соавтор конституции россии анатолий собчак

08.06.2023
371

Хотя все основные материалы “России” №23 за 2-8 июня 1993 года связаны с процедурой подготовки новой Конституции РФ, главная публикация этого выпуска интервью с мэром Санкт-Петербурга Анатолием Собчаком. А, поскольку Анатолий Александрович руководил написанием одного из её альтернативных вариантов, который он представил совместно с С.С. Алексеевым, в этом разговоре речь идет исключительно об общегосударственных проблемах. 

Анатолий Собчак «Чем быстрее мы примем новую Конституцию, заменим этот парламент на выборах, тем лучше для России»

Мэр Санкт-Петербурга Анатолий Собчак (в центре) после окончания пресс-конференции, 

– Анатолий Александрович вы как – то сказали: «Мы должны думать о восстановлении величия Россия. Что вы подразумеваете под этим? Кто растерял величие России? Чем, на ваш взгляд, Россия отличается от СССР?

– Понимаете, Россия первая «потеряла лицо» в СССР. Те, кто правил Советским Союзом, старались забыть о национальности, о своей истории и вытравить эту память из сознания людей. Именно поэтому такой взрыв национализма на территории бывшего Союза. Я имел в виду не величие России, поддерживаемое пушками, утверждаемое танками в других странах. Величие любого народа прежде всего память о его исторических традициях, роли в цивилизации, о том, что он привнес в мировое развитие, чем он может гордиться в своей истории. Это – сохранение традиций, языка, культуры. Все это у России есть и дает основания россиянам гордиться своей страной. Вот это и надо восстанавливать. Россия долгие годы не имела никаких государственных институтов. Достаточно вспомнить, как одним мановением руки Хрущева Крым был отдан Украине, или как раздавались другие российские земли – Казахстану, Молдавии или другим республикам. И ни разу ни один из российских государственных деятелей не сказал: как можно? Это ведь российские земли!.. Потому что российская государственность была утрачена в октябре 1917-го. Ведь советский период нашей истории – период уничтожения российской государственности, искажение российской истории, национальных традиций, культуры нашего народа.

Дошло до того, что, например, мое предложение схоронить с почестями Ленина в Петербурге на Волковом кладбище, рядом с матерью, убрав из Мавзолея на Красной площади, воспринимается как покушение на основы. Хотя и в моральных традициях нашего народа, и в религиозных считается самым страшным наказанием для человека, если его тело не захоронено после смерти. Значит, те, кто сегодня борется за сохранение мумии в Мавзолее, борются против Ленина, хотят это наказание усугубить.

= А как вы представляете самоопределение России и ее государственность? В связи, скажем, с намерением жестко обозначить российские границы по границе бывшей РСФСР, установить заставы, таможни и прочее, вложив в это сотни миллиардов рублей?

– Это, к сожалению, делается очень плохо и с отставанием. Очень долго эстонские жители свободно приезжали в Петербург и вывозили любые товары и деньги. Сами же эстонцы в один день вдруг стали останавливать поезда из Петербурга, следующие в Эстонию, требуя визы от МИД Эстонии. А Россия еще много месяцев после того соответствующих мер не принимала, и все продолжалось … Границы надо устанавливать там, где это необходимо. Я давно уже говорил и правительству, и Президенту: надо устанавливать границы в Прибалтике и на Кавказе. В Прибалтике, потому что они давно уже приняли против нас дискриминационные меры, и мы давно должны были воспрепятствовать утеканию через Прибалтику ценностей.

 В каких границах должна быть Россия? В принципе, если юридически говорить, в тех, в которых она вошла в состав СССР.

-Как Российская Советская Республика?

– Да. Те границы, с которыми она в 1922 году вошла в состав СССР. Эти границы отсчета, с которой Россия формально, официально утратила самостоятельность, и в этих же границах она должна быть возвращена к прежней жизни. Однако если сейчас начнем спорить по пограничным вопросам, надо отдавать себе отчет, что это – война. Мы просто не имеем права, руководствуясь какими бы то ни было соображениями – юридическими, историческими или демографическими, начинать войну с Украиной или с другими республиками за передел границ, как бы обоснованно это ни было.

– Как же в таком случае границы устанавливать, хоть по тому же Кавказу? Есть уже прецедент с лезгинами, например. Прежде граница была символическая, а теперь лезгины боятся оказаться разделенным народом и заявляют, что в случае установления реальной границы будут проситься в состав России … А с этим вряд ли согласится Азербайджан.

– Идеальная ситуация была бы, если б мы эти границы вообще не устанавливали, а сохранили в рамках прежнего Союза их проницаемость. Но нас вынуждают соседи – и Украина, и Прибалтика, и Кавказ принимают дискриминационные меры по отношению к России. Значит, мы вынуждены идти на соответствующие меры. Но ни в коем случае сейчас не должны предъявляться претензии по границам. Надо устанавливать погранзоны по существующим границам, оставив за собой право ставить вопрос об их пересмотре в порядке переговоров, взаимных уступок и политических решений.

 То есть бесконечная цепь переговоров по каждому участку спорных границ?

 – Да пусть переговоры ведутся хоть сто лет.

– А тем временем тотальный вывоз ресурсов через «дыры», которые будут оставаться годами?

 – Нет, зачем? Никаких «дыр» оставлять не надо. Другой вопрос – чем закончатся переговоры, какими компромиссами. Но это должны быть только политические решения. А пока будем вести эти переговоры, может быть, снова примем решения о необходимости более тесного объединения и открытия границ, и тогда спор вообще утратит значение. А вообще говоря, все границы условны. Все они устанавливались с помощью оружия. Единственная страна, которая считает, что от Бога получила границы, – Израиль. И вы видите, что там происходит.

– Тем не менее вы думаете, что сначала надо поставить границу, а потом договариваться?

 – Думаю, что да.

– Но уже это может спровоцировать вооруженные столкновения.

 – Какие же?

-Взять, допустим, Южную Осетию. Она уже просилась в состав России. А это не понравится Грузии. Возможно, и Абхазия захочет в Россию … –

 – Понимаю. Но граница Грузии определена. Она существует, и ее надо установить так же, как в случае с лезгинами и прочими. А потом вести переговоры о возможности то ли переселения, то ли каких – то совместных действий, как, скажем, в отношении Крыма, или искать другие решения. Обо всем можно договориться.

– Кажется, острая дискуссия еще год назад на VI съезде депутатов сводились по сути к тому, должна ли Россия оставить шанс для других народов бывшего CCCP войти в ее состав.

– В своем проекте Конституции России я предлагал решение всех вопросов. Главное, мне кажется, мы должны преодолеть ленинско-сталинскую теорию автономизации народов, права на самоопределение. Мы должны сказать твердо, что государство едино и не делится по каким-либо национальным признакам. Все граждане, независимо от национальности, пользуются равными правами и обязанностями, поэтому деление государства происходит лишь по административно-территориально – экономическим районам и так далее. Остальное же должно отразиться не в создании, как сегодня, Совета Национальностей в парламенте … Это же абсурд! В нем представлены коряки или чукчи, которых насчитывается вообще 20-30 тыс. человек, потому что они имеют свою национально – автономную территорию. Или, например, евреи, которых почти нет в Еврейской АО, но они в парламенте от нее представлены. А 4,5 млн. украинцев, миллион греков, свыше миллиона корейцев и много других национальностей, которые не имеют своей национально – автономной территории, никак не представлены в органе верховной власти. Или, скажем, почему российских татар должны представлять лишь депутаты от Татарстана, хотя там живет лишь четверть всех татар России? Нет ни юридической, ни национальной логики. Это была коммунистическая логика. Значит, надо строить по – другому.

– Поддерживаете ли вы идею оказания помощи, включая  даже военную русскоязычному населению ближнего зарубежья?

-Нет, я не сторонник военной помощи вообще, это лишь возбуждает конфликты. Но если национальные интересы ущемляются, если россияне подвергаются угрозе физического уничтожения, то Россия обязана защитить свое население.

-Но ведь они не граждане России.

-Они не по своей вине оказались в таком положении, и Рос сия обязана принять меры и договориться с этими государствами, чтобы желающие выехать имели такую возможность. А если говорить о Молдавии, то там вообще ситуация другая, потому что молдавские границы с Россией до 1939 года были совершенно иные. Поэтому если ка кие – то области или республики были включены в СССP, то и выходить они должны в тех границах, в каких вошли.

Я не сторонник разжигания конфликтов, но Российское государство должно обеспечивать безопасность своих граждан. Здесь нет парадокса: это граждане России. Другое дело, что им предстоит сделать выбор: либо они возвращаются на родину, – а у нас достаточно места, земли и работы, – либо по истечении определенного срока они теряют российское гражданство и становятся гражданами другого государства, не имеет значения Америки, Франции или Молдавии. Но возможность выбора им должна быть предоставлена.

-А как вы относитесь к идеям оппозиции, оформившейся год назад, – к Бабурину, Астафьеву, Головину?

 Скажу одно: наш парламент в целом пережил свое время -B отличие от того, как было в ряде восточно-европейских стран, где парламенты вскоре переизбирались и таким образом были созданы условия для нормальной работы. Поэтому, чем скорее он будет переизбран, тем лучше. Вся эта оппозиция, в которой объединились и представители старой комноменклатуры, и люди с национал-патриотическими взглядами … Представьте себе, что сегодня прошли выборы. Ни один из них не оказался бы снова избранным. Как парламентская оппозиция они бы уже не существовали. Так что я не придаю особого значения ни этой оппозиции, ни нынешнему парламенту. Считаю, чем быстрее мы примем новую Конституцию, заменим этот парламент на выборах, тем лучше для России. Самое плохое, что могли, они сделали: не приняли новую Конституцию, затормозили процесс реформ, мешая гражданам распорядиться своим главным богатством – землей. У нас бы не было сегодняшней ситуации, если бы дали народу землю.

 -Вы согласны с распространенной характеристикой этой оппозиции: «красно – коричневые»?

 -Там есть и красные, и коричневые. Но есть и люди, которые просто не умеют думать, не имеют определенных политических взглядов, а действуют со гласно эмоциям. Сегодня для них это: «Спасай Россию! Спасай единство! Россия распадается!» Но вы их спросите: каковы были подлинные границы Российской империи до создания Советского Союза?.. Уверяю вас, ответить не смогут. Они не знают собственной истории. Это просто люди случайные в политике, в государственном управлении. Я думаю, они скоро уйдут.

– После путча многое обозначилось. Иначе, чем представлялось в августе 1991-го. Вы могли бы сказать, что видите положение в стране как-то иначе, чем тогда? А может быть, даже позицию путчистов вы могли бы теперь в чем – то разделить, глядя на то, что сейчас происходит в России?

– Конечно, время проходит … Но позицию путчистов я никогда не мог бы разделить, независимо от того, что будет происходить. Путчисты – они и есть путчисты.

Что же касается изменений, то теперь очевидны и ошибки, и то, что надо их исправлять. Очевидны и возникшие трудности, но тот путь, который предлагали путчисты, бесперспективен. Он ведет в тупик: проблемы загоняются внутрь, но не решаются. А то, что мы сделали сейчас, пусть и с ошибками, и плохо … Я не раз критиковал правительство за то. как оно проводит экономические реформы. Их можно было бы проводить разумнее.

 Например, чехословацкое правительство более грамотно начало проводить эти реформы- приватизацию, и отпуск цен, поэтому они хоть и пошли тоже трудно, но с меньшими конфликтами, с меньшими потерями. Хотя, честно говоря, развал единого чехословацкого государства не может вызвать ни радости, ни поддержки. Думаю, происходит очередная историческая ошибка на националистической почве. Я не буду судить, кто прав, кто виноват, но разрушение единого государства – это абсурд!

Я считаю, что в новой Конституции России мы должны за писать право на свободу входа и отсутствие права на выход. Никаких прав на самоопределение и возможность в любой момент нарушить целостность, единство государства и выйти так, как считают нужным. Ведь это обычно не народ считает, а определенная группа политических деятелей, которые, сыграв на национальных чувствах, ведут дело к разрушению государства.  А в конечном итоге, что грозит всем республикам? Все это деление приводит к тому, что каждое из отделившихся государств будет иметь все меньшее значение на мировой арене, и с ним будут считаться все меньше. Оно становится игрушкой в руках иностранных предпринимателей, разведок, правительств и так далее. Ведь очевидно, что сегодня в борьбе за национальное самоутверждение Украина, или, скажем, Словакия, или Хорватия готовы пойти на любые условия, лишь бы получить помощь. И в итоге они же проиграют. Потому что окажутся в роли зависимого третьестепенного, отсталого государства. Вот это самое печальное, что может ожидать бывшие страны соцлагеря, в том числе СССР.

-Вы считаете, что СССР неверно сделал, превратившись в СНГ?

– Я считаю, что у нас был шанс произвести изменение этой государственной структуры на иных началах, не так болезненно, не доводя дело до разрушения Союза. Мы имели возможность подписать новый Союзный договор и сохранить на этот период те экономические связи, разрыв которых так болезнен.

– Чья же здесь, по – вашему, главная ошибка?

 -Тут много ошибок. Главная ошибка в том, что мы сразу после совершившегося в августе 1991-го не подписали Союзный договор. У Горбачева не хватило решимости и воли довести дело до подписания договора, а у республиканских лидеров были какие- то другие представления … В итоге дело закончилось соглашением о создании СНГ. Я ведь понимаю, что оно больше на бумаге и мало что дает в реальности. А в реальности существует противоположность интересов. И это, естественно, означает единственное: столкновение, борьбу. У нас появился в том августе прекрасный шанс быстро пройти этот путь, не тратя сил на борьбу друг с другом, не ухудшая ситуацию . Мы, к сожалению, избрали более болезненный. Но, начав с распада, закончим все равно интеграцией. Вот только вопрос: как долго она будет происходить и насколько болезненно?

Беседу вел Павел ЯБЛОНСКИЙ

Послесловие

Итак, главное сожаление Анатолия Собчака – это распад СССР, произошедший, по его мнению из-за недостаточной настойчивости Горбачева в подписании Союзного договора. Тогда, в июне 1993 года, я не знал, что три года спустя нам предстоит вновь обратиться к этой теме для журнала “Passport to the new world”. Недавно я обнаружил, что сохранился не только этот журнал с его публикацией “Пять лет без СССР”, но и написанный его рукой текст.

Александр ЕВЛАХОВ- главный редактор online журнала “Новые Знания”

Учредительное собрание с совещательным голосом

 Аркадий ЛАПШИН

Одной из сторон открывающегося Конституционного совещания (KC) станут политические партии и общественные объединения. Заявки на участие в КС уже поступили от «Демроссии», от РДДР, от коллективных членов «Гражданского союза» , от Партии экономической свободы, от Либерально-демократической партии, от всех партий, входящих в блок «Новая Россия».

Разумеется, «мандат» на совещание получили только те политические силы, которые официально зарегистрированы в Минюсте России. Общее количество представителей от местного самоуправления, политических партий, религиозных конфессий, товаропроизводителей и предпринимателей составит 250 человек. Всего же предполагается более чем шестьсот участников.

Успех операции по рождению Основного Закона будет зависеть не столько от количества совещающихся, сколько от способности и их самих, и в первую очередь Ельцина провести конституционный корабль под флагом сотрудничества и согласия. То, что непримиримая оппозиция в лице ФНС и большинства компартий отказалась участвовать в коллективном поиске фор мулы конституционной реформации, только упрощает решение этой сложнейшей задачи.

 Степень поддержки президентского варианта Конституции со стороны партий различна. Амплитуда «любви» от безоговорочной поддержки «Демроссии» проходит через центр «Гражданского союза», предлагающего найти способ синтеза двух проектов, до коммунистической и национал-радикальной оппозиции, которая намерена 3 июня собрать свое совещание и выдать собственный вариант Основного Закона. Не следует также сбрасывать со счетов «троянского коня» в виде бабуринского Российского общенародного союза (POC), который примет участи в KC

Смогут ли партии способствовать движению КС в сторону выработки единого проекта Конституции? Думаю, что возможностями нахождения согласительного варианта Основного Закона располагают другие, более сильные участники КС: президентская команда, субъекты Федерации, судебная ветвь власти и часть депутатского корпуса.

 Вместе с тем если корабль конституционной реформы во главе с капитаном пойдет в гавань согласия, то большинству партий и движений ничего не останется, как поддержать этот курс. И последнее замечание. Все партии выступают за безусловную легитимность конституционного процесса. КС, по мнению большинства лидеров партий, не может самопроизвольно перерасти из консультативного инструмента в иной орган, обладающий полномочиями для принятия новой Конституции.

 Какие же дороги ведут к храму новой конституционности?

 Вариант первый принятие Конституции съездом, второй- Верховным Советом, которому съезд может делегировать полномочия двумя третями голосов. Третья легитимная возможность принятие Конституции на референдуме. Четвертая дорога- передача съездом полномочий Учредительному или Конституционному собранию, которое и примет Основной Закон.

Существуют и другие варианты. Например, срыв кворума на съезде и его самороспуск. Для этого необходимо набрать примерно 320 депутатских заявлений. В случае реализации этого сценария весьма вероятно принятие так называемой малой Конституции переходного периода в пакете с законом о выборах и партиях. Тогда полноценный Основной Закон доработает и примет новый состав депутатского корпуса. Не будем гадать, каким путем пойдет конституционная реформа. Не хотелось бы только, чтобы она стала разменной картой в политическом торге.

Цитата недели

 Руслан ХАСБУЛАТОВ, Председатель ВС России: -Не верю, что Конституционное совещание сможет прийти к какому – то одному варианту Основного Закона в силу того, что речь идет о президентской республике с ярко выраженными автократическими внутренними чертами. Собственно, мы сейчас с вами уже имеем этот президентский режим, и у нас с вами есть возможность проанализировать и достижения, и недостатки…

 Вячеслав КОСТИКОВ, пресс-секретарь Президента РФ: Характер подготовки созываемого в Москве совещания представителей советской власти, особая агрессивность последних заявлений Председателя Верховного Совета не оставляют сомнения относительно намерений организаторов этого «Съезда Советов», Депутаты не могут не видеть, что личные интересы Председателя Верховного Совета и интересы России окончательно разошлись. Последние заявления спикера окончательно обнажают политическую и нравственную сущность человека, который шел в политику в группе демократов, а завершил свою карьеру под знаменем отторгнутых народом коммунистических иллюзий.

Генеральный директор страны

Эта статья выходит в свет в промежутке между двумя знаменательными датами. Годом со дня вступления бывшего руководителя концерна «Газпром» В. Черномырдина на пост вице – премьера по топливно-энергетическому комплексу. А также полугода со дня назначения его председателем этого правительства

Юрий ГОРСКИЙ

  Знаменательные даты! И как точно совпадают они с этапами корректировки монетаристского «курса Гайдара»: сначала на содержательном, а потом и на кадровом уровне. И как, оказывается, давно все это было! Как быстро промелькнули эти полгода – с их захватывающими политическими потрясениями и чуть ли не при пол ном отсутствии потрясений экономических, которые в отличие от первых не привлекают интерес праздношатающейся публики, а калечат ее повседневную жизнь.

Вспомним: Черномырдин шел к власти под негодующий ропот прогрессивно настроенной общественности. Он был символом реванша антирыночных, антиреформаторских сил, живым олицетворением самого зловредного монополизма.

И вот уже почти за полгода его премьерства (и за год пребывания в правительстве) ничего страшного не произошло и даже не было сделано. Более того: полгода Черномырдина- это полгода стабильности, полгода спокойного налаживания рыночных отношений, полгода восстановления России.

Инфляция (равно как и темп роста курса доллара) стабилизировалась и даже постепенно замедляется, промышленность сокращает отставание от прошлогоднего уровня, начало структурной перестройки, хотя бы медленной и стихийной, налицо- скажите, чего еще можно желать в сегодняшней России?

Более того: постепенная стабилизация реальной покупательной способности доллара не без основания рассматривается многими экспертами как первый этап стабилизации всей финансовой системы.

Заслуга ли это Черномырдина? Конечно, «легко быть премьером после Гайдара». Легко пожинать успехи после того, как черная работа уже сделана, после того, как чудовищный нарыв тоталитарной экономики вскрыт зажмурившимися реформаторами. Поэтому признаем сразу: да, фундамент стабилизации был заложен Гайдаром. Но, заложив его аж в первом квартале прошлого года, он не смог дополнить его ни единым камешком

Историческая задача Гайдара была не в этом. Гайдар должен был уже после крушения политической тоталитарной системы разрушить ее отражение в экономике, уничтожить тоталитарную, административную систему хозяйствования, опиравшуюся на фиксируемые государством цены. Гайдар должен был выдернуть из – под общества почву, на которой оно стояло при жизни трех поколений, и сделать это так, чтобы общество не рухнуло в катастрофу.

Гайдар сделал это – и его задача разрушения, как и всех остальных демократов, была этим практически исчерпана. Чтобы созидать, а именно созидание встало на первый план в 1992 году в результате его же преобразований, надо было иметь иной склад ума – «мозги, повернутые в другую сторону». И Гайдара сменил Черномырдин.

 В ходе этого строительства новый премьер допустил один единственный «ляп» – сделал «новогодний подарок» советскому народу в виде печально известного постановления об ограничении предельной рентабельности. Однако эта глупость была быстро исправлена, а вскоре после этого и заглажена целым рядом последовательных и разумных шагов.

 Главная цель государства, по убеждению премьера, неоднократно высказанному необычайно сердечно и убедительно, заключается в достижении условий, при которых в любом регионе любой работающий человек – будь то рабочий или коммерсант – жил бы «хорошо и красиво».

 При всей лаконичности формулировки, это утверждение необычайно емко. Из него можно понять, что, во – первых, правительство впервые ставит своей целью не достижение той или иной экономической абстракции (будь то сбалансированный бюджет или восстановление объемов производства) , а решение той единственной задачи, ради кото рой оно, строго говоря, и существует,- увеличение реального уровня жизни людей.

Во – вторых, региональная политика правительства, учитывающая крайнюю разнородность сегодняшних российских условий («у нас нет среднестатистических регионов!»). Cамым неожиданным в образе Черномырдина оказалось то, что этот отраслевой лидер воспринял идею антиинфляционного регулирования и, более того, начал претворять ее в жизнь.

. Этот процесс пока еще только начинается, и наибольшим влиянием в государстве пользуется старый директорский корпус, «крупняк», традиционно и в наибольшей степени связанный с ним.Черномырдин – его полномочный представитель.

 При желании его можно назвать демократом с тем же основанием, что и коммунистом. Он не то и не другое, он – государственник, как и наиболее здравая часть «команды Ельцина», член нигде не оформленной и не провозглашенной, но тем не менее реально существующей партии здравого смысла. Сегодня наибольшую тревогу вызывают кадровые перестановки в правительстве, конкретно – возвышение Лобова, «специалиста по хвойной муке». В свое время Лобова прочили на место Силаева (ради него, может быть того и сбросили), но стоило Лобову публично открыть рот, вопрос о новоиспеченном кандидате отпал сам собой: такую вопиющую серость не мог вынести даже наш парламент. В результате тогда – свыше полутора лет назад – Лобов, у которого нет иных достоинств, кроме личной преданности Президенту, открыл дорогу для Гайдара со товарищи.

 Кому он откроет дорогу сейчас?

Ясно, что сфера, в которой он приложит свои выдающиеся способности, практически обречена (захотел развивать неофициальные отношения с Тайванем- наломал таких дров, что пришлось срочно сочинять знаменитый Указ от 15 сентября 1992 года и разъяснять в нем, что Россия – за торговлю с Тайванем, но и ссориться с Китаем не намерена). Горе нам всем, если этот человек с деловыми и государственными способностями Руцкого (слава Богу, хоть без политических амбиций!) займется экономикой России; но с другой стороны, чем же еще заниматься министру экономики?

Поэтому выдвижение пытающегося возродить Госплан Лобова (пусть и просто из – за желания Президента иметь «свою руку» в недавно еще карманном правительстве) грозит реальным изменением экономический политики. Грозит оно и политическими неприятностями, так как осуществленное внезапно и с отставкой поддерживаемого премьером Хижи (пока Черномырдин расхлебывал на Северном Кавказе кровавую кашу, заваренную в результате отсутствия национальной политики) оно может внести напряженность в отношениях между Президентом и премьером.

 Чтобы этого не случилось, надо поставить четкие ориентиры экономической политики государства. Нет, речь идет не о возврате к написанию онаученных программ, которые не рассчитаны ни на то, ни на другое.

Необходимо короткое, четкое и понятное заявление о намерениях с указанием конкретных основных показателей. И это явление должно не остаться заштатным заявлением того или иного деятеля, а быть утверждено правительством, затем – новым парламентом и стать таким образ официальной позицией и официальным обещанием государства.

Ведь народ, поддержавший на референдуме проводимую сегодня социально – экономическую политику, по крайней мере имеет право знать, что же он, собственно говоря, поддержал. А знание это даст возможность эффективно сдерживать любые антирыночные, дестабилизирующие обстановку поползновения.

О бедном шпионе замолвите слово

Андрей ПАВЛОВ

Минувшая неделя в Москве прошла под знаком спецслужб, Наших и ненаших. В пятницу, субботу и воскресенье в Москве была проведена вторая международная конференция «КГБ: вчера, сегодня, завтра.

Честно говоря, шагая на ее открытие в Дом российской прессы, я надеялся попасть на чисто академическое мероприятие, но связь конференции с жизнью оказалась более тесной, нежели можно было предполагать. Сначала у дверей, куда проходили участники первого пленарного заседания, обнаружилась могучая кучка человек в 20-30 с плакатами типа «Руки прочь от Министерства безопасности!» Один из плакатодержателей дежурным голосом осведомлялся у всех проходящих внутрь, сколько им заплатило ЦРУ.

 Будучи спрошенным в свою очередь, ваш корреспондент поник главою и подумал, что надо бы содрать с цэрэушников за моральный ущерб – или пусть в самом деле платят в долларах. Потом открывший заседание председатель оргкомитета С.Григорьянц сообщил, что в последние дни усилилось давление со стороны МБ на предполагаемых участников конференции. В частности, прозвучало имя профессора Гершановича из Института эпидемиологии, с которым «вели разъяснительную работу».

 И, наконец, не прошло и часа с начала мероприятия, как в зал со страшным скандалом ворвался наш старый знакомый, «человек- шампанское» Владимир Вольфович Жириновский. Сначала он обозвал зал и президиум подонками. Президиум вернул «плюху», обозвав Вольфовича оплачиваемым клоуном. Потом все проголосовали за «вывести этого господина из зала. Господин не захотел. Поднялась буча, из которой время от времени доносилось (цитирую): «Закрой клюв ты, падла!» или «Уберите эту чекистскую проститутку!»

 Так мило началось трехдневное мероприятие, в котором участвовали бывший член Политбюро ЦК КПСС А. Яковлев, академик Т. Заславская, писатель В. Войнович, другие известные люди и на котором были сделаны доклады «КГБ и общественные науки», «КГБ и государственная тайна», «Вовлечение в агентурную сеть КГБ» и проч.

 В ту же самую пятницу, когда началась конференция, в МГИМО состоялась встреча студентов и журналистов с бывшим руководителем разведки Франции П. Лакостом. Адмирал Лакост – фигура на Западе весьма известная и влиятельная. Он играл существенную роль в делах деголлевской Франции, чем сам весьма гордится. Часовая лекция по проблемам глобальной безопасности, прочитанная им, содержала достаточно интересных моментов. Но самое занимательное было в конце, когда Лакоста попросили прокомментировать шум, поднятый средствами массовой информации США по поводу якобы форсируемого Францией экономического шпионажа. Суть ответа бывшего руководителя французской разведки в том, что американская пресса пишет – де глупости, а вся загвоздка – в экономических аспектах взаимоотношений США и Франции. Перед Соединенными Штатами сейчас стоит проблема сохранения традиционных рынков сбыта аэрокосмической продукции, где французская промышленность становится все более самостоятельной..

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *