Россиянка — о детских садах и школах в Австралии

15.05.2023
193

Юлия Перера из Хабаровска уже рассказывала нам о родах и декрете в Австралии, где она живет с семьей. Продолжение ее истории — про образование. Сыновья Юлии ходят в детский сад и школу — и обе эти образовательные ступени очень не похожи на то, к чему мы привыкли в России.

Детский сад: дверь на улицу всегда открыта


Для маленьких детей, которых пока не отдали в садик, в Австралии есть игровые группы. Бывают бесплатные группы при общественных центрах: это комнатки с развивающими играми, где дети могут завести друзей и хорошо провести время. Платные игровые группы стоят 60 австралийских долларов за четверть (это примерно 3 тысячи рублей за 40 дней). Это будут несколько комнат с активностями, аниматорами и управляющими, которые всё контролируют, занимаются с детьми, мастерят поделки и организуют экскурсии.

Юлия Перера с сыном

Мы со старшим сыном Мэтью ходили в такие группы (сначала при общественном центре, потом в платные) два раза в неделю, и, мне кажется, это помогло ему при адаптации в садике, потому что он привык видеть других детей.

У младшего Нейтана не было такого опыта социализации, поэтому в сад ему было идти сложнее, чем старшему. Когда он родился и я лежала в больнице, в Австралию пришла пандемия и все ушли на карантин, который длился года два с небольшими перерывами. Игровые группы были закрыты — открыты только садики для тех детей, родители которых работают в больницах и экстренных службах.

Сады в Австралии делятся на два типа. Первый — садик полного дня, куда детей отдают с 06:30 до 18:30

Такие садики платные, без субсидий каждый день стоит 125 австралийских долларов (около 6400 рублей), у нас с учетом субсидии выходит 65 долларов (3300 рублей) в день, сумма зависит от дохода и занятости родителей.

Принимают в такие заведения детей с шести месяцев, остаться в них можно до школы, если заниматься по подготовительным программам. Обычно детей в сад полного дня отдают работающие родители, предназначены они в основном для присмотра, а не для развивающих активностей, но у Нейтана в группе сажают цветы, ухаживают за растениями, даже готовят: делают тесто, пекут печенья. С этим садиком нам повезло.

Второй тип садов — для детей трех и четырех лет. В них начинают готовиться к школе, там больше развивающих занятий: дети поют, ставят какие-то номера, танцуют, играют на площадке. Этот тип бесплатный, но он не рассчитан на полную неделю. В нашем садике для трехлетних, например, в неделю можно прийти только на десять часов, поэтому мы решили водить Нейтана два дня в такой сад на пять часов и три дня — уже в садик полного дня.

Старший сын пошел сразу в сад для трехлетних, потому что я сидела дома, не планировала в тот момент учиться на медсестру, как делаю сейчас, и не видела смысла отдавать ребенка на целый день просто ради присмотра.

Мэтью нравилось в садике, адаптация прошла отлично, он с удовольствием ходил туда и спокойно меня отпускал. У нас был адаптационный период: в первый день в садике ребенок проводит один час с родителем, потом можно попробовать уйти и оставить ребенка в группе, а на третий раз дети сразу остаются без родителей. Нейтану это всё еще предстоит, и, мне кажется, с ним будут проблемы, потому что он привык к первому садику полного дня, а «трехлетний» станет чем-то новым, и сын, скорее всего, будет плакать.

Садик для четырехлетних обязателен для всех, в нем активно готовятся к школе и показывают детям, как будут проходить занятия: они сидят на полу и слушают учителя. Там проводят не десять часов в неделю, а больше: Мэтью, например, ходил три-четыре раза в неделю, чередуя полные и неполные дни — всё зависит от расписания.

У каждого садика есть приложение, где можно отследить, сколько раз детям меняли подгузники, когда они ели и чем занимались

Если происходит инцидент, воспитатели оставляют заметку для родителя. Интересно еще, что, если по садику гуляет какая-то инфекция, менеджеры всем присылают письма с описанием вируса и с рекомендациями врача о том, как лечиться, какие есть симптомы, сколько сидеть дома.

При этом никто не отменяет и живого общения с воспитателями: с ними можно поговорить, когда забираешь детей. Обычно педагоги сами подходят к родителям и делятся, как прошел день и что любопытного произошло.

Помню, однажды я забирала Мэтью, а у него все коленки ободраны в кровь, локти залеплены пластырями — оказалось, что в него врезался какой-то мальчик на велосипеде. Воспитатели мне дали подписать бумагу, где были указаны причины произошедшего, и мне нужно было дать согласие, что я принимаю объяснения.

В садике и в школе дети ходят в уличной обуви — никакой сменки нет

Во-первых, когда погода позволяет, дверь на улицу всегда открыта, и у детей нет времени постоянно переобуваться. Во-вторых, не все малыши умеют менять обувь, а воспитатели за каждым не уследят. Летом с этим проблемы из-за требований носить закрытые ботинки, я пытаюсь что-то придумать с дышащей обувью, но это мало помогает. Спят дети тоже в одежде, без переодеваний.

Все так устроено из соображений безопасности: если случится пожар, не должно быть такого, что ребенок раздет или необутый.

Это, кстати, правило не только для школ и садиков, но и для всех, кого ты вызываешь на дом — от врачей до электриков: они не будут разуваться, и им нужно будет сразу про себя отметить, где находится выход, окна, двери, где пути отступления на экстренный случай.

Школа: здесь нет друзей с первого класса


В школу в Австралии идут с пяти лет, но ребенка по желанию можно отдать и в шесть. Распределение по возрасту зависит от месяца рождения: если ребенок родился до апреля включительно, он может идти в школу в том году, когда ему исполняется пять лет. Старшему Мэтью исполнилось пять в январе, и с февраля, когда начинается учебный год, он пошел в школу.

Я с ним очень уставала, мне хотелось, чтобы он поскорее начал учиться. К тому же в садике сказали, что он уже может идти в школу: обычно сады дают рекомендательные письма, которые нужно принести в школу вместе с заявлением на поступление, где написано, готов ребенок к переменам или нет.

Нейтан пойдет в школу в 4 года и 11 месяцев, потому что у него день рождения в марте

При желании я могла бы обоих продержать до шести лет дома, без школы — и я бы так и поступила, если бы у меня была здесь помощь, была бы моя мама со мной.

Учатся в Австралии 12 лет: с пяти начинается нулевой подготовительный класс, а потом уже первый. Мэтью, хоть и ходит в школу второй год, сейчас в первом классе.

Он в государственной школе, русских групп там нет — мы только по субботам с детьми ходим в русскую школу на два-три часа, чтобы хоть немного поддержать у них уровень языка.

Школу мы выбирали рядом с домом и пока что пошли туда, куда удобнее добираться. У многих учебных заведений есть рейтинг, который зависит от средней успеваемости классов, количества детей на одного учителя, инфраструктуры школы, дополнительных занятий. Некоторые семьи специально переезжают в районы с хорошими школами.

Так как мы только в началке, нам это не актуально, но когда наступит время средней и старшей школы, будем сверять рейтинги и думать, стоит ли продолжать учебу здесь или лучше искать что-то новое.

Необычного в школе много. Нет привычных для нас квадратных столов, где дети сидят с руками на парте. Возможно, в старших классах всё более организованно, но сейчас у Мэтью круглые столы, за которыми сидят группами по пять человек, и каждые несколько месяцев они меняются, чтобы дети со всеми познакомились и не разбивались на компании.

Каждый год в австралийских школах смешивают классы: такие перемены помогают предотвратить буллинг

Здесь нет такого понятия, как «друг со школьной скамьи», и долгих дружеских отношений — грустно, но такова система. Учителя тоже меняются, чтобы у педагогов не появлялось явных любимчиков, чтобы все дети старались.

Занятия в младших классах начинаются в 08:50 и заканчиваются в 15:10, в разных школах время может немного отличаться. Из предметов у Мэтью сейчас чтение, изо, обязательный испанский, математика, науки и что-то вроде уроков осознанности, где, как я понимаю, детей учат сосредотачиваться, концентрироваться — пока этот предмет для нас новый.

В расписании есть три перерыва на перекус: фруктовый перекус в первой половине дня, второй завтрак, когда дети съедают часть ланч-бокса, который им пакуют родители каждый день, и обед, когда они всё доедают. Каждый день ребенок должен носить в школу контейнер с едой, но питание можно заказать через школьное приложение: ребенку принесут или положат в шкафчик наггетсы с картошкой фри, например.

Необычными для меня стали строгие требования к школьной форме

В нашей школе обязательно, чтобы были футболки и кофты с логотипом школы, штаны и носки должны быть темно-синие, ботинки — черные закрытые, даже летом. Девочки могут носить либо брюки, либо платья в синюю клетку. Обязателен головной убор: зимой шапка (можно не школьной расцветки), летом — кепка: без нее на улицу не выпускают из-за мощного солнца. Рюкзак тоже со школьной эмблемой, в нем — папка с логотипом. Такая строгость не во всех школах: где-то можно просто надеть темно-синий низ и белый верх.

В австралийской системе образования мне не нравится очень низкий уровень математики. Детей в школе научат считать и дадут им какие-то простые формулы, но по сравнению с российским уровнем тут система слабее.

Если ребенок захочет поступить в серьезный университет на сложную программу, придется заниматься дополнительно именно математикой. Знаю, что многие русские родители, вернувшиеся из Австралии в Россию, нанимают детям репетиторов по математике, потому что австралийская программа несопоставима с российской.

Фото: личный архив Юлии Переры

ИСТОЧНИК: Мел https://mel.fm/vospitaniye/intervyu/4317692-udivili-trebovaniya-k-forme-tut-proveryayut-dazhe-noski-rossiyanka–o-detskikh-sadakh-i-shkolakh-v-a

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *