кусочек россии в восточной пруссии

09.02.2023
397

Под этим заголовком вышла “Россия” №6 за 3 – 9 февраля 1993 года, в которой главная публикация, без сомнения, наблюдения Дмитрия Ольшанского во время командировки в Калининградскую область.

В «России» (№ 51) была опубликована экспертиза института Российского союза промышленников и предпринимателей под руководством профессора Евгения Ясина «Регионализм: зло или благо?». В ней ученые определили шесть моделей реформ на территории РФ. Калининградская область согласно приведенной классификации отнесена к промежуточному типу. Она обладает достаточно мощным промышленным потенциалом, но вместе с тем характер ее рынка носит «кувейтский» оттенок. Однако мнение экспертов и реальная жизнь не всегда совпадают. Поэтому наш обозреватель решил составить собственную картину ситуации в этом регионе.

Дмитрий ОЛЬШАНСКИЙ

rpt

Последняя новость «достала» уже в Москве: Литва установила плату за пересечение своей границы. Теперь каждый житель Калининградской области обязан уплатить 5 долларов или 300 литовских купонов за проезд по ее территории. Разумеется, у них нет ни того, ни другого. Сбываются тяжкие предчувствия местных жителей: вдали от России они могут стать заложниками.

Я летел в Калининград с тревожным интересом. Что там нынче, после установления российским парламентом государственной границы со странами Балтии, – все еще Западная Россия или уже Восточная Пруссия? Реальность показала: и то, и другое.

 Геополитика

 Само положение региона было, есть и, наверное, всегда будет двойственным. Это анклав – когда-то немецкий, ныне российский. Приглядываются к нему многие, и чем меньше внимание Москвы, тем сильнее интерес в других столицах. Из без малого трехсот совместных предприятий половина – с поляками. Есть планы создания через СП новых рабочих мест в области для поляков и постепенного экспорта рабочей силы. Не так давно чуть ли не в самом польском сейме всерьез обсуждались вопросы «присоединения» региона. Кто – то видел карты, на которых область окрашена в цвета Польши.

 Четверть капитала в СП принадлежит немцам. Устойчивый традиционный интерес, ностальгия. Многочисленные туристические группы старичков и старушек из «бывших», вглядывающихся в мостовые и ищущих те места, где когда-то бегали босоногими детьми. Невозможность провести за дни командировки многие запланированные встречи: кого не хватишься – «в Германии, будет через несколько дней». Пристальное внимание председателя наблюдательного совета «Дойче банк» Ф. – В. Кристианса, выдвигающего один калининградско – кенигсбергский проект за другим. Фраза Хасбулатов вроде бы брошенная им при посещении сторожевого корабля «Дружный»: мол, мне не нравится сближение Калининградской области с одной европейской державой …

Пока что впрямую никто ни на что прав не заявляет, но постепенно в сознание европейцев внедряется идея кондоминиума совместного управления регионом со стороны нескольких сопредельных держав. Впервые высказана графиней Марией Денхоф в немецкой газете «Ди Цайт». Интересуются, понятное дело, не только немцы и поляки, но и литовцы, датчане и даже шведы. Пока что говорят и об участии России в управлении областью. Фокус в том, что вроде бы, согласно международному праву, нет ни одного законного аргумента в пользу того, что эта область принадлежит России. Еще одна нерешенная проблема, оставленная второй мировой войной, – европейский аналог Курильских островов. Но как её решать? «Кусок» лакомый , желающих много.

 Однако есть население. Русскоязычное, некоренное – переселенцы после той же Считающие себя Россией, но в парадоксально перевернутой ситуации: как когда – то эти земли были немецким анклавом, оторванным от «Фатерланда» (и тогда для связи пришлось прорубать знаменитый «данцигский коридор»), так сейчас местные власти вынашивают планы строительства рокадной дороги в Россию вдоль границы с Польшей и Беларусью. И никак не могут понять: что и впрямь в Москве не понимают, что могут лишиться Янтарного края?

Сепаратистские настроения – и в этом специфика – идут не от чьего – то обостренного национального самосознания. В этом плане царит удивительная гармония: область интернациональна на деле, практически все население некоренное, мигранты. Отставники, пенсионеры. Все пришлые, потому и нет ни у кого каких – то особых амбиций. Но а этим кроется другая опасность: отсутствие патриотизма. Нет корней – значит может развиться податливость иноземному влиянию. И она будет тем сильнее, чем острее будут вставать экономические проблемы.

 Реформы

Новая экономика чуть ли не выталкивает область из России. Цены в полтора раза выше средних по стране: по мере валютно- экономического удаления республик Балтии тамошнее население сбрасывает рубли туда, где это ближе и проще сделать. Средняя же зарплата в ноябре была 3,2-3,4 тысячи. Впрочем, купить особенно нечего: товары исчезают со скоростью, пропорциональной количеству «сбрасываемых» в область рублей.

Постепенно становятся недоступными привычные вещи. Если 80 процентов электроэнергии зависит от Литвы и через нее же идет весь наземный транспорт, понятно, кто и откуда диктует цены. Бензин из частных бензовозов, этаких передвижных АЗС, по 80 рублей за литр. Да и то поискать надо. А ежели вам жтут карман талоны на 40 ежемесячных литров по «госцене», выданные в начале года властями, то занимайте очередь на стационарную заправку с вечера – может, через сутки стояния заправитесь. Если бензин будет. В области добывается до 1,4 млн тонн нефти в год, но она куда – то уходит.

Трудности порождают проекты их преодоления. Коли не имеешь ничего от центра начинаешь считать собственные ресурсы. А они не совсем скудные. Есть пока рыба – 40 процентов объема производства области составляют ее добыча и обработка. Есть около 300 судов, которые еще могут ее добывать. Есть какое – никакое машиностроение, кораблестроение и судоремонт. Есть сельское хозяйство – старожилы вспоминают, что до войны Восточная Пруссия кормила хлебом всю Германию. Есть бумпром. Есть еще до войны известные всему миру курорты. Наконец, есть янтарь как самая что ни на есть твердая валюта – девять десятых мировых запасов. Конечно, много чего и нет. Прежде всего мало полезных ископаемых, сырья. И, разумеется, энергоносителей – своей нефтью не могут толком распорядиться. Специалисты понимают, что поводок тут короткий – в «автономном плавании» без энергии и ресурсов долго не протянешь. Однако автономия дает возможности для торговли и обмена. На том и основаны идеи региональных экономических реформ.

Мечта местных энтузиастов из центра развития свободной экономической зоны «Янтарь» и ассоциации «Деловые люди Запада России»: свободная зона должна базироваться на четырех «китах». Это транспорт, рыба, сельское хозяйство и рекреация. С рыбой и сельским хозяйством все понятно. Более интересна идея превращения Калининграда в транспортный узел России, в своеобразный «шарнир» будущего единого экономического механизма Запад – Восток. C этим связана мысль о городе как новом центре международных контактов и сотрудничества. Плюс хотя бы региональный центр международного туризма и отдыха. Конечно, отдает Нью – Васюками – все это требует денег, денег и денег, но душу греет. Калининград в силу своего анклавного положения мог бы стать мостом между Европой и Россией , но только реально ли это?

Партии и партийки

Советник главы администрации по политическим партиям и движениям Г.Полищук человек в своем роде уникальный. Заслуженный артист ЭССР, профессионал художественного слова. В недавнем прошлом – местный трибун от травкинской Демпартии, теперь – подчеркнуто беспартийный чиновник. Политический спектр в области, как и везде, широк, да не глубок. Есть все, от «демороссов» до ниноандреевской ВКПБ и Русского национального собора с собственной группой боевиков численностью от 10 до 100 человек, редко больше. Причем чем «левее» (коммунистичнее), тем все – таки больше. Местами человек до 300. Из экзотики – близкое к анархистам общество «Солидарность» (не путать с польским профдвижением), считающее Калининград своей штаб – квартирой, а отделения держащее в Москве, Питере и почему – то в Мюнхене. Плюс совсем «родная» Балтийская Республиканская партия, заявляющая о том, что ее главная цель – конституционная трансформация Калининградской области РФ в «Балтийскую Республику Российской Федерации», а затем и «обретение статуса субъекта СНГ» и даже «самостоятельного субъекта международного права». Ни больше ни меньше. Все это – опираясь на новое политическое мышление, необходимость нового уровня общественных отношений, ссылаясь на появление территориального барьера между областью и Россией после восстановления Литвой своей независимости. В эту пока что микропартию входят в основном предприниматели. Важнее всего для них не столько политический, сколько экономический сепаратизм, самостоятельные связи с внешним миром, избавление от российских таможенных суперпошлин. Однако понимают, что через политизацию требований, через своего рода шантаж легче добиться хотя бы малого – реализации прав экономической зоны не на словах , а на деле.

В целом же влияние оформленных и зарегистрированных политических сил не слишком заметно. Ни одна партия не имеет ни своей фракции в местном Совете , ни влияния на его работу. Администрация пытается быть плюралистичной и опираться «на всех», хотя и с «демократическим» уклоном. В итоге постепенно все больше партий выражает недовольство такой «всеядной» административной ориентацией. Население в политическом плане, однако, не нейтрально – скорее поляризовано, хотя процессы идут подспудно.

Юрий Семенович Маточкин

Глава администрации, профессop  Ю. Маточкин, большой демократ и народный любимец, харизматический лидер, внешне сумел найти общий язык с областным Советом, возглавляемым бывшим первым секретарем обкома Ю. Семеновым. Кажется, оба понимают, что худой мир лучше доброй ссоры. Хотя определенное противостояние, достаточно типичное для российских регионов, имеется и здесь. Симпатии населения парадоксальны: с одной стороны, любят Маточкина, но не любят администрацию в целом. Хотя и консервативные Советы не пользуются большим доверием. С другой стороны, г – н Жириновский на выборах президента России собрал в области, в процентах, в два раза больше голосов, чем в целом по России. Считает этот край «своим» .

Постижение феномена

Успехи Жириновского на Калининградской земле показывают, что пока серьезной политической работы в области никто не вел. Наезды известных деятелей носят эпизодический характер, хотя постепенно и учащаются. Местные политики лишь набираются опыта. Хотя определенная предварительная готовность населения существует – об этом говорят социологические опросы. Значит, возможны лавинообразные эффекты – для этого достаточно будет, возможно, лишь одной грамотно построенной агитационно- пропагандистской кампании. Но кто, когда и в каком направлении поведет ее – пока неясно. Сценарий отделения – он есть и довольно прозрачен, хотя открыто признавать его никто пока не хочет. То ли опасаются, то ли просто не хотят раскрываться до поры. Сценарий же на сегодняшний день прост и типичен для российского региона.

Первый этап – борьба за экономические права под лозунгом новой региональной политики (считается, что на это Москва рано или поздно пойдет). Здесь задача состоит в том, чтобы вернуть себе то, что было до «гайдаризма» в акцизно-налогово- таможенной сфере, то есть до 1992 года. Реально это означает получение на деле права свободной экономической зоны.

Затем – второй этап: повышение политического статуса области. Здесь есть варианты: от «Северо- Западного края» до «Балтийской Республики», пока в составе России, но в качестве особого субъекта Федеративного договора. Сторонники такого подхода есть не только среди деловых людей, но и в местной администрации.

Третий этап: получение статуса члена СНГ и прямой выход на мировую арену . Вплоть до обретения статуса субъекта международного права со всеми вытекающими из этого последствиями.

В заключение же – четвертый этап, становление нового независимого государства. Хотя именно эта стадия вызывает максимум сомнений даже у ярых сепаратистов: все понимают, что «съисть – то он съист, да кто ж ему даст?» Наиболее проницательные люди задумываются над тем, что в свое время этот регион уже был яблоком раздора между европейскими державами. Как знать – не скрыта ли здесь новая европейская проблема?

По данным Б.Трегубова, руководителя Калининградского социологического центра, общественное мнение города и области находится в состоянии повышенной динамичности. По данным последних опросов, налицо плюрализм, проявляющийся в ответах на целый ряд ключевых вопросов, касающихся сегодняшнего и завтрашнего дня. Проводимые в стране реформы поддерживают 38,3 %. Но 46,8 % не верят, что реформы выведут страну из кризиса. Среди сомневающихся большинство работают в госсекторе и боятся безработицы. Здесь много людей с минимальными доходами. «Группа сопротивления» довольно агрессивна: 44,1 % из нее в случае дальнейшего ухудшения материального положения готовы «прибегнуть к насильственным действиям» (17,1 % от общего числа опрошенных) . Высока степень готовности к забастовкам как экономического, так и политического характера. Наибольшая степень готовности к забастовкам у опрошенных, работающих в учреждениях культуры, образования, науки и медицины, у работников правоохранительных органов. Пик предзабастовочной готовности, однако, неожиданно приходится на высшее управленческое звено предприятий, организаций и учреждений Калининграда.

Несмотря ни на что, однако, около 65 % опрошенных оценивают свое социально – экономическое положение как терпимое, а 14,4 % – как хорошее. Лишь 9 % оценивают его как безнадежное. Но 37,6 % участников опроса выразили готовность уехать на работу за границу, а 7,8 % остались бы там навсегда. Чего же требуют люди для активизации преобразований? Более 80 % – создания на деле свободной экономической зоны. Чуть меньше ² приватизации жилья. Другие острые вопросы собирают меньше сочувствующих (привлечения иностранных инвестиций желают около 50 %, усиления президентской власти – 40 % с небольшим, свободной купли – продажи земли даже меньше 40 %).

Среди требующих в основном молодежь до 30 лет, связанная с негосударственной экономикой. Чем выше образование и доходы, тем больше поддержка реформ. Большинство опрошенных (более 70 %) высказывают беспокойство, связанное с будущей судьбой области. Нынешнее положение мало кого устраивает. Но его изменение возможно в разных направлениях. 37,1 % считают, что область должна получить больше политических прав, не меняя своего политического статуса. Больше- 41 % – отмечают необходимость образования на территории области Балтийской Республики в составе России. А 17,1 % хотят видеть республику полностью самостоятельной. Есть и сторонники кондоминиума, но их пока менее 10%.

Интересно отношение калининградцев к существующим органам власти. От одной трети до половины опрошенных не доверяют Верховному Совету, правительству России, местным органам представительной и исполнительной власти, новым политическим партиям и движениям. Почти 60 % уверены, что никакие партии не выражают их интересы. Лишь 20 % сочувствуют демократическим партиям и движениям, в то время как 15 20 % национал – коммунистам. Любопытно, кого считают виновным в нынешнем кризисном состоянии общества: треть винит коммунистов, чуть меньше – власти на местах, немного больше четверти – правительство Гайдаpa, 17 % обвиняют Ельцина, а еще 11,2 % – демократов вообще. Люди разочаровываются во власти и наличии социального порядка: 41,1 % участников опроса сталкивались в последнее время с ситуациями, когда нарушались их права и свободы. Но лишь не больше 24 % рассчитывают в этой связи на помощь соответствующих государственных и, в частности, судебных органов. Нe рассчитывая на помощь органов охраны правопорядка, почти 56 % опрошенных считают необходимым иметь юридически оформленное личное оружие для самозащиты.

Кому же доверяют? Положительный рейтинг имеют вооруженные силы (почти 65 %), церковь (53,8 %) и Президент России (49,4 %). Значительно ниже уровень доверия к региональной власти, хотя он доходит до 40 %. Население в целом верит местным средствам массовой информации, централь ному радио и телевидению. Население региона в целом расценивает как благополучные меж национальные отношения. Но четверть опрошенных считают, что в этой сфере есть проблемы, причем 17,6 % не скрывают определенную свою предубежденность к некоторым национальностям. Существенно, что в этой группе много молодежи, проходящей службу в армии и правоохранительных органах, а также лиц, занятых в органах местного и государственного управления – по идее, как раз и призванных стоять на страже конституционных прав всех граждан, независимо от национальной принадлежности. 43 % не возражают против начавшегося роста переселения в область российских немцев похоже, связывая с ними надежды на улучшение положения дел в сельском хозяйстве и, возможно, на помощь из – за рубежа.

 52,3 % жителей города не высказали беспокойства против возвращения Калининграду исторического названия Кенигсберг. Сегодня существенно отношение жителей к армии и флоту. Более трети опрошенных полагают, что в обозримом будущем для области будет существовать военная угроза со стороны других государств. Чуть больше половины эту угрозу отрицают. Однако лишь треть склонна стремиться к демилитаризации, хотя 82,2 % считают, что регион должен быть во всяком случае безъядерным.

Балтфлот

 Командующий Балтийского дважды Краснознаменного флота адмирал В.Егоров отсчитывает новую историю флота лишь с лета 1992 года – именно тогда и был принят Указ Президента о принятии флота под российскую юрисдикцию. До этого доминировала неопределенность. После распада СССР стало ясно: придется уходить, но как, когда и куда? Полгода флот был предоставлен сам себе. Теперь ясно: большая часть флота базируется в Калининграде, в Балтийске, часть – в Кронштадте. Если, конечно, Собчак позволит- поначалу он резко возражал против «гиперфлотизации» Санкт – Петербурга. По мнению флота, главная сложность ситуации состоит в том, что политические решения подчас отстают от быстро нарастающих реальных проблем. Так, например, в связи с осенним решением о приостановке вывода войск нужно скорейшее правовое оформление статуса российских войск, пока еще остающихся в Прибалтике. А его все нет. Ряд флотских проблем известен: социальная защита моряков, жилье, компенсация за оставленное в государствах Балтии имущество и т. д. Но добавляются новые. Плохая система финансирования: расчеты со странами Балтии идут через Центробанк России. Флот платит, но деньги идут по 2-3 месяца, что создает проблемы с местными властями. С введением госграницы еще одна проблема, таможенные пошлины. И хотя договорились с литовцами, что в качестве компенсации за оставленное имущество те построят в Калининградской области городок для военных, но за стройматериалы, попадающие теперь из Литвы в область, надо платить. Пришли первые 4 машины со стройматериалами – заплатили 170 тыс. рублей. Не литовцам- в российский бюджет. Не странно ли из одного кармана в другой перекладывать? Тем более что с деньгами- то у флота не густо. И если Литва с ее «нулевым вариантом», по мнению командования, могла бы стать примером решения квартирного вопроса для офицеров, Россия показывает не лучший пример заботы о своем флоте.

Адмирал Егоров, как и положено командующему, уверен в своих силах и в том, что флот справится со всеми проблемами. Все они преодолимы, тем более что после первоначальных экстремистских требований, например, в Эстонии («немедленно уходите!»), и там люди стали понимать, что, скажем, «реактор не возьмешь под мышку и не унесешь» нужно время для того, чтобы все проблемы были решены человеческим образом.

Ну, а Калининград город флотский, здесь вообще все правильно понимают. И глава администрации бывший моряк, поэтому с ним легко говорить «на одном языке». Конечно, есть у части населения сепаратистские настроения, но флота они не касаются. При любых вариантах Балтфлот был, есть и будет российским, и решение его проблем связано с Москвой. Хотя, разумеется, анклавный характер базы создает свои проблемы, но местная администрация их пытается решать. Сегодня нужна добрая воля Москвы для ускорения принятия специального указа Президента России об экономическом статусе Калининградской области. Тогда все подобные разговоры прекратятся.

 Был период, когда взвинчивались разговоры на тему «Калининград – Кенигсберг», но сейчас они стихли. И памятник Калинину стоит никому не мешает Хотя, безусловно, флоту еще предстоит многое сделать для того, чтобы придать своей нынешней главной базе «человеческое лицо», включая заботы по благоустройству.

В отличие от главкома, человека совсем официального, офицеры на кораблях озабочены несколько иным. В связи с уходом из Прибалтики потеряли дюжину портов и баз. Не вывели ни одного корабля- произошло реальное сокращение флота наполовину. Списаны и уничтожены 6 ракетных подлодок, крейсер. Не считая «мелочевки». Офицеры устали от такой, да и вообще от всякой «политики». Август 1991 года многих «научил уму – разуму»: если опять что-нибудь «этакое» в Москве случится, останутся строго нейтральными. «Приведем все в боеготовность и закроем границу, чтобы никто не смог ситуацией воспользоваться». Вспоминают известную фразу Колчака в бытность его командующим Черноморским флотом: «Противник знал – революция революцией, но если он явится в Черное море, то встретит наш флот». Для сегодняшних офицеров по- прежнему на первом месте идеалы защитников державы, оберегающих здесь ее дальние рубежи. Да вот только держава где – то далеко, в тумане. Нужны ли ей эти рубежи?

А ведь они проходят не только по карте, но и по душам людей. Офицеры считают, что в результате событий последнего года прослеживается линия на «обескровливание флота». Флот в целом и каждый корабль в частности – сложнейший механизм, который постоянно необходимо поддерживать в строгом порядке. Сейчас это становится делать все труднее. И привыкший быть всеобщим любимцем флот начинает чувствовать свою ущемленность. Действующий офицер, разумеется, никогда не позволит себе возразить приказу, однако уволенный офицер уже на следующий день чувствует себя свободным от обязательств. И не надо удивляться оппозиционным настроениям в этой среде. Слишком сложно стало служить Отечеству. Офицеры молчат о своем «денежном довольствии», хотя при здешних ценах жить, говорят, нелегко. В первую очередь жалуются на контингент новобранцы- матросы приходят из года в год все хуже. Это те ребята, которые «прошли школу демократических митингов и не приучены к дисциплине и ответственности». Ну, а 200 рублей в месяц, которые получает матрос, это всего лишь одна, дай Бог, две пачки сигарет. А ему же и в кино в увольнении хочется, и мороженым девушку угостить. Получается, что его косвенно толкают на воровство и спекуляцию. Объектом особой охраны ныне становятся детали из цветного металла на кораблях. Меняются времена- меняются люди. И уже в Балтийске, в цитадели флота, где никогда не было милиции, бурно растет преступность.

 Разумеется, флот пытается что – то делать. Начинается переход на новую систему службы, меняются сроки, будет введена контрактная система. К 1998 году будет новый Балтфлот. Однако эти пять нелегких, переходных лет еще предстоит прожить.

 Калининградское гарнизонное государство

Фил ПЕТЕРСЕН, Шейн ПЕТЕРСЕН (США)

 Нам комфортно с привычным. Мы избегаем думать о неприятном. Усвоенная премудрость приучила верить, что прусский менталитет определял агрессивное поведение немцев и привел к двум мировым войнам. Стоило Пруссии исчезнуть с карты мира, мировые войны прекратились. Однако это совпадение не означает конец беспокойной истории географического понятия «Восточная Пруссия». И пусть Германия заявляет, что у нее нет интересов в этом районе. Пусть не хотят огорчать Россию официальные лица Литвы и Польши. Но, как верно заметил один немецкий дипломат, «это проблема, которая склонна неожиданно выпрыгивать из кустов и кусать нас за задницу, потому что мы боимся взглянуть ей в лицо».

Немного истории

По мере приближения конца второй мировой войны Рузвельт, Сталин и Черчиль стали задумываться над картой послевоенной Германии. 1 декабря 1943 года Рузвельт предложил разделить ее на пять частей, одна из них- Пруссия. Сталин ответил, что русские хотели бы обладать незамерзающи портом Кенигсберга. Взамен он предложи создать «суверенную, независимую Польшу». Будущее Кенигсберга определилось в начале 1945 года. Разгромив немецкую группу армий «Центр», советская армия сосредоточила 5 армий, 530 танков и штурмовых орудий, и через четыре дня овладела городом. Поскольку Польша так и не стала «свободной» в своих внутренних делах, советская претензия на Кенигсберг была реализована силой оружия. Включенные в состав Российской Федерации 7 апреля 1946 года северные 15 тыс. квадратных километров Восточной Пруссии превратились в западный Владивосток советской империи.  Переименованный в Калининград город был закрыт для иностранцев, а его внешняя гавань, названная Балтийском, была «опечатана» и отделена от остального региона системой барьеров, напоминающих государственную границу. Послевоенная милитаризация Калининградской области позволила демилиторизовать Финский залив. Оборонительная линия Ленинграда отодвинула Запад в глубь Балийского моря, а Финляндия из «фронтового государства» стала «страной на обочине». Калининград для русских стал важным инструментом военно- морского воздействия на государства Балтии и механизмом, позволившим снизить значение финнов для военно-стратегической безопасности России. Однако после кончины СССР в декабре 1991 года будущее Калининграда стало проблемой.

Силовой уровень

В дополнение к военно- морским базам в Балтийске и Калининграде в регионе расположены, как известно любому на Западе, 15-й отдельный разведывательный полк авиации дальнего действия (Чкаловск), 4-й полк ударной морской авиации(Черняховск) 689-й полк истребительной авиации ПВО, (Нивенское) и 228-й отдельный вертолетный полк. Силы гарнизона области включают 11-ю гвардейскую армию, в том числе 1-ю гвардейскую танковую и 1-ю гвардейскую мотострелковую дивизии в Калининграде; 18-ю мотострелковую в Черняховске; 40-ю танковую в Советске. Кроме этого, – 149-я артиллерийская дивизия в Калининграде, 37-я отдельная воздушно – десантная бригада в Черняховске, 336-я бригада морской пехоты в Балтийске. Все вместе – примерно 620 танков, 940 бронетранспортеров, 695 артиллерийских орудий, 95 вертолетов и 155 боевых самолетов. Цифры демонстрируют уровень милитаризации региона. Министр иностранных дел Польши указал, что, кроме названных, некоторые наземные и воздушные части, выведенные из Польши, также передислоцированы в Калининградскую область. С учетом же частей, выводимых из Эстонии, Латвии и Литвы, количество войск продолжает возрастать так, что становится просто трудно следить за темпами их концентрации.

В области около миллиона жителей, включая 200 тыс. пенсионеров. Военнослужащих примерно 20-30 процентов. Военно-морские силы, по словам адмирала Егорова, около 25 тыс. человек. Он прогнозирует, в результате вывода из стран Балтии, их увеличение еще на 5,5 тыс. Однако продолжающаяся милитаризация Калининградской области не может стать постоянной, если Россия хочет примкнуть к основной линии европейской культуры и войти в мировое экономическое сообщество. Бывший министр обороны Польши риторически спрашивал: зачем России такая высокая концентрация войск в Калининградской области, если вся польская армия имеет только 200 тыс. солдат.

 Будущие альтернативы безопасности

 Статья 6 Потсдамских соглашений отдает территорию Кенигсберга под административное управление Советского Союза и говорит об «окончательной передаче СССР города Кенигсберга и области, примыкающей к нему». Однако документ «Об окончательном урегулировании в отношении Гер мании», подписанный 12 сентября 1990 года, не передает право собственности никакому государству, а СССР больше не существует. Сохраняя де – факто контроль над областью. ни СССР, ни в еще меньшей степени Россия не имеют на него права де – юре. Многие защищающие статус-кво, ссылаются на Заключительный акт Совещания в Хельсинки, провозглашающий нерушимыми границы в Европе, но другие указывают: мол, это не означает, что они обязательно окончательные. Развивающиеся дезинтеграционные процессы в Российской Федерации сами по себе подсказывают необходимость рассмотрения различных вариантов будущего. Раз говоры с представителями российской, литовской, польской, германской и калининградской политических элит подсказывают семь возможных сценариев:

1. Территория остается российской. Проблемы: жесткие требования права на владение в течение 50-100 лет, и признание Гер мании «не компетентной» в проявлении недовольства длящегося с 40 – х годов. Это решение сделает возможной эмиграцию российских немцев в Калининград.

2. Территория возвращается Германии. Проблема: по Московскому договору 1970 года Германия отказалась от любых будущих требований Калининграда – Кенигсберга.

3. Территория передается Польше. Проблема: у Польши нет законных оснований для притязаний на Калининград – Кенигсберг.

4. Территория передается Литве. Проблема: даже после полного вывода славянских военнослужащих и отъезда гражданских служащих военно-промышленного комплекса останется не менее 300 тыс. человек славянского населения. Захотят ли литовцы сделать полноправными гражданами такую большую группу?

5. Раздел Калининградской области между Польшей и Литвой. Проблема: как делить Польша всегда занимала две трети Пруссии, тогда как этнически литовцы относятся к балтийским народам, и потому они настоящие пруссаки (до германской колонизации Пруссии под знаменем Тевтонского ордена и присвоения названия «пруссаки»).

 6. Независимость. Проблемы: успешное экономическое развитие будет означать конкуренцию с польскими портами. Кроме того, данный поворот может привести к немецкой эмиграции.

7. Интернационализация Калининградской области. Проблемы: необходимость внешнего спонсорства для сохранения статуса. В этой связи могут возникнуть благоприятные условия для регерманизации региона.

 Для успешного решения любых проблем, однако, важно соблюсти пять условий. Прежде всего, проблемы необходимо решать без применения силы. Нельзя забывать об интересах тех жителей, которые не связаны с бывшим советским военно-промышленным комплексом. Следует учитывать этнические и культурные требования балтийского (литовского) народа. Необходимо сохранить военную и экономическую стабильность в регионе. Наконец, нужно все время помнить об общегуманитарных аспектах проблемы.

 … Двигатель перемен в Калининграде естественный исторический процесс, который на Востоке был задержан российской, а затем советской империей. Противостоять этому процессу ныне – значит препятствовать какой – либо возможности снизить потенциальный риск самопроизвольного разрушения. Как говорят в интеллектуальных кругах Калининграда, бывшие советские республики проходят через исторический процесс самоидентификации, который прошел в Западной Европе задолго до этого. Если не понять этот процесс верно, можно доиграться до такого взрыва, который потрясет не только «бывшие советские» государства, но и весь мир. Запад не должен быть просто зрителем на этом спектакле- он может и должен помочь тому, чтобы процессы шли в мирной форме. Сегодня Калининград – своеобразная линия разрыва между тектоническими плитами. Невнимание к происходящему на этой критической «линии разрыва» чревато нависающей политической деградацией, обостряющей риск национально-государственных конфликтов, которые будет трудно удержать в региональных рамках.






— —


 — —

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *