Выброшен старый компас…

07.09.2023
256

Шестьдесят лет назад была покорена одна из высочайших вершин СССР, названная пиком Сталина и переименованная в 1962 – м, во время хрущевской «оттепели», в пик Коммунизма. Сегодня мы штурмуем новый пик – капитализма. Хватит ли сил и правильно ли выбран маршрут?” Таким фото и текстом открывалась “Россия” №36 за 1-7 сентября 1993 года.

Размещенные в этом номере публикации, разумеется, не дают ответа на поставленный вопрос, однако заслуживают внимания. К примеру, статья о поездке Б.Н. Ельцина в Польшу, Чехию и Словакию позволяет увидеть, как 30 лет назад закладывался фундамент отношений с восточноевропейскими соседями. А интервью с помощником Президента Юрием Батуриным- осознать масштаб личности ученого, владевшего шестью иностранными языками, и совершившего “хождение во власть”.

Через пять лет, в августе 1998 года он, став летчиком-космонавтом совершит двенадцатисуточный полет. Девяностые годы- это время выдвижения незаурядных людей не только в светской, но и в религиозной сфере. Хотя автор статьи “Свобода совести в руках Президента” Андрей Кураев обозначен как “диакон”, он в то время тридцатилетний личный секретарь Патриарха Алексия и, в скором времени самый молодой доктор богословия, В общем, эпоха тридцатилетней давности это совсем не “лихие девяностые”, как ее пытаются изображать сегодня.

Дефицит политической воли. Преодолеем ли?

 Александр ЕВЛАХОВ

События последнего времени породили версию, согласно которой наиболее желательным компромиссом могли бы стать досрочные выборы и парламента, и Президента. Характерно, что на этой формуле сошлись такие разные политики, как Гавриил Попов и Сергей Бабурин. За ее осуществление высказался и Генеральный прокурор РФ Валентин Степанков.

В то же время власти продолжают тешить себя очередной иллюзией – будто, раскручивая маховик борьбы с коррупцией, можно устранить одних и укрепить у власти других. И, напротив, отсутствует понимание, казалось бы, очевидного: и те, и другие обречены либо на сосуществование, либо на взаимное уничтожение.

Однако даже если представить себе парламентские выборы состоявшимися, это вряд ли способно будет укрепить позиции исполнительной власти. Скорее,- напротив. Логика общественной жизни четырех минувших лет неумолимо свидетельствует: любая политическая сила в нашей стране укрепляла свой авторитет, только имея «консервативный» фон. Реформаторам – гopбачевцам были как воздух нужны Лигачев и К °. «Прогрессивность» ельцинского окружения в немалой степени определяется недоверием общественного мнения к съезду и парламенту.

 Можно спорить, сторонники какой политической ориентации победят на предстоящих парламентских выборах. Бесспорно другое – предвыборная кампания многих претендентов будет проходить под лозунгом «Новой России – новых политиков». Одержавшие же победу безусловно будут эксплуатировать тему «нового» парламента и «старого» Президента. Так что скорее всего мирного сосуществования Президента и парламента не получится и досрочных президентских выборов избежать вряд ли удастся.

Еще большая иллюзия будто бы нынешний депутатский корпус сможет сохранить себя, устранив Президента. Согласованное решение о досрочных выборах парламента и Президента действительно было бы и для Р. Хасбулатова, и для Б. Ельцина, и для общества в целом одним из возможных вари антов. Что против него? Безусловно отсутствие гарантий личной неприкосновенности находящихся у власти. Вот почему непременным условием досрочных выборов должна стать формула непреследуемости «хождения во власть» и принятия тех или иных решений. Если таковые, разумеется, не являются уголовно наказуемыми. Гарантом осуществления данной формулы могло бы стать подписание специальной декларации всеми силами, намеренными участвовать в избирательной кампании.

 И все же главное не в этом. Достаточно ли серьезно сторонники одновременных выборов представительной и исполнительной власти взвесили последствия этого шага? Не приведет ли он к потере остатков управляемости страной? Так ли необходим вариант взаимного уничтожения? Убедительного ответа на эти вопросы сторонники «революционного» пути не дают. В то же время путь мирного сосуществования еще не исчерпал себя. Двухпалатный парламент, состоящий из Совета Федерации и Думы, можно получить и без выборов. Как бы ни относиться к Совету Федерации он представлен людьми, осуществляющими реальное управление в регионах. Как бы ни относиться к российским депутатам, корень проблемы не в их недостатках, а в фактически существующем централизме советской власти – подчинении «нижестоящих» советов «вышестоящим», в странных функциях Председателя Верховного Совета и Президиума.

Все эти проблемы устранимы без досрочных выборов. Нужна только политическая воля здравомыслящей части депутатского корпуса и президентской команды. Пока ее нет. Однако проявить ее придется. И чем раньше, тем лучше.

Залп за залп

Наталья КОПОСОВА

Bерховный Совет России приступил к «артобстрелу», едва президентские союзники завершили «артподготовку».

Первый залп пришелся по бюджету. Предупреждения министра финансов Бориса Федорова, представлявшего поправки Президента, о том, что принципиально важно не превысить тридцатипроцентный предел дефицита, не подействовали. Верховный Совет РФ проголосовал против первой поправки Президента, устанавливающей ограничение дефицита бюджета. А затем- и против почти всех остальных.

Следующий залп был произведен по Совету Федерации и принимающему активное участие в его создании заместителю Председателя ВС Николаю Рябову. За десять минут до окончания заседания отчет его решено было все – таки заслушать.

Не важно было, что скажет Рябов. Не важно, каковы были результаты его деятельности на Совете глав республик в Петрозаводске и в подготовке Совета Федерации. Из отчета был сделан показательный процесс по воспитанию непослушных заместителей. Сколько ни уверял Н. Рябов, что Совет Федерации – это инициатива снизу, показывая второй пункт решения СГР от 13 августа, «Не верю!» Руслана Хасбулатова звучало не менее весомо, чем приговор незабвенного Станиславского. По словам спикера, председатели республиканских, областных и краевых Советов, прежде чем поехать туда (в Петрозаводск), «заручились» его мнением.

Всерьез воспринимать Совет Федерации становится просто невозможно. С одной стороны, спикер утверждает: «Совет Феде рации был создан, чтобы разлад учинить в регионах». С другой стороны, Совет Федерации, созданный Верховным Советом 30 января 1991 года, действует, и согласно пояснительной записке заместителя Председателя ВС РФ Ю. Воронина «активизировал свою деятельность». Становится непонятным, какой же Совет Федерации активизировал свою деятельность? Который из них разлад учиняет? Ведь в обоих случаях Совет Федерации представляют одни и те же люди.

Несложно понять замешательство региональных руководителей, когда СФ начинает двоиться, а разлад, учиненный одним из этих двух, способен распознать только Председатель ВС РФ. И не важно, что президентский СФ заявлялся как консультативно – совещательный орган и в Регламенте сказано: «Решения СФ носят рекомендательный характер». Не важно, что парламентский СФ, оставаясь координационным органом, продолжает существовать в нарушение закона. Не важно, что ни в одном документе, ни в одном проекте не обозначено то, в чем Новосибирский облсовет усмотрел попытку придать СФ статус верхней палаты парламента. Зачем документы, раз говорят … Похоже, парламентская деятельность сегодня перемещается от работы с нормативными актами к работе с домыслами и намерениями.

Ельцин покидает свою резиденцию

Андрей ЖДАНКИН

В скором времени Президент Ельцин оставит свою нынешнюю резиденцию, которая находится в первом корпусе Московского Кремля. Это здание расположено сразу за Кремлевской стеной как бы между Мавзолеем и Никольской башней. До Октябрьской революции его занимал Сенат, а в 1918 году после переезда большевистского правительства из Питера в Москву в удобные помещения вселился Ленин со товарищи. Покинуть резиденцию Президента вынудила не оппозиция, а прозаические причины, к политическим бурям отношения не имеющие.

Рисунок из газеты “Россия”

За весь советский период здание капитально не ремонтировалось и теперь встанет на реконструкцию. В первом корпусе будет сменена вся мебель, перепланировано несколько залов, перемонтированы на современную вся инженерная «начинка» и многое другое. В частности, сейчас в кабинете Президента не менее десятка телефонных аппаратов, что вызывает у иностранных визитеров недоумение. У Клинтона, например, на столе один – единственный телефон, по которому можно выйти на любые самые секретные линии связи. В обновленной резиденции российского Президента будет так же. Два внутренних дворика первого корпуса станут теплыми. Их покроют стеклянными куполами. Сейчас на свое рабочее место Президент добирается не самым простым путем – через Боровицкие ворота и всю территорию Кремля. Поэтому планируется, что для въезда откроют Никольские ворота. И посетителям станет удобнее, и охране меньше хлопот.

 В новой резиденции будет находиться и квартира Президента. В цивилизованных странах, на которые мы постоянно равняемся, дело обстоит именно так. Билл Клинтон живет в Белом доме, первые два этажа которого, кстати, открыты для посетителей. Английский премьер Джон Мейджор занимает квартиру на Даунинг – стрит, 10. С окончанием срока пребывания на высоком посту апартаменты занимает новый хозяин. Какой конкретно будет служебная квартира российского лидера, сейчас сказать нельзя, вопрос решен только в принципе.

Интересно, что Ельцин выразил категорическое желание, чтобы в новую резиденцию имела доступ широкая публика- туристы, экскурсанты. В здании Сената также расположена четырехкомнатная квартира-музей Ленина, которой предполагается вернуть первоначальный облик. Но это дело будущего, сейчас на повестке дня- переезд. Ельцин Кремль не покинет, а переместится в другое здание14 – й корпус, которое одной стороной выходит на Ивановскую площадь. Это здание бывшего Кремлевского театра, а потом Совмина СССР. Сейчас там квартируют несколько ведомств, в том числе два этажа занимает Главное управление охраны РФ. Кремлевским обитателям придется уплотняться. Процедура эта болезненная, но необходимая. Провести полную ревизию помещений стоило больших трудов. Из уютных, обжитых кабинетов выезжать никому не хочется.

Президент со своим аппаратом займет целиком 4 – й этаж.  План рассадки- кто какие помещения займет – готов и 3 августа согласован с Президентом. Советникам Президента, за исключением Шамиля Тарлищева, места в Кремле не нашлось, они переехали на Старую площадь и Ильинку. Президентские апартаменты состоят из 4 помещений. В приемной размером 8,85 на 7 метров будут находиться дежурные помощники. В большом кабинете (14,26 на 6,90 м) вполне можно проводить заседания Президиума Совмина. Непосредственно рабочий кабинет небольшой – 5,86 на 7,10 метра. Есть также комната отдыха с туалетом и душем. Высота президентских потолков – 4,84 метра. Переезд первого лица, по словам ответственных за это мероприятие товарищей, займет не больше часа: для транспортировки книг и любимых вещей Президента хватит нескольких тележек. К переезду практически все готово, занимать новые помещения можно хоть сейчас, но никто не спешит. Таков неписаный закон: пока не переедет сам Президент и тем самым не даст подчиненным команду, все остаются на прежних местах.

P.S. Займет ли оборудованную по послед нему слову резиденцию сам Ельцин или кто- то другой, сказать сейчас не возьмется никто – на реконструкцию корпуса уйдет не менее трех лет.

И снова встретились лех, чех и рус …

Александр МАТВЕЕВ

Древняя легенда гласит все трое были родными братьями, предками более поздних лехитов (или поляков), чехов и русичей. Собрались они однажды у общей точки, где сходились границы их земель, чтобы, наверное, впервые поговорить о «добром соседстве и дружбе». С тех пор много годы утекло …

Состоявшаяся на прошлой неделе быстротечная и тем не менее удачная  поездка российского Президента к собратьям своим ближним пролилась дождем договоров , протоколов и соглашения на четыре страны, переживающие процесс посткоммунистического реформирования.

В телеграфном сокращении напомню о некоторых, наиболее важных из них: В Варшаве подписан договор о торговом и экономическом сотрудничестве , а также пакет из 9 документов различного направления, который открывает совместная декларация, подводящая итог взаимоотношениям между Россией и Польшей и определяющая перспективы их дальнейшего развития ; вице – премьеры обеих стран, как и ожидалось, подписали соглашение о создании системы газопроводов из России через территорию Польши на Запад длиной 670 километров. Варшаве он даст дополнительные 14 млрд. кубометров газа, Москве – возможность избегать в дальнейшем «капризов Украины», через территорию которой пока в основном осуществляются все поставки голубого топлива в Западную Европу.

Правда, перед самым визитом этот проект подвергся резкой критике со стороны оппонентов президента Леха Валенсы в лице экс – премьера Яна Ольшевского и его окружения. Стремясь любыми путями набрать очки перед предстоящими 19 сентября парламентскими выборами в Польше, они утверждали: «российский газ, от поставок которого будет полностью зависеть Польша, в любой момент может быть использован как средство политического давления. Тем не менее риск – благородное дело: документ подписан, хотя до реализации проекта в России сменится, наверное, не один президент.

Визит к чеху (точнее, к политически и экономически разделенным, но духовно все еще близким «близнецам» – Чехии и Словакии) был не менее важен. Ибо и первая, пражская, и вторая, братиславская, его части венчались межгосударственными договорами о дружественных, торговых и экономических отношениях, научно – техническом сотрудничестве.

 Была еще одна, на мой взгляд, более важная сторона «двух дней» Бориса Ельцина в Восточной Европе. Моральная. Или, как принято сегодня называть ее в прессе, свойственная российскому Президенту «политика широких жестов». Лично мне это определенно не по душе, ну да Бог с ним. Так вот, пожалуй, впервые за весь послевоенный период двусторонних отношений на линии Москва – Варшава высокий гость из Кремля посетил в Варшаве кладбище в Повонзках и возложил цветы к могилам замученных в лагерях НКВД польских военнопленных 1939 года.

 Кроме того, после майского подарка, когда Президент России передал президенту Польши в Москве архивные документы о пребывании в царских тюрьмах «восстановителя польской государственности» Юзефа Пилсудского, на этот раз в Варшаву Борис Ельцин привез материалы «комиссии Суслова», которая по поручению Политбюро ЦК КПСС анализировала ситуацию в Польше после августа 1980 года в канун введения военного положения.

В Чехии Борис Ельцин, правда, не извинился за «агрессию 1968 года», заявив, что данная акция была делом рук руководства бывшего СССР и Россия за нее не в ответе. А может быть, он вспомнил негативную реакцию российского парламента, до сих пор отказывающегося ратифицировать российско-венгерский договор только за то, что в его преамбуле такие извинения за 1956 год имеются?

Представляется, что подобная уступка консервативным парламентариям – шаг не в лучшую сторону. Смог же вчерашний представитель партийно-государственной номенклатуры, ныне безусловный лидер обновляемой России подняться выше изживших себя «партийной дисциплины и морали» и отдать должную память замученным в Катыни, Старобельске и Осташкове полякам. Смог же он назвать настоящим именем «братскую помощь» в подавлении венгерской революции 1956 года. И только ли следящий «из затонца» за каждым его шагом в зарубежных поездках парламент (с его постоянной дубиной импичмента) тому виной? Наверное, все же нет. Дело еще и в том, что потребуется немало времени, чтобы до конца «выжать по капле» из всех нас философию гегемонизма, «старшего брата» и «истины в последней инстанции».

Так что же, выходит, что старый «спор славян между собою» до конца не решен?.. Наряду с моральными остались пока нерешенными и другие вопросы, материальные. Хотя обстановка, в которой встречали российского Президента в Варшаве, Праге и Братиславе, вселяет все же больше оптимизма, чем грусти. А «прекрасные переговоры» (слова Леха Валенсы) вынудили даже некоторых остряков задаться вопросом: а не перешли ли уже Борис, Лех и Вацлав на «ты»? И тут же сами доверительно отвечали, что, наверное, да, ибо оказий «выпить на брудершафт» у них во время официальных приемов было более чем достаточно.

Юрий Батурин о «физике» власти и «лирике» службы

Фото из газеты “Россия”
Родился в 1949 году, 12 июня (ныне – День независимости). По первому образованию физик. Окончив московский физико-технический институт, работал в известной космической фирме Сергея Королева. Одновременно учился в юридическом институте и на факультете журналистики МГУ. Стал доктором юридических наук. В 1980 году познакомился с Георгием Шахназаровым и был приглашен им на работу в Институт государства и права АН СССР, а после его назначения в 1991 году помощником М. Горбачева – в аппарат Президента СССР. Юрий Батурин один из авторов союзного, а затем российского Закона о средствах массовой информации. И сегодня, став помощником Б. Ельцина, продолжает возглавлять школу права массовой информации, созданную при Фонде защиты гласности. (В настоящее время данная организация Минюстом России включена в реестр НКО, выполняющих функции “иностранного агента”).

 -Юрий Михайлович, Ваше назначение помощником Президента многие журналисты встретили с сожалением. Как писалось в одной из влиятельных российских газет, одним независимым критиком текущей политики стало меньше … Работа в недрах власти всегда делает человека зависимым?

-В той формуле, о которой речь, – две части: независимость и критика. В моем прежнем состоянии они были соединены. А сейчас? Критик я или нет? В какой – то мере- да: мое мнение нередко не совпадает с мнением коллег, и я его не скрываю. Но терпеть не могу позволить свою критику выплескивать в прессу. И это не связано с зависимостью – независимостью. Скорее, с моими представлениями о профессиональной этике. Что же касается независимости, то, конечно, ее степень стала меньше. Но она не может снизиться для меня до нуля уже хотя бы в силу моего характера. А кроме того, сама должность помощника Президента подразумевает наличие определенной независимости. Среди помощников нет какой – то сложной иерархии, наша служба немногочисленна и не забюрократизирована, мы работаем как бы наособицу рядом с администрацией Президента, а не в ней. Говорить о сильной степени зависимости, следовательно, не приходится.

– Почти три месяца назад по удивительному совпадению вы вошли в те же самые апартаменты, откуда вас с вашим тогдашним шефом Георгием Шахназаровым, помощником Михаила Горбачева, в свое время не очень вежливо попросили … С какими чувствами, мыслями вы заняли этот кабинет? Думали о справедливости или о странностях судьбы?

 – Да нет, подобных мыслей у меня не было. Было чувство человека, повторно входящего в одну и ту же реку в то время, когда все ему говорит, что такого быть не может. Причем второй раз я вошел в этот кабинет в день своего рождения. Вот такие знаменательные совпадения … Я хорошо помню ту субботу. Очень много было работы в связи с Конституционным совещанием. Так что если бы даже я вдруг и решил потешить себя мыслями о справедливости, то у меня на это просто времени не было. Если же говорить о философии происходящего, то меня очень интересует проблема времени – не только в физическом, но и в историческом, политическом плане …

– Одну из своих статей, опубликованную в Тартуском научном сборнике, вы посвятили именно проблемам политического времени. Можно ли вкратце сказать о его модели?

– Когда коротко говорят о столь нетривиальных вещах, может возникнуть много различных интерпретаций, и далеко не все они будут совпадать с моими идеями. Но тем не менее попробую. Время многомерно. Скорость течения политического времени не одинакова в разные исторические отрезки. Так всегда в истории: политические бури и штормы сменялись штилем. Темп и скорость политического процесса зависят от. структуры событий от их количества, от того, каким образом они взаимосвязаны. Ести просто ждать, когда произойдет что – то, оно, возможно, и произойдет. Hо ты можешь и приближать события, увязывая их друг с другом. Вот тогда политическое время течет быстрее. Сейчас мы им пытаемся управлять, общество наше начинает продуцировать больше событий и больше увязывать их друг с другом. И потому все последние годы политическое время летит, несется с огромной скоростью. Не привыкшие к этому, многие воспринимают это как катастрофу.

 Стремительность политических событий плюс наплевательское отношение ко всем законам вообще – как в этих условиях можно прогнозировать действие и последствия указов, законов? А ведь это наверняка входит в ваши обязанности помощника Президента по правовым вопросам?

 – Здесь нужно уточнить. Среди помощников Президента существует разделение сфер деятельности, но не разделение по каким – то вопросам.

 Тогда как можно обозначить сферу вашей деятельности? Ведь что бы мы ни взяли: экономику, политику, государственное устройство – все так или иначе через законы, указы «выходит» на правовые проблемы?

– Все правовые вопросы настолько переплетаются с политикой, что ограничить себя только юридическими проблемами просто не удастся. С другой стороны, политика должна приобретать как можно более правовые формы. Так что прогнозирование последствий указов, законов, экспертиза их проектов действительно является одной из моих задач. Поэтому я попросил Бориса Николаевича, чтобы все указы и распоряжения предварительно «проходили» через меня, за исключением указов о назначениях. Ведь даже документы об освобождении от занимаемой должности, подписываемые Президентом, требуют большого внимания. Вы помните указ о снятии Егора Яковлева?.. Была названа одна причина, затем она была изменена. А ведь можно было сделать все корректно с самого начала.

– Как Президент отнесся к вашей просьбе?

-Указы и распоряжения Президента об освобождении от должностей через меня все же не проходят, а в остальном – положительно. И надо сказать, эта договоренность пока выполняется, как говорят, почти на все сто. Очень редко какой – то документ ко мне не попадает. Но не потому, что от меня хотели бы что – то скрыть, просто бывают какие – то сверхсрочные обстоятельства … Кстати, у меня есть особая картотека, в которую я заношу такие документы. Эта картотека еще маленькая. Но я ее веду …

И все-таки, как можно говорить о каком – то прогнозировании при нынешнем хаосе?

– Между прочим, «хаос», как вы сказали, – это тоже определенный фактор, который влияет на ситуацию и который нужно просто учитывать. кроме того, хаос – это только на первый взгляд отсутствие какого – то порядка. В нем есть своя система. Вы можете смотреть, как из раковины, казалось бы, беспорядочно бурля, стекает вода. Так вот физики вам скажут, что в рамках этого турбулентного течения устанавливается вполне определенная система взаимодействия частиц, потоков … Вы говорите, что в стране хаос. Но просто нужно повнимательнее присмотреться, и вы сможете выделить системные признаки хаоса. Они есть, и их нужно учитывать при прогнозировании. Конечно, все предусмотреть нельзя … Кроме того, нужно учитывать и стиль работы тех, кто непосредственно пишет законы, указы. Одни сначала пишут что – то вроде директивной речи, постановочной статьи, в которой излагают, что считают необходимым сделать. Потом разбивают этот текст на небольшие кусочки, абзацы и называют: статья 1 – я, 2 – я … Я, конечно, утрирую, но фактически получается так. К сожалению подобным алгоритмом пользуется большинство из тех, кто связан с созданием проектов указов, законов.

Есть другой вариант. Человек сначала решает, какой цели ему нужно добиться, формулирует ее и начинает думать, что для этого необходимо, какие условия нужно создать, каких последствий избежать, какие могут быть злоупотребления, лазейки и как их «закрыть» … Постепенно складывается алгоритм этого закона. А дальше дело юридической техники правильно сформулировать нормы.

Но закон может быть составлен так, что из каждого его предложения профессионал «вытянет» десяток последствий – не только положительных, но и отрицательных. Например, у нас принимается масса экономических законов. Тем не менее экономическая преступность растет. Прекрасный пример тому проект Закона о борьбе с коррупцией, который принят Верховным Советом и который, видимо, Президенту придется отклонить. Хотя политически этот его шаг выглядит очень невыгодно. Ведь тут же мы услышим: как?! Борьба с коррупцией, мы предлагаем закон, а Президент не хочет, чтобы он скорее начал работать! Но если внимательно проанализировать этот законопроект, то в нем коррупция как бы поощряется. Закон написан без просчета последствий, и если он все-таки будет принят, то коррупция станет только сильнее. …

 Вот недавно парламент не принял вето Президента на принятый Верховным Советом Закон о поправках к Закону о печати. И если Закон о поправках все же пройдет, то я как один из авторов российского Закона о средствах массовой информации в его первоначальной редакции вынужден буду скрывать свое авторство. Потому что по своим последствиям поправки, на которых настаивает ВС, совершенно меняют содержание Закона о печати.

Скажите, а кто именно разрабатывает указы?

Конечно, не служба помощников. Есть указы, которые появляются в ответ на прямое поручение Президента. Основной исполнитель согласовывает каждый возникающий вопрос со многими другими ведомствами. Готовый проект попадает в государственно – правовое управление Президента. Там, если он сделан некачественно, проект если он необходим или «заворачивают», или «заворачивают», или если он необходим – срочно доводят до нужных юридических кондиций. Дальше проект проходит раз личные согласования в администрации Президента и в конце концов ложится ему на стол … Вторая категория указов появляется по упрощенной схеме: ситуация предельно ясна, и се надо облечь в соответствующую юридическую форму, согласовав с ведомствами. Такие документы подготавливаются сразу в ГПУ.

 А есть третий тип указов – назовем их лоббистскими. Их проекты приходят от самых разных людей, организаций. Как правило, с запиской на имя Президента: мол, есть такая – то проблема, ее необходимо решить. Это можно сделать таким – то способом. Проект прилагается … Как раз накануне нашей беседы я смотрел проект одного из таких указов. Не буду говорить, чей он. В нем была сформулирована цель. Но в том, о чем говорилось ниже, эта цель никак не просматривалась. Совершенно ясно, что это – лоббистский указ. Об этом я и написал в комментарии к нему. А уж подпишет его Борис Николаевич или нет – это иной вопрос.

 Есть и четвертый тип документов – это, условно говоря, указы, которые подписываются «на коленке». Приходит какой – то близкий человек, приносит проект … Такая практика, прямо скажем, существовала и в прежние годы, не только при нынешней власти.

-Это неисправимо как одна из особенностей человеческих отношений?

Это неистребимо как особенность нашей политической и правовой культуры. Но должен заметить, что за то небольшое время, пока я работаю – без малого три месяца, – в моем реестре, о котором я вам говорил, указов, подписанных на коленке, не появилось …

– А вообще вы много указов и распоряжений «завернули»?

-Думаю, что именно на этом участке работы (он не единственный у меня) я определенную пользу принес. И большая часть из того, что пришлось вернуть, это лоббистские указы.

-Скажите, а что вы вкладываете в понятие «власть»? Вы, работавший в команде М. Горбачева, теперь в команде Б. Ельцина?

 – Проблемой власти множество лет занимаются и политологи, и юристы, написано множество статей, книг … Между тем ни один честный перед собой исследователь не скажет: я знаю, что такое власть. Аналогичную ситуацию можно обнаружить в физике. Что такое энергия? В школьном учебнике объясняется: это способность производить работу. Но на самом деле энергия – это нечто, обладающее способностью производить работу … Говорят, что власть – это способность оказывать влияние, принимать решения … Но на самом деле власть- это тоже нечто, что дает возможность оказывать влияние, принимать решения. Но в таком случае нужно обладать ресурсами власти. Это может быть армия, силовые структуры, это могут быть деньги, авторитет, информация … При каждом режиме ресурсы власти находятся в разном соотношении, они по – разному используются. Казалось бы, что изменилось? Вроде бы сейчас принципиальных отличий в организации власти от того, что было, скажем, до 1992 года, нет. Здания -те же, кабинеты – те же … Но … информация – в другом месте и уже не совсем такая, как прежде, денег – меньше, влияние на силовые структуры – тоже иное. Изменились сами ресурсы власти и изменились возможности ими пользоваться, они переместились в другие кабинеты … Так что отличия – не системные, а в том, что ресурсы власти расположены по- другому, да и сами они стали иными.

Я немало размышляю над этим и даже делаю наброски для книги под условным названием «Физика власти». Это будет не рассказ о том, кто что говорит или делает. А анализ того, как происходит борьба. Ведь политика – это борьба за ресурсы власти в конечном счете.

– С этой точки зрения как вы оцениваете распространенное утверждение о том , что сейчас главный политический конфликт это конфликт между исполнительной и законодательной властями?

 – – Если рассматривать его только в политико-правовом контексте, то это действительно так. Раньше власть у нас была централизована, объединена и даже персонифицирована. А потом начался процесс реального разделения властей. И те, кто оказался по тем или иным причинам в одном из трех секторов власти, хотят они того или нет, но начинают работать на интересы этого сектора (или ветви власти, как принято сейчас говорить), а следовательно – и на свои собственные интересы. «Сектор» судебной власти у нас хилый, слабый. И основная борьба действительно происходит между исполни тельной и законодательной властями.

 Но если мы возьмем более широкий контекст, включим в него экономический аспект, то картина разительно изменится. Вся сфера финансов, экономики – это огромные ресурсы власти. Потенциально они значительно сильнее, чем силовые структуры, например, или что бы то ни было иное.

Сейчас Россия находится в уникальнейшей ситуации – ситуации передела собственности. Огромный запас собственности накоплен и сконцентрирован за многие годы в руках государства, но государство ослабло. Происходит смена общественных формаций, отношение к собственности меняется. Огромные потенциальные ресурсы нынешние власти должны поделить. Именно это сейчас и происходит. Здесь – глубинная причина всего происходящего, в том числе и конфликта между законодательной и исполни тельной властями.

То есть и сам этот конфликт, и его природа предопределены? Идет стратегическая борьба за потенциал власти, за то, чтобы обладать ею в обозримом будущем?

-Да, но идет и тактическая борьба за власть.

 – Можно ли утверждать, что, если бы на постах вице – президента и спикера парламента были бы не А. Руцкой и Р. Хасбулатов. а другие люди, лояльные к Президенту, то стратегическое содержание борьбы за власть не изменилось бы? Что именно такие типы политиков были востребованы временем н ситуацией?

-Вы затронули серьезную проблему – востребованность человека временем. Почему именно этот человек появляется в политике …

– И держится на гребне?

Если человек просто держится на гребне – это не так интересно, хотя и это можно обсудить. Но речь идет в данном случае о тех людях, которые не просто оказываются в центре внимания, на волне, а существенно влияют на историю. Да, эти люди востребованы. И процессы эти объективны. Давайте представим себе такую ситуацию. На всех ключевых постах вдруг оказались профессиональные миротворцы. Прекрасно. Ничего больше и не надо. И что же? Газеты первую неделю будут их поддерживать и приветствовать. Но ничего из того, что провозглашали эти миротворцы, произойти не сможет. Газе ты помолчат- помолчат, а потом начнут раздраженно вопрошать: что делать? Кто виноват? И наши миротворцы вынуждены будут действовать по законам той системы, во главе которой они оказались …

Юрий Михайлович, каковы же перспективы развития событий на ближайшее будущее?

 -Отвечу коротко: все может разрешиться к ноябрю.

Разрешиться – чем?

 – Я хотел бы ограничиться именно тем, что сказал. Ибо если я вам скажу то, что я знаю, я тем самым уже повлияю на ход событий. И результата, о котором я говорю, уже может и не быть. В который раз обращаюсь к метафорам из физики, где различают макромир и микромир. И вот на уровне микромира каждое мало-мальское изменение влияет на состояние измеряемого физического объекта. Так вот политика – это квантовый уровень, микромир. Так что я ограничусь только тем ответом, который уже дал.

Беседу вела Татьяна СУХОМЛИНОВА

Свобода совести в руках Президента

Президент России наложил вето на поправки к Закону о свободе совести. Этого шага от Ельцина требовали МИД Великобритании, конгрессмены США, лидеры «Демроссии» и отечественная пресса. Суть поправок к закону – во вновь введенной 14 – й статье, запрещающей иностранным гражданам вести религиозно – миссионерскую деятельность на территории России.

Андрей КУРАЕВ, диакон

На деле, несмотря на грозную формулировку статьи, иностранные миссионеры при желании могут продолжать свои «труды» в России. Им запрещается только одно: действовать самостоятельно, без опоры на уже существующие российские религиозные организации и без их приглашения. Московские баптисты имеют полное право пригласить того же Билли Грэма к себе в гости. Они имеют право снять для своих собраний тот же олимпийский стадион. И, конечно, они имеют право во время собрания предоставить слово своему американскому единоверцу. Права российских баптистов, таким образом, ничем не ограничены. Напротив, они резко расширяются: руководству Союза баптистов дается право цензуры. Если оно пожелает пригласить какого – то иностранного проповедника – он сможет приехать. Если же по каким – то соображениям оно этого не желает – тому не удастся развернуться в России.

Два обстоятельства делают новый закон чрезвычайно выигрышным для российских протестантов. Во – первых, уже указанное право цензуры дает им в руки средство для борьбы со своими прямыми конкурентами. Баптисты, пятидесятники, адвентисты очень серьезно обеспокоены деятельностью всевозможных «харизматических проповедников» и «евангельских целителей». Даже в их представлении это – сектанты, компрометирующие своей деятельностью Христово Евангелие. Например, на вопрос, как относятся протестанты к деятельности корейской «церкви унификации преподобного Муна», Фересюк, председатель Союза ЕХБ на брифинге издательства «Протестант» в Цен тральном доме журналистов 2 февраля 1993 года, сказал: «Мун – это не христианство, и его распространение в России ничего, кроме вреда, не принесет».

Теперь, если брату Фересюку не понравится деятельность еще какого-нибудь околопротестантского проповедника, он сможет на законном основании поста вить вопрос: от имени какой протестантской организации выступает этот агитатор, если мы, российские протестанты, его не приглашали?

Проповедник Билли Грэм

Во – вторых, новый закон может чрезвычайно благоприятно сказаться на финансовом положении российских протестантских общин. Дело в том, что теперь их западные единоверцы не смогут финансировать свои благотворительные и миссионерские программы в России, минуя официальное руководство российских протестантов. Акция того же Грэма должна будет теперь осуществляться так: фирма Грэма перечисляет деньги на счет российского Союза ЕХБ, а тот делает приглашение Грэму. После этого со своих счетов Союз оплачивает проведение реклам ной кампании, которую он должен вести как свою собственную, ибо права на самостоятельную рекламу самого себя у Грэма уже нет. Тем самым все деньги, которые направляют западные религиозные центры на изменение религиозной истории России, теперь будут идти через руки российских протестантов. До сегодняшнего дня на их прямое финансирование Запад шел очень неохотно.

Почему же руководители российских протестантов выразили свой протест против принятия этой статьи? Это может быть объяснено лишь двумя причинами недомыслием либо лукавством. Если лидеры протестантских конфессий не в состоянии увидеть, какие козыри и лично им, и их общинам дает новый закон, значит, остается лишь выразить со чувствие российским протестантам, избравшим себе в пастыри людей, лишенных способности к анализу. Если же (что больше похоже на истину) протестантские пастыри понимают преимущества новой редакции закона, значит, они просто лукавят. Это ведь очень выгодно – занять положение «гонимого», на деле получив права цензора. Выходит, что своих американских конкурентов российские протестанты устранили руками Русской православной церкви, руководство которой «засветилось» своим прямым и нескрываемым лоббированием в пользу принятия поправок.

В сетованиях по поводу принятия поправок главный тезис «нарушаются права человека». Пропаганда есть пропаганда – какие права и какого человека, оговаривать необязательно. Права российских протестантов, как мы видели, законом не сужаются, а расширяются. Католики протестуют, поскольку их может коснуться пункт об усложнении порядка назначения иерархов, присылаемых заграничными центрами. Но делают они это скорее в надежде взять штурмом, нежели опираясь на логику: ведь отношения Ватикана с каждой крупной страной мира (кроме России) регулируются специальными «конкордатами», в которых с разной степенью жесткости оговаривается порядок приезда в страну назначаемых из Рима иерархов. Во Франции, например, до сих пор парижский архиепископ должен утверждаться в должности президентом Франции – без этого ватиканское назначение недействительно.

Крупнейшие религиозные общины России – православные и мусульмане выразили свою однозначную поддержку закона. А вот права неверующих как раз и берет под защиту пресловутая 14-я статья. У человека должна быть свобода выбора. Но чтобы выбор был свободен, он должен быть как минимум осмыслен человеком. Выбирающий должен осознать, что он стоит на развилке, что перед ним две разные дороги. Именно этого права на свободу выбора и не хотят предоставлять россиянам заезжие проповедники. Они сами прекрасно понимают, что тот, кто войдет в их общину, должен будет отойти от православной церкви. Они считают православие «языческим искажением»; православие, в свою очередь, видит в них еретические секты. Систему оценок каждый волен выбирать сам, но сегодня протестанты зачастую представляются как «православные» и уж точно никогда в ходе миссии не называют себя протестантами или адвентистами. Мы «христиане», говорят они, понимая, что в религиозно одичавшем сознании россиянина слово «христианин» не требует дальнейших уточнений, являясь синонимом слова «православный» . Большинство людей, приходивших на проповеди Грэма или Марка Финли, считали, что они пришли на встречу с американскими «православными». Тем самым авторитет одной конфессии использовался для пропаганды другой.

 У человека должно быть право знать, кто обращается к нему с проповедью, куда его зовут. В соответствии с новой статьей на проповедь Финли уже нельзя будет приглашать как на «Библейский путь к новой жизни». Придется сказать: «Московская община адвентистов седьмого дня приглашает вас на служение с участием нашего брата Марка Финли». И в этом случае человек поймет: мне предлагают стать адвентистом. И тогда в своей свободе он и решит, желает он этого или нет. Впрочем, для того чтобы выйти из морока конфессиональной анонимности, нужно еще принятие подзаконных актов, требующих от любого проповедника при любом его публичном выступлении прежде всего представиться, назвав официальное именование своей общины. А если какой-нибудь новый «мессия», отколовшийся от американских протестантов, пожелает самостоятельно принести свое «откровение» России, он в конце концов сможет и это. Просто сначала ему надо будет приехать сюда без рекламы и шума, в квартирно-кухонных переговорах найти десяток если не единоверцев, то хотя бы людей, которые согласятся заявить себя таковыми (это будет стоить очень недорого). После этого десять его новых друзей подадут заявление на регистрацию. Не позднее чем через 12 месяцев (если они в своем уставе не напишут очевидных призывов к каннибализму) их зарегистрируют, а дальше прокрутится тот механизм, о кото ром шла речь выше в связи с возможным приглашением Бил ли Грэма …

Поскольку я далек от мысли, что в Ватикане и на Капитолийском холме Вашингтона сидят люди, не понимающие этих очевидных вещей, приходится прийти к выводу, что в глазах «мирового сообщества» наказуема любая серьезная попытка помочь возрождению России на ее традиционных духовных началах. Понимает или нет это Президент России? Оба возможных ответа равно печальны …


— –

– –

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *