Как Петр I боролся со взятками

21.09.2022
107

Допетровская административная практика включала посул (так раньше называли взятку) в систему функционирования власти. Посулы чиновникам (они принимались не только деньгами, но и едой и вином) в качестве оплаты за услуги не были вне закона. Как это работало? Ты приходишь к подьячему, приносишь 3 рубля и гуся, а он выписывает тебе нужную бумажку.  

Важно понимать, что тогда у чиновников не было заработной платы — вместо нее было жалование. Жалование происходит от слова “жаловать”. В прошениях допетровской эпохи можно встретить следующее: «Пожалуй мне, государь, твоего, государь, жалования» — обратите внимание: не моего жалования, а твоего. Государь мог пожаловать вместо денег шубу или ничего не жаловать вообще. В тех случаях когда государь не жаловал (истории, как годами не платили жалование, широко известны), чиновники были вынуждены брать посулы за свою работу у тех, кто к ним обращался.

Богатые и бедные приказы

Среди приказов были хорошие, прибыльные — их называли “серебряный рудник”. Это например, Сибирский приказ, который был замечателен тем, что к нему относилась торговля с востоком. Или Поместный приказ, который ведал различными земельными делами (помещики, разумеется, нуждались в оформлении операций с землей). А были приказы очень бедные — например Посольский приказ, который ведал внешнеполитическими делами. Посольские дьяки и подьячие — люди образованные, знающие много языков — жаловались: «У нас приработка никакого нет, бедные тащимся меж двор с женами и помираем с голоду». Чтобы исправить ситуацию, к приказам приписывали монастыри, чтобы они получали от них продовольствие.

Но если чиновник хорошо и быстро делает свое дело, почему бы не выразить ему благодарность и не сделать подарок? Но кроме посулов, чиновники брали и взятки. Так и получалось, что у служащего приказа официальное жалование 3 рубля, а у него конфискуют несколько тысяч. Были случаи вымогательства и прецеденты, когда чиновник получал деньги за то, что он зарезал дело, не выполнял своих функций. Уже в тогдашних условиях была практика, что взяткой нужно делиться. Приказной так и говорил: «Ну что вот ты мне даешь 3 рубли? Да я из этих 3 рублей и полтины оставить не могу». Почему так? Потому что он должен отдать дьяку, а дьяк судье приказа. Хотя такое взяточничество осуждалось и на него поступали жалобы, не было запрещающих его законов.

Что такое “Московская волокита”

Солдат Герасимов, у которого был спор был с помещиком, пишет царю Петру, что в приказе военных дел “держали меня, волочили Московскою волокитою”. “Московская волокита” то есть самая крутая, “Московская” даже с большой буквы пишется. Еще одно понятие из той эпохи — “московский тотчас” — это значит “никогда”. Петр в своих письмах говорит: «Опять меня кормят московским тотчасом». Было и замечательное выражение «Вверх тащат». Приказной пишет: “приду в приказ, вверх тащат”. Вверх — это в московский Кремль, где находились приказы и государь. «С Верху прибредешь, от челобитчиков докука», жалуется другой чиновник, то есть его уже замучили просители. Понятие «Верх» напрямую связано со взятками. Когда сейчас мы говорим, что коррупцией пронизана власть сверху донизу, имеется в виду пирамида взяточничества. А один из стольников пишет в 1701 году: «Без воздаяния не может Москва делать никаких дел».

Взятки и камерализм

Такая система досталась в наследство Петру. Петр исходил из идей камерализма. Если говорить просто, камерализм –– это учение о правильном движении бумаг: вы приходите в коллегию и подаете бумагу. Ее должны зафиксировать. После этого вы получаете документ, что заявление принято, и бумага идет в следующую инстанцию, камеру, и так далее. В результате по вашему вопросу выносится резолюция, которую вы получаете в ответной палате. В созданных Петром коллегиях существовала именно такая система. Петр рассчитывал, что сможет создать идеальный бюрократический механизм, который избавит Россию от ее самых страшный бед — взяток и злоупотреблений властью.

Чтобы в камералистской системе не осталось места для взяток, чиновникам начали официально платить зарплату. Но Петр сам не смог обеспечить работу системы, которую он создал, и платить чиновникам зарплату: как только кончилась тяжелая Северная война, он начал поход на Персию. Стоимость этой войны за несколько месяцев достигла одного миллиона рублей при общем бюджете государства четыре миллиона рублей. Чиновникам тогда объявили, что будут официально платить половину жалования. Позже выяснилось, что и на это нет денег — тогда им сказали, что будут платить хлебом. Чиновник снова оказывался в тяжелом положении. Ходило такое выражение “Правдой служу — кость гложу”, такое моральное оправдание взяток.

Почему Петр — государственный романтик

Петр был государственным романтиком. Он считал, что достаточно издать закон и этот закон будет работать. Он хотел преобразовать Россию, чтобы она была европейским государством, чтобы она ушла от московской азиатчины, как он это называл, от старины. Чтобы государство работало эффективно, чтобы человек быстро получал ответы на свои запросы, чтобы не обманывали купцы.

Идея общего блага была главной для Петра: все должны быть счастливы, немые, кривые, красивые, некрасивые, старые, молодые — как у коммунистов. И это общем-то благородная идея.

Как Петр I боролся со взятками

Петр уничтожил систему посулов: он криминализировал взятки, ввел их в поле вне закона. Уже в 1699 году в законе говорится о необходимости освободить горожан от “поборов и взятков”. Позже, видя неэффективность борьбы со взятками, Петр переходит к террористической стадии реформ — законы страшно ужесточались. В 1705 году был принят закон, согласно которому за взятки при наборе рекрутов вводилась смертная казнь. В в 1714 году был принят страшный закон — за взятки, посулы и прочие злоупотребления смертная казнь грозила уже всем чиновникам.

Бюрократизация России

Надо учитывать, что Россия при Петре I стала гораздо более бюрократической страной: число чиновников выросло в три раза. Люди просто выли. В 1726 году, это уже после смерти Петра, один из людей пишет в челобитной: «Вот раньше-то как просто все было! Придешь, посул дашь, тебе в тот же день выпишут. А теперь месяцами околачиваю пороги коллегии…» Дело в том, что чиновники все так же оставались жаждущими взяток и всячески тормозили продвижение бумаги. И теперь нужно было платить не одному подьячему, а всем, начиная от сторожа в будке, чтобы он сказал, к кому идти.

Петр понимал, что в России, стране взяткодателей и взяточников бороться со взятками и другими злоуптотреблениями будет очень сложно. Поэтому в 1711 году он создает институт фискалов. Фискалы — это чиновники, которые наблюдали за тем, как другие чиновники исполняют свои обязанности. Фискалы сидели в государственных учреждениях, получали доносы и сами присматривали за работой чиновников. Для них был создан очень сильный материальный стимул — если фискалы “доведут взятку”, им было разрешено получить четверть имущества человека, которого они обвинили.  Система фискалитета страшно досаждала чиновникам: жалобы на них непрерывно сыпались. Но ни одного доноса на взятки подано не было. Причина в том, что это невыгодно — лучше шантажировать взяткодателя, чтобы он со поделился, чем писать на него донос.

Кроме того, фискалы сами попадались на взятках. Из трех генерал-фискалов двое были казнены за взятки. Один из хорошо задокументированных процессов того времени — над бывшим ярославским фискалом А. И. Никитиным, которого в 1724 году приговорили за получение взяток к смертной казни, однако приговор смягчили — вместо этого ему назначили 25 ударов кнутом и вечную каторгу.

Взятки Василию Татищеву на Урале

Когда Василий Никитич Татищев приехал по указанию царя на Урал заводить заводы, к нему пришли купцы и принесли ему тысячу рублей. Он как честный чиновник отказался. На следующий раз они принесли ему 2 тысячи. Он снова отказался. И тогда предводитель делегации сказал ему: «Ну какой же ты жадный! Тогда мы все разбежимся!» И Татищев пишет, что он был вынужден взять взятку. Но ее большую часть он отправил в казну.

Чтобы бороться с коррупцией, в 1722 году Петр создает прокуратуру: в каждой коллегии сидел наблюдающий за фискалами. Это отдельное ведомство, не подчиняющееся другим. Главой прокуратуры, генерал-прокурором был назначен  Павел Иванович Ягужинский, которого Петр ценил за честность и называл его око государево — “пока меня нет око приставлю”, писал он о Ягужинском.

Взятки на госконтрактах при Петре I

В 1714 году к следствию по злоупотреблениям при поставках в армию оказалось привлечены первые лица государства: Меншиков, Головкин, Апраксин, весь сенат участвовали в подрядах через подставных лиц. Они покупали четверть зерна за рубль, а армии продавали за 4 рубля. Узнав об этом, Петр был в страшном бешенстве. Иностранный дипломат пишет про следствие — “Меньшиков бледный, руки трясутся у всех”. Но Петр понял, что если он сейчас посадит на скамью подсудимых все свое окружение, то не сможет управлять государством. Поэтому он взыскивал ущерб от взяток деньгами.

В 1727 году, уже после смерти Петра, был принят так называемый закон об акциденции. Акциденция, как указано в законе, это «дозволенные доходы». Если ты не нарушая закон сделал дело для человека, ты имеешь право получить с него в качестве благодарности какую-то сумму. Если ты вопреки закону вымогаешь с деньги или наоборот не делаешь нужного дела за выплату от другого лица, то это уже взятка, преступное деяние.

Евгений Анисимов доктор исторических наук, профессор и руководитель департамента истории НИУ ВШЭ в Санкт Петербурге, профессор Европейского университета, главный научный сотрудник Санкт-Петербургского института истории РАН

ИСТОЧНИК: Постнаука https://postnauka.ru/questions/157115

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *