что не так с пактом рериха?

14.04.2023
575

15 апреля 1935 года в Вашингтоне в присутствии президента США Ф.Д. Рузвельта был подписан Международный договор по защите культурных ценностей (Пакт Рериха) – первый международный договор, предусматривающий безусловную защиту исторических памятников, объектов культуры, науки и образования и их персонала как в мирное время, так и во время вооруженных конфликтов.  Однако сегодня, по мнению Марины Байрос – учредителя Фонда культуры и социальных инициатив и частного инновационного музея «Пушкинский Дом на Кавказе», с реализацией заложенных в Пакте идей дела обстоят далеко не благополучно.

О Рерихе-Пеликане и забытом Пакте Мира

Марина БАЙРОС

Пришло время устранения концептуальной неточности, допущенной при создании текста Гаагской конвенции 1954 г., когда международное сообщество сделало шаг назад по сравнению с идеями Пакта Рериха 1935 г. и отказалось от принципа подчиненности военной необходимости интересам защиты культуры. По сравнению с Пактом Рериха Гаагская конвенция 1954 г. не защищает научные и образовательные учреждения, защищает только часть культурных объектов, занесенных в международный реестр памятников ЮНЕСКО (но в Пальмире, Афганистане, Украине, России эта конвенция не “работает”). Поэтому в XXI веке уже пора ставить вопрос о защите практически всех культурных объектов.

Целью нового движения за внедрение идей Пакта Рериха является постановка вопроса о необходимости возврата к принципам этого документа и стимулирование мировой общественности к принятию активного участия в составлении проекта новой конвенции. Без восстановления в международных правах этой великой идеи нашего соотечественника процесс формирования механизма защиты культуры в ООН не сможет соответствовать уровню задач, стоящих перед Организацией Объединенных Наций в XXI столетии. 

Рерих Николай Константинович (1874-1947) Русский художник, сценограф, философ-мистик, писатель, путешественник, археолог, общественный деятель. Академик Императорской Академии художеств.  

Николай Константинович Рерих для большинства всё ещё — неизвестный, хотя над изучением его биографии и творчества работают культурные центры, общества и музеи его имени в Нью-Йорке, Риге, Минске, Москве. 15 августа 1991 года соавтор сей статьи (Марина Байрос) с Гос. музеем искусств народов Востока стала соучредителями Всероссийского культурного центра «Дом Рериха». Ибо всегда ратовала, как и Н.К. Рерих «за мир во всём мире» и за «мир через культуру». А узнав, что термин (англ. «world реасе») появился впервые в 1929 году в знаменитом «Пакте Рериха», стала представителем ложи Николая Рериха «Белый Пеликан» и ввела духовных соратников в сакральные знания о рериховском кресте Мастера – «рыцаря пеликана», копия которого хранится в музейном архиве “Пушкинский Дом на Кавказе” вместе с письмами к ней от С.Н. Рериха.

Если вы не слышали о “Белом Пеликане”, то это короткое вступление о нем:

Пеликан, чтобы накормить ослабевших птенцов, выпускает свою кровь. Не имея иного способа спасти других, эта птица клювом наносит раны себе. Поэтому его святая эмблема в центре христианского креста Н.К. Рериха, обращает взгляд душ к тому, кто само пожертвовал свою жизнь за других. Пеликан также иллюстрирует древнее высшее “розенкрейцеровское” звание, пришедшее в шотландскую систему масонства “рыцарей розы и креста”, в истоке своём в Индии называвшееся “рыцарями пеликана”. Пеликан гнездится в мангровых зарослях, избегая столкновений, он охотно делит соседство с гнездами сородичей и выкармливает чужих осиротевших птенцов вместе со своими. Он – символ милосердия. У пеликанов иногда возникают трудности со взлетом с поверхности воды с набитым рыбой клювом (рыба – символ Христа). Это аналогия об освобождении от того, что тянет людей вниз. Вода символизирует эмоции, которые отягощают дух более всего. Пеликан учит тому, как не дать возможности эмоциям лишиться самообладания на пути к цели – спасению других.
Пеликан, являясь символом жертвенной любви нашего Спасителя, также служит одним из основных символов алхимии, как противоположность ворону. Символ пеликана всплывает в мире алхимии как образ, определённого рода реторты, чей острый “клюв” склонился, вонзившись сквозь пузатую выпуклость, где в жидком свинце философский камень плавится и растворяется в животворной энергии аннигиляции, это когда самопожертвование живого духа вызывает превращение свинца в золото. Тем самым пеликан представляет сакральный символ бескорыстного стремления к облагораживанию материи.

Поняв суть образа Пеликана на кресте Н.К. Рериха, можно понять – как русский эмигрант-одиночка за пятнадцать лет (1920 – 1935) добился подписания двадцать одним американским государством разработанного им международного соглашения – Пакта, став лидером мощного мирового общественного движения «Мир через Культуру», поныне поддержанного организациями, объединяющими миллионы людей.

Делегаты Второй международной конференции, посвященной Пакту Рериха. Брюгге. Август 1932 года

Русский мыслитель Николай Рерих, начиная с первых лет XX века, стал разрабатывать в многочисленных статьях эстетическую концепцию государственности, основанную на примате вопросов развития и защиты культуры и искусства перед всеми остальными направлениями государственной деятельности. По его мнению, такие приоритеты должны быть обязательно учтены в распределении государственного финансирования, что через сто лет совпало с подходами нового научного направления «конституционная экономика». При этом он полагал, что развитие культуры и искусства само по себе приведет к оздоровлению жизни государства и общества, снизит уровень политического, религиозного и межнационального противостояния (часто одностороннего), а как следствие снизит уровень насилия как внутри государств, так и в межгосударственных отношениях.

“Знамя мира” – отличительный флаг Пакта Рериха

Кроме того, проект Пакта предусматривал принятие каждым государством внутреннего законодательства, направленного на защиту культурных ценностей и в мирное время.
Сам Рерих неоднократно писал, что его Пакт о защите культурных объектов от военного разрушения является только начальным этапом процессов изменения государственных и общественных приоритетов, которые снизят, а впоследствии и почти полностью устранят опасность войн. Тогда, по его словам, человечество сможет достигнуть того истинного Возрождения Мысли и Духа, о котором мечтало многие тысячелетия.

«…Памятники древности во всем их очаровании будут лучшими устоями государства. Ведь без преувеличения, сокровища Культуры являются оплотом народа. Все строительство цивилизации, все просвещение, все духовное вдоховление, вся радость и спасение нации нарождаются на основах Культурных ценностей». – Николай Рерих

«В строгом соблюдении народами мира этого Пакта мы видим возможность широкого осуществления одного из жизненных принципов – сохранение современной цивилизации. Этот договор заключает в себе духовное значение гораздо более глубокое, нежели выражено в самом тексте». – Президент США Франклин Рузвельт при подписании Пакта Рериха 15 апреля 1935 г.

А.Я. Капустин – Президент Ассоциации международного права России в своей статье «Пакт Рериха как основа новой Конвенции ООН о защите культурных ценностей» поставил цель о необходимости возврата к принципам Пакта Рериха и поощрение российских юристов принять активное участие в составлении проекта новой конвенции, что могло бы быть не только усилием ведущих ученых. Это было заявлено им еще в 2014 году, но почему-то не получило резонанса. Давайте вместе задумаемся почему…

Постер “50 лет Пакту Рериха” выставлен в мемориальном кабинете Н.К. Рериха в Москве

При всей глубине и важности идей Рериха, он добился принятия своего Пакта в 1935 году двадцать одним государством (примерно двадцать пять процентов независимых государств того времени), что впоследствии оказало решающее влияние на принятие в 1954 году Конвенции ООН, одобренной на сегодня ста двадцатью тремя странами. Правда, Конвенция ООН, сохранив идею Пакта Рериха о создании международной защиты культурных ценностей, не восприняла его основную цель Пакта о приоритете культуры и вставила главной доминантой для мира «военную необходимость», у которой нет никакого точного юридического определения!

Во-первых, конечно, следует отметить, что этот ПАКТ – высокое достижение нашего соотечественника, даже в его родной стране просто замалчивается.

Во-вторых, важнейшие идеи Пакта Рериха оказались за пределами заключенной в 1954 году Конвенции ООН о защите культурных ценностей в случае вооруженного конфликта. Это признается в тексте самой Конвенции ООН, где сказано: «В отношениях между Державами, которые связаны Вашингтонским Пактом от 15 апреля 1935 года о защите учреждений, служащих целям науки и искусства, а также исторических памятников (Пакт Рериха) и которые являются Сторонами в настоящей Конвенции, эта последняя дополнит Пакт Рериха и заменит отличительный флаг «Знамя Мира», описанный в статье 3 Пакта, знаком, описанным в статье 16 настоящей Конвенции». Как заправские пираты чиновники ООН поменяли флаг на захваченном корабле…

С точки зрения содержания в Конвенции говорится о «дополнении» для более широкого применение Пакта Рериха. Что же касается замены Знамени Мира – флага, предложенного Рерихом, с его глубинной исторической и символической трактовкой новым сине-белым флагом ООН, то отметим явное отсутствие концептуальной необходимости подобной замены. Почти 90 лет – достаточный срок для осознания того, что надо вернуться к авторству рериховских идей и защитить Пакт, сделав предложение Россией, основанное на них для новой Конвенции ООН.

Гаагская конвенция о защите культурных ценностей в случае вооруженного конфликта и протокол к ней вступила в силу 7 августа 1956 года. Конвенция предусматривает меры по охране движимых и недвижимых культурных объектов (памятники архитектуры, искусства или истории, религиозные или светские, археологические месторасположения, музеи, крупные библиотеки, хранилища архивов и т. д.), которые расположены как на территории противника, так и на собственной территории.

Согласно Гаагской конвенции 1954 года Стороны вооруженного конфликта не имеют права направлять военные действия против культурных ценностей. Оккупирующие державы должны защищать культурные ценности, которые находятся под их контролем от воровства, разграбления или незаконного присвоения. Вывоз культурных ценностей с оккупированной территории запрещен специальным протоколом к этой конвенции. Протоколом также предусмотрены правила о возврате культурных ценностей по окончании военных действий, если они были временно перемещены на территорию другого государства. За время своего существования Гаагская конвенция превратилась в четкую правовую систему.

В результате боевых действий культурные ценности часто подвергаются разрушению. Их утрата невосполнима, что наносит ущерб не только государствам, которым эти ценности принадлежат, но и культурному наследию всего человечества. Признавая серьезность этого ущерба, международное сообщество в 1954 году приняло Гаагскую конвенцию, был принят также первый Протокол, в котором говорится о защите культурных ценностей в период оккупации. Второй Протокол был одобрен в 1999 году. Он предусматривает “особую защиту” во время войны отдельных культурных ценностей и определяет критерии такой защиты. Документ призывает государства к принятию ряда мер и в мирное время, с тем, чтобы обеспечить надлежащую защиту памятников культуры во время войны. В соответствии с этим Протоколом создан межправительственный комитет для осуществления контроля за выполнением Конвенции и дополнительных протоколов к ней, а также для оказания государствам-членам содействия в этом процессе.

«Культурное наследие – это выражение самобытности народов. Часто культурное наследие становится объектом преднамеренных нападений с целью запугивания и уничтожения социальной структуры обществ», – заявила г-жа Паскаль Бэрисвиль, «Такие действия не могут оставаться безнаказанными».

Г-н Михаэль Мёллер подчеркнул, что «непреходящее значение Гаагской конвенции и Второго протокола можно увидеть на таких примерах, как Бамиан (Афганистан), Тимбукту (Мали) и Пальмира (Сирия). Культура – это не только камни, это суть идентичности человека».

Г-жа Карима Беннун, Специальный докладчик ООН в области культурных прав призвала государства ратифицировать Второй протокол. Она отметила необходимость защиты культурного наследия и доступа к нему как части культурных прав, напомнив, что «усиленная охрана» культурных ценностей имеет огромное значение для человечества, а серьезные нарушения в отношении культурных ценностей приводят к санкциям, определенным Вторым протоколом.

«К сожалению, сегодня, как никогда, актуален вопрос о защите культурных ценностей во время войны. Придавая им глубокое символическое значение, воюющие стороны часто избирают их в качестве мишени, они становятся объектами мародерства, разрушения и вандализма», — сказал Генеральный директор ООН по вопросам образования, науки и культуры Коитиро Мацуура. Он призвал государства, которые еще не сделали этого, ратифицировать Гаагскую конвенцию 1954 о защите культурных ценностей в случае вооруженного конфликта и ее Второй протокол.

Нам представляется, что применительно к нашей стране в начале XXI века концепция Рериха, взаимодополняющая идеи, на которых базируется Пакт Рериха, является весьма важной. Более того, мы считаем Пакт первым этапом в реализации рериховской идеи государственности, основанной на сохранении, Возрождении (именно с большой буквы) и развитии Культуры как первостепенной (то есть более важной, чем все остальные) задачи и обязанности государства.

Пакт Рериха стал продолжением развития впервые представленных предложений на первой и второй мирных конференциях в Гааге, созванных по инициативе Российской империи в 1899 и 1907 годах. Именно тогда были приняты международные конвенции о законах и регламентах войны, заложившие основу комплекса норм международного гуманитарного права.

Напомню, именно на Московской конференции министров иностранных дел СССР, США и Великобритании (Вячеслава Молотова, Корделла Хэлла и Энтони Идена) в октябре 1943 года был подписан первый документ о создании международной организации ООН в возможно короткие сроки. Во встрече также участвовал посол Китая в Москве Фу Бин-чан.

Ещё прошу обратить внимание на такой малоизвестный факт. Устав ООН, который лежит в основе международного права, создавался в основном усилиями двух людей. Один – американец русского происхождения Лев Пасвольский, советник госсекретаря США. Второй – Аркадий Соболев, наш известный дипломат. Один из участников делегации США вспоминал: “Мне, как американцу, было как-то некомфортно, когда я видел, что Устав ООН оказывается интеллектуальным детищем двух русских”.
Главную премию в мирном развитии цивилизации также учредили россияне Нобели. Это говорит только о том, что только рожденный на земле русской обладает духовным потенциалом и силой способной на Созидательный мирный прогресс в цивилизации людей.

В подтверждении этой аксиомы, на Вашингтонской конференции 9 ноября 1921 г., президент США Уоррен Гардинг заявил:

«Предложение ограничить вооружения путем соглашения между державами не ново, быть может, уместно вспомнить благородные стремления, выраженные 23 года назад в Императорском рескрипте Его Величества Императора Всероссийского. С таким сознанием своего долга Его Величество Император Всероссийский предложил созыв конференции в Гааге, которая должна была заняться этой важной проблемой мира».

Местом проведения конференций именно Россия предложила Гаагу как родину «отца науки международного права» Гуго Гроция, опубликовавшего в 1625 г. свой фундаментальный трактат «О праве войны и мира».

Поэтому весь мир шокирует неисполнение современной Россией многих положений Конвенции ООН 1954 года и ничем не оправданной задержкой ратификации Второго Протокола к этой Конвенции; как и то, что в связи с неподачей нашей страной заявки на включение в международный реестр ЮНЕСКО объектов культуры, которые подлежат международной защите в случае военных действий. Поэтому ни один чиновник в России не упоминает об основополагающих идеях нашего соотечественника Николая Рериха, признанных международным правом. Это показывает низкий уровень знания и понимания идей Пакта Рериха – основы Конвенции ООН, или преступное игнорирование, которое демонстрируют не только госчиновники, но и эксперты по защите памятников культуры.

4 ноября 1946 года вступил в силу Устав ЮНЕСКО – учреждения ООН по вопросам образования, науки и культуры. Для российского памятника природы или культуры попасть в списки этой организации – то же самое, что получить неамериканцу Нобелевскую премию. С 1998 года ЮНЕСКО не рассматривает заявки от России даже на «Ростовский кремль» и монастыри острова «Свияжск».
Но почему Россия с 1999 года не ратифицирует Второй протокол Гаагской конвенции для защиты культурных памятников, ведь тогда ЮНЕСКО автоматом продублирует его? Кто виновник этого преступления – бездействия?

Ведь если продолжать делать вид, что культурных утрат памятников в правительстве не замечают, то у нашего общества никогда не появится иммунитета против «сверхинициативных» людей бизнеса, готовых жертвовать нашими общими историко-культурными и духовными ценностями ради их сиюминутных политических или экономических выгод. Духовно обезличенное государство долго не просуществует. Его просто не будет на карте мира. Этого и добиваются рабы деэволюционной деструктивной экономики, которая характеризуется упадком нравственных ценностей, культуры и духовности. В обоих случаях прослеживается попытка насильственного уничтожения «духовных ориентиров» России – православной Веры и мест ее силы – памятников истории и культуры.

Вывод, к которому мы приходим, заключается в утверждении, что дальнейшее бесполезное «латание» Конвенции ООН 1954 года и попытки устранения ее неустранимых противоречий с другими международными договорами должны уступить место движению за принятие новой Конвенции ООН, соответствующей основам Пакта Рериха и требованиям XXI века.

Новый текст Конвенции должен базироваться на не осуществленных до настоящего времени положениях, принципах и идеях Пакта Рериха, который является, в нашем понимании, не просто международным договором первой половины XX века, а программой реально выполнимых действий и санкций, направленной на достижение действительно мирного сосуществования стран, народов, религий в единой цивилизации культуры.

Поэтому важнейшими являются положения из статьи первой Пакта Рериха «Защита исторических памятников, музеев, научных, образовательных и культурных институтов как во время мира, так и во время войны» и статьи второй «Нейтралитет, защита и уважение памятников и институтов, указанных в статье первой», обеспечиваются принятием «внутреннего законодательства, необходимого для обеспечения защиты и уважения».

По поручению Рериха исполнитель проекта Пакта – доктор международного права и политических наук Георгий Шклявер вместе с членом Гаагского мирного суда профессором Ж.Прадель, разработали принципы Пакта по охране культурных ценностей в соответствии кодексом международного права. В 1929 г. проект Пакта был опубликован и сразу привлек внимание мировой общественности, породив большое межд. движение в поддержку Пакта. В 1930 г. ими был выпущен 2-х томник с разъяснениями и обоснованиями при взаимодействии сторон в рамках договора Пакта.

В 1930 г. проект Пакта был принят в Комитете музеев при Лиге Наций и передан в Международную комиссию интеллектуального сотрудничества. Повсюду в мире стали создаваться Комитеты Пакта и Знамени Мира. В 1931 г. в бельгийском городе Брюгге был основан межд. центр – Союз Пакта Рериха. Лекции о Пакте стали читаться в некоторых военных школах и в университетах. В 1931 и в 1932 годах в Брюггере прошли две межд. конференции с решением принятия Пакта как межд. документа. Еще с большим успехом в 1933 г. прошла конференция в Вашингтоне с представителями из 37 стран, которая обратилась к Правительствам всех стран с призывом подписать Пакт. И  в 1935 г. на второй межд. конференции в Вашингтоне Пакт был подписан. Но это широкое межд. движение было оборвано началом второй мировой войны и смертью Н.К. Рериха в 1947 г.. Поэтому только в 1950 г. Комитет Пакта направил Т.Бодэ – главному директору ЮНЕСКО (созданного в 1946 г.) копию Пакта Рериха с историей межд. движения с 1930 года. В 1954 г. в Гааге на основе этого Пакта был подписан Заключительный акт Международной конвенции о защите культурных ценностей в случае вооруженного конфликта, которая была ратифицирована в том числе СССР.

Профессор Г.Г.Шклявер в своем выступлении в 1937 году в Париже заметил, что международное право часто нарушается безнаказанно, но это не означает, что оно перестает действовать. Отсутствие конкретных санкций не умаляет значение правовой нормы. Он сравнил это с похожей ситуацией в случае нарушения норм конституционного права. Он также напомнил, что судебная практика может балансировать ситуацию и совместно с общей психологической атмосферой нетерпимого отношения к нарушению конституционного, а также международного права содействовать его соблюдению на практике.

Шклявер, как исполнитель проекта Пакта Рериха не случайно поставил Пакт рядом с национальным государственным правом, хотя конституционные системы того времени за пределами англосаксонских стран еще по-настоящему не знали ни судебных, ни других органов конституционного контроля, получивших широкое распространение к концу XX века.
Именно через национальное конституционное и иное законодательство идеи непосредственной защиты культуры от войн, вандализма, а также опосредованной защиты от «тихих погромов», пренебрежения, игнорирования, экономического унижения и остаточного (после военных расходов) финансирования – эти идеи должны были по главной доктринальной мысли Пакта Рериха проникать во все поры государственного аппарата и институтов гражданского общества. Процесс проникновения этих идей под защитой конституций должен будет необратимо повернуть государства и общество в сторону верховенства культуры, значит – мира.

Бессилие права не может породить позитивное отношение к нему, а вызывает лишь раздражение, недовольство, протест. Человек перестает ценить, уважать, почитать право, так как он не видит в нем своего надежного гаранта и опору. В таких условиях даже у законопослушных граждан вырабатывается нигилизм, недоверие к существующим институтам власти. А невозможность осуществить свое право порождает у личности чувство отчуждения от него, правовую разочарованность, скепсис, способствует ПРАВОВОМУ НИГИЛИЗМУ мгновенно и неожиданно для всех переходящему в процесс перманентного хаоса, завершающейся гражданской войной, революцией…

Конституция России является правовым актом прямого действия, а значит, может применяться непосредственно даже при отсутствии или недостаточности действующих законов и других нормативных актов, восполняя и ускоряя решение насущных вопросов жизни государства и общества. Поэтому для нас осмысление идей Пакта Рериха представляет не только исторический, но и чисто практический интерес лично для нас (спасение от вандалов из структур  власти памятника культуры – пятигорской усадьбы Реброва, где в 1820 жил Пушкин).

Нужно понимать, что знаменитый Пакт Рериха был для его автора не самоцелью, а важным этапом влияния на процессы внутри каждого государства.
Его важнейшей частью была апелляция к внутреннему законодательству стран, к внедрению идеи неприкосновенности значительных произведений искусства и культурных памятников в народное общественное сознание. «Мир не может быть установлен правительственными декретами. Реальный мир будет гарантирован только тогда, когда народы осознают бесполезность вражды взаимного уничтожения… «Мир через культуру» – мы никогда не устанем повторять эту правду». И здесь также не спрятан, а открыто на виду лежит ключ к пониманию философско-правового кредо Рериха: «Политика – чистое дело!».

Государство как инструмент сохранения и развития Культуры и защиты своих и чужих культурных ценностей, поддерживающее мирное существование и избегающее войн, строящее новую цивилизацию будущего на базе лучших культурных традиций современности, а значит, тратящее на эти цели максимально возможные в рамках экономической реальности финансовые ресурсы, – это государство Возрождения, приоритетом которого является осуществление «возродительных» идей. Они дают науке конституционного права и философии права необходимые подходы для качественной разработки доктрины правового государства, которая, в свою очередь, должна обеспечить конституционную основу Возрождения в России и создание в ней, говоря словами Николая Рериха, «государства будущего» и «цивилизации будущего».
Пакт Рериха, до сих пор имеющий законную силу для многих государств Америки, включая США, не стал международным правом ООН. В итоге, например, Перу и Гондурас на базе статей Пакта обязались в военное и мирное время «предоставлять покровительство и уважение памятникам и учреждениям культуры и предпринять необходимые меры в области внутреннего законодательства своих стран для обеспечения такого покровительства и уважения», а Россия – родная страна Рериха подобных обязательств на себя ещё не приняла.

Поэтому в России в сфере сохранности памятников продолжается то, что так красочно описал Рерих почти столетие назад:

«По всей России идет тихий мучительный погром всего, что было красиво, благородно, культурно. Ползет бескровный, мертвящий погром, сметающий все, что было священного, подлинного. Мало духовного знания – мало традиционного искусства. В жизни мало тех устоев, которые единственно могут привести к золотому веку единства. Откуда придет самосознание?.. Как выйти из этого заколдованного круга?.. Не в деньгах дело; денег на Руси много. Деньги-то есть, но интереса у власти мало, мало любви».

Звучит актуально для сегодняшнего отношения к развитию культуры. Поэтому его эстетическая модель государственности должна быть воспринята как предмет серьезного научного анализа. Идея правового государства должна стать движущей силой достижения благосостояния и процветания граждан России. Идея первична, а коррумпированная забюрократизированная и победно ведущая от кризиса к кризису и от войны к войне государственная материя вторична. России надо всегда помнить – чтобы уничтожить Русский Мир мало стереть Православие и славян, ибо пока сохранена культура и язык государства – духовная нация бессмертна и непобедима.

Отдавая должное Второму Протоколу к Конвенции 1954 года и ряду других международных договоров ООН, принятых за последние полвека, следует привести важный довод в пользу разработки новой Конвенции, ибо военный человек не в состоянии правильно воспринимать документ, да еще и вводящий для него уголовную ответственность за военные преступления против Культуры, если его значение доступно пониманию только высококвалифицированных юристов международников, основанному, к тому же, на анализе соотношения положений разных международных актов.

В ходе разработки проекта новой Конвенции важно поставить вопрос о возврате к доктрине Пакта Рериха: первенству защиты культурных ценностей по отношению к военной необходимости. Мы глубоко убеждены в неизбежности поступательного прогрессивного движения в этом вопросе и отсутствии разумного обоснования отказа включения доктрины Пакта Рериха в международные договоры XXI века, если такой подход уже был признан и принят девяносто лет назад десятками государств.
Конвенция 1954 года, как уже отмечалось, хотя и развила некоторые идеи Пакта, но в целом повернула развитие международно-правовой защиты культуры от милитаристов в другом направлении. Поэтому нужно начать в рамках международной рабочей группы разработку новой Конвенции ООН, базирующейся на доктринальном основании Николая Рериха.

Нам кажется естественным, если такая инициатива будет выдвинута Россией, культурные памятники которой уничтожаются вандалами или меняют историческое авторство на произведения в одностороннем не правовом порядке в неких странах.
При этом, пока новая Конвенция не разработана и не принята, необходимо обеспечить в Российской Федерации реализацию основных требований Конвенции 1954 года, включая подачу заявок на защиту соответствующих российских культурных объектов, меры внутреннего нормотворчества и так далее (читай прилагаемый текст Конвенции – почти ни одно из его положений не выполнено в нашей стране). Россия обязана в кратчайшие сроки присоединиться ко Второму Протоколу 1999 года и принять необходимое для него внутреннее законодательство. Без защиты культуры в стране невозможен Ренессанс, а без Возрождения – невозможна надежда на будущее народа и сохранение государственности.

Итак, «…будем ценить, будем хранить все прекрасное с сердечною заботливостью», – так писал Рерих и убедил десятки стран, кроме своей собственной. Пока в России не прекратится агрессивно-пренебрежительное отношение к защите культуры и памятников наследия (например – пятигорская усадьба Реброва, где жил Пушкин и где расположен музей «Пушкинский Дом на Кавказе»), необходимо непрестанно напоминать идеи Пакта Рериха и требовать юридического оформления и внедрения в жизнь Конвенции в Гааге 1954 г. и Второго Протокола 1999 г..

И пришла пора ставить задачу создания новой Конвенции, соответствующей идеям Пакта Рериха и потребностям XXI столетия, – ясной и однозначной по своему содержанию, чтобы ее могли понимать и точно применять в военное и мирное время. Россия могла бы стать страной, инициирующей и возглавляющей это движение, ибо она – правопреемник Российской империи – предтече инициатив 1 и 2 Конвенции в Гааге в 1899 и 1907 годах.

«И если Россия, Родина Рериха, возьмет под свое покровительство идеи своего великого сына о Знамени Мира и о Пакте Культуры, она сможет предлагать мировому сообществу решения, которые опережают события и определяют их направление, и станет истинно ведущею страною Мира».Марга Куцарова, болгарский правовед.

Соавтор, инициатор, идеолог – Виринея Байрос

Фото на “открытии” статьи: рериховский крест с пеликаном в центре (музей “Пушкинский Дом на Кавказе”)

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *