Котики красивее людей, а звёздное небо красивее котиков

04.07.2022
290

Что на свете всех милее? Что из созданного природой кажется самым красивым большинству людей? И почему именно оно? «Кот» решил ответить на один из главных вопросов жизни, проведя собственный опрос и проанализировав его результаты с точки зрения разных научных подходов.

Виталий Лейбин

Иосиф Бродский заметил, что обычно людям больше нравятся кошки, чем другие люди, и это многое говорит о людях. Однажды он лежал в кровати и из-за болезни ничего не мог делать, кроме как наблюдать. К счастью, в комнате была кошка, и Бродский увидел, что она грациозна в любой позе. «Если мы возьмём самой замечательной красоты существо женского пола, — рассказывал Бродский, — хоть ту же Мэрилин Монро, то всё равно в каком-то положении она окажется немножко неуклюжей. Если смотреть с какого-то угла. Ну, скажем, если она завязывает ботиночек… И я подумал — откуда же наши эстетические стандарты, стандарты красоты, если кошка им удовлетворяет на сто процентов, а человеческое существо на семьдесят?» Действительно, откуда?

10 прекрасных природных объектов

Наиболее интересные из редких ответов: выбор Кота

1. Тождество Эйлера

Удивительная формула, показывающая, насколько гармонично и чудесно устроен наш мир. Знаменитый физик Ричард Фейнман назвал её самой примечательной формулой в математике. Она выведена человеком, но всё же «КШ» поместил её в свой рейтинг, потому что мир не обязан был быть настолько красивым, чтобы в нём существовало тождество Эйлера. Но он всё-таки красив. Эта формула связывает главные математические константы е и π в очень простом равенстве. Но почему они связаны, они же про разное? π знает любой школьник — это из задач про окружность; е, ещё одна важнейшая математическая константа, возникает в старших классах при изучении экспонент и логарифмов, без неё невозможно дифференциальное и интегральное исчисление. И почему между логарифмами и окружностью должна существовать связь? Что похожего между 3,1 415 926 535… (и ещё бесконечное число цифр) и 2,7 182 818 284… (и ещё бесконечное число цифр)? И однако же они связаны!

2. Миксомицеты

Миксомицеты (Myxomycetes), или слизистые грибы, — удивительные организмы на границе между растительным и животным царствами; их ещё называют Mycetozoa, грибы-животные. Поначалу они больше напоминают низших животных (Protozoa), потом становятся похожи на грибы. В стадии роста и питания они представляют собой ни на что не похожую голую протоплазматическую массу — так называемый плазмодий.

3. Ячейки Бенара

Природное чудо упорядочивания и возникновения красоты, казалось бы, из ничего. Правильные шестигранные структуры образуются в слое вязкой жидкости, если она равномерно подогревается снизу. Примерами ячеек Бенара являются вулканические образования в форме пучка вертикальных колонн.

4. Морская овечка, Costasiella kuroshimae

Этот удивительный моллюск может фотосинтезировать, то есть питаться светом — как растения. Хлоропласты он берёт из водорослей Avrainvillea.

5. Видманштеттенова структура

Геометрически правильная структура, узор внутри железных метеоритов и некоторых сплавов. Такой узор возникает, если при низких температурах (в космосе) два кристаллизующихся минерала не смешиваются. Попытки воспроизвести видманштеттеновы фигуры в лабораторных условиях успехом пока не увенчались.

6. Слоновые прыгунчики

Прыгунчики — родственники слонов. Как и слоны, они относятся к группе афротериев и произошли от общего предка, который жил в Северной Африке примерно 60 миллионов лет назад.

7. Перо зимородка

Зимородок — это небольшая птичка с удивительно красивым оперением.

8. Фуллерит

Самый твёрдый материал на свете, твёрже алмаза, но при этом форма углерода. Фуллерит является молекулярным кристаллом, образованным молекулами фуллерена C60 и С70. В природе не встречается, получен искусственно.

9. Сиамские петушки, Betta splendens

Кот Шрёдингера считает, что без удивительно красивых рыбок из Юго-Восточной Азии на столе, то есть в подборке, не обойтись.

10. Рождение звезды

Газопылевые скопления, прозванные «горами творения», с рождающимися звёздами на вершинах. Снимок сделан в инфракрасном спектре космическим телескопом NASA Spitzer. «Горы» на снимке — часть области созвездия Кассиопеи, они находятся в 7000 световых лет от нас. Эти молодые звёздные скопления возникли в результате взрыва сверхновой родительской звезды, чья масса более чем в 10 раз превышает массу Солнца. Также видны звёзды постарше тех, что на вершине столбов между облаками (показаны синим); эти звёзды родились тогда же, когда и массивная родительская. Третья группа молодых звёзд — это яркая область под центральным столбом. Красный цвет указывает на наличие органических молекул, а именно полициклических ароматических углеводородов.

20 самых красивых вещей в живой и неживой природе

Результаты опроса «КШ» в соцсетях

Респондентам было предложено дать до пяти ответов в свободной форме. Похожие ответы (котики, коты, кошки) объединялись в одну категорию. Более конкретные (Туманность Андромеды, спиральные галактики) суммировались с наиболее популярными общими (галактики). Частый ответ «вода» разошёлся по разным её формам и состояниям, при этом лидером стало «море».

1. Звёздное небо (космос, звёзды).
2. Горы (скалы, Эверест, Фудзияма…).
3. Море (океан, морские волны…).
4. Кошка (коты, котики, сфинксы…).
5. Цветы (розы, орхидеи, белые водяные лилии…).
6. Облака (кучевые, у гор, плоские на севере…).
7. Закат (над морем, в горах, часто вместе с восходом).
8. Лес (джунгли, леса в Монтеверде, тайга…).
9. Снежинка (снег, макроснимок снежинки…).
10. Водопад (норвежские, Ниагара…).
11. Минералы (аметист, обсидиан, исландский шпат, торбернит, жеоды…).
12. Кристаллы (кристаллические структуры под электронным микроскопом — льда, белков…).
13. Человек (женщина, мужчина, родные и любимые…).
14. Деревья (сосна, секвойя, араукария, сакура…).
15. Рассвет (восход, над морем, в горах, на реке…).
16. Радуга (двойная радуга, над морем…).
17. Галактики (спиральные, туманности…).
18. Дети.
19. Огонь (костёр…).
20. Глаза (радужка, дочери, пауков и насекомые).

Что показало наше исследование о красоте

Нейроэстетика

Широко обсуждаются в связи с нейронаукой о красоте работы Семира Зеки из Университетского колледжа Лондона. Он исследует восприятие красоты методом фМРТ, который даёт возможность по фиксации кровотока увидеть возбуждение разных отделов мозга в тот самый момент, когда испытуемый что-то делает или о чём-то думает. С 2004 по 2011 год у Зеки вышел ряд научных публикаций, в которых было показано, что одна и та же область мозга отвечает за эстетическое переживание и музыки, и картин, и даже моральной красоты. Это участок А1 орбитофронтальной коры головного мозга, который находится в лобных долях, прямо за глазницами. Эта же область коры отвечает и за приятие решений, а её повреждение приводит к тяжёлым ментальным и эмоциональным нарушениям.

В статье 2014 года «Переживание красоты математики и её корреляты в мозге» Зеки и соавторы установили, что за переживание красоты математических формул отвечает всё тот же участок коры А1. В эксперименте участвовали 16 молодых математиков. Из 40 формул они должны были выбрать самые красивые, и чаще всего это оказывалось тождество Эйлера e в степени iπ + 1 = 0. То, что эта формула вызывает эстетический восторг у большинства математиков, известно было давно. В 1988 году математик Дэвид Уэллс провёл среди коллег опрос, по результатам которого тождество Эйлера было объявлено самой красивой формулой математики. Но исследование показывает, что формулы называют красивыми не просто потому, что в профессиональном сообществе так принято. МРТ не обманешь: математики и вправду испытывают в эти моменты эстетическое удовольствие, точно такое же, как другие — от музыки или взгляда на красивого человека. Не математики из работы Зеки эстетических восторгов от формул чаще всего не испытывали.

Мозг-математик

А можно ли считать эту орбитофронтальную кору, отвечающую и за удовольствие от красоты, и за принятие сложных решений, своеобразной математической машиной? Она явно оценивает не отдельно красоту звуков, цветов, вкусов или запахов, а некоторую общую идею или принцип. И может быть, именно математики точнее всех понимают, как отличать красивое от некрасивого.

— Некрасивое решение от красивого отличить очень легко, — считает Андрей Райгородский, заведующий кафедрой дискретной математики факультета инноваций и высоких технологий МФТИ, руководитель отдела теоретических и прикладных исследований «Яндекса». — Например, некрасивым и скучным является решение, полученное перебором бесчисленных однообразных случаев. Красивое решение будет содержать ход, раскрывающий взаимосвязи между объектами почти в одну строчку, мгновенно.

Вероятно, нейроны префронтальной коры совершают работу по выделению некоторого простого закона из совокупности хаотичных сигналов внешнего мира и находят общий порядок в большом потоке информации, тот самый красивый ход.

— Подобно тому как прекрасен наблюдаемый мир, ибо всё в нём взаимосвязано, математика прекрасна своей собственной внутренней гармонией, — говорит Райгородский.

Возможно, наш мозг как прирождённый математик ищет закон и гармонию в мире.

Золотое сечение

Со времён Пифагора, который предложил считать золотое сечение основным принципом красоты в музыке, люди старались найти общие эстетические законы. Красоту бутона розы или спирали галактики можно описать с помощью последовательности Фибоначчи. Стены Парфенона — это стороны прямоугольника, которые относятся друг к другу примерно как 1:1,6 — это пропорция золотого сечения. Теория европейской музыки так же стройна, как математика, в любом художественном произведении есть композиция.

Числа Фибоначчи— числовая последовательность, в которой каждое последующее число равно сумме двух предыдущих: 1, 1, 2, 3, 5, 8, 13, 21, 34, 55, 89, 144…

Действительно, наш мозг способен увидеть и услышать закономерности в окружающем мире, которые можно описать формулой. Но это не значит, что есть формула, по которой можно будет заранее рассчитать, что мы оценим как красивое, а что как уродливое. Иначе наша «нейромашина» по принятию решений и определению прекрасного была бы слишком простой, а значит, малоприспособленной к сложному внешнему миру.

Очевидно, что представления о прекрасном непросты и к тому же постоянно меняются в истории и в различных культурах — даже законы музыки и художественной композиции. Да и кажущийся универсальным принцип золотого сечения часто даёт сбой. Например, психологические эксперименты показывают, что «золотой» прямоугольник (со сторонами 1:1,6) не самый привлекательный прямоугольник с точки зрения большинства людей.

Золотое сечение, или золотая пропорция, — соотношение двух величин, при котором большая величина соотносится с меньшей как сумма обоих величин c большей: a: b = (a + b): a.

Это не мешает некоторым наивно верить, что они нашли ответ на главный вопрос эстетики. Среди научных работ о красоте нам попался российский патент 2016 года, который называется «Способ измерения красоты человека». Там предлагается — что бы вы думали? — тот самый пифагорейский принцип золотого сечения! Цитата из работы: «Пример 1. Елена С., 15 лет, рост 170 см, расстояние от пупка до уровня ступней равно 105 см, от пупка до макушки головы 65 см. Отношение расстояний 105/170 равно 0,6176. Её красота К1 по трём измерениям равна 0,999, с погрешностью 0,1% она равна эталону красоты — единице».

С идеей этого патента вряд ли согласились бы авторы первых скульптур, так называемых палеолитических Венер с укрупнёнными — очевидно для красоты — частями тела. Да и в новейшее время стандарт красоты постоянно меняется.

Эволюционная эстетика

В нашем эстетическом чувстве есть множество наслоений, и некоторые из них очень древние.

— Логично предположить, что у нашего представления о красоте есть эволюционная основа, — говорит Александр Марков, доктор биологических наук, палеонтолог, заведующий кафедрой биологической эволюции биологического факультета МГУ. — Нашим предкам, точнее, генам предков было выгодно, чтобы полезные стимулы нравились и предки старались их искать, а вредные — отторгались.

Не исключено, что самые красивые вещи в опросе — звёздное небо, море, горы, водопад, то есть открытые большие пространства, вода — из очень древних слоёв нашего мозга. Есть несколько эстетических принципов, которые, судя по всему, возникли в ходе эволюции. Например, принцип симметрии.

— Симметричность лица и тела у двусторонне симметричных животных является показателем качества генов, хорошего развития и вообще хорошего здоровья, — продолжает Александр Марков. — Мой любимый пример — калейдоскоп. Простая детская игрушка завораживает, воздействуя за счёт оптических эффектов на нашу систему восприятия симметрии.

Некоторые вещи возникли в результате эволюции, но не обязательно нашей. Цветы, попавшие на 5-е место в рейтинге, — великие художники, которые используют все самые мощные эстетические приёмы, разные формы симметрии, сочетания цветов и запахов. Им важно было понравиться насекомым-опылителям, но в итоге они понравились и нам. Не менее великий художник — принцип полового отбора, создавший множество, казалось бы, бесполезной красоты, в том числе удивительное оперение и пение птиц.

— Некоторые признаки закрепились в эволюции благодаря родительскому инстинкту, — рассказывает Марков. — Когда наши предки начали формировать устойчивые пары, где самка и самец вместе заботятся о потомстве, преимущество могли получить особи с детскими чертами: им легче было вызвать к себе любовь. Эволюционно вышло так, что человек по ряду признаков больше похож на детёнышей обезьян, чем на взрослых особей.

Возможно, кошка, которая пробуждает в нас что-то вроде родительского инстинкта, — это тоже почти ребёнок с гипертрофированными чертами. Идея гиперстимулов активно разрабатывается в рамках эволюционной эстетики. У животного вырабатывается положительный отклик на какой-то естественный стимул, и если его искусственно усилить, он может стать гиперстимулом. Отсюда большие глаза в мультиках и гипертрофированные черты палеолитической Венеры.

Эволюция культуры

Человек, в отличие от большинства других животных, кроме генетической памяти имеет ещё и культурную, которая вносит решающий вклад в наши представления о красоте.

— Мозг в этом смысле очень пластичен. Биологическое задаёт некую базу, но в конечном счёте за наше восприятие красоты отвечает культурный компонент, — говорит Илья Захаров, психофизиолог, научный сотрудник лаборатории возрастной психогенетики Психологического института РАО, сооснователь сообщества Neurofuture.

Наше чувство прекрасного детерминировано всей предыдущей историей человечества. «Все попытки приделать руки Венере Милосской поражают отсутствием вкуса! Они изначально обречены на неудачу. Почему? Потому что в нашем сознании Венера безрука, а Ника безголова», — писал исследователь культуры, основатель Московскотартуской семиотической школы Юрий Лотман.

На уровне психологических и культурологических исследований становится очевидным важный принцип человеческой эстетики — её парадоксальность, принципиальная противоречивость, возможно связанная с противоречивыми сигналами, которые посылают во фронтальную кору биологические и культурные составляющие нашего опыта. Чаще всего красивыми признаками являются банальные, средние по популяции, то есть свидетельствующие о здоровье, однако самыми красивыми становятся оригинальные, соответствующие культу уникальной личности.

Поэтому трудно создать единую формулу красоты, мозг каждый раз решает сложную задачу: с одной стороны, нужно выбрать то, что нравится всем, а с другой — самое удивительное. Именно поэтому мы решили почти не иллюстрировать рейтинг самых красивых вещей. Кто же будет спорить, что звёздное небо прекрасно! Но кому нужна ещё одна фотография звёздного неба? Оно прекрасно не на картинке в журнале, а настоящее — в конкретный уникальный момент жизни.

— Общих принципов недостаточно, чтобы объяснить, как формируется уникальная красота, — уверен Захаров. — Лицо с симметричными чертами мы назовём симпатичным. Но красота, которая поражает, — это всегда некий отход от симметрии и простоты восприятия.

Этот феномен давно обсуждается в гуманитарных науках: эстетическое переживание всегда рождается на границе между ожиданием и его нарушением — и в музыке, и в изобразительном искусстве, и в поэзии, и в прозе. Читатель ждёт уж рифму «розе», но не получит здесь её.

Воображение как сбой

— Наши предки начали украшать себя около ста тысяч лет назад, — рассказывает Станислав Дробышевский, антрополог, кандидат биологических наук, доцент кафедры антропологии биологического факультета МГУ, научный редактор портала Антропогенез.ру. — Многие исследователи связывают это желание с появлением абстрактного мышления, да и, собственно, человека как разумного существа. Между прочим, неандертальцы на 30 тысяч лет нас обогнали: в хорватской Крапине были найдены сделанные ими 130 тысяч лет назад подвески из когтей хищных птиц. Возможно, наше ощущение красоты — это побочный эффект развития мозга, своего рода сбой, связанный с появлением воображения.

Самые популярные ответы в нашем опросе, скорее всего, никак не связаны с эволюционными преимуществами. Но у них есть общая черта: они дают простор воображению. Люди на протяжении веков вглядывались в звёздное небо и видели там почти всё: мифы, свою судьбу, траектории движения созвездий и планет, а в последние века — возможность понять базовые законы природы и суть мироздания.

«Словесный образ виртуален, — писал Юрий Лотман в статье „О природе искусства“. — Он и в читательском сознании живёт как открытый, незаконченный, невоплощённый. Он пульсирует, противясь конечному опредмечиванию. Он сам существует как возможный, вернее, как пучок возможностей».

Большинство прекрасных вещей в нашем исследовании — это открытый пучок возможностей. И многие из них бескрайние, огромные, несоразмерные человеку. Похоже, что благодаря «сбою, побочному эффекту развития мозга» человек стремится мыслить себя больше, чем он есть, вырасти до неба. Недаром наши респонденты, объясняя свои ответы, часто упоминали известную фразу Иммануила Канта: «Звёздное небо над головой и моральный закон внутри нас наполняют ум всё новым и возрастающим восхищением и трепетом, тем больше, чем чаще и упорнее мы над этим размышляем.

Источники:
1. Kawabata, H., and Zeki, S. (2004). Neural correlates of beauty. J. Neurophysiol. 91, 1699−2004. doi: 10.1152/jn.696.2003.
2 Zeki Semir, Romaya John, Benincasa Dionigi, Atiyah Michael. The experience of mathematical beauty and its neural correlates, Frontiers in Human Neuroscience, 8, 2014 www.frontiersin. org/article/10.3389/fnhum.2014.68.
3 Conway B.R., Rehding A. (2013) Neuroaesthetics and the Trouble with Beauty. PLoS Biol 11(3): e1001504. doi. org/10.1371/journal. pbio.1 001 504.
4. Саша Мишина, Дарья Рыженкова, Арина Гнилицкая, Альфия Максутова, Андрей Константинов. Наука красоты // Русский репортёр. 2016. № 12 (414).
5. Лотман Ю. М. О природе искусства. СПб.: Искусство-СПБ, 1998.

Фото: Simia Attentive / Shutterstock, Colin. faulkingham / WikiMedia, Ivtorov / WikiMedia, Sonja Ooms / Shutterstock, fuyu liu / Shutterstoсk, Matthias Kern / Shutterstoсk, Mopic / Shutterstock, panpilai paipa / Shutterstoсk, Mr. Soonthorn Thonglor / Shutterstoсk, IRAC / NASA / JPL-Caltech / Harvard-Smithsonian CfA / ESA / STS

Опубликовано в журнале «Кот Шрёдингера» № 1 (42) за 2020 г.

ИСТОЧНИК: https://kot.sh/zakony-svobody/tpost/lv4sfpzf21-kotiki-krasivee-lyudei-a-zvyozdnoe-nebo

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *