очень високосный год (август 1991-декабрь 1992) закончился и на кремлевскую “спицу” взгромоздился петух

05.01.2023
396

Под таким заголовком вышел №1 газеты “Россия” за 1993 год (30 декабря-5 января). И, далее основные тексты этого, вышедшего тридцать лет назад номера нашей газеты.

Вот мы и провожаем еще один такой трудный високосный год- год черной роковой Обезьяны. «Под занавес» эта старая кривляка состроила всем нам очередную политическую гримасу в виде народнодепутатского съезда и … Впрочем, проехали. На кремлевскую «спицу» уже основательно взгромоздился Петух. К слову, после тщательного изучения состава российских парламентариев выяснилось, что каждый двадцатый народный избранник по гороскопу – «петух». «Выводок» этот не только разноголосый, но и разноликий от буро – красного до цвета белой ночи. Основное ядро – «петухи» – консерваторы, верные оперению двенадцатилетней давности. Самый яркий колор среди них, пожалуй, у коммуниста Геннадия Саенко. Демократический же «петушиный» молодняк хотя и в меньшинстве, но также имеет боевого лидера Петра Филиппова. Не отсюда ли происходит способность многих депутатов превращать любую самую рядовую дискуссию в некое подобие петушиных боев? 

Американская ёлка у Василия Блаженного

Бесплатные новогодние представления для почти полумиллиона детей пройдут с 1-го по 10 января на Васильевском спуске. Мэр Москвы заранее «выбил» этот участок вдоль Кремлевской стены, находящийся под юрисдикцией Президента; американская фирма «Together international inc.» предоставила необходимые средства и двадцатидвухметровую искусственную елку, которую уже доставили из – за океана. Кроме того, по словам представителя фирмы, занимающегося проектом, несколько тысяч наборов подарков будут разосланы по детдомам, больницам и интернатам столицы. «Такой вариант устраивает всех, считают сотрудники московского Комитета по культуре, – новогодние мероприятия бесплатны и для города, и для родителей. Программа реализуется на деньги спонсоров, среди которых есть, разумеется, и отечественные бизнесмены. В празднике на Васильевском спуске примут участие скоморохи, ряженые, медведи, герои диснеевских мультфильмов, Санта – Клаус и Дед Мороз.

1993 год.Васильевский спуск.Первый конкурс снежных скульптур в Москве.Фото В.В.Грачёва.

А 7 января москвичей ждет Рождественская ярмарка на Манежной площади. «Мы попытаемся воссоздать этот старинный городской праздник», – сказал главный режиссер – постановщик ярмарки Сергей Комин. А потому на Манежной, как когда – то на Руси, будет разыгран настоящий вертеп – кукольный спектакль на религиозную тему. Самое главное событие- «Рождественское представление у храма Василия Блаженного» начнется вечером 7 января  На сцене будет разыграна «духовно театральная программа » Действие будет сопровождаться традиционными рождественскими обрядами.

Илья ЦВЕТКОВ

Цитата недели

Новый год- последний праздник, который нельзя ни передвинуть, ни отменить.

Народная мудрость

 «Жизнь полюбить больше смысла ее … »

Владимир КУТЫРЕВ, доктор философии

«Для чего мы живем? Для чего живу я? Для кого?». Эти вопросы задают те, кто не видит смысла ни в служении обществу или будущим поколениям, ни в вере в Бога. У них не находят отклика никакие, даже наиболее «авторитетные» цели. Это становится сейчас распространенным явлением и ставит под вопрос смысл всяких поисков смысла жизни.

 Между тем сама проблема не исчезает, напротив, пожалуй, обостряется, особенно на переломных этапах в судьбе человека или просто «под Новый год». Утрату смысла жизни как причину своего пристрастия называют почти все наркоманы. значительное число покушавшихся на самоубийство и нередко внешне благополучные, вполне преуспевающие люди. Они озабочены отсутствием смысла в своей жизни и чем настойчивее размышляют над ним, пытаясь обрести, тем сильнее их неудовлетворенность и беспокойство. Некоторых это лишает воли к повседневным практическим действиям или толкает к аномальному поведению. Помощь, если за ней обращаются к психиатру, оказывается, как правило, недостаточной – и не всегда по вине данного специалиста, так как проблема здесь несколько иная.

Наряду с психотерапией им нужна терапия философская. Всемирно известный психотерапевт Виктор Франкл называет ее логотерапией. Но учитывая русскую философскую традицию, практику Церкви и содержание жалоб, обычно высказываемых врачам – терапевтам, мы предпочли бы называть её софотерапией.

 Главной заботой такой терапии должна стать зацикленность на теоретизме и рационализме в представлениях о жизни, столь характерных для человека в информационном обществе. Она должна удерживать его рефлексию в границах нормы, предупреждая от перерастания поиска смысла жизни в бесплодное умствование. Софотерапия – лечение философией как мудростью.

Самый трудный случай – когда человека не удовлетворяют никакие пели, даже вера в Бога, Ведь многие просто потеряли способность к вере, прежде всего интеллектуалы, те, кто занят абстрактной деятельностью, распространением информации, когда ум оторван от поступков, а часто и от чувств. Зацикленность на самопознании можно считать профессиональной опасностью людей умственного труда. И как таковая она требует профилактики, а если стала помехой в жизни – совета и лечения.

Для этого нужно предварительно снять с самоанализа ореол непременно «высокого» и абсолютно ценного занятия. Хотя в педагогике и философии он обычно приветствуется как условие самосовершенствования, следует иметь в виду, что немало великих знатоков человеческой души относились к нему скептически. Мы видим, как это хваленое самопознание, – предостерегал Гете, – уже в течение долгого времени сводится только к самоистязанию и самоуничижению. Третья часть прикованных к письменным столам ученых и чиновников надломлены физически и пожираются демоном ипохондрии … От болезненного, мрачного душевного состояния можно освободиться и спастись лишь посредством изучения природы и искреннего участия в делах внешнего мира.

 Достаточно часто такое самопознание оказывается превращенной формой тщеславия, когда человек, отвернувшись от e несовершенной реальности, тешится превосходством своего внутреннего характера. Окружение не удовлетворяет человека, и он решает уйти от него, а дальше всего уйти от других можно … только в себя. Однако в принципе этот уход самого противоречия не снимает. Сосредоточенность на поиске смысла жизни не абсолютная ценность и потому, что, отвлекая индивида от забот о деле и своих ближних, превращает его в благородного тунеядца. Тунеядца духа. Основным для оценки уровня личности остается все – таки библейское: по делам их судите о них. Или, как говорили в еще более древние времена: сначала живи, а потом философствуй.

Чисто теоретическое обретение смысла жизни невозможно вообще. Его надо не столько «искать» или «задавать», или проектировать, о чем без конца спорят специалисты по смыслу, сколько переживать, чувствовать. В диалоге Алеши и Ивана Карамазовых Достоевский хорошо показал первенство повседневной практической жизни в сравнении с се смыслом.

– «Я думаю, что все должны прежде всего на свете жизнь  полюбить.

– Жизнь полюбить больше, чем смысл ее?

 – Непременно так , полюбить прежде логики, как ты говоришь, непременно, чтобы прежде логики, и только тогда я и смысл пойму».

 С появлением техногенного, отчужденного от своей эмоциональной сферы человека по полюбить жизнь тоже становится проблемой. Чувства, особенно у интеллектуала, все больше вытесняются пониманием. Он не переживает мир, а ос осознает его, не действует, а говорит и пишет о действиях.

За жалобами на утрату смысла жизни все чаще скрывается утрата чувства жизни. Расширяя производство, создавая новые виды искусства, изобретая все более и более изощренные развлечения и потребительские блага, мм как бы забываем, что для человека, лишившегося чувства прекрасного, ничто не является прекрасным. Никакая красота не спасет мир, если люди утратят способность к ее переживанию. Для мертвой души мир мертв.

 Обострение кризиса внутренней природы человека глубоко связано с кризисом природы внешней отношений вернее, наших отношений с ней, с превращением естественного существования в искусственное. Широко распространенный еще в XIX веке вкус к природе почти совсем исчезает, вследствие чего начинает исчезать и «вкус к жизни». А ведь именно эта область бытия несет в себе тайну самоощущения человека, является подоплекой признания или непризнания им осмысленности своего присутствия в мире. Отсюда сам напрашивается вывод, что экология и биополитика становятся условиями сохранения не только внешней, но и внутренней природы человека, проявляющейся в нас через духовные чувства – как душа. Жизнь, как и природа, не обязана оправдываться перед мыслью, напротив, мысль должна содействовать развитию жизни как своей собственной предпосылке. И на вопрос (не кому – то, а себе), в чем смысл жизни, надо сказать: чтобы жить, ища смысл во всех проявлениях бытия, но не делая это средством истощения жизни, ухода от нее, не ставя телегу впереди лошади.

– Сначала жизнь, потом философия. Мы принимаем эту формулу мудрости. Но чтобы следовать ей на практике, надо исповедовать философию Жизни. Это главное пожелание читателям на Новый год.

 Нижний Новгород

Сила аргументов не в числе, а в весомости

Валерий НЕЗНАМОВ

В короткой истории российского парламентаризма за Таврическим дворцом, что в Санкт – Петербурге, coxpaнилась особая слава. Из него в 1918-м матросы Балтики разогнали членов Учредительного собрания, намеревавшихся сохранить распавшееся государство от дальнейшей деградации и гибели и ввести его в цивилизованный мир. Со слов «Караул устал» началось по сути «триумфальное шествие Советской власти», завершившееся в итоге трагедией сходных масштабов. И вот через несколько десятилетий под сводами этого красивейшего сооружения вновь зазвучали страстные речи народных избранников – именно там на второе пленарное заседание Межпарламентской ассамблеи государств СНГ собрались делегации законодателей России, Беларуси, Армении, Казахстана, Кыргызстана, Таджикиcтана, и Taврический стал их постоянной штаб – квартирой.

Межпарламентской ассамблее всего несколько месяцев. В конце марта на консультативной встрече в Алма-Ате были определены общие контуры сотрудничества республиканских законодателей. Тогда там присутствовали представители 11 государств, правда основной документ консультаций подписали лишь 7. Далее был Бишкек, где в середине сентября произошло организационное оформление Межпарламентской ассамблеи (МА), принят регламент ее деятельности. В соответствии с этим документом дважды в год ассамблея собирается на пленарные заседания. Свои решения парламентарии принимают в форме заявлений, обращений, рекомендаций, предложений, постановлений на основе общего согласия постоянных членов. Кроме того, ассамблея намерена разрабатывать модельные (типовые) законопроекты и проекты межпарламентских соглашений по вопросам, находящимся в сфере их интересов. Деятельностью МА руководит Совет, его председателем на встрече в Бишкеке избран Руслан Хасбулатов.

Полезность деятельности этого института в деле созидания СНГ сомнению не подле жит. Но вот об эффективности его работы пока говорить не приходится. И дело здесь не только в рекомендательном характере решений, принимаемых МА, – к рекомендациям у нас отношение известное.

 У Содружества все еще нет единой системы координат, поэтому участвующие в нем государства руководствуются главным образом не общими целями, а индивидуальными или групповыми пристрастиями тех руководителей и политических элит, которые оказались у власти в республиках. Отсюда проистекает то, что называют подменой понятий. Одни в Содружестве видят чуть модернизированный союз, другие – конфедерацию в жестких или, наоборот, гибких конструкциях, а третьи рассматривают его в качестве вселенского ЗАГСа, призванного осуществить бракоразводный процесс и раздел имущества уже не живущих под одной крышей супругов. Так что, сколько бы аргументов ни приводилось в пользу той или иной модели. суть не меняется: без общей идеи развития СНГ, без разделяемого всеми понятийного аппарата оно обречено быть неким непонятным созданием. Ведь сила аргументов не в числе, а в весомости.

 Судя по всему, законодатели решили на этот раз быть более убедительными в своих доводах. В повестке дня – вопросы о конституционных реформах в республиках, о соблюдении национальных законодательств, в том числе проекты согласованных действий в области регистрации гражданства в странах Содружества, социальных гарантий воинам афганцам, а также вопросы, относящиеся к таможенной службе, экологической безопасности и информационному обмену в СНГ.

Вряд ли следует ожидать от второго заседания МА революционного прорыва на пути становления Содружества. Но если решения МА подтолкнут глав исполнительной власти к более эффективным и продуманным действиям, то свои задачи она выполнит, и матрос Железняк уже никогда не сможет вернуться в Большой зал Таврического.

Свои люди в ООН

По сообщениям из Гааги, при Комиссии по профилактике и предотвращению международных и внутригосударственных конфликтов Международного Суда ООН официально зарегистрирована Крымская миссионерская группа Корпуса народной дипломатии в составе семи человек известных в Крыму оппозиционеров. В составе комиссии, наделенной при Международном Суде ООН консультативным статусом, крымские представители смогут заниматься миротворческой деятельностью, посредничеством, неофициальной инспекцией. Создание крымской миссии народных дипломатов при Международном Суде ООН, по мнению многих, свидетельствует о признании правового статуса Республики Крым как самоуправляющегося образования в составе Украины.

Светлана ТУМАНОВА Симферополь

Известно, что наибольшие претензии на право участвовать в формировании нового правительства предъявил «Гражданский союз». Эти притязания оказались неудовлетворенными. Не появилась в штаб – квартире Совета министров России и табличка с надписью «Н.И.Травкин».

Новые люди на Старой площади

 Уже ясно, что ключевым назначением в новом кабинете Министров стало возвращение на должность вице – премьера тридцатичетырехлетнего доктора экономических наук Бориса Федорова. Он являлся одним из разработчиков программы «500 дней» и был министром финансов в первом российском правительстве И.Силаева. Видя невозможность реализации намеченного, ушел в отставку и работал за рубежом: вначале в Англии – в Европейском банке реконструкции и развития, а затем в США, где был директором Всемирного банка от Российской Федерации.

Назначение комментирует наш эксперт, кандидат экономических наук Борис СЕРГЕЕВ

То, что Борис Федоров курирует такие министерства, как экономики и финансов, позволяет говорить о нем как о «первой» скрипке в черномырдинском оркестре. В сущности, ему предстоит сделать то, чего не смог или не успел Егор Гайдар. Сумеет ли?

 На мой взгляд в проблемах макроэкономики он разбирается ничуть не хуже предшественника, однако в отличие от него обладает практическим опытом. Его он приобрел и в Госбанке СССР, где мы познакомились, работая вместе, и в последнее время – за границей. Это человек, сочетающий исключительный прагматизм работе и отсутствие такового в личной жизни. Из своей первой загранкомандировки, не в пример коллегам, «специализировавшимся» на шубах и видеомагнитофонах, он привез компьютер, чтобы можно было заниматься основным делом и дома.

На мой вопрос, зачем он променял многомиллионную в пересчете на рубли зарплату на мизерный, по международным меркам, оклад вице – премьера, Федоров сказал: «Приехал делать дело». Когда мы встретились в минувшую пятницу в Белом доме, где рассматривались изменения и дополнения в Закон о банках, он отметил, что «решительные меры» нужны потому, что нет «решительных изменений». И это, я уверен, не только слова. Если Федоров в чем – либо уверен, он бывает не склонен к компромиссам. Е. Гайдар порой отступал под давлением обстоятельств- Б. Федоров скорее уйдет в отставку, как это уже однажды сделал, чем отступит. Именно так он вел себя, когда, будучи министром финансов, поднял вопрос о разбазаривании – в том числе через «Де Бирс» – алмазов. Он полностью лишен как социалистических химер, во здравие которых не написал ни единой строки даже будучи недолгое время консультантом ЦК КПСС, так и иллюзий о том, что «Запад нам поможет». Последние два года он обстоятельно оценил и возможности, и намерения наших зарубежных партнеров.

Поскольку он реалист, то прекрасно понимает, что диапазон маневра в наших условиях у него невелик. Сознает, видимо, и то что остановить сходу падение производства и инфляцию никакими чудодейственными рецептами невозможно. Думаю, что назначение Бориса Федорова симптом продолжения реформ, а не их свертывания. Правда, в отличие от ряда нынешних руководителей Федоров не играет ни в футбол, ни в теннис. И даже не плавает зимой в проруби. Но, думаю, что делать все это за него пока что есть кому.

Вторая жизнь «камикадзе»

Рэм ПЕТРОВ

rpt

 После отставки Егора Гайдара и назначения Виктора Черномырдина многие ожесточившиеся демократы рыночники говорили, что уж лучше было выпустить из тюрьмы Валентина Павлова и привлечь его в порядке принудительных работ к должности премьера: по крайней мере, у руля стал бы специалист по макроэкономике и финансам, который имел опыт управления страной и даже пытался в меру возможностей внедрить зачатки рыночных отношений.

 Впрочем, первый шок прошел довольно быстро: Виктор Черномырдин заявил о верности курсу реформ; а вскоре выяснилось, что правительство вовсе не собирается, вопреки давнишним обещаниям, уходить в отставку всей дружной командой. Либералы воспрянули духом и сказали, что вообще – то жесткий монетаристский подход Гайдара провалился еще весной, что если бы Гайдар и остался, то все равно он еще долго был бы вынужден наступать на горло собственной песне и выкидывать из нее слова и целые куплеты …

В общем, похороны реформ пока отменили, ибо у команды «камикадзе» началась вторая жизнь. Из состава предыдущего кабинета ушли лишь два человека экономического крыла – сам и.о.премьера и министр внешних экономических связей; зато появился Борис Федоров, способный в известной степени заменить и Гайдара, и Авена одновременно: не вызывает сомнения ни его компетентность макроэкономиста, ни его международная репутация, укрепившаяся за полтора с лишним года работы в Европейском банке реконструкции и развития.

 Судя по всем описаниям дворцовых интриг , сопровождавших отставку Гайдара и назначение Черномырдина, для последнего эта новая ступенька карьеры была абсолютной неожиданностью – и оттого первым его заметным действием стала просьба выделить 200 миллиардов нефтегазовому комплексу; скорее всего , этот проект давно лежал в столе министра топлива и энергетики Виктора Черномырдина и был едва ли не единственной теоретической наработкой , которой он за неимением других и поспешил поделиться с депутатами. Вероятно, еще год назад Виктору Степановичу, стань он премьером, было бы абсолютно ясно, что и как надо делать, но сегодня он живет в ином измерении и прекрасно понимает это. После Гайдара стало ясно, что в России правительство уже не может быть партхозактивом.

От старого теоретического багажа у премьера осталась лишь фраза «рынок – не базар», и он не может не чувствовать зависимости от своих молодых и эрудированных коллег по правительству. Либералы – оптимисты явно ожидают повторения «эффекта Шумейко» и надеются, что Виктор Черномырдин не устоит под интеллектуальным напором оставшихся «гайдаровцев». пользующихся откровенной поддержкой Президента. Дело, впрочем, даже не в чьем – либо напоре, а в том, что называют объективным течением событий. разгрести наследие P Гайдара практически невозможно.

По инерции еще раздаются заклинания «восстановить хозяйственные связи», но уже возникло столько новых связей, что легче окончательно разрушить старые. Да, реформы блистательно провалились в том виде в котором, они задумывались, но Гайдару удалось исподволь сделать главное и. может быть, более важное, чем снижение курса доллара и бездефицитный бюджет: он приучил всю страну просить деньги. He фонды, не корректировки планов, не дополнительную рабочую силу в виде стройбатов и студентов – а именно деньги. И этим начал переход хозяйства в цивилизованную систему координат (конечно, переход этот можно будет назвать состоявшимся, когда страна научится не только просить деньги, но и зарабатывать их). Отныне и впредь все основные интриги вокруг политики правительства будут складываться только в рамках вопроса, кому дадут больше кредитов и льгот, а кому меньше; но эти проблемы с большим или меньшим успехом решают все правительства мира. Наши бюджетные статьи будут разложены в соответствии с балансом политических сил в обществе. Кто у нас самый сильный и влиятельный общем – то известно. Промышленники выкручивали руки Гайдару – точно так же они будут выкручивать руки и Черномырдину, несмотря на то, что держат его за «своего». Но никто из них ни при каких обстоятельствах уже не будет требовать ограничения цен на свою продукцию.

Главная проблема в том, насколько инфляционным станет наше ближайшее будущее. Это зависит, например, от того, что вкладывают наши парламентарии в столь любимое ими понятие, как «социально ориентированная экономика». Логика большого количества депутатов предельно проста: народ нищает значит надо дать ему денег, и чем больше, тем лучше. После этого, когда буханка хлеба вдруг станет стоить не 30 рублей, а 300, можно будет снова заклеймить антинародное правительство Ельцина Черномырдина и на новом инфляционном витке оправдывать высокое звание народного избранника и заступника. Впрочем, не в этом люмпен – лоббировании кроется главная угроза финансовой стабильности России; раздача денег населению при определенных обстоятельствах стимулирует развитие отраслей, производящих товары повседневного спроса. Страшнее, когда под флагом священной борьбы со спадом производства начнется суетливая раздача триллионных кредитов самым неповоротливым и ленивым. Под крики «не дадим погибать целым отраслям производства!» весьма просто погубить и всю экономику, и все производство, и все отрасли. Компромиссы между, условно говоря. «монетаристами» и «промышленниками» неизбежны, но они должны находиться в рамках некой общей промышленной политики, которую правительство должно будет сформулировать, чтобы оградить себя от давления с разных сторон.

Mногие были удивлены тем, что уход Гайдара не повлиял на курс доллара. Это позволяет сделать вывод: наша банковская система функционирует вполне независимо от правительства. Хорошо это или плохо – тема отдельного разговора, но, вспомнив о банках, нельзя не заметить, что минувший год принес еще один важный итог. Неуклюжесть нашей банковской системы стала настолько очевидна, что уже кажется злонамеренной – есть подозрение, что банкирам больше проку именно от неразберихи в расчетах, чем в экстренной модернизации всей системы платежей. Центральный банк по праву, в общем – то, гордится тем, как эффективно была проведена летом кампания по расшивке неплатежей, но ведь сам кризис был не в последнюю очередь следствием дремучести системы расчетов. О зарплатах наших банковских служащих ходят легенды, их офисы самые просторные и фешенебельные – так почему же никак не хватает денег на создание нормальной электронной системы расчетов? Поневоле вспоминаются рассказы о мясниках времен застоя, которые ломали новые электронные весы, чтобы проще было обвешивать покупателей на старых. Можно допустить, что взломщики электронных систем защиты будут плодиться с большей скоростью, нежели рисовальщики фальшивых авизо, но в конце концов бартеризация нашей экономики во многом следствие невероятной ситуации, когда перевезти сто тысяч тонн картошки проще, чем перевести сто тысяч рублей. И , конечно , минувший год был отмечен началом всенародного праздника приватизации . Вопреки мрачным прогнозам, потребительский рынок не развалился от наплыва денег, вырученных от продажи ваучеров. Выяснилось, что продали свои приватизационные чеки не больше 5 – 6 процентов получивших их граждан. Остальные ждут: кто – повышения стоимости ваучера после окончания их раздачи, кто – подходящего аукциона, кто – открытия заслуживающего доверия инвестиционного фонда, но сам факт того, что большинство ждет, весьма обнадеживает. С чем мы можем себя и поздравить в канун Нового года.

Югокризис: сербский выбор

Эти материалы отражают полярные точки зрения. Сытая Европа благодушнее голодной России, хотя и у нас «югославский» вопрос из внешнеполитического превратился во внутриполитический. Декабрьские выборы в Белграде продемонстрировали: компромисса между сторонниками «жесткой» и «мягкой» линий не будет. Не только в Югославии. В Европе тоже.

Джованни БЕНСИ, итальянский журналист

Сербы, хорваты и мусульмане, поочередно выступающие в роли гонителей и гонимых, палачей и жертв, одинаково бедны, замучены, затурканы и ограблены нашей коммунистической номенклатурой, состоящей из тех же сербов, хорватов и мусульман. Собственно говоря, войну Боснии и Герцеговине даже трудно называть «межэтнической» или «межнациональной»: все три указанные группировки говорят на одном и том же языке, который принято обозначать как «сербско – хорватский» язык, который в прошлом веке ввел сербский епископ Иосип Юрай Штросмайер (и который его безуспешно пытался именовать, чтобы никого не обидеть, «иллирийским»).

-Войну в Боснии и Герцеговине вряд ли можно рассматривать как межрелигиозную. Признак принадлежности к определенной конфессии не выдвигается на передний план ни одной из трех воюющих сторон, дух «крестового похода» или «джихада» присутствует только в маргинальных группировках, ни один религиозный иерарх не стал общественно – политическим лидером. Ряд международных организаций – СБСЕ, ООН и Европейское сообщество – пытается содействовать умиротворению «взорвавшихся» регионов посткоммунистического мира, от Боснии и Герцеговины до Нагорного Карабаха. Но успехов мало, что порождает ядовитые замечания вроде: «Запад бездействует, не интересуется нашими проблемами, ему безразлична судьба каких – то там балканцев и кавказцев … » Но дело не в этом. Трудности заключаются в том, что у ведущих западных стран почти нет опыта общения с теми проблемами, которые будоражат целые посткоммунистические государства. Вообще в Западной Европе нет регионов с таким же разнородным этническим составом, как Босния и Герцеговина или Северный Кавказ. В названных регионах не был доведен до конца тот процесс национальной унификации, который в крупнейших странах Западной Европы был завершен уже в средневековье. В западной части Старого Света сохраняют остроту только две проблемы с этнической или этническо-религиозной подоплекой: баски в Испании и католики в Северной Ирландии. Однако аналогия не идет дальше определенной границы.

В Западной Европе бытует мнение, согласно которому многонациональным государством может управлять только диктатура. Только «железная рука», мол, может уберечь от того, чтобы разные народы, живущие вперемешку на одной и той же территории, не хватали друг друга за горло. Югославию якобы «держали» вместе , более или менее мирно , либо авторитаризм династии Карагеоргиевичей, либо коммунистическая диктатура Иосипа Броз Тито, а взаимную резню между народами Российской империи и позднее Советского Союза, предотвращали лишь самодержавие и коммунистическая диктатура. Что делать? Идти назад к монархии?

 Что за этническими столкновениями чаще всего скрывается нечто другое – это поняли уже давно наиболее просвещенные деятели бывшей Югославии, где столкновения, хотя и менее кровавые, чем сегодня, всегда были на повестке дня. Сараевский профессор Эсад Чимич, мусульманин, еще в 1968 году писал в журнале «Коммунист», органе Союза коммунистов Югославии: «Пока трудящийся свободен как производитель или деятель самоуправления, он не станет добиваться свободы как серб, хорват или босняк. Однако, если ему отказывают в личной свободе, он ищет компенсации, настаивая на своей принадлежности к определенной национальной группе: таким образом он пытается получить свободу на более высоком уровне». В переводе с югославско – партийного жаргона того времени это значит, что человек выделяет в особую категорию свою национальность и выдвигает на передний план свои национальные права, когда по какой – либо причине он не может реализовать свои права в других областях.

Обратимся к опыту Западной Европы: там есть регион, близко напоминающий и Кавказ, и Балканы как в географическом, так и в этническом отношении. Не удивляйтесь: это Швейцария. Те же горы, та же этническая пестрота. В альпийском регионе между Лугано и Шаффхаузеном, между Женевой и Лихтенштейном живут люди четырех национальностей, говорящие на четырех языках: немецком, французском, итальянском и ретороманском. Но аналогия тут же и заканчивается. В отличие от Боснии и Герцеговины, от Азербайджана или Абхазии в Швейцарии никто ни в кого не стреляет, никто не выгоняет соседа из дома и никто не проводит «этнических чисток». В чем дело? Надо обратить внимание на разницу между Швейцарией и «кризисными районами» посткоммунистического мира: в первой царит благосостояние, во- вторых- бедность. Если бы в Боснии и Герцеговине существовал уровень жизни Швейцарии, то хорваты, сербы и мусульмане жили бы в мире и согласии. И наоборот, если бы в Швейцарии царила та же отсталость, что в Боснии или Нагорном Карабахе, то и там, скажем, франкоязычные и ретороманцы, вероятно, давно бы стали резать друг друга. Бедность поощряет взаимную вражду: каждый испытывает психологическую потребность искать виновника своей беды и всегда его находит в «другом», в человеке, говорящем на другом языке, исповедующем другую религию, пользующемся другим алфавитом, имеющем другой цвет кожи. Эту точку зрения подтверждает и развитие ситуации в некоторых других районах Западной Европы, в которых до недавнего времени царили напряженные межэтнические отношения: Южный Тироль на северо- востоке Италии, где живут вместе итальянцы и немецкоязычные австрийцы; Бельгия, где сосуществуют франкоязычные валлоны и голландскоязычные фламандцы. Прежде в этих районах наблюдались вспышки насилия вплоть до образования террористических группировок. Обстановка нормализовалась по мере улучшения экономического положения. Чем лучше становилось жить людям, тем меньше они интересовались, на каком языке говорит сосед.

Мюнхен

Елена ГУСЬКОВА

 Экономический, политический кризис, а затем и кризис всей югославской Федерации- таковы основные печальные вехи балканского кризиса девяностых. Кризиса, к которому не были готовы Европа, международные организации, да и сама Югославия. События зашли так далеко, втянув в свою орбиту не только всю Европу, но и ближайшую Азию и далекую Америку, что рассуждения «вообще» , попытка выяснить уровень личной свободы, «национальной унификации» или надеяться на улучшение экономической ситуации сегодня по крайней мере неуместны .

Ситуация абсурда, продлившись еще хоть небольшое время, приведет к мировой войне. Разве не абсурд – жесточайшими в истории ООН санкциями наказывать страну, не участвующую в войне, или восстановление в OOH ставить в прямую зависимость от результатов парламентских выборов в Сербии? Разве поддается логическому осмыслению тот факт, что от блокированной мировым сообществом Югославии требуют навести порядок в соседней Боснии и Герцеговине? И при этом никто не замечает, что в этой стране воюют три народа, два из которых сербы и хорваты готовы договориться.

После трех лет с начала кризиса стало очевидным, что итогом деятельности международных организаций (EC, ООН, СБCE) является лишь углубление конфликта. Это особенно отчетливо видно на примере Боснии и Герцеговины. Абсолютное большинство средств массовой информации Запада активно разжигало антисербскую кампанию. Умалчивались факты геноцида сербского населения в Хорватии, ни слова не говорилось о концентрационных лагерях для сербов в Боснии и Герцеговине, об истинных причинах столкновений в сербских Краинах, об огромной помощи Хорватии со стороны Гер мании. Не зная многих фактов, общественное мнение легко воспринимало обвинение Сербии якобы в разжигании конфликта.

 Не надо быть профессионалом, чтобы понять: цель вмешательства Запада на Балканах вовсе не потушить пожар в Боснии и Герцеговине, а ослабить Сербию, не допустить создания на Балканах сильного славянского государства. Отсюда и такое пристальное внимание к парламентским выборам 20 декабря, перерастающее в давление и ультиматумы. Естественно, возникает вопрос, какая из международных организаций вправе определять форму государственного устройства тои или иной страны? Неужели не ясно политическим лидерам Запада, пытающимся играть роль покровителей, что страны Восточной Европы переживают и еще долго будут переживать переходный посткоммунистический период, в котором неоднократно левые и правые, коммунисты и антикоммунисты, бывшие и новые, без политического лица и партийной окраски будут сменять друг друга, пока не найдут единственно приемлемый для каждой страны вариант политического устройства и баланса сил?

 Самый важный вопрос сегодня как все-таки решить югокризис и кто сегодня является реальной силой, способной предотвратить его дальнейшую эскалацию? Ведь даже традиционные покровители Сербии и Черногории Россия и Франция – отвернулись от них для того, чтобы поддержать единство европейских рядов. По моему глубокому убеждению, только Россия сегодня может выступить с инициативой урегулирования кризиса, а также гарантом дальнейшей стабилизации обстановки. Позиция России должна предотвратить военное вмешательств во внутренние дела Сербии и Черногории, гарантировать восстановление Югославии в международных организациях. Необходимо разработать и предложить программу политического урегулирования конфликтов в Боснии и Герцеговине, исходя из предложенного сербской и хорватской сторонами конфедеративного устройства республики, предотвратить узаконение практики превращения ЕС в политический, а ООН – в карающий орган мирового сообщества. Нельзя не видеть того, что стабильность на Балканах – это стабильность России, ибо уже сегодня единство России находится под вопросом. И вполне могут сбыться слова З.Бжезинского о том, что «Россия будет раздроблена и под опекой» . Югославский опыт позволяет сделать это беспрепятственно.

Москва
— – —




— —

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *