приехали. станция “Дно”?

19.01.2023
106

Под данным заголовком “России” №3 за 13-19 января 1993 года подразумевались два значения. Во-первых, постоянное повторение различными экспертами констатации того, что “хотя наше падение продолжается, дна мы еще не достигли.” Во-вторых довольно устойчивое мнение о том, что якобы на станции Дно от престола отрёкся Николай II, чем фактически вбил последний гвоздь в крышку гроба Российской империи. В память об этом событии по соседству с вокзалом даже установлен крест. хотя мемориальная табличка о том же отречении в императорском салон вагоне есть и на здании псковского вокзала.

Сужался круг, редели сосны,
Два солнца встретились в окне,
Одно всходило из-за Тосно,
Другое заходило в Дне

(Б. Л. Пастернак)

Политики и экономисты все время нас «утешают», что до дна пропасти еще далеко. Насколько, похоже, не знает никто. Однако даже ожидаемое повышение цен на бензин ощутили уже не только автомобилисты … В день выхода номера неказистый завтрак в школьной столовой стоил пятьдесят рублей .

Истоки термидора

Наша встреча с Сергеем Филатовым состоялась незадолго до его назначения главой администрации Президента РФ. Впрочем, уже тогда было ясно, что скорее всего он, последовав примеру Сергея Шахрая, Владимира Шумейко и Юрия Ярова, переместится в структуры исполнительной власти. Зачем ему быть «белой вороной» среди «твердых хасбулатовцев», которыми в последнее время укреплено ядро руководства ВС? Кто следующий? Как бы ни было условно понятие «термидор», означающее конец революции, оно вполне применимо к характеристике того, что произошло с депутатским корпусом. Кажется, совсем недавно большинство его представителей было для нас олицетворением грядущих перемен. Сегодня этого уже нет. И хотя над Белым Домом развевается триколор, обстановка в нем все больше напоминает Старую площадь трехлетней давности. Поэтому вполне естественно, что наша беседа с первым заместителем Председателя Верховного -Совета России Сергеем ФИЛАТОВЫМ началась с по пытки ответить на вопрос: «Что произошло?»

– Произошло очень многое. Когда мы пришли в Белый Дом, то нами владело желание провести реформы. В нас жило убеждение в непоследовательности политики Горбачева и в том, что именно Россия может стать примером преобразований. Конечно же, на фоне выдыхавшихся союзных структур депутатский корпус был прогрессивен, эмоционально демократичен. Первые принятые им документы были радикальнее союзных аналогов , открывали перспективу демократического развития

. – Добавим к этому, что именно первое российское правительство Силаева взорвало тогда номенклатурный принцип построения власти . На политическую арену впервые вышли лишенные коммунистических комплексов молодые люди – Григорий Явлинский, Николай Федоров и Борис Федоров, ныне вернувшийся в новое правительство уже в ранге вице – премьера.

– Да, это так. Но очень скоро их намерения оказались иллюзорными, ибо стало ясно, что ничего, кроме коммунальной собственности, в нашем распоряжении нет и все рычаги власти находятся в других руках. Сознание этого объединяло, но потом пришел и прошел август девяносто первого. Настало время заканчивать борьбу и брать всю ответственность за реформы на себя. И это оказалось самым трудным. Борьба с кем бы то ни было невольно упрощает проблемы, созидание, напротив, не приемлет простых решений. Когда правительство сделало начальные шаги на пути реформ, то в первую очередь на депутатов обрушились обвинения избирателей, их страх перед будущим …

– А вам не кажется, что сегодня этот страх во многом искусственен? Разве не страшнее был ровно год назад, когда в огромном магазине-«высотке» в двух шагах от Белого Дома  не было вообще ничего только пустые полки. Не знаю, как вам, а мне тогда было намного страшнее.

-С этим я согласен. Действительно, ситуация, когда деньги вообще не имеют смысла намного хуже, чем высокие цены. Скачок цен и появление пусть дорогих, но товаров, по замыслу правительства, преследовало цель, образно говоря, «вытолкнуть людей» из очередей на заработки. Теперь мы видим, что это удалось лишь отчасти, породив расслоение и среди рядовых работников, и в директорском корпусе. Но это уже другая тема, вернемся к проблеме трансформации депутатского корпуса. Его реакция на происходящее во многом была вполне искренней. Депутатам и впрямь казалось, что реформу можно проводить иначе. Когда больному обираются ампутировать руку или ногу, всегда кажется – а вдруг ее можно сохранить. Так и здесь – мнений много, но решать все равно хирургу … Но и это не все в депутатской среде происходят более сложные процессы. Надо прямо признать, что не все ее представители нашли себя в новой роли участников трудного, порой нудного законотворческого процесса.

Собственно говоря, это и есть основная работа, для которой мы их избирали.

– Но есть среди депутатов те, кто предпочитает иной «имидж», завоевываемый на митингах или в поездках по «горячим точкам». Там они всегда на виду. Ну кто, скажите, сегодня знает имена авторов тех или иных прогрессивных законов? Кто вспомнит теперь, что, скажем, Закон о предприятиях и предпринимательской деятельности разрабатывал В.Шумейко, а Закон о собственности – В.Исправников? Они всегда будут в тени на фоне инициаторов политических демаршей или широковещательных заявлений. Есть депутаты – созидатели, но есть, к сожалению, разрушители.

– Последних, если судить по недавно завершившемуся съезду, видимо, больше. Признаться, я не помню столь агрессивной атмосферы ни на одном из предыдущих форумов.

-Я не согласен. Шестой съезд был, пожалуй, не менее агрессивным по отношению к правительству и ходу реформы. Но на нем явились стремление и воля Президиума найти хоть на какое – то сближение позиций. На последнем же не было желания находить компромисс.

-Что же здесь удивительного? Ведь он и созывался не созидать , а разрушать , ничего конструктивного он просто не мог дать.

Давайте не будем столь категоричны в суждениях. Все – таки в итоге страна получила премьера и возможность проведения референдума.

Ваш анализ происшедшего в известной е позволяет понять объективную основу трансформации депутатских настроений. И всё же вряд ли все объясняется только этим. Согласитесь, за два с половиной года изменилась вся атмосфера здания, в котором мы беседуем. Это не тот Белый Дом, что раньше. Приходя сюда, я не могу отделаться от ощущения, что, на словах выступая против режима власти, созданного КПСС за семьдесят лет, мы почти в точности воспроизвели его здесь. Все или почти все в Верховном Совете стало, как прежде в ЦК КПСС. Президиум, взявший функции Политбюро, комитеты и комиссии, всё меньше отличающиеся от отраслевых отделов   ключевые структуры в лице Общего отдела, административно – финансовых служб и служб, занимающихся загранпоездками, замыкающиеся на «первое лицо» , огромный аппарат чиновников , все меньше зависящий от депутатов … И все это выдается за развитие парламентаризма.

 – Вы затронули очень больную тему, которая меня беспокоит уже давно. Мы действительно не сумели уйти от структуры, доставшейся нам в наследство и приспособленной для того, чтобы, как говорилось прежде, «вести линию». Есть Верховный Совет, есть и административная надстройка в виде Председателя и его заместителей. Это действительно монстр, который может сосредоточить в своих руках неконтролируемую власть, несмотря на все законы и регламенты . Депутаты в том или ином комитете могут разработать закон, который, если он не устраивает руководство, всегда может быть заблокирован. Комитеты и комиссии, как известно, курируются Председателем или зам. Председателя ВС, которые могут создать параллельную им комиссию и выработать нужное решение. Так уже было, когда решение по «Известиям» принималось в обход. депутатов из Комитета по средствам массовой информации. Это действительно большая опасность. Пока мы, глядя по сторонам, все думаем, откуда может прийти диктатура, она произрастает здесь, ибо сосредоточение полномочий в Верховном Совете – это сосредоточение власти, в том числе и в руках его Председателя.

В общем, все по Джефферсону, который предупреждал, что механизм угнетения могут создать и законодатели, передав власть человеку, которого они назовут председателем.

 – Это естественно. Ведь когда нет баланса власти, всегда появится желание тирании со стороны того, у кого ее хоть чуть больше. То же самое и с аппаратом. Триста с лишним депутатов не могут иметь в этом здании своего помощника, но зато есть почти 1,5 тысячи чиновников, которые работают на руководство, на Президиум, на сессии и съезды. На кого угодно, только не на членов Верховного Совета.

-Вспомните, Сергей Александрович, как еще летом 1990 года, сразу после I Съезда с участием Б.Ельцина принималось решение об аппарате ВС. Согласно ему впервые часть аппарата сосредоточивалась при комитетах и комиссиях и в дальнейшем должна была осуществиться его децентрализация. Потом, видимо, начала действовать сталинская истина о том, что реальная власть в руках у того, кто владеет аппаратом.

 – Это лишь часть более серьезной проблемы. Аппарат, конечно же, нужен только для организации работы ВС и ни для чего больше. Но вместе с тем ни один комитет не может подминаться ни Председателем, ни его замами. Никто не должен распределять какие – либо блага административным путем. Если депутату хоть кто- нибудь может сказать: «Ты получишь жилье, а ты нет», то грош цена всей независимости парламентария. Даже если не все реализуется теперь, мы обязаны создать условия для следующего парламента, сказав нашим преемникам: «Учитесь на наших ошибках, не проходите вновь через те испытания и искусы, через которые было суждено пройти нам». Надо создать основу для того, чтобы ни при каких обстоятельствах Председатель не мог заявлять, как это бывает теперь: «За ситуацию в стране отвечают два человека – Президент и я». Нет, Президент и парламент! Иное ничего общего с парламентаризмом не имеет, как, впрочем, и другая, не менее часто употребляемая сегодня фраза: «Если вы не примете данного решения, то я проведу его своим распоряжением». Это же безумие, путь к катастрофе.

 – Знаете, Сергей Александрович, аналогии с КПСС у меня напрашиваются не только в связи с копированием тех или иных структур. VII Съезд народных депутатов в чем – то напоминает XXVIII съезд КПСС. В обоих случаях была попытка объединения реформаторов – тогда на базе «Демократической платформы», теперь на основе «Коалиции реформ» . И там и тут была попытка раскола, которая не увенчалась успехом. Всякий раз мучили одни и те же сомнения: нельзя же отдавать структуру консерваторам. Есть общее и в тенденции как сохранить депутатов ВС. Уже началось их «перетекание» в структуры исполнительной власти.

 -Наверное, надо прежде всего задуматься над причинами, отчего это происходит, что предшествовало. Процесс перетёка был, к сожалению, всегда, и причин много, но основные , пожалуй , две – желание профессионалов работать в исполнительных структурах и зависимое во многих отношениях положение народного депутата, работающего на постоянной основе. Но появились и новые причины. Вспомним последний съезд. Там было три попытки фактически политической расправы с теми депутатами, которые создали какую – то оппозицию Председателю ВС. В первый раз из Президиума выплыл проект постановления об освобождении от должности некоторых -председателей комитетов и комиссий.

 – Кого именно?

В этом документе упоминались Брагин, Медведев, Подопригора. Была и «замазанная» фамилия Ковалева. Вариант был беспроигрышный. Если съезд голосует «за», то они лишаются должности. Если «против» то им наносится моральная травма. Теперь все понимают, что они оказались «под колпаком»

. – И другие задумаются

 . – Уже задумались. Был и второй проект, предусматривающий приостановление статей Закона о статусе народного депутата в отношении тех, кто не является членом Верховного Совета, но работает на постоянной основе. Это иезуитство. Как только статьи приостанавливаются, депутаты «выпадают» из прежней сферы деятельности. Потом, как- я думаю, были бы созданы новые условия «приема депутатов на работу». Фактически это чистка. Что происходит с теми председателями комитетов и комиссий, которые не являются членами Верховного Совета? Они как бы автоматически выводятся, и на их место избираются другие. Развитие событий я, конечно, додумываю, но полагаю, что в прогнозе своем не ошибаюсь. И, наконец, еще один «заход» – попытка создать комиссию по средствам массовой информации параллельно существующему комитету. Это «звонок» всем комитетам и комиссиям, которые ведут себя строптиво. Ясно, что в этих условиях многие депутаты хотели бы уйти от преследований. Обратите внимание и на формулировку, по которой предлагалось освобождать от должности: «за дискредитацию Съезда народных депутатов».

 -Но ведь его дискредитируют своим поведением совсем другие.

 -Считается, что этот грех лежит на тех, кто пошел на встречу с Президентом.

-Вам ведь, насколько мне известно, тоже предложили уйти. Что, тоже по «дискредитационным» мотивам?

– Намек был такой уйди тихо. Ведь сделали же это Горячева, Исаев. Они уходили как противники Президента, а мне предлагают это сделать как его союзнику. То, что я сотрудничал с Президентом, с правительством, мне инкриминируется как антипарламентская деятельность. Стыдно говорить, но когда за первым заместителем Председателя ВС устанавливается слежка, когда он проводит рабочую встречу, а ему через пять минут следует звонок Председателя с вопросом: что там у вас за совещание, с кем вы встречаетесь? – это уже не просто унизительно. Из разных источников мне становится известно, что на меня усиленно собирают «компромат …»

 – Так что же получается? Выходит, настойчивые усилия по избранию Председателем Верховного Совета Р.Хасбулатова – какое – то коллективное умопомрачение?

 – Я бы не хотел об этом говорить, тем более что сам прилагал к этому усилия. Он, безусловно, способный, даже талантливый человек. Но живет в нем и другое нетерпимость к чужому мнению, грубость, мстительность. Все это усиливается при стремлении к власти. Было ли все это раньше? Мне кажется, не в такой степени.

 – А у вас нет тяжелого чувства, что вот вы, например, уйдете и будет еще хуже? Или вы считаете, что влиять на Председателя вам не под силу?

– Это сложный вопрос. Раньше мне казалось, что достаточно обычного разговора. Теперь мне все чаще кажется, что лично я мало на что могу влиять. Ведь этот человек все понимает и все делает вполне осознанно. Вообще я считаю, что силы надо тратить не на борьбу, которая всегда наносит урон конструктивной деятельности, а на создание объективных условий для невозможности любого режима личной власти.

-А не поздно?

 -Я так не считаю. И первое, что надо сделать, это как можно скорее обсудить и принять документы о совершенствовании деятельности Верховного Совета и Президиума. Моя встреча с руководителями фракций показала, что они за то, чтобы это сделать в самом начале будущей сессии.

– А как бы вы определили основные на правления реорганизации Верховного Совета? Я имею в виду конкретные шаги – скажем, ликвидацию Президиума в его нынешнем виде.

-Президиум в качестве координирующего органа я, напротив, хотел бы защитить. Кстати, в последнее время почти на девяносто процентов его роль именно такова. Заметьте, к примеру, в бундестаге тоже есть Совет старейшин

 – Однако там, вероятно, нет «главного старца», который мог бы позволить себе предложить кому – либо «выйти и пойти погулять»?

 – Я говорю о Президиуме как о координирующем органе, как о совете равных людей . B Bepxовном Совете есть две палаты, их комиссии должны принадлежать им, а не всему ВС. И комитеты должны по закону иметь самостоятельность и занимать центральное положение в законотворческом процессе, в процессе контрольных функций, связи с правительством и Президентом. Нужна реальная независимость членов Верховного Совета, устранение «надстройки», ее уже по новой Конституции нет. У членов Верховного Совета должны быть помощники, во главе аппарата нужен опытный чиновник, подотчетный Верховному Совету. И, как вы понимаете, нужен более четкий Регламент, в том числе содержащий определение функций руководителей. Вся реорганизация должна служить главному чтобы депутатская среда никогда не была опасным источником концентрации власти .

 – А как Вы относитесь к тому, что депутат, перешедший в исполнительные структуры, должен лишаться своего мандата?

– Это спорный вопрос. Например, в Англии или в Венгрии это не возбраняется. У нас антагонизм между обеими ветвями власти в значительной степени возникает из – за того, что во главу угла ставится искусственный барьер между законодателем и исполнителем. Возможно, такой принцип стал реакцией на прежнюю ситуацию, когда депутатами становились «по должности»? Но теперь – то ситуация совсем иная. Ведь «почетных» депутатов уже не может быть в принципе. Скажите, выиграли ли мы от того, что С.Шахрай, который может заниматься законотворческой работой и любит ее, стал «отрезанным ломтем»?

-Но есть, видимо, и иной аргумент соединение обеих ветвей власти в лице одного человека?

Если он возникает, то, думаю, надо «подняться» на вершину и решить – одно мы делаем дело или нет.

-Сергей Александрович, можно ли принятый съездом документ о стабилизации конституционного строя рассматривать как путь к выходу вслед за референдумом и Конституцией к новым выборам? –

 – Прогнозировать будущее, конечно, трудно, но , думаю, референдум даст ответ на этот вопрос. До VII съезда я был уверен, что мы работаем до 1995 года. Теперь же в этом стал сомневаться.

– А нет у вас опасения, что новый парламент окажется по своему составу еще менее прореформистским? Сегодняшние опросы, правда, показывают, что за национал – патриотов готово голосовать лишь около 3 процентов. Чуть больше, примерно один из десяти, готовы идти за радикалами противоположной направленности. Но это теперь …

-Все будет зависеть от способности создать крупную центристскую коалицию, которая могла бы стать костяком будущего парламента.

-Но пока, кроме всем известного «Гражданского союза», на эту роль никто не претендует.

– Они просто громче всех заявляют о себе. Но есть и другие. К примеру, Республиканская партия, которая отличается не непомерными претензиями на власть, а здравым смыслом.

-Там н лидеры вполне достойные – Влади мир Лысенко, Вячеслав Шостаковский, Игорь Яковенко, Петр Филиппов. Полагаю, далеко не случайно Егор Гайдар тоже смотрит в их сторону в надежде найти политическую опору.

– Я думаю, что уже предстоящий референдум станет весьма серьезной пробой для партий и движений, своего рода репетицией очередных выборов. Но до них надо еще принять съездом или специальной ассамблеей новую Конституцию и, что тоже очень важно, разумный закон о выборах. Он должен корреспондироваться с законом о партиях, который уже готов, но еще не принят. Надо предусмотреть и «порог» доли голосов, необходимых для прохода в парламент, и предусмотреть в нем нормальную деятельность фракций. Если мы это сделаем, то тогда, полагаю, можно будет идти на выборы.

Беседу вел Александр ЕВЛАХОВ

Захват «Останкино» нардепом

Вслед за утверждением Сергея Филатова Б.Ельцин подписал Указ о назначении председателем ТРК «Останкино» Вячеслава Брагина. Брагин Вячеслав Иванович, 1939 года рождения, кандидат исторических наук. Работал в районной газете, первым секретарем райкома КПСС. В 1990 году при поддержке демократических организаций и оппозиции партийных властей избран народным депутатом России. С ноября 1991 года – председатель Комитета ВС РФ по СМИ. Ряды КПСС покинул на второй день после вильнюсских событий в январе 1991 года.

 Вячеслав Иванович, ваше назначение, согласитесь, закрепляет тенденцию ухода демократически, да и просто реально мыслящих депутатов из Верховного Совета.

 – Для меня новое назначение большая ответственность. Что же до тенденции … Пусть избиратели сами задумаются над тем, что происходит. Конструктивный потенциал депутатского корпуса катастрофически падает. По моему, и Президент видит, что взаимодействовать с ним становится все труднее.

-И именно в этой ситуации вы оставляете один из ключевых парламентских комитетов?

– Тяжесть на сердце от этого у меня есть. Но я остаюсь в составе комитета и намерен принимать в его работе самое деятельное участие. И потом, я твердо уверен, что работающие в комитете депутаты способны отстоять демократическую тенденцию.

– А как прошло первое знакомство в «Останкино»?

-В сущности, оно не было первым. В телерадиокомпании я бывал и раньше, в том числе летом, когда она находилась в осаде.

– Ваш предпредшественник Кравченко при назначении заявил , что пришел выполнить волю Президента. А вы?

– Я вижу себя выразителем той же линии, которую проводил в Верховном Совете, – защищать свободную, честную и объективную журналистику.

A.E.

Корпоративизм – светлое наше будущее?

 Аркадий ЛАПШИН

Центр политических исследований РАУ провел ситуационный анализ «Россия после съезда, в котором приняли участие профессора С.Сильвестров, Б.Пугачев, М.Мунтян, Ю.Гаврилов, Е.Черников, а также Д.Рогозин.

a politician speaks to the public with a set of masks

Как считают эксперты, съезд обнажил многие противоречия нашей политической системы, ставшие в последнее время совершенно очевидными, хотя внимательный наблюдатель мог их заметить еще несколько лет назад. Важнейшее из противоречий, которое проявляется сейчас в России, существует между курсом на либерализацию экономической ситуации и той государственностью, которую мы унаследовали из прошлого. Кризис власти усугубился также и тем, что многие методы и формы управления, использовавшиеся новой элитой, были заимствованы из коммунистической эпохи. По мнению аналитиков, российские власти в кратчайший срок должны решить три принципиальных вопроса.

 Один из них связан с возможностью осуществления глубоких социально – экономических реформ в режиме «одиночного плавания», без связи со странами СНГ и бывшего Союза.

Второй вопрос касается реальности дальнейших реформ в России при существующей системе государственности и управления. Не секрет, что наша федерация «сползает» к конфедерации и намечается устойчивая тенденция к распаду единого государства.

 Наконец последний вопрос. Возможна ли социально экономическая стабилизация в стране при той массе конфликтов, которые происходят в геополитическом пространстве бывшего СССР? К настоящему времени Рос сия уже приняла миллион беженцев, и очень скоро эта цифра может возрасти до 3-5 миллионов человек. Пока у нашего правительства нет политики, адекватной этим трагическим реалиям.

 Без решения этих трех фундаментальных проблем, по мнению экспертов, невозможно ни проводить дальнейшие реформы, ни строить стабильное российское государство. Касаясь наших ближайших перспектив, аналитики связывали их, во – первых, с обострением борьбы между исполнительной и законодательной властями и, во – вторых, с возможным появлением некоей новой политической силы. Что касается первого, то правовая неурегулированность полномочий между двумя важнейшими ветвями власти будет усугублять общественный кризис и вести к параличу государственного управления.

 Если представительная власть возьмет на себя роль «первой скрипки», то получает шансы на жизнь режим коллективного авторитаризма. И эта тенденция более реальна, чем узурпация власти со стороны исполнительских структур. Видимо, не случайно съездом принят закон о том, что главы местных администраций назначаются с согласия местного Совета и отстраняются им же. Здесь видится попытка возрождения ползучим путем прежних исполкомов и реанимация номенклатуры Советами. До сих пор продолжается реализация лозунга «Вся власть Советам!», который противоречит принципу разделения властей.

Сплошь и рядом законодательная власть присваивает функции исполнительной. В результате благодаря прямому участию Верховного Совета может сложиться ситуация, при которой Председатель Совета Министров будет обладать властными полномочиями, равными президентским. И тогда судьба института президента не просто «зависает», а оказывается в руках руководящих групп Верховного Совета и съезда. В этом же русле следует рассматривать и планы Верховного Совета по прямому подчинению ему правительства.

Эксперты констатировали, что на сегодняшний день баланс властей качнулся в пользу нардеповского корпуса. К сожалению, со стороны президентских структур подготовка к VII съезду была проведена крайне небрежно и со значительным опозданием. Все это и предопределило ослабление данной ветви власти. Не следует также упускать из виду, что борьба между центром и национально территориальными образованиями ставит под сомнение саму возможность проведения референдума. Как он, например, будет проводиться в Татарстане и Башкирии? И не случайно, что с октября – ноября 1992 года резко возрос массовый интерес к местным, региональным органам власти.

На этом фоне вполне реальным становится вариант, при котором на политическую сцену выйдет новая сила. В ее основе лежит все набирающая вес тенденция консервативного корпоративизма. Она связана прежде всего с явно неудавшейся попыткой утверждения в России либеральных начал. При ослаблении и даже дискредитации двух основных ветвей центральной власти ее перехват может произойти со стороны корпораций и лоббирующих их политических групп. Эти группы будут представлять собой прежде всего часть промышленной элиты, директорского корпуса и военно-промышленного комплекса.

До сих пор все эти силы, в том числе и «Гражданский союз», маскировались под центристское крыло нашего по литического истеблишменета. Россия, избравшая путь консервативного корпоративизма, безусловно, останется в русле рыночной реформации. Вместе с тем данный тип общества пред полагает достаточно жесткий политический режим и управление со стороны исполнительной власти при одновременном ограничении возможностей парламента и съезда. Лидеры такого режима будут настаивать на принятии обществом безальтернативных программ развития. Их жесткость будет компенсирована своеобразной формой социального партнерства, когда предприниматель и рабочий состоят в одном профсоюзе. Что касается либеральной политики, то ее шансы на усиление в предстоящий период минимальны.

Запасайтесь шароварами 

советует жителям планеты один из лидеров украинских националистов – комендант Львовской краевой команды Украинской народной самообороны, депутат Львовского областного Совета Олег ВИТОВИЧ в интервью, которое он дал нашему корреспонденту Виталию Панову

О нем много пишут и говорят. Выступая недавно на сессии Верховного Совета Украины, председатель Службы национальной безопасности генерал Марчук отнес Украинскую народную самооборону, в которой 30 летний Олег Витович не последняя фигура, к числу профашистских организаций. Итак:

 Олег, с какими итогами завершили украинские националисты прошлый год?

 То был исторический год. Я бы сравнил его с 1942 – м, когда в лесах Волыни возникла и начала действовать грозная Украинская повстанческая армия. Мы – Львовская краевая команда УНСО наследники ее славы, через 50 лет снова вышли на историческую арену с оружием в руках, защищая в Приднестровье, на этой украинской земле, своих братьев от молдаван.

 – Но ведь Молдова – суверенное государство?

 – Это ничего не значит: для нас главное – голос крови.

 – Что же сегодня происходит в Украине?

– Сегодня наблюдается хаос и спячка идей национальной революции. Но мы сделали первый шаг. И народ идет за нами: наши ячейки возникают во всех областях Украины, а в Львовской они есть в каждом районе. Сейчас даже рассматриваем вопрос замены милиции нашими бойцами в одном из городов области: конечно, при условии, что нам дадут оружие. Даже в русифицированном Киеве на последних выборах в парламент в тех округах, депутаты от которых выбыли, немало избирателей отдали голоса за Украинскую национальную ассамблею, к которой мы примыкаем идейно и организационно.

– Но ведь, казалось бы , все программные установки украинских националистов воплотились в жизнь: реально существует независимая , суверенная , соборная Украина?

 Это не более чем иллюзии. Происходит дальнейшее разложение национального организма. Лишь мы, националисты, способны справиться с проблемами, которые оказались не по силам коммунистам и демократам. Нация, как армия, она существует, лишь воюя или готовясь к войне. Третьего не дано. Иначе хаос и упадок. Мы дадим народу достойные его лозунги: «Украина – для украинцев», «Украина превыше всего!» Сегодня украинский народ может все потерять или получить бутафорское государство без пробуждения системы национальных ценностей и великодержавного имперского мышления. Украинское общество дезинтегрировано, и у нас нет иерархически – кастовой структуры – единственно способной дать жизнь национальному государству. Проще говоря: военные должны на совесть воевать, крестьяне растить хлеб, рабочие наполнять прилавки товарами, интеллигенты развивать национальную идею. Каждому свое.

 – Все это напоминает … Германию 30 – х годов …

 – Опять об этом. Да, мы никогда не стеснялись и не стесняемся говорить, что учились и учимся у Муссолини, Гитлера, Франко. Ведь учимся не только у них, но и у Ленина, например. Учимся у победителей – у побежденных никогда. Методика и опыт борьбы – общее достояние. Кстати, немцы в Европе наиболее близки украинцам по духу и склонностям. Они были центром духовного возрождения на континенте. А теперь после их ухода с исторической арены мы, украинцы, занимаем их место – больше некому. Россия – азиатская страна, Америка выступает под фальшивыми лозунгами. Именно нам суждено организовать в мире новый украинский порядок. Наступил конец Европы. Мы ее возродим. ХХI век – век Украины. Но для этого нация должна кристаллизоваться под знаменем мирового господства.

 – Собрания ваших сторонников обычно начинаются с молитвы. Но намерения – то у вас явно не мирные. Как же тогда с христианскими идеалами?

 – Долг воина – христианина – отправить на тот свет побольше врагов. Им оказывается благодеяние – души больше не грешат на земле. Да и вообще, единство и компромисс с врагом для украинского националиста возможны лишь в братской могиле.

– Судя по тому, что я услышал, генерал Марчук не так уж и не прав?

-Повторяю – все это глупости. Фашизм – национальное итальянское движение, как и национал – социализм – германское. Мы – украинские националисты, и у нас свой путь. А методы борьбы: теория малой власти. Украинец наводит порядок в своей семье, в своем доме, на своей улице, а потом в своей Европе и в своем мире. Я порядок в своем доме уже навел: вся соседская москальня и жидовня, как на парал, выходит мимо моего окна с желто – голубыми ленточками на лацканах. Это чтобы я, «экстремист», видел. Надеются, что, когда мы придем к власти, это им зачтется. Ну пусть надеются.

– А вы уверены в своем приходе к власти?

-Это осуществление космических законов – воля самой истории.

 В чем сегодня главные проблемы украинских националистов?

– Пробуждение духа народа, заснувшего под 400 – летним московским ярмом. Оживление в сознании людей исторических воспоминаний о нашем былом историческом величии и героических предках: древних ариях , гуннах , киевских князьях и казаках. В душе всякого украинца должен жить не либерал Винниченко, а герои воины: Петлюра, Бандера, Коновалец, Шухевич. Мы должны пробудить в украинцах казаков. Ведь сейчас, к сожалению, в нашей нации больше свинопасов и гречкосеятелей. Когда пробудится славный дух запорожцев, тогда нам все будет по плечу. Мы соберем Украину – те земли, которые находятся сейчас в руках России, Польши, Румынии, Беларуси

– Я знаю, органы правопорядка имеют к вашей организации немалые претензии …

– Да, у наших активистов недавно проведены обыски, не давшие результатов . Искали оружие. Против активистов Львовской команды возбуждено уголовное дело еще по Февральским событиям в Русском обществе имени А.Пушкина. Немало и других случаев. Но все это лишь закаляет и сплачивает нас. Только вот беда: власти вроде бы не видят крымских и закарпатских сепаратистов, агентов Бухареста на Буковине, луганских казаков, присягнувших на верность России … Преследуется лишь все украинское. Это ста рая коммунистическая линия.

 – Олег, каким же вы видите наступивший год?

– Годом больших побед и пробуждения народа.

Львов
— — .


Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *