память ученого разгадавшего тайну цивилизации майя увековечат

29.07.2022
167

1 июля 2022 года Президент РФ В.В.Путин, подписал Указ №419 “Об увековечении памяти Ю.В.Кнорозова и праздновании 100-летия со дня его рождения.” Речь идет не о крупном военачальнике в годы Великой Отечественной войны или изобретателе уникального оружия, а “отмечая выдающийся вклад русского ученого, этнографа, майяниста Ю.В. Кнорозова в развитие отечественной и мировой науки” . Ученого, нахождение которого в годы войны под Харьковом на оккупированной территории, в советское время оказалось самым серьезным препятствием в его научной карьере.

Александр ЕВЛАХОВ-главный редактор, кандидат исторических наук

Да и имя его оказалось в нашей стране явно не на слуху. Случилось так, что о Юрии Валентиновиче Кнорозове и его роли в изучении цивилизации майя я узнал относительно недавно, уже занимаясь “Новыми Знаниями” и натолкнувшись в “Научной России” на публикацию о нем, как “основателе советской школы майянистики”. И это не смотря на законченный мной исторический факультет ЛГУ, и даже знакомство в период 1990- 2010 гг. с директорами Российского этнографического музея в Санкт-Петербурге Игорем Дубовым и Владимиром Грусманом.

Не изобилует обстоятельными публикациями об этом великом ученом и сегодняшний интернет, где наиболее полноценными следует, пожалуй, признать текст на сайте Fishki.net “Юрий Кнорозов- эксцентричный советский Шампольон” и на сайте издания Нож “Великий российский ученый и его кошка-соавтор.” 

И все же наиболее панорамный взгляд, как за счет качества документальной съемки и ее географии, так и за счет вовлеченных в нее действующих лиц получаешь при просмотре фильма Алексея Пивоварова “Удивительная история Юрия Кнорозова, разгадавшего тайну цивилизации майя”

В тексте публикации приводится ссылка на фильм Алексея Пивоварова включенного в реестр иностранных средств массовой информации, выполняющих функции иностранного агента.

Этот фильм удачно заполняет те пробелы, которые в совокупности так или иначе остаются не заполненными другими публикациями. Прежде всего это вопрос, а чем, собственно, занимался ученый? И почему занимался именно этим?

Чем он занимался?

На второй вопрос, почему, Юрий Кнорозов ответил просто:

“Потому, что никто до меня этим не занимался”

Сложнее понять предмет исследования, особенно не зная историю Латинской Америки. Кто, собственно, такие, майя?

Эта цивилизация овеяна множеством тайн и загадок. На сегодняшний день потомки индейцев – простые жители Мексики, особо не выделяющиеся среди других рас и народов. Но древняя история майя не дает покоя многим исследователям. Откуда у обычных земледельцев, которыми являлись племена майя, появились поразительные познания в математике, астрономии, письменности и физике? Каким образом они смогли изготовить невероятно сложные предметы или установить огромные пирамиды?

Рассматривая историю народов майя, следует отметить, что существует несколько теорий развития этой цивилизации. По официальной – той, которую преподают в университетах и публикуют в учебниках, – культура майя появилась около 3-х тысяч лет назад. Она обладала настолько высоким уровнем технологий, научных знаний и развития, что превосходила нынешнюю цивилизацию в несколько раз.

Существует и другая теория, альтернативная, но набирающая все большее число сторонников. Согласно этой теории, в древности существовала некая высокоразвитая цивилизация, которая исчезла за несколько тысячелетий до н.э.

Судя по всему этой точки зрения придерживается ученица Кнорозова Галина Ершова, которая говорит, что “эта цивилизация была одним из зерен, которые космос закинул на Землю. Америка, по ее словам, “была последним континентом, который был заселен”. Перебравшись через Аляску, через Берингию около 40 тысяч лет назад, они двинулись на юг к солнцу, где теплее”

Музей майя в Мериде (Мексика)

. Она и оставила после себя удивительные исторические памятники, письмена и артефакты, свидетельствующие о невероятном уровне развития.
Это, кстати, согласуется с библейской хронологией времен до Всемирного потопа. Похоже, что эта цивилизация была уничтожена в Потопе. Индейцы майя появились на территориях древней цивилизации намного позже. Они стали осваивать, как могли, найденные постройки и применять в своем обиходе календари, статуи и другие предметы доисторической культуры. Сами же майя признают, что получили свои знания от «богов», а не приобрели их самостоятельно. Да и что можно было бы ожидать от цивилизации, главным занятием которой было выращивание кукурузы? Зачем индейцам глубокие познания в астрономии, если они не совершали космических полетов? Каким образом майя смогли построить огромные пирамиды, если у них даже не было колеса?

Как подчеркивает майянист Адриан Мальдонадо, майя оказались одной из пяти существующих в мире культур, которая создала свою письменность. При этом майя в отличие от ацтеков и инков- не этническая группа.

Чичен Ица

Политический и культурный центр майя на севере полуострова Юкатан в Мексике, расположен в 120 км к востоку от города Мерида.

История Чичен-Ицы- города-государства началась приблизительно в V–VI веке нашей эры. Одни ученые называют датой основания города 455 год, другие склоняются к дате на полтора столетия позже. Обе они, впрочем, относятся к классическому периоду цивилизации майя, когда этот народ достиг наивысшей ступени своего развития. В начале Х века там появляется первая обсерватория.

Однако в этом же веке в цивилизации майя происходит спад не сопровождавшийся никакими внешними обстоятельствами типа войн или эпидемий. Вполне возможно, что причиной его были природные засухи. Появление же в 1517 году испанцев фактически перекрывает развитие самобытной культуры, насильственно обращая жителей в христианство, низводя до статуса рабов. Постепенно исчезает и письменность, бывшая атрибутом крайне тонкого образованного слоя.

Его величество случай?

В фильме Алексея Пивоварова “Удивительная история Юрия Кнорозова, разгадавшего тайну цивилизации майя” обилие любопытных подробностей, связанных с его детством и юношеством. К примеру, в качестве одной из иллюстраций его жизни в поселке Южный под Харьковом присутствует детский рисунок с очень странной, сделанной его рукой припиской “паленка”. Смысла ее тогда объяснить тогда никто не мог. Пройдут годы и в джунглях Юкатана будут обнаружены руины еще одного города- государства, носившего именно это название- Паленке.

Храм надписей (Templo de las Inscripciones) – одна из самых известных пирамид Америки и самый высокий монумент Паленке. Храм назван в честь обнаруженных здесь каменных табличек с надписями. Большинство каменных табличек, рассказывающих о генеалогическом дереве правителей Паленке, сейчас находятся в Национальном антропологическом музее в Мехико. 

“Когда я позже узнала об этом рисунке,- говорит Мария Тереса Франко-мексиканский историк, возглавлявшая институт антропологии и истории Мехико,- я сказала, что детство- это судьба. Я не изотерик и вообще не религиозный человек, и, зная Кнорозова могу сказать, что у него была “старая душа”.

Конечно, и надпись “паленка”, и нарисованный пятилетним мальчиком голубой слон, обозначенный “тамкас” (что в переводе означает “млечный путь”)могут быть всего лишь совпадениями. Однако таких совпадений в жизни Кнорозова было предостаточно. Когда он окончил поселковую школу в Южном, то намеревался поступать на медицинский. И даже, как рассказывает его внучка Анна Маслова, уполномочил трех старших братьев, именно туда подать его документы. О чем те “успешно” забыли, а когда спохватились, то прием документов был уже закончен, и, в итоге в 1943 году Юрий оказался студентом исторического факультета МГУ. Однако учиться начинает далеко не сразу, поскольку не смотря на негодность к военной службе его зачисляют в резерв телефонистом и так и не побывав в действующей армии Кнорозов завершает войну в звании рядового.

Ушмаль

Но и начав учиться, к теме цивилизации майя, которая погибла под ударами конкистадоров, или, точнее утратила под ними собственное развитие приходит не сразу.

Фредерик Кезервуд (1799-1854гг) британский архитектор, художник, археолог и путешественник-исследователь. Получил мировую известность благодаря своим картинам и зарисовкам открытых им руин цивилизации майя. Наряду с Дж. Л. Стефенсом заложил основы майянистики.
Стела N в Копане — рис. Кезервуда

Сама цивилизация оставалась в руинах очень долго пока ее не “переоткроют” двое англичан Фредерик Кезервуд и Джон Стефенс. Они открывают город Ушмаль. Кезервуд, будучи художником, делает при этом блестящие зарисовки.

Жан Франсуа Шампольон (1790-1832гг) Французский востоковед, основатель египтологии. Благодаря проведённой им расшифровке текста Розеттского камня 14 сентября 1822 года стало возможным чтение египетских иероглифов.

Катализатором этих “переоткрытий” в духе Индианы Джонс, стали, безусловно, труды Жана Франсуа Шампольона, расшифровавшего древнеегипетские иероглифы. С высоты сегодняшнего дня, особенно того, что было достигнуто Юрием Кнорозовым, наверное можно сказать, что это не было столь трудной задачей, поскольку на Розеттском камне рядом с надписью древнеегипетскими иероглифами была и надпись на древнегреческом, который был известен.

Таких подсказок у Кнорозова не было. А что было?

Диего де Ланда (1524-1579гг) Второй епископ Юкатана. Вошёл в историю как крайне противоречивая личность: с одной стороны, был автором книги «Сообщение о делах в Юкатане», содержащей много ценной информации о цивилизации майя, ввёл на Юкатане систему образования, создал латинский алфавит для языка юкатека, с другой стороны, учредил на Юкатане инквизицию, на аутодафе сжёг рукописи майя, тем самым уничтожив большую часть майяской литературы.

Прежде всего, это трактат “Сообщение о делах в Юкатане” Диего де Ланда”.В ней он записал и отправил в Европу несколько десятков иероглифов.

Следует также назвать кодексы майя-иероглифические рукописи представляющие собой сложенную в виде гармоники полосу бумаги, изготовленной из луба растения амате. Складки гармоники – отдельные «страницы» – могли быть покрыты изображениями и надписями с лицевой и оборотной стороны, оборот иногда не заполняли текстом и изображениями. Тексты не предназначались для чтения подряд, структурно они делились на тематические блоки. Содержательно сохранившиеся кодексы майя являются жреческими требниками, которые посвящены ритуалу, астрономии и астрологии, пророчествам и гадательным практикам, расчёту сельскохозяйственных и календарных циклов…В относительно целом виде к XIX веку сохранились лишь три кодекса майя, названные по городам, где они хранятся (Дрезденский — единственный, который сохранился полностью, Парижский и Мадридский).

Дрезденский кодекс был вывезен после войны из Германии, вместе с огромным количеством других документов, а Кнорозов, по словам его внучки оказался прикомандирован к их разбору, что и позволило ему кодекс “позаимствовать”. Только потом до него дошло, что знаки на них очень похожи на те, что есть на памятниках в Мексике.

Еще в студенческие годы ему на глаза попалась статья видного майяниста Пауля Шельхаса “Дешифровка письма майя- неразрешимая проблема”. Прочитав это, он подумал: как так- неразрешимая? Его собственные слова звучат в фильме так: “То, что придумано одним человеческим разумом, может быть понято и другим.” А майянист Дмитрий Беляев подтверждает, что его любимая цитата была из “Пляшущих человечков Конан Дойля.

Научным руководителем Кнорозова на истфаке был Сергей Павлович Толстов- руководитель музея этнографии АН СССР. Когда тот в 1948 году закончил МГУ, защитив диплом о шаманских практиках в Средней Азии, он решил рекомендовать его в аспирантуру. Однако следует отказ: нахождение во время войны на оккупированной территории было для него почти что приговором, приравниваясь чуть ли не к сотрудничеству с врагом. Как, поясняет Пивоваров, так решил товарищ Сталин.

От себя хочу пояснить, что это решение в сравнении со сталинской эпохой имело гораздо более долгую жизнь и просуществовало почти до горбачевской перестройки. Мой товарищ, не указавший в автобиографии , что в годы войны в детском возрасте находился под Ленинградом в зоне оккупации, в 80-е годы был изгнан с весьма высокого поста, после чего, правда, не без удовольствия, трудился директором театра им. Ленсовета у Игоря Петровича Владимирова. Впрочем, это имеет отношение исключительно к фразе ведущего фильма.

Что же касается Кнорозова, то максимум, что мог сделать для него Толстов- это рекомендовать в Ленинград сотрудником восстанавливаемого после блокады и разрухи Музея этнографии. Собственно именно здесь Юрию Валентиновичу предстояло сделать свое главное открытие, занимаясь этнографией народов не совсем, а, точнее совсем не СССР.

Поскольку исторически музей был императорским, то в комплекс зданий помимо музейных помещений входили и жилые, в которых научный сотрудник Кнорозов получил вмещавшую только письменный стол комнату- “пенал”. Такую же точно по соседству занимал вплоть до ареста в 1949 году историк Лев Гумилев. Его мать Анна Ахматова их периодически посещала и даже подарила Юрию Кнорозову зимнюю шапку.

Позднее он продолжил свое затворничество в Музее антропологии и этнографии при основанной Петром I Кунсткамере, куда был переведен как в научное учреждение от которого можно (если путь в аспирантуру закрыт) выступать в качестве соискателя ученой степени. Здесь ему суждено проработать до конца 90-х годов и находясь именно здесь он пишет, а в октябре 1952 года публикует в журнале “Советская этнография первые результаты своих научных исследований- статью “Древняя письменность Центральной Америки”. Ее высоко оценил шведский лингвист Тор Ульвиг.

В 1955 году состоялась защита Кнорозовым в Институте этнографии АН СССР на Знаменке в Москве диссертации по теме “Сообщение о делах в Юкатане” Диего де Ланды, как этно-исторический источник”, которая сделала его вместо кандидата доктором исторических наук.

В 1956 году Кнорозов впервые оказывается заграницей в Копенгагене на конгрессе востоковедов, где его встречают довольно прохладно. После этого он более 30 лет “не выездной”. Примерно тогда же, будучи по складу ума “систематиком” Юрий Кнорозов задумался над созданием алгоритмов расшифровки письменности и передает свои наработки ученым из Новосибирского академгородка, занимающимся кибернетикой. В 1961 году они публикуют статью, в которой утверждают, что с помощью ЭВМ ими расшифрована письменность майя. Разгорается скандал.

Однако до разрешения многих вопросов по этой теме и мирового признания пройдет еще 20 лет. На эти годы придется масса обвинений в его адрес- от несовпадения с точкой зрения “великого основоположника” Энгельса (в СССР), до проповедничества среди западных ученых идей марксизма (в США).

Что надо было расшифровывать?

Популярный ответ на этот вопрос, без сомнения, наиболее сильная составляющая фильма Алексея Пивоварова “Удивительная история Юрия Кнорозова, разгадавшего тайну цивилизации майя”. Дают его два ученых- майяниста – уже упомянутые Галина Ершова и Дмитрий Беляев. Прежде всего, они демонстрируют нам наиболее карикатурный вариант дешифровки по отдельно взятой табличке с непонятными знаками. Дешифровка это процесс создания системы чтения языка. И первый вопрос, на который необходимо ответить- это к какой группе относится данный тип письма.

Их существует три:

-идеографическое, в котором каждый знак обозначает какое- либо понятие (как в китайском языке 5000 знаков это такое же количество понятий;

-слоговое, при котором знак обозначает слог (древнеиндийское письмо или письменность майя;

-фонетическое или буквенно-звуковое письмо, в котором каждый знак привязан к определенному звучанию.(русский, английский, испанский языки)

Также Кнорозовым было обрисовано три, имеющих непосредственное отношение к дешифровке, ситуации.

Во-первых, когда известно письмо, но утрачен язык (именно так был восстановлен хеттский язык).

Во- вторых, когда известен язык, но утрачена письменность.

В- третьих, когда утрачено и то, и другое. В конце жизни Кнорозов займется и этой проблемой.

В отношении языка майя это по обеим классификациям представляло собой “во-вторых”.

Как ученый понял это? По “репертуару” знаков, который он в итоге получил. Таких знаков было около 350, и значит письменность майя не могла быть ни фонетической (в которой знаков порядка 30), ни идеографическим, где их тысячи.

Из нескольких десятков знаков, отправленных Диего де Ландой в Европу дешифрованными оказались всего 17. С них, собственно, и начинает Кнорозов свою дешифровальную деятельность, а если быть точным, то с иероглифа ( ))))) ) “ле”. Именно его он прежде всего выделяет среди других переходя, первоначально к фазе “предположительного чтения”. А почему из 350 знаков “Улов” де Ланда составил всего 17? Почему никакие слова из знаков упорно не складывались? Майянист Дмитрий Беляев отвечает нам на эти вопросы, очень образно и доходчиво- рисуя на доске попытки Диего де Ланда добиться от собеседников- индейцев перевода слоговых знаков в фонетические. К примеру, согласно нашему алфавиту, вторая буква “бэ”, однако, чтобы индеец понял, чего от него хотят, ему надо называть “б”. Примерно это произошло в попытке записать “ле”- “силок” в испанском варианте, где Le=ele+e. В итоге индейца попросили написать то, что он хочет. Он и написал: Ма-И-Ни-Ка-Ти, что означает “Я больше не хочу”. Так книга Ланды дала Кнорозову всего 29 знаков. Остальные 320 надо было додумывать самому.

В 1975 году Кнорозов публикует законченный вариант перевода главных текстов майя, который приносит ему в 1977 году Государственную премию СССР и всемирное признание. Формально он достиг высокого положения и он есть везде- от разнообразных энциклопедий до рассказов Кира Булычева. Даже в США появляются исследователи-кнорозовисты, которые восстанавливают историю майя, рассказывая об 11 древних царствах. И, в принципе, он мог бы читать лекции в лучших университетах США и Европы. Однако, за границу его никто бы не выпустил

В перестроечные годы он все же добирается до Латинской Америки, получает мексиканский орден Ацтекского орла и Большую золотую медаль президента Гватемалы, где, кстати одна из кафедр названа его именем.

С этими поездками связаны две любопытных истории.

Первая- с Мексикой. Мария Тереса Франко- директор института антропологии Мексики рассказывает, как еще в 60-е годы до нее дошли сведения о русском, расшифровавшем язык майя. Она приезжает на три дня с экскурсионной поездкой в Россию и оказывается в Ленинграде, где рядом с музеем ей случайно указывают на “Доктора Кнорозова”. Она его окликает и они долго беседуют. Именно тогда, говорит Мария, “я дала клятву, что приглашу его в Мексику.” Это состоялось через 20 с лишним лет…

Вторая- с Гватемалой, в которой Юрий Кнорозов оказался только после крушения “железного занавеса” в 1990 году. Туда, поскольку в Москве было холодно, он прилетел в теплом пальто и той самой зимней шапке, что ему подарила Анна Ахматова, и, конечно, не ожидал, что его будут встречать, как президента страны- с красной ковровой дорожкой у трапа самолета и почетным эскортом.

Он был очень своеобразным человеком: мог встретить журналиста с “пиратской” повязкой на глазу или пошутить по поводу коллеги, “которого, сделав директором “погубили” в качестве замечательного лаборанта”. Он хотел увековечить свою кошку в качестве соавтора, но редакция упорно снимала ее имя. Зато эта кошка красуется на обоих памятниках, посвященных Юрию Кнорозову.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *