержки в расчетах приняли уже совершенно недопустимый характер. Обычно указывают, что такая ситуация возникла из-за того, что расчетно-кассовые центры ЦБ монополизировали этот вид услуг, но не справляются с потоком денег. Принимаете вы это обвинение?

-Да, отрицать сам факт бессмысленно. Но давайте считать. В процедуре перевода сумм участвуют четыре стороны: почта, плательщик со счетом коммерческом банке, получатель со счетом в другом банке и РКЦ. Как работает почта- известно: пошлите письмо соседу по дому – оно придет дней через десять, не раньше. Далее. В сложившейся ситуации дефицита кредитов коммерческие банки задерживают платежи, чтобы пустить в оборот деньги, идущие со счета на счет…

 Но именно в этом часто обвиняют сам ЦБ…

 Проведите журналистское расследование и – вы убедитесь, что это не так. Обратите внимание: ЦБ стал поводом для взаимоисключающих обвинений- с одной стороны, что мы ужесточаем кредиты, а с другой что мы их раздаем, но «незаконно». Эти обвинения не имеют смысла хотя бы потому, что ЦБ вообще не производит прямых операций кредитования, а лишь финансирует коммерческие банки!..

– А в чем причина задержки с предоставлением годового отчета ЦБ в Верховный Совет?

– Здесь не признать своей вины нельзя. Однако никакого скрытого злого умысла или политического подтекста нет. Это чисто техническая проблема своевременно собрать сведения о балансах всех 1600 коммерческих банков России (баланс самого ЦБ был, естественно, готов в срок). Кстати о монополии РКЦ, а как иначе возможно будет собирать сведения о движении денежных средств в условиях недисциплинированности в предоставлении отчетной документации в ЦБ коммерческими банками? Недавно Президент сообщил о намерении ликвидировать местные расчетно- кассовые центры. Но потребность в них может отпасть лишь когда будут созданы клиринговые центры- а на это уйдет около 4-5 лет; иначе же рухнет созданная двухуровневая банковская система. Да, само название РКЦ было выбрано неудачно, ведь речь идет фактически о представительствах ЦБ на местном уровне, без которых так или иначе не обойтись.

Как вы считаете, к чему может привести отставка Матюхина?

– Сегодня ЦБ является гарантом стабильности, и смена руководства внесет неясность в отношения с иностранными партнерами и Международным валютным фондом. Матюхин- опытный и компетентный специалист, убежденный рыночник, и если мы идем к рынку, то его отставки допустить нельзя. Это то же самое, как заменить Ельцина Полозковым и уверенно провозгласить дальнейшее углубление реформ…

Беседу вел Рэм ПЕТРОВ

Год президентства: подведем итоги

Пройдут годы, но останутся исторические дни. И в эти дни будут вписаны определенные имена и фамилии. Как бы ни обернулись дела, Ельцин останется вехой, обозначающей начало строительства новой, суверенной России. Имена людей со временем становятся символами. Но современникам свойственно оценивать не историческое, а текущее. Поэтому сегодня лидер России и воспринимается во всей живой, многоцветной палитре своих личностных качеств. Политики всегда действуют в контексте истории. Именно ее волей Президенту выпало давать обещания в одной стране, исполнять их-в другой. И больше того-использовать свой мандат впервые избранного демократическим путем Президента России для того, чтобы проводить крайне непопулярные меры, без которых о реформах говорить бесполезно.

Дмитрий ОЛЬШАНСКИЙ

Недавно, рассказывая о переговорах с Валенсой, Б.Ельцин обмолвился: «Это был разговор двух крутых мужчин». Такова самооценка российского Президента на исходе первого года его президентства. Соответствует ли она впечатлению, производимому на других?

 Рентген

Главные критерии оценки любого политика- точность и своевременность принимаемых им решений плюс умение добиться их реализации, соответствие «слова и дела». Только такой «алгеброй» можно «поверить» видимость политической гармонии в действиях лидера. Это своего рода рентген, позволяющий проверить данные наружного осмотра. Рентгеновское излучение жесткое. Что было обещано год назад, в ходе предвыборной кампании? Были слова об укреплении советской власти на всех уровнях, об уже готовом для подписания новом Союзном договоре «По формуле 9 + 1», о великой России и исторических преобразованиях, о радикальной рыночной реформе. Было обещано ускоренное развитие социальных гарантий, повышение минимальных зарплат и пенсий, увеличение отпуска и сокращение рабочей недели: «До конца следующего года должно начаться улучшение жизни людей». Была обещана приватизация гражданам части собственности. В общем, как и положено кандидату: никто не забыт, ничто не забыто.

Что реально сделано за год после выборов? Появление института глав местной администрации и «наместников Президента» означало приговор советской власти. Союзный договор не состоялся, а бывший СССР был распущен самим Ельциным. С радикальным переходом к рынку дело обстоит плохо: повышение цен явно еще не реформа. По поводу приватизации по- прежнему спорим. О социальных гарантиях правительство (где Ельцин как-никак премьер) требует забыть.  Повышение минимальных выплат имеет место, однако все познается в сравнении: год назад это восприняли бы как прибавку, ныне-как издевку. Увеличение отпусков носит вынужденный характер: это неоплачиваемые отпуска, в которые работников отправляют принудительно- нечем платить. Рабочая неделя сокращается по той же причине: идут спад и остановка производства. Об «улучшении жизни народа» лучше не вспоминать вообще: побить могут.

Рентгеновская «просветка» заставляет задуматься над тремя вариантами. Либо год назад никто и не думал о том, что обещанное надо будет выполнять. Либо «не получилось». Либо думали и получилось… Похоже, истина где-то посередине. Кое-что думали, а кое-что скрывали. В целом же снимок дает возможность поставить диагноз.

 Президент боролся за власть и эту власть получил. Он, безусловно, осуществил личный реванш по отношению к реванш Горбачеву и к КПСС. Средства для осуществления реванша придумывали помощники, советники и консультанты. Они думали, маскировали, а потом, насколько удавалось, реализовывали задуманное. В общем, именно так и принято в любой политической игре во всем мире. Не принято другое: слишком заметная зависимость лидера от окружения – в удивительном сочетании с явной зависимостью этого самого окружения от настроений лидера.

 Такое внешне парадоксальное сочетание и ставит диагноз, в котором очень хотелось бы ошибиться: намерения Президента определяются настроениями тех людей, которые сменяют друг друга в течение дня рядом с ним. Меняясь, они формируют разные его настроения. Президент воспринимает настрой одного, и с ним встречает следующего. Затем все повторяется. Похоже, что Президент, заявлявший себя год назад в качестве «высшего гаранта демократических преобразований и гражданского согласия», несколько увлекся демократической готовностью прислушиваться ко всем людям в своем окружении. Но не сумел добиться их гражданского и, главное, политического согласия. В итоге же Президент есть, а президентства как системы власти, способа принятия и последовательного осуществления точных и продуманных решений, к сожалению, пока нет. Потому что есть властная и решительная президентская «роль», а есть живой, мягкий и, говорят, добрый человек. Способный в сердцах стукнуть кулаком по столу, но отходчивый и, похоже, не очень злопамятный.

 Вот это главное: требования роли и характер человека не всегда совпадают. Чтоб было иначе требуется одно быть последовательным в игре по новым правилам. Только один момент: в прежней системе лидер однажды формировал окружение, а потом чуть ли не навсегда мог быть полностью уверен в его преданности. И полагался на него целиком, не вникая во всякие «мелочи». Сегодня же, по демократическим правилам, полагаться до конца на новое окружение нельзя: у каждого – свой интерес. Да и аппаратная квалификация- не чета «бывшим». Вот и получается разнобой. Есть, однако, и еще одно: наличие чрезвычайных полномочий при неумении ими пользоваться. Они ведь есть, но откуда все более отчетливое стремление к еще большему полновластию?

 Икона

Так уж получилось, что народ наш – верующий. Верующим же всегда требуется икона. С осени 1987 года Ельцин и стал такой иконой-Спасителем, Мессией. Слишком много криков: «Вы наша единственная надежда, Борис Николаевич! Спасите Россию, Борис Николаевич!» Год назад мы наблюдали массовый экстаз доверия. Беда в том, что первый демократический Президент и сегодня для большинства продолжает оставаться иконой- пусть даже иконой демократии.

Это опасно со всех сторон: фанатики идут в крестовые походы, а разочаровавшись, становятся иконоборцами. На место веры должны были прийти осознанный выбор, рассудительность, самостоятельность суждений людей. На место истерики и эйфории сознательная политическая поддержка. Но мы не добились этого за год. И все больше разочаровавшихся, рейтинг Ельцина снижается. Его клянут те, кто раньше проклинал Горбачева или Брежнева. Все меньше людей положительно отвечает на вопрос: ты голосовал за Ельцина год назад? Стыдливые тупят глаза, нахальные врут: «Нет!» Такое впечатление, что не они избирали Президента. А кто же тогда? Не мы разве?

В такой ситуации вызывают опасения два возможных сценария будущего развития. При первом будут все больше накапливаться разочаровавшиеся. Президент будет все больше терять авторитет, власть – реальное влияние. И тогда при усиливающемся дефиците власти может быть дискредитирована сама идея реформ. Тогда-распад и прозябание на фоне нарастающей политической апатии и деградации жизни.

Другой вариант-всплеск активности правоверных. Они уже сегодня требуют от Ельцина «твердой руки». С нарастанием трудностей, скажем, к осени, когда исчезнут иллюзии, они начнут все сильнее «давить» на Президента. И ситуация станет предельно трудной. В ельцинском окружении уже давно поговаривают о необходимости «президентского правления» года на два, на «переходный период». Без депутатов, похоже, и без разделения властей-без этого навязчивого, невытанцовывающегося «правового государства». Наверное, и без всякого там «гражданского общества». Скажем просто: «именем народа!», полученным, естественно, на всенародном референдуме.

Тогда все просто: тот самый «авторитаризм», о котором говорят так много, что грешно было бы не услышать. Вместо так и не созревшего внутреннего механизма осуществления президентской власти помчимся по пути внешней имитации «президентства» сверху донизу: наверху-Президент, под ним назначенные губернаторы, дальше – «головы» от волостного до уездного, затем- старосты. А на заводах полновластные директора- мини-«президенты» своих предприятий и корпораций. Этакий феодально- монархический, президентско-директорский капитализм. Тогда, с учетом объективно возможной ситуации, будут продовольственные карточки, жесточайшее распределение.

Вот ведь какие коллизии возможны с демократией в верующем обществе. И два описанных сценария не слишком противоречат друг другу. Они могут «пойти» последовательно: вначале первый, потом как реакция- второй. Если же они сольются во времени, общество превратится в своеобразный «слоеный пирог»: где-то будут утверждать сильную власть, где- то, напротив, утвердится безвластие.

Воспоминания о будущем

Анализируя первые «сто дней» российского президентства, я писал в прошлом году в «России», что Б.Ельцин по политико-психологическому складу-типичный лидер оппозиции. Сильный, безжалостный, бескомпромиссный разрушитель. Это своеобразное отрицательное обаяние привлекает к нему людей не меньше, чем обаяние позитивное. И это может поколебать его позиции. Время подтвердило прогноз. Практически все, что сделано Ельциным за год, можно описать, начиная со слов: «Окончательно разрушил…» Будем справедливы: элементы нового фундамента также закладывались, но они пока что все еще плохо видны под развалинами. Поэтому, видимо, и продолжается бульдозерная работа. Понимая ее необходимость, население, однако, начинает изнывать от ее результатов. Похоже, что уже нет пресловутого «кредита доверия» – осталась лишь инерция терпения.

 Недавно Президент пообещал стабилизацию к концу года- в ноябре-декабре. В отличие от прошлого года теперь все поняли, что это будет «стабилизация» на предельно низкой точке падения. Рост цен, возможно, и остановится, но лишь потому, что уже никто ничего не сможет купить. И, соответственно, продать. «А потом», мол, начнется подъем: как уже говорит правительство, «восстановление народного хозяйства».

Рискну высказать тревогу: не перестал ли энергично-разрушительный политический курс Президента соответствовать массовым настроениям? Долгое время он был обязан популярностью именно своей «крутизне»: люди хотели разрушить надоевшую власть партийно-государственной тоталитарной машины, но сами не могли. Нужен был именно такой лидер.

Однако сегодня все больше разговоров о том, что разрушается уже слишком многое, что слишком «круто берем». И слишком быстро люди не успевают переваривать перемены, приспосабливаться к новому. Президент же считает наоборот: «Единственный путь- сделать все быстро, стремительно». Хотя сам признает: «Сложность в том, что проблемы рождаются быстрее, чем мы успеваем их разрешить. В этом трудность быстрого перехода от тоталитаризма к демократии». Стоит ли усиливать трудности?

 … Сегодня наш Президент-чуть ли не единственный подлинно легитимный, избранный всенародным голосованием гарант, государственности. Без него может наступить окончательный хаос. Он блистательно осуществил – кто знает? может быть, действительно историческую миссию разрушения прежней тоталитарной системы. Однако прошел целый год, а разрушения до сих пор не сменились созиданием. Они продолжаются. Борис Николаевич, страна Вам все еще верит и ждет, что ее Президент наконец-то станет Созидателем. Как Петр Первый, который Вам близок именно этим. Но «без царских недостатков, конечно», как Вы сами заметили.

У американцев большие связи. С общественностью

Что такое риblic relations? Я уверен, что абсолютное большинство россиян не имеет об этом ни малейшего представления, хотя это понятие и входит постепенно в наш лексикон. И, вероятно, недалек тот день, когда оно станет таким же расхожим, как некогда диковинные «маркетинг», «менеджмент» и «ноу-хау». Рublic relations (наиболее адекватный русский перевод-связи с общественностью),по определению старейшины этого дела Эдварда Бернейса, включают в себя предоставление информации общественности, процесс убеждения, направленный на изменение человеческих мыслей и действий, усилия по взаимоувязке интересов организации и общественности.

Владимир МЕДИНСКИЙ

Произошла авария на АЭС, разыгрывается финал Кубка- Стэнли, баллотируется кандидат в президенты, обсуждается новый законопроект или же просто отмечается юбилей директора крупной фирмы- во всех этих случаях в западном мире прибегают к помощи специалистов по рublic Barions (PR). В Cоединенных Штатах PR- это мощный развитой бизнес, в сфере которого заняты  по официальным данным, 157 тысяч человек. Правда, многие полагают, что истинное число специалистов, занимающихся PR (с учетом лоббистов, рекламных агентов), достигает полумиллиона.

Рокфеллер-то был славный малый…

Э́ндрю Дже́ксон — 7-й Президент США (1829—1837). Первый президент США, избранный как кандидат от Демократической партии…

А началось все еще в начале прошлого века, когда только что избранный президент США Э.Джэксон ввел в состав своего «кухонного кабинета» бывшего репортёра Амоса Кендалла, который с тех пор официально считается первым президентским пресс-секретарем.

Кендалл занимался анализом общественного мнения, писал для президента речи, выпускал пресс-релизы, сопровождал Э.Джэксона в поездках по стране, заранее подготавливая благоприятное освещение визита в местной прессе.

 В 1890 году в Бостоне трое друзей-журналистов открыли первую в мире частную фирму, занимающуюся рublic relations. Называлась она «Бюро паблисити». А через несколько лет в отношении большого американского бизнеса в PR  произошел крутой поворот.

В 1914 году Джон Рокфеллер нанял уже ставшего знаменитым консультанта по public relations г-на Ли для предотвращения забастовки на нефтяных скважинах и заводах компании в Колорадо. Личность Рокфеллера была к тому времени одним из наиболее одиозных символов «капиталиста-кровососа». Пресса, а за ней общественность, благотворительные фонды и профсоюзные объединения заранее были готовы поддержать бастующих. Ли первым делом поехал в -Колорадо и на месте разобрался в сути конфликта. Затем он уговорил «самого» Рокфеллера навестить семьи рабочих и побеседовать с ними.

Десятки репортеров со всех штатов освещали поездку мультимиллионера на -шахты: вот он завтракает с рабочими, вот спускается в забой, пьет пиво после смены. Тем временем Ли распространял пресс-релизы, отражавшие точку зрения руководства компании по поводу готовящейся забастовки, и даже убедил губернатора штата написать статью в поддержку позиции директората. Голоса рабочих и профсоюзных деятелей утихли. Урок пошел на пользу. Вскоре после этoго в прессе стали «неожиданно» появляться материалы о- многочисленных пожертвованиях Рокфеллера благотворительным фондам, репортажи о его семье, детях, увлечениях, фотографии Рокфеллера, играющего со старыми друзьями в гольф. Сакраментальным стал снимок убеленного сединами старичка- миллионера, дарящего мальчику на улице десятицентовую монетку.

Ли, долгие годы курировавший рublic relations y Pокфеллера, писал, что он не заставлял его заниматься благотворительностью, а лишь убедил сделать достоянием общественности то, что он и так делал десятилетиями. Казалось бы, все это были элементарные PR-трюки. Но в 1937 году, когда Джон Рокфеллер скончался, весь западный мир отпевал его как доброго старика и великого филантропа..

Как научиться играть на трубе

Редкий американец не посетует на раздутость и неэффективность аппарата управления США. Но удивительно то, что при всех попытках сократить количество чиновников, число специалистов по PR, нанимаемых федеральным и местным правительством, неуклонно растет год от года. Стремительно увеличиваются и ассигнования на государственные PR. Попытки подсчитать, сколько же тратится денег на то, чтобы, по выражению Никсона, «правительство дуло в собственную трубу», предпринимались давно. Но безуспешно. Наконец, лет пять назад была получена сумма в 440000000 долларов! Нетрудно догадаться, что в системе, где вопрос размеров, да и существования того или иного ведомства замкнут на налогоплательщике, больше всего денег на PR тратят самые кризисные министерства: обороны и энергетики.

Американцы умеют и любят побеждать в маленьких войнах. Маленькая война всегда большое шоу: с плачущими невестами, развевающимися флагами и круглосуточными репортажами «с поля боя». Но Ирак – это не Гренада и не Панама. Поэтому умудренные вьетнамским опытом специалисты Пентагона по связям с общественностью прекрасно понимали, что как только первые самолеты с обернутыми звездно-полосатыми полотнищами гробами полетят на родину, все опять развернется по известному сценарию: пресса хором запоет: «Миру войны не нужно», резко усилится антивоенное движение, военное ведомство застонет от обвинений в неэффективности, раздутости аппарата и проедании денег налогоплательщиков.

Но Пентагон давно смекнул, что будет выгоднее не ругаться с прессой, а наладить с ней добрые отношения.

 Военными специалистами по связям с общественностью была разработана детальная программа по public relations на период боевых действий. Пентагон внес в свою работу с прессой четкий армейский порядок. Был строго ограничен круг лиц, уполномоченных говорить от имени министерства обороны США. Ответы на возможные вопросы готовились столь тщательно, что споуксмен Пентагона Томас Келли как-то даже в шутку спросил своих подчиненных, не раздают ли они заранее подготовленные вопросы репортерам еще до пресс-конференций.

 Демонстрируя свое внимание к местной прессе (средний американец вообще больше читает местные газеты, чем крупные), Пентагон не поскупился на оплату поездки 960 журналистов небольших изданий в зону Персидского залива.

Пресса допускалась к районам боевых действий и расквартирования только группами и с письменного разрешения военных органов. Объяснялось это, естественно, заботой о безопасности журналистов. На практике же эта система обеспечивала строжайший контроль за распространением информации. Сообщавший нежелательные сведения журналист мог немедленно лишиться допуска к информации.

Проводилось строгое лимитирование ТВ-, видео-и фотосъемки. 99 процентов известных публике телесюжетов и фотографий было сделано на тщательно отрепетированных «возможностях для прессы». Что касается съемок «живых» боевых действий (кто не помнит кадров, запечатлевших ювелирное, с точностью якобы до 10 дюймов бомбометание американских летчиков) военными. То, что делали журналисты, опять же визировали армейские специалисты по PR.

По окончании войны американские газеты разразились десятками гневных статей, обличающих Пентагон в введении цензуры и прочих грехах. Но удивительно другое: проведенные впоследствии опросы американцев показали, что подавляющее большинство граждан горячо поддержали действия министерства обороны США по «зажиму» свободы слова на период войны.

 Вот так. Победителей не судят.

Чтобы рекламой и не пахло!

Нет смысла говорить о работе сотен и тысяч людей, организующих рекламно- пропагандистские и избирательные кампании президента, хотя это тоже PR. Об этом мы в общих чертах что-то слышали. Возьмем другой маленький пример: работа пресс-службы президента США. В пресс-службе президента работает 15 человек: три заместителя пресс-секретаря (по международным, внутренним и административным вопросам), шесть помощников и технический персонал. К службе также относится группа по подготовке обзоров СМИ.

Помимо службы пресс-секретаря в Белом доме, работой по PR занимается и ряд других подразделений:

отдел по долгосрочному планированию пропагандистской работы Белого дома,

отдел по работе с национальными меньшинствами, профсоюзами, женскими и молодежными организациями,

 отдел по связям с местной прессой,

 специалист по изучению общественного мнения и группа «спичрайтеров».

Специалисты по PR имеются также в штате вице-президента и даже первой леди.

Пресс-секретарь президента Марлин Фитцуотер -одна из самых заметных фигур в администрации. Так часто, как он, никто из членов руководства страны не появляется на экранах ТВ и встречах с журналистами. От его находчивости и корректности нередко зависит, в каком ключе осветит пресса и воспримет общественность новую инициативу президента. Он не может ни на минуту позволить себе расслабиться.

UNITED STATES – OCTOBER 01: White House spokesman Larry Speakes at Press conference. (Photo by Diana Walker/Getty Images)

Так, например, пресс-секретарь Рейгана Лэрри Спикэс несколько раз «процитировал» президента, предварительно не согласовав эти «цитаты», а во время встречи в верхах в Женеве он вообще сгоряча приписал своему шефу несколько собственных мыслей. Оправдываясь, Спикэс сказал: «Придумывать цитаты за президента- это не лгать. Когда работаешь пресс-секретарем, у тебя взаимопонимание с президентом находится на таком уровне, что ты начинаешь думать так же, как и он». Впрочем, это не помогло: в итоге Спикэс был вынужден подать в отставку.

 Еще в 1913 году Конгресс увидел потенциальную опасность в том, что деньги налогоплательщиков будут расходоваться органами исполнительной власти на то, чтобы убеждать этих же налогоплательщиков в своей полезности. Поэтому было решено запретить использование федеральных фондов для найма «специалистов по паблисити». Спустя несколько лет ограничения деятельности госучреждений по PR были еще более ужесточены. В частности, ограничивались возможности как-либо «обрабатывать» конгрессменов, запрещалась прямая рассылка материалов без предварительного заказа. Эйзенхауэр потом вообще приказал исполнительным федеральным структурам свернуть всю деятельность по PR.

 Что получилось в результате? Специалисты по PR в правительстве США как работали, так и продолжают работать. Но при этом официально они называются «сотрудниками техсвязи», «помощниками по административным вопросам».

 «От PR всегда попахивает скрытой рекламой, морщась, говорят PR-мены на госслужбе.Мы же только информируем общественность. Это наш долг перед избирателями».

Ни в одной стране мира PR не коммерциализированны до такой степени, как в США. Специалисты по PR работают практически во всех крупных общественных организациях, благотворительных фондах, университетах, «мозговых центрах» и даже музеях. Но прежде всего PR – это бизнес. Многочисленные фирмы со штатом от 2-3 до сотен сотрудников и отделениями по всему миру, в которых работают не только дипломированные PR-мены, но и бывшие политики, журналисты, чиновники, люди с широкими связями и большими знаниями.

О том, насколько ценной бывает их помощь, лучше судить по самому верномy американскому критерию по деньгам, которые они получают за выполненную работу. По данным «Рublic Relations Journale, средний заработок PR-мена среднего звена в прошлом году составил oт 40 (на госслужбе) до 52 (в корпорации) тысяч долларов в год. Как известно, в Америке за просто так никто никому ничего не заплатит.

 Вот, к примеру, несколько заурядных прошлогодних заказов на услуги вашингтонского офиса одной из процветающих PR-фирм «Флейшман энд Хиллард»:

 1.Заказ японского бизнесмена и парламентария, Создать себе положительный имидж в американских средствах массовой информации.

2. Заказ производителя бумажных салфеток из макулатуры. Расширить рынок продажи его продукции.

3. Заказ американских ассоциаций юристов и пенсионеров. Рассказать пенсионерам об их законных правах.

4. Заказ Фонда ВМС США. Организовать торжественный обед с участием прессы.

 Нy, а мы что же? В СССР первые лекции по связям с общественностью были прочитаны год в МГИМО. Создана Ассоциация по связям с общественностью. В том же МГИМО МИД России открылось первое и пока единственное в стране отделение, готовящее специалистов по PR. Многие доморощенные крупные и мелкие рекламные агентства уже заявляют, что они, помимо рекламы, предоставляют и услуги по PR. Ha pоссийском рынке появились и первые американские компании «Янг энд Рубикам» и даже первые наши фирмы  «ПБН», «Метапресс», АПР, Корпорация «Я».

...Двигаясь к свободному демократическому обществу, где во главе угла стоят интересы общественности, а пресса не боится ни переворота, ни нехватки бумаги, мы, возможно, придем к нашему, «истинно русскому» варианту PR.

Дайте голодному удочку

Павел БАЕВ

С 6 по 8 июля в главном городе Баварии Мюнхене соберутся на очередную встречу главы государств и правительств семи наиболее развитых промышленных стран мира- так называемой «большой семерки». В последний день встречи ожидается прибытие российского Президента Бориса Ельцина. Один из главных пунктов на повестке дня встречи- это вопрос о финансовой помощи России, другим странам CНГ и вообще бывшего Советского Союза.

Эта тема находилась также в центре внимания второй международной конференции по вопросам помощи государствам СHГ, состоявшейся во второй половине мая в Лиссабоне.

 Сколько денег было предоставлено развитыми странами в распоряжение новых независимых государств? Я не экономист, и мне трудно разобраться в цифровом балете, развертывающемся в официальных коммюнике и на страницах газет. Вступление бывших советских республик в Международный валютный фонд и Всемирный банк сделало возможным выделить им пакет в 24 миллиарда долларов. Директор-распорядитель – МВФ Мишель Камдессю считает, что пятнадцать республик бывшего Советского Союза нуждаются только в текущем 1992 примерно в 45 миллиардах долларов приблизительно в 100 миллиардах в течение ближайших четырех-пяти лет.

 Судя по некоторым свидетельствам, дела с механизмом реализации помощи России и другим странам СНГ обстоят не совсем благополучно. 30 мая Ельцин, принимая в Москве председателя комиссии Европейских сообществ Жака Делора, обратил его внимание на то, что «из запланированных 24 миллиардов долларов страна пока не получила ни цента». Если это так, то это изрядный скандал, и на встрече «большой семерки» в Мюнхене должен быть рассмотрен вопрос об оперативности передачи уже выделенных средств странам-получателям.

В любом случае одно следует подчеркнуть с особой силой: напрасно многие в России (да не только в «консервативных» кругах) считают, что принимать крупные суммы денег из-за границы ниже национального достоинства, что «нам не нужны подачки с барского плеча Запада», что Ельцин и Гайдар «продали Россию Америке». Тут никто ничего никому не продает, о милостыни не может быть и речи Эти средства не столько «помощь России» как таковой, сколько своего рода лекарство, применяемое к самой больной точке мировой экономики для ее излечения в целом (в том числе и западной ее части) от тяжелых недугов.

Из того, что было сказано в Лиссабоне, и, вероятно, будет повторено и в Мюнхене, особенно важны два момента. Участники конференции сошлись во мнении, что теперь в центре внимания больше должна находиться не «гуманитарная помощь», а скорее концепции развития на средний и дальний срок. Иными словами, не столь важно посылать странам СНГ продовольствие. Надо разработать проекты по производству и распространению продуктов питания на месте. Государственный секретарь Соединенных Штатов Джеймс Бейкер сказал по этому поводу: «Международное сообщество не может помочь тем, кто сам себе не помогает». Словом, не давай голодному рыбу, а научи его рыбной ловле.

 Однако российское правительство должно принять меры, не только облегчающие инвестиции, но делающие их привлекательными для деловых людей Запада. Это значит- создать условия для конвертируемости рубля и проводить разумную налоговую политику, которая бы не устрашала зарубежных инвесторов. Тем не менее и в той, и в другой области пока дела обстоят скорее плохо: сроки, темпы и процедуры превращения рубля в конвертируемую валюту еще довольно туманны, а недавно установленный в России 60-процентный налог на прибыли, pеализуемые иностранцами, не поощряет тех, кто хотел бы инвестировать здесь свои капиталы..

 При этом не следует считать, что Запад делает «все правильно», а бывшие соцстраны «все неправильно» в деле развития экономического сотрудничества. Если продвижению реформ на Востоке мешают «пережитки коммунизма в сознании», то эти пережитки (или, вернее, «пережитки антикоммунизма») продолжают по инерции действовать и на Западе. Например, в ряде западноевропейских государств еще остаются в силе ограничения на импорт товаров из стран бывшего Варшавского Договора, которые сегодня потеряли всякий смысл. На эту проблему обратил внимание, в частности, экономический эксперт фракции Социал-демократической партии Германии (оппозиционной) в бундестаге Вольфганг Рот. Он призвал боннское правительство начать переговоры с другими государствами «большой семерки», чтобы уже на предстоящей встрече в Мюнхене можно было бы принять пакет решений об открытии западных рынков. «Страны Восточной Европы и бывшие советские республики, подчеркнул Рот, -срочно нуждаются в предоставлении им широких возможностей экспортировать свою продукцию на Запад».

Недавно было объявлено, что правительство России «одобрило концепцию программы углубления реформ». Егор Гайдар заявил, что страна «меняет модель развития», которая предполагает «постоянное снижение налогов, повышение норм частных сбережений, формирование рынка капитальных товаров, земли и недвижимости, увеличение инвестиционной активности в частном секторе». Дай Бог, чтобы все это действительно помогло создать условия для плодотворного экономического сотрудничества с развитыми странами Запада.

Мюнхен.

Машинистки правительства определили реалистичный курс рубля

В связи с сообщением о переходе с 1 июля к конвертируемости рубля и о стабилизации его курса с 1 августа общество, вполне естественно, взволновано вопросом -каким будет этот курс?

Правительство обещает 80 рублей за доллар. Хотя у него есть и другой вариант ответа. Курс будет- реалистичным. Недавно вице-премьер правительства издал распоряжение (см. ниже), из которого можно составить хотя бы некоторое представление о том, каким все-таки будет этот обменный курс. По крайней мере для некоторых категорий предусмотрен следующий «аукционный курс» рубля (цитирую): «15 долларов за тонну».

Жаль, конечно, что не указано что это за тонна- или предполагалось, что к моменту вступления распоряжения в силу, это будет уже безразлично? Короче говоря, «без пол- литра не разберешься». И в связи с этим хотелось бы задать пару вопросов. Не уважаемому, в общем-то, правительству, а так, urbi et orbi.

Первое. Какой смысл принимать нормативные акты, в которых невозможно понять что-либо? Или они и не предназначены для понимания, а изготовляются для каких-то иных, простому человеку непостижимых целей?

Второе. Поскольку несообразности в правительственных документах, как правило, объясняются опечатками, хотелось бы знать членами какой именно террористической организации являются машинистки правительства? И – чтобы иметь возможность предсказывать будущее – каковы цели и программа этой организации?

Василий НЕДИН


 –


—- –


 –


—- –

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *