два года- тоже юбилей?

27.10.2022
161

Обстоятельства сложились так, что выпуск “России” №42 за 14-20 октября 1992 года оказался “юбилейным”- сотым с начала издания газеты в октябре 1990 года, когда она появилась на свет в качестве первого средства массовой информации России, принявшей Декларацию о государственном суверенитете . И потому неудивительно, что этот номер открывается публикацией Главного редактора Александра Дроздова “Для чего мы работаем?” и кратким экскурсом в историю газеты. В остальном же это обычный для нас выпуск “России”, в котором сошлись противоречивые события осени 1992 года и очень разноплановые авторы.

О них следует сказать особо. Вячеслав Брагин- председатель Комитета Верховного Совета РФ по средствам массовой информации в своих едва ли не еженедельных колонках выступает с позиции жесткого оппонента его спикера, что не только сложно, но и практически невозможно представить с позиции сегодняшнего дня. То же самое можно сказать в отношении Анатолия Смирнова- руководителя Департамента МИДа РФ, который вызвал серьезный общественный резонанс своей статьей “Политики Суоми- номенклатура ЦК КПСС” (“Россия” №26 за 24-30 июня 1992г) и которого Комиссия по архивам при Президенте России в итоге “реабилитировала”, вынеся заключение, что автор имел полное право опираться на материалы, бывшие до августа 1991 года секретными.

Для чего мы работаем?

АЛЕКСАНДР ДРОЗДОВ

Как осень, так у «России» день рождения. А тут еще и снег выпал под юбилейный номер. И это как-то не создает праздничного настроения. Наверное, это даже хорошо. Потому что нынче в России в день рождения считается незазорным распушить хвост и сказать о себе что-нибудь неотразимое. В рамках презентации бывает полезно слегка и приврать, что-нибудь эдакое из боевого демократического прошлого. Но не хочется. Проехали. Надеюсь, вы понимаете, что я не о демократии. До нее еще надо дойти. Проехали воспоминания, из которых, впрочем, август прошлого года был и остается для «России» самым дорогим воспоминанием, самым светлым моментом в жизни.

Живем буднями. Тяжкой пахотой. И раньше газетный хлебушек чаще бывал горек, чем сладок. Сегодня привкус горечи стал привычным. Нынешнее состояние экономики здорово обессмысливает предпринимательскую деятельность. А именно такой деятельностью занимается газета «Россия», организованная теперь как акционерное общество, которое принадлежит тем, кто в нем работает, и нашим партнерам, известным и уважаемым в сфере бизнеса фирмам: СП « Интерурал, Торговому дому «ORGA» и АО «Сокольники»  На настроении сказываются, увы, не только хозяйственные проблемы. Кажется, иногда, что газеты в таком усталом качестве, как наше, никому не нужны. Но делать газету – единственное, что мы умеем и любим делать. Цель и смысл нашей работы заключаются в том, чтобы наши читатели получали самое точное и свежее представление о том, что происходит в стране. Наша газета с момента рождения была лишена узкопартийных, политико-вкусовых пристрастий. И мы хотим объективно и профессионально работать, несмотря на то, что тащим телегу, увязая в песке. Если честно, наша газета добровольно ставит на себе эксперимент, намереваясь доказать, что даже в условиях такого рынка, не все безнадежно. Экспериментируем в ясном уме и при полной памяти. Очень хочется, чтобы «Россия» выжила. Но еще важнее, чтобы выжила Россия – без кавычек. Для этого и работаем.

Вехи нашей истории

Из постановления Верховного Совета РСФСР о газетах и журналах Верховного Совета РСФСР и газетах местных Советов народных депутатов» 22 сентября 1990 года:

“Выполняя решение первого Съезда народных депутатов РСФСР о создании российских средств массовой информации, Верховный Совет постановляет «учредить газеты и журналы Верховного Совета РСФСР”.

11 ноября 1990 года тиражом в 500 тысяч экземпляров вышел первый номер еженедельной газеты Президиума Верховного Совета РСФСР «Россия», отпечатанный в типографии «Коммунар» (Тула).

В первой бухгалтерской ведомости газеты «Россия» значатся имена и фамилии восемнадцати человек: Александр Дроздов, Андрей Дятлов, Алексей Новиков, Александр Мельников…Теперь нас стало чуть больше – 133 человека …

В августе 91-го «Россия» оказалась единственной газетой, попавшей в самый что ни на есть эпицентр событий- ведь редакция располагалась непосредственно в Белом доме. За трое суток мы успели выпустить и размножить на ксероксах сорок листовок общим тиражом в тридцать тысяч экземпляров.

 24 августа 1991 года – «послепутчевый» номер газеты «Россия» (N 41) стал первым, отпечатанным в Москве.

Из постановления Президиума Верховного Совета Российской Федерации от 2 марта 1992 года о газете «Россия»:

“Способствуя процессу формирования независимой российской прессы и оценивая вклад еженедельника «Россия» в укрепление основ демократической журналистики, Президиум Верховного Совета Российской Федерации постановляет передать свои права учредителя еженедельной газеты «Россия» трудовому коллективу редакции”.

ЮРИЙ АФАНАСЬЕВ , РЕКТОР РОССИЙСКОГО ГУМАНИТАРНОГО УНИВЕРСИТЕТA , HAPOДНЫЙ ДЕПУТАТ РОССИИ: Газета «Россия» одно из немногих изданий , которое старается учитывать различные точки зрения и объективно отражает различные политические взгляды . Думаю , что сейчас возрос спрос именно на такие издания , способные не сеять в обществе рознь , а консолидировать все его здоровые силы .

АРКАДИЙ ВОЛЬСКИЙ , ПРЕЗИДЕНТ РОССИЙСКОГО СОЮЗА ПРОМЫШЛЕННИКОВ И ПРЕДПРИНИМАТЕЛЕЙ: В жизни я особо ценю порядочность , верность и рассудительность . Мне кажется , что ваша газета отвечает этим критериям , и поэтому я причисляю себя к числу ее друзей . Мне нравится спокойный , рассудительный тон большинства ваших статей , их продуманная позиция , ведь сейчас это особо важно для нашего общества . Желаю вам и в будущем сохранять солидность , уважительное отношение и к себе , и к читателю . 

Содружество разных скоростей

Без потрясений и единодушия

 Валерий НЕЗНАМОВ

 Встречу лидеров государств СНГ, состоявшуюся 9 октября в Бишкеке, можно, пожалуй, причислить к успешным лишь по той причине, что и в повестке дня, и в ее итоговых документах (их подписано 35) – удалось зафиксировать минимум уступок и максимум интересов каждого из тех, кто прибыл в столицу Кыргызстана. В переговорах приняли участие 7 президентов, 3 председателя парламента и 2 вице премьера. Представители Азербайджана, Грузии и Молдовы были здесь по – прежнему в качестве наблюдателей. До Бишкека, с декабря прошлого года, главы государств и правительств СНГ встречались восемь раз, и после девятой встречи число документов, принятых ими, перевалило за 200.

 Кажется, даже активно работающие парламенты не могут похвастаться столь интенсивной нормотворческой деятельностью. Стало быть, Содружество живет и формируется? Вот только бы понять: что оно из себя представляет и в каком направлении движется …

И после Бишкека классический вопрос, быть или не быть Содружеству, сохраняет свою актуальность. Ну а если и быть, то какому СНГ? В ходе встречи, как и прежде, спорили сторонники двух уже хорошо известных моделей его становления. По первому варианту между членами Содружества должны быть установлены отношения тесного взаимодействия и партнерства. Об этом шла речь в «пяти инициативах» президента Казахстана Нурсултана Назарбаева, предусматривающих создание консультативно-координационного экономического совета (ККЭС) СНГ, межбанковского союза, Хозяйственного суда, повышение роли Межпарламентской ассамблеи, построение оборонительного союза. На основе этих принципов между четырьмя государствами СНГ (Казахстан, Кыргызстан, Россия, Узбекистан) уже начали складываться «особые» отношения.

 Иной модели – экономического содружества с более широким участием – остаются приверженными Украина, Туркменистан, Азербайджан и Молдова. Значительная часть соглашений СНГ ими не подписана, а два последних государства, кроме того, не ратифицировали документы о вхождении в Содружество.

Верховный главнокомандующий или «хромая утка»?

Внешняя политика сначала Советского Союза всегда славилась жестким централизованным руководством. Решения принимались за закрытыми дверями – избранными и для избранных, поскольку конкретной пользы от дипломатических интриг и хитростей народ российский никогда не чувствовал. А чувствовал только, как последствия этой дипломатии аукались в его жизни. И на его горбу. Пришли другие времена. Международной жизнью стали интересоваться все без исключения и политики, и неполитики, поскольку почувствовали реальную возможность поучаствовать в конструировании нового выражения лица нашего демократического Отечества. Поэтому у России появились не одна и не две «внешние политики». Из окон кремлевских кабинетов мир предстает совершенно иным, чем из окон здания на Смоленской площади. А что уж говорить о балконах Белого Дома…«Россия» в серии своих публикаций под общей рубрикой «Внешняя политика» расскажет читателям, кто именно и каким именно образом принимает в сегодняшней России внешнеполитические решения.

Павел БАЕВ

 Смутное время – а кто усомнится в такой характеристике текущего момента – это время трудных решений, бремя которых берут на себя лидеры. Поэтому так велико сегодня внимание к президентскому уровню принятия решений, в том числе в области внешней политики. Нельзя сказать, чтобы ликвидация международного отдела ЦК КПСС, с деятельности которого до сих пор не сорваны покровы финансовых тайн, сделала эти решения более демократичными и доступными. Но, наблюдая, как быстро «народная дипломатия» выродилась в шоп-туры, как пышно расцвели на ниве внешних связей межведомственные раздоры и внутриведомственные склоки, хочется верить, что хотя бы на «верхнем этаже» делается настоящая политика.

Оберегая эти надежды, лучше не заглядывать на президентскую кухню и не вникать в свары поваров и челяди. Интереснее рассмотреть президентский стиль, который, будучи очищенным от протокольности и показушности, безошибочно скажет о сущности процесса принятия решений. И первое, что бросается в глаза, – это неоднородность стиля, который явно раздваивается на собственно внешнеполитический и ближнезарубежный, отличающиеся и логикой поступков, и осмысленностью маневра, и степенью компетентности.

Несостоявшийся лидер Содружества

Выдвижение Президента России на роль лидера СНГ казалось столь же естественным, как и само добровольное объединение наследников СССР в свободно Конфедеративное сообщество. Связанные экономикой, историей и географией не столько друг с другом, сколько все вместе – с Россией, молодые государства по всей политической логике должны были бы ощущать консолидирующую миссию Москвы . Президентов сближает и общность политических биографий, превращающая саммиты СНГ в некое подобие заседаний клуба бывших первых секретарей. В общем, Россия, казалось бы, имеет все возможности для проведения политики, которая в одной из недавних «программных» публикаций была кокетливо названа «просвещенным постимперским курсом».

Сейчас, впрочем, так уже не кажется. И было бы слишком серьезным упрощением считать, что всю игру в «дружное содружество» испортила злонамеренность Кравчука. Российский Президент сам счел за благо уклониться от руководящей и направляющей роли, и не потому, что усомнился в своих лидерских способностях. По всей видимости, политический инстинкт подсказал ему, что издержки могут перевесить приятные прерогативы этой роли. Самыми «чреватыми» (и непредвиденными в Беловежской Пуще) могут оказаться последствия глубокого вовлечения в регулирование конфликтов в Средней Азии, причем многие руководители на местах» откровенно навязывают России ответственность за поддержание стабильности. Связывать себя рискованными обязательствами российский лидер не захотел, по поводу интегрированных экономических и политических структур высказывается уклончиво, и роль потенциального лидера СНГ естественным путем перешла к Н.Назарбаеву.

 Разочаровавшись в идее Содружества, Б.Ельцин предпочел сделать ставку на гибкие двусторонние отношения, оставляющие больше простора для маневра. И именно здесь он проявил недюжинные таланты «главнокомандующего». Нельзя не отметить, как искусно он поощряет «личную дипломатию» вице – президента, министра обороны и даже спикера парламента, которые обеспечивают ему самому возможность уверенно прочерчивать «генеральную линию». На президентских встречах Б.Ельцин, дистанцируясь от наиболее жестких выпадов вторых и третьих «номеров», эффектно открывает выход на компромисс по самым острым конфликтным ситуациям.

Полезность компромиссов сегодня настолько очевидна, что некоторые политологи заговорили о целесообразности поступаться принципами вообще и принципом нерушимости границ в частности. Для Ельцина это – великое табу, и если попытаться найти общий знаменатель его компромиссам, то им скорее всего окажется фактор времени: откладывание решений, растягивание сроков, прекращение огня при «замораживании» статус-кво. Едва ли сам Президент сможет рационально объяснить это стремление выиграть время. Можно лишь предположить, что стремительная динамика перемен порождает желание притормозить, сбить темп конфликтных дезинтеграционных процессов. А возможно, здесь даже не расчет на то, что время работает на реформы, а чисто инстинктивное стремление перекрутиться, перетерпеть «черную полосу» (сколько их уже было!), временно пожертвовать качеством и отыграться при удачном раскладе.

 Правда, откладывание решений- не обязательно выигрыш времени, оно может быть и проигрышем. Упущенные шансы могут больше не представиться, а «замороженные» конфликты – сдетонировать в самый неподходящий момент. Так что прав низвергнутый классик насчет того, что компромисс компромиссу рознь, только вот не дано нам вовремя уловить разницу.

Представитель великой квазидержавы

На международной арене самой характерной чертой стиля Б.Ельцина можно смело назвать «комплекс Горбачева». Поначалу это было заметно в стремлении превзойти Михаила Сергеевича в эффективности инициатив, но разоруженческая повестка дня достаточно быстро оказалась исчерпанной. Затем мы видели экстраординарные усилия сорвать такие аплодисменты в конгрессе США, которые заглушили бы горбачевский триумф в ООН, добиться, чтобы «семерка» в Мюнхене признала российского Президента более равным партнером, чем советского – в Лондоне. Но когда Борис Николаевич на весь мир заявил, что визит в Японию отложен, поскольку «прятаться, как Горбачев, по подвалам от студентов» (?!) он считает ниже своего достоинства, то возникло впечатление, что политическая психология тут бессильна.

 Наряду с идеей фикс вырваться из тени предшественника другой яркой стилистической особенностью можно считать желание достойно представить великую державу. Причем чем глубже эта держава погружается в кризис и чем отчетливее проявляется тенденция к распаду, тем настойчивее приходится напоминать зарубежным партнерам о ее великости. Эта «установка» вполне в духе Кашпировского, проявляется даже внешне: Президент становится как будто еще выше ростом и шире в плечах, с удовольствием демонстрирует повадки «русского медведя» и не обижается на прозвище «царь Борис». Менее приятно звучит термин «хромая утка», которым на политическом сленге обозначают политиков с отмеренным сроком (а на Западе всерьез восприняли заявление Бориса Николаевича об отказе баллотироваться на второй срок). Для поддержания имиджа Ельцину приходится постоянно напоминать о своем хорошем здоровье и доказывать, что до истечения мандата импичмент невозможен.

Весомость всех этих вздорных мелочей резко повышается при отсутствии целостной внешнеполитической стратегии (едва ли есть необходимость это доказывать). Разумеется, Ельцин стремится поощрять своих соратников к самостоятельным действиям на мировой арене, чтобы иметь возможность «полководческого» маневра . Все это осложняется еще и тем, что политическая компетентность ближнего окружения Президента, вполне удовлетворительная по меркам СНГ, по международным стандартам оказывается чистым дилетантством. Индивидуальные экспромты зачастую создают больше проблем, чем решают. В результате получается сущая внешнеполитическая неразбериха, которая уже изрядно раздражает всех серьезных партнеров.

Очевидным выходом из создавшейся ситуации была бы опора на профессионалов, и в распоряжении Президента есть как минимум две группы настоящих специалистов: остатки МИДа и «команда Гайдара». (впрочем, тоже остатки). Не углубляясь в анализ деятельности внешнеполитического ведомства, отметим главную слабость – «откровенный западник» А.Козырев не сумел завоевать доверия Президента, который очень хотел бы в целом опровергнуть «новое мышление». Вряд ли могут рассчитывать на полное взаимопонимание с Б.Ельциным и молодые «министры- капиталисты». Они без проблем находят общий язык со своими западными коллегами, но остро необходимой остается поддержка их рискованных маневров на высшем уровне (и в немалой степени – из – за двусмысленного статуса и.о. премьера). Ведь только лидеры мировой политики в своем тесном кругу вырабатывают решения ключевых экономических проблем. Российский Президент этой материей явно не владеет и вести диалог на равных просто не может, а слепо доверяться экспертам теоретикам не хочет.

Есть у всех профессионалов один общий недостаток – отсутствие личной преданности, и в глазах Б.Ельцина он может перевешивать все их достоинства. Мoжет быть, поэтому и не прижился в советниках Ю. Воронцов – специалист экстра класса, способный мыслить концептуально и не рвущийся в министры. Поэтому же невостребованной остается интеллектуальная продукция академических фабрик мысли, которые постепенно перепрофилируются в коммерческие структуры, посреднические конторы и прочие шарашки.

 В результате президентский стиль не столько отражает, сколько заменяет содержание самой внешней политики. Отсюда и непредсказуемость поведения Ельцина, и насыщенность его визитов e дешевыми сенсациями. Куда там планируется следующий?

«Россия» и ее автор реабилитированы

Анатолий Смирнов- начальник департамента МИД России

В июле этого года специальная комиссия по архивам при Президенте России распространила заявление. В нем сообщалось, что документы, на основании которых была написана опубликованная «Россией» (№ 26) статья ответственного сотрудника МИД РФ Анатолия Смирнова «Политики Суоми – номенклатура ЦК КПСС», являются «фальшивкой». На прошлой неделе данную оценку эта же комиссия дезавуировала. После глубокого и внимательного рассмотрения материалов, на которые опирался А.Смирнов, комиссия пришла к выводу, что автор был вправе их использовать.


Будем ли продлевать мораторий

Чем ближе 1 декабря – дата окончания моратория на выборы представительных и исполнительных органов власти, установленного V Съездом народных депутатов России, тем с большей силой разгораются дебаты о целесообразности и законности будущих выборов, которые должны последовать по истечении отмеренного срока. Новый импульс полемике дали отмена судом решения Моссовета о выборах мэра Москвы и выступление Президента России в Чебоксарах, где глава государства однозначно высказался против новых выборов.

 Владимир ГЕЛЬМАН

Назначения год спустя

Год назад апологеты назначения глав администраций Президентом России приводили многие аргументы.

 Сегодня уже ясно, что большая часть ожиданий оказалась неоправданной, а опасения, напротив, сбылись. Вопреки надеждам радикальных демократов Президент назначил примерно в половине регионов главами администраций бывших председателей Советов и исполкомов, тесно связанных со старыми властными элитами. Но и там, где на этих должностях оказались новые люди, они вынуждены были в большинстве случаев работать со старыми «командами», зачастую не способными к реформам и не умеющими их проводить.

Объяснение этому феномену (в терминах тех же радикалов – номенклатурному реваншу) кроется конечно же не в кознях экс – коммунистов, а в той реальной ситуации, которая складывается в провинции. Квалифицированных и компетентных управленцев (при том, что зарплата главы администрации ниже, чем у девочки-секретаря в коммерческой структуре) там практически негде взять. Еще важнее другое. Назначенный «сверху» глава администрации не в состоянии обеспечить стабильную обстановку не имея поддержки местных влиятельных группировок – директоров промышленных или сельскохозяйственных предприятий, лидеров местного бизнеса, этнических групп (например, казаков). Скажем, успехи Б.Немцова в Нижегородской области в немалой степени обусловлены его сотрудничеством с директоратом предприятий ВПК. Глава администрации «выбил» для этих предприятий ряд существенных льгот и добился умелого сочетания старого аппарата управления с привлеченными со стороны экспертами «ЭПИцентра» Г.Явлинского и Мирового банка. Его коллега Дьяконов в Краснодарском крае, напротив пошел на радикальную конфронтацию с аппаратом, восстановил против себя значительную часть хозяйственных руководителей и казачества. В итоге краевой Совет выразил ему недоверие, а реформы на Кубани «не пошли».

. Можно говорить и о неоправданности надежд на то, что Президент будет отстранять от должности администраторов, плохо проводящих реформы. Случаи снятия губернаторов со своих постов связаны, как правило, с фактами злоупотреблений (Воронежская, Псковская области), а отнюдь не с тем, что главы администраций, скажем, слабо проводят приватизацию или земельную реформу. Возможно, недавно утвержденное «Положение об ответственности глав администраций» несколько изменит ситуацию. И все же наивно было бы думать, что отстранение от должности явится тем «кнутом», который способен повлиять на будущее администратора (в худшем случае он уйдет в ту или иную бизнес – структуру).

Нет никакой связи и между ростом сепаратизма в регионах и характером формирования администрации. Опыт республик в составе России убедительно доказал, что склонными к обособлению оказались те из них, где имеются достаточные для самообеспечения и внешней торговли ресурсы (Татария , Башкирия, Якутия). То же происходит в относительно «зажиточных» краях и областях. Так, получающая 50 процентов продовольствия из Центра Ярославская область демонстрирует на уровне властных структур верность политике, проводимой столицей, хотя руководство области после августовского путча практически не сменилось.

Нельзя, конечно, не согласиться с тем, что отказ от выборов позволил избежать затяжной и дорогостоящей избирательной кампании и сохранить относительную стабильность. Однако платой за это оказались последствия, которые могут весьма пагубно сказаться на политическом развитии России. За редким исключением, главы администраций не позволяли себе прямых антипрезидентских демаршей лишь в обмен на распределяемые из Центра льготы и субвенции, в раздаче которых словно соревновались в последние месяцы Президент и Председатель Верховного Совета.

Система взаимоотношений между «сюзереном» -Президентом и «вассалами» -губернаторами в этом смысле оказалась ближе к феодальной, чем к рыночной модели, во многом репродуцируя систему «ЦК – обком КПСС».

 Эта схема могла быть относительно приемлемой лишь на первом этапе, когда Центру необходимо было хоть как – то удерживать ситуацию под контролем. Сегодня же глава администрации, не несущий перед своим регионом никакой ответственности и фактически обязанный Президенту как личность, а не как должностное лицо, неизбежно становится тормозом на пути преобразований. С другой стороны, политическая жизнь регионов также все больше приобретает корпоративно – клановый характер, присущий феодальному обществу. Деятельность политических партий и движений, едва начавших вставать на ноги, в отсутствие выборов становится практически незначимой. В то же время консервация политических отношений чрезвычайно выгодна группам давления – экономическим и этническим лобби, стремящимся заручиться поддержкой «своей» власти. Естественно, такое положение дел порождает криминогенную среду.

Результатом этого процесса становится не только лоббизация политической жизни, но и дискредитация демократических институтов. В условиях, когда политический успех определяется не способностью оправдать доверие избирателей, а ловкими уговорами в московских и местных «коридорах власти», происходит отчуждение от политики подавляющего большинства населения. Ухудшение экономического положения будет выталкивать наших сограждан в сферу непарламентского поведения – вплоть до политического терроризма и революций.

Что впереди?

Сохранение неопределенности будущего нынешних администраций не способствует эффективности их работы и лишь усугубляет опасную тенденцию к протекционизму и поиску администраторами возможных путей отступления на случай снятия, что, впрочем, вполне естественно. Поэтому какие – либо промежуточные решения – скажем, продление моратория на выборы еще на год – оказываются явно неприемлемыми. Необходим выбор из двух вариантов – снятие моратория либо, как того добиваются сами главы администраций, продление их деятельности до окончания срока полномочий нынешнего депутатского корпуса (март 1995 г) .

Аргументы за сохранение моратория, кроме прежних, дополняются новыми. Один из них – «народ не пойдет на выборы» очень напоминает реплику одного из народных депутатов СССР: «Народ нам этого не поймет». Да, участие избирателей в голосовании неуклонно снижается, зачастую сознательно. Однако представляется очевидным, что сохранение нынешнего положения дел еще более усилит эти тенденции. Напротив, предложив согражданам выборы в ближайшие полгода – год, государство вынудит их к принятию на себя политической ответственности за свое будущее.

Другой аргумент – «коней на переправе не меняют» – ничуть не более убедителен. Напротив, наблюдаемая сейчас смена принципиального курса реформ и отход от заявленных либеральных позиций в сторону государственного протекционизма требуют от сторонников радикальных экономических и политических преобразований действий, способных изменить механизм власти и противопоставить явную политическую борьбу закулисному лоббизму, избавляясь от «теневой политики».

 Необходимость открытого формулирования и отстаивания позиции по широкому кругу практических вопросов, подбора «команд» потенциальных администраторов является сама по себе фактором, способствующим профессионализации политики, формированию ответственной «правящей партии» и столь же ответственной оппозиции. Безликие на провинциальном уровне партии вынуждены будут либо стать проводниками той или иной политической линии, открытой для сограждан, либо окончательно сойти с политической сцены.

Еще одним позитивным фактором выборов мог бы стать принципиально иной, чем нынче, характер конфликта между Советами и администрацией. Этот конфликт естествен, и объяснять его только политиканством конкретных деятелей или происками все той же «номенклатуры» было бы ошибочным. Выбранные главы администраций и Советы вынуждены будут не «стучать» друг на друга начальству в Белый Дом и Кремль, а решать споры путем переговоров или в крайнем случае в суде, как это происходит сейчас в Санкт – Петербурге. Последнее в свою очередь заставит законодателей провести наконец судебную реформу.

 Выборы глав администраций так или иначе потребуют от федеральных властей изменения механизма взаимодействия с регионами – перехода от унитарной модели перераспределения ресурсов и полномочий к совместной компетенции Федерации и ее субъектов. Одним из элементов здесь станет, вероятно, дальнейшее укрепление института представителей Президента в регионах, предусматривающее, в частности, подчинение им соответствующих силовых структур на местах подобно префектам во Франции. «Выяснять отношения» Федерации и регионам скорее всего придется в судебном порядке, и это само по себе вынудит власти стремиться к законности своих действий.

Однако с большой долей вероятности следует предположить, что чуть ли не решающее влияние на позиции депутатов окажут конкретный расклад сил и возможность победы на выборах тех или иных политических группировок. Пока что трудно себе представить скорое появление на региональной политической сцене новых актеров. Наиболее вероятные персонажи предстоящей политической драмы будут группироваться вокруг уже действующих политиков – нынешних глав администраций, представителей Президента, лидеров Советов народных депутатов России и, пожалуй, деятелей частного бизнеса.

Кто более матери истории ценен?

Вячеслав БРАГИН, председатель Комитета ВС РФ по средствам массовой информации

То, к чему все истекшие месяцы деятельности этого правительства, маневрируя между оскорблениями в его адрес и внешне миролюбивыми заявлениями о его поддержке, вел правых спикер парламента Руслан Имранович Хасбулатов, свершилось!

 Bepxовный Совет Российской Федерации после ожесточенных недельных баталий принял постановление по докладам исполняющего обязанности Председателя правительства Российской Федерации Е. Гайдара «О социально – экономическом положении в республике и ходе экономической реформы» и « О программе углубления экономических реформ», в котором признал социально – экономическую ситуацию критической, а работу правительства Российской Федерации по осуществлению социально – экономических реформ – неудовлетворительной.

По сути перечеркнута деятельность того кабинета министров, о котором Президент Борис Ельцин в своем выступлении в парламенте 6 октября сказал, что «в таких условиях любое другое правительство справилось бы еще хуже».

Парламент прислушался к прямо противоположным оценкам правительства из уст своего спикера, по мнению которого все беды нашей экономики в «книжности», некомпетентности, полнейшей беспомощности в практических делах наших молодых вице – премьеров и министров», которые к тому же вальяжно самоуверенны и отличаются «молодецкой» спесью, подогреваемой стремительным карьерным успехом.

 А что дальше? А дальше, словно признаваясь, что разгромная критика это одно, а желание взять на себя ответственность – это совсем другое, тому же опороченному правительству поручили в месячный срок представить в Верховный Совет Российской Федерации комплекс конкретных антикризисных мер на ближайшую перспективу (конец 1992-го – 1 квартал 1993 r.).

История, не сомневаюсь, когда-нибудь по – доброму оценит силу духа и самоотверженность нашего Президента, оценит, не боюсь сказать, жертвенность талантливых министров.

 Вспомнит она и тех, кто ожесточенно подсвистывал этому правительству, конечно же, действующему далеко не безошибочно, но взявшему на себя невообразимую тяжесть и ответственность по выводу России из тупика.

 Вспомнит громкоголосых ораторов из «директорского» и «аграрного» корпусов, которые, будучи сами во многом ответственными за нынешние беды России, не только не поддержали до сих пор усилий Президента и его правительства, но и с энергией, достойной лучшего применения, поставили свой «здравый смысл» поперек преобразований.

 Немало, думаю, предстоит в недалекие годы устыдиться и молодым парламентариям из фракции «Смена», собирающимся в самую высокую политику. Кстати, вышеуказанное постановление, принятое Верховным Советом, в основе своей разработано именно этой фракцией.

 Уверен, что все более и более в конкретной практике реформ будет проявляться превосходство логики, интеллекта и всего курса нынешнего правительства над построениями и «филиппиками» со стороны самого выдающегося экономиста всех времен и народов, самого выдающегося демократа современности и самого лучшего друга российской прессы.

 Когда наблюдаешь за парламентскими дебатами вокруг правительственных программ, когда видишь, с какой неприкрытой желчностью, не утруждая себя доказательствами, на эмоциях стараются буквально «размазать» имидж правительства, заслуживающего, на мой взгляд, по меньшей мере, человеческого уважения, становится, с одной стороны, грустно и обидно, а с другой-думаешь: слава Богу, что эти критики пока еще не стоят у руля государства. Но надолго ли это?

 Ведь принятие антиправительственного постановления в парламенте стало следствием дальнейшей поляризации сил в Верховном Совете, появлением совершенно новой ситуации, когда правая оппозиция, похоже, получила квалифицированное большинство и способна теперь не только торпедировать проекты демократов, но и уверенно проводить свои …

По времени и по существу политических подходов сплочение правых внутри Верховного Совета не случайно совпало с подобным процессом и вне стен парламента. Через известное и весьма одиозное «Обращение» объявил о своем существовании фронт национального спасения, под эгидой которого объединились самые непримиримые противники Президента и его правительства.

Это ставит исполнительную власть перед новыми серьезными испытаниями. И всем, кто жаждет необратимых социально-экономических перемен, кто полон решимости пройти этот мучительный путь, остается надеяться, что у Бориса Ельцина и его команды хватит духу не отступить от намеченного курса.

Так ли уж виноват Геращенко?

В газете «Россия» №36 за 9-15 сентября 1992 года под заголовком «Вперед, к разбитому корыту!» было опубликовано интервью с Василием Селюниным. В нем известный публицист-экономист телеграмму и.о. председателя ЦБ Виктора Геращенко от 28 июля, в которой был снят ряд ограничений с кредитной эмиссии, назвал «катастрофой» и выразил мнение, что отныне государство вопреки курсу реформ становится универсальным покупателем всей (в том числе абсолютно ненужной) продукции, произведенной в стране. Сегодня свою точку зрения высказывает наш постоянный автор, один из лучших специалистов по валютному рынку кандидат экономических наук Борис Сергеев.

Борис СЕРГЕЕВ, член правления ТОКОБАНКА

С конца августа внимание всего общества приковано к российскому валютному рынку С 25 августа курс рубля упал со 168 рублей за доллар до 342 рублей 6 октября, то есть более чем вдвое. А ведь еще весной правительство и Центральный банк высказали намерение стабилизировать курс рубля на уровне 80 рублей за доллар. Между тем удивительно не само падение курса рубля, оно – то как раз объективно отражает состояние экономики, а упорство правительства в некомплексности проведения реформ.

Неоднократно высказывалось мнение, что кризис валютного рынка связан с приходом на пост главы ЦБР Виктора Геращенко, его отказом от искусственного поддержания курса рубля путем интервенции на рынке. Но валюта – это тот же товар. Она имеет свою цену – курс, по которому обменивается на другие валюты. В его основе лежит покупательная способность данной валюты, то есть соотношение цен на товары на внутреннем и зарубежном рынках. На практике курс может существенно отклоняться от этого уровня. Чем более изолирован внутренний рынок, тем отклонение значительней. Но на длительную перспективу эта тенденция сохраняется. На текущее состояние курса влияют, кроме базовых факторов, и характерные для нестабильной экономики ожидания тех или иных изменений. Предстоящее, скажем, повышение цен.

 На протяжении года все без исключения базовые показатели ухудшались. Однако падение производства не вызывало паники, относительно спокойно было воспринято заявление одного из министров о возможности снижения производства на 30-50 процентов за год. Сокращались и экспортные поступления, росли дефицит государственного бюджета и инфляция. Но как только упал курс, возникла паника: Центральный банк подрывает рубль.

 Но ведь положение валюты – это всего лишь концентрированное отражение экономических происходящих процессов. Очевидно, что валютное зеркало было изрядно искривлено за счет валютных инъекций Центрального банка. Для поддержания относительной стабильности курса рубля тратились солидные суммы валютных поступлений. Для фундаментального же укрепления рубля в текущем году не было сделано практически ничего. Новый глава Центрального банка, отказавшись от интервенций, просто заменил кривое зеркало на обычное. Так что нечего на зеркало пенять.

 Шум вокруг курса рубля и нападки на ЦБР имеют, на мой взгляд, прежде всего политическую подоплеку, ведь временное повышение курса рубля было единственным достижением, которое могло записать себе в актив правительство.

 Жесткость валютной политики ЦБР в предыдущий период состояла не только в повышении процентных ставок и рестрикциях в отношении коммерческих банков, но и в полном расстройстве механизма расчетов, когда платежи шли в течение нескольких месяцев. В результате нормально работающим предприятиям с высоким экспортным потенциалом приходилось продавать валюту, чтобы компенсировать технические потери. К осени этот фактор несколько ослаб, что повлияло и на валютный рынок.

 Вспомним: в начале года были отпущены цены, но ничего не предпринято для ограничения их роста за счет выброса на рынок новых товаров, например, земли и недвижимости.

В валютной сфере повторилось то же самое. Летом в докладе правительства для МВФ было заявлено об установлении единого курса рубля, его стабилизации на уровне 80 рублей за доллар, введении частичной обратимости. Специалисты говорили о невозможности выполнения этих требований Фонда, поскольку без укрепления внутренней устойчивости рубля переход к обратимости невозможен. Кроме того, обратимость – это рыночный инструмент, и он вводится на одном из последних этапов формирования рынка. У нас не произошло стабилизации, не был создан рынок, а правительство пошло дальше по пунктам своей прогрaммы, подтягивая цены на энергоносители к мировому уровню.

 Но даже школьник начальных классов знает, что при наличии двух переменных решить такую задачу невозможно. При повышении цен на нефть повышается общий внутренний уровень цен, особенно экспортных, что снижает покупательную способность рубля и влияет на его курс. Повышение цен на нефть не приблизило нас к обратимости, а подвинуло к катастрофе.

 Однобокий, односторонний подход к решению задач реформы один раз можно рассматривать как ошибку, но, если она повторяется, это, к сожалению, печальная закономерность.

 Таким образом, нынешняя динамика курса рубля на валютном рынке естественна. Другое дело, что сама величина курса не является нормальной. Подсчеты паритета покупательной силы по разным методам показывают соотношение от 1,3 до 25 рублей за доллар. Но это в том случае, если экономика открыта мировому рынку, когда все, что находится в стране, является предметом рыночных отношений. У нас же через валютную биржу проходит всего три – пять процентов экспортной выручки. Потому и курс доллара формируется на основе узкой группы товаров. Он неприемлем как основа официального курса Центрального банка.

Думаю, что в сегодняшнем обвальном падении курса рубля экономическими методами стабилизировать ситуацию не удастся. В этой связи предвижу закрытие валютной биржи, возврат к системе множественных валютных курсов, ужесточение контроля за импортом и директивное распределение валюты. Мы начали лечить директивную экономику рыночными лекарствами, а у нее к ним аллергия …

С «Памятью» что-то стало

В течение трех дней прошлой недели в Театре киноактера заседало так называемое Российское собрание правых сил НПФ «Память» (лидер – Д.Васильев).

Выступления о распродаже России жидовским коммуно-демократическим режимом чередовались с постоянными молебнами во славу «воинства православного». Состоялся также поход толпы примерно в 500 человек на могилу «убиенного жидами русского певца Игоря Талькова», где Васильев сообщил потрясающую новость: официальная версия расследования этого убийства полностью совпала с частным расследованием, проведенным НПФ «Память». Фамилия предполагаемого убийцы – Шляфман – удивления не вызвала. В традиционной для «Памяти» лексике было выдержано и «Обращение к народу». Проект же ультиматума правительству на время отложили – показался слабеньким. А в целом «Память» можно поздравить: от красных знамен и просталинских лозунгов она докатилась до нацистских приветствий и повязок со свастикой.

В пресс-службе «Памяти» объяснили, что свастика – это, оказывается исконно славянская эмблема; так же как и фашизм –русское национальное течение. И в завершение всего эта организация официально объявлена «монархо-фашистской».

Вновь принялись за свое коммунисты. На митинг у бывшей ВДНХ под проливным дождем собралось около полутора тысяч несгибаемых «трудороссов», ожидалось же десять тысяч. Неизменный конферансье такого рода мероприятий В. Анпилов призвал собравшихся тут же ринуться на штурм «империи лжи»- Останкино, что, правда, энтузиазма не вызвало . Анпилов в очередной раз радостно сообщил, что через неделю – другую следует ожидать падения «оккупационного правительства», так как «главного спонсора фашистского режима Буша вскоре сменит товарищ Пьер Россо» (так лидер РКРП назвал Росса Перо). Далее ораторы призвали коммунистов не брать ваучеры, готовиться к новой осаде Останкина и «всенародному вече» 24 октября.

Георгий ЗОТОВ

Вечера газеты «Россия»

Вряд ли найдется человек, который взялся бы утверждать, что общение в этот вечер носило формальный характер. Может быть, дело в том, что вместе собрались люди, в равной степени нужные друг другу. Так получилось, что журналисты и предприниматели одинаково заинтересованы в успехе реформ. Как раз на это мы и надеялись, организуя первый из вечеров «России», посвященный выходу в свет дочернего издания нашего еженедельника – газеты в газете «Россия 9/10». Собственно говоря, те журналисты и бизнесмены, что откликнулись на наше предложение и сумели выкроить 30 сентября пару часов для весьма полезного и продуктивного общения в пресс центре МИДа, наши надежды подтвердили. Взаимных упреков не было. Были только взаимные пожелания. И общее понимание того, что наша судьба находится в наших же руках.

 Первый «Вечер газеты «Россия» удостоили своим посещением:

Лен Карпинский, главный редактор газеты «Московские новости»,

Алексей Власов, главный управляющий Российской товарно-сырьевой биржи,

 Вячеслав Фронин, главный редактор газеты « Комсомольская правда»,

Дмитрий Шипетин, президент Российской Фондовой биржи,

Эдуард Сагалаев, председатель Конфедерации журналистских союзов,

Валентин Казаков, вице-президент Московской товарной биржи,

 Аркадий Вишняков, начальник управления по связям с общественностью МТБ,

Анатолий Панков, главный редактор газеты «Куранты»,

Вячеслав Панькин, президент Московской центральной фондовой биржи,

 Николай Боднарук, заместитель главного редактора газеты «Известия»,

 Cepгeй Бараненко , президент РФБ банка,

 Юрий Казарин, заместитель главного редактора газеты «Вечерняя Москва»,

 Валерий Писигин, член Президиума Лиги предпринимателей и кооператоров,

 Андрей Мартынов, заместитель генерального директора информационного агентства «Интерфакс»,

 Андрей Гомилка, заместитель директора торгового дома «Микродин»,

 Константин Гальской, главный редактор русской редакции «Ридерз дайджест»,

Юрий Игуменцев, коммерческий директор фирмы «Лемаж»,

Эндре Салипски, первый секретарь посольства Венгрии в Москве,

Павел Нефедов, начальник отдела маркетинга фирмы «Стиплер»,

 Александр Поклад, заместитель начальника пресс – службы Президента России,

 Николай Александров, заместитель генерального директора совместного предприятия «Интерурал»,

Вячеслав Недошивин , пресс – секретарь госсекретаря при Президенте России.

Нам остается только поблагодарить гостей, а также «Корпорацию «Я» ( председатель Совета директоров – Владимир Мединский), без усилий сотрудников которой провести этот вечер было бы попросту невозможно . А также выразить уверенность, что второй вечер газеты «Россия» не заставит себя ждать.

 Андрей ШАРЫЙ






—-

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *