александр солженицын решил вернуться и рассказал об этом говорухину

29.09.2022
139

После премьеры фильм Станислава Говорухина «Александр Солженицын» обречен был стать событием как минимум телевизионным, но со всей вероятностью, пишет газета «Россия» № 38 за 16-22 сентября 1992 года и общественно – политическим, духовным.

Просто увидеть наконец великого писателя, пророка и борца вживе (и не чаяли!) и сиюминутно уже подарок нежданный. Да еще послушать человека, каждое высказывание которого о России всегда жадно тиражировалось и знаменем взывало над боевыми идейными колоннами с обоих флангов и в центре – это ли не гарант успеха картины! Но так ли, как прежде, весомо слово Солженицына для миллионов соотечественников, не изменилось ли что то существенное даже с недавних пор, когда все мы читали «Как нам обустроить Россию»?

Станислав Говорухин – об Александре Исаевиче Солженицыне и немного о себе

 … Он истинно русский, хлебосольный, обаятельный человек, совершенно не похожий на том образ, который создан в изданиях и злой молве нашей непорядочной русской эмиграции. А все началось со статьи Солженицына «Образованщина», сильно их задевшей. Разрыв стал явным после того, как Солженицын отказался пожаловать на званый завтрак к Рейгану, где должны были присутствовать многочисленные представители русской эмиграции… В фильме мы оставили лишь один эпизод, против которого возражал бы Александр Исаевич. Мы сказали ему, что просто готовимся к съемке, но включили в фильм его разговор с нашим оператором. Вот такая наша подлая натура кинематографическая, не удержались …

 … В доме Солженицыных в Вермонте – единственный старый телевизор. Александр Исаевич его практически не смотрит. Основной источник информации о России – газеты. Ему присылают огромное число ксерокопий всех наиболее интересных статей. Регулярно слушает радио «Свобода», а после августа – «Эхо Москвы». Кроме того – письма из России, множество.

… Солженицын давно обещал дать интервью для соотечественников, но лишь после освобождения страны от коммунистической диктатуры. Меня в качестве интервьюера он выбрал caм. Вопросы заранее не обговаривались. Он категорически не хотел, чтобы его показывали «в быту» …

… . Вокруг моего имени в последнее время странные разговоры. Они возникли после того, как меня увидели на собрании Русского национального Собора. Мог ли человек, занимающийся политикой, делающий фильмы такого рода , как «Россия , которую мы потеряли», отказаться от возможности побывать на таком собрании ?! Что – то стоит за этим ажиотажем, устроенным газетами. Не знаю, что .

… Готов ли Солженицын к реакции различных политических кругов на его приезд в Россию, на его высказывания в фильме? Он готов. Но он все же не представляет, не до конца отдает себе отчет в том, какую ненависть вызывает у нынешних «озверелых» демократов, составляющих заметную и влиятельную часть нашего демократического лагеря, и у «патриотов» -антиceмитов .

 … «Подумаешь, пророк из Вермонта! Оттуда вещать не опасно», – что – то в этом роде писал недавно автор (видимо, юный) «Московского комсомольца». Этот прыщавый говнюк – журналист не отдает себе отчета, что свободу ему добыл Солженицын.

…Спорил ли я с Солженицыным во время работы над интервью? Да, я не во всем с ним соглашался. Я, например, считаю чистой утопией идею Александра Исаевича о необходимости массового публичного покаяния людей, так или иначе причастных к постыдным деяниям партии и КГБ. В Германии нечто подобное произошло. Мы не Германия. Другой народ там. Не до такой степени испорчен. Но вот один из центральных тезисов Солженицына о необходимости постепенного перехода от тоталитарного к демократическому государству разделяю полностью. Резко поднимающихся из глубины на поверхность убивает кессонная болезнь. Нас убивают хаос, преступность, локальные войны, развал производства. Нет государственной власти, способной это остановить.

 … Солженицын твердо решил вернуться. Бытовые проблемы его не волнуют. Первые два года он намеревается много ездить то стране, общаться с людьми. Наталия Дмитриевна более прагматична. Она подыскивала в Москве дом. В идеале они хотели бы жить не в городе. Но выяснилось, что подобающий дом в Подмосковье, куда меньше вермонтского, но позволяющий разместить архивы и нормально существовать, стоит около 250 тысяч долларов. Цифра для Наталии Дмитриевны прозвучала ошарашивающе. Солженицыны отнюдь не так богаты, чтобы позволить себе такую покупку. Ведь вермонтский дом должен остаться сыновьям – их четверо

. Основные доходы – от публикаций во всем мире «Архипелага ГУЛАГ». Но себе он не оставляет ни копейки – все в Россию переводит, в фонд помощи узникам сталинских лагерей. Повторяю, бытовые проблемы его не задерживают. Задерживает работа. Кое – что после «Красного колеса» он должен дописать там , потому что в России у него не будет под рукой таких архивов и таких возможностей мгновенно получать из них все, что нужно.

… Он очень непритязателен в одежде. В фильме на нем что – то наподобие френча или курточки какой – то невзрачной.  Он носит то, в чем ему удобно , в чем он привык ходить .

 … Он встает в семь утра, делает зарядку. Легкий завтрак, работа, быстрый обед и короткий отдых, опять работа до пяти – шести. В это время ужин. Обычно на столе традиционные русские разносолы – помидорчики, огурчики, грибки, картошка вареная . За столом с гостями, да и без них, Александр Исаевич выпивает четыре – пять рюмок датской водки. Почему датской – не знаю. Нравится она ему, наверное. После ужина работа уже вспомогательная – просмотр статей, чтение писем, систематизация бумаг. Ложится не поздно. Он всю жизнь спит много. Ему еще в юности внушили, что человек, занимающийся напряженной интеллектуальной деятельностью, должен спать не менее девяти часов в сутки.

 … Много разговоров было и насмешек по поводу забора, огораживающего вермонтский дом Солженицыных. На самом деле это необходимая изгородь от диких животных, обитающих в лесном массиве, где расположен дом. Там даже рыси ходят.

… Александр Исаевич, слава Богу, на здоровье не жалуется.

Усталость после летнего отдыха

 Рэм ПЕТРОВ

Итак, время отпусков и дачных радостей закончилось.  Оборвав последние яблоки в садах, избиратели и депутаты съезжаются в города: одни – чтобы заготовить последнее варенье, другие- чтобы продолжить законотворческие ритуалы.

 Суета власти – или власть суеты – вот что кажется непереносимым миллионам граждан России. Мы все воспитаны в добропорядочных советских традициях, когда считалось, что. перед обществом не может стоять более двух – трех серьезных проблем, которые время от времени менялись, но в любом случае заботливо формулировались властью: мы знали, что на сегодняшний день главное зло – пьянство и алкоголизм (космополитизм, отсутствие дисциплины, недостаточное торжество научно – технического прогресса – см. любой сборник документов партии и правительства за 1918-1990 гг.). В самом крайнем случае, если вдруг на каком – то этапе все трудности преодолевались, их место занимала борьба за мир во всем мире постоянная и тотальная, более даже навязчивая, нежели борьба за коммунизм.

 Сейчас – не то. Сейчас проблем – тысяча, и все, как утверждают десятки заинтересованных лиц, первоочередные. Одни стремятся до нового года успеть засудить КПСС, другие – успеть освободить членов ГКЧП, третьи – сменить спикера, четвертые- свергнуть Президента и «оккупационное правительство» Гайдара, Гайдар мечтает укротить бюджетный дефицит, его оппоненты – всемерно дефицит увеличить…

Столь многочисленные проблемы (а я не перечислил, видимо, и трети…) объединяет одно: все эти составные части единой драмы должны развернуться прежде всего на судебных и парламентских подмостках. Что даст обывателю еще один повод поиронизировать над бесплодными высочайшими склоками; но самое главное – чтобы эти «склоки» получали свое разрешение там же, на парламентских и судебных трибунах, а не на улицах и площадях. Есть такое нудное и все менее любимое нами слово – закон, за рамки которого нас все чаще призывают выйти те, чье оружие – не интеллект, а ненависть ко всему и вся.

«Народ устал терпеть» – эта нехитрая мысль не сходит с уст десятков публицистов и политиков самого разного, подчас противоположного толка. Что уж скрывать – конечно, устал. Устал и автор этих строк, и читатель, который сейчас держит в руках газету; у нас наверняка найдется масса упреков и правительству, и Президенту, и парламенту …

И самое неприятное – эта усталость нам обеспечена еще надолго: нельзя заснуть бедным и больным, а проснуться здоровым и богатым.

Устали все. Но еще свежа в памяти альтернатива этому историческому чувству – чувство «глубокой удовлетворенности». У одних оно вызывает неприятные воспоминания, у других – ностальгию: и от того, кто задаст тон в жизни общества в ближайшие недели и месяцы, зависит судьба России.

 Устали все. Но деятельные натуры любят говорить, что отдыхать будем на том свете ..

Где в России взять столько корейцев?

В этом же номере газеты состоялся мой отчет о поездке в Южную Корею на XII международную конференцию прессы. Это был мой первый выезд за рубеж после распада СССР и, вполне естественно, что по ходу общения мне часто задавали вопрос о стране, которую я представляю, и я, испытывая гордость за происходящие в ней перемены, обычно отвечал: “Это станет новая, открытая миру Россия, которая не будет иметь общего со своей советской и имперской предшественницами”.

Помимо журналистов- преимущественно главных редакторов и их заместителей этот форум собрал много именитых гостей, в том числе бывших глав государств. Ожидали и приезда М.С. Горбачева, поскольку двумя годами ранее он принимал в Москве участников предыдущей конференции. Станислав Шушкевич- глава республики Беларусь, с которым мы оказались за одним обеденным столом по этому поводу мне сказал: “Смотри, Александр, из всех гостей, похоже только я при власти- наверное скоро и мне придется подводить итоги”. Это произойдет два года спустя. Вообще беседовать нам было очень интересно, и я пожалел, что интервью с ним, опубликованное в этом же номере газеты сделал не я, а польская журналистка и оно в итоге получилось блеклым. Зато неожиданно для меня резонанс приобрела моя статья о Корее, публикуемая ниже. Вскоре я был приглашен в их посольство на одно из торжественных мероприятий, где мне в мягкой форме было высказано недовольство мной написанным в разделе “Миф о либерализме” и было озвучено предложение посетить Корею еще раз, чтобы “более глубоко разобраться в происходящем там”. Не желая быть кому- либо обязанным, я, естественно, отказался. Сегодня, 30 лет спустя, это совсем другая, Корея- существенно освободившаяся от коррупции и власти чиновников, где медики и преподаватели одни из обеспеченных людей.

В южнокорейской экономике власть может все. Или почти все

Александр ЕВЛАХОВ

Как – то раз моими попутчиками в «Красной стреле» оказались два корейца из Пхеньяна. Один из них шепотом, почти заговорщически спросил: «Скажите, вы никогда не были Сеуле? Неужели у них там все есть? Нам совсем ничего не говорят …» На этом его слова прервались, ибо появился его приятель. Было очевидно, что говорить на столь щекотливую тему, как происходящее за «бамбуковым занавесом», в его присутствии моему собеседнику представляется вовсе не безопасным …

Там тоже во всем виновата пресса

Обо всем этом я вспомнил уже в Сеуле на XII Международной конференции прессы.

Предыдущая, одиннадцатая была посвящена роли прессы в перестройке международных отношений и проводилась в 1990 году в Москве. Тогда еще средства массовой информации в нашей стране не были свободными.

На сей раз все проблемы, обсуждавшиеся в рамках темы «СМИ и всеобщая культура», были полностью «конвертируемыми». Таким же был и спектр мнений. Когда, например, оратор сетовал на «вестернизацию» печати, ее продажность, безответственность, засилье секса, то казалось, что находишься в стенах российского парламента.

 Впрочем, доминировали иные оценки: без средств массовой информации не была бы возможна интеграция культур, без них никогда не рухнул бы «железный занавес». Что касается одностороннего освещения тех или иных событий, о чем говорил едва ли не каждый второй, то это, вероятно, одна из тем, которым суждено быть вечными.

 Полностью объективными ни газеты, ни телевидение не могут быть изначально. А неизбежной платой за свободу слова становятся злоупотребления ею – пренебрежение к общественной нравственности, вмешательство в личную жизнь, хамство. Надо признать, что у нас и зарубежных коллег все больше общих проблем: падение интереса читательской и зрительской аудитории к зарубежной информации, редакторская правка, иногда полностью меняющая смысл статей, необходимость постоянного выбора между пользой для общества и общественными запросами.

Режим дискуссий на конференции был довольно напряженный. Они продолжались и во время обеда, когда выступали наиболее именитые спикеры.

Дела преподобного

Чиновник паспортного контроля в аэропорту спросил одного из нас , кто организатор конференции . Его реакция на ответ, что таковым является преподобный Сан Мюн Мун, была довольно сдержанной. Такое отношение к нему в Корее довольно типично.

Местная пресса и о конференции, и о бракосочетании 30 тысяч пар на олимпийском стадионе, куда мы тоже были приглашены, сообщала довольно скупо. Объяснения этого приходилось слышать довольно к странные: он стремится большой власти. Возможно, в этом есть доля истины. Однако это стремление скорее к духовной власти, чем к какой-либо иной. Мун не выдвигает своей кандидатуры в «большую политику». Что же касается власти финансовой, то ее, пожалуй, и так хватает.

Поразительные успехи сделали из него крупного промышленного магната, владельца 250 предприятий и корпораций в Корее и США, Японии и Франции. Мун финансирует «Вашингтон таймс», вложив в нее миллиард долларов. Он же подписал контракт о строительстве в Китае завода – гиганта «Панда» мощностью 300 тысяч автомашин в год.

И все же не эта составляющая его жизни главная. Муну еще не было двадцати лет, когда он, по его словам, был изб ран Богом для соединения людей и утверждения мира на Земле. Тогда же, в конце 30 – х, он присоединился к подпольному движению за освобождение Кореи, аннексирован ной в то время Японией. В 1954 году Мун основал Ассоциацию Святого Духа За Объединение Мирового Христианства, которая впоследствии развилась в большое религиозное движение, получившее название Церковь Объединения, имеющее сторонников более чем в 130 странах мира. Это движение, главной заповедью которого стало «Люби Бога, люби человечество, люби свою страну», связано практически со всеми областями человеческой деятельности. В числе его задач – установление межрелигиозных контактов и создание здоровой семьи. Когда мы были на церемонии венчания 30 тысяч пар, среди которых оказалось, кстати, около 30 жителей стран СНГ, я подумал: может быть, именно такие смешанные браки – главное противоядие от образа врага, национальных предрассудков?

 Когда – то преподобный Мун был воинствующим антикоммунистом, одним из руководителей известной антикоммунистической лиги. Но с тех пор его взгляды серьезно трансформировались. На аналогичной конференции средств массовой информации, проходившей в 1989 году в Вашингтоне, Мун заявил: «Коммунистический мир быстро меняется, я одобряю новую политику перестройки и гласности в Советском Союзе и реформы, осуществляемые в Китае». Позднее он побывал в Северной Корее и обнялся с Ким Ир Сеном, которого прежде считал своим врагом.

Взгляды Муна можно принимать или отвергать, можно верить или не верить в то, что на него Богом возложена миссия – спасти человечество. Но не это главное. Суть в том, что в его идеях все подчинено объединению людей, а не конфронтации . А разве не это для нас самая насущная необходимость?

Миф о либерализме

 Если экономику Кореи таким образом характеризует журналист – еще куда ни шло. Однако эту же оценку можно встретить и у специалистов. Мне попадался проект документа, фиксирующего приверженность высоких договаривающихся сторон именно либеральной экономике. В отношении курса нынешнего российского правительства- спорить не стану. Но вот со второй договаривающейся стороной, извините, как – то не вытанцовывается.

 Как я ни пытался, ничего из воплощенных в практику идей Фридриха фон Хайека мне обнаружить в Корее так и не удалось. И заполняемая анкета, в которой необходимо указать адреса и телефоны трех южнокорейских граждан, готовых поручиться за твою благонадежность, и необычайно пристрастные встречи и проводы в аэропорту, где едва ли не на каждого таможенника приходится еще и по сотруднику службы безопасности. Все это явно из другой оперы.

Можно возразить – это, мол, сугубо внешние атрибуты, да и можно ли считать объективными впечатления лишь одной недели. Однако мне довелось разговаривать с людьми, живущими в Корее уже не первый месяц, и рассказанное ими скорее подтверждает, чем опровергает увиденное. По их словам, законодательство Южной Кореи достаточно запутанное и противоречивое, чтобы можно было жить, его не нарушая. Власти это понимают и на разного рода нарушения закрывают глаза. По крайней мере, до тех пор, пока ты лоялен к режиму.

Если же нет, то всегда есть возможность тебя «прихватить» на вполне законном основании – за неуплату налога или что-либо еще. Вообще – то понятно, почему многие наши политики – государственники от увиденного в Южной Корее приходят в неописуемый восторг и советуют получше присмотреться к ее опыту.

 Власть здесь может все или почти все. Экономика регулируется довольно жестко. Чтобы вложить деньги за границей – необходимо разрешение. Отсутствию заграничных автомобилей удивляться приходится. Просто , наращивая выпуск отечественных «Хендэ» всех типов – от легковых и мотоциклов до грузовиков и автобусов, правительство перекрыло кран поступлению всех зарубежных марок. И цены держит довольно высокие.

 То же и с заработной платой. На столь широко известном у нас «Самсунге», где производят не только телевизоры, но и выполняют многочисленные судостроительные и оборонные заказы, рабочих рук, по словам руководства фирмы , не хватает. Хотя их стремятся привлечь многими льготами – от оплаты детского сада до бесплатного трехразового питания.

 Рассказы же об очень дешевой жизни в этой стране – еще один миф, порожденный слишком поздним ее «открытием» для наших соотечественников. Вполне возможно, для некоторых из стран СНГ опыт Южной Кореи вполне приемлем. Для Северной Кореи, об объединении с которой в последнее время столько говорят, – тем более. Все разговоры о психологических сложностях этого процесса, мне кажется, имеют большую долю преувеличения. При всем различии двух государств их тоталитарные матрицы достаточно совместимы. И имеющиеся на «капиталистических» предприятиях Юга лозунги типа «Сэкономь десять минут сегодня- будешь счастлив завтра!» вполне согласуются с идеями чучхе великого вождя Ким Ир Сена

 Насчет же применимости южнокорейского опыта в условиях России … Тут вполне к месту вспомнить ответ иранского шаха шведским лидерам по поводу модели развития их страны: « Ваш опыт хорош , очень хорош , но где я возьму столько шведов?»

Сеул – Москва

Мы уважаем народ, который смог изменить свою историю

Вернон УОЛТЕРС – личность почти легендарная. Участник второй мировой войны, овладевший 7 языками, генерал – лейтенант Вооруженных сил США , почти вся жизнь которого была связана с деятельностью ЦРУ . Он участвовал в 1953 году в военном перевороте в Иране, завершившемся восстановлением шахского режима, выполнял многочисленные миссии во всех уголках земного шара – был военным атташе в Риме, Рио – де – Жанейро и Париже, посредником в переговорах между Сeверным Вьетнамом и Китаем. 1985-1989 г г. представитель США В ООН и советник президента Рейгана. В 1988-1991 гг- американский посол в ФРГ. Говорят, что по числу наград своего государства с ним мог бы соперничать разве что маршал Жуков …

Господин Уолтерс, вы прожили необычайно насыщенную жизнь, итоги которой теперь, наверное, подводите. Скажите, какое событие в ней было для вас наиболее значимым? –

– Оно связано с Германией. Когда рушилась Берлинская стена и я видел, как люди растаскивают ее по кускам, а рядом стоят охранники и не вмешиваются, то у меня на глазах выступили слезы. Это был главный итог моей жизни, моего дела. Я необычайно остро ощутил, что мы прошли через долгую зиму, но весна идет …

 – Однако эта весна принесла с собой не только лучи свободы. Таяние ледников обрушило на нас огромные глыбы, под которыми можно оказаться погребенными. Разрушена Берлинская стена, но возводятся границы между бывшими республиками СССР. Снизилась опасность глобальной войны, но мы получили многочисленные малые войны – в странах СНГ, в Югославии. Закономерен вопрос , можно ли было предвидеть такой исход, ведь аналитический потенциал ЦРУ достаточно велик?

– Вы рассуждаете примерно так, как многие мои соотечественники. Они тоже говорят: «Чем же вы там занимались в ЦРУ, если не могли спрогнозировать, что произойдет в России, и в итоге политики оказались не готовыми к новой ситуации». Мы знали то, что в итоге смерть коммунизма неизбежно наступит, но не могли определить, когда именно это про изойдет. Не знал этого и не менее квалифицированный аппарат КГБ . Никто не может ответить на вопрос о пределах терпения народа.

Скажите, господин Уолтерс, пытаясь прогнозировать происходящее в России, вы полагаетесь на экспертные оценки ЦРУ или у вас есть собственные наблюдения? Вы давно были в России?

– Я тогда был еще послом в Бонне, но путешествовал как частное лицо, жил в гостинице «Минск» …

 Эта поездка помогла вам уточнить какие – то детали относительно упомянутого «предела терпения»?

– Относительно этого были два довольно любопытных эпизода. Первый раз я был за рулем, и мне понадобилось заправить машину. Бензоколонки у вас иногда на расстоянии нескольких километров одна от другой и не окрашены в яркий цвет, как в Америке. И все же я отыскал колонку. К ней очередь, потому что работающая там девушка пьет чай. Я спросил стоящих в очереди водителей, что будем делать. Они мне ответили: ждать. Я возмутился, ведь я никогда в жизни ничего не ждал. Но на этот раз пришлось ждать вместе с невозмутимыми русскими. Была другая ситуация. Я ехал уже в качестве пассажира. Водитель спросил у меня, что вы думаете о нашем правительстве. Я засмеялся и сказал: «Это провокация КГБ » . Тогда водитель ответил сам. «Они – свиньи (правда, выразился покрепче). Эти люди 70 лет держат в тисках самую богатую страну, которая ничего не имеет».

 – Одним словом, вы стали свидетелем и терпения, и сетования на то, что семь десятилетий терпеть все же многовато.

Все русские революции были бессмысленными и кровавыми. Но последняя была не кровавой и очень осмысленной. Именно эта, последняя революция оказала колоссальное воздействие на ход всей мировой истории. Мы просто не в состоянии сегодня оценить всех ее последствий.

-Однако многие полагают, что новая геополитическая ситуация, связанная с распадом СССР, привела к однополюсному миру, оставив США единственной сверхдержавой, и это чревато многими последствиями. В том числе и для Америки, ибо любая монополия в конечном счете ведет к загниванию.

– Это неверная оценка. Речь может идти скорее о многополюсном мире взамен двухполюсного. И потом, Россия всегда будет огромным государством Восточной Европы, оказывающим колоссальное влияние на мировую историю.

 – Однако есть и те, кто, основываясь на нынешних тенденциях предрекает распад России.

– Россия переживет это тяжелое время. Во время войны значительная часть ее территории была оккупирована германской армией. Но русские люди очень сильные, они патриоты и в состоянии собраться с силами. Я уверен, что Россия станет демократическим государством. Оно будет двигаться к единому человеческому сообществу, интегрируется в мировую экономику и наладит все дела.

 – Вы оптимист?

 – Нет, я реалист. Все, что я говорю, основывается на знании истории, экономики, информации. Да, сейчас очень трудно прогнозировать многие процессы. Ваша страна пока еще не вышла из кризиса. Продолжается спад производства, сохраняется огромная армия и загрязненная. окружающая среда. Все эти проблемы не могут не затрагивать Запад, и именно поэтому я выступал и выступаю за активную помощь России.

 – Однако об этой помощи больше раз говоров. Ее гуманитарный аспект нередко вызывает чувство униженности, а разговоры ваших политиков об условиях помощи лишь усиливают позиции сил нашей реакции. Думаю, для вас не секрет все эти разговоры о том, что правительство России распродает страну, что оно «пляшет под американскую дудку» и утратило государственные интересы в политике. Во всем этом много спекуляций, но фактор национального унижения в истории многих стран оборачивался приходом к власти самых реакционных режимов.

 Я согласен, что нашим политикам порой не хватает элементарного такта. Я не хочу вдаваться в детали, но в России, безусловно, есть силы, которые пытаются оказать давление на правительство. Они есть среди военных, но не только. Я сторонник осторожного подхода к событиям в России. Мы должны играть в открытую, поощрять положительные тенденции. И прямо говорить, что нам не нравится. Но говорить это с большим уважением к народу, который нашел в себе силы изменить судьбу. У него есть все шансы пойти по пути свободы и сохранить демократическое правительство. Но этого не произойдет, если страну только критиковать и ей не помогать. Страны, которые постоянно критиковали и которым не помогали, никогда не становились на путь демократии. Вспомните хотя бы тот же самый Пакистан. Вот почему России должна быть оказана серьезная помощь. Мы обещали оплатить 19 процентов ее долга, чтобы хоть немного содействовать выходу страны из тяжелого положения. Что касается Европы, то она «спихнула» свою роль на Германию, доля которой в совокупной помощи России, если мне не изменяет память, составляет 57 процентов. Но ведь возможности есть и у других. Возьмите, скажем, Японию.

– Ну это особый разговор. Здесь, как известно, все упирается в достаточно жесткую увязку помощи с проблемой территорий. И теперь ситуация обострилась еще больше

 – На мой взгляд, то, о чем вы гoвopитe, носит скорее психологический и политический характер, чем реальный. Весь вопрос в том, какие возможности могла бы открыть Япония. Ведь Сибирь – это огромные неосвоенные регионы, в которых есть все, что нужно человеку. Их можно было бы с помощью Японии изменить, освоить в интересах проживающих там народов. И в этом не было бы ничего непатриотичного. Скорее, напротив.

– Однако психологический фактор со счетов тоже не сбросишь. Есть стереотипы, которые могут уйти только вместе со сменой поколений. И в Америке, и в России … Я вообще не уверен, что нынешняя генерация политиков в состоянии отказаться от эксплуатации образа врага.

– Знаете, я был солдатом в годы второй мировой войны, где нашим врагом были немцы. Однако от этого образа врага нам удалось отказаться довольно быстро. Мы помогали послевоенной Германии, и этот образ уходил в прошлое. В то время, когда рушилась Берлинская стена, меня спросили, боюсь ли я усиления Германии в результате ее объединения, и я совершенно искренне ответил : нет.

– Возможно, это и так. Но согласитесь, подозрения в отношении того, что усиление России вряд ли укладывается в  рамки американских национальных интересов , тоже не беспочвенны.

– Люди, которые боятся конкуренции с Россией, когда она встанет на ноги, в нашей стране, безусловно, есть. Но правда не на их стороне. Кто наши ближайшие соратники, союзники? Это наши конкуренты. Мы постоянно соперничаем с немцами, французами, итальянцами, британцами. Но они же и наши ближайшие друзья. И потом, знаете, когда вы хотите опереться на какие либо оценки наших политиков, меньше всего ориентируйтесь на то, что они говорят и делают в период избирательной кампании.

– А как вы прогнозируете результаты президентских выборов в США?

– Я считаю, что выиграет Буш. Избиратели сделают выбор между каждодневным опытом и опытом будущего.

– Что ж, возможно, результаты президентских выборов в Америке спрогнозировать легче, чем перспективы нашей страны.

– Черчилль говорил, что не надо строить маленьких планов, не надо, чтобы неоправданные надежды будоражили душу. Надо открыто смотреть в будущее. И еще иметь мечту. Мы, американцы, всегда мечтали. У нас есть одна возможность – свободно идти по дороге, конца которой нет. Я думаю, что у меня есть 66 процентов из 100 дожить до времени, когда Россия будет демократической и богатой. Есть, правда, 34 процента за то, что этого не произойдет. И мы должны думать, что мы будем делать тогда.

– А что вы думаете относительно следования России рекомендациям Международного валютного фонда? Составной частью нашего общественного мнения все более становится неприемлемость для России клише, применимых для стран Латинской Америки или Азии.

-Конечно, Россия – уникальная страна, и для нее нужен особый подход, особые рекомендации.

Беседу вел Александр ЕВЛАХОВ. Сеул

Примечание. Вернон Уолтерс уйдет из жизни 10 февраля 2002 года в возрасте 85 лет.

Оружия много, грошей нет

Господин председатель! Является ли Республика Беларусь независимым государством? Вопрос этот не случаен, ибо ее границы с остальными членами СНГ по – прежнему не охраняются. Кроме того, на территории Беларуси основной валютой и дальше остается рубль, наконец, на ее земле все еще присутствуют подразделения армии бывшего СССР.

 – Нужно действовать сознательно, руководствуясь прежде всего рассудком, а не эмоциями. Действительно, мы пока не имеем собственной «валюты», но собираемся ввести ее – это будут рубль и грош. Данную операцию, однако, нужно готовить тщательно- если бы мы провели ее уже сейчас, то оказались бы в весьма трудной ситуации. Ведь цены, как и вся экономика, у нас сориентированы на финансовую систему бывшего на СССР. Достижение фактической независимости является очень длительным процессом. Тем не менее я верю: мы найдем в себе достаточно сил и разума, чтобы разрешить все проблемы цивилизованным способом. Теперь по поводу границ: ныне нам нужны лишь таможенные посты. Мы не хотим пока устанавливать иные границы с Россией, кроме «прозрачных», хотя бы из за тех же двух миллионов русских, проживающих в Беларуси. Для нас сейчас куда важнее, чтобы и они «приняли» наш суверенитет …

– Но ведь Беларусь относилась когда – то к наиболее «русифицированным» рес публикам в составе CCCP …

 Мы не видим какой – то угрозы со стороны этого тринадцатипроцентного меньшинства, к тому же я надеюсь, что демократические процессы в России будут продолжаться и далее. Хотя есть и элемент тревоги – из – за существования там сил, способных свести на нет эти процессы. Наша реакция поэтому будет зависеть от того, что будет происходить в Москве.

Значит ли это, что суверенитет Беларуси зависит от существования в России демократических правительств?

– Нигде нет идеальных условий. Надеюсь тем не менее, что в России и дальше сохранится демократическая система управления. Я с большим уважением отношусь к Борису Ельцину, Егору Гайдару, другим членам его правительства. Удовлетворен также тем, что на высших постах в Москве находятся люди, представляющие гражданскую позицию, обладающие соответствующим образованием. Именно эти люди являются и нашими гарантами.

 – Противники Бориса Ельцина, однако, утверждают, что его правительство едва ли продержится до конца этого года.

 Такие люди, как Жириновский, Макашов, Алкснис, и другие стремятся любой ценой добраться до власти. Не дай Бог, если она когда-нибудь окажется в их руках. Верю, однако, что Россия этого не допустит.

– Тем не менее повсеместно падает парламентская поддержка демократически избранных руководителей: в России Бориса Ельцина, в Литве – Витаутаса Ландсбергиса; в Грузии был отстранен от власти, как тут ни крути, избранный в ходе всенародных выборов Звиад Гамсахурдна. Словом, похоже, что наступает время правительств второго поколения политиков. Возможен ли подобный сценарий в Беларуси?

– Оппозиционные структуры будут существовать всегда. При демократии они имеют право на конституционные формы протеста. Моей целью поэтому является строительство такого государства, в котором бы власть всегда считалась с конституционной оппозицией, но тормозила любые внеконституционные ее проявления. Нашей обязанностью является использование всех средств для сохранения безопасности государства.

– И эта безопасность сегодня, видимо, в значительной степени зависит от существования СНГ, родившегося как раз на белорусской земле. Каково, по вашему мнению, будущее Содружества?

 Поскольку мое философское образование «базируется» на марксизме – ленинизме, я усматриваю два варианта: минимум- СНГ будет облегчать разрешение появляющихся проблем; максимум – СНГ сделает возможным такое взаимодействие ее членов, которое сохранит то, что нас объединяет, а также поможет присоединиться к европейской интеграции, основанной на условиях, заложенных в документах СБСЕ. Беларусь хотела бы этом процессе выполнять функцию своего рода связного между бывшими республиками Советского Союза и Западной Европой.

– Есть, однако, маленькое «но», мешающее Республике Беларусь стать этим «связным». Я имею в виду здесь тот факт, что ваше государство сегодня – наиболее милитаризованное государство в мире …

– Это правда. У нас больше всего оружия в пересчете на каждого жителя республики как ядерного, так и обычного. И в этом наша трагедия; но мы не хотим такого «наследия» от Советского Союза, хотя разрешение данной проблемы требует значительных усилий и много денег. Не надеюсь, что кто – то нам в этом поможет. Поэтому процесс разоружения в случае с Беларусью продлится долго, поскольку мы не можем вот так вдруг уволить всех людей, которые связаны с оборонной промышленностью. Запад же, который боится угрозы с нашей стороны, должен наконец понять: без его экономической помощи этот процесс не ускорится.

Естественно, нам бы хотелось прежде всего избавиться от «ядерного балласта» в течение, например, двух лет, но это просто невыполнимо. Может быть, и удалось бы это если бы не Чернобыль, который поглотил множество наших финансовых и иных средств. Последствия той чудовищной аварии значительно ослабили экономику Беларуси ; оценки таковы , что мы должны выдать шестнадцать годовых бюджетов нашего государства, чтобы более или менее компенсировать повторяю , возникшие не по вине Беларуси , – пагубные последствия этой аварии …

– Вернемся, однако, к упоминавшемуся  вами «варианту минимум», который, в частности, предусматривает дальнейшее существование среди прочего уже и налаженных хозяйственных связей. Чем, однако , отличается экономическая политика суверенной Беларуси от «спускавшейся» еще недавно из Москвы?

– Поскольку долгие годы мы находились в одной системе, то не можем сегодня – в течение пары месяцев и даже лет – перепрыгнуть в другую. Мы должны вести такую политику, при которой наша независимость была бы не просто декларированной, но и действительной. Мы отдаем себе отчет, что в настоящее время являемся «придатком» к бывшему СССР; наши усилия направлены на то, чтобы больше не быть им. А поскольку мы не сможем реализовать этого плана в течение года или двух  то должны смотреть на Россию прежде всего как на источник сырья , без которого Беларусь не сможет существовать .

 … Когда –то мы руководствовались «московским разумом». Сейчас же должны жить минским и стараемся делать это как можно лучше. Однако нас продолжает беспокоить тот факт, что более 80 процентов потенциала белорусской экономики «направлено» на торговлю, в то же время так хочется оживить ее производительную силу. Но как же нелегко привлекать заграничный капитал, если нет соответствующего законодательства!

… У нас наблюдаются также серьезные проблемы, связанные с приватизацией; лично я – сторонник быстрого приватизирования предприятий торговли и бытовых услуг, но депутаты Верховного Совета не всегда думают аналогичным образом. Этому процессу противодействует также много старых структур. Но именно в нем – я верю – залог нашего будущего процветания …

Беседу вела Мария ГРАЧИК,  журнал «Впрост» , Познань




.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *