год начался с тихого визита американского президента

12.01.2023
151

Заглавная публикация “России” №2 за 6- 12 января 1993 год посвящена последнему в истории президентства Джорджа Буша визиту 2-3 января в Москву. Он был отмечен подписанием между РФ и США Договора о дальнейшем сокращении и ограничении стратегических наступательных вооружений (СНВ-2). В определенной мере он станет прологом подписания уже с новым Президентом США Биллом Клинтоном декларации, провозгласившей стратегическое партнерство обеих стран.

Прорывы, обрывы, порывы

репродукция РИА Новости

Десять лет назад Министерство обороны СССР выпустило политический бестселлер: буклет «Откуда исходит угроза миру?», в котором советским гражданам очень доходчиво, на хорошей бумаге, с красивыми цветными фотографиями бряцающего оружием империализма объяснялось, откуда эта угроза исходит. Брошюра представляла собой адекватный и паритетный ответ на «пропагандистскую поделку» Пентагона под названием «Советская военная мощь»

Андрей ШАРЫЙ

Минувшее десятилетие смело не только СССР вместе с его военной мощью, но и представление о том, как разрабатываются «судьбоносные» договоры о разоружении. Пяти месяцев торопливой работы двум демократиям хватило для того, для -двум сверхдержавам не хватило четырех десятилетий. Президент без особой пропагандистской помпы появился в Москве, оставив тех россиян, что не слишком сведущи в политике, с легким чувством недоумения: то ли договор приезжал американец подписывать, то ли на кремлевскую елку посмотреть. И никаких вам разговоров о мудрой политике родных вождей. Только робкий традиционный ропот относительно очередного предательства национальных интересов.

Впрочем, в эпоху плюрализма к любому договору можно относиться по – разному. Почитайте газету «День» – патриотически ориентированные военные специалисты объясняют, что Россия отныне беззащитна перед американскими ядерными ракетами. Откройте «Российские вести» – там статьи либеральных экспертов в погонах о наступлении эпохи нового партнерства.

Успех любого международного соглашения в мировой практике принято оценивать с точки зрения его вреда (или пользы) для национальных интересов стран – участниц. То есть предполагается, что эти интересы хотя бы самим разработчикам документа известны как бы изначально. Увы, при отсутствии у России сформулированной военной доктрины и при наличии очерченной лишь пунктиром внешнеполитической концепции вряд ли плодотворными окажутся попытки вынести свершившемуся взвешенную, как история требует, оценку. Все зависит от точки опоры, а с этой опорой у власть имущих имеются собственные политические пристрастия.

В самом деле, на фоне текста нового договора легко проследить политические устремления подписантов. Буш поставил эффектный восклицательный знак в конце внешнеполитического абзаца, на сочинение которого Америка отпустила ему четыре года пребывания Белом доме. Ельцин забил красивый гол Украине и Казахстану, еще раз показал врагам и друзьям, что такое решительность на международной арене, и обеспечил своей команде сравнительно безболезненное установление отношений с администрацией Клинтона. Козырев, хотя и дал сомневающимся в его министерской компетенции засомневаться еще больше, наглядно продемонстрировал, что и при новом премьере можно допеть прежнюю песню. А Павел Грачев (которого я видел в Кремле) просто выглядел довольным. А если доволен министр обороны – чего еще желать гражданам?

Граждан преимущественно волнуют проблемы, связанные с последствиями встречи Нового года, а не с последствиями многолетней гонки вооружений. Неожиданно проклюнувшийся внешнеполитический прорыв с прохладцей прокомментировали даже дипломаты, которым привычны в дневнике отечественной жизни всяческие прорывы, обрывы и порывы. Можно сетовать на апатию россиян, которых перестает волновать то, что не имеет отношения к их личным невзгодам. А можно подивиться философии американского обывателя, который не знает имени российского президента.

Личный опыт

 Валерий НЕЗНАМОВ

Вот и стали мы на год взрослей. Все без исключения, кто пережил беспокойный, донельзя спрессованный всяческими катаклизмами 1992-й. И, разумеется, мудрей, ибо любой личный опыт во много раз ценнее тысячи мнений, рожденных воображением. «Лечение рынком» серьезно повлияло на наши умонастроения, привычки и пристрастия. Социологические исследования свидетельствуют: от 61 до 81 процента жителей столицы ни разу не были в течение в года в кино, на концерте, в кафе или ресторане. Стали ли мы большими индивидуалистами вследствие «гайдаровского шока» или же для развлечений просто не хватает презренного металла? Вероятно, справедливы оба объяснения, правда, для большинства решающее значение имеет второе. Так что по сравнению с первыми годами перестройки бывший «гомо советикус» стал домоседом поневоле, ограничив свой ежедневный маршрут всего двумя пунктами: дом – работа – дом. Вот и Новый год свыше 92 процентов опрошенных провели в семье, у родных или друзей. Хотя этот показатель, может быть, и ни о чем не говорит: все – таки праздник – то традиционно семейный. Но ведь в декабре состоялись съездовские ристалища, а массовой поддержкой они даже в политизированных центрах не пользовались.

 В чем же тогда наша приобретенная за год мудрость? Наверное, в том, что мы чуть – чуть, но дистанцировались от власти, стали менее зависимыми от нее, меньше верим, а чаще и вовсе не верим в ее непогрешимость и мессианскую роль лидеров, еще вчера носимых нами на руках. И эта перемена в массовом сознании для беспристрастного наблюдателя очевидна. «Гомо советикус» все больше начинает осознавать свою самоценность и значимость, понимая, что уже и сегодня его голос может сыграть не последнюю роль в судьбе того или иного политика. Конечно, для многих из нас это – пугающее открытие. Как жить и действовать без «руководящих и направляющих идей», да еще при том, что отсутствует некая единая линия поведения власти? К какой пристани держать свой путь, на какой ветер настраивать паруса своего судна? А может, ни к какой? Просто мести перед своей дверью, и тогда вся улица будет чистой? Главное, как писал незабвенный Сервантес, жить в ладу со своей совестью, и пускай себе люди говорят, что им вздумается. И помнить еще том, что имеешь право на все, ограниченное только одним – правом любого другого человека на то же самое.

Да, кажется, мы устали от «большой политики», которая все чаще ассоциируется с распрями между лидерами. Социологи утверждают, что 90 процентов населения России не удовлетворены реформами. Но парадокс: те же 90 процентов не желают возврата к старому. Поэтому возвращение к временам «великого вождя» вряд ли возможно. И не только потому, что история развивается поступательно. Начиная с 1985 года в нашем демократическом «ликбезе» прошли обучение в тысячи раз больше людей, чем в диссидентских кружках и организациях предшествующих периодов советской власти. Все мы почувствовали вкус свободы, независимости, инициативы. Что же касается различий между нами, то они во взглядах на методы и и способы приватизации, отношении к социальной политике, в представлениях о последовательности и темпах реформ. Именно в согласовании наших интересов по поводу этой триады разногласий власть центральная и может сказать свое веское слово. И скорее даже не она – регионы, каждый со своей спецификой, перехватывают у часто запаздывающего центра инициативу в создании жизнестойкой ткани рыночных отношений и разумной системы разделения труда. А процесс этот будет стимулировать, без со мнения, другой, связанный с оформлением конституционного строя в России, нейтрализуя столкновения в верхах …

Тремя путями познаем мы мудрость. Раз мышление – самый благородный, подражание – самый легкий, третий – жизненного опыта – самый тяжелый , но самый плодотворный в итоге, ибо сохраняет самобытность человека и государства, их место в истории. И нам, поглядывающим на Запад и Восток, нельзя не оставаться самобытными – ведь мы сами цивилизация. Но, разумеется, деятельными, а не только порой преувеличенно рассуждающими о собственной значимости для остального мира.

Введение торговца в храм

Честная игра, в которой всем гарантируется свое понимание личного интереса и счастья при условии, что «счастье владелец» не покушается на аналогичные права ближних, остается для нашего общества пока Лишь заманчивой перспективой , а главное действующее лицо в движении к вожделенным переменам – отечественный предприниматель еще очень мало напоминает цивилизованного бизнесмена . Да и будет ли когда-нибудь напоминать?

Два профессора Ю.Согомонов и В.Бакштановский начали широкомасштабное исследование, посвященное становлению гражданского общества в нашей стране, этике и нравственной философии предпринимательской деятельности. Уже вышла их первая книга, кото рая так и называется «Честная игра: этика и философия предпринимательской деятельности», скоро выйдет вторая. Поскольку это пока единственное исследование такого рода, то кому, как не его авторам, отвечать на поставленные вопросы. Нам удалось встретиться с Владимиром БАКШТАНОВСКИМ, сегодня он наш собеседник.

– В последнее время либеральную интеллигенцию, с самого начала воспринявшую обновление общества как главное дело своей жизни, все больше беспокоит нравственное здоровье нынешнее и будущее общества. Весьма условно среди либеральных интеллигентов можно выделить две группы: тех, кто уверен, что вместе с экономическим здоровьем придет и нравственное, и их любовь к рынку не может поколебать даже дикое его состояние, и тех, кто с прискорбием констатирует, что мутная волна переходного периода смоет (уже смывает) высокую мораль, а на удобренной почве взрастет (взрастает) низменная – (уже мораль грядущего хама  А что думаете по этому поводу вы , Владимир Иосифович, человек профессионально исследующий мораль нашего общества?

-Давайте попробуем не впасть в грех романтического разделения морали на «подлинную», высокую и «неподлинную», низкую. Подобная операция по расчленению всегда с безнадежной суровостью открывает мрачную истину: «подлинная» мораль трагически не совпадает с практикуемой. Человек не может быть ни безудержным альтруистом, ни последовательным эгоистом. Мне ближе этика гражданского общества, чья корневая ценность – свобода личности, в том числе свобода ее морального выбора. При оценке гражданского общества неправильно сосредоточивать внимание только на уличающих мотивах своекорыстия, установки на выгоду, на поддержку социально – экономической эффективности, как бы начисто исключающих благородство, милосердие, нравственное самопожертвование, самосовершенствование. Нельзя исходить из такой версии добра, которая обязательно противоречит выкладкам здравого смысла.

Начинающий бизнесмен Владимир Гусинский

Известная Манчестерская формула гласила, что, преследуя своекорыстный интерес, человек служит обществу лучше, чем если бы он сознательно стремился к этому. То есть благо общества, где царит свобода, выступает как непреднамеренный и непредсказуемый итог деятельности людей. Ограничительные правила этики гражданского общества оберегают моральное равенство всех лиц, а в социальном, имущественном плане равенство возможностей (но не результата деятельности).

Безусловно, гражданское общество даже отдаленно не напоминает дистиллированное царство совершенства. Но в этом обществе ограничен произвол тех самых властей, что всегда желают на свой лад «осчастливить» несмышленых подданных, а потому ограничивают и всячески подавляют их стремление к собственным образам и моделям счастья.

-Но разве реакция отторжения происходящего, которое выглядит столь неприглядно, для большинства из нас, воспитанных определенным образом, не нормальная человеческая реакция?

 – Да уж даже если надеяться на светлое будущее, все равно тоска берет. Сколько бы ни говорили, что это переходный период, жить – то хочется сегодня. А вдруг обнаруживается, что на переход уйдет жизнь целого поколения. К тому же, как не раз бывало в истории в таких случаях, политическое решение опередило духовную решимость общества принять новый ценностный мир. Мотив поворота, как вы помните, был прост и безжалостно однозначен – «иначе не выжить!» Неудивительно потому, что обычному смертному лекарство кажется горше болезни.

-А хватит ли нам пусть при самом благоприятном развитии событий даже жизни поколения, как обещают? Ведь цивилизованным странам понадобились на такой переход века.

– Существует преимущество догоняющих. Когда рынок начинался в Европе, человечество еще не имело ориентиров, оно лишь открывало для себя мир новых экономических и нравственных отношений и доля моральных издержек оказаться меньше попросту не могла. Мы же сегодня знаем, «как было» и «как надо», значит, есть шанс смягчить переход. Кроме того, главное действующее лицо – отечественный предприниматель – не может замкнуться в границах России или даже СНГ. А попав в условия цивилизованного рынка, он будет вынужден воспринять правила его игры. К тому же нашего предпринимателя не может не пугать призрак мужика с топором, который всегда является нашей стране в переходные эпохи. В данном случае призрак способен исполнить цивилизаторскую роль. Только играющий по честным правилам бизнес в состоянии не дать ему материализоваться, придав обществу стабильность.

 – А есть ли надежда, что отечественное предпринимательство реализует «преимущество догоняющих» и цивилизуется и мы все вместе с ним?

Действительно, помимо становления предпринимательской морали, трудно уяснить, что происходит в стране с нарождающимся гражданским обществом, где честная Игра – правило для всех. Предпринимательство, по определению, не может быть нечестной игрой, иначе это не предпринимательство. Мораль нашего предпринимательства мораль пассионариев общества, если вам по вкусу такой термин. Однако есть опасность переоценить то, что нельзя недооценивать, возвеличить мораль предпринимательского сословия как самую передовую, высокую, близкую к Богу. B свое время это уже было с нашим отношением к морали пролетариата. Как бы снова не впасть в классовый кретинизм. Да, предприниматели сейчас находятся на переднем крае, в зоне особого риска. Однако рискуют не только они, но и все общество, морально обновляющееся, уходящее от ранее господствовавших идеалов и ценностей. Не надо забывать, что предпринимательское сословие действительно несет в себе риск морального вырождения. В нестабильном обществе стремление к риску очень просто может превратиться в авантюризм, стремление к выгоде – в беспощадную жадность. Что же касается общества, то, если ему не хватит мудрости, оно тоже может впасть в грех зависти.

Красный пиджак- атрибут принадлежности к сообществу

– Христос изгнал торгующих из храма, потому что храм действительно не место для торговли. Но ведь и у торговца есть душа. Похоже, нам остается уповать лишь на то, что она наконец пробудится?

-Предприниматель, как и любой другой человек, нуждается в ощущении смысла и правоты своего дела. Ему хочется достойно выглядеть в глазах других и своих собственных. Сейчас это не так ощущается, видимо, не только потому, что рынок – дикий. Но после того, как первая потребность в создании капитала удовлетворяется, предприниматель начинает задавать себе вопросы. Те социологические обследования, которые мы с коллегами проводили и продолжаем проводить, подтверждают это: российские предприниматели уже делают попытки познать себя. Многие начинают понимать, что честным быть хорошо и полезно. Этого, конечно, мало, это только начало предпринимательской этики, но уже что – то.

-Русское купечество довольно долго обладало своеобразной сословной моралью. Например, представитель сословия имел законное право на два запоя в год большой и малый. Считалось – не моральное разложение, а для лечения души. И никто из собратьев по бизнесу, признавая это право, не покушался на временно оставшийся без присмотра капитал. Сложнее было с инородцами, привыкшими считать честными совсем другие правила. Это я к тому, что немало зависит от среды, в которую приходится вживаться, и не всегда все кончается совсем уж благополучно.

– Конечно, предпринимательству очень важно понимать, в каком обществе оно пытается укорениться, иначе не то что не избежать неприятностей- не выжить. Сейчас нет единой морали общества, и предпринимательству необходимо уложиться в некую моральную мозаику. В самом условном смысле в современном обществе сегодня можно выделить две противостоящие друг другу системы ценностей рынкофобскую. и рынко фильскую Конфликт между ними базовый, и без его разрешения обществу вообще – трудно рассчитывать на превращение в гражданское, тем более на то, чтобы понять предпринимательство как нравственно оправданную деятельность. Если рынкофоб и рынкофил исключат задачу друг друга побеждать, они будут вынуждены уживаться. П сути же это будет означат моральную реформацию.

– А мораль сегодняшнего предпринимательства? О ней можно сказать что – то определенное?

-Сегодня уже можно говорить о различных нравственных типах предпринимателей, связанных с той средой, из которой они вышли. Не заглядывая в анкету, легко узнать по внешнему виду и стилю поведения бывшего партийного и советского работника, бывшего теневика, бывшего кооператора. Отдельно – как наиболее цивилизованная группа выходцы из научно – технической интеллигенции. Видимо, неизбежен процесс постепенного оттеснения ухода в сторону первой предпринимательской волны, а их место займут те, чьи нравы сформировались вне командно-административной системы. И чем таких новых предпринимателей окажется больше, тем меньше будет морального риска и для предпринимательства, и для общества.

 -Выходит, не так плохо, что интеллигенция все чаще уходит в бизнес?

С точки зрения того – цивилизаторского воздействия, которое она может оказать на все предпринимательское сословие, – да.

 – Мы все время говорим, что общество должно проявить мудрость, помочь становлению предпринимательства само учиться играть честно- не строить баррикады. А что можно и нужно делать на практике?

 Например, , я все время жду, когда же среди массы изданий для nредпринимателей появится хотя бы одно , которое пропагандировало бы успех , риски именно как нравственны ценности, а не как инструменты для добывания прибыли. Если бы меня спросили, что такое «этика предпринимательства», я бы сказал – это этика успеха. Это – доминирующее в предпринимательской мотивации стремление к достижению, к преодолению. Этика успеха парадоксальна. Понимание успеха может быть и глубоко благородно, и абсолютно аморально. Более того, чтобы общество могло превратиться в гражданское, успех должен стать массовой ценностью. Каждому сословию, профессии, возрасту необходима своя модель успеха. Тогда люди начнут принимать тех, кто вырывается вперед и сегодня раздражает, то есть начнут соблюдать одно из правил честной игры

Беседу вела Мария Богатых 

Сколько правд-столько и лжей

Александр ЕВЛАХОВ

Время, прошедшая после Съезда народных депутатов, так и не ознаменовалось программными заявлениями нового главы правительства. Если, разумеется, к таковым не относить сентенции о том, что рынок- это не базар, Россия – не страна лавочников, а главное внимание следует уделять базовым отраслям. Для Рыжкова или Павлова – хватило бы и этого. Несколько лет назад никого бы не смутил бы и вовсе молчащий премьер.

Однако за последний год мы привыкли видеть во главе кабинета интеллектуальную единицу. Поэтому, наверное, заявление главы правительства в про грамме «Итоги» о том, что он пока не знает, когда сможет изложить программу дальнейших реформ, но зато имеет хороший директорский опыт «крепкого» слова, многими воспринято с недоумением.

Так всегда бывает с человеком, воспитанным на классике, но оказавшимся на провинциальном водевиле. Он ждет действия, а слышит шум за сценой. Этого шума в последние дни и впрямь было через край даже для такого серьезного дела, как примерка министерских «зипунов». Несмотря на заявления Б.Ельцина о том, что больших перестановок в правительстве не предвидится, только наивный человек может предположить, будто прервать визит в Китай Президента побудили лишь его излишняя впечатлительность или «провокационные» выступления в прессе.

То обстоятельство, что возвратившийся из Японии Аркадий Вольский на пресс – конференции фактически дезавуировал сообщения российской печати о том , что он в интервью японскому информационному агентству якобы употреблял формулу « я и Черномырдин» и с необычайной легкостью «раздавал» министерские портфели, скорее порождает вопросы, чем отвечает на них.

Во – первых, как на провокацию поддалась не только наша, но и зарубежная пресса, и спор в сущности идет не столько о «духе», сколько о «букве» сказанного.

Во – вторых, достаточно сравнить фамилии тех, кто упомянут в «дезавуированном» интервью с теми, что назывались еще до Съезда народных депутатов на страницах «России» коллегой А.Вольского по «Гражданскому союзу» Н.Травкиным, чтобы убедиться: речь идет об одних и тех же лицах, в том числе и о предложенном на экономический блок Е.Сабурове.

Есть. правда, и существенная разница. Тогда речь шла о возможных изменениях в правительстве с учетом того, что ГС не настаивает на отставке Е.Гайдара. Теперь кандидатуры предлагаются в кабинет В. Черномырдина, которого якобы поддержал все тот же ГС . Закономерен вопрос: когда лидеры этого союза блефовали, встречаясь с Б.Ельциным накануне съезда, во время его проведения или теперь?

Похоже, они делают это постоянно. Достаточно посмотреть на список депутатских фракций, предлагавших съезду кандидатуры на должность премьера ( стр.3 ), чтобы убедиться – выступающая от имени ГС фракция « Смена ( Новая политика ) не предлагала ни  Е.Гайдара , ни в Черномырдина , ни либо другого.

 Вряд ли кто-нибудь станет оспаривать право того же «Гражданского союза» быть влиятельной политической силой. Однако для этого недостаточно ни широковещательных заявлений, ни данных опросов общественного мнения, отражающих симпатии части населения к Н.Травкину и А.Руцкому. Главное, как справедливо отметил Александр Владимирович на недавнем съезде ДПР , лидером которой является Николай Ильич, это создавать мощный блок и готовиться к выборам. Разумные слова. Которые, впрочем, мало согласуются с пока еще ни на чем не базирующимися попытками ГС влиять на состав правительственной команды. Ведь если быть точным, то, кроме социал-демократов, скрепивших полтора года назад поддержку Б.Ельцина на выборах договором о включении своих представителей в правительство (коими стали вице-премьер А.Шохин и зам.министра труда П.Кудюкин), больше Президент ни перед кем обязательств не имеет.

Не надо блефовать и суетиться. Подождем результатов апрельского референдума, примем Конституцию и избирательный закон, назначим выборы. И тогда, как говорится, «будем посмотреть» – отдадут ли избиратели голоса «Гражданскому союзу», кому либо иному или махнут рукой, согласившись с русским писателем А. Ремизовым в том, что все партии – гадость, потому что у каждой из них только своя правда и потому у нас в России сколько правд, столько и лжей!

Номенклатура …

Леон ОНИКОВ

Автор этой статьи человек не молодой – мне под 70, вся жизнь прошла в сущности в партаппарате. Началась она еще при Сталине в ЦК республиканской компартии и далее – до аппарата ЦК КПСС, в котором я проработал более 30 лет до его последних дней. Это дает мне моральное право высказать несколько советов, которые, как мне представляется, могут оказаться небесполезными для исследования вопроса об аппарате органов управления, которые с начала 30 – х годов были под абсолютно строжайшим запретом. В нашей печати такого рода исследования стали появляться в основном после августовского путча. Наиболее серьезные публикации принадлежат Центру «РФ – Политика».

Главный объект исследования – администрация Президента России. На протяжении всего лишь десяти месяцев Центром уже опубликованы две аналитические записки на эту тему: «Номенклатурное подполье берет под контроль администрацию Президента России» («Независимая газета», 24.01.92) и «Недопереворот» («Известия», 30.10.92 г). В записках немало интересных мыслей, точных наблюдений. Более чем современно в последней публикации замечание о том, что «Президент все последовательнее и тверже осуществляет непоследовательную, слабую, по – горбачевски «центристскую политику».

 Хотя, судя по следующим за этой фразой словам, авторы исследования понимают центризм довольно странным образом, но напомнить Б.Ельцину об опасности центризма по Горбачеву сегодня более чем необходимо. Центризм может быть в равной мере и благом, и бедствием. Все зависит от учета расстановки политических сил и наличия социальной базы центризма. Непонимание этого можно проследить на горестной судьбе Жоржа Дантона и Луи Блана во Франции, а Александра Керенского – у нас. Центристская иллюзия М.Горбачева, не стоит об этом забывать, была одной из причин, стимулировавших выступление ГКЧП.

Точно уловили исследователи и пороки, повадки и плутни старого партаппарата, которые, к моему ужасу, оказывается, сохранились почти в том же виде и в администрации Президента. Все до боли знакомо, от крупного подвоха до мелкой пакости. И искусство своевременно «потерять» необходимый документ, и невзначай «вычеркнуть из текста» принципиальное положение или отбросить ценное предложение «без объяснения причин», и, наконец, при всем при этом – бесстыжая, наглая безнаказанность.

Какой же вывод из столь точного заключения делают эксперты? К сожалению, довольно простой, если не сказать, примитивный. По их словам, администрация Президента вместила в себя набранных списком в августе – сентябре 1991 г. работников аппарата ЦК КПСС, в том числе Общего отдела. Но это, продолжают они, – оказывается, только верхушка айсберга. Внутреннее же содержание процесса «перетекания кадров» в другом – в широкомасштабной миграции аппаратного слоя …» Подумать только, как все, оказывается, просто – спугнули птичью стаю на одном дереве, она вспорхнула и … перелетела на другое. Кто же в этом повинен? Ответ столь же прост – разумеется, бывшие аппаратчики, «руководство администрации Президента» Ю.Петров и О.Лобов . Но позволительно задать аналитикам хотя бы два вопроса. Первый: откуда взялось столько злодеев в прошлых управляющих структурах? Второй вопрос: неужели руководящая верхушка России как в центре, так и на местах ослепла до такой степени , что все время продолжает привлекать к делу этих номенклатурных монстров?

Совет первый не забывайте о ГЛАВНОМ, о ПРИЧИНЕ аппаратных пороков. Личные и деловые качества работников аппарата имеют, разумеется, исключительно важное, но НЕ ОПРЕДЕЛЯЮЩЕЕ значение. Страшны не аппаратчики, как вам кажется, а аппарат как СИСТЕМА, Сконструированная лично Сталиным на тоталитарных, бюрократических, единоначальных принципах с начала 30 – х годов. Аппарат продержался в ЦК КПСС без существенных изменений почти до августа прошлого года.

Советую вам, дорогие аналитики, сосредоточить внимание прежде всего на расшифровке изощренного МЕХАНИЗМА аппарата управления прошлых лет, системно проанализировать, начиная с конца 20 – х годов, его НОРМАТИВНОЕ обеспечение – все эти строго секретные инструкции, регламенты , положения и т.п. Без этого ваша попытка найти ответы в позиции Ю.Петрова и О.Лобова выглядят, поверьте, как сплетня или еще хуже – ложный донос.

 Совет второй – не забывайте, как исследователи и о ГЛАВНОЙ задаче прикладной науки – оказать помощь в решении практических задач – в данном случае в научном обосновании демократических принципов механизма нового аппарата управления. Судя по вашим же удачным находкам в первой публикации, в работе новой администрации мало что изменилось.

 Занимаясь последний год только журналистикой, я, признаться, не знаю, как работают сегодня аппараты управления, но без риска на ошибку берусь утверждать, что причина отмеченных вами недостатков одна из двух: либо новые нормативы аппаратной работы еще не разработаны, в таком случае старые кадры разумеется, работают привычно, по – старому. Либо новые нормативы уже действуют, но они все еще находятся под гнетом старых.

 В обоих случаях без помощи науки не обойтись. Главная цель её- отработка нового механизма ВНУТРИПАРТИЙНОЙ ДЕМОК РАТИИ. Ее сердцевина – четкая и гласная регламентация ПРАВ И ОБЯЗАННОСТЕЙ РАБОТНИКОВ органов управления.

Совет третий. Перестаньте, Бога ради, путать самих себя и остальных аппаратным «подпольем», «недопереворотом», «партгослатифундистами», «партгосноменклатурной кабалой» и тому подобным. Из уже сказанного вытекает, что сам по себе аппарат не страшен. Страшен аппарат как СИСТЕМА тоталитарной конструкции. Аппаратчик может стать вредным и опасным, когда функционирует в рамках такого аппарата. Но старый аппарат разбит, и его сердцевина, где была сосредоточена вся полнота власти – ЦК КПСС , – ликвидирована .

– Население России демократично избрало первым лицом гоcyдарства Б.Ельцина – очень крупного в прошлом, как вы выражаетесь, «партосноменклатурщика» . В его окружении много «видных номенклатурщиков». Большинство тех, кто сегодня подчинении, прежде также состояли в партийной номенклатуре ( замечу в скобках , что все руководители, начиная с директора сельской школы и главврача сельской больницы, все были фактически в « партноменклатуре») . Так что же это, Б.Ельцин и другие хотят взять реванш, повернуть к старому? Чушь!

В условиях демократизации начинается самовыявление кадров, наиболее одаренные в этой сфере будут вливаться управленческие системы. А пока подобного нет, – как видим, общество не может обойтись без уже профессионально подготовленных кадров – парттосноменклатуры. Нечего бояться !

Послесловие

С Леоном Аршаковичем мы познакомились за пять лет до этой публикации. Активно общались и с осени 1990 года, когда я пришёл в Верховный Совет РСФСР. Но по-настоящему регулярными наши контакты стали после того, как я стал обозревателем, а потом и штатным сотрудником газеты “Россия”, а Оников ее постоянным читателям. Он звонил мне каждый месяц и высказывал мнение о тех или иных публикациях. И только однажды, когда на ее страницах был опубликован “Номенклатурный реванш” Александра Собянина и Дмитрия Юрьева, Леон Аршакович высказал мне несогласие с рядом их утверждений, Тогда я предложил ему опубликовать свою точку зрения. Он обещал подумать…И, когда позвонил и поздравил нашу газету с двухлетием, сообщил, что публикация на обозначенную тему у него готова.

Когда я теперь уже стал искать фото автора, то неожиданно натолкнулся на публикацию о нем в одном из “Живых Журналов” и решил, что бег нее портрет автора будет не полным.

Леон Оников

23 сентября 1924 года в Тбилиси родился удивительный и по-своему легендарный человек – Леон Аршакович Оников. Во многое в его жизни сегодня трудно поверить и даже кажется, что это скорее плод воображения и фантазии его коллег и друзей. А с друзьями ему повезло: в 1929 году в соседней квартире поселился мальчик по фамилии Примаков, а 10 июля 1930 года в соседней квартире родился Илья Глазунов…По рекомендации ЦК Компартии Грузии 22-летний Леон Оников поступает в самый престижный советский вуз – МГИМО, который успешно заканчивает в 1950 году историком-международником.
А через несколько лет Леон Аршакович переезжает в Москву и начинает работать в Отделе пропаганды ЦК КПСС под непосредственным руководством будущего «прораба перестройки» А.Н. Яковлева.
Надо сказать, что об Оникове в центральном аппарате партии ходила масса легенд, мол, он единственный мог встать и уйти во время любого, даже самого важного совещания, и ему за это ничего не было. А в 1972 году он подал в Политбюро записку о необходимости введения в СССР многопартийной системы в целях укрепления основ народовластия. Как говорят, спасли его хорошие личные отношения с К. У. Черненко, которому поручено было разобраться…
Но что точно известно, именно Леон Аршакович первым осторожно поднял вопрос о положении евреев в СССР, о государственной политике антисемитизма.
Так, в докладной записке 30 сентября 1974 года он предлагает: «Было бы оправданным и издание самоучителя еврейского языка (на идиш), о чем просит часть евреев, открытие в нескольких библиотеках отделов еврейской литературы (таких отделов нет даже в библиотеках Биробиджана), введение в некоторых средних школах страны (в гг. Биробиджане, Одессе, Черновцах) для желающих факультативное изучение еврейского языка, открытие одного стационарного театра; при передаче песен народов СССР следовало бы передавать и еврейские песни и т.п.»
Но самую важную роль Оников сыграл в становлении социологии как науки в нашей стране. Именно благодаря его инициативе и поддержке, в СССР было проведено первое по-настоящему масштабное социологическое исследование в Таганроге под руководством Грушина, Гордона, Римашевской и Клопова. Именно Оников впоследствии вписал в Постановление ЦК партии об общественных науках строчку о необходимости “заниматься социологическими исследованиями”, значение чего сегодня трудно переоценить.
Я познакомился с Леоном Аршаковичем в начале 90-х, когда после самоликвидации ЦК КПСС его пригласил на работу своим советником в ТАСС Виталий Игнатенко. Ему был выделен небольшой кабинет на 6 – «генеральском» – этаже здания, где одно время в кабинете значительно больших размеров сидел и я.
Почти каждое утро ко мне в кабинет заходил Леон Аршакович и под свои традиционные 100 грамм коньяка, который у меня не переводился, рассказывал новый анекдот. Сочинял ли он их сам, или кто-то снабжал его, сказать не могу. Но это были очень остроумные и смешные анекдоты, сдобренные неповторимым кавказским акцентом рассказчика. «Традиционные», поскольку, как поведал Леон Аршакович, так начиналось его обычное рабочее утро на протяжении многих десятилетий, еще со времени работы в ЦК партии. Кстати, отец его был вроде бы знаменитым виноделом в Армении…
Обычно это были короткие встречи, а, бывало, мы засиживались на несколько часов и тогда я слушал его удивительные рассказы.
«Как-то вхожу я во второй подъезд здания ЦК на Старой площади, – рассказывал мне Леон Аршакович, – а там у лифта встречаю только что избранного секретарем ЦК Михаила Горбачева. Глянул на меня и отвернулся, не поздоровавшись. Не здороваюсь и я, хотя не раз бывал в командировках в Ставрополье и встречался тогда еще с первым секретарем крайкома, и даже «просвещал» его по многим вопросам.
Так и поднимались в лифте, не разговаривая. – вспоминал Оников, – Только захожу в кабинет – звонок.
– Леон, ты почему не здороваешься? – обращается ко мне Горбачев.
– А ты почему? – отвечаю вопросом на вопрос, хотя он по положению значительно выше меня, и объясняю: – У нас на Кавказе первым здоровается тот, кто моложе.
– Ну, ты меня извини, – после небольшой паузы произносит Горбачев и кладет трубку».
Помню, я задал ему вопрос, почему проработав десятилетия в центральном аппарате партии на совсем не рядовых постах, у него самого почти ничего нет, даже собственного автомобиля? А тогда модно было говорить и писать о привилегиях советской номенклатуры.
«Что мне еще нужно в жизни?! – философски размышлял Леон Аршакович, – Если бы я еще в чем-нибудь нуждался, друзья бы помогли…» А этими друзьями, любившими веселые кавказские застолья, на которых тамадой обычно выступал Оников, были Евгений Примаков, Томас Колесниченко, Зураб Церетели, Илья Глазунов, Владимир Бураковский и др., а еще, например, небезызвестный Отари Квантришвили, от дружбы с которым он никогда не открещивался…
И действительно, в последние годы жизни, а наши пути разошлись, именно друзья серьезно помогали ему справиться с потерей жены, с собственной тяжелой болезнью.
Он умер 16 октября 2000 года, оставив после себя многочисленные книги, статьи и реальные дела, ставшие историей нашей страны.

ИСТОЧНИК: https://prinformator.livejournal.com/20125.html

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *