трудности перехода: от ” как хочешь так и ВЫЖИВАЙ” к “живи как хочешь”

06.07.2023
349

С этим заголовком вышла газета “Россия” №27 за 30 июня-6 июля 1993 года. Тогда, тридцать лет назад, многим, в том числе редакции газеты казалось, что достаточно изменить Конституцию, провести выборы новой законодательной власти и страна, преодолев трудности переходного периода, утвердив принципы частной собственности, обретет устойчивый европейский вектор развития. Более того, судя по интервью взятого газетой у экс- Госсекретаря США Джеймса Бейкера, обсуждался тогда и вопрос о вступлении России в НАТО.

Па – де – де «приготовишек»

Валерий НЕЗНАМОВ

Создается впечатление, что за годы шумливой перестройки большинство из нас напрочь утратило почтение к любым юбилеям. Вот и третья годовщина независимости России промелькнула как – то незаметно, порадовала многих разве только лишним выходным днем. Да и до праздников ли сейчас? Чего веселиться-то? – проворчит скептик.

Ведь, по утверждению многочисленных противников нынешнего «оккупационного режима», он ведет страну не «от победы к победе», а к неизбежной гибели . – Но мне почему – то от подобных пророчеств не страшно. И не потому, что я имею какие – то обязательства перед этим режимом. Но до тех пор, пока он будет с достоинством сносить нападки непримиримой оппозиции – традиционной или совсем новой, – можно без каких – либо натяжек утверждать, что и Президент, и его команда по – прежнему идут по пути экономических реформ и демократизации общества. Это для меня самое главное, как, вероятно, и для того относительного большинства россиян, что оказали поддержку Борису Ельцину в ходе весеннего референдума.

В тот апрельский день реформаторы, что бы на этот счет ни говорили их оппоненты, получили от нас мандат доверия. Вероятно, вскоре нам предстоит подтвердить его или передать другим. Пойдет ли речь о выборах в профессиональный парламент или о голо совании за новый Основной закон страны, а может быть, «малую» Конституцию (Закон о Федеральных органах власти и разграничении полномочий), – станет ясно в ближайшие месяц – два. В любом случае выбор предстоит сделать из двух вариантов: или Россия продолжит свое развитие как республика Советов, или советскому периоду в российской истории будет положен конец. Третьего, как говорится, не дано, и именно это определило содержание дискуссий на завершающемся в Москве Конституционном совещании. Законных путей для принятия новой Конституции, основанной на ценностях либерализма, гарантирующей сильную президентскую власть и частную собственность, всего четыре : она принимается съездом, Президент организует плебисцит по поводу Конституции, совещание навязывает ВС досрочные выборы, проводятся выборы в Конституционную ассамблею.

Пятый вариант с чисто правовой точки зрения незаконен: игнорируя нынешний парламент, Борис Ельцин с согласия региональных лидеров (для этого нужно договориться по крайней мере еще с 19 руководителями республик России) просто издает указ, превращающий совещание в Конституционную ассамблею. Так или иначе, до очередного голосования остаются месяцы. Осенний марафон по сути стартовал, хотя и не имеет правовой основы. Из политиков, что стали таковыми три года назад, до финиша дойдут, вероятно, единицы. И не потому, что нынешние депутаты не желают еще раз пересечь заветную линию – этого у них хоть отбавляй. Просто большинство из них выработало свой изначальный позитивный ресурс, в котором как раз и нуждается сегодня Россия. А вот у «приготовишек», проходящих пока обкатку на региональном уровне и тесно связанных с новыми хозяйственными структурами и рядовыми избирателями, у людей, не опаленных политическим противостоянием первых лет независимости, шансов попасть в новый парламент явно больше.

Николай РЯБОВ, заместитель Председателя ВС РФ

На сегодняшний день Верховный Совет официально не включен в состав участников Конституционного совещания. Но перед съездом он должен высказать свое отношение к этому проекту. И не отстраненное, а как участник. Поэтому на заключительном этапе я бы попытался сформировать на паритетных началах некую комиссию из числа субъектов Федерации, Верховного Совета и правительства. С тем чтобы сделать окончательную доводку проекта, представить его на Конституционное совещание, где одобрить документ в общем виде и предложить Президенту через Верховный Совет вынести его на рассмотрение съезда. Что же касается идеи проведения Конституционного совещания по инициативе Верховного Совета в июле, то оно может, конечно, состояться. Но в каком составе? В каком качестве? И с какими целями? О чем я все время предупреждаю своих коллег – так это об опасности оказаться в изоляции от конституционного процесса и политической жизни. Ведь не могут субъекты Федерации приезжать бесконечно то в один дом, то в другой. Никто им не позволит говорить одни вещи здесь, другие – там.

Михаил ФЕДОТОВ, министр печати и информации РФ:

Проблема интегрирования проектов существует. Сейчас одни секции голосуют за поправки, другие прямо противоположным образом. Но как раз для этого и создана согласительная Конституционная комиссия. Она уже работает и дает результаты. Нас познакомили с первыми двумя главами, которые созданы на основании этих согласованных решений. Я бы сказал, что это очень хорошие главы. И на пленарном заседании у них вполне есть шанс быть принятыми. Что касается споров, которые могут возникнуть, например, вокруг таких вопросов, как «суверенитет», то ведь Президент сказал, что Федеративный договор нерушим. И даже если бы он этого не сказал, все равно федеративный договор был бы непреодолимым препятствием. Поэтому Федеративный договор трогать нельзя. Это священная корова, которую нужно оберегать.

Юрий БАТУРИН , помощник Президента по юридическим вопросам :

Когда есть выбор из нескольких корректных вариантов, то можно долго рассуждать о том , какой из них лучше, а можно принять волевое решение. Но кто примет это решение? Президент не случайно несколько дней назад назвал такой институт как Конституционный арбитраж. Это не специальный орган. Если рабочая комиссия Конституционного совещания не справится с задачей выбора из нескольких корректных вариантов, тогда соберется арбитраж. И если окажется, что согласовать проект Конституции не удастся или для согласования понадобится большой срок, тогда арбитраж примет решение о дальнейших действиях. Конституционный арбитраж будет решать самые принципиальные вопросы. Их не так уж много – пять – шесть.

А не ударить ли по Таллинну?

Александр ЧЕРЕПАНОВ

На прошлой неделе произошли два события, в определенной мере схожих по причинам, их вызвавшим. Первое – это субботний налет американских «томагавков» на Багдад. Второе – перекрытие кранов на поставки газа в Эстонию в качестве реакции на принятый 21 июня Госсобранием Эстонии закон «Об иностранцах», попирающий права и жизненные интересы русскоязычного населения.

Словом, и Россия, и США, опираясь на «законное обоснование» своих шагов – статью 51 – ю Устава 0OH, выступили как бы единым фронтом. Уж не знаю, какое развитие получит вашингтонская акция возмездия, а вот московская, по выражению заместителя министра иностранных дел Виталия Чуркина, подразумевает серьезные дипломатические и политические меры по отношению к Эстонии. А возможно, и не только.

Осведомленные наблюдатели поясняют: речь может идти об очередной приостановке вывода российских войск, о лишении Таллинна статуса наибольшего благоприятствования (хотя эстонско-российская торговля и так пребывает в зачаточном состоянии), о прекращении переговоров на предмет размораживания эстонских авуаров во Внешэкономбанке (70 млн. долл.). Не исключено и давление на Эстонию через третьи, этнически родственные страны (Венгрию, например). Словом, редкое единодушие (так бы во всем!) проявили на прошлой неделе российские МИД, парламент и Президент в вопросе «защиты соотечественников».

А сами – то они что? Год назад, побывав в пограничном Ивангороде и побеседовав с русскими из эстонский Нарвы, я пришел к выводу, что им, соотечественникам, «навязчивое покровительство Москвы» только мешает в налаживании их взаимоотношений с эстонскими властями. Может, и нам пора наконец понять, что силовым давлением Эстонию не возьмешь. Причины здесь вижу две: менталитет маленькой нации, стремящейся сохранить собственное лицо, и в целом оправданное представление о русскоязычных как орудии имперской экспансии в недавнем прошлом.

Чуть было не став чужими у себя на родине «при Советах», эстонцы никогда не пожелают повторения подобной ситуации в будущем. Что же еще может сделать Россия? Ввести танки, выбросить десант или по американскому примеру ударить по Таллинну крылатыми ракетами? Прошу извинить меня за такое чудовищное утрирование. Но отношения с соседями, сколь бы сложны они ни были, сегодня – особенно сегодня! – не должны ставиться в зависимость от сиюминутной внутриполитической конъюнктуры, которая, к сожалению, все еще лежит пока в основе кампании по защите русскоязычного населения. Высшая мудрость для российских политиков в том, что проблему русских в Эстонии может решить только время, терпение и … круглый стол переговоров. Иного выхода попросту не дано.

Ход делают премьеры

24 июня, ровно через неделю после завидовской встречи Бориса Ельцина и Леонида Кравчука, в Киеве прошли переговоры премьер-министров Украины и России. Даже пессимисты не отрицают, что эти переговоры знаменуют собою шаг в правильном направлении, пусть и довольно скромный. Подписано пять соглашений – о свободной торговле между двумя странами, о кредите для Украины, о таможенной политике, о сотрудничестве в развитии российской нефтегазовой промышленности и о совместном производстве самолета Ан – 70. Особую выгоду обещает совместный выпуск военно-транспортного Ан – 70: по своим тактико-техническим характеристикам он не имеет аналогов в мировом самолетостроении (так считают за рубежом) и может стать прибыльной статьей российско-украинского экспорта. Подписаны также протоколы относительно российско-украинских транснациональных экономических структур, о ценах на ядерное топливо для украинских АЭС, об увеличении квот на поставки российской нефти в Украину.

Россия и Украина намерены развивать сотрудничество на уровне регионов двух стран. Об этом заявили в Харькове после завершившегося там 28 июня совещания руководителей приграничных областей Украины и России Леонид Кучма и Виктор Черномырдин. Результатом их встречи стало подписание пакета соглашений о принципах экономического, научно- технического и культурного сотрудничества между 10-ю приграничными областями, призванного содействовать их интеграции.

 Владимир Колинько. Киев

Фирменное блюдо из «Метрополя»

Слово предоставлялось Григорию Явлинскому, Егору Гайдару, Олегу Румянцеву, Аркадию Вольскому и Юрию Петрову; речь держали Александр Владиславлев и Анатолий Чубайс, Анатолий Лысенко и Артем Боровик, Алексей Улюкаев и Лев Вайнберг … «Дипломатическое прикрытие» мероприятию придал посол США в РФ Томас Пикеринг, а от ветеранов отечественного истаблишмента присутствовал Александр Яковлев.

Александр СЕРГЕЕВ

Под сенью пятизвездочного отеля «Метрополь» в Москве был проведен форум «Реформа на перекрестке: в ожидании новой России». Его с присущим американцам размахом организовала исследовательская структура «Атлантик Си – И – Оу» (США). Название это- мало знакомо читателю, поэтому приведем хотя бы неполный список «привлеченных» организаций и ассоциаций: Парижский национальный банк, Дрезднер банк, Нью – Йорк Таймс Ньюс, Союз промышленников и предпринимателей России … В списке приглашенных более 230 фамилий.

 По всей видимости, форум преследовал двоякую цель. Во- первых, (и в главных), ознакомить влиятельных зарубежных гостей с нынешними реалиями в ходе осуществления у нас экономических и политических реформ. И, во – вторых, подвигнуть их и российских участников форума на неформальное общение, начиная с кулуаров, и на дальнейшую перспективу. В ка кой мере это удалось? Первое – безусловно, ну а второе, думается, не вполне. Впрочем, причина зарыта не так глубоко. Менталитет российских промышленников (а в «Метрополь» были званы все больше оборонщики) выстрадан нелегким временем, поверен тяжким опытом. Сотрудничество с западным бизнесом, вестимо, дело нужное – кто бы спорил? Однако высказываемые с апломбом рекомендации иноземных экспертов вызывали у большинства российских участников, скажем так, дипломатические улыбки. И когда, наконец, одного из директоров прорвало – высказал наболевшее, заокеанские гости как – то примолкли: истинный, подлинно российский масштаб трудностей для них все- таки непостижим. На выступления знаменитых «витий» реформаторства директора реагировали активнее, и тут «западникам» оставалось только головами крутить. Так сказать, разброс мнений … Что ж, тем полнее будет представление Большого бизнеса о неповторимой специфике России, ее потребностях, потенциальных возможностях. Было бы дело. Интереснее всего было слышать высказывания непосредственно из уст известнейших реформаторов – будь то Е. Гайдар, рассуждавший о порочности популистских решений в экономике, или Г. Явлинский, указавший на бесперспективность коллективной формы собственности: рыночную систему так не построишь. А. Владиславлев призвал зарубежный бизнес крепить смычку с отечественным, «зубастым и динамичным, для этого требуется создание для иностранных инвесторов комфортного климата, не подверженного влияниям политических непогод. Пока же, дополнил эту мысль Ю. Петров, активность зарубежных и особенно заокеанских партнеров оставляет желать лучшего. Между тем вклад извне в экономическое возрождение России остро необходим ей именно сейчас – когда, по словам А. Вольского, уровень ее производства находится на отметке конца 50 – х годов, и ей только еще предстоит двигаться постадийно: от кризиса к стабилизации и далее – в неоиндустриализацию.

Приватизационный процесс в России бесповоротен, альтернативы ему нет, заявил А. Чубайс. Этап так называемой малой приватизации завершится где – то к концу года, и тогда настанет черед завершить приватизацию массовую. Докладчик не умолчал о препятствиях, чинимых этому процессу со стороны Съезда нардепов, а с его подачи и на уровне местных Советов. Но, вопреки противодействию , в конечном счете будет приватизирована практически вся промышленность, за исключением узкого круга стратегических отраслей. Другой не менее серьезной помехой остается наше с вами привычное антикапиталистическое мышление. Тогда как вовсе не следует тревожиться из – за естественных и даже полезных для рыночной экономики явлений вроде банкротства обанкротившихся или скупки акций «в одни руки» вместо бесплодной их дисперсии. Разъяснения по данной теме наряду с Чубайсом дал один из «отцов – основателей» приватизационного процесса народный депутат П. Филиппов.

Многие из докладчиков блеснули на кафедре весьма беглым английским; это , безусловно , способствовало их взаимопониманию с « американизированным» президиумом и большей, иностранной частью аудитории. Для русскоязычных же проблема до конца разрешена не была, и дело тут отнюдь не в погрешностях перевода. Спросим – ка у себя: что есть нынче капитализм для России – благо или чума? Мыслю, ответ будет неуверенным – или, как выразился один из отечественных участников форума: «Капитализм, конечно, принес нам много хорошего, но на 80 процентов плохого ….

Дискуссия по политической реформе протекала наиболее оживленно. А.Яковлев взглянул на проблему под политико-психологическим углом зрения. Наш народ, сказал бывший секретарь ЦК КПСС по идеологии, веками жил в атмосфере гнета и насилия, доведенной в последние 75 лет до абсурда. Пока в массовом сознании не произойдет коренной перелом, пока не изжита полурабская вера в «доброго царя» и «хорошего начальника» – демократическое государство состояться не может.

 Выступавший затем С. Станкевич квалифицировал власть (точнее, всевластие) Советов как пережиток коммунистического прошлого, вступившего ныне в непримиримое противоречие с демократической тенденцией общественного развития. Президент Ельцин пока не теряет надежды разрешить это противоречие мирным, «ново – конституционным путем, однако сомнительно, чтобы на это пошел Верховный Совет в его дореформенном составе. Поэтому разумнее всего доверить это дело уже новоизбранному парламенту, заключил Станкевич.

И был оспорен О. Румянцевым, с которым они сидели в президиуме рядом, но не вместе. Ответственный секретарь Конституционной комиссии ВС насчитал ни много ни мало – 12 основополагающих принципов, чье присутствие в Основном Законе совершенно необходимо. В проекте комиссии они учтены, но в президентском, большей частью, (!) отсутствуют. На практике, заявил Румянцев, дело вылилось в попытки силового воз действия на законодательные органы – используя «право сильного» наверху и методы митинговщины на массовом уровне. В этом плане уход его вместе с группой депутатов вслед за Хасбулатовым с Конституционного совещания не случаен. Если понимать право как «ревзаконность» и разгонять всю трехуровневую «советскую» систему представительной власти – то это будет означать конец всякой государственности и законности. Оба собеседника с ним не согласились и маститый, и более молодой.

 А.Яковлев считает, что принимать Конституцию на «вечные времена» для России не время и не резон: ведь речь теперь идет о том, кто будет управлять. Затем власть наверняка претерпит структурные изменения, да и будущий парламент наверняка будет сильно отличаться от нынешнего. Да, в 1985 году он (как и Сахаров) поддерживал лозунг «Вся власть Советам». Но то был совсем иной исторический момент.

По словам С. Станкевича, его «подсоветный» – Президент стремится упразднить не представительную власть, а странную двухступенчатую схему «Съезд – Верховный Совет», которая мало того, что парализует работу наверху, но скопирована и на нижних этажах народовластия. Возьмите, к примеру, Моссовет, полюбуйтесь на эффективность его работы … И вообще, как изящно выразился Станкевич, на переломных этапах реформы исполнительная «ветвь» имеет право – нет, не на монополизацию власти, но на относительную инициативу в этом вопросе. Так бывало в США при Ф. Рузвельте, во Франции при де Голле. Что ж, бывшему сотруднику академического института всеобщей истории видней, и пример для данной аудитории как раз доходчивый …

Советы «постороннего»

Джеймс Бейкер Американский политик, занимавший посты главы администрации президента Рональда Рейгана, секретаря Казначейства США, а с 1989 по 1992 годы – государственного секретаря США.

Недавно Москву посетил бывший государственный секретарь США Джеймс Бейкер. На этот раз его визит назывался частным, хотя прибыл он по делам. Основной целью этого турне Джеймса Бейкера стало открытие представительства его юридической фирмы. Корреспонденты «России» встретились с бывшим главным дипломатом США, а ныне обычным бизнесменом, чтобы выяснить его взгляды на некоторые вопросы.

 Господин Бейкер, сейчас вы не занимаете официального поста. Но сохрани лось ли у вас политическое влияние как у министра (хоть и бывшего) иностранных дел? Может ли, например, президент Клинтон или госсекретарь пригласить вас в качестве советника по какой-либо проблеме?

 – В американской политической системе предусмотрены неформальные консультации преемников и предшественников. Их периодичность и действенность зависят, конечно, от личных взаимоотношений. Я, например, уже несколько раз беседовал со своим преемником Уорреном Кристофером по разным поводам, а президент Клинтон даже просил меня месяц или полтора тому назад представлять нашу страну на похоронах президента Озала в Анкаре. Таким образом, я возглавил нашу делегацию. Но в целом, говоря о нашей системе, следует сказать: если вы не в правительстве, то вы действительно не правите кораблем. Это не означает, что время от времени у вас не просят советов или рекомендаций.

К тому же у нас открытое общество, и мы очень много выступаем публично, даем интервью средствам массовой информации. Я, например, даже веду ежемесячную колонку для газетного синдиката, объединяющего две или три сотни газет по всему миру.

 – Как вы оцениваете нынешнее состояние российско-американских отношений? Что бы вы посоветовали администрации Клинтона?

– Когда я впервые приехал в Москву в качестве госсекретаря в мае 1989 года, Советский Союз, несмотря на сильные перемены под руководством Михаила Горбачева, все еще выступал как геополитический соперник США и Запада. Ко времени моего последнего визита в качестве госсекретаря в феврале 1992 года Советский Союз исчез с карты мира, отношения США и России перешли из стадии разрядки и дипломатического сотрудничества в стадию широкомасштабного международного взаимодействия.

Однако Россия остается погруженной в политическую борьбу, в прошлом году развал производства и космическая инфляция уполовинили личные доходы, что создало у населения громадные проблемы и содействовало разочарованию в реформах. Ксенофобия, нетерпимость и авторитаризм поднимают голову в благоприятной для этого атмосфере экономических трудностей и социальной неустроенности. Думаю, что более всего опасен радикальный национализм – движение, которое объявляет о том, против чего оно выступает, а не о том, за что оно выступает: против демократии, против свободного рынка, против интеграции с Западом. Люди в бывшем Советском Союзе находятся между прошлым, с которым они еще полностью не расстались, и будущим, которое они еще не видят отчетливо. Наступило время решений, время решений для народов бывшего Советского Союза и для их друзей на Западе.

На сегодняшний день Запад достойно, на мой взгляд, ответил на экономический и политический кризис в бывшем Советском Союзе. Но для нас и для новых независимых государств тяжелая работа только начинается. Она потребует активного участия Запада, которое будет зависеть от лидирующей роли Америки. Администрация Клинтона взяла, на мой взгляд, достойный старт в своей политике по отношению к бывшему Советскому Союзу. По – моему, это совершенно правильный курс, и я даже поздравил их в своих письменных и устных выступлениях с принятым подходом. Думаю, что развитые демократии могут и должны помочь России и другим новым независимым государствам в этот конкретный критический момент. Мы должны сделать это ради них, но и ради нас самих.

 Долгосрочная фундаментальная цель состоит в полной интеграции России и других новых независимых государств в сообщество развитых индустриальных демократий, которое называется Западом. Это должно увенчаться стратегическим партнерством: необходимо включить Россию, Украину и другие государства в систему безопасности Запада.

Первый шаг в этом направлении был сделан с созданием Совета североатлантического сотрудничества осенью 1991 года. Теперь я бы предложил пойти дальше: России, Украине и другим новым демократиям Восточной Европы и Евразии нужно предложить полное членство в НАТО.

Разрушив бетонные стены, разделявшие нас, Запад не может себе позволить возводить стены юридические и бюрократические. Запад должен расширить макроэкономическую помощь России и другим новым государствам. Мы также не можем позволить себе новое разделение Европы на западные «есть» и восточные «нет». Всеобщее процветание – улица с двусторонним движением, она ведет на Запад и на Восток. Американское лидерство в деле оказания помощи России, выразившееся в лоббировании пакета макроэкономической помощи стран «семерки», означает установку для общественного мнения других демократических стран.

– Хорошо. Сейчас вы говорили, как политик. Но вы ведь еще и бизнесмен. А что нужно для этой самой интеграции России да и других стран СНГ и бывшего восточного блока в сообщество развитых демократических государств с точки зрения дельцов?

 – Американские, западноевропейские и японские бизнесмены с интересом изучают возможности инвестирования. Но обещания останутся в большой степени невыполненными до тех пор, пока бизнесмены – местные и зарубежные – будут работать в обстановке высокой инфляции, юридической неуверенности и жесткого контроля над валютным обращением. Именно поэтому необходимо ускорить экономические реформы в России и других новых независимых государствах. Особый упор следует сделать на монетарную и фискальную политику, сокращение бюджета, поощрение частных капиталовложений и реформу цен для обеспечения полной конвертируемости рубля. Российское правительство должно ускорить программу приватизации, поскольку большие государственные предприятия являются тяжелым бременем для бюджета и остаются основной причиной растущей инфляции. И, наконец, Россия должна создать благоприятный климат для инвестиций и бизнеса, гарантирующий защиту частной собственности, юридическую совместимость со всем миром, ясное законодательство и процедурную предсказуемость. Это означает стабильные юридические рамки для коммерции. Российские и зарубежные бизнесмены должны знать наперед, чего им можно ожидать в лице правительства, к которому они обращаются, они должны находить друга, а не врага.

Экономическая помощь заключается не в переговорах, где Россия просит то, чего она хотела бы получить, а Запад дает то, что может выделить. Это должно быть продолжительным партнерством, перешедшим от тривиальной помощи одного правительства другому к деятельности реальной силы: корпораций, религиозных групп, добровольческих организаций и частных лиц. Я счастлив, что во время моей работы гоcceкpeтapeм в США были созданы Корпус гражданской демократии и фонд Евразии для поддержки этого нового, неправительственного подхода. Некоторым образом, мой нынешний визит в Москву символизирует этот, на мой взгляд, долгосрочный сдвиг в характере наших отношений. Не могу достойно описать те чувства, с которыми я прибыл в Москву с этим частным визитом: я здесь потому, что верю, что люди, а не правительства делают историю.

– Не думаете ли вы , что Европа и Америка должны снять санкции и торговые барьеры, воздвигнутые против России по обвинению в демпинге, учитывая экономическую ситуацию в стране и неопытность наших бизнесменов?

– Это непросто, поскольку потребует принятия соответствующего закона Конгрессом. Но нам на Западе следует прекратить пустые разговоры о помощи России и другим новым независимым государствам. Совершенно однозначно США и Западная Европа должны открыть свои рынки для продукции, произведенной на Востоке. Только так можно укрепить веру людей в рыночную экономику, частное предпринимательство, инвестиции и торговлю.

– Как бы вы охарактеризовали российско-украинские отношения в связи с будущим договоров СНВ – 1 и СНB – 2?

 – Я очень озабочен этой проблемой. Соглашения о контроле над вооружениями добросовестно обсуждались. Они хороши для России, Украины, США и всего мира, поскольку избавляют нас от крайне дестабилизирующих типов оружия массового уничтожения. Думаю, что эти соглашения должны выполняться, важно, чтобы страны, являющиеся их участниками, полностью уважали договоренности. Не думаю, что споры из – за ракет, нацеленных на Вашингтон Чикаго или Нью – Йорк, смогут снять какие – либо сложности в отношениях между Россией и Украиной.

– Будут ли президент Клинтон и госсекретарь Кристофер уделять достаточное если не сказать первостепенное, внимание внешней политике страны в период внутреннего экономического кризиса? И еще. Будут ли они стремиться сохранить мировое лидерство Америки в ближайшие пару лет?

-Не думаю, что можно одновременно пятиться назад и продвигаться вперед. Наличие обширной программы действий внутри страны отнюдь не означает, что одна из основных обязанностей главного должностного лица Соединенных Штатов – ведение внешних сношений и обеспечение национальной безопасности забыта или отодвинута на второй план. Уверен, что в этой сфере все будет обстоять в порядке. и, в течение ближайших нескольких лет Клинтон и Кристофер будут поддерживать лидирующую роль Америки. Я был рад, что заявление неназванного чиновника из госдепартамента об изменении роли США в условиях нового мирового порядка было опровергнуто госсекретарем Кристофером. Думаю, что существует абсолютная необходимость в американском лидерстве, в том числе в ситуациях типа войны в Персидском заливе. Такие коалиции будут складываться и в будущем. Однако, к сожалению, мы не смогли добиться единства с Россией и странами Западной Европы относительно событий в бывшей Югославии в момент, когда эта страна начинала распадаться.

– Кстати , а как бы вы поступили в боснийских делах?

-Не уверен, что все будут довольны моим ответом. Но это – честный ответ: Америка не должна и не может быть мировым полицейским. Военная ситуация в Боснии чрезвычайно запутана и сложна. Усилия Вэнса и Оуэна следует приветствовать, но силовое воплощение мирного плана будет чрезвычайно сложной военной задачей. Поэтому я отрицательно отношусь к отправке на войну в Боснию американских мужчин и женщин. С другой стороны, такое положение грозит перекинуться на другие районы, что может привести к новой балканской войне. Думаю, что Североатлантический альянс должен принять очень жесткие меры с целью предотвратить обострение ситуации в Македонии. Мы должны объяснить всем – будь то сербы или кто – либо другой, – что любое дурачество в Македонии приведет ни к чему иному, как к массированному ответу со стороны НАТО. И я не вижу ни одного аргумента, почему наши союзники по НАТО не поддержат такую позицию. Это будет означать решимость применить силу, но такой шаг потребуется на определенном этапе.

– Каково, на ваш взгляд, будущее мирных переговоров по Ближнему Востоку после избрания лидером оппозиции в Израиле Натаньяху?

-По – моему, сейчас существует прекрасная возможность прогресса в разрешении арабо-израильского конфликта. Я всегда верил, что можно договориться о создании органа самоуправления палестинцев на Западном берегу. Думаю, что президент Асад и премьер – министр Рабин готовы к сближению позиций. Если с течением времени не будет конкретных результатов, которые расценивались как некий прогресс, политическое руководство некоторых сторон будет ослаблено. А мы знаем, что черта лучших лидеров – умение добиваться достижения и соблюдения договоренностей. Озабоченность вселяет тональность некоторых заявлений, исходящих из израильского правительства, позиция палестинской делегации и рост числа радикальных элементов на территориях.

 – Учитывая последние кровавые события в Сомали, не думаете ли вы, что должна быть по – новому определена роль сил OOH по поддержанию мира и изменены правила их действий?

– Нет, не думаю. То, что произошло – трагично, но поддержание мира – не увеселительная прогулка, и иногда такое предприятие может быть очень опасным. Поэтому люди, вовлеченные в эти операции, должны защищать себя. ООН, международное сообщество должны дать ясно понять генералу Айдилу и  стоящим за ним силам, что подобное отношение к миротворцам непозволительно . Думаю, что следует дать понять всем, кто стремится нанести ущерб миротворцам,  что их акции не останутся безнаказанными.

– Во время визита в Москву вы встречались со своим коллегой – бывшим министром иностранных дел Александром Бессмертных. О чем вы говорили с ним, если это не секрет?

– Сегодня Александр Бессмертных, как и я, не принимает государственных решений, но возглавляет независимую Внешнеполитическую ассоциацию. Я же поглощен не только юриспруденцией: сейчас в Соединенных Штатах создается Институт политики, который будет носить мое имя. И мы говорили о возможностях сотрудничества и осуществления совместных проектов между Внешнеполитической ассоциацией и Институтом Бейкера. Это – одна из тем наших разговоров. Но мы говорили о множестве других вещей, скажем, о перспективах Всемирного совета бывших министров иностранных дел …

 -… одним из соучредителей которого вы, кстати, являетесь. Каким вам видится будущее этой организации?

-Надеюсь, что у нее хорошее будущее, хотя, конечно, сейчас еще рано что – либо предсказывать. На мой взгляд, необходимость подобного органа назрела: Думаю, что Совет в определенной степени поможет странам находить общий язык. И когда Бессмертных и Накаяма говорили со мной о его создании, я, конечно же, дал согласие стать соучредителем. Я поддерживаю эту идею, надеюсь на ее успешную реализацию и постараюсь внести в это дело свой вклад.

Беседу вели Андрей ШАРЫЙ и Сергей ОСТРОВСКИЙ

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *