а была ли либерализация?

18.08.2023
461

Отрывок из книги «Американская модернизация: Идеи, люди, экономика»

Книга Павла Усанова рассказывает историю экономики США от «Мэйфлауэра» до Джо Байдена, используя для анализа идеи австрийской экономической школы. Публикуем отрывок, в котором автор обсуждает либеральные реформы 1980-х в Америке и Англии и приходит к выводу, что они прошли бы еще успешнее, если бы рецептам Мизеса и Хайека следовали более радикальным образом.

Павел Усанов. Американская модернизация: Идеи, люди, экономика. СПб.: Издательство Европейского университета в Санкт-Петербурге, 2023. Содержание

Павел УСАНОВ Директор Института им. Фридриха фон Хайека, к.э.н. доцент НИУ ВШЭ.

Что же удалось сделать? Действительно ли у США и Англии получилось осуществить либеральные реформы?

Реформы Тэтчер

Следует сразу отметить, что 1980-е гг. изменили дискурс: на смену воспеванию планирования и государственного регулирования пришла риторика свободного рынка, предпринимательства, компактного законодательства, урезания неэффективных производств.

Если до реформ лейбористская партия была, по сути, социалистической и программа включала национализацию, контроль над ценами и зарплатами, то с тех пор такая риторика стала гораздо менее популярной, да и лейбористы выбросили пятый пункт программы — «обобществление средств производства».

Сдвиг в риторике очевиден. Но вот реальные действия были часто далеки от провозглашенных идеалов.

Отдельно рассмотрим то, что удалось сделать Тэтчер, а что Рейгану. Две главные проблемы английской экономики на 1979 г.: огромная инфляция и неэффективная промышленность. Первая проблема решалась путем значительного повышения официальной ставки и ограничения темпов роста денежной массы Банком Англии, а вторая — путем приватизации и дерегулирования.

Инфляция была значительно сокращена, в том числе благодаря борьбе с профсоюзами, с 15,2 % в 1980 г. до 4,5 % в 1987 г. Однако в 1990 г. она уже снова выросла до 7,8 %. Для развитой страны это все равно очень много; кроме того, денежная масса росла в 1980-е гг. темпами 15–20 % в год. Поэтому не правы те, кто утверждает, что политика дерегулирования финансовых рынков Тэтчер привела к финансовому кризису 2008—2009 гг. Де-факто государство продолжало накачивать экономику деньгами и понижать процент (Банк Англии провел снижение с 17 до 7 %).

Однако успехи в приватизации были гораздо больше. По сути, все отрасли, национализированные Эттли, постепенно передавались в частные руки.

Приватизация позволила увеличить эффективность деятельности этих предприятий, а также вызвала бурный рост экономики.

Значительно увеличилась доля собственников жилья.

Заметим, что выросла доля не только среди специалистов, но и среди неквалифицированных рабочих. Причем в большей степени — с 19 до 42 %.

Также произошло значительное изменение в структуре собственности домов.

Доля домов, построенных частным сектором и государством, существенно изменилась.

Также произошли значительные изменения в структуре рынка труда. Люди переходили в частный сектор из государственного. Это означает, что сокращение государственных расходов не приводит к исчезновению ресурсов — они начинают создаваться на конкурентной основе.

В целом достижения реформ Тэтчер были следующими.

Доля государственного сектора уменьшилась на 60 %. Акционеров стало больше: в 1980 г. — 3 млн, в 1990 г. — 11 млн. В 1983–1990 гг. было создано 3 млн рабочих мест, уничтожено 1,7 млн (чистый прирост — 1,3 млн). Появился новый предпринимательский тип: Ричард Брэнсон, Рупер Мердок и многие другие.

Владельцев домов стало больше: в 1980 г. — 55 %, в 1987 г. — 64 %, в 1990 г. — 67 %. Рост ВВП — в среднем 3 %, инфляция снижалась до 5 %, доля расходов уменьшилась на 41 %, а профицит вырос до 1 %. Производительность труда росла в 1973–1979 гг. всего на 1,16 % в год, в 1980-е гг. — на 4,4 %. Безработица упала до 6 %. Сократилось количество чиновников на 46 %.

Доходы населения выросли на 37 %. Выиграло 90 % населения (10 % самых богатых на 62 % увеличили свои доходы, самые бедные потеряли 17 %). В 1987 г. подоходный налог был снижен до 25 %.

Таким образом, главные достижения Тэтчер связаны с приватизацией и дерегулированием рынков. Что же касается денежной политики, то ее вряд ли можно считать последовательно либеральной. Особенно после 1987 г.

Реформы Рейгана

Основными пунктами программы, по словам Уильяма Нисканена, советника по экономике Рейгана, были:

  1. Замедление роста правительственных расходов.
  2. Сокращение налогов.
  3. Сокращение вмешательства государства в экономику.
  4. Снижение инфляции путем сокращения денежной массы.

Нисканен полагал, что заявленные пункты в целом были достигнуты, хотя и частично, так как этому помешал конгресс.

Однако посмотрим на факты, показывающие, чего удалось достичь.

До 1980 г. активно росла денежная масса, при этом осуществлялся контроль за ценами и зарплатами. Алан Гринспен вспоминал: «В результате политического давления значительно увеличилась денежная масса в виде наличных долларов. Установленный президентом Никсоном контроль за ценами и уровнем заработной платы был отменен». Это было, несомненно, прогрессивной мерой.

Ежегодный дефицит государственного бюджета при Рейгане составлял в среднем 4,2 % валового внутреннего продукта, в то время как в 1980 г. он был 2,7 %.

Расходная часть бюджета за годы правления Рейгана в среднем составляла 22,4 % валового внутреннего продукта, в то время как за весь период с 1971 по 2009 г. эта цифра составляла лишь 20,6 %. Одновременно вырос государственный долг США — от 26,1 % валового внутреннего продукта в 1980 г. до 41 % к 1988 г., в абсолютных цифрах — примерно в три раза.

Инфляция в 1980 г. составляла 13,5 %, а к 1988 г. она упала до 4,1 %. Этот результат связывают с повышением процентной ставки ФРС (в максимуме — до 20 % к 1981 г.).

Безработица в 1980 г. составляла 7,1 %, а в 1988 г. — 5,5 %, хотя в 1983 г., в начале президентства Рейгана, она увеличилась до 10,8 %.

Налоги при Рейгане были существенно уменьшены, в особенности на высокие доходы. Максимальный уровень налогов с 70 % был уменьшен в 1981 г. до 50 %, а в 1986 г. — до 28 %.

Чтобы покрыть дефицит бюджета, администрация Рейгана увеличила государственный долг с 997 млрд долл. до 2,85 трлн долл.

Ф. Фукуяма полагает, что вина за последний финансовый кризис лежит на нерегулируемых финансовых рынках: «Это не конец капитализма. Я думаю, это конец „рейганизма”. У Рейгана было несколько идей, одна из которых состояла в том, чтобы сократить налоги, но траты оставить на прежнем уровне: считалось, что это приведет к экономическому росту. И привело, но это же породило и множество проблем. Другая идея состояла в дерегуляции, в том числе и в дерегуляции финансовых рынков».

Что касается того, что государство никак не вмешивалось в экономику до кризиса, то это откровенная неправда. Доля государственных расходов в ВВП США достигла до кризиса 50 %, а количество регуляторов может уместиться на десяти страницах формата А4.

Только финансовых регуляторов в США до кризиса было 100, а в Вашингтоне 1200 человек отвечало за его регулирование. ФРС США активно накачивала экономику деньгами все нулевые годы, что способствовало образованию пузыря на рынке деривативов. Ипотечные агентства Fannie Mae и Freddy Mac, созданные государством, обеспечили бум на ипотечном рынке. А рейтинговые агентства, ставившие высокие рейтинги банкам, получили олигополию благодаря действиям регуляторов.

Дэвид Стокман, бывший член команды экономистов при Рейгане, полагает, что процесс разрушения капитализма в США начал Рейган, увеличив до фантастических размеров государственный долг.

Учетная ставка ФРС также значительно понижалась при Рейгане с 20 до 6 %.

Рост цен, начавшийся после отмены Никсоном размена долларов на золото в 1971 г., был продолжен и при Рейгане.

Особенность реформ Рейгана состояла в том, что он начал снижать налоги, но не сократил государственные расходы, а даже их увеличил. Это привело к тому, что США стали самым большим должником в мире. Можно сказать, что именно с Рейгана начался феноменальный рост государственного долга, который продолжили наращивать его последователи.

Хотя риторика Рейгана была либеральной, реальные шаги делали его все ближе к статус-кво, что фактически ставило крест на реформах. Хиггс отмечал, что Рейган очень быстро перестал бороться с Левиафаном: количество федеральных агентств, которые сохранил Рейган, составило 351 — только их перечисление заняло восемь страниц.

Дуг Бандоу, бывший при Рейгане помощником по политическим вопросам, писал: «Команда Рейгана скоро растеряла пыл и перестала бороться за урезание федеральных полномочий… Президент Рейган буквально ничего не сделал, чтобы удалить законодательные корни регулирования. То малое, что ему удалось, может быть ликвидировано росчерком пера другого президента».

Хиггс писал: «Даже консервативное правительство, находясь у власти, не стремится ограничивать собственные полномочия. Короче говоря, консервативные политики — это прежде всего политики».

Таким образом, реформы Рейгана в фискальной сфере были полностью провалены. Что же касается монетарной политики, то в целом она была инфляционистской, но более умеренной, чем у Банка Англии.

И у Рейгана, и у Тэтчер был шанс на проведение либеральных реформ, они им воспользовались лишь частично. Причем в долгосрочной тенденции на расширение правительства и рост Левиафана эти реформы практически не повлияли.

Ротбард писал: «Минимальные требования к режиму, который называет себя „прорыночным”, — это сокращение государственных расходов, сокращение общих налоговых ставок и остановка инфляционной эмиссии денег. Даже по этим, безусловно, скромным меркам ни одно британское или американское правительство в 80-е годы не может быть охарактеризовано как „прорыночное”».

К нынешнему моменту мы видим постепенное накопление новых проблем, которые возродило «государство всеобщего благосостояния»: спад в зоне евро, огромный госдолг США, беспрецедентный рост денежной массы.

Нынешние новомодные интеллектуалы возрождают первобытные страхи перед финансовыми рынками и свободной экономикой. Даже те, кто называет себя сторонником рынка, такие как Дарон Аджемоглу (Асемоглу), по факту предлагают меры, которые способствуют развитию экстрактных институтов. Наиболее цитируемые экономисты Пол Кругман, Джозеф Стиглиц, Роберт Шиллер убеждают публику в том, что финансовые рынки — источник всех бед. И все, что нам нужно, это создание новых министерств и ведомств с более широкими полномочиями по регулированию. Хотя уже существующие комитеты и ведомства не предотвратили кризис.

Ведущие интеллектуалы современности заражены антикапиталистической ментальностью, сегодня практически нет тех, кто предлагал бы альтернативу.

Шведские исследователи Американской экономической ассоциации показали, что экономисты почти поголовно придерживаются принципов этатизма.

Пока мы не изменим идеологию, все будет идти по-старому, к новым кризисам. Чтобы этого не допустить, необходимо изменение идеологии — без этого любые реформы будут восприняты как насильственные и приведут к новому откату назад.

Дмитрий Травин в своей книге «Европейская модернизация» развил мысль Стендаля о том, что в России с опозданием на 50 лет повторяют французскую моду. Возможно, такой же лаг существует и в отношении идей — тогда самое время для того, чтобы ознакомиться с работами тех ученых, которые 50 лет назад создавали австрийскую экономическую школу и либертарианскую философию.

Если «Россия будет свободной», то ей необходимо будет опереться на определенные идеи. Иначе, как говорил Ричард Кобден: «Если свободу обмена получить, не поняв ее смысла, то ее легко будет опять потерять». Видимо, это «бегство от свободы» стало происходить в России после распада СССР.

Однако реальные изменения в развивающихся странах будут возможны лишь тогда, когда в развитых странах изменятся идеи о том, какая политика является желательной. Тогда локомотив перемен потянет за собой и развивающиеся страны.

Что же могут в таких условиях делать страны развивающиеся? Они могут идти демократическим путем или же таким, каким пошли Чили и Сингапур. В рамках данной работы мы не даем ответа на вопрос, какой путь лучше.

Общая схема модернизации

Основные положения нашей работы могут быть сформулированы в десяти тезисах:

  1. Развитые страны проводят ту политику, которая соответствует их идеологии.
  2. Эту идеологию формируют интеллектуалы.
  3. Эффективная идеология приводит к росту, неэффективная — к спаду.
  4. Идеология свободного рынка привела страны к Современности.
  5. Достижения капитализма вызвали фрустрацию у части интеллектуалов — они создали идеологию этатизма.
  6. Идеология этатизма разрушила мировую экономику и породила мировые войны.
  7. Частичное сохранение идеологии этатизма приводит к постепенному ее расширению.
  8. Когда возникают кризисы, развитые страны «вспоминают» свои истоки и совершают модернизацию после модернизации.
  9. Развивающиеся страны воспроизводят реформы развитых стран, что приводит к росту их экономик.
  10. Общая логика модернизации: либеральные идеи → политика развитых стран → успех развитых стран → подражание развивающихся стран.

Мизес писал о том, что либеральная программа не была полностью реализована нигде, но даже частичная реализация в XIX в. дала невероятные результаты. Либеральные реформы в Англии и США в ­1980-е гг. были лишь частично либеральными, но также обеспечили этим странам сохранение лидерства. Настоящая модернизация пока нигде не была реализована в полной мере. Это означает, что обществу еще предстоит открыть в будущем те принципы, которые позволят увеличить благосостояние и расширить права и свободы.

ИСТОЧНИК: Горький https://gorky.media/fragments/u-tebya-prosto-liberalizatsii-normalnoj-ne-bylo/

Послесловие

Вопрос, вынесенный в заголовок предваряющий отрывок из книги Павла Усанова касается реформ в восьмидесятые годы в Англии и США в Англии и США. Однако в не меньшей степени касается он и российских реформ в 90-е. Именно российских, потому, что единственной составляющей “перестройки” в СССР была гласность. Однако можно ли назвать либерализацией осуществленную в России приватизацию? А что либерального было в реформах, результатом которых стала концентрация собственности в руках олигархов и аффилированных с государством структур, а также катастрофическое сокращение организаций малого и среднего бизнеса? Это значит, что вопрос о возвращении либеральной идеи раньше или позднее неизбежно возникнет в повестке дня.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *