зачем нам замки для чужих границ?

27.07.2023
417

Это одна из главных тем выпуска “России” №30 за 21-27 июля 1993 года. Нападение на российской погранотряд в Таджикистане, жертвами которого стали 25 наших военнослужащих и решение Верховного Совета России о российском статусе Севастополя и– главные очаги возбуждения той недели

Тактика боя в горных условиях

 Сергей ИВАНОВ

Подробности нападения на 12 – ю заставу Московского погранотряда ужасают. Вместе со всеми скорбим по 25 российским воинам, принявшим мучительную смерть среди чужих гор. в Таджикистане. У нападавших было четырехкратное превосходство, всего в операции с их стороны участвовало до тысячи человек …

Сразу же после боя на еще дымящиеся руины погранзаставы высадился высокопоставленный десант , в основном из российских военных. С соответствую щей охраной, разумеется. Последовали жесткие заявления Президента и ВС России. Конкретные предложения по линии Минобороны. Решительный протест душанбинского правительства в адрес Кабула. Чего не хватает в этом беглом перечислении? Прежде всего оценки самой ситуации

Итак, ничто в произошедшем не удивило: ни жестокость афгано-таджикских моджахедов, ни уровень их «смычки», тактического планирования и организованности, ни степень их боевой оснащенности. Нападение вероломное – только неожиданное ли? Сложная ситуация в республике не исчерпана, скорее пролонгирована: «посткоммунисты» снова у власти, «исламисты» затаились и готовят реванш.

Одни опираются на Россию (принявшую на себя обязанность охраны внешней границы Таджикистана по договору от 25 мая), другие – на определенные группировки в Афганистане. В территориальном, этническом, религиозном плане это братская для Таджикистана страна, и игнорировать этот фактор нельзя. По всем приметам, оппозиционеры будут и далее наращивать свое контрнаступление, и никакое число жертв их не остановит.

 Громить агрессора, нанося упреждающие удары, на такие жесткие меры мы в принципе способны. И причины для этого, признаться, имеются. Только вот к чему могут привести такие операции чисто силового характера? Скорее всего к сползанию в войну афганского типа. B войну без фронтов, без границ, без четких ориентиров – кто друг и кто враг. А рядом – оцепеневшие от страха за себя другие среднеазиатские республики (их оцепенение, кажется, уже началось). И еще живущие там русские люди.

Как исключить реализацию этого сценария? В конце концов гибель россиян во имя ограждения чьего – то суверенитета тоже противоестественна. Так обратимся к аспекту религиозно – политическому. Считаю, например, что «уроки Афганистана» должны извлекаться не только в смысле тактики ведения боя в горных условиях … И не стоит российским политикам разбазариваться на обвинения типа – по чьей вине Россия втягивается во «второй Афганистан». Она и будет втянута, если упустим время … Тогда что значит не упустить, употребить его с толком? По- моему, региональная безопасность в Средней Азии не должна обеспечиваться исключительно радениями России. Все затрагиваемые тут стороны (чьи географические названия заканчиваются на «стан») обязаны внести подобающий вклад в то, что для них есть дело жизни и смерти.

Бумерангом из Киева

Владимир КОЛИНЬКО

Принятие Верховным Советом РФ решения о российском статусе Севастополя вызвало в Украине резко отрицательную реакцию. Президент Л. Кравчук назвал этот акт противоправным и высказал уверенность, что он не отражает мнения народа России.

О том, что это решение противоречит международным нормам и не имеет никаких правовых последствий, заявил собравшийся в субботу на экстренное заседание Президиум Верховного Совета Украины. Премьер Л. Кучма, возвратившийся из Москвы после подписания соглашения об углублении интеграции между республикой Беларусь, Россией и Украиной, уже в аэропорту с удовлетворением сообщил об отрицательном отношении В. Черномырдина к решению российского парламента.

 Даже член Президиума ВС Украины Д. Павлычко – общепризнанный парламентский «голубь» и проповедник ядерного разоружения – охарактеризовал этот акт как равнозначный объявлению войны Украине. – Нас постоянно призывали к разоружению, – с возмущением сказал он. – Но можно ли передавать свое ядерное оружие стране, которая без всякого смущения нарушает договорные обязательства, бесцеремонно отбрасывает принципы Хельсинкской хартии, вопреки международному праву предъявляет территориальные претензии?!

Партия демократического возрождения Украины призвала президента обратиться за поддержкой в международные организации, а Украинская республиканская партия – ввести в Крыму прямое президентское правление. 

 Депутат Верховного Совета Украины от Севастополя Г. Ванеев, встречавшийся со своими избирателями на следующий день после заседания российского парламента, сообщил корреспонденту «России», что реакция севастопольцев оказалась на удивление спокойной и взвешенной. – Митинг кучки демонстрантов – профессионалов отнюдь не отражает настроения в городе, – сказал он. 13 июля в Киеве на внеочередное пленарное заседание, посвященное событиям вокруг Севастополя, собрался Верховный Совет Украины.

Киев

ПРЯМАЯ РЕЧЬ

Борис ЕЛЬЦИН, Президент России:

«Мне стыдно за это решение. Надо ведь постепенно и спокойно решать проблемы Черноморского флота и его города- базы. Иначе что же в конце концов, прикажете воевать с Украиной?» «Все мы несем ответственность за целостность России,- это то, чем никогда нельзя рисковать. И никому»

Из выступления на Конституционном совещании 12 июля 1993 г

В Токио и Москве дожди

 Владимир КЕДРОВ

 Японская столица наконец дождалась Бориса Ельцина. Правда, во время этой поездки проблема Курил не обсуждалась, да и российско- японским отношениям внимания было уделено немного. Цель посещения Токио заключалась в решении не столько внешнеполитических, сколько внутриэкономических задач. И хотя перед отъездом Президент заявил, что будет добиваться от собравшихся там руководителей семи ведущих мировых держав «упразднения дискриминации в отношении России», выезд этот связывался с получением Москвой финансовой помощи. Особенно для продолжения программы приватизации, которая без иностранных валютных вливаний, похоже, может выдохнуться. Таким образом, большой знак вопроса витает над судьбой всех российских реформ. Безусловно, лидеров мировых держав одинаково пугает как возврат России к прошлому, так и то , что наша родина представляет собой в настоящем. Поэтому, несмотря на переживаемые Западом трудности (масштаб и характер которых, естественно, несколько отличаются от наших) и сложные взаимоотношения между входящими в «семерку» странами, токийский саммит принял решение оказать России помощь даже в несколько большем размере, чем предполагалось перед его началом. Билл Клинтон, самый активный «сборщик помощи», призывал предоставить 4 млрд. долларов. Однако его коллеги хотели понизить эту сумму до 2 млрд. и наконец подписали «к выдаче» 3 млрд, которые будут выплачиваться в течение полутора лет. Называется также сумма 43,4 млрд. долларов – но это, насколько я понимаю, кредиты, выделяемые частными банками и компаниями, и прямые инвестиции. Что касается ликвидации дискриминационных мер в торговле с Россией, то этого в Токио так и не случилось. Но большой нужды в этом вроде бы и нет: сырьевые товары, которыми мы главным образом торгуем, и так практически не облагаются пошлиной. В целом встреча великих, перспективы которой оценивались западной прессой накануне ее открытия довольно пессимистически, принесла положительные результаты в деле смягчения таможенных режимов во взаимной торговле между ее американскими, европейскими и азиатскими участниками.

 Были намечены совместные подходы к решению глобальных международных проблем, такие, как ядерное разоружение, борьба с мировым терроризмом и т.п. Это позволило назвать ее чуть ли не самой результативной встречей такого рода. Для нас саммит видимо, тоже можно назвать результативным, хотя Россия на нем и выглядела как бедная и весьма неспокойная дальняя родственница, которой лучше чего-нибудь дать, чтобы только не вышло скандала.

В день приезда Б. Ельцина в Токио шел дождь. В Москве дождит уже давно – и в экономике, и в политике, и в природе. Москвичи, прячась под зонтами и прыгая по лужам, похоже, мало думали о японском вояже Президента, не прислушивались к прогнозам о размере выделяемого «семеркой» куска пирога. Они давно поняли, что, кроме как на себя, им рассчитывать не на кого, и сколь бы щедрыми ни оказались сильные мира сего, положение россиян от этого кардинальным образом не изменится. Упования на помощь из-за границы, если они у кого и были, рассеялись. Оно, пожалуй, и к лучшему

Искусство возможного.

Беседа нашего корреспондента с доктором экономических наук и писателем Николаем ШМЕЛЕВЫМ состоялась в Анапе в перерыве между заседаниями на международной конференции «Юг России: перспективы развития и сотрудничества в черноморско- средиземноморском регионе», куда известный экономист был приглашен в качестве эксперта мирового класса для руководства экономической секцией. Шмелев был в свое время одним из ученых, кто своими трудами готовил поворот нашей экономики к рынку. Выступая в Анапе, он высказался за предоставление большей самостоятельности регионам и в то же время предупредил об опасности чрезмерной «регионализации». То есть вновь проявил себя как ученый, отличающийся, казалось бы, почти несовместимыми качествами – радикализмом и взвешенностью в подходах к решению трудных проблем нашего народного хозяйства.


— Николай Петрович, прошло почти пол тора года с тех пор, как в России начались коренные экономические преобразования. Как вы оцениваете сегодняшнее состояние нашей экономики? Что удалось нашим реформаторам и что нет? Где мы оказались в результате их новаций?

-Я бы сказал так: на сегодняшний момент из всей огромной задачи перехода от административно – командной экономики, экономики лагерного типа к экономике рыночной в первом приближении решены или начали решаться два – три вопроса. Основным и бесспорным достижением полутора лет реформаторства я считаю то, что цены в основном либерализованы. Потому как никакой рынок невозможен при административных ценах. После того, как – пусть ценой больших страданий и издержек – эту операцию удалось провести, я ее считаю все – таки большим плюсом. Конечно, кое – что осталось еще нерешенным. Например, не до конца освобождены цены на энергоносители, цены в коммунальном хозяйстве …

– А в принципе вы не считаете, что либерализацию цен надо было бы начать с энергоносителей, что и в тот раз снова перепутали местами лошадь и телегу ?

-Просто надо было отпустить цены на энергоносители еще прошлой весной. И к нынешнему дню эта боль давно бы прошла. Зато у нас сдвинулся с мертвой точки процесс приватизации. Самый впечатляющий его итог- вся лавочно-рыночная торговля, которая у нас развернулась. Это не всем нравится. Но мелкий частник на данном этапе неизбежен. Его появление свидетельствует о том, что частная собственность потихоньку начинает выбиваться из – под асфальта.

И если в дальнейшем государство создаст соответствующие условия, я ожидаю, что в скором времени все – таки предпринимательство перекинется и на производство. В том, что этого пока нет, вина не предпринимателей, вина государства. Оно все еще своей политикой выталкивает его в мелкую рыночную стихию. Но главное все – таки уже случилось. Между прочим, об отсутствии условий для развития предпринимательства говорят, кажется, все и давно.

Но почему – то сдвигов в лучшую сторону, так сказать, либерализации по отношению к производителю со стороны государства пока не видно. Я могу вам коротко перечислить эти отсутствующие условия.

Во – первых, до сих пор по отношению к тем, кто начинает свое дело, господствует принцип не регистрации, а разрешения. А на этом принципе разрешения базируется вся система коррупции. И в госструктурах, и на улице. Прежде чем получить разрешение, надо выплатить всей пирамиде власти гигантское количество взяток. При той нехватке капитала, которая у нас есть, не все на это идут и не все это могут.

Второе – налоги. Они душат именно производственную деятельность, а не мелкую торговлю. Мелкий торговец фактически налогов не платит и может обернуть свой капитал, удвоить его за два – три месяца. А производство – это длительный цикл, и налоги на него просто обескураживающие.

Ну и попробуй получить кредит. Под сигареты – можешь. Банк даст деньги, потому что уверен: они обернутся и быстро вернутся. А в производстве ни одно серьезное дело без долгосрочного кредита не начинается. Но и банки можно понять. В условиях нынешней инфляции они не могут рисковать, давая кредит, например, на долгосрочное строительство. Но мы отвлеклись. Мы начали говорить о достижениях реформы. Так вот, после либерализации я ставлю на второе место сдвиги в ходе приватизации. А третье достижение – то, что сами люди не очень замечают, но лично мне кажется даже самым важным: изменился их менталитет, изменился взгляд на жизнь, люди поняли, что от чего – то мы ушли, видимо, навсегда. И уже никогда туда не вернемся. И психология такая полурабская-полуиждивенческая, какой она была, постепенно исчезает. Люди начинают сами заботиться о себе, шевелиться, думать, проявляют какую – то предприимчивость, прилагают какие – то усилия. Вот, пожалуй, все положительное, что было за этот период.

– Сказав об успехах, нельзя, наверное, умолчать об упущениях и ошибках, отрицательных моментах реформы …

-Давайте я, наверное, так скажу: не об отрицательных моментах, а о крупнейших нерешенных вопросах. Их, наверное, тысячи. Но первый и самый больной вопрос (и пока он не будет решен, из кризиса мы не выйдем) – нам нужно остановить инфляцию. Любыми методами. Любыми силами. Но ее надо свести к минимуму. Это невозможно сделать за год. Для этого потребуется в идеале хотя бы два – три года. Но она должна быть. остановлена.

Второй вопрос перестать все свои силы и эмоции тратить на все эти игры с ваучерами и т.д. Все это … несерьезно. Вот дайте свободу предпринимателю по – настоящему, все льготы государства, поддержку человеку, который хочет, например, построить свой кирпичный завод. Сейчас это так же трудно, как и 60 лет назад. Это второй момент.

И третье – надо наконец найти оптимальную форму в распределения между Москвой и местам называйте -республиками, краями, областями, субъектами федерации). Основная часть налогов и экономической ответственности должна быть все – таки не в Москве, а на местах. Поменять это примитивное соотношение, которое сейчас выглядит так: 70 процентов в Москве и 30 – на местах. Поменять его наоборот, то есть 30 – Москве, 70 местам.

Четвертый, главнейший, вопрос – это то, о чем мы сегодня говорили на заседании экономической секции, – у нас должна быть стабильная валюта. Нам придется выпускать новый российский рубль; который был бы и твердым, и разменным, и по единому курсу шел. Это главное средство оздоровления финансовой системы.

 И пятое – ну пора нам перестать субсидировать соседей.

-Вы имеете в виду наше ближнее зарубежье?

 – Да , это такой дренаж, такая кровоточащая рана! Примерно 9-10 процентов нашего валового национального продукта уходит и сегодня на то, чтобы субсидировать наших друзей в ближнем зарубежье.

– На так называемые технические кредиты?

-Это искусственно заниженные цены на товары, которые мы продаем под эти кредиты. Например, на цемент и так далее. А что такое 9-10 процентов валового национального продукта? Мало где в мире инвестиции составляют такой объем. В США, например, они не превышают 6-7 процентов валового национального продукта. Ну могут в иные годы подняться до 10-12 процентов. То есть фактически мы целый инвестиционный фонд ежегодно из России тратим на поддержку других государств. И при этом никто не говорит нам даже спасибо.

 – И последний вопрос: у вас есть какой- то свой рецепт решения первой из названных вами выше проблем, то есть рецепт укрощения инфляции?

 -Я попробую указать на главные источники инфляции, существующие, на мой взгляд, сегодня. Ликвидируем эти источники- тем самым ликвидируем и проблему. Так вот, самый болезненный источник инфляции – это продолжающееся субсидирование всех наших нежизнеспособных промышленных предприятий. Тех самых, которые без субсидий и льготного, то есть практически безвозвратного кредита (как правило, они его назад не отдают), существовать не могут. Эти предприятия, предоставь их самим себе, завтра же рухнут. И их очень много. Самых болезненных около десяти процентов. Но вообще нежизнеспособных предприятий в этой стране как минимум тридцать процентов. Конечно, все понимают: изменить здесь что – то в один день невозможно. А что означает их субсидирование? Это все новое и новое печатание денег. Им печатают деньги, им дают льготные кредиты – вот это и есть самый сильный источник инфляции. И все сразу их, конечно, не закроешь. На Украине, например, надо закрыть весь Донбасс. Но кто же на это решится? Так и у нас: половину угольной промышленности надо закрывать. Она безнадежна, из нее никогда ничего не выйдет. Половину металлургической промышленности надо закрывать и т.д., и т.п. Но это все должно быть дозированным процессом. Тут – искусство возможного. Я, например, не могу сказать: пять процентов закройте, а пять подержите еще два года. Таким образом, это центральный вопрос: сколько еще можно содержать нежизнеспособные, убыточные предприятия?

 Второй источник инфляции – это до сих пор еще безумное поведение значительной части наших промышленных директоров. Вот как Гайдар отпустил цены, так они обрадовались возможности и в сто, и в тысячу раз их вздувать. И через две недели взяли друг друга за горло. Ну их осенью спасли. Но жизнь показывает, что какую – то часть наших директоров ничем не прошибешь, кроме как банкротством. Они все равно будут вздувать цены и будут уверены, что кто-нибудь да купит их товар. А не купят, так Ельцин денег напечатает.

– Тем более что у нас кругом одни монополисты.

– Так это и есть другая сторона монополизма. Таким образом, надо запускать хотя бы какую – то цепочку показательных банкротств. Я не кровожадный, не требую закрытия тысяч предприятий. Но чтобы тряхнуть ту часть директорского корпуса, которая до сих пор не понимает сути происходящего, процесс банкротства должен начаться.

 Третий источник инфляции – субсидирование ближнего зарубежья, о котором мы уже говорили.

И четвертый – безумный популизм наших политиков. Включая и Ельцина, и Хасбулатова. Раздают деньги и обещания всем. Особенно нынешней весной это про явилось. Столько наобещали, что если они все выполнят, то мы с вами к концу года по нулю ко всем ценам дорисуем. Но, может быть, не выполнят. Потому что слишком много наобещали. Я вам назвал четыре основных источника инфляции . Вот с ними и надо будет нам бороться.

Беседу вел Виктор АДАМОВ

Жаль, что терапевт Геращенко и хирург Федоров не давали клятвы Гиппократа

Член правления Токобанка, кандидат экономических наук Борис Сергеев считает, что стабилизация курса рубля зависит от того, сумеет ли нынешнее правительство удержать свой курс. Но при самом наилучшем раскладе рост и падение надежности российских денег по – прежнему будут зависеть от множества субъективных факторов, слабо связанных с науками – экономикой и политологией, но соотносящихся с теперешней, невероятно нескладной жизнью в России.

Борис Иванович, не странно ли, что курсом доллара сейчас интересуются даже те, кто его и в глаза ни разу не видел?

 – Доллары сегодня на руках у значительной части населения, другие же просто ходят в коммерческие палатки, где цены напрямую связаны со всеми изменениями на валютной бирже. Да и коммунисты нас надолго приучили считать курс валюты синтетическим показателем благополучия страны. И демократы во времена правительства Гайдара указывали на восьмидесятирублевую отметку доллара как на большое достижение. Обострился интерес к соотношению валют и после того, как министр финансов Борис Федоров недавно заявил по телевидению, что накажет всех, кто рассчитывает на дальнейшее падение курса рубля и играет на этом. Правительство, мол, вскоре примет меры по укреплению рубля, и кое – кто понесет большие убытки. Хочу отметить, что стабилизация курса рубля за последние несколько недель воспринимается пока без должной уверенности. Вы помните, вероятно, что до этого были заявления о стабилизации бюджетного дефицита, а, еще раньше появились сведения о снижении темпов инфляции. И одно из первых заявлений такого рода сделал Б. Ельцин на съезде Российского союза промышленников и предпринимателей. Его встретили дружным смехом: Президент судил по статистике, а директора, сидящие в зале, – по жизни. Слышали присказку, что хороший бухгалтер не тот, который хорошо считает, а тот, который выдает нужный результат?

– Кто же в таком случае для нас, россиян, хороший бухгалтер?

– Вот наш Минфин – это хороший бухгалтер. Российский бюджет не отражает реального положения вещей. На самом деле дефицит значительно больше. И когда мы говорим о дефиците бюджета, мы можем судить только о динамике процесса, не более. Приемы нашего правительства «в бухгалтерии» остались прежними. Я нашей статистике особенно не верю. Тем не менее курс рубля год назад поднялся до восьмидесяти рублей за доллар, а потом резко упал. Падение курса к сегодняшнему дню явно замедлилось. Кстати, обращая внимание на курс, редко смотрят на цены, а надо отметить, что падение покупательной способности рубля по отношению к товарной массе тогда было значительно большим, чем по отношению к доллару. Сейчас налицо тенденция падения курса доллара, и перевернуть ситуацию сложно. Кто – то недавно сказал, что тот, кто пытается спрогнозировать у нас курс доллара на пол года вперед, – либо дурак, либо дилетант . Смешно давать прогнозы применительно к экономике России. Слишком многое зависит от субъективных, даже случайных вещей. Возьмем такой фактор: кого снимут раньше, Федорова или Геращенко, А ведь от этого зависит, какой курс мы примем. Они оба профессионалы высокого класса. Но Федоров – это хирург, а Геращенко – терапевт. И они пользуют россиян, совмещая несовместимые методы лечения. В результате нас мутит на протяжении всего этого года.

-Однако хирург с терапевтом недавно сумели договориться …

– Я не верю, что достигнутое соглашение Центрального банка с Минфином будет выполняться. Банку наступили на горло. Как только зажим будет снят (для чего, думаю, будут использованы все политические методы), повторится ситуация прошлого года.

Надо признать, что продолжается общеэкономический спад. По мои оценкам, он будет идти до весны будущего года. Такой же прогноз дает Ясин. Хотя есть в экономике утешительные новости, но они не столь обнадеживающи. Вроде бы золото валютный резерв, как говорят, увеличивается, но происходит это не за счет экспорта, а за счет сокращения импорта. Вроде бы и дефицит бюджета уменьшился, да ситуация зажата так жестко, что он может взорваться в любой момент.

 – На стабилизацию курса рубля оказывают воздействие и другие факторы. Какие же это, на ваш взгляд, зоны риска?

– Опасны резкие движения большой политики, прежде всего выборы. Будут выборы – опять начнут принимать популистские решения, как это было с ценами на энергоносители. За неделю до референдума Ельцин про цены промолчал, а спустя две недели после вновь к ним вернулся. А поскольку выборы – процесс длительный, то и популистские действия в течение долгого периода могут привести к тому , что все мы загнемся, и темпы инфляции в две с половиной тысячи процентов, обещанные Б. Федоровым в начале года, станут реальностью. Недавно Конституционный суд вынес решение проиндексировать вклады граждан. Все понимают, что это популизм Зорькина. Все равно реально никто ничего не получит. Просто любые шаги по осуществлению этого решения приведут к краху и экономики, и надежд на реформы, как не может поправиться боль ной в реанимации, у которого будут брать донорскую кровь.

-Мы ведь уже жили, Борис Иванович, так, что цены корректировались по два раза в неделю. Объясните, как увязать воспоминания об этом и ваши малоутешительные прогнозы с тем, например, что ежегодные кредиты РФ для стран СНГ, по оценкам западных специалистов, до сих пор составляют 17 миллиардов долларов?

 – Прекращение кредитов странам СНГ может стать еще одним фактором, укрепляющим положение рубля. Раньше мы кормили друзей по идеологии, СЭВ, теперь стали кормить в СНГ братьев по крови. А братство наступит только тогда, когда Россия станет сильной. Будет польза, если мы проявим выдержку, перестав давать кредиты, поддерживая те экономические связи, которые нужны нам. Подписанное недавно соглашение с Украиной и Беларусью об экономическом союзе в среднесрочном плане может дать положительный результат, восстановив раз рушенные связи. В краткосрочном – нам придется заплатить за курс на самостийность, проводимый Кравчуком. Это станет еще одной гирей для реформ и рубля. Укреплению рубля поможет решение правительства расширить продажу экспортной выручки предприятий на валютном рынке. Если пустят иностранцев на валютный рынок как продавцов, то и это на какое – то время поможет укреплению рубля. Положительным фактором могут стать инъекции МВФ в фонд стабилизации рубля. И все же перспективы рубля будут зависеть от базовых показателей экономики. А они пока большого оптимизма не внушают.

 Беседу вела Татьяна ПИСКАРЕВА




Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *