«Энигма». Триумф польских криптографов

31.08.2022
136

Как в 1930-е годы поляки взломали немецкий секретный код.

Понять один из величайших польских триумфов Второй мировой войны столь же трудно, как перемножить в уме двузначные числа. Для выдающихся математиков — проще пареной репы, а простому смертному — не по зубам. Если в двух словах: благодаря тому, что поляки расшифровали немецкую машину «Энигма», Великобритания во время войны знала содержание самых что ни на есть секретных гитлеровских депеш.

Петр ЛИПИНЬСКИЙ

«Энигму» сконструировал немецкий инженер Артур Шербиус, модифицировав более раннюю конструкцию голландца Гуго Коха. Патент он получил в 1918 году. Впервые «Энигма» была продемонстрирована в 1923 году на конгрессе Международного почтового союза. Она весила пятьдесят килограммов и годилась только для стационарного использования.

Хотя «Энигма» и была шифровальной машиной, она находилась в гражданской продаже. Но когда в 1925 году ее купила немецкая армия, устройство подверглось изменениям, благодаря которым впоследствии гитлеровцы хранили свою военную переписку в полной тайне. Во всяком случае, так они считали.

«Энигма» — механико-электрическое устройство. Она состояла из клавиатуры с 26 буквами, подсоединенной к трем вращающимся десятисантиметровым дискам из эбонита или бакелита с разметкой; к каждому прилагалось кольцо с зубчиками, а вся конструкция насаживалась на общий вал. При нажатии на клавишу с буквой диск поворачивался, приводя в движение остальные и в итоге зажигая лампочку под другой буквой. Чтобы расшифровать текст, требовалась обратная процедура — ввести на клавиатуре зашифрованную букву и посмотреть, на какую укажут вращающиеся диски. Диски — три, а позже пять — снимались, а затем собирались в произвольной последовательности, поэтому отправитель и получатель должны были располагать машинами, настроенными одинаково. Это, конечно, крайне упрощенное описание того, как работала «Энигма».

В январе 1929 года польская разведка тайно задокументировала внешний вид «Энигмы», которая по ошибке была отправлена немецкой торговой компании в Варшаву.

Позже удалось, запутав следы, приобрести через подставных лиц гражданскую модель машины, которая продавалась для шифровки корреспонденции между крупными торговыми фирмами.

Немцы допускали, что если они утратят экземпляр военной модели «Энигмы», противник сможет прочесть депеши, но только те, что были переданы в период действия актуального ключа. Поэтому его часто меняли. Таким образом, чтобы расшифровать переписку, недостаточно было знать устройство машины. Следовало еще выяснить, по какому принципу немцы регулярно меняют свой код. То есть — опять-таки, максимально упрощая, — как они переставляют шифрующие диски.

Над расшифровкой «Энигмы» работали нанятые разведкой польские математики и криптологи Мариан Реевский, Ежи Ружицкий и Генрик Зыгальский. Подтвердились предположения о том, что военная версия «Энигмы» намного сложнее гражданской, оснащена дополнительными внутренними соединениями дисков и электрических разъемов. Количество комбинаций шифра возросло до заоблачных величин.

Мариан Реевский, Ежи Ружицкий и Генрик Зыгальский. Источник: Википедия

Тем временем в начале тридцатых годов французская разведка раздобыла часть документации, касающейся используемых Германией шифров. Но для французов эти знания были не особенно ценными, поскольку они мало что знали о самой «Энигме». Полученную информацию они передавали полякам.

31 декабря 1932 года Мариан Реевский впервые расшифровал немецкую депешу. Но хотя поляки понимали, на чем основана работа машины, они по-прежнему искали способ взломать коды, которые немцы регулярно меняли.

Мариану Реевскому пришла в голову мысль построить шесть связанных между собой «Энигм», работающих одновременно. Именно благодаря этому устройству, названному бомбой Реевского, удалось взломать немецкий код. Помогли еще и так называемые листы Зыгальского — перфорированные листы бумаги, основанные на математической теории перестановок.

Однако со временем немцы усложнили «Энигму», добавив дополнительные шифрующие диски. Чтобы справиться с этим затруднением, требовалось создать бомбу Реевского, состоящую из шестидесяти связанных друг с другом «Энигм». Это просто-напросто превосходило финансовые возможности польской разведки.

Тогда было принято решение передать все данные союзникам.

Алан Тьюринг. Источник: Википедия

25 июля 1939 года в Пырах под Варшавой польские криптологи вручили британской и французской делегациям копию «Энигмы» и объяснили принцип ее действия.

Работой над «Энигмой» занялся математический гений Алан Тьюринг в британской Правительственной школе кодов и шифров в Блетчли-парк. Он воспользовался находками поляков, после чего разработал собственные методы взлома шифра.

Когда Германия напала на Францию, поляки, работавшие в парижском отделении французской разведки в подразделении под кодовым названием «Бруно», в период с 22 мая по 14 июня 1940 года обработали три тысячи немецких депеш. Французы, однако, не воспринимали это всерьез. Мариан Реевский в своих воспоминаниях писал, что для французского штаба самой ценной в расшифрованных депешах была информация о положении… французских, то есть собственных частей. Военное руководство проигнорировало, среди прочего, полученную 26 мая информацию о планирующихся налетах на французские автомобильные фабрики. Эти налеты состоялись в полном соответствии с приказами, которые содержались в расшифрованных депешах.

Британцы же еще до нападения Германии на остров читали депеши из «Энигмы». Конечно, не все, ведь их в эфире кружило множество. Но некоторые из них существенным образом повлияли на судьбу запланированного вторжения в Великобритании.

5 июня 1940 года в расшифрованной депеше из «Энигмы» была обнаружена информация о немецких разработках радиосистемы, которая позволила бы наводить бомбы на цель ночью. Одновременно в сбитых самолетах люфтваффе были найдены фрагменты опробованных немцами устройств. Благодаря в том числе усилиям расшифровщиков, британцы разработали метод глушения пучков немецких радиоволн. Последующие депеши, в которых немцы сообщали настройки своих радиомаяков, позволяли узнавать, где на следующий день будут налеты. В результате немецкая система наведения бомб стала бесполезной.

23 июня в перехваченной британцами депеше из «Энигмы» впервые появилась информация о планируемой бомбардировке Великобритании.

6 июля были расшифрованы сведения о составе немецких сил — 1 250 бомбардировщиков с 1 800 тоннами бомб на борту. Это была важная и обнадеживающая информация, потому что до того британцы, пробуя оценить потенциал противника, ожидали атаки 2 500 бомбардировщиков с 500 тоннами бомб.

Однако история «Энигмы» — это история не только польского триумфа, но и некоторого комплекса. Долгие годы я слышал, что англичане забыли о заслугах поляков и полностью приписали себе расшифровку «Энигмы». Это хорошо вписывалось в нарратив о том, как Запад предал Польшу после войны.

Я даже слышал, что в Лондоне на выставке, посвященной Второй мировой войне, стоит «Энигма», а надпись под ней упоминает только британских криптологов, взломавших ее шифр. Как-то раз я выбрался на эту экспозицию. Под «Энигмой» были четко перечислены фамилии поляков. Хотя не отрицаю — «Энигма» была выставлена не в самом главном месте музея, а просто в одном из залов, как и многие другие не менее ценные экспонаты, связанные с войной.

Расшифровка депеш «Энигмы» была важным делом, но по меньшей мере столь же значимым было постоянное улучшение британских радаров, которые все лучше отслеживали немецкие ночные бомбардировщики. Работа криптологов — впечатляющий, но, конечно, не единственный элемент технологической битвы за Британию.

Быть может, в этом и причина этой щемящей обиды в польской душе: в приписывании себе большей роли, чем та, что была сыграна в действительности. Еще чуть больше десяти лет назад поляки верили — а многие и сейчас так считают, — что во время войны Польша выставила четвертую по величине армию в мире! Таким образом, получается, что мы превзошли какую-то из стран «большой четверки» — Советский Союз, США, Великобританию либо Францию. А поскольку, как гласит польская молва, польский солдат сражался на всех фронтах Второй мировой войны, то и китайская армия, очевидно, тоже остается позади.

Все эти расчеты — разумеется, не более чем статистика. Между тем, нисколько не умаляя самоотверженности польских солдат на Западе и Востоке, а также в польском антигитлеровском подполье, — возможно, наибольший польский вклад в победу над Германией внесли три криптографа. Хотя, конечно, они не в одиночку выиграли войну.

Перевод Елены Барзовой и Гаянэ Мурадян

На заглавном фото: Британские криптологи расшифровывают стенограммы «Энигмы». Великобритания, 1943. Источник: Национальный архив Великобритании

ИСТОЧНИК: Новая Польша https://novayapolsha.pl/article/enigma-triumf-polskikh-kriptografov/

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *