так кому теперь повезет?

02.03.2023
418

Так сложилось, что под этим заголовком “России” №9 за 24 февраля – 3 марта 1993 года сошлись публикации о ситуации в Российской армии, в компартии, страстях вокруг темы референдума и репортаж из казино, которые тогда активно открывались в Москве.

Бордель цвета хаки

Наше решение вовсе опубликовать этот текст полностью вовсе не означает, что редакция полностью разделяет точку зрения автора. Однако настроения в армейской среде о которых он пишет, как говорят, имеют место, и мы не вправе скрывать их от широкой общественности.

Александр ЖИЛИН, подполковник

Из очередной командировки в войска я возвращался с тревожными и печальными мыслями. Похоже, наша матушка – Россия готовится в очередной раз пуститься в сумасшедший революционный пляс, аккомпаниатором которого может стать армия.

 О тяжелом положении в вооруженных силах написано и сказано немало. Правда, все как – то безотносительно и безадресно. Вроде как взрывоопасная ситуация в армейской среде сложилась сама по себе. Конечно, проще всего нынешнее положение, характеризующееся крайним недовольством офицерского корпуса, списать на «тяжелую, нездоровую наследственность, доставшуюся Российской армии от армии советской».

 На самом деле это не совсем так. Если быть объективным, нужно признать, что момент подписания Борисом Ельциным Указа о создании Вооруженных Сил кроме первых руководителей военного ведомства наряду с объективными трудностями была благоприятная психологическая база осуществления созидательных армейских преобразований. Во – первых, они могли опираться на политический капитал Президента в войсках. Во – вторых, большинство личного состава надеялось, что отечественная армия будет создаваться как бы с нуля. В – третьих, среди офицерства росло понимание того, что страна обанкротилась, и требовать себе сверхльгот,  суперокладов и прочих благ безнравственно. Это был момент, когда по состоянию духа наша армия была готова стать моральной опорой , стабилизирующей силой общества.

Для того чтобы эти настроения окрепли, от министра обороны на первом этапе требовалось совсем немного: по-человечески отнестись к обездоленному офицерству, уважить и начать возрождать его достоинство и честь через соблюдение элементарных гражданских прав. Попытаться избавиться хотя бы от крайних проявлений военного бюрократизма самого грубого и циничного, от корпоративной психологии центрального военного аппарата, от амбициозности военной номенклатуры.

Увы ! «Строительство» российской армии началось точно по сценарию 1917 1918 годов. С насаждения страха, с репрессий, нетерпимости к инициативе снизу, с грубого попрания конституционных прав военнослужащих. Мне иногда кажется, что наши доблестные генералы, закончившие по две военные академии, не понимают элементарного: вооруженные силы – сложнейший военно-политический и социальный механизм, управлять которым только с помощью «такой-то матери», неистовых ударов кулаком по столу да разъяренных воплей «Молчать!» невозможно. Даже Чапаев, «академиев не заканчивавший», и тот пытался примитивно моделировать ситуацию с помощью картофелин. Сейчас только слепому не видно, что попытки генерала Павла Грачева управлять вооруженными силами на уровне субъективных силовых (к тому же не всегда законных) приказов лишь ускорили развал и хаос в армии. Больше того, оттолкнули от Минобороны тех людей, которые могли бы помочь сформировать стройную концепцию создания цивилизованной армейской структуры.

 Неправедная агрессивность высшей армейской администрации, опирающаяся на крайний примитивизм решений, вызвала сперва испуг, а затем адекватную реакцию армейской общественности. Пока на уровне настроений … И это естественный результат закона противодействия. До критической же отметки страсти подогревает бурно расцветшая коррупция и казнокрадство генералов. Стоит ли после этого удивляться таким вот высказываниям офицеров: «Когда же наконец найдутся силы, в открытую выступившие бы против всей этой вакханалии. Мы, военные, их моментально поддержим …» (подполковник С, вертолетчик, г. Тула); «Интересно, Ельцин вообще-то хоть знает, что творится в армии? Опубликуйте в газете, что среди нас, офицеров, много таких, кто его уже открыто проклинает…» ( подполковник 3., г. Липецк) ; «Идя на службу , я больше всего боюсь , что услышу от своих подчиненных: пора кончать этот политический спектакль, командир, ты с кем? Я не знаю , что им отвечу … » ( полковник Л., г. Липецк ); «Нашелся бы смелый и отчаянный лидер и скомандовал: армия, за мной ! И мы бы за каких-нибудь пять суток переколбасили бы всех этих пустозвонов – политиков … » ( старший лейтенант С. , десантник , г. Рязань).

 А вот строки из писем в редакцию.

«…Вы себе представить не можете, что творится в Западной группе войск! Генералы воруют по – черному, самолетами, поездами. Офицеры, смотря на них, тоже распродают все и вся. О прапорщиках уже не говорю, они готовы и солдат продать. Наблюдая эту картину, мне иногда кажется, что я живу накануне конца света. А после того, как услышал от немцев, проходивших мимо приторговывавших у КПП солдатским х / б прапорщиков, уничижительное: русский бордель цвета хаки, хочется стреляться, ей – Богу.  Вместе с материальными ценностями наша армия здесь распродала Честь и Достоинство государства Российского. А это страшно…» (капитан В., военный летчик 1-го класса).

Павел Грачев министр обороны 1993 год

«… У нас тут в ЗГВ разразился скандал. Немцы прищучили на коррупции командующего группы генерала Бурлакова. Опубликуйте заметку о том, что я готов заключить пари с кем угодно: Грачев никогда не отдаст Бурлакова «правосудию», ибо, тот начнет давать показания, в первом доме Минобороны на Арбате можно будет открывать Филиал Бутырки или Матросской тишины. Вот уже почти год я являюсь свидетелем таких преступлений, по сравнению с которыми миллионы КПСС – жалкие копейки! ..» (подполковник, полевая почта).

«В Кремле – там что, ополоумели ?! Что они творят с армией, которая стонет под насилием толстопузых генералов! Горбачев тот хоть ради проформы устраивал встречи с офицерами. А Ельцин вообще повернулся к ней задним местом. Приехал бы без объявления в любую воинскую часть один, без генералов, и поговорил бы с офицерами с глазу на глаз. Тогда бы узнал цену и себе как Верховному главнокомандующему и своему министру обороны, который горазд только по заграницам ездить да врать на пресс – конференциях …» (подполковник С., зам. командира полка, ЛенВО). « … Офицеру нечего терять, кроме своих цепей … Верхи не могут , низы не хотят это, к сожалению , все о нас . Упаси нас Бог от неомарксистов, иначе России будет конец» (подполковник А., г. Чита)».

 Читая вот такие письма, откровенно беседуя с офицерами строевых частей анализируя результаты деятельности руководства Минобороны, я все больше убеждаюсь в том, что военная сила России в настоящий момент фактически валяется под ногами и ее может спокойно поднять тот, кто не поленится наклониться. В сочетании с острейшим кризисом власти в стране это может привести к трагическим последствиям. На глазах разлагающаяся армия , поставляющая в горячие точки ближнего и дальнего зарубежья наемников, выбирающих сторону, на которой они собираются воевать даже не по «идейным соображениям», а всего лишь за сумму денег, проставленную в контракте, становится смертельно опасной для общества . Ибо она являет собой источник гиперинфляции нравственности. …

 Неужели и на сей раз российские мужи , обитающие в Кремле, «не перекрестятся», пока не грянет гром? Иль на самом деле они все там от политических страстей ополоумели …

Российское единство: Бабурину не звонить

Ольга ГЕРАСИМЕНКО

Похоже, самым ярким событием минувшей парламентской недели стал обозначившийся раскол в достаточно сплоченном депутатском блоке «Российское единство», который объединял фракции «Аграрный союз», «Коммунисты России», «Отчизна», «Россия» и группу «Гражданское общество». После заседания Координационного совета «Российского единства», созванного 18 февраля народными депутатами М. Астафьевым, В. Исаковым, И. Константиновым и Г. Саенко, и состоявшейся в тот же день пресс – конференции «опальных бабуринцев» и членов Координационного совета Российского общенародного союза ( РОС ) процесс распада коалиции стал явным.

 Что предопределило разлад в альянсе оппонентов Президента? Во – первых, часть фракций, образующих блок «Российское единство», стремительно и прочно срослась с коммунистами, тогда как другим такое «межпартийное братание» пришлось не по душе. Во – вторых, «семейной солидарности» не удалось зафиксировать и по модному ныне вопросу о референдуме. В отличие от С. Бабурина, допускающего возможность его проведения, М. Астафьев, В. Исаков и И. Константинов категорически против какого бы то ни было народного голосования, а вкупе с ним и подписания Конституционного соглашения.

 Впервые с их стороны раздались резкая критика и угрозы не только в адрес Президента, что стало почти привычкой, и В. Зорькина, что тоже уже норма, но и Р. Хасбулатова: спикера предупредили, что в случае подписания Конституционного соглашения ему не миновать «кары». От имени парламентской оппозиции М. Астафьев заявил, что уже готовится заявление в Конституционный суд с просьбой рассмотреть правомерность решения VII Съезда народных депутатов РФ о референдуме и признать его утратившим силу с момента подписания, поскольку за него голосовало менее двух третей депутатов.

По мнению И. Константинова, план заключения Конституционного соглашения является лишь одним из звеньев тщательно продуманной программы действий. «До нас дошла информация, что в близких к Президенту кругах,- заявил депутат, – отрабатывается в числе прочих следующая модель осуществления скрытой формы государственного переворота. Перед началом работы съезда или в его первый день среди депутатов распространяется материал, посвященный планам президентской команды провести государственный переворот и распустить съезд.   Начинаются прения по этому поводу, и возникает предложение сформировать согласительную комиссию. Эта комиссия с участием представителей трех ветвей власти после «переговоров» доложит собравшимся, что Президент снял крайние требования, но взамен настаивает на гарантиях спасения страны, единства общества. Вот тут – то и выносится проект соглашения, где замораживается действие ряда статей Конституции и работа Съезда народных депутатов» …

Однако наиболее удивителен тот факт, что один из ярых противников идеи выработки Конституционного соглашения В. Исаков оказался в числе парламентской пятерки – рабочей группы по подготовке текста этого документа.

 Среди депутатов ВС РФ распространен документ, касающийся мониторинга председателей Советов народных депутатов РФ, проведенного Центром государственной кадровой политики и социального управления Российской академии управления 8-13 февраля 1993 года. 84 процента участников этого опроса считают, что в возглавляемых ими регионах в референдуме примет участие менее половины населения.

Позиция же самих председателей Советов в отношении референдума однозначно отрицательная (ни один из опрошенных руководителей не высказался за его проведение).

Так же однозначно негативно отношение руководителей Советов к идее созыва Учредительного собрания. К слову, деятельность ВС РФ свыше 80 процентов опрошенных оценили положительно, при этом о правительстве положительно высказались лишь 11 процентов, о судебной власти России – лишь каждый третий. Деятельность Президента РФ подавляющее большинство опрошенных руководителей Советов (более 90 процентов) оценивают негативно. Комментарии, как говорится, излишни.

Вместо обозревателя «России» – члены ГКЧП

Коммунисты отказали в аккредитации газете «Россия» на своем последнем съезде. Поскольку газета анализирует ситуацию в партиях и движениях всего политического спектpa, вполне логичным было желание нашего обозревателя Аркадия Лапшина присутствовать и на II съезде компартии РСФСР. Представитель оргкомитета Владимир Леонов, с которым он связался, обещал «подумать». Однако накануне съезда Геннадий Кобяков, занимающийся аккредитацией журналистов, сообщил, что это невозможно по «техническим причинам» якобы в зале, где проходит съезд, слишком мало мест.

Судя по всему, конкуренции с членами ГКЧП, которые были представлены там почти в полном составе, наш обозреватель не выдержал. Впрочем, нам не привыкать. В не столь давние времена руководящей роли КПСС «Россию» по тем же «техническим причинам» отказывались печатать в центральных издательствах, а согласившийся на столь смелый шаг Лениздат после звонка из ЦК КП РСФСР взял свои слова обратно и вернул редакции уже переправленную бумагу. Поэтому до сентября 1991 года «Россия» печаталась в Туле. Одним словом, II съезд компартии РСФСР сохранил курс, выработанный I съездом, в чем мы и смогли убедиться. Верной дорогой идете, товарищи!

Собчак в разливе

Николай КЕЙЗЕРОВ, доктор философских наук, профессор

На вопрос неугомонной Б. Курковой о возможностях коммунистов А. Собчак в не столь давнем телеинтервью устало отмахнулся: собираются, мол, пенсионеры в жилконторах. Видный  политический лидер явно недооценил потенциал ретроградной оппозиции . И не только он

Долгое эхо просчета

 Возврат коммунистов на политическую арену и организационная регенерация соответствующих партийных структур, помпезное проведение первого после поражения съезда для многих представляется парадоксальной неожиданностью. А ведь очевидные симптомы рецидива коммунистической идеологии имели место и проявились в ближнем зарубежье не сегодня. Но до нас, как всегда, все доходит с большим запозданием в трагически фарсовом виде.

Комбурбоны даже не удосужились поменять вождей, приведших партию к роковому концу. Все те же твердят все то же. Вечно вчерашние с запылившимся идейным багажом и репертуаром политических банкротов обозначили сюжет и завязки будущих трагедий. Это прежде всего симбиоз и переплетение партноменклатуры с национал-радикализмом вокруг расколотого коммунистического древа. И главное – на диво бойкая и энергичная деятельность правого экстремизма очень тонко пользуется апатией и усталостью общества в целях политического манипулирования. Демдвижение до последних запоздалых акций как бы обездвижилось под грузом свалившихся проблем и неудач первого этапа реформ.

В этой обстановке на гребне откатной волны у власти оказываются обычно те, кто энергичнее и настойчивее в достижении цели. Поэтому, фигурально выражаясь, А.Собчак вполне может оказаться в Разливе, как и все мы, приверженцы демократического пути России, можем «проснуться» однажды в неожиданном соседстве и месте. Разлив – Мекка большевизма, куда в свое время удалился Ленин с Зиновьевым «зализывать раны» после крупного политического просчета в оценке ситуации и соотношения сил, что обусловило сокрушительный провал июльской вылазки.

Конечно, другие обстоятельства, люди, цели. Но есть и сходство, которое многие замечают, перемывая кстати и некстати кости «русскому бланкизму» – большевизму. Его вождям нельзя отказать в тактической проницательности. В своей книге как практическом руководстве захвата власти Ленин последовательно провел оправдавшийся затем трезвый расчет на ухудшающуюся кризисную ситуацию, на использование крайней степени усталости и отчаяния масс. Закон политики: в условиях социального и политического распада побеждает и выигрывает та сила , которая оказывается более организованной.

 Учет этой закономерности полезен во всех отношениях, даже при автомобильной аварии. По словам С. Шахрая, перед автокатастрофой способность «сгруппироваться» помогла ему избежать худшего. Все говорит за то, что подобная черта, судя по всему, сильно недооцененная лидерами демократии, может очень пригодиться.

Мечта с кнутом

В политологии есть интереснейшая проблема-поведение социальных групп, политических партий, движений, организаций в случае постигшего их поражения. Неудачи не подарок судьбы, при испытании ее превратностями лидеры и люди ведут себя по- разному. Особенно важно правильно оценить причины провала. Никто до сих пор не дал внятного ответа на вопрос, почему коммунизм как идея после очередного провала постоянно возрождается, как феникс из пепла.

 Большевизм – наследник и продолжатель тысячелетних провалившихся экспериментов по утверждению общественной собственности и искоренению частной. Они начались еще до новой эры в общинах раннего христианства и неизбежно терпели крах в последующем. Это не мешало им как ни в чем не бывало снова фанатично возобновляться. Вульгарный антикоммунизм здесь не поможет. И надо с подобающим уважением отнестись к самой идее, как ко всякой идее, тем более столь почтенной по возрасту, имею щей обширный круг приверженцев, будь то их мечта, идеал и т.д. Бороться с грезами бессмысленное дело. Но есть люди и обстоятельства, которые превращают безобидный четвертый сон Веры Павловны в политический кошмар.

 Это применение системы организованного насилия для внедрения комидей, навязываемых людям с тем большей страстью и умоисступлением, чем сильнее они отвергаются.

 Все коммунистические эксперименты в новой и новейшей истории кончались провалом либо на пороге установления тоталитарного диктата над личностью, либо, пере шагнув через этот порог, полным попранием ее прав. А.Блок вопрошал: «Что же делать, если обманула та мечта, как всякая мечта, если жизнь безжалостно стегнула грубого веревкою кнута» … Ответ коммунистов был прост: подновить кнут и пройтись до мяса, до костей, чтобы восчувствовал. Давили и стегали крепко, но безрезультатно. Очевидная неспособность коммунистов извлечь уроки из провала и особенно последнего потрясшего страну и мир поражения «вечно живого учения» сама по себе поучительна и явно заслуживает изучения не как клинический случай, а как социальный феномен. Ближе всего к его пониманию, по – моему, подошел философ А.Зиновьев постановкой вопроса об архаических глубинных пластах и механизмах сознания и бытия. В эпохи кризиса социальных структур эта неукротимая магма деструктивности и агрессии выносится на поверхность, манипулятивно используется и испепеляет социум.

 Организаторы истерии

 Коммунизм изначально и органически связан с фанатическим умоисступлением, подавлением, разгулом страстей. Словно включается какой-то не вполне еще понятый механизм социальной истерии.

Известный философ Ф. Степун, делегат первого съезда Советов, рассказывает, как он случайно в одной из зал оказался свидетелем заседания большевистской фракции. Его поразила атмосфера истеричности и ненависти, что витала над этой группкой людей, которым ничего в общем не угрожало. Они как бы взвинчивали самих себя. Впоследствии самого Степуна выслали из страны в одну из истерик вождя и его ближайшего окружения как личность, представляющую «угрозу строю». «Угрозу» выслали, истерики остались. Они заняли целую историческую полосу в жизни страны, их безумные проявления видны на «процессах века», пароксизмах гулаговских дикостей и жестокостей и многом другом. Говорят, что ад начинается с пены на губах ангела, ратующего за правое дело. Когда люди не ангелы и явно неправое дело осуществляется неправедными средствами, пены озлобления становится на порядок больше. Чтобы в этом убедиться, достаточно открыть газету «День» или «Советскую Россию», на страницах которых авторы, похоже, взвинчивают и самих себя тоже.

 В фильме по повести М. Булгакова «Собачье сердце» есть весьма примечательный эпизод, когда Шариков вполне по-собачьи инстинктивно реагирует на кошку. Стреми тельным броском он устремляется за ней, слышится звон разбитого стекла, грохот опрокидываемых предметов. За этим эпизодом и другими подобными сценами проявления бурных страстей и инстинктов скрываются целое умонастроение, образ мысли и действия, прямо скажем, не вполне собачьи.

КПСС в последние годы своего существования проявляла острую нетерпимость к инакомыслию, к любому отходу от догмы. В государственных органах, где окопались коммунисты, и после запрета КПСС, как лава из вулкана, яростно выплескивается всеиспепеляющая конфронтационность. Это проявилось в знаменитой рукопашной схватке на VII Съезде народных депутатов – так сказать, у главного пульта управления страной, конфликте ветвей власти и т.д.

Консенсус, гражданское согласие выступают как антипод коммунистическому менталитету. Если бы положение в стране было лучше, то о коммунистах, кроме их самих. никто и не вспомнил бы после столь ужасающего провала. Кстати, многие из бывших вполне приспособились к рынку, куда номенклатура вошла на свой манер гораздо раньше и глубже демократов и при хороших доходах легко «отстегивает» значительные суммы в партийную казну. Экономическая мощь компартии создается не на рваные рубли взносов рядовых членов, тут действует темпераментный капитал теневой экономики «оборонки» и многое другое.

На следующий день после вынесения Конституционным судом решения по делу КПСС бывшие «нелегалы» оживились. Стали «кучковаться» и разогреваться. Опять боевые стойки, непререкаемый тон, позы представителей авангарда без намека на покаяние за совершенные преступления перед народом. Ответчики в мгновение ока превратились в истцов, прокуроров и трибунов.

«Огненная вода» демократов

 Что же произошло? Пресса перенасыщена материалами о наступлении коммунистов. Об очевидном разочаровании демократией со стороны тех, кто ею никогда и не очаровывался. Идет напор со стороны антидемократических сил, почувствовавших сдвиги в настроениях и стремящихся взять реванш. Значительная часть общественного мнения по своему складу, судя по опросам, традиционно тяготела к силовым методам решения проблем в духе формулы «кто кого», «стенка на стенку», наведения порядка «железной рукой» без всяких интеллигентских штучек – консенсусов, размышлизмов и т.д. Та же часть общества, что стояла за демократический путь развития России, продолжает в общем и целом сохранять свою ориентацию. Есть демократическая пресса, институты, которые выражают мнение этой части общества и могут рассчитывать на поддержку при любых поворотах событий.

 Все дело в том, что общество еще не успело толком очароваться демократией, как представители последней уже преподнесли всем своим приверженцам различные сюрпризы.

Прежде всего вожделенный переход к рынку был изначально связан с рядом явно непопулярных мер. Мало того они и проводиться начали способом, приводящим в содрогание и смятение даже тех, кто видывал военную и послевоенную разруху и лишения. Ощущение такое, что вместо фасонной стрижки с вас снимают скальп. И уже не имеет значения, что доверчивую голову смажут взамен одеколона чем-то дурнопахнущим и легко воспламеняющимся. Были гильотинированы сбервклады, мумифицированы потребители, в то время как биржевые «быки» и «коты» – монополисты псевдорыночной экономики – жирели на глазах. Не этого ждали.

Первый этап неудачи реформ вызвал разложение и драчку в демократическом истеблишменте, отмежевывающиеся позиции и заявления: мы не для того брали власть. Мудрый Г. Попов облегчил ситуацию заявлением и отречением: демократы вообще не брали власть … Спрашивается: кого выбирали мэром, президентом и т.п.? Но это уже «демократические парадоксы», загадки и шарады для политологов.

Многие демократы не отреклись от власти, а начали худо – бедно управлять при явном перевесе и засилье партократов в управленческих структурах. Сам бурно и бестолково растущий управленческий аппарат, как тяни-толкай, увлекал разные части в противоположные стороны, доводя до коллапса и экономику, и власть. Российская государственность подверглась испытанию всех «измов»- поскоммунизма, милитаризма , сепаратизма , партикуляризма, национализма и т.д. Образовалась взрывчатая, но пока разлагающаяся со зловещим шипением и зловонием смесь разнообразных элементов. Чудовищный рост коррупции, на которую президентские указы, программы, спецмеры оказывают такое же действие, как прививка оспы телеграфному столбу. Демократы, как не опытные фокусники, набрали в рот много «огненной воды», когда кругом и так полыхает. Пожар не заливают спиртом. При пожаре нельзя дистанцироваться от него, как бы бестолково ни вели себя хозяева квартиры – это общий дом.

Говорят, такого не было. В переходные эпохи чего не бывает, когда одни защитные механизмы общества уже не работают, а другие еще не установились. Зарубежные социологи обнаружили, что для индейских австралийских аборигенов и северных народов соприкосновение с такими благами цивилизации, как спирт и прочие варианты «огненной воды», оказываются губительнее чем для европейца или американца – у одних есть, у других нет защитных механизм одни закусывают, другие только запивают и т.д. Конечно, уподобление демократов грешным «детям природы» в чем – то хромает. Многие из них далеко не ангелы, приняв отягченное болезнями и долгами наследство частью пустили его в эйфории по ветру, растрясли по ухабам на крутых поворотах. Все было. Но при оценке и переоценке ценностей нельзя с водой выплескивать из ванночки и ребенка – многострадальную российскую демократию.

Танец с саблями в темной комнате

Притча о поиске истины, как кошки в темной комнате, не учитывают бушующие при этом в реальной жизни страсти. Их накал сравним разве что с темпераментным исполнением знаменитого танца с саблями в той же темной комнате при постоянном нарастании темпа, ярости и размеров остро отточенного оружия. Нужно успокоить страсти. Многое упущено, кампания по референдуму началась с опозданием.

Никто не свободен от тяжкого греха запаздывания с инициативой решения сложных проблем. Особенно когда требуется реакция не на словах, а на деле. Опаздывающих жизнь наказывает тем или иным способом, неосмотрительность сурово карается. Но губительнее всего бездействие.

Инициаторы меняются сегодня местами. В свое время партноменклатура отсиживалась в кабинетах и из-за штор наблюдала как демократы под конкретными и понятными лозунгами выводили людей на улицы и площади. Сейчас многие демократы позакрывались в кабинетах, втемную тусуются в коридорах власти, а их противники тем временем под другими и тоже довольно доходчивыми лозунгами выводят людей на улицы. А главное – шуруют по предприятиям, группируют ряды по месту жительства. С некоторыми шансами на успех в условиях истерии.

Особенно когда у демократов отсутствует конкретная программа неотложных и реальных мер. С абстрактными юридическими формулами идти на референдум нельзя. Надо их уточнить. Население озабочено проблемой выживания, не до высот политики и юриспруденции.

Вот уже и господин Жириновский, еще не придя к власти , начал боевую деятельно дальнем и ближнем зарубежье . Его залётные «соколы», форменные боевики, слетали за рубеж для мистификации. Но быстро вернулись – внутри страны есть дела поважнее. Наглую до непристойности вылазку общественность проглотила , в общем даже в свете юпитеров не вполне поняв.

«Да – а – а, дела – а – а», – уныло тянут тугодумы. А правый экстремизм при попустительстве ломится к власти, сшибая все преграды.

Вместо послесловия

Прошу читателей извинить мой гипотетический заголовок. Разлив – пристанище вождя и символ его просчета, трезво оцененным обернувшегося победой, как оказалось, временной. Долгое эхо этого стратегического просчета отдается во всех закоулках нашей жизни как напоминание о том, как важна предусмотрительность.

 А в самом деле, где Собчак? Куда девались зачем разгруппировались и почему в раздрае демократы и их былые надежные сторонники? Где все остальные рассеявшиеся союзники? Куда девались демократический стан и единое в прошлом движение со своими темпераментными лидерами? Где все мы, наконец, в тот момент, когда в результате пресловутых страстей – мордастей могут остаться одни хорошо известные мерзавцы? —

Восемь долларов от «однорукого бандита»

На подаренные мне другом две фишки я выиграл восемь долларов. Вернее, на один полудолларовый жетон для игрального автомата. Конечно, по масштабам игры в валютном казино «Москва» , что расположилось в гостинице «Ленинградская», это не Бог весть какие деньги, но, с другой стороны, за несколько минут, проведенных у «однорукого бандита», я получил, пересчитывая по курсу, половину своего месячного оклада. Вторую фишку, уже двухдолларовую, я, конечно, моментально проиграл в рулетку. И вспомнил сакраментальное: «Ставьте на черное, ставьте на красное, все равно выпадет двойной зеро»

Игорные дома давно уже стали в Москве частью досуга или до хода определенной категории людей. Сейчас в столице около тридцати подобных заведений. С управляющим одного из первых в городе казино, открытым российско- германским СП «Кротчер», я и встретился. Дэвид ДЖЕКСОН родом из Шотландии, игорным бизнесом занимается 17 лет и за это время успел поработать на Багамских островах, в Соединенных Штатах Америки и бывшей Югославии. В Москву приехал девять месяцев назад.

-Какой был самый крупный Выигрыш в вашем казино?

 -Однажды вечером клиент выиграл 144 тысячи долларов. Это абсолютный рекорд в нашем заведении, правда, тогда я еще здесь не работал. А при мне был выигрыш в 50 тысяч.

 -А рекордный проигрыш?

 – 40 тысяч долларов.  

-Это звучит оптимистично: выигрыш все – таки больше проигрыша. В какие игры можно сыграть у вас?

 -У нас восемь столов, на четырех из них играют в американскую рулетку, на других карточная игра «блэк-джек», больше известная в России под название и «21» или «Очко». И еще игровые автоматы.

– Каким играм публика отдает предпочтение?

– Большинство моих клиентов предпочитают американскую рулетку. Войдя в казино «Москва», вы платите 10 долларов, в обмен на которые получаете игральные фишки. Кстати, вы должны зарегистрироваться, для чего нужно предъявить документ, удостоверяющий вашу личность. В этот вечер публики – в основном китайцев и вьетнамцев было не очень много, пара столов пустовала, а за теми, где шла игра, стояли плотные рядки наблюдавших. Ставки в «блэк-джек» от 10 до 300 долларов, на рулетку поменьше: от 2 до 50. На моих глазах один китаец, подсев к рулетке, купил фишек на две сотни. Я быстро перевел: человек решил рискнуть на сто тысяч рублей. Что ж, у богатых свои причуды.

Правила игры начинаешь понимать гораздо быстрее, чем мне казалось: через час я уже довольно сносно ориентировался непостижимых до этого закона: американской рулетки. За каждым столом стоит крупье, принимающий ставки, человек, сортирующий фишки по достоинству, и наблюдатель, которому отведена роль судьи в спорных ситуациях. Примерно через полчаса персонал стола «тасуется» по какой – то определенной системе: эта тройка разбивается по другим столам, а за нашим формируется новая бригада. За посетителями в зале ненавязчиво, но внимательно присматривает охрана в гражданском.

В штате казино около 100 человек, большинство из которых наши сограждане. Но за кассой, где обмениваются жетоны, сидит женщина, говорящая исключительно по-английски.

– Мистер Джексон, почему, на ваш взгляд, люди приходят к вам? Ведь знают, что могут проиграться. Что стоит за азартом?

 -У каждого есть свои привычки, – пожимает плечами управляющий. Это бизнес, и нет никакой гарантии, что, напри мер, в сегодняшний вечер казино не останется в проигрыше.

 -Часто ли заведение остается внакладе?

-Если бы мы выигрывали каждый день, то в казино было бы пусто. Сейчас в Москве наше, пожалуй, самое многолюдное: выигрывают, проигрывают, чувствуют себя в безопасности, отдыхают. Мы открыли еще один бар, вы можете прийти сюда просто посидеть, и никто за руку вас к игральному столу не 20 потянет. В Лас-Вегасе, например, как и в других признанных столицах игорного бизнеса, казино- это развлекательный бизнес. И здесь у меня такая же работа попытаться вас развлечь. У нас такое называют персональным контактом.

 -Каковы ваши впечатления о Москве как городе для развития индустрии развлечений?

-По уровню игорного бизнеса Москва растет очень быстpo, и очень скоро будет признана как место, где есть нормальные казино. Но сейчас необходимо ужесточить контроль над всем игорным бизнесом, более тщательно проверять лицензии.

Судя по вашим словам, у нас есть заведения, где с посетителями ведут не очень честную игру?

– Да, хотя я не стану их называть. В нашем бизнесе надо быть вдвойне честным, если так можно сказать. Казино из – за своего названия изначально имеют плохую репутацию. Но в нашей «Москве» я попытаюсь убедить вас в обратном.

-Какие налоги вы платите за содержание игорного дома?

-90 процентов от прибыли.

-Вы работали в других странах, такие налоговые ставки приняты везде?

-Можно, я не буду отвечать на этот вопрос?

 -Кто в основном ваши гости, в том числе и из числа моих соотечественников?

-Каждый наш гость должен предъявить документ, удостоверяющий его личность. Это чаще всего иностранцы, живущие в Москве, а также средний и высший класс новых российских бизнесменов.

– Есть ли у вас постоянные клиенты?

– Да. Наш бизнес базируется в основном на постоянных клиентах. Я знаю их по именам, у нас хорошие отношения. Это моя работа, я стараюсь, чтобы они чувствовали себя как дома.

-Приходят ли к вам профессиональные игроки, которые зарабатывают себе этим на жизнь?

 – Расспрашивать гостей, когда и как они ко мне приходят, после работы или как на работу, – это не входит в мою компетенцию.

– Вы азартный человек?

 – Я верю не в азарт, а в расчет. Иначе бы я плохо спал по ночам.

 – Как часто вы играете в казино?

Изредка, но не в Москве. Это было бы непрофессионально, если бы я появлялся за игорным столом в этом городе, и отрицательно отразилось бы на репутации нашего заведения.

-Похожа ли московская жизнь на игру?

– Это такой же сумасшедший город, как и любой другой та ких же масштабов. И я не вижу большой разницы между Москвой и, скажем, Лондоном, Парижем или Нью – Йорком. А что касается уровня жизни средних москвичей, то это больше похоже не на игру, а на трагедию. – –

 Беседу вел Геннадий ШАЛАЕВ





Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *