супрематизма век недолог…

24.10.2022
134

Примерно так можно сформулировать впечатления от выставки “Мир как беспредметность”, слегка изменив первую строку песни Булата Окуджавы к фильму “Звезда пленительного счастья”. Собственно название выставки художественных работ Казимира Малевича и Марка Шагала, Павла Филонова и Константина Рождественского, Льва Юдина и Анны Лепорской, Николая Суетина и Ильи Чашника, Веры Ермолаевой и Михаила Матюшина, открывшейся в Еврейском музее и Центре толерантности – это и есть её центральная тема и одновременно название программной книги Казимира Малевича, в которой художник подводит итог своей десятилетней эволюции.

Придя на выставку “Мир как беспредметность”, любой посетитель может выбрать традиционный вариант её осмотра – самостоятельно или с помощью экскурсовода, а также воспользоваться возможностями специального проекта “Я- Малевич”. С его помощью довольно просто перевоплотиться в него или в любого другого из десяти перечисленных художников и с помощью своего смартфона и наушников их глазами посмотреть представленные картины , одновременно “пройдя” их жизненный и творческий путь.

“Супрематизм”: Казимир Малевич 1915 г

Что я и сделал, выбрав, как можно догадаться, основателя супрематизма Казимира Малевича. Структура мироздания, по его словам, “выражается в простых геометрических формах: прямой линии, прямоугольнике, круге, квадрате на светлом фоне, знаменующем бесконечность пространства.” Что касается краски, то в беспредметных полотнах она, по его мысли “была впервые освобождена от подсобной роли”.

Первый Всероссийский съезд футуристов. Слева направо: Михаил Матюшин, Казимир Малевич, Алексей Крученых на даче у Матюшина в Уусикиркко 18 июля 1913 г.

Хотя временем рождения супрематизма считается 1915 год, (изобретённый Казимиром Малевичем термин восходил к латинскому Supremus, означавшему превосходную степень чего-либо), его первоисточником вполне можно назвать событие, состоявшееся двумя годами ранее, когда в финском местечке Уусикиркко (ныне поселок Поляны в Выборгском районе Ленинградской области) на даче композитора и художника Михаила Матюшина состоялся Всероссийский съезд футуристов  участниками которого были всего трое: сам Матюшин, поэт Алексей Крученых и художник Казимир Малевич. Первым плодом этого съезда стала поставленная в том же 1913-м году. опера «Победа над солнцем», декорации и костюмы для которой придумал Малевич. Уже тогда он украсил занавес половиной чёрного квадрата.

Это стало своеобразной точкой отсчета очень быстрой эволюции.  «Супрематизм в своем историческом развитии, — писал Малевич, — имел три ступени чёрного, цветного и белого». Авторы “Энциклопедии русского авангарда” поясняют нам особенности этих стадий следующим образом.

Первый этап — это в первую очередь «Чёрный квадрат» (первофигура, «ноль форм», базисный элемент бытия), но также и другие элементарные формы: круг, линия, крест.

На втором этапе у Малевича появляются более сложные и прихотливые многофигурные композиции с филигранной балансировкой геометрических форм.

Третий этап — картины, написанные в 1918-м году — автор определял как «белое на белом». «Малевич был мужественным художником, идущим до конца по выбранной стезе: на третьей ступени супрематизма из него ушёл и цвет», — пишет Александра Шатских. «Черный квадрат» начал триумфальное движение в беспредметность, а растворение светлых фигур в «белой бездне» фона этот уход в беспредметное завершило.

Экспозиция творчества Малевича представляет собой три периода его жизни.

Роберт Фальк. Витебск

Прежде всего переезд в Витебск, где жил и работал Марк Шагал и который после революции превращается в центр авангардного искусства. Туда он бежит в 1919 году из голодной Москвы, чтобы преподавать в местном художественном училище, где вокруг него образуется своя супрематическая школа.

Марк Шагал. Лошадь и корова

Это объединение в духе того времени, отличавшегося любовью к аббревиатурам Казимир Малевич называет УНОВИС- утвердители нового искусства, в сравнении с которым все другие его формы и виды объявлены устаревшими. Именно это обстоятельство, судя по всему, разведет Малевича по разным углам авангарда с Марком Шагалом, который даже уйдет из им же созданного училища. И здесь, на выставке, их работы, видимо, не случайно представлены напротив друг друга.

Малевич в Витебске занят не только собственно живописью, но и дальнейшим развитием идей супрематизма . Именно  в Витебске он пишет несколько художественных трактатов и программную книгу «Мир как беспредметность». одновременно разрабатывая супрематические узоры для ситца и батиста и вместе с учениками украшает геометрическими фигурками тарелки и чашки.

Центральный зал выставки – Петроград связан с созданием там в 1922 году Государственного института художественной культуры (Гинхук) и становлением в институте научной работы под руководством Казимира Малевича. Продлилось это до 1926 года, когда Гинхук закрыли.

В 1927-м году Малевич впервые побывал за границей: в Варшаве и Берлине основателя супрематизма встретили с энтузиазмом.  Покорить Париж Малевич не успел: он был срочно отозван в Москву и арестован. Авангардное искусство больше не вызывало доверия у власти, к началу 1930-х останется единственный официально одобренный метод — соцреализм.

Малевич умер 15 мая 1935 года в Ленинграде, завещав похоронить себя в любимой им подмосковной Немчиновке. Николай Суетин по инструкциям учителя сконструировал для него супрематический гроб: «в головах» белой крышки был написан черный квадрат, а «в ногах» — красный круг. 

Лев Юдин. Кубизм. Начало 1920-х

“Сквозная” тема, связывающая все периоды жизни и творчества Казимира Малевича- дневники его ученика художника Льва Юдина, в которых не только фиксировались идеи наставника, но и отражена атмосфера той эпохи.

Казимир Малевич. Голова крестьянина.

Впервые они были опубликованы в 2017-м Ириной Карасик, которая является научным консультантом столь замечательной выставки.

Этот проект организован совместно с “Энциклопедией русского авангарда” и Ельцин Центром, в арт галерее которого в Екатеринбурге он был показан несколько месяцев назад.

Когда я поинтересовался у Исполнительного директора- председателя Правления Ельцин Центра Александра Дроздова, есть ли определенная логика выстраивания подобных проектов между Екатеринбургом и Москвой, он пояснил:

-Да, такая логика есть. Скажем, предыдущий проект “На телеге в XXI век”, который позволил интересующимся живописью увидеть почти все “первые имена” русского авангарда- Варвару Бубнову и Бориса Григорьева, Василия Кандинского и Илью Машкова, мы тоже вначале представили в нашей арт галерее в Екатеринбурге, а в феврале этого года в Москве, в Музее русского импрессионизма, где возможности для экспозиции значительно большие , чем у нас. То же самое можно сказать и в отношении проекта, с которым мы знакомимся сегодня. Конечно, Еврейский музей и Центр толерантности располагают несравнимыми возможностями будучи расположены в здании исторического Бахметьевского автобусного парка, площадью около 8500 кв.м., построенного в 1927-м году по проекту великого русского конструктивиста Константина Мельникова и инженера Владимира Шухова. Сегодня это, вероятно, самый технологичный музей в России. К слову сказать, его концепция разрабатывалась той же американской компанией Ralf Appelbaum Associates, что и нашего здания в Екатеринбурге.

-Таким образом проект теперь закрыт?

-Но ведь “авангард”- это направление не только в изобразительном искусстве, но также и в музыке, и в кинематографе. Этим мы тоже планируем заниматься в обозримом будущем.

Кстати, именно в Екатеринбурге произошел инцидент с картиной ученицы Казимира Малевича Анны Лепорской “Три фигуры”, когда охранник шариковой ручкой пририсовал фигуре глаза. На выставку в Еврейском музее и Центре толерантности эта картина была представлена после проведенной реставрации и стала привлекать внимание посетителей едва ли не больше других экспонатов. Впрочем она украшает и пригласительные билеты на выставку. Однако у меня она вызывает ассоциацию прежде всего с “Головой крестьянина” Казимира Малевича.

Ассоциация вообще явление порой малообъяснимое. К примеру, когда мы уходили с выставки, то оказались в помещении здания Еврейского музея и Центра толерантности, где представлена необычная фотовыставка “Чувство дома”. Наиболее впечатлил меня раздел “Ностальгия по дому”, который повествует о переселенцах и людях, вынужденных покинуть свои дома, — тех, кто всегда будет тосковать по исторической родине и сохраняет память о ней. Через свои работы фотографы восстанавливают хронику создания Рыбинского водохранилища и показывают затопленные деревни, рассказывают об омских немцах, которым удается сохранять свою культуру вдали от Германии, и евреях, осевших в Еврейской автономной области. Так вот эта выставка вызвала у меня ассоциацию с темой дома в картинах Марка Шагала, необычайно увлекательную публикацию о чем мне почти тридцать лет назад предложил один из наших авторов. И еще я понял, что в этот музей обязательно вернусь.

Александр ЕВЛАХОВ- главный редактор, кандидат исторических наук

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *