Какая наука вытеснит классическую политическую экономию?

28.04.2023
325

В статье предпринимается попытка напомнить положение о подрыве товарного производства, раскрытого и доработанного советским ученым Н.В. Хессиным. Высказывается предположение, что классическая политическая экономия в перспективе уступит место ноономике, где обеспечивается простор для свободного, креативного труда без найма, и затухание товарной организации производства.

Владимир Третьяк ., д.э.н., профессор кафедры РУТ (МИИТ), v_tretyak@inbox.ru

Последнее время все активнее обсуждается вопрос о возникновении новой экономической сферы знаний, именуемой – ноономикой.  Особая активность наблюдается с момента проведения в рамках конгресса «Новое индустриальное общество: будущий нооиндустриальный облик России» IV Санкт-Петербургский международный экономический конгресс — СПЭК 2018, 2 апреля. Появились даже споры об авторстве того, кто впервые ввел ноономику в научный оборот[1]. И тем не менее, рождение науки произошло. Обсуждение различных аспектов идет достаточно активно[2]. Вместе с тем, хотелось бы поставить вопрос о том, какая именно экономическая наука вытесняется ноономикой и какие новые экономические явления возможно объяснить, опираясь на ноономику?

Известно, что ряд направлений в экономическом арсенале появлялись в дополнение к политической экономии (в частности экономика транспорта, экономика отраслевых исследований), которые базируются на исследовании трудовых отношений. Вспомним работы хотя бы В. И. Чупрова. Некоторые области экономических знаний претендовали на замену классической политической экономии, или отдельных ее разделов (экономика, маржинализм, институционализм в разных оттенках). Отдельные экономические концепции предпринимали попытки уточнять категории политической экономии в тех или иных аспектах (моделирование экономических процессов, прогнозирование трендов). Видение будущего всегда увлекательным образов забавляло отдельных экономистов. Но в середине прошлого века происходит перелом в научном сознании. И на первый план выходят науки, исследующие образ будущего, или Форсайт (видение смены доминирования каких-то явлений в будущем). Тем не менее, без претензий на умение предсказывать, можно с уверенностью сказать, что появление ноономики связано с осознанием проблем, поднятых еще, В. И. Вернадским, когда он обращал внимание на неизбежность трансформации биосферы в ноосферу[3].

«Ноосфера есть новое геологическое явление на нашей планете. В ней впервые человек становится крупнейшей геологической силой. Он может и должен перестраивать своим трудом и мыслью область своей жизни, перестраивать коренным образом по сравнению с тем, что было раньше»[2]

Но сам термин «ноосфера» используется представителями «самых разных профессий: учёные, производственники и политики, авторы популярных изданий и люди, весьма далёкие от науки. При этом единого толкования этого понятия не существует»[3]. Вместе с тем, на базе подобного представления о ноосфере появилась отрасль экономического знания, именуемая ноономикой. Запросы Биосферы неплохо разрешаются классической политической экономией, предполагающая использование наемного труда. Ноосфера нуждается в ноономике, которая, по-видимому, не будет базироваться на наемном труде, а будет базироваться на свободном от найма, креативном труде, мерилом затрат которого будет свободное время[4].

«Путь к ноономике лежит не только через отрицание первенства «зоологической» природы человека, но и через возвышение его над собственным порождением – техносферой. Ее развитие перестает быть стихийным процессом, подчиненным погоне за накоплением материального богатства, выражаемого в объемных денежных категориях. Да и сами экономические категории уходят в прошлое, рождая новую рациональность человека. Однако на этом пути надо еще преодолеть немало препятствий и решить множество сложнейших задач[5]».

Итак, ноономика пройдет «через отрицание первенства «зоологической» природы человека», т. е. признание того, что человек как продукт биосферы развивается вне рамок социально экономических систем[6]. Вместе с тем социально экономическое поле не отрицается пониманием важности влияния биосферы. С другой стороны, то же происходит и с развитием технологий. Последние также совершенствуются не без существенного воздействия социально экономического начала. Утверждение, что «Движение за пределы современного индустриального общества к новому индустриальному обществу второго поколения, и от НИО.2 – к ноопроизводству, будет сопровождаться глубокими технологическими сдвигами, создающими основу для преобразования общества»[7] молчаливо предполагает, что технологии совершенствуются не сами по себе, а в рамках определенного рода общественно экономических отношений. Отсюда вопрос? В рамках каких именно общественно экономических отношений это будет осуществляться? Или само это новое индустриальное общество второго поколения, и от НИО.2» будет создавать «основу для преобразования общества» в рамках прежних общественно экономических отношений, или же требуется, чтобы они как-то трансформировались? Нам представляется, что без последнего, НИО.2 не сможет найти путь к ноономике.

Напомним, что в дискуссии по вопросу периодизации смена доминирования технологических укладов[8] нам удавалось обратить внимание, на то, что каждый из технологических укладов имеет и технические, и исторические форматы. Первые эволюционируют как кустарные технологии не использующие силы природы как средства производства, затем аграрные технологические уклады, использующие силу ветра, воды и животных…. Но эти технологии совершенствуются и уступают свое доминирование в пределах развития товарно-денежных отношений. Это означает, что исторически конкретными проявлениями, в которых совершенствуются данные технологии, принимали форму простой кооперации как первой или простейшей формы общественной организации производительных сил, развивающихся в рамках товарной организации производства.

Затем двигательная сила человека и животных сменяется, например, силой пара. (техническая сторона) Основываясь на этом, формируется уже два индустриальных технологических уклада. Исторически конкретными формами, в которых совершенствуются данные технологии, принимали форму фабричного производства, а в последствии и в конвейерного производства.

Далее, начинают доминировать постиндустриальные технологические уклады, использующие роботы-манипуляторы в рамках неполной интеграции активов и IT технологии и формы платформенного бизнеса[9] на базе квазиинтеграции активов. Итак, индустриальные технологические уклады (в виде фабричного и конвейерного производства) постепенно вытесняют кустарные технологические уклады (простую кооперацию и мануфактурную организацию производства) и начинают доминировать в экономике классических буржуазных экономик. На смену им грядет доминирование постиндустриальных технологических укладов (некие квазиинтегрированные структуры[10])— это гибкие автоматизированные производства и IT платформы. Но происходит это в единстве и технологий, и общественных отношений.

На сегодняшний день существенная доля постиндустриальных технологий формируется в рамках капиталистической товарной организации производства.

Технологические укладыВнеисторический подходИсторический подход
кустарныеТУ-1 – ручной трудпростая кооперация
кустарныеТУ-2 – использование сил биосферыразделение труда или мануфактура
индустриальныеТУ-3 – использование машинфабричная организация
индустриальныеТУ-4 – использование конвейеровИнтеграция активов в форме конвейерного производства
постиндустриальныеТУ-5 – использование ЖАС и ГАПНеполная интеграция активов с использованием роботов-манипуляторов и гибких автоматизированных производств
постиндустриальныеТУ-6 – использование IT- платформКвазиинтеграция активов на базе   IT– платформ вроде pear 2 pears

Табл.1. Схема смены доминирующих технологических укладов

В историческом плане эта смена предстает в следующем порядке в рамках развития товарной организации производства – простая кооперация сменяет мануфактура, последнюю вытесняет фабрика. Затем открывается простор использования конвейера в рамках естественной интеграции активов, затем наступает эпоха постиндустриальных укладов в виде неполной интеграции активов на основе использования роботов-манипуляторов и гибких автоматизированных производств. В современных условиях набирает силу квазиинтегрированные структуры, использующие IT платформы.

Из этого рассмотрения следуют два вывода. Первый, в условиях затухающей товарной организации производства постиндустриальные уклады сдерживаются в динамике своего развития, поскольку исторические формы товарного производства базируются на хищническом использовании биосферы. Второй, сохранение отношений товарного производства не способствует переходу к использованию возможностей ноосферы, а, следовательно, и не могут входить как раздел в ноономику.

Ну а какие общественно экономические отношения будут способствовать движению к ноосфере? Или иначе, на что надо обратить внимание при проведении исследований в рамках ноономики? Думается, что начинать следует с анализа характера соединения факторов производства, который грядет при смене товарных форм, в том числе и использования найма юридически свободных людей, но лишенных средств существования и вынуждены быть дисциплинированными под давлением ожидаемого голода.

Характер соединения факторов производства (внеисторический аспект) устанавливается, как правило, в результате внеэкономического перераспределения ресурсов завоевателями и формируется привычный для них характер допуска работников к ресурсам (к этим факторам производства[11]). Формы доступа к вещественным факторам производства участников процесса создания благ (исторический аспект) определяется исторической конкретной организацией производственной деятельности, в рамках которой и проявляется господством определенной формы собственности, где обеспечивается собственно соединение факторов производства, т. е. обеспечивается доступ работника к факторам производства. То ли это осуществляется на базе изолированности производителя и использовании подневольного труда, то ли на его обособленности[12].

В период дикости и, в значительной мере, и в период раннего варварства происходят постоянные столкновения между общинами или народами.

«Народ-завоеватель разделяет землю между завоевавшими и устанавливает таким образом известное распределение и форму земельной собственности, а тем самым определяет и производство. Или он обращает побеждённых в рабов и делает таким образом рабский труд основой производства».[13]

Завоеватели несут на острие копья собственный тип соединения факторов производства и, если могут, расширяют изолированность своего производства. В эпоху дикости господствует преимущественно натуральная организация хозяйствования в виде общинного жизнеобеспечения. Если пастбища похудели, если дары данной территории не способны прокормит общину, то следует переселиться в другое место. Но там, в лучших условиях, скорее всего проживают представители других народов или других общин. Очевидно, что переселение не произойдет без столкновения. Результат предсказуем. Если удастся закрепиться на новой территории и тогда прежний социум исчезает. То ли этот народ уходит, покоряясь насилию. То ли некоторых из них принимают в общину. То ли покоренных представителей других народов превращают в невольников. В результате происходит утверждение понятного для завоевателей способа хозяйствования в рамках устоявшейся изолированности хозяйствования, что определяет и воспроизводство свойственный тип доступа работника к вещественным факторам производства, при этом завоеватель берет на себя обязанность обеспечивать имущественную безопасность.

В эпоху дикости господствует натуральная организация хозяйствования. В апогее зрелости общинного хозяйствования   вещественные факторы давала природа, личным фактором был труд общинников. Усилия работников мотивируется необходимостью выжить. Робота ведется на нужды общины. Характер соединения факторов производства предполагает соединение свободных общинников с «принадлежащей» им природной составляющей (места в биосфере).

         На этапе перехода человечества из дикости в варварство натуральная организация хозяйствования общинной деятельности осуществляется при наличии товарного обращения и возникших форм использования подневольного труда людей, приравненных к той роли, в которой используются домашние животные. В этих условиях воспроизводятся как бы два способа соединения факторов производства в сочетании. Первый – общинный, в рамках которого свободные общинники работают на нужды социума. Структура потребления зависит от места нахождения в биосфере и определяется традициями общинных устоев. Второй способа соединения факторов производства опирается на использования подневольного труда (захваченных представителей других общин или племен).

В первом случае мотивация общинников к их свободному труду вызывается целью сохранения общинных устоев. Робота ведется по-прежнему на нужды общины. Это одна форма доступа труда общинников к средствам производства, принадлежащих общине. Потребление их определяется возможностью покрытия запросов.

Во втором случае труд невольников мотивируется внешним воздействием. Характер соединения факторов производства, принадлежащих не производителям, а хозяину или коллективному хозяину. Здесь мы имеем дела с трудом несвободных людей. Это как видим другая форма доступа несвободного или принудительного труда к не принадлежащих им средствам производства. Изолированность хозяйствования здесь развивается при наличии невольнического труда.  Образно можно сказать, что в такой организации производства доминирует «дисциплина палки» для юридически несвободных людей, выполняющих волю хозяина. Структура потребления невольников определяется владельцем имущества.

         Параллельно с этими двумя способами доступа к вещественным факторам производства, товарное обращение способствует формированию очагов иного (третьего) способа доступа, характерного для простого товарного производства. Здесь, умельцы (прежние общинники или их родственники) на общинных началах создают продукцию не для собственного потребления, а во имя меновой стоимости. Следовательно, продукция создается для других. Это иная, принципиально отличная от ранее рассмотренных форм доступа труда к средствам производства. Общинный и невольничий характеры соединения факторов производства, постепенно вытесняются третьим способом, воспроизводимым множественными мелкотоварными производителями, которые все больше нуждаются в поддержании безопасности (в сохранении своего имущества и защиты от подневольного труда). Но наиболее динамично это вытеснение осуществит промышленный капитал.

Традиционный – свободные общинники работают на нужды социума.  
Естественный – мелкотоварный производитель, работающий на рынок.  
Невольнический – несвободные люди принудительно работают на не принадлежащих им средствах производства.  
Товарный – юридически свободные люди работают на не принадлежащих им средствах производства.  
Революционный – представители свободных семей, находящихся под защитой суверена или государства работают на своих вещественных факторах производства, в расчете на получение выгод, полученных от реализации результатов своей деятельности.

Таблица 2. Разновидности соединения факторов производства

Итак, изолированность исчезая вместе с общинным производством, трансформируется либо в изолированность хозяйств, основанных на подневольном труде, либо порождает раннюю форму обособленности, когда представители свободных семей, находящихся под защитой суверена или государства работают на своих вещественных факторах производства, в расчете на получение выгод, полученных от реализации результатов своей деятельности.

Результаты деятельности мелкотоварных производителей (обособленных) реализуется на местном рынке. Вырученные ценности используются для приобретения либо предметов потребления, либо вещественных факторов с целью продолжения производительной деятельности. Характер соединения факторов производства в мелкотоварном секторе предполагает соединение юридически свободных людей, находящихся под защитой со стороны суверена, государства или общины, с приобретенными ими же вещественными факторами производства. Ремесленник является, в известной мере, собственником результата, который оценивается рынком. Образно можно сказать, что в такой организации производства доминирует представление о свободном труде частного производителя[14] во имя создания меновой стоимости. Базой осуществления такого производства являются простая кооперация (первый технологический уклад) и начальная стадия мануфактурного производства (второй технологический уклад) Сравнительные характеристики общинного и простого товарного производства в Табл. 3

 Общинное производствоПростое товарное производство
Блага создаютсядля нужд общиныдля обмена
Мотив работыво имя потребительных свойств благаво имя меновой стоимости
Работы выполняютсядля себядля других
Ориентация деятельностина собственное потреблениена обмен
Работы выполняютсяпо поручению общиныпо желанию потребителя
Время работниказанятое время общинникарабочее время ремесленника
Продукция принадлежитобщинеремесленнику
Блага создаютсябез расчета на вознаграждениев расчете на получения выгоды

Табл. 3. Сравнительные характеристики общинного и простого товарного производства

                Упрочение товарно-денежного обращения способствует появлению капиталистической организации производства, которая в свою очередь нуждается в рынке труда. Наемный рабочий лишен средств существования и мотивом его трудиться является ощущение предстоящего голода. Именно это ощущение и ожидание заставляет свободного индивида заботиться о сохранении «рабочего места» в компании.  Образно можно сказать, что в такой организации производства доминирует «дисциплина голода» для юридически свободных людей, но лишенных имущественных средств для существования. Из процесса воспроизводства капитала наемный рабочий выходит свободным и юридически, и от средств существования (квазисвободное время). Собственник же остается с имуществом.

Собственнику компании постоянно необходимо оберегать себя и свое имущество (добиваясь гарантий безопасности и своему имуществу, и оберегать постоянно используемые деньги, и личной, физической безопасности) либо от сюзерена, либо от города, либо со стороны законодательства. Перечисленные неудобства для собственника – это далеко неполный перечень, о которых у него болит голова в его свободное время. Следовательно, наличие имущества[15] и обеспечение способов его капитализации и защиты требуют затрат определенного времени. Это заставляет собственника превращать часть своего свободного времени в «квазирабочее».

Характер соединения факторов производства в поле капиталистических отношений предполагает соединение, с одной стороны, юридически свободных людей, ожидающих наступающее исчезновение средств существования, если он потеряет свое рабочее место. С другой стороны, с собственником средств производства, организуются эти конкретные рабочие места, подбирается соответствующий менеджмент, (который властным образом организует взаимодействие наемных работников в процессе функционирования производительного капитала), а также определит порядок потребления (собственно труда работников) нанятой рабочей силы. Исторически базой для воспроизводства такого характера соединения факторов производства является, в какой-то мере, мануфактурное производство (второй технологический уклад), затем фабричное производство (третий технологический уклад) и наконец высший индустриальный уклад, использующий возможности конвейера (четвертый технологический уклад). Здесь, внутри компании, безраздельно доминирует найм юридически свободных людей, которые соглашаются с условиями найма, передают свою способность к труду на время (рабочее время) под власть менеджмента. И в это время деятельность непосредственных производителей перестает быть свободной, а должна соответствовать определенным требованиям рамками данного рабочего места и нормами затрат труда.

         По мере формирования перезрелого капитализма развиваются постиндустриальные технологические уклады, но на микроуровне (в рамках компании) характер соединения факторов производства остается прежним, хотя и ведутся разговоры о создании новых рабочих мест; разрабатываются различные бизнес-модели управлением работниками; обсуждаются преимущества социальных функциях деятельности фирм. На ряду с этим характер соединения факторов производства предполагает найм юридически свободных людей, обеспечивающий функционирование средств производства, принадлежащих собственникам. Базой для такого характера соединения факторов производства является технологии, опирающиеся на использовании оборудование с числовым программным управлением (пятый технологический уклад) и в рамках функционирования цифровых платформ (шестой технологический уклад).

         Информационная или постиндустриальная экономика, пользующаяся банальным наймом, начинает рождать некие элементы, подрывающие этот хорошо отработанный и для многих привычный характер соединения факторов производства. Сравнительные характеристики характера соединения факторов производства в разных ступенях развития товарной организации производства Табл. 4.

Натуральное (общинное)Товарное производствоПостиндустриальное
ДефицитПокупательная способностьЗдоровый выбор
Необходимое время всеобщееУменьшение необходимого времениСокращение необходимого времени
Рабочее время у всехРабочее время у наемных работниковРабочее время как необходимое для свободных людей и юридически, и фактически
Свободное время отсутствуетСвободное время у избранныхСвободное время у всех
Квазирабочее время отсутствуетКвазирабочее время у избранных (у собственника)Квазирабочее время (у собственника и третьего слоя)

Табл. 4. Сравнительные характеристики характера соединения факторов производства в разных организациях производства

Итак, характер соединения факторов производства, предполагающий использование наемного труда, вырастает из ремесленного производства. Суть такого соединения на микроуровне состоит в том, что свободные люди, согласившиеся с условиями найма, отдают свою способность к труду на время (рабочее время) под власть менеджмента и в это время их деятельность перестает быть свободной, а определяется рамками имеющегося рабочего места. Работник добровольно превращает свое свободное время (на время найма) – в рабочее время. Собственник имущества, который стремиться его капитализировать, также превращает свое свободное время в «казирабочее». Властные отношения не выходят за границы рынка[16].

         Деятельность компаний на отраслевом рынке представляет собой совокупность фирм, производящих отраслевую продукцию. Это означает, что на мезоэкономическом уровне мы имеем несколько фирм-участников данного отраслевого рынка. Здесь имеет место совокупность отраслевых рабочих мест, функционирующих на этом отраслевом рынке. Все наемные работники, заполняющие трудом функционирование отраслевую совокупность рабочих мест (все наемные работники, расставленные по объединенным рабочим местам отраслевого рынка) представляют собой совокупного работника отрасли и совокупность отраслевых рабочих мест. Властные отношения отдельных (активных или пассионарных[17]) фирм выходят за границы фирмы и оказывают воздействие на функционирование собственно рыночного механизма перераспределения ресурсов[18]и способно корректировать его работу.

         С макроэкономической точки зрения, совокупность всех компаний, функционирующих на рынке, предстает как объединение всех рабочих мест, создаваемых всеми капиталами. Все наемные работники, наполняющие трудом функционирование эти существующие рабочие места (все наемные работники, расставленные по объединенным рабочим местам) представляют собой совокупного общественного работника. Если некоторые активные компании способны корректировать работу собственно рыночного механизма, то и функционирование рабочих мест совокупного общественного работника также претерпевает давлении со стороны власти менеджмента активных фирм (пассионарных кампаний или корпораций) над рыночным механизмом, который дает беспристрастную оценку результатов деятельности обособленных капиталов.

Хотя характер соединения факторов производства остается прежним в эпоху перезрелой капиталистической организации производства, тем не менее постиндустриальные технологии подрывают его, обозначая некие новые элементы. В терминах технологии Форсайт новые элементы именуются слабыми сигналами, которые возможно станут доминирующими в будущей организации производства.

Начнем с рассуждений футуролога Элвина Тоффлера. По его мнению, информационная экономика, вытесняя индустриальные технологии традиционные фабрики и офисы «с тысячами людей под одной крышей, будут очень редкими в высокотехнологичных странах будущего».[19] С вытеснением индустриальных технологических укладов произойдет сокращение необходимости концентрировать массы наемных работников в одном месте. Это, с одной стороны, снизит влияние властных отношений менеджмента на деятельность наёмных работников внутри фирмы. Снизится роль формальной стороны власти менеджмента (управление трудом людей исходя из ожиданий, что рабочие места организованны самым результативным образом). Вместе с тем повышается потребность в руководстве совокупным работником (квазиинтегрированных структур), которому надо открыть форточку для реализации стремления проявлять творческие инициативы на рабочем месте. Ибо оценка трудовой деятельности работника должна производиться менеджментом не по формально проверяемому результату (выполнять инструкции, уличить в десятиминутном опоздании), а исходя из реальных результатов творческого выполнения обязанностей, которые сродни характеру, приравненному к обычному хобби.

Шестому технологическому укладу уже становится тесно развиваться, когда способности к труду человека ограничиваются заранее рамками требований, диктуемым рабочим местом. Компетентная работа (инициативность) наемного рабочего так же сдерживается ограничениями, связанные с требованиями, выдвигаемыми организацией рабочих мест. Внутрифирменный менеджмент будет характеризоваться «феноменальным ростом деятельности по принципу «помоги себе сам» и «сделай сам» или «производством для себя». Выходя за рамки обычного хобби, такое производство (в границах фирмы) приобретает все большее экономическое значение».[20] Именно в этом пункте ощущается ростки смены отношения к наемному труду не как проданному на определенное время под власть менеджмента, а как свободное творчество в рамках совместного труда коллектива на существующих рабочих местах, где создаются необходимые блага.

Итак, в попытке проявления неких творческих инициатив наемным работником на своем рабочем месте и является слабым сигналом смены дисциплины, основанной на ожидании наступления голода, воспроизводимой производственной организацией капитала. Этот росток новой, не товарной организации движения совместного труда работников (квазисвободное время), основанной на творческом участии работника в совместном свободном труде. В течении этой деятельности раскрываются способности экономически свободного труда. Такой труд вряд ли можно измерять традиционно расходованием рабочего времени. Именно этот момент в характере соединения факторов производства можно рассматривать как как раздел в ноономике.

Образно можно сказать, что в будущем ожидается доминирование «дисциплины креативного участия в совместном труде» с целью достойного существования индивидов в нынешнем социуме. При этом участие в этом принимают свободные люди, которые реализуют свое хобби (реализацию своих собственных способностей к труду в той мере, в какой это развивает их структуру их здоровых потребностей). И эта порция свободной трудовой деятельности на действующем рабочем месте, дополняя рабочее время несвободных (во время найма) людей, которые выполняют волю хозяина, квазирабочим временем. Это один из слабых сигналов нового характера соединения факторов производства, который проявляется внутри производительного капитала и характеризуется вовлечении свободного времени наемного работника в рамках функций, определенных нормами рабочего места. Мотивом проявления таких инициатив наемного работника является по-прежнему желание получить вознаграждение либо материальное, либо в виде сохранения за собой права оставаться в системе потребления его труда в пределах совместной деятельности и в течение рабочего времени. В этих условиях еще отсутствует момент работы для других, как для себя, также отсутствует момент трудиться в свое свободное время без расчета на вознаграждение. Вместе с тем, такая организация труда может рассматриваться в качестве слабого сигнала формирования нового, доминирующего в будущем нетоварного характера соединения факторов производства.

Свободное творчество в рамках совместного труда коллектива при свободно представляемых факторах производства (свободный доступ) – слабый сигнал для наступающего характера соединения факторов производства, в противовес организации рабочих мест в корпорациях. К параметрам этой организации можно отнести:
-рационализаторские предложения
-совершенствование трудовых навыков
-образование
-расчет на приобретение выгод в развитии системы здоровых потребностей от участия в совместном труде по созданию необходимых благ
-свободный доступ к ресурсам
-участие в совместном труде (в стиле обычного хобби) совокупного работника по зову души, без расчета на материальные выгоды
.-рассмотреть формы превращения нерабочего времени работников в «казирабочее время»

Табл. 5. Параметры свободного творчества в рамках совместного труда коллектива

На фоне разработки различных бизнес – моделей, содержащих в себе элементы вовлечения свободного времени наемных работников (превращение в «квазисвободное время») посредствам поддерживания их инициатив и творчества в рамках совместного труда[21], все более устойчивое развитие набирает волонтерство[22] и в мире, и в России[23]. Волонтёрские акции осуществляется добровольно во внерабочее время, без давления извне (без страха перед грядущим наказанием, без ожидания голодной перспективы, и без расчета на вознаграждение). Побудительным мотивом добровольческой деятельности является получение удовлетворения от этой деятельности, и эта его деятельность способствует развитию новых черт потребностей, расширяя набор естественных потребительских предпочтений волонтера. Это также можно рассматривать в качестве из слабого сигнала элементов нового характера соединения факторов производства. Волонтерство или добровольчество[24] демонстрирует, что свободный труд (в свое свободное время) осуществляется без расчета на вознаграждение, а мотивом добровольного, творческого труда не наемного работника является желание получить в процессе потребления собственного труда в течение своего свободного времени с целью расширения спектра собственных здоровых потребностей волонтера. Анализ опыта развития добровольчества в затухающей товарной организации производства также может быть разделом ноономики.

К параметрам этой организации свободного творчества волонтерского труда – слабый сигнал для сменяющегося характера соединения факторов производства можно отнести:
-работа для других как для себя
-совершенствование своих трудовых навыков
-образование
-отсутствие найма
-отсутствие принудительной организации «рабочих мест»
-свободный доступ к факторам производства

Табл. 6. Параметры организации свободного волонтерского труда

Соединение факторов производства в рамках корпораций (на микроуровне) состоит в том, что юридически свободные люди, согласившиеся с условиями найма, отдают свою способность к труду на время (рабочее время) под власть менеджмента и в это время их деятельность перестает быть свободной, а определяется рамками имеющегося рабочего места. Следовательно, работник добровольно превращает свое свободное время (на время найма) в рабочее время. За границами рабочего дня наступает внерабочее время. В рамках последнего имеет место и свободное время. Социологи так примерно видят распределение времени работающего человека: на рабочее, которое человек занят в трудовую деятельностью на рабочем месте и нерабочее время.

Собственно нерабочее время распадается (примерно 1—1,5 часа)

  • на время передвижения к месту работы и обратно,
  • на время решение различных производственных вопросов до и после работы,
  • умывание, переодевание и т. д.;
  • на время, необходимое для домашнего труда и самообслуживания (примерно— 3—4 часа);
  • на время для удовлетворения физиологических потребностей (сон, принятие пищи, личная гигиена и т. д.)  (примерно 8—9 часов). Итого 20—22 часа.
  • собственно свободное время составляет 3—4 часа в сутки.[25]

Это бюджет времени конкретного наемного работника, работающего в крупной компании. За границами рабочего дня наступает его внерабочее время. В рамках последнего имеет место и свободное время. Но появляется оно у наемного работника как часть внерабочего времени. Между тем, поиск таких форм организации необходимого совместного труда в границах пассионарной фирмы, в которой найдется возможность разрешение противоречия между властной организацией взаимодействия труда при наличии существующих рабочих мест внутри компании и желанием наемных работников творчески выполнять свои обязанности, в стиле обычного хобби (в квазисвободное время[26]).

У собственника же имущества (вещественного фактора производства) рабочим временем может быть только такое, которое (по два часа) тратил Форд – старший стоя порой у конвейера. Это конечно не совсем то рабочее время, которое для работников определялось нормами выработки, но все же оно рабочее время. Если собственник имущества следит только за рациональным использованием своего имущества наемными работниками, то он частично выполняет функции менеджера. Это тоже рабочее время. Но если он перепоручает эту менеджерскую работу иному лицу, и только оценивает результаты работы менеджмента, то это – его квазирабочее время. Остальное – составляет свободное время собственника.

Итак, исследование понятий квазирабочего времени, рабочего (в течение которого производится необходимый продукт) и конечно же свободного времени граждан (не только как отдых и релаксацию) также видимо войдет в качестве раздела ноономики. Бюджет времени граждан видимо следует исследовать в ноономике, чтобы осознано формировать ноосферу.

Борьба за деньги потребителя на поприще создания предметов потребления вынуждает капитал еще изощренно совершенствовать способы удовлетворения индивидуальных потребностей: это фасовка, упаковка и т. д. Переработка известного предмета потребления, изменение формы пакетировки, удобства в потреблении или пользовании, совершенствование упаковки, выполняющей и коммуникационной функции с потребителем, и способа потребления продукта. Вторичные свойства (маркетинговая оболочка товара) выдвигаются на первый план по отношению к стержневому свойству продукта. Предмет – тот же самый, если не хуже с точки зрения стержневых свойств продукта, но способ удовлетворения потребностей иной, навязывающий новые ощущения при потреблении. Эти вторичные свойства из маркетинговой оболочки продукта[27], порождают необходимость в третичных свойствах товара – имиджевых.  Последние стимулирует маркетинг, который становится важнейшим инструментом побуждения индивида к необузданному потреблению, за счет навязчивого информирования потребителя о свойствах продукта (скорее базируется на принципах асимметрии информации), о формировании у индивида представление об особой статусности человека, который пользуется именно этими предметами потребления. Вершиной в этом отношении является брендинг, который еще больше отрывает естественные, и тем более здоровые потребности человека от спектра приобретаемых продуктов, еще значительнее деформирует структуру здоровых, реальных индивидуальных потребностей.

Монополистические формы хозяйствования на базе подрывающихся основ сути товарного производства (период увядания товарного производства) знаменуются расхитительным или хищническим[28] потреблением одних и нищенским потреблением других. На фоне усиливающейся асимметрии информации о предметах потребления вырабатываться противоестественные индивидуальные потребности, которые, порой вызывающих нездоровье.  Между тем стимулом к трудовой деятельности в товарной организации остается голод наемных работников, а не творческие устремления производителя, создающего продукты не для собственного потребления. Относительно формирующейся структуры индивидуальных потребностей у людей можно заключить, что они деформированы с одной стороны платежеспособностью, а с другой брендингом – изощренной технологией навязывания способов потребления. Между тем у состоятельных людей сохраняется тяга к приобретению товаров роскоши, к демонстрации своей состоятельности посредством расхитительного потребления[29].

Лаконичный экскурс в процесс формирования структуры индивидуальных потребностей в рамках энергии монополистического капитала, показал, что именно товарная организация способствует деформации структуры здоровых потребностей индивида. В постиндустриальную эпоху, где начинают доминировать пятый и шестой технологические уклады, развиваются технологии, способные обеспечить отсутствие дефицита в отдельных секторах производства. Рационализация сферы обращения в сторону доведения благ по запросу потребителей, изменение характера производства, стремящегося производить индивидуализированную массовую продукцию, стремление отстаивать права потребителей в части приобретения товаров надлежащего качества и безопасных для жизни и здоровья путем налаживания процедур государственной и общественной защиты прав потребителей[30], обеспечение прав потребителей на получение правдивой информации о товарах и их изготовителях, развитие гражданской активности таких институтов[31] как общества защиты прав потребителей – все это может создать основу для новой организации хозяйствования.   Но это всего лишь слабые сигналы, ростки новой системы формирования адекватных и здоровых потребностей. Одновременно достаточно широкое распространение получает деятельность клубов, в которых проповедуются некие формы потребления, например, клубы вегетарианцев. Принимает достаточно широкое распространение диетологическая практика.   Именно исследование этих моментов может стать разделом ноономики.

Крове того, цифровизация, (характерная черта шестого технологического уклада) создает возможность для осуществления мониторинга движения каждого товара от производства до непосредственного потребителя. В России это именуется обязательной маркировкой товаров и означает «процесс нанесения средств идентификации, содержащие код маркировки, выданный оператором, на товары подлежащие отслеживанию обращения и сбыта»[32]. Нанесение цифровых средств идентификации на товарах способствует выявления контрафакта и прочих выгод мониторинга. Попытки по организации маркировки товаров представляет собой лишь слабый сигнал для формирования новой системы здоровых потребностей, где снижается давление фактора производства не для собственного потребления, а для продажи.

Здоровые индивидуальные потребности следует обязательно увязывать с мониторингом влияния потребления определённого блага на состояние здоровья потребителя. Это скорее медицинский аспект. Но вот появление всевозможных электронных устройств, позволяющих в реальном времени измерять отдельные параметры состояния здоровья потребителя. Затем эти данные передаются дистанционно, в банк данных, именуемый электронной медицинской картой, где искусственный интеллект по определенному правилу сигнализируют лечащему врачу о критических изменениях здоровья пациента. Зародыш этой технологии уже имеется в виде отдельных элементов.  Дело времени и приоритетности. Однако такая технология, обеспечивающая объективный врачебный мониторинг, позволила бы решительнее очистить множество предметов как не вполне позитивных способов удовлетворения потребностей здорового организма.  Очищение здоровых потребностей граждан также может быть моментом анализа ноономики.

Снижение степени искажения системы потребностей может обеспечиваться за счет сокращения хищнического потребления. В сфере производительного потребления большую роль играет введение экологических требований к деятельности компаний. Это способствует снижению нерациональных форм использования ограниченных ресурсов биосферы. В сфере индивидуального потребления расширяется перечень технологий переработки продукции и в т. ч., создания полуфабрикатов, что снижает долю отходов и увеличение способов утилизации отходов потребления. Подобные формы потребления также снижают отрыв наносных потребностей, сформированными монополистического капитала от естественной или здоровой структуры индивидуальных потребностей. На этот момент обращает внимание и Бодрунов С. Д

«Знание покажет, какая потребность – фальшивая, а какая – нет. И не просто покажет, оно человека переустроит так, что он будет понимать, что его критериальная база устроена верно, истинно, он в это верит, в то, что эту базу нужно «соблюдать», в ней надо жить»[33].

Экономика совместного потребления, или экономика совместного пользования, или экономика доступа, или экономика обмена, или долевая экономика, или совместное владение (в русскоязычной экономической литературе), или shareconomy, collaborative consumption, collaborative economy, peer economy (в англоязычной экономической литературе), в которых в той или иной мере используются электронные платформы. По оценкам PwC[34], в девяти крупных европейских странах в 2016 г. было создано не менее 275 организаций, ведущих бизнес на платформе шеринговой экономики[35]. Лидеры, использующие этот механизм, – Великобритания и Франция. В каждой из этих стран создано более 50 организаций шеринговой экономики. В Германии, Испании и Нидерландах создано более 25 шеринговых организаций, в Швеции, Италии, Польше и Бельгии – менее 25.[36] Во многих странах электронные платформы весьма популярны, например, по обмену рабочим инструментом или при использовании рабочего пространства, созданию сервисов, которые помогают владельцам магазинов розничной торговли сдавать в аренду площади магазинов производителям, ремесленникам и предпринимателям. Использование форм совместного потребления, (в т. ч. проката товаров длительного пользования[37]), рождаемых на этапе постиндустриальной экономики. Это так же может быть разделом ноономики.

Проблемы исчерпаемости ресурсов биосферы почти каждый день являются предметом обсуждений. И это должно быть предметом ноономики. Вместе с тем товарная организация производства только усугубляет эту ситуацию.

Все чаще стали писать по поводу того, что возникают производства, требующие материалы, которыми не наградила человечество биосфера. «Минералогическая редкость – самородное железо – вырабатывается теперь в миллиардах тонн. Никогда не существовавший на нашей планете самородный алюминий производится теперь в любых количествах. То же самое имеет место по отношению к почти бесчисленному множеству вновь создаваемых на нашей планете искусственных химических соединений (биогенных культурных минералов). Масса таких искусственных минералов непрерывно возрастает. Все стратегическое сырье относится сюда. Лик планеты – биосфера – химически резко меняется человеком сознательно и главным образом бессознательно.»[38] Анализ пределов накопления несвойственных для планеты материалов или для существующей биосферы также может стать разделом ноономики.

Итак, перечисленные моменты, которые нами отмечены выше могут составить костяк новой науки, именуемой ноономикой. Это и историчность характеры эволюции технологических укладов, и проблемы преодоления хищнического потребления ресурсов капиталом и гражданами, и процесс удовлетворения растущих естественных потребностей здоровы х организмов граждан (желательно без самоограничения по нормам государства), и особенно, хорошо бы заняться распространением опыта волонтерства и поступательно снижать время найма (рабочее время) и увеличивать свободное время для свободного труда. Нужно наконец задуматься о сокращении рабочей недели, снижения пенсионного возраста[39].

С космической станции Земля выглядит маленькой. Но эта жемчужина жизни стала таковой благодаря воспроизводимой биосферы, образовавшейся в результате живительного возобновления флоры и фауны (их отходов от живого материала на планете). Хорошо бы нам по завещанию Владимира Ивановича Вернадского не испортить жемчужину, доставшуюся нам в виде биосферы и приложить усилия по переходу к ноосфере. И этому может способствовать содержательная работа над разделами ноономики, которая, по нашему убеждению, логически приведет к вытеснению классической политической экономии, развивавшуюся от Уильяма Петти. Нам также представляется, что попытка создать прообраз ноономики, пусть может быть даже неосознанно, пусть даже с желанием изложить систему политико экономических представлений о социалистической системе хозяйствования, предпринимал коллектив ученых, работавших над построением «Курса политической экономии» [2 тома] (1973–1974) под редакцией Н. А. Цаголова. Ноономика, будет формировать ноосферу без товарной связи между производством и потреблением и с иными параметрами характера соединения факторов производства (фактически свободного, творческого труда, не ограниченного не только доступом к вещественным факторам производства, но и лишенного воздействия со стороны организаторов процесса создания необходимого продукта).

Литература

  1. Авдокушин Е. Ф., Белова Л. Г.  Экономика совместного потребления — формирующийся сегмент новой экономики// ВОПРОСЫ НОВОЙ ЭКОНОМИКИ • № 2 (46) 2018 с 9–10
  2. Вернадский В. И. Несколько слов о ноосфере ЛитМир – Электронная Библиотека  //https://www.litmir.me/br/?b=44459&p=1
  3. Бодрунов С.Д. Ноономика /Монография/ – М.: Культурная революция, 2018.
  4. Гумилев Л. От Руси к России. Л., 1992.
  5. Тоффлер, Э. Третья волна = The Third Wave, 1980. — М.: АСТ, 2010. — 784 с. Toffler Alvin The Third Wave 1980
  6. Третьяк В. П. Платформенная бизнес – модель для транспортной инфраструктуры//ВОПРОСЫ НОВОЙ ЭКОНОМИКИ Сибирский государственный университет путей сообщения Новосибирск №2 2021
  7. Третьяк В. П., Лякина М. А. Цифровая платформа – продукт квазиинтегрированных систем// Азиатско-Тихоокеанский регион: экономика, политика, право. 2020. № 1. с 61–73
  8. Третьяк В. П. Форсайт подрыва товарного производства М.РУСАЙНС, 2021-с188

[1] «Сейчас мы переживаем новое геологическое эволюционное изменение биосферы. Мы входим в ноосферу» Вернадский В. И. Несколько слов о ноосфере Лит Мир – Электронная Библиотека   //https://www.litmir.me/br/?b=44459&p=1

[2] Вернадский В. И. Несколько слов о ноосфере Лит Мир – Электронная Библиотека  //https://www.litmir.me/br/?b=44459&p=1

[3] Из «БИОСФЕРА И НООСФЕРА», рубрика, Вернадский Владимир Иванович, Жанр: Философские науки. СоциологияОтечественная философия Серия: Библиотека истории и культуры Год издания: 2013 //https://all-begonias-tamaravn.blogspot.com/2018/09/blog-post_66.html. «Для одних ноосфера – это идеальное состояние развитой жизни на нашей планете, недостижимое в реальности; для других – возникшее в настоящее время объективное состояние Земли, определяемое деятельностью человечества; для третьих – только разумная деятельность, то есть суммарное сознание, которое изменяет ход превращения веществ на Земле и управляет протекающими на нашей планете процессами!» там же.

[4] См. Третьяк В. П., Лякина М. А.Зарождение революционного момента в категории «свободное время»// АЗИАТСКО-ТИХООКЕАНСКИЙ РЕГИОН: экономика, политика, право ⸱ Т. 23 ⸱ № 3.  2021 с. 34–49

[5] Бодрунов С.Д. Ноономика /Монография/ – М.: Культурная революция, 2018. С. 225

[6] Л. Н. Гумилев также подчеркивал эту мысль, что «каждый человек одновременно – член социума и член этноса, а это далеко не одно и то же… Исторический материализм ставит своей целью раскрытие законов общественного развития[6], т. е. относится, по выражению К. Маркса, к истории людей, а не истории природы, находящейся в телах людей»  (Гумилев Л. Этногенез и биосфера Земли https://www.gumer.info/bibliotek_Buks/History/gumil2/index.php).

[7] Бодрунов С.Д. Ноономика /Монография/ – М.: Культурная революция, 2018. С. 278

[8] А это аналогичный процесс с рассматриваемой пробелы, когда мы говорим, могут ли технологии совершенствоваться без наличия некой системы общественно экономических отношений

[9] См. Третьяк В. П. Платформенная бизнес – модель для транспортной инфраструктуры//ВОПРОСЫ НОВОЙ ЭКОНОМИКИ Сибирский государственный университет путей сообщения Новосибирск №2 2021

[10] См. Третьяк В. П., Лякина М. А.Цифровая платформа – продукт квазиинтегрированных систем// Азиатско-Тихоокеанский регион: экономика, политика, право. 2020. № 1. с 61–73

[11] Наиболее определенно о факторах производства высказывались экономисты XVIII–XIX веков. Среди них У. Петти,, Д. Рикардо, А. Смит, Жан Батист Сэй, К. Маркс. В «Трактате о налогах и сборах» У. Петти в качестве факторов производства выделяет: “Труд – отец и активный принцип богатства, а земля-мать”. Жан Батист Сэй выдвинул теорию трех факторов производства, в которой он предполагал, что труд, капитал и земля являются равными участниками в создании стоимости.

[12] С динамикой обособленности в рамках модификации товарной организации производства можно ознакомиться в монографии Третьяк В. П. Форсайт подрыва товарного производства М.РУСАЙНС, 2021-с188

[13] К. Маркса и Ф. Энгельс, изд. 2, т. 12, с. 709–738 //https://esperanto.mv.ru/Marksismo/Vved/vved.html  

[14] Свобода его состоит в том, что он сам определяет порядок работы, его труд не регулируется некими властными отношениям менеджмента (он сам себе управляющий), сам определяет уровень качества продукции и т. п.

[15] Имеет место такое понятие как обременение имуществом или обременение собственностью. Термин «обременение» охватывает широкий спектр финансовых и нефинансовых требований к собственности со стороны сторон, кроме правообладателя. Некоторые владельцы собственности могут быть лишены возможности осуществлять полный, то есть необремененный, контроль над своей собственностью. В некоторых случаях собственность может быть конфискована кредитором или конфискована государством. См. Финансовая энциклопедия//https://nesrakonk.ru/encumbrance/ ОПУБЛИКОВАНО 10.06.2020 · ОБНОВЛЕНО 10.06.2021

[16] Это такое распределение ресурсов, когда соединение факторов производства осуществляется внутри компании как момент реализации власти внутрифирменного менеджмента над свободными людьми, согласившимися в рамках рабочего места подчиниться его власти в течение рабочего времени См. Третьяк В. П. Форсайт подрыва товарного производства М.РУСАЙНС, 2021-с188

[17] «Пассионарность (как характеристика поведения) — избыток биохимической энергии живого вещества, проявляющийся в способности людей к сверхнапряжению» Цит. по: Гумилев Л. От Руси к России. Л., 1992. С. 331.

[18] Это такое распределение ресурсов, когда соединение факторов производства осуществляется между компаниями как момент реализации власти менеджмента над свободными людьми за границами фирмы, распространяясь на отраслевой рынок, вытесняя рыночный механизм движения капитала, т. е. усиливается процесс интеграции активов. См. Новые характеристики природы фирмы и квазиинтеграция активов. Третьяк В. П. Форсайт подрыва товарного производства М.РУСАЙНС, 2021-с188

[19] Тоффлер, Э. Третья волна = The Third Wave, 1980. — М.: АСТ, 2010. — 784 с. Toffler Alvin The Third Wave 1980

[20] Тоффлер, Э. Третья волна = The Third Wave, 1980. — М.: АСТ, 2010. — 784 с. Toffler Alvin The Third Wave  1980

[21] Об одной из форм такого труда (речь идет о субботниках), о которой писал В. И. Ленин в работе Великий почин. См. Ленин В. И. ВЕЛИКИЙ ПОЧИН Полное собрание сочинений Том 39. О ГЕРОИЗМЕ РАБОЧИХ В ТЫЛУ. ПО ПОВОДУ «КОММУНИСТИЧЕСКИХ СУББОТНИКОВ»

[22] Слово volontaire] (волонтер) произошло от латинского voluntarius (добровольный). Однако во французском языке есть два слова, характеризующие добровольчество: volontaire [vɔlɔ̃tɛʁ] – оборонческое добровольчество и собственно добровольчество bénévole [benevɔl].

[23] Состояние развития добровольчества в России см Выдержки из Доклада о развитии добровольчества в Российской Федерации в 2020 году

[24] Доклад Аналитического центра при Правительстве Российской Федерации (далее — Аналитический центр) в соответствии с пунктом 16 Плана мероприятий по развитию волонтерского движения в Российской Федерации, утвержденного Заместителем Председателя Правительства Российской Федерации    В.Л.Мутко 5 июля 2017 г. № 4723пП44.

[25] Свободное время   http://www.bibliotekar.ru/enc-Semya/145.htm  

[26] Квазисвободное время – понятие для работника переходное, и исчезнет по мере засыпания товарной организации производства.  Квазисвободное время как участника совместного труда затем постепенно уступит место собственно свободному времени, когда исчезнут денежные оценки затрат человеческого труда, где заснет организация, поклоняющаяся меновой стоимости.

[27] Следует различать товар как результат производства и маркетинговую оболочку товара. Первый— это произведенный продукт или услуга, соответствующие неким стандартам или регламентам, которые понятны покупателю. Товар в маркетинге исследуется по следующим направлениям: параметрам (характеристикам) товара, торговой марке (знаку), упаковке и этикетке, гарантиям, уровню обслуживания (послепродажному сервису). Непосредственно к процессу создания товара относятся направления, связанные с параметрами товара, а также гарантии и уровень обслуживания. Остальные направления в большей степени относятся к сфере реализации. Маркетинговая оболочка — это комплекс мер, создающих у покупателя убеждение, что именно он наилучшим образом сможет удовлетворить имеющуюся потребность покупателя.

[28] См. Посошков И.Т. “Книга о скудности и богатстве», в частности о его проекте против хищнического отношения населения к естественным богатствам.  Относительно предвзятого рассмотрения проблем разными теориями хищнического потребления Всеволод Чаплин предостерегал от двух крайностей:

«Первая крайность – это попытка оправдать разными теориями хищническое потребление данного природой богатства ради извлечения сиюминутной экономической выгоды”, – сказал отец Всеволод на обсуждении в Общественной палате проекта документа “Основы экологической концепции Русской Православной Церкви».

«Вторая крайность – это попытка некоторых экологических движений относиться к окружающей среде “как к тому, ради чего можно жертвовать интересами человека, так как в их теории люди по определению вредны для других живых существ и для природного баланса”. “Эта идея связана с обожествлением природы, с попыткой внести в экологическую тематику языческий и даже некоторый оккультный элемент» (Чаплин В. Идеология хищнического потребления данного природой богатства пока торжествует //https://newsland.com/community/4797/content/ideologiia-khishchnicheskogo-potrebleniia-dannogo-prirodoi-bogatstva-poka torzhestvuet/1601106

[29] Широкую известность приобрёл так называемый «эффект Веблена» (Торстейн Веблен (1857–1929) — американский экономист, социолог, публицист), который появляется при потреблении благ, относящихся к разряду товаров роскоши, подчёркивающих статус потребителя. Суть его состоит в том, что при повышении цены на товар повышается уровень его потребления.

[30] Создаются органы государственного управления, такие как Федеральная служба по надзору в сфере защиты прав потребителей и благополучия человека в России (Сайт Федеральной службы по надзору в сфере защиты прав потребителей и благополучия человека https://www.rospotrebnadzor.ru/region/history/historydoc/post-8.php), принимаются федеральные законы, например в России это  закон РФ “О защите прав потребителей”.

[31] Созданное в 1960 году независимое неполитическое некоммерческое объединение потребителей всего мира – Международная организация союзов потребителей (Consumer International, CI), впоследствии в 1985 году дополнила Кодекс потребителя еще четырьмя постулатами: право на возмещение ущерба, право на потребительское образование, право на удовлетворение базовых потребностей и право на здоровую окружающую среду. В 1989 году в СССР была создана Всесоюзная федерация потребительских обществ, куда вошли антимонопольный комитет, Госстандарт, санэпиднадзор, общества потребителей, кредитные союзы и т. п. С их помощью множество людей сумели отстоять свои интересы в сложных ситуациях, нередко возникающих по обе стороны прилавка и в сфере услуг. Основным защитником прав потребителей в России является Союз потребителей Российской Федерации (СПРФ), созданный в декабре 1990 года. В настоящее время СПРФ объединяет свыше 100 республиканских, краевых, областных, городских и районных общественных объединений – большинство всех реально работающих в России организаций по защите прав потребителей. (Международные организации защиты прав потребителей Сайт РИА новости // https://ria.ru/20210315/potrebitel-1600897441.html). Объединение потребителей России видит свою миссию в том, чтобы, защищая права и интересы потребителей, способствовать повышению качества и уровня жизни граждан, уменьшению бедности и – в итоге – укреплению России, как социального государства. (https://www.potrebitel-russia.ru/?id=227)

[32] Обязательная маркировка товаров на 2022 год // https://getmark.ru/blog/o-markirovke/obyazatelnaya-markirovka-tovarov-kod-pravila-ehtapy-sroki/#znachenie

[33] Бодрунов С.Д. Ноономика /Монография/ – М.: Культурная революция, 2018. С. 245

[34] PwC, произносится «прайсуотерхаускуперс» (PricewaterhouseCoopers)— международная сеть компаний. Бренд существует на протяжении более 160 лет. Штаб-квартира сети — в Лондоне

[35] Эти формы совместного потребления соответствуют шестому технологическому укладу.

[36] Авдокушин Е. Ф., Белова Л. Г.  Экономика совместного потребления — формирующийся сегмент новой экономики// ВОПРОСЫ НОВОЙ ЭКОНОМИКИ • № 2 (46) 2018 с 9–10

[37] Прокат – форма совместного потребления, соответствующая третьему или четвертому технологическому укладу.

[38] Вернадский В. И. Несколько слов о ноосфере ЛитМир – Электронная Библиотека  //https://www.litmir.me/br/?b=44459&p=1

[39] Аргументацию по этому поводу нам доводилось доводить до общественности на конференциях См. РЕВОЛЮЦИЯ 4.0 И ПРИОДАЛЕНИЕ УГРОЗЫ РОСТА БЕЗРАБОТИЦЫ// Сборник материалов «Костинские чтения» (19 апреля 2018 г.) / Академия труда и социальных отношений [и др.]:. – М.; Берлин: Директ-Медиа, 2018. – 767 с. С. 669–674 С 103-112





Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *