нижегородский пролог

13.10.2022
207

Эта фраза, вынесенная на первую полосу “России” №40 за 30.09.-6.10.1992 года – анонс размещенной (в сокращенном варианте) в этом выпуске книги Центра экономических и политических исследований (ЭПИцентр), созданного Г.А. Явлинским. Однако эта книга не о Нижнем Новгороде, в котором он с коллегами-соавторами, помогая губернатору области Б.Е. Немцову, провел летом-осенью того года около ста дней. Она, о реформах в России и о том, как их проводить “снизу” в условиях, когда страна федерацией является сугубо формально.

Хотя их “полигоном” действительно стал Нижний Новгород и началось это годом раньше. Явлинский по этому поводу рассказывает:

Я с Борисом Ефимовичем познакомился впервые летом 1990 года, когда принял предложение Бориса Ельцина, стал вице-премьером российского правительства, и ушел из Союзного правительства.

Тогда я готовил ту самую известную программу «500 дней». Но познакомился я с ним еще и потому, что он был очень яркий. Он был очень свободный, очень энергичный, очень молодой, очень веселый. .


После 1991-го года, после Путча он был назначен губернатором Нижегородской области. Надо было что-то делать. Не шутки – это миллионная область, там миллионы людей живут, и там останавливались заводы, там останавливался «ГАЗ», там были огромные заводы, которые строили подводные лодки. В Нижнем Новгороде – океанические подводные лодки! Это же вообще фантасмагория, где такое еще можно было увидеть? Их потом по Волге переправляли и так далее…

Добрый Борис Николаевич его послал и сказал: Боря, давай. Что «давай»? Что давать? Дать-то нечего. И я просто приехал к нему с несколькими своими коллегами, и мы у него жили там, и занимались всем.

Мы сделали одну вещь, которую даже сегодня интересно обсуждать – мы сделали первый региональный займ. Вы же представьте, что такое 92-й год: деньги уничтожены, никто не знает, что будет… А мы сделали займ. Что мы сделали? Мы купили нефть у соседей в Татарстане, – тогда это называли горюче-смазочными материалами (ГСМ), – и они оказались валютой. Они все время росли в цене, они же все время были нужны. А как их купить? Мы сделали займ. Люди нам доверяли, покупали так называемые «немцовки». Были такие. Там же фабрика Гознака была, и мы на ней выпускали «немцовки». Эти «немцовки» люди покупали, мы брали их деньги, покупали ГСМ, делали резервы, эти резервы росли в цене… Мы сберегали людям деньги. Эти «немцовки» можно было снова обратить, но уже по новым [ценам], с учетом инфляции.

Кроме того, там была сделана система социальных индикаторов, по которым мы следили, что происходит с самыми незащищенными слоями. Мы открывали столовые для бедных людей, которые могли туда просто прийти, чтобы не было катастрофы. Еще там были программы, связанные с приватизацией, например. Борис был первым, кто убеждал Ельцина в том, что хочет продать таксопарк в частное пользование. Или, там, грузовые автомобили передать в частное пользование.

Он был очень силен и очень хорош как губернатор одной из крупнейших областей Российской Федерации. И у него были колоссальные перспективы.

Мы в “России” старались тогда очень пристально следить за происходящим в Нижнем Новгороде, постоянно там бывали, а с его мэром Дмитрием Бедняковым у нашего Главного редактора Александра Дроздова контакт был вообще постоянный, поскольку тот вошел в число “друзей” газеты.

Впрочем, другие издания, как показывает приводимая нами подборка публикаций, этот “Центр реформ России” без внимания тоже не оставляли.

Летом 1992 года сотрудники ЭПИцентра во главе с Г. А. Явлинским приезжают в Нижний Новгород. Недавно назначенный губернатором Борис Немцов, предвидя серьезные трудности, ожидающие жителей области, обратился к Григорию Алексеевичу с предложением о сотрудничестве. Волноваться было из-за чего. Вообще-то Б. Немцов по образованию физик и, очевидно, любит точные науки и трудные задачи. Но задача, вставшая перед юным губернатором сейчас, была сверхтрудной: 60% всей промышленности Новгородской области — оборонка, а программа конверсии хронически буксовала где-то в верхних эшелонах власти. В сельском хозяйстве зубной болью мучил отслуживший все сроки машинно-тракторный парк, мучила дороговизна горюче-смазочных материалов, семян, минеральных удобрений, но больше всего — диспаритет цен на промышленную и сельскохозяйственную продукцию. Оставляла желать лучшего и социальная защита населения, предполагавшая наличие средств в областном бюджете, а средств не было (во избежание недоразумений сразу скажу, что Григорий Алексеевич в Нижний Новгород ни средств, ни волшебных палочек не вез). Работники бюджетной сферы месяцами не получали зарплату. Работники других сфер «отдыхали» в неоплачиваемом отпуске. Одним словом, в Нижнем Новгороде было, как и везде.

Немцов обратился к Явлинскому еще в 1991 году. Тот быстро откликнулся. Это предложение заинтересовало его, потому что представилась возможность на практике осуществить свои идеи. Правда, это был не масштаб Союза и даже не масштаб России, но все же… Желание было настолько велико, что Явлинский и его коллеги согласились работать, можно сказать, бесплатно. Нижегородцы заплатили 15 москвичам 200 тысяч рублей за три месяца работы: июнь, июль, август.

Все подобное взаимопритягивается. И следом за Григорием Алексеевичем в Нижний Новгород потянулись иностранцы-специалисты, которые тоже хотели воплотить свои мечты, свои идеи в жизнь. Например, Энтони Доран — специалист из Международной финансовой корпорации. Еще в 1991 году Григорий Алексеевич обратился в Международную финансовую корпорацию, а также в представительство Мирового банка в Москве к господину Читтэну. Григорий Алексеевич привлек их отнюдь не обещаниями больших денег, их, как известно, в Нижнем Новгороде не было, он объяснил, что у Читтэна будут хорошие условия для работы.

И работа началась сразу же, еще в Москве. В ноябре приступили к разработке проекта малой приватизации, обдумывали и обсуждали другие вопросы, искали выход из кризиса наличности.

Григорий Алексеевич согласовал свои мечты о воплощении несбывшегося с правительственными мечтами иметь подальше от себя этого неуемного и чересчур пылкого экономиста. Итак, летом 1992 года 14 сотрудников ЭПИцентра во главе с Явлинским отправились в Нижний Новгород.

На сессии облсовета москвичи объединились с нижегородской властью для борьбы с гиперинфляцией, с бедностью и прочей грязью, всплывшей на волне «демократических» преобразований.

Было подготовлено семь проектов по основным направлениям деятельности. Подобно ситуации во многих других регионах России, наиболее критическая ситуация в Нижегородской области была связана с кризисом наличности (в том числе огромная задолженность по зарплате) и фактическое банкротство большинства предприятий. Для решения этой проблемы был успешно разработан и реализован региональный заем, который позволил жителям Нижегородской области не только защититься от высокой инфляции, но и, что особенно важно, поверить в местную администрацию.

Над каждым из семи проектов работала отдельная группа, состоящая из нижегородских депутатов и специалистов ЭПИцентра. Руководство группами осуществлялось из вновь созданного координационного совета, в который вошли Б. Немцов, председатель облсовета Е. Крестьянинов, мэр Нижнего Новгорода Д. Бедняков и Г. Явлинский. Каждую группу возглавлял руководитель соответствующего подразделения администрации. Эксперт ЭПИцентра, входящий в группу, имел право совещательного голоса и на него замкнули информационные службы области. «Каждая рабочая группа готовит рекомендации. Решения принимаются в три этапа: на уровне местных экспертов (если что-то не соответствует местной специфике, предложение сразу снимается), на уровне координационного совета и на сессии областного совета, которая осенью либо утвердит реформу, либо заблокирует»*.

* Митрофанов С. Что делает Явлинский в Нижнем Новгороде? // Столица. 1992. № 32. С. 6.

После того, как тщательно изучили областную статистику, выяснилось, что область в состоянии, опираясь на собственные ресурсы, обеспечивать жителей всем или почти всем необходимым.

Другая группа занималась вопросами финансовой стабилизации. Но каким образом можно стабилизировать денежное обращение, если ни у кого нет денег? Однако все гениальное просто. Почему задерживается зарплата бюджетникам? Потому что из Москвы не дают денег. Значит надо заставить отдать свое, заработанное, и сразу же после встречи своих гостей Б. Немцов, вдохновленный их идеями, подает в суд. И не в какой-нибудь, а в Конституционный Суд Российской Федерации.

От имени учителей, врачей, библиотекарей и других работников бюджетной сферы губернатор Нижнего Новгорода предъявил иск правительству Ельцина-Гайдара. Он напомнил, что правительство по закону обязано ежемесячно выплачивать зарплату людям, занятым в бюджетной сфере, в противном случае оно нарушает Конституцию и КЗоТ. Через неделю получили 1 миллиард рублей и погасили задолженность по зарплате, но только бюджетникам. На них с завистью смотрели рабочие с военных заводов и других предприятий, парализованных шоковой терапией.

Особенно сильно страдали жители двух городов Нижегородской области: Навашино и Арзамас. Почти все население (80%) города работает на одном заводе. Все жизнеобеспечение и того и другого города, работа поликлиник и детских садов, соцкультбыт находятся на балансе предприятий. Ухудшившееся положение на предприятии — это боль и трагедия многих семей. В то же время предприятие не может свести концы с концами, уже не говоря о модернизации производства, потому что большую часть заработанных денег вынуждено вкладывать в социальную сферу.

Освобождение предприятий от этих забот Г. Явлинский назвал «конверсией социальной инфраструктуры». Было предложено дотировать не саму социальную сферу, а людей, отменив подоходный и некоторые другие налоги, то есть провести реструктурирование доходов населения. При этом обязательно сохранялся минимальный уровень зарплаты, позволяющий человеку оплачивать свое жилье, лечение, обучение детей.

Странный все же человек этот Явлинский. Съездил в Нижний Новгород, сделал хорошее доброе дело, написал книгу «Нижегородский пролог» и ни слова, ни полслова о своих достижениях.

* Независимая газета. 1994. 2 декабря. С. 8.

Экономика и политика в России НИЖЕГОРОДСКИЙ ПРОЛОГ

 Настоящая работа представляет краткое изложение книги, подготовленной к публикации, куда войдут необходимые для практической реализации методические и расчетные материалы.

 Авторы работы: Г. Явлинский, А. Мельников, Т. Ярыгина, Г. Марченко, А. Макушкин, А. Михайлов, М. 3адорнов, В. Кущенко, С. Иваненко, В. Гриценко, Г. Меламедов, Г. Чинарихина. В. Ерокин, Т. Антипова, И. Симакова, В. Мушенков, С. Дон, П. Гончарук, О. Радаева, В. Ворнычев, М. Кожокин.

 В разработке системы мероприятий приняли участие и руководили ее внедрением: Координационный совет Нижегородской области – Б. Немцов, Е. Крестьянинов, Д. Бедняков, А. Косариков, Г. Явлинский, руководители рабочих групп – В. Лучин, Б. Моков, С. Маков, О. Маслов, И. Скляров, Б.Титов, А. Голубцов, В. Лысов; директора департаментов областной администрации – В.Козлов,. А.Карцевский, Н.Бармин, Е.Горьков.

 Авторы выражают благодарность специалистам, а также всем нижегородцам представившим свои замечания и предложения.

1.Реформы в России традиционно инициировались и осуществлялись центральной властью посредством жесткой аппаратно- чиновничьей вертикали.

К осени 1992 «реформаторство сверху» практически исчерпало себя, возможности продолжения такого курса сузились до предела.

Инерция мышления, иллюзии о возможности действовать в нашей стране по сложившимся стандартам, в условиях обвального изменения политического устройства привели (и достаточно быстро) к утрате необходимых элементов для ведения реформаторского процесса. И хотя этот факт еще не осознан до конца ни реформаторами, ни обществом, центр по сути лишился экономического и политического реформаторского потенциала. В этом смысле завершается целая эпоха реформаторства, состоявшая из серьезных неудач: ни разу не удалось коренным образом улучшить жизнь большинства людей.

Суммируя происходящее и учитывая итоги чисто экономического плана, можно сказать, что мы присутствуем при заключительном акте реформаторской драмы и перед нами теперь предстает совершенно новый этап развития

Россия обретает новое качество, требующее своего осмысления, и оказывается в очередной раз перед проблемой будущего.

 2. Новое состояние России – это лавинообразно нарастающие, выходящие из – под спуда существенные различия в образе жизни людей (народов, земель), их мироощущении, целевых установках, способах достижения успеха. Появляется разнонаправленность в интересах, в политике, экономических формах жизни, сознании.

Это состояние сосуществования все увеличивающихся различий и разнообразий.

. Отсутствие соответствующих такому состоянию институциональных форм, правовых норм, экономических моделей, то есть всего того , что могло бы катализировать эти процессы, сделав их демократическими и безопасными , чревато конфликтами . Стихийный процесс превращает различия в противоречия, сталкивает их.

Таким образом, для России возникла проблема исходного состояния, которое заключает в себе как потенциальные опасности, так и новые возможности. Задача в том, чтобы правильно оценить ситуацию, увидеть эти шансы и воспользоваться ими .

 3. На наш взгляд, уже различимы те опорные точки, которые позволяют пойти по пути новых возможностей и окажут решающее влияние на судьбу страны: российские земли и их народы, новые социальные и профессиональные общности и, наконец, новые идеи, заключающиеся в том, что без возвратно уходит из сознания людей государственная доминанта – ее сменили повседневные житейские проблемы окружающей жизни, семьи, социальной группы, национальной и территориальной общностей.

 Потребность в безопасности и стабильности, появившиеся принципиально новые возможности подсказывают главное- смену логики, новую парадигму: вместо «разрушение – реформаторство сверху» – «саморазвитие созидание снизу». Появляется новый вектор экономических и политических преобразований: от интересов человека к интересам территориальной общности и, в меру общих интересов, – к новой целостности.

 В конкретных политических условиях новая интеграция в России должна быть результатом процесса, идущего как от центра, так и в значительной степени от регионов, взаимодействующих между собой.

 Теперь, после изменений, просматривается совсем иная страна, с другим распределением власти и другими формами внутренних связей.

 Российские земли сейчас самостоятельно, без помощи центра, пытаются решать такие проблемы, как выплата зарплаты при отсутствии наличных денег, заготовка продовольствия на зиму, финансовая поддержка крупных предприятий, на которых занята основная часть трудоспособного населения этих регионов и которые, со своей стороны, финансируют значительную часть социальной сферы.

 Местные руководители уже отчетливо увидели, сколь неустойчиво их положение, когда ситуация близка к социальному взрыву, и что он в первую очередь затронет именно их, прежде чем достигнет Москвы.

 Сегодня власти российских земель все больше берут на себя функции разработчиков и проводников собственной экономической и социальной политики.

 4. В рамках новой логики все элементы и механизмы новых экономических и политических программ, идущих от реальных жизненных проблем и осуществляемых на территориях, могут быть только добровольными, позволяющими учитывать различия, обеспечивать возможность горизонтальной координации , движение к новой целостности через «ядра кристаллизации».

 5. Различия и разнообразие новых субъектов, смена доминанты развития, новая его логика, выход на первый план новых движущих сил и осознание ими своих интересов характеризуют исходное состояние для созидания нового общества. Мы стоим перед проблемой осознания этого и скорейшего перехода к практическим действиям. Для нас очевидна бесперспективность альтернативы новой интеграции. Наш выбор диктует определенную логику и конкретную практику о которой и идет речь в настоящей работе.

ПОЛИТИКА

Проблема движения к новой целостности российских земель предполагает констатацию пусть малоприятных, но имеющих решающее значение политических реальностей: неравноправности субъектов федеративных договоров (которых , кстати, три), вошедших в Конституцию; – правовых неясностей относительно природных ресурсов и собственности на российских землях; хаотической политической и экономической дезинтеграции, выражающейся в том числе и в неупорядоченной раздаче отдельным территориям дополнительных прав и привилегий , разного рода эксклюзивов ; неэффективности центральной власти при отсутствии у нее концепции достижения новой интеграции российских земель, а следовательно и соответствующих целенаправленных действий.

 Объективно, несмотря на федеративную фразеологию, все еще во многом сохраняется унитарное государство, которое находится в процессе распада. Все это и есть та новая реальность, которую необходимо возможно быстрее осознать и в которой всем нам предстоит действовать. Пока четко не осознан масштаб и значение проблемы дезинтеграции России, сложно говорить о выработке содержательных решений относительно перспективы этого процесса.

Однако в любом случае это не просто децентрализация управления и постоянный передел прав в рамках старого порядка. Если же проблема осознана, то ни в коем случае не стоит пытаться силовым путем собрать российские земли в одно недифференцированное целое. Иллюзорная опора на централизованные институты в нынешних условиях есть миф. Беспомощность нынешних федеративных договоров – это прямой путь к конфликтам на территории Российской Федерации. Нужен новый договор. Хотя говорить о его концепции, форме, а тем более скором подписании пока рано. Должны сложиться определенные предпосылки. К новой интеграции предстоит еще прийти.

 И движение к ней может начаться только снизу, с формирования ответственных за свои политические и экономические шаги субъектов. Выход из состояния неопределенности не обязательно нужно отдать на волю стихии – это далеко не лучший вариант развития событий. Напротив, для достижения наилучшего результата необходима конструктивная роль центральной власти.На чем же должны базироваться в этом случае ее основные принципы?

 Новая интеграция российских земель

Прежде всего на осознании того факта, что нынешняя «Российская Федерация» есть не сложившееся государство, а страна, находящаяся в процессе перехода к некоей новой ипостаси. Судьбу России нельзя отрывать от судьбы стран бывшего СССР, прежде всего от Беларуси, Казахстана, Украины и других. Нельзя исключать, что при согласованности действий ряда стран СНГ, направленных против разъединения, возможно объединение в некоторое целое, достижение новой интеграции ( в экономическом и политическом смысле ). Есть целый ряд оснований желать такого развития событий.

 И если признать истинным. тезис, что в политическом, экономическом и культурном смысле дезинтеграция России – продолжение тенденции распада СССР, то верным становится и обратное: интеграция на новой основе в рамках нынешней «Российской Федерации» приведет к тому, что могут сложиться и предпосылки для принципиально новой интеграции и в рамках СНГ.

Мы исходим из того, что распад СССР и следующий за ним распад России не частный случай, а проявление общей мировой тенденции – распада многонациональных государств (или, по крайней мере, роста напряженности в них). Успешное разрешение внутрироссийского кризиса может иметь историческое значение. Но чтобы достичь этого, нужно …

СДЕЛАТЬ ПРОЦЕСС НОВОЙ ИНТЕГРАЦИИ УПРАВЛЯЕМЫМ, ОСНОВАННЫМ НА СОГЛАСОВАНИИ ИНТЕРЕСОВ СУБЪЕКТОВ НОВОЙ ФЕДЕРАЦИИ.

 В настоящее время самая большая беда не в том, что происходит дезинтеграция. Увеличение прав регионов во многом (и прежде всего в экономическом смысле) можно было бы признать благом, если бы не тот способ, каким оно достигается. Одним удается «выпросить» льготы, другим нет, но ведь каждая новая привилегия больно ударяет по федеральным интересам, т.к. дается по ходу ситуации, без предварительного расчета. Это в свою очередь делает невозможным на федеральном уровне стратегическое планирование и мешает выработке экономической и внешнеполитической концепции. Таким образом, главная беда та же, что и во время распада СССР, неуправляемость. Единственный способ преодолеть ее – это …

СДЕЛАТЬ ПРОЦЕСС НОВОЙ ИН ТЕГРАЦИИ ДОБРОВОЛЬНЫМ. ПРИ ЭТОМ «ДОБРОВОЛЬНОСТЬ» НЕ ДОЛЖНА ПОНИМАТЬСЯ КАК «ПРОИЗВОЛ». ЦЕЛЬ ЗАКЛЮЧАЕТСЯ В СОЗДАНИИ ТАКИХ ЭКОНОМИ ЧЕСКИХ И ПОЛИТИЧЕСКИХ СТИМУЛОВ, КОТОРЫЕ СДЕЛАЛИ БЫ ИНТЕГРАЦИЮ РОССИИ ВЫГОД НОЙ ДЛЯ РОССИЙСКИХ ЗЕМЕЛЬ.

Причем выгодной с экономической, политической и «культурной» (для республик и национальных округов) точек зрения. Свобода должна быть не только «свободой от хаоса» (хотя и ею тоже), а «свободой для совместного созидания», другими словами, иметь под собой всеобъемлющую концепцию, принимаемую всеми российскими землями и понятную и привлекательную не только для местной власти, но и для общественно политических движений и предпринимателей. Причем главное условие здесь …

СДЕЛАТЬ ПРОЦЕСС НОВОЙ ИН ТЕГРАЦИИ БЕЗОПАСНЫМ.

 Безопасность в данном контексте надо понимать широко. Следует отдавать себе отчет, что создание новой целостности не предполагает ликвидации институтов центральной власти (подобно тому, как это было сделано при распаде СССР). Силовой раз рыв центральных российских структур приведет к крайней дестабилизации ситуации.

 Задача заключается в том, чтобы, сохранив федеральную власть, указать для нее принципиально новый круг обязанностей и создать такую систему сдержек и противовесов, которые и федеральная власть и регионы выполняли бы неукоснительно.

Новая федеральная власть должна стоять на страже принципов, балансирующих интересы российских земель. Принципы же эти еще предстоит выработать. Сама центральная власть должна сознавать эту задачу, меняться в соответствии с ней. В противном случае (в случае простого отстаивания своих привилегий) результатом будет неизбежная и необратимая дезинтеграции России.

 И, наконец, жизненно необходимо…

СТРЕМИТЬСЯ К НОВОЙ ИНТЕГРАЦИИ КАК К ОСНОВЕ ЭКОНОМИЧЕСКИХ ПРЕОБРАЗОВАНИЙ

. Данное положение нельзя понимать в том смысле, что плодотворные экономические преобразования начнутся только после того, как будет создано новое государство.

 Во – первых, экономические преобразования уже идут и будут идти снизу. И в этом смысле это уже не реформа России, а созидание России.

Во – вторых, попытки делать их из центра не будут прекращаться, и это правильно. Надо только понимать, что пока они неизбежно будут иметь весьма ограниченное значение.

 Каким же образом можно достичь указанных целей? Первая проблема- проблема новых субъектов федерации.

 При заключении нынешнего Федеративного договора инициатива исходила от центральной власти. При заключении нового Федеративного договора, который должен будет работать, инициатива должна исходить от российских земель.

 Центральная власть может лишь регулировать этот процесс. Но главным условием такого рода реинтеграции следует признать необходимость формирования ответственных субъектов федерации. Другими словами, российские земли (в лице своей законодательной власти и губернаторов, не назначенных Президентом, а избранных народом) должны осознать себя в качестве субъектов общероссийского политического процесса. Только после этого можно говорить о каких – то политических действиях, результатом которых явилось бы подписание Федеративного договора.

 Политическое сознание такого рода пока, увы, не присуще большинству регионов (и, в частности, большинству российских областей). Более того, в ближайшее время сложно ожидать, что у региональных властей (исключая республики и национальные округа) такое сознание появится. Их внимание приковано к экономическим проблемам, и прежде всего – к проблемам текущим, они лишены видения перспективы. Так что же может заставить их увидеть себя в качестве субъектов новой федерации?

Это возможно только в том случае, если региональные власти увидят связь между своими долгосрочными экономическими интересами и интересами политическими. С нашей точки зрения, такое прозрение может сначала произойти у тех, кто непосредственно руководит хозяйством. Когда они почувствуют, что без участия их региона в общероссийских политических и экономических процессах тщетно мечтать вырваться из замкнутого круга проблем и когда участие их региона в политике будет пониматься как условие обеспечения его экономической стабильности.

 Сроки формирования новых субъектов Федерации не определены. Но уже сейчас можно назвать те факторы, которые могут помочь такому формированию.

 Это, во – первых, степень остроты экономического кризиса и его осознание местной управленческой элитой. Во – вторых, степень понимания важности нового федеративного образования со стороны интеллектуальной элиты страны. И, наконец, многое будет зависеть от скорости формирования снизу и по горизонтали федералистского политического движения.

Что делать федеральной власти

Здесь, как говорится, возможны варианты. Она может следовать за событиями, действовать с учетом их логики. А если постарается, то и предвидеть их, предпринимая упреждающие шаги, направляющие процесс в конструктивное русло.

В ином варианте власть может противодействовать текущим процессам, пытаясь зафиксировать существующее положение дел и старую властную вертикаль, чтобы помешать интеграции России на новой основе. И в том и в другом случае будет сформирована новая структура. Но в первом – федеральная власть будет играть роль уравновешивающей силы, управлять процессом, превращая его из стихийной дезинтеграции в управляемую реинтеграцию страны.

Система будет находиться в состоянии равновесия, федеральная власть будет играть активную роль, неумеренные претензии российских земель не будут выполняться, так как этому смогут воспрепятствовать соответствующие институты, подкрепленные интересaми других регионов и правами федеральной власти . Между тем второй вариант совсем не безопасен. И дело не только в замедлении уже начавшихся преобразований. Итогом сопротивления Центра явится желание регионов ликвидировать нынешнюю федеральную власть или, в лучшем случае, заме нить ее новой. То есть из элемента, который может координировать межрегиональные противоречия, федеральная власть превратится в игрушку в руках регионов.

В этом случае мы вступим в полосу более или менее длительного социального хаоса, из которого без серьезных потерь не выбраться. Но если уж говорить об идеале, то он в том, чтобы интеграция России шла из российских земель и Центра одновременно.

 Федерализм вместо коммунизма

Политические партии сегодня переживают период разброда и шатаний. У демократов и патриотов нет прежнего врага – коммунизма. Нет и ясного представления о том, что, собственно, надо делать после его свержения. Сохранилась лишь изначальная склонность к разрушению, которая сейчас, когда демократы пришли к власти, тем более не может противостоять распаду России. В этом смысле по мере ухудшения обстановки патриоты – государственники все больше набирают очки. Хотя и они по большому счету плохо представляют себе, что делать дальше, предпочитая сосредоточивать силы на борьбе с властью.

 Одной из важнейших проблем нашей политической жизни следует считать отсутствие эффективной установки на сочетании трезвой оценки ситуации с выработкой достаточно реальных целей.

С нашей точки зрения, такой «эффективной идеологией» может стать

ИДЕОЛОГИЯ НОВОГО РОССИЙСКОГО ФЕДЕРАЛИЗМА, РОССИЙСКОЙ НОВОЙ ИНТЕГРАЦИИ.

 Именно на базе этой идеи возможно объединение части разрозненных демократических сил и определенной части патриотической оппозиции. Не очень важен вопрос: что это будет за объединение новая партия, блок партий или движений. Важно наличие структуры, способной донести идеи федерализма до людей.

Объединения должны носить поначалу экономический характер. В таких межрегиональных объединениях мог бы передаваться опыт, накопленный в «точках кристаллизации». Это ускорит осознание регионами необходимости Новой Интеграции.

За всеми приведенными здесь рассуждениями просматриваются вполне конкретные политические шаги. Здесь и создание межрегиональных координирующих экономических органов, и выработка общей схемы экономических преобразований в российских землях, внесение изменений в законодательство исходя из того, что экономические трансформации будут задаваться снизу. Здесь и широкое обсуждение в обществе проблем новой интеграции, форсированная подготовка нового Федеративного договора на основе изложенных выше принципов, и многое другое.

Из утверждения о том, что «движение к новой Федерации будет долгим» не вытекает, что нужно сидеть «сложа руки» и ждать.

Некоторые шаги нужно предпринимать немедленно, они должны быт быстрыми и решительными, ведь время уходит, а возможности для действий сокращаются.

ЭКОНОМИКА

Весь описанный выше процесс будет в решающей степени зависеть от изменений в экономике. И хотя в этой сфере трудно увидеть проблески надежды, мы попытаемся сформулировать в самом общем виде соображения о том, как может федеральное правительство построить позитивную макроэкономическую политику.

 Уже отмечалось, что главные события экономических преобразований развернутся теперь в регионах. При этом безусловно важное значение будет иметь и экономическая политика Федерального правительства. О необходимости корректировки курса сейчас говорят все, включая и само правительство.

 С нашей точки зрения отправным моментом здесь должно стать не давление отдельных групп (директора, промышленники) и не компромиссы (аграрии, территории), и даже не отвлеченные макроэкономические – эфемерные в нынешних условиях – цели, а понимание качественно нового состояния страны и экономики после столь безуспешных реформ.

Ближайшие перспективы

 Лето – время садов огородов, оплаченных и неоплачиваемых отпусков, время политического затишья – прошло. Предстоящая зима будет много тяжелее прошлой: нехватка электроэнергии (прежде всего в Забайкалье и на Северном Кавказе) , рост аварийности теплосетей в городах, обострение дефицита кормов в большинстве регионов, возможные перебои с хлебом.

Предприятия, исчерпав резервы, все чаще станут останавливать отдельные цеха увольняя работников: нет сырья, нет реализации, нет денег на перепрофилирование. С весны 1993г. массовая безработица будет одной из составляющих нашей жизни, женщины и люди с высшим образованием столкнутся с ней в первую очередь. Директора крупных предприятий, дезориентированные противоречивыми шагами правительства России, кампанией всеобщего акционирования и ваучеризации, запоздалой переоценкой фондов и играми вокруг централизованных кредитов, в лучшем случае займут выжидательную позицию. Падение производства и импорта продолжится, инвестиции в производство снизятся до минимума. Замрет строительство муниципального жилья.

Без товаров, без прибыли нет и налогов. Республиканский бюджет, расходы которого уже сегодня значительно больше доходов, сможет финансировать что – либо только за счет эмиссии. Придется выдавать все новые и новые кредиты – нет той силы, которая смогла бы принять на себя политическую ответственность за одновременную остановку сотен предприятий. Уже осенью вновь начнут раскручиваться, цепляясь друг за шестерни инфляции. Рост цен на нефть и газ и удорожание зерна и продовольствия. Повышение доходов – и новый виток цен на продукты. Кредиты на пополнение оборотных средств и зачет неплатежей- и рост оптовых цен. Переоценка фондов – и очередная партия кредитов. Месячные темпы инфляции, снизившиеся летом до 15-20 %, возрастут в 2-3 раза.

Опережающий рост доходов населения, ликвидация задолженности по выплатам зарплаты и пенсий поддержат спрос на дешевые продукты хлеб, крупы, овощи, а предложение сократится, вновь проявится их дефицит. Когда же люди заметят, что цены на продукты меняются еженедельно, сложатся устойчивые инфляционные ожидания. Участятся вспышки ажиотажного спроса.

Если не провести повышения значительного ставок процента по вкладам населения, усилится отток сбережений из банков. Не готовые к быстрому пересчету пенсий учреждения социального обеспечения, работавшие на износ весь год, не смогут вовремя выплачивать номинально растущие пенсии и пособия. Продолжится постепенное разрушение государственной системы социальных услуг, бесплатного здравоохранения, образования.

Большое разочарование ждет большинство людей из-за неизбежного провала кампании с «ваучерами». Что остается «простым» людям? «Натурализация» их жизни: вещевой обмен, подсобное хозяйство, родственники в деревне. Резко возрастет воровство – и с предприятий, и из квартир. Борьба с преступностью, забота о личной безопасности станут для всех первейшим приоритетом. Начнется массовая «обратная миграция» – из городов в деревню, к родственникам, к земле, к работе. Некоторые попытают счастья за границей.

 Местные власти, на которые легла ответственность за жизнеобеспечение населения и предприятий, вскоре не смогут рассчитывать на помощь Москвы (она теряет контроль за ресурсами), сведут обращения «наверх» к минимуму. Они станут создавать собственные запасы зерна, топлива, продовольствия. Для этого необходимы финансовые ресурсы, и потому очевидны следующие шаги в дележе сократившегося «пирога»:

– неуплата налоговых отчислений в республиканский бюджет;

– бартерные внешнеэкономические и межрегиональные сделки, отказ от продажи валютной выручки;

– самостоятельная реализация сырья, добытого в регионе; поиск внешнеэкономических партнеров и потенциальных инвесторов напрямую»;

– попытки использовать национальные банки республик в составе РФ и региональные управления ЦБР для дополнительной кредитной эмиссии ;

– в случае нового обострения наличноденежного кризиса использование денежных суррогатов.

На региональном уровне быстро сформируются структуры, способные выполнять все эти функции, ускорится формирование региональных элит. Многие рычаги контроля за перераспределением ресурсов внутри России сместятся от Москвы к ним. И сразу же выявится большая разница в положении регионов, часть их столкнется с острой нехваткой ресурсов.

 Республиканские власти в ближайшее время почти ничего не смогут противопоставить тенденции децентрализации управления экономикой как из-за недостаточного осознания самой проблемы, так и из-за ожесточенной борьбы в органах власти.

 Экономика будет сжиматься на глазах: усилится отъезд людей с Севера и некоторых областей Дальнего Востока, хозяйственная жизнь в этих регионах замрет, замрет и жизнь крупных научных центров; утрата позиций на внешних рынках станет очевидной.

 В то же время вряд ли можно ожидать резкого сокращения поставок из стран СНГ, по импорту. Для бывших союзных республик пока нет альтернативы старым связям. Запад вероятнее всего сохранит через международные экономические организации кредитование в небольших размерах критического импорта в Россию и поставки гуманитарной помощи.

 Осень и зима пройдут под сильным воздействием инфляционного потенциала:

1. Цены на урожай. При установленных закупочных ценах на зерно и другие культуры резко возрастает стоимость продовольствия , это требует компенсационного роста доходов.

 2. Цены на энергоносители. С установлением новых цен на зерно резко нарушилась их пропорция с ценами на энергоносители. Уже сейчас нефтедобыча требует значительных бюджетных дотаций. Продолжать удерживать цены на энергоносители на прежнем уровне становится все более и более бессмысленно.

3. Кризис неплатежей. Уже сейчас кредиты на пополнение оборотных средств предприятий дают инфляционный эффект; кредитование завершающих стадий взаимного зачета неплатежей потребует триллионной кредитной экспансии, что вызовет всплеск оптовых, а вслед за ними и розничных цен.

 4. Переоценка основных фондов. Ее последствия- скачок амортизационных отчислений, что приведет с одной стороны к увеличению давления издержек на цены, а с другой – к сокращению прибыли предприятий (зачисляемой теперь в амортизацию) и спаду доходов бюджета по налогу на прибыль. Положительный эффект – увеличение капиталовложений за счет роста отчислений на амортизацию может быть во многом «съеден» новым инфляционным всплеском в инвестиционной сфере.

 Практически все перечисленное заложено в логике развития событий в том виде, как она сформирована за последние годы и особенно в 1992 году . Персональные изменения, которые с весны происходят в правительстве России и те, которые судя по всему произойдут осенью, учитывая предлагаемые программы претендентов на ключевые должности, не дадут положительных сдвигов.

Экономической политикой последнего года создан значительный потенциал социального реванша- вероятна ставка на восстановление вертикали системы государственного управления экономикой, возврат к привычным методам воздействия на предприятия. Можно ждать «замораживания» цен и зарплаты, увеличения бюджетных инвестиций и кредитов госпредприятиям, ренессанса отраслевого подхода к экономике. Попытка воссоздания административной пирамиды в управлении экономикой и жизнью общества будет абсолютно бесплодной и лишь резко подтолкнет процесс дезинтеграции.

 Итак, к середине 1993 года:

РЕСПУБЛИКАНСКИЙ БЮДЖЕТ. Доходы не более четверти от расходов, финансирование почти полностью за счет эмиссии. НДС в его нынешнем виде практически не смогут собирать. Массовый отказ госпредприятий от уплаты налогов.

 MECTНЫЕ БЮДЖЕТЫ. 90 % расходов на социально – культурные мероприятия и дотации; финансирование городского транспорта и ЖКХ- неразрешимая проблема, если в ближайшее время не изменить схему финансирования. Отказ от отчислений налогов в республиканский бюджет.

КРЕДИТ. Рост с ускорением по экспоненте. Будет почти полностью идти на выплату зарплаты. Поддержка банков централизованным кредитом. Крупные финансовые спекуляции, банкротство нескольких крупных АО. Попытки кредитной эмиссии – рeгионов.

ЭКСПОРТ И ВАЛЮТНАЯ ВЫРУЧКА. Падение еще на 20-30 %, 70 % выручки экспортеров в валюте остается за границей. Множественность обменных курсов, торговый и наличный курсы упадут в несколько раз.

ПРОИЗВОДСТВО. Свертывание высокотехнологичных производств, резкое сужение ассортимента, спад в наибольшей степени в машиностроении, химической промышленности по причине отсутствия импорта и сырья, уменьшение производства товаров народного потребления. Сокращение инвестиций на 80 % к уровню 1990 года.

СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО. Отказ от сдачи зерна за рубли, недоверие к деньгам, бартер, сохранение дисбаланса цен, мелкоземелье на месте распущенных колхозов. Нехватка кормов, массовый забой скота зимой-весной. Ухудшение условий для роста производства, в том числе в личных подсобных и фермерских хозяйствах. Очевидно, только когда все это произойдет, правительство России наконец сообразит, что оно не правительство экономической державы и стабилизации, а правительство полугосударственного образования и высокой неконтролируемой инфляции. Хорошо бы это осознать уже сейчас, но, поскольку до сих пор оно настаивает на продолжении политики финансовой стабилизации, это вряд ли возможно.

 Инфляция в экономике современной России – это не вопрос жесткости денежной политики (хотя такая политика может и должна применяться для замедления роста цен). Инфляция имеет глубокие институциональные и структурные корни. Задача преодоления инфляции не кратковременная задача финансовой политики, а долгосрочная проблема системной трансформации экономики.

 «Социалистические» преобразования в экономике России зашли очень далеко по всем направлениям. И крайне сложно резко сокращать госу дарственные расходы в условиях , пока медицина и образование финансируются практически полностью из бюджета, ставить задачу развития рынка труда, пока квартиры являются государственной собственностью и перемещение рабочей силы по территории страны затруднено, либерализовывать цены в условиях господства монопольных структур, предоставлять экономическую свободу государственным предприятиям с крайне неясными отношениями собственности на них и т.д.- примеров можн приводить множество.

Федеральные власти не обладают необходимым набором прав, экономических рычагов и политического влияния для выработки и проведения экономической политики по традиционной схеме «из центра».

 Несколько советов правительству на зиму

 Главными факторами, определяющими содержательную деятельность правительства, уже стали нарастающая инфляция, регионализация и ухудшающееся положение населения. В этих трех направлениях и следует прилагать максимум усилий.

СТРАТЕГИЯ. Необходимо отказаться от ориентации на краткосрочный успех в ЭКОНОМИЧЕСКОЙ ПОЛИ ТИКЕ («шоковые» методы финансовой и денежной политики, «ваучеризация» как способ институциональных преобразований и т.п.). Теперь успех возможен только на длительном интервале времени. Экономическая политика должна формулироваться для достижения долгосрочных целей.

 Приоритет в преобразованиях должен отдаваться системным изменениям в экономике, которые лишь в дальнейшем создадут возможность экономического оживления. Это особенно важно, если учесть, что системные изменения носят, как правило, необратимый характер.

 Главное содержание РЕГИОНАЛЬНОЙ ПОЛИТИКИ можно выразить очень просто: создание общеэкономических и социально – политических условий для свободной реализации потенциала развития каждого региона и стимулирование межрегиональной интеграции. В принципе отказаться от роли барина в окружении регионов – попрошаек.

 Полагали бы необходимым сделать все возможное для сохранения потенциала существующей экономики: ведущих научных центров, технологий мирового уровня, «ядра» предприятий в каждой из базовых отраслей, кадрового потенциала действующей инфраструктуры.

ТАКТИКА. Главное требование к ФИНАНСОВОЙ И ДЕНЕЖНОЙ ПОЛИТИКЕ – не мешать системным преобразованиям, а, насколько это воз можно, стимулировать их.

 Должна быть найдена форма проведения финансовой и денежной политики, которая даже в условиях высокой инфляции оставляет возможность для развития деловой активности и инвестиционной деятельности. Важнейший принцип в такой финансовой и денежной политике предсказуемость. Необходимо перейти от панических инфляционных ожиданий к рациональным.

Важнее всего прекратить произвольно менять хотя бы внешние условия экономической деятельности: налоги, динамику кредитных ставок, параметры внешнеэкономической деятельности и т.д. Можно было бы предложить, например, в части валютного курса рубля ввести систему, на основе которой население и предприятия могли бы рационально пред сказывать макроэкономическую динамику (даже ухудшающуюся) и в связи с этим планировать собственную деловую и инвестиционную деятельность. На этой основе правительство может взять на себя обязательства по динамике (а не по уровню!) обменного курса рубля, приняв решение о стандартном изменении единого коммерческого курса рубля в зависимости от времени в процентном или абсолютном выражении. В первом случае будет происходить своеобразное «задание» постоянных, во втором тормозящихся темпов инфляции. Ясно, что обязательства государства проводить конверсионные операции по такому «плывущему». курсу должны безусловно выполняться. На это должна быть настроена вся макроэкономическая политика. Амортизатором мог бы служить стабилизационный валютный фонд, созданный за счет собственных или заемных валютных резервов, например в размере трехмесячной потребности в импорте. Сокращение или увеличение этого фонда было бы сигналом к ужесточению или смягчению финансовой и денежной политики.

 Если правительство признает не возможность резкого сокращения темпов инфляции и введет описанную выше систему, то можно будет сократить потери от инфляции. Для минимизации структурного перераспределения финансовых ресурсов, связанных с ростом цен, необходимы механизмы индексации доходов населения и ряда других показателей. На настоящий момент сформировались «группы давления» на экономическую политику как со стороны промышленных предприятий, так и со стороны аграрников, других социальных и экономических групп. Это создает возможность заключения своеобразного «пакта социального мира против разрухи» , который включал бы в себя договоренности с промышленниками , аграрниками и другими «группа ми давления» на основе индексации ряда статей расходов бюджета ( включая выплаты работникам бюджетных организаций) , индексации шкалы подоходного налога , процента по кредитам Центрального банка, налогообложения прироста средней заработной платы и т.д. Коэффициенты такой индексации необходимо было бы связать с динамикой курса и макроэкономической политики в целом.

 Реализация новой РЕГИОНАЛЬНОЙ ПОЛИТИКИ могла бы начаться с решительной активизации сотрудничества с межрегиональными экономическими ассоциациями на Волге, в Сибири, на Дальнем Востоке, на Юге России. Опора на эти структуры, помощь в их становлении, умелая координация их действий – залог успешной трансформации «центра над регионами» в «центр «из» и «для» регионов» . Именно такая политика поможет центру обрести устойчивость и новое значение в условиях нарастающих различий и противоречий.

Необходим СЕРЬЕЗНЫЙ МАНЕВР В -СОЦИАЛЬНОЙ ПОЛИТИКЕ ЦЕНТPA. Правительству больше нечего делить между гражданами (ваучеры последняя лепта в повышении благосостояния). Попытки осуществить «социальную поддержку» населения по – прежнему вращаются в замкнутом кругу необходимости проведения следующего этапа финансовой стабилизации и неизбежности дополнительных денежных вливаний в социальную сферу, хотя бы в виде повышения минимума зарплаты, реакции на требования забастовочных комитетов и давление отдельных регионов. Основные особенности действий Российского правительства в социальной сфере описываются несколькими характеристика ми: эксклюзивность, непоследовательность, компенсационный характер, ориентация на денежные формы поддержки населения, реакция, как правило, на уже случившееся, т.е. пассивный, подчиненный обстоятельствам характер. Получается замкнутый круг, прорвать который в рамках старых методов распределительной политики невозможно.

Основная тяжесть по поддержанию еще функционирующих систем жизнеобеспечения легла на местные органы власти. Федеральное правительство предоставило им права, сама жизнь – обязанности по обеспечению территорий основными продуктами питания, медикаментами, топливом, добыванию наличности для выплаты зарплаты и пенсий, смягчению безработицы и сохранению хотя бы на минимальном уровне бесплатных здравоохранения и образования. Щедро предоставленные центром права практически не подкреплены ни финансовыми, ни прочими ресурсами. Потенциал местных властей в сфере самостоятельной социальной политики с учетом современного состояния этой сферы не очень велик. Возможности маневра в условиях высокой инфляции и спада производства минимальны. Даже приостановка падения уровня жизни основной массы населения территории требует существенных усилий со стороны местных органов власти и наталкивается на серьезные ограничения.

Начинается стихийное перераспределение функций между социальными партнерами: центром, местными властями, предпринимателями, профсоюзами, отдельными гражданами. Но это долгий и мучительный процесс. Ситуация же ухудшается очень стремительно. Уже к 1993 году население может оказаться перед реальностью массовой безработицы, стремительного обесценения и без того низких денежных доходов, неодолимыми проблемами в медицинском обслуживании и образовании.

 Главное, что на наш взгляд необходимо сделать, – это переместить основные функции жизнеобеспечения населения и инструменты их реализации, включая финансовые средства, на уровень регионов.

 Децентрализация системы жизнеобеспечения населения способствует повышению ее адресности, т.е. ориентации на потребности конкретных групп, разнообразию используемых инструментов социальной политики в зависимости от избранных приоритетов и специфики территорий. Это повышает ее эффективность.

Сознательное, организованное перераспределение социальных функций между федеральной и местной властью означает начало переговорного процесса между центром и представителями регионов о сферах и формах взаимодействия. В основу переговорного процесса должна быть положена политика общественного согласия. Исходя из складывающейся ситуации и прогноза на ближайшее будущее, предметом переговоров могут стать:

– проблемы формирования единого рынка труда, включая федеральное законодательство по этим вопросам, решения правительства о планах конверсии оборонных отраслей и санации государственных предприятий, механизмов регулирования внутренней и межрегиональной миграции;

– разделение полномочий центра и местных властей в сфере регулирования доходов населения, включая формы и границы регулирования заработной платы, расчета и установления минимальных уровней доходов, механизма индексации заработной платы, пенсий, пособий; разграничение функций по обеспечению населения бесплатными услугами образования, здравоохранения, социального обслуживания;

-выделение защищенных статей федерального и местных бюджетов, связанных с финансированием социальной сферы;

– формирование федеральных резервов на чрезвычайные социальные программы и механизмов контроля и распоряжения ими.

 Перечисленные направления могут быть дополнены и уточнены исходя из интересов регионов и особенностей текущего момента. Главная политическая задача центра- переломить стихийность социальных процессов, ввести их в организованное русло.

 Важнейшим условием содержательности переговорного процесса и, соответственно, политики центра является законодательное и финансовое оформление достигнутых договоренностей. Это означает:

– передачу вместе с функциями средств на места,

– разделение расходов по соответствующим статьям между федеральным и местными бюджетами;

-уточнение в соответствии с разделением функций в сфере социальной политики системы федеральных налогов, в частности их сокращение и переориентация на местные социальные программы.

Не исключено, что в целях ускорения формирования нормативной базы, развития новых институциональных форм, повышения оперативности действий федерального правительства целесообразно предоставление ему прав принятия решений, в том числе и в области законодательного регулирования, на период до вступления в силу соответствующих законов. Таковы пока еще возможные и, на наш взгляд, жизненно необходимые шаги центра на пути становления новой социальной политики.

Распределение функций между различными уровнями управления исходя из создавшейся ситуации будет осуществляться не сверху, а снизу, через регионы и их объединения. Именно представители местных властей могут и должны инициировать начало переговоров с центром по вопросам социальной политики и определить их конкретный предмет.

РОССИЙСКИЕ РЕГИОНЫ: ПОТЕНЦИАЛ ВОЗРОЖДЕНИЯ

Стабилизирующая роль регионов в кризисной ситуации

Возможна ли в нынешних условиях приостановка расползания «раковой опухоли» экономического и политического кризиса и определение здоровых «клеток» общества, способных стабилизировать болезнь и бороться с ней? Да, утверждаем мы, возможна, но не сразу, а поэтапно с опорой на сохранившие пока дееспособность государственные структуры в регионах. Это последняя «площадка стабильности», с которой мы можем метр за метром подняться на вершину.

 Глубокому экономическому и политическому кризису необходимо противопоставить действенную стратегию стабилизации, основанную на замене везде, где это возможно, слабеющих вертикальных хозяйственных и управленческих связей на горизонтальные.

Важно не упустить момент, пока сохраняется экономическая основа для интеграционного движения на базе общих экономических интересов, ибо чем позже начинать движение к интеграции, тем сложнее, поскольку некоторые регионы, обладая бесспорными экономическими «козырями» (Тюмень, Дальний Восток, Калининградская область и др.), вынуждены будут формировать трудноинтегрируемую структуру хозяйства, ориентированную на внешние связи.

 Реализация интеграционного потенциала при недостаточном учете требований регионов со стороны российского руководства будет, по – видимому, идти по пути укрепления межрегиональных центрами. альянсов со своими центрами.

 События диктуют всем регионам примерно равные условия существования, для выживания в которых им нужна общая согласованная, аргументированная позиция и механизм ее проведения в жизнь. Как ни различны интересы представителей регионов, входящих в ассоциации, но их объединяет единство жителей, которые состоят в обеспечении их прав и безопасности, сохранении разрушающейся системы жизнеобеспечения и экономики регионов.

 Пока существующие региональные ассоциации экономического сотрудничества («Большая Волга», ассоциация областей и республик Урала, «Сибирское соглашение», Дальневосточная региональная ассоциация экономического сотрудничества и другие) в условиях отсутствия действенной системы вертикальных экономических связей вынуждены будут не только развивать свои экономические органы, но постепенно переносить центр тяжести деятельности в политическую сферу.

 Региональные ассоциации должны вырабатывать четкую политическую позицию в отношении курса реформ, проводимых правительством в отношении бюджетной, налоговой и кредитной политики, денежного обращения, приватизации и управления муниципальной собственностью.

 Важно также противостояние экономическому сепаратизму, стремлению отдельных регионов к ресурсному обособлению, введению различных протекционистских ограничений, нарушению правил свободной торговли.

 Кроме того, одной из важнейших задач региональных ассоциаций должно стать проведение скоординированной политики по созданию благоприятных условий для привлечения в города отечественных и зарубежных инвестиций. Сюда относится разработка и реализация региональных инвестиционных программ и их международная экспертиза, проведение гибкой налоговой политики, инвентаризация ресурсов и производственных мощностей, определение перечня приоритетных и наиболее прибыльных производственных и социальных проектов, проведение конкурсов по решению городских проблем, создание привлекательного образа города для потенциальных инвесторов.

Преодоление препятствий на пути реинтеграции возможно лишь в случае, когда отдельные регионы обретут способность брать на себя лидирующую роль в проведении совместно с центром или без его участия объединительной политики.

 Формирование «ядер кристаллизации»

В отличие от традиционного в российской истории отождествления интеграционных действий с принуждением регионы – лидеры новой федерации должны являться прежде всего центрами согласия. Поэтому «ядрами кристаллизации» могут стать в первую очередь регионы, обладающие высоким интеграционным потенциалом, который включает в себя, прежде всего, экономическую мощь, интенсивные межрегиональные производственные связи, высокий научно технический потенциал.

Однако привлекательность внутренней политики, стабильность социальной обстановки и проведение искусной объединительной политики могут выдвинуть в качестве лидеров и регионы, не обязательно обладающие всеми этими качествами (прежде всего, экономической мощью), но обеспечивающие баланс интересов. 

На первом этапе реинтеграции в регионах, претендующих на роль лидеров, должны быть решены общие внутрирегиональные задачи и созданы объективные внутренние предпосылки для последующего выполнения этой роли. К этим предпосылкам, обеспечивающим привлекательность региона относятся:

 – создание механизма приспособления экономики к условиям гиперинфляции;

– максимальное увеличение числа мелких и средних собственников;

 -создание благоприятного предпринимательского климата и условий для инвестиционной активности;

– преодоление внутрирегиональных противоречий (между законодательной и исполнительной властью, между региональными и городскими органами власти и др);

– создание действенной системы социальных гарантий;

– построение прообраза гражданского общества, основанного на балансе внутрирегиональных интересов.

Следующий этап связан с укреплением межрегиональных альянсов во главе с регионами- «ядрами кристаллизации», которые становятся центрами позитивного управления, основанного на общих ценностных установках входящих в альянсы регионов.

В каждом из этих альянсов создается «новое экономическое пространство» путем интенсификации горизонтальных материальных, финансовых и информационных связей. Для предотвращения возможного обострения конкуренции между отдельными регионами за лидерство внутри таких союзов необходимо нахождение регионов – «точек равновесия» интересов лидирующих регионов. Не исключается и возможность слияния отдельных регионов.

Наконец, последний этап заключается в практической реализации предложенной концепции «новой интеграции».

 В силу протяженности территории и существенных региональных различий ни один регион России не сможет претендовать на полное экономическое доминирование и диктовать свои условия, они все в той или иной мере сегодня еще недостаточны.

Выбор Нижегородской области для начала работы обусловлен рядом преимуществ: центральным положением области в Европейской России, глубокими историко- культурными (город на 300 лет «старше» Самары) и объединительными традициями, a главное бесконфликтностью законодательной и исполнительной власти области и города.

«Эрмитаж всегда был лучше страны», считает его новый директор Михаил Пиотровский

Co студенческих лет он мечтал работать в Эрмитаже. И не мог. Кто бы еще недавно позволил «разводить семейственность» в государственном учреждении, да еще таком, как это! Он даже не пытался просить отца взять его к себе. Но без Эрмитажа тоже не мог. Выручило феноменальное знание арабского: именно Пиотровскому младшему, превратившемуся к этому времени в молодого сотрудника Института востоковедения, стали отдавать самые трудные эрмитажные экскурсии для восточных групп и делегаций. Только после смерти отца, Бориса Борисовича Пиотровского, многие годы бессменно возглавлявшего Эрмитаж, его сын смог перейти в музей на постоянную работу. Прошло два года. Он стал директором. Михаилу Борисовичу 47 лет

Пожилые питерские интеллигенты до сих пор вспоминают «старый» Эрмитаж этот особый мир со своими законами. Сотрудники – от директора до уборщицы – приходили сюда не отрабатывать положенный срок, они жили в музее. Как сохранить все эти традиции?

«Сумасшедшие эрмитажники», как их называют петербуржцы, еще остались, есть они и среди молодых сотрудников. Но сам Эрмитаж уже не тот: вместе со страной он переживает не лучшие времена. Хотя Эрмитаж всегда был лучше страны – лучше царской России и Советского Союза.

– Средняя зарплата работника Эрмитажа сейчас меньше двух тысяч рублей. директорская семь тысяч. С таким заработком не о «высокой духовности», о хлебе насущном впору думать …

 И все – таки многие предпочитают оставаться в музее, хотя наших специалистов то и дело переманивают коммерческие фирмы, совместные предприятия. У многих сотрудников приглашения работать за рубежом. Почему они не уходят? Haверное, если человек каждый день проходит на свое рабочее место мимо великих памятников, он начинает иначе определять свои поступки.

С другой стороны, абсолютно ясно, что на одном энтузиазме даже «сумасшедшие эрмитажники» долго не продержатся. Того, что дает министерство, хватает лишь на зарплату и на самое необходимое для содержания музея. Государство нам сегодня не только не помогает, а мешает. Впервые за 70 лет Эрмитаж платит налоги так же, как если бы он был обычным пред приятием.

-Многие музеи сегодня сами ищут пути выживания – например, в коммерции …

 За все услуги, которые мы раньше предоставляли бесплатно, в частности киносъемку в залах Эрмитажа, изготовление художественных альбомов и репродукций с картин, заказчики теперь платят. Создано совместное предприятие «Эрмитаж», с помощью которого удалось наладить музейный сервис и торговлю альбомами, каталогами, открытками в своем собственном магазине. Благодаря финским кредитам мы можем продолжить реконструкцию фондохранилища в Новой деревне. Но в ремонте сегодня нуждаются также Малый Эрмитаж и здание Главного штаба, недавно переданное нам. Если сегодня мы не примем решительных мер, завтра многие музейные залы могут оказаться в аварийном состоянии. Но пока неизвестно, откуда взять на все это деньги. Огромных средств требует организация выставок. Мы уже два года ничего не покупали для коллекции. Вряд ли мы сможем заработать нужные суммы за счет собственной коммерческой деятельности. Ни один музей не в состоянии со держать себя сам, тем более Эрмитаж. Это обязанность всего общества.

– Но современные отечественные меценаты, мне кажется, даже отдаленно не напоминают своих знаменитых предшественников.

 – Последние два – три года Эрмитаж вообще очень редко получал подарки и денежную по мощь от частных лиц – то, что раньше было нормой. Даже на продажу нам вещи приносили неохотно, так как многие пред почитали антикварные магазины, где заплатят намного больше. Но недавно снова стали приносить дары, жертвовать деньги, предлагать помощь в реконструкции. Правда, в основном это западные бизнесмены либо наши эмигранты. Сейчас создается международный фонд Эрмитажа, а генеральный директор ЮНЕСКО недавно дал согласие возглавить ассоциацию меценатской поддержки музея. У Эрмитажа теперь есть попечительский совет, которым руководит мэр Петербурга Собчак  Одна международная ассоциация недавно взяла на себя расходы по приобретению редких книг для библиотеки Эрмитажа.

-Ходят слухи о том, что многие экспонаты эрмитажной коллекции, все «самое – самое» скрыто в запасниках то ли их «не рекомендовалось» показывать, то ли негде …

-Действительно выставлено только семь процентов всех фондов. Но, уверяю вас, в запасниках нет ничего такого, что потрясло бы мир.

-Во время второй мировой войны из Германии были вывезены в Россию некоторые музейные коллекции, часть их хранится в Эрмитаже. Будет ли это возвращено?

– Многое из того, что было нам передано на «секретное хранение», уже вернулось в Германию в 1956 году. Решение тогда было принято чисто политическое, и до сих пор у всех музейщиков остался очень неприятный осадок.

 Сегодня в Эрмитаже хранится около 2 тысяч полотен, привезенных из Германии, в том числе из коллекции Гитлера, экспонаты берлинских музеев, знаменитая картина Дега «Согласие». Я убежден, что все это нужно вернуть. Но не за «спасибо». В обмен мы могли бы попросить пропавшие коллекции из Павловска, Петергофа, Пушкина. Сейчас при правительстве России создана специальная комиссия по передаче германской коллекции. Я являюсь ее членом и буду отстаивать свою точку зрения. Также мы готовим первую выставку произведений искусства, вывезенных из Германии. Она откроется в ноябре.

– С подобным же требованием вернуть памятники искусства государствам их происхождения сегодня выступают и бывшие республики Союза. При этом они ссылаются на минский указ Президента.

 – А у нас есть постановление правительства, где сказано, что коллекция Эрмитажа «является Федеральной собственностью и отчуждению не подлежит». В притязаниях бывших республик больше политики, нежели желания возродить свою культуру . Например, Украина потребовала от Эрмитажа скифское золото. Но, во – первых, оно было найдено в южнорусских степях, когда государства Украина еще и в помине не было, а, кроме того, золото долгие годы хранилось в Эрмитаже в прекрасных условиях. А вот запорожские знамена – уникальный исторический памятник – утеряны где-то на территории Украины. Так найдите сначала их, а не требуйте то, что и так хорошо лежит. • Другое дело, когда Казахстан попросил вернуть ему бронзовый котел, являющийся предметом религиозного культа, который в 20 – е годы был взят Эрмитажем на временное хранение. Здесь – нет вопроса.

 Будет очень обидно, если мы сегодня в угоду сиюминутному политическому интересу начнем растаскивать Эрмитаж. Нельзя переделить живой памятник культуры. Он умрет.

Беседу вела Лариса УСОВА


— —




Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *