7 октября Москва хоронила погибших…Что дальше? Подкрасим фасад – и на выборы

19.10.2023
423

Под таким заголовком вышла газета “Россия” № 42 за 13-19 октября 1993 года. Она объединяет послесловие к произошедшим в Москве событиям и контуры предстоящих выборов, знакомит нас с публикацией о ситуации в Абхазии не без трудностей вернувшегося оттуда обозревателя Александра Мнацаканяна и рассказывает о концерте на Красной площади Мстислава Ростроповича.

Татарстан минус власть Советов?

Уже во время печальных событий в Москве по телевидению напористо муссировался тезис о ликвидации не только Верховного, но и повсеместного всевластия Советов. А после зачитанного Президентом Б. Ельциным обращения к гражданам России довелось услышать совсем категоричное: «Приговор советской власти». Так ли это? Корреспондент газеты «Россия» встретился с председателем Верховного Совета Республики Татарстан Фаридом МУХАМЕТШИНЫМ.

Считаю правильным предложение Президента России о самороспуске всех Советов, которые не изменили своей непримиримой позиции даже после того, как пролилась кровь. Президент является гарантом безопасности граждан своего государства, и Ельцин должен был в любом случае найти решение конфликта мирным путем. Но, видя, что события выходят из-под контроля, он использовал свою власть адекватно ситуации. Горько сознавать, что на ее раз рушение ушло столько человеческих жизней …

-Фарид Хайруллович, но в Обращении осуждались не только «непримиримые», но и центристы, окрещенные в дни мятежа в «так называемые». А официальный Татарстан отреагировал на события в числе последних ..

– Действительно, Татарстан отмолчался. Но надо прямо сказать: нарушения Конституции были обоюдные, серьезной информации практически не было, и лишь после начала штурма мэрии и «Останкино» не осталось сомнений в правильности действий Президента и правительства. И потом – отмолчаться ведь можно по- разному, иной раз молчание значит больше, чем высказывания. Тем более – поспешные. Тогда, когда многие регионы отменили на своих территориях действие указа № 1400 «О поэтапной конституционной реформе в Российской Федерации», мы этого не сделали. По-моему, факт говорит о многом.

Второе. Самые большие опасения были связаны с возможным перерастанием конфликта в гражданскую войну общероссийского масштаба. Татарстану удалось сохранить стабильность ситуации, и в этом, считаю, великая заслуга и республиканского депутатского корпуса.

 – В одном из своих выступлений Руслан Хасбулатов предупреждал о грозящей опасности конкретно суверенитету Татарстана в случае «прихода к власти диктатора». Изменятся ли отношения Татарстана и федерального центра с точки зрения сегодняшнего дня?

-Во – первых, я не прогнозирую наступления диктатуры. И Ельцин, и правительство Российской Федерации заявляют, что дальнейшее движение будет осуществляться по самым демократичным принципам. Что касается взаимоотношений России и Татарстана, то, несмотря на то, что ситуация в стране в какой – то степени изменилась, никто не отказывался от движения к рынку, от идей построения правового государства и в конце концов от демократии. Это было и остается базой для договорного процесса республики и Федерации, который, не сомневаюсь, будет продолжен. Легче или труднее будет теперь договориться – по кажет время. Но уже в упомянутом Обращении Б. Ельцина неоднозначно прозвучало: «Игры в региональную обособленность противоречат интересам и воле большинства населения страны». Это не имеет никакого от ношения к Татарстану. Речь не идет о выходе или невыходе Татарстана из России. Наш тезис не нов: отдать большую часть полномочий регионам и тем самым освободить центр от не свойственных ему функций. Никто не покушается на его действительные полномочия общефедерального масштаба, но жесткий тоталитарный центр со старой плановой системой, командующей из Москвы всем и вся вплоть до последней бани, просто не справится с управлением в условиях демократии. Опасения возврата прошлого, думаю, все же существуют, но шансы поступательного движения вперед хоть и страшно дорогой ценой, но возросли.

-«Атака» Ельцина на региональную советскую власть тоже укладывается в рамки этого поступательного движения?

 – Слова Бориса Николаевича я рассматриваю скорее, как катализатор процесса, чем силовой догматизм.  Идея реформирования представительной власти, что называется, витала воздухе.  В самом деле, наш Верховный Совет уже рассматривал вопрос о законодательном собрании на профессиональной основе. И это зафиксировано в нашей Конституции; на заседаниях Президиума не раз поднималась проблема целесообразности работы сельских и поселковых Советов. Ну и в связи с требованиями сегодняшнего дня скорее всего главным вопросом открывающейся 18 октября сессии Верховного Совета Татарстана будет реформирование представительных органов власти в республике и объявление досрочных выборов. По всей вероятности, на всех уровнях, вплоть до Верховного Совета. Дата будет определена позже.

– Исходя из сказанного: будут ли переизбираться депутаты местных Советов?

– По – видимому, сельские, поселковые и районные в крупных городах Советы вновь избираться не будут. Зачем обманывать себя – эта форма народовластия давно уже стала декоративной. Ее необходимо заменить другой формой самоуправления, над которой еще предстоит подумать. Мне представляется, что должны остаться сельские районные, городские Советы и Верховный Совет… Впрочем, думаю, что новые выборные структуры власти Советами уже называться не будут.

– Идет ли речь о качественном изменении системы или о смене вывески?

 -Сначала о «вывеске». Самым подходящим мне лично представляется Народное собрание. И оно будет отвечать сути его деятельности, начиная с первого этапа – выборов. Они будут осуществляться на подлинной демократической основе – как по территориальному принципу, так и через выдвижение кандидатов от различных партий. Соответственные квоты представительства будут четко определены. Но реформирование советской власти отнюдь не означает ликвидацию института власти представительной. Парламент же оставит за собой, кроме того, законодательные и контрольные функции в качестве основных. Это – мировая практика.

– Вновь Учредительное собрание?

– Вовсе нет. Хотя существует версия о создании некоего института из юристов (группа человек этак в 50 на основе президентского Указа), которая выпускала бы в день по закону. Нет, это должна быть именно власть, власть представительная, в силу того, что она избрана народом. Поэтому она должна заниматься не только составлением бумаг, но и реальным контролем за тем, чтобы написанное не оставалось на бумаге.

 – А что же депутатские наказы избирателей?

– Они упраздняются, но обратная связь будет существовать уже в виде доведения мнения избирателей при принятии того или иного закона. Коммунальные и другие бытовые частности полностью отойдут власти исполнительной; признаться, до сих пор у нас эти вещи изрядно перепутаны.

– Останется ли жесткая иерархическая система подчиненности, характерная для власти советской?

 – Парламент будет оказывать городским и районным звеньям методическую, юридическую и другую помощь. Конечно, не обойтись без движения информации снизу вверх. Но функции представительной власти на разных уровнях разительно отличаются. Так что определяющим фактором деятельности и тех и других будет единое правовое поле – действующая Конституция и законодательство; они будут подчинены исключительно закону. Как видите, необходимость жесткой иерархии в этом случае отпадает.

-Вы высказываете свою личную точку зрения, пусть даже точку зрения председателя. А как воспримет ваши идеи депутатский корпус: ведь принятие закона о предстоящих выборах и реформирование структуры власти – это исключительно его право

– Думаю, что реакция будет неоднозначной. И все же если мы не пойдем на реформу сами, то потеряем доверие своих избирателей. Ведь понятно, что через два три месяца процессы реформ начнутся в соседних регионах и опять мы заработаем прозвище этакого зеленого островка коммунизма, которое, признаться, изрядно надоело. Но что там прозвище – это дело десятое, хотя и обидное. Суть в том, что реформу диктует сама жизнь: из – за необновленного мандата доверие потеряем не только мы, но и те законы и документы, которые мы принимаем. И наоборот – обновленному парламенту будет несравненно легче работать. Что касается депутатов нынешнего созыва, то на предстоящих выборах они по сравнению с новыми кандидатами будут иметь солидный карт-бланш: избиратели уже знают их , и им нет необходимости так пропагандировать себя и свои взгляды, как новичкам. Если народ верит тебе, он и так за тебя проголосует. Если нет – то твое дальнейшее пребывание даже в сегодняшнем Совете весьма проблематично.

– А как вы расцениваете собственные шансы, если будете вновь баллотироваться?

 – Это вопрос преждевременный, да и не скромный. А хотелось бы в конце разговора сказать вот о чем: лично у меня претензий к нынешнему составу практически нет. Мы начинаем с нуля, постепенно превращаясь из послушной машины голосования в реальный институт законодательной власти. Путь огромный и непростой: через ошибки и радикальные детские болезни – к чертам истинного парламентаризма. И я всегда буду гордиться тем, что вместе с моими коллегами был не только свидетелем, но и непосредственным участником исторического процесса.

Беседу вел Михаил Бирин

Итоги кровавых событий в Москве

На прошлой неделе ГУВД Москвы провел брифинг для журналистов, посвященный трагическим событиям 3-4 октября. В нем приняли участие начальник управления Владимир Панкратов, его заместители Николай Куликов и Василий Балагура, а также начальник пресс-служ бы Николай Бойко. Они сообщили собравшимся, что, по мнению органов внутренних дел, то, что произошло в Москве, было не стихийными беспорядками, а хорошо спланированной акцией. Задержаны боевики, обученные снайперскому делу. Всего же из числа. лиц, вышедших из Белого дома, милицией взято под стражу более 1000 человек, в том числе бывшие депутаты и лица с оружием. После тщательной проверки 600 человек было отпущено. Характерно, что из задержанных «защитников Белого дома» 30 процентов приехали в Москву из «горячих точек». В настоящее время ГУВД Москвы в сотрудничестве с координаторами из мэрии, МО и МБ полностью контролирует ситуацию. Во время трагических событий погибло 9 сотрудников органов внутренних дел, ранено около 30 человек. ГУВД Москвы сообщило, что для желающих оказать материальную помощь пострадавшим сотрудникам милиции и семьям погибших открыт счет в коммерческом Народном банке.

Андрей ЩЕРБАКОВ

Как прокурор прокурору

 Людмила ПЕТРОВА

События в Москве оттеснили на второй план, приглушили страсти и политические распри, бушевавшие вокруг парламентского кризиса в Молдове. Люди метались между экраном телевизора и радиоприемником, пытаясь из телерепортажей и радиоголосов понять, что происходит. Недоумевали, ужасались, посылали проклятья кто – одной, кто – другой, а кто – и обеим вступившим в кровавую бойню сторонам.

Официальный же Кишинев сразу и однозначно встал на сторону Бориса Ельцина, пытаясь (политики есть политики!) использовать сложившуюся ситуацию для решения своих проблем, и в первую очередь приднестровской.

«Бабурин, Руцкой, Макашов, а также консервативная часть Верховного Совета России, попирая все международные нормы под лживым лозунгом защиты русских , в лице так называемой Приднестровской республики практически создали на территории Молдовы плацдарм для восстановления коммунистической империи» – мнение Демократической партии труда Молдовы.

 Тирасполь не отрицает, что кто – то из побывавших в окопах Приднестровья мог оказаться и у Белого Дома, но категорически отвергает обвинения в том, что руководство ПМР направило вооруженные отряды, продовольствие и деньги на поддержку мятежного Верховного Совета России.

 В потоке обильно тиражируемых сегодня в Молдове заявлений, писем и прочих публичных выступлений по поводу событий в России послание прокурора республики Думитру Постована своему новому московскому коллеге Алексею Казаннику отличается предельной лаконичностью, деловитостью и, что называется, конкретными предложениями. Прокурор Молдовы с ходу выносит обвинительный вердикт: Лидеры Приднестровья … являются одними из самых активных не только сторонников, но и организаторов военного мятежа в Москве и должны нести суровую уголовную ответственность за содеянное». И уже на основании такого заключения просит московского коллегу дать прокуратуре Молдовы сведения о количестве приднестровцев, участвовавших в путче, о роли каждого из них, а также о том, кто их направлял, финансировал, вооружал, кто ими командовал.

А далее Думитру Постован заверяет прокурора России в том, что молдавская сторона готова оказать помощь в расследовании совершенных приднестровцами преступлений на территории Москвы, выдать преступников, которые сбежали после этого в Приднестровье, в том числе лидеров сепаратистов. Обращение прокурора передавалось по национальному радио, и слушатели тут же невольно задавались вопросом: каким же образом прокуратура Молдовы намерена «выдать лидеров сепаратистов? Вылавливать их поодиночке, если зазеваются где-нибудь на территории сопредельных государств, как это уже было, когда на Украине молдавские пинкертоны арестовали Игоря Смирнова, на что Тирасполь ответил блокадой железной дороги? Или же идти войной на Тирасполь? Но и война тоже уже была …

 Провинциальное послесловие к московским дням, потрясшим мир.

 Когда на экране появились горящие машины кровь и безумствующая толпа, мне показалось, что все это уже было – по всяком случае я это пережила гораздо раньше. В феврале 90-го в Душанбе. Живо вспомнился на редкость холодный для кожного города вечер, дождь со снегом, который так и не смог разогнать бесчинствующих на центральной площади, освещенной пожаром у здания ЦК компартии. Вспомнились растерянное лицо нашего фотокорреспондента С Квашенко, чудом оставшегося в живых, но скорбящего лишь о разбитой аппаратуре и потерянных кадрах, и едва добравшийся до работы Леня Захаров, которого чуть не зарубили топором. Тишина, наступившая вдруг сразу после того, как в город вошли войска …

Все горячие точки похожи друг на друга осязанием беды

 Вот где проверяется истинность лозунгов, под которыми пытались собрать нас те или иные партии и группы, и меняются критерии оценок происходящего. Появилась угроза личной жизни москвичей – и сразу вспомнили о том, что армия – наша защита. Прошло же, между прочим, всего два года с тех пор, как мы дружно осуждали введение совместных патрулей – помните?

Все, институт советов надо ликвидировать, категорически заявляют коллеги, понаблюдавшие в эти дни, как мечется в поисках общего для всех решения краевой депутатский корпус. Мнения у всех разные, ситуация слишком непонятная, и то, что казалось бесспорным вчера, сегодня выглядит таким же нелепым. Взывать к закону в обстановке революционной целесообразности кажется еще нелепее, и коллеги возмущаются тем, что депутаты меняют позиции. Ужасно! Но я знаю абсолютно точно, что еще больше они издевались бы над теми, кто собственным принципам бы не изменил вопреки обстоятельствам. И при говор категоричен: ликвидировать! Но коллеги забыли, что еще вчера их собственное издание так же пыталась ликвидировать исполнительная власть, руководствуясь тем же принципом революционной целесообразности.

Чисто российская черта – верить эмоциональной фразе

Может быть, поэтому так понятен нам поиск врагов, начиная от союзного правительства и заканчивая (пока) местными советами.  Предпосылки для этого есть все. Администрация края, как и везде на периферии, не исполняет так много президентских указов, начиная со знаменитого первого о народном образовании, а отношения с представителем Президента В. Десятовым настолько плохи, что ничего не стоит сделать ее козлом отпущения. Говорить о недочетах, поступающих «сверху» документов, в частности об отсутствии механизма их исполнения, о том, что его бремя, как правило, ложится на пустые местные бюджеты, уже просто неприлично. Да и не услышат. Не случайно поэтому глава администрации края Виктор Ишаев решительно настаивает на выборах руководителей исполнительной власти на местах так же, как и представительной, выступая одновременно за то, чтобы обе ветви были сильными и квалифицированными.

 Конечно, кто же против высокой квалификации? Только по каким параметрам определять квалификацию? Если по степени знания международных норм, стало быть, в парламентах местных и центральных должны быть исключительно юристы, если по приоритетам, то, скажем, – экономисты, и т.д. Впрочем, это мы уже проходили, в результате чего краевой совет прочно заслужил звание «коммунистического», поскольку здесь оказалось достаточно большое число директоров заводов и если не ошибаюсь, около 7 процентов бывших партийных н советских руководителей разных уровней, кое – кто из которых на нынешнем этапе весьма успешно пристроился в бизнесе и уже потому не хотел бы возвращения старых времен и вообще командного стиля в любой форме. Обстановка в других регионах та же, иначе ситуацию на местах в последние два года при калейдоскопе правительств вряд ли удалось бы удержать.

Да и с квалификацией администраций тоже весьма сложно. Чтобы решить проблемы подготовки к зиме, например, москвичам открывается льготная кредитная линия под 50 процентов, а хабаровчане сами «открывают в правительстве постоянно действующий пост из делегаций, по эстафете сменяющих одна другую, чтобы добиться хотя бы оплаты завоза товаров на Север и выполнения других обещаний. Главное профессиональное качество здесь – умение пробиться в коридоры власти и подействовать на нужные умы.

А «в Багдаде все спокойно»

Мне с несколькими коллегами довелось присутствовать на селекторном совещании, которое проводил Виктор Черномырдин в первый день после выхода знаменитого указа № 1400. He знаю, случайно или нет обмолвился премьер о том, что правительство нашло деньги для расплаты с регионами. И дальше было не до высокой политики. Скороговоркой проронив, что они за Президента и в «Багдаде все спокойно», большинство губернаторов тут же начинали торги, чем в конце концов просто вывели из себя премьера.

Да вот, кстати, любопытная деталь. Полтора года назад, сразу после назначения, Виктор Ишаев сформировал при администрации несколько общественных советов. Однако прошло время, эти советы как – то незаметно растворились. Зато заговорил в полный голос образованный намного позднее совет директоров края, в который вошли руководители и государственных, и приватизированных предприятий, и тех, которые проходят стадию акционирования. Он помогает решать многие вопросы. Во всяком случае, отправляясь в очередной раз в Москву, губернатор нередко старается прихватить решение этого рекомендательного органа.

Ну а поскольку о технологии управления приходится говорить только на уровне самодеятельности или в лучшем случае ликбеза, вызывает большое сомнение представительство в органах власти выразителей интересов различных слоев населения, равно как и членов политических партий, большинство которых жителям края просто неизвестно и насчитывает максимум десяток – другой человек, нередко не состоявшихся в других областях человеческой деятельности. Авторитета у них никакого, и почему в таком случае я должна доверять кому – то решать за меня насущные проблемы современности? И где гарантия, что уж они то будут профессиональнее тех, что ушли без славы?

Бег на месте- общеукрепляющий?

Два года назад я донимала новоиспеченных депутатов, как они собираются учитывать мнение своих избирателей. Ответы были разные, но все весьма со мнительные: по телеграммам, по результатам встреч и собраний, по письмам … Ни нормальных институтов изучения общественного мнения, ни средств для их создания до сих пор нет. Ребята из Дальневосточного отделения ВЦИОМ, которые изо всех сил стараются быть объективными, мечутся сначала в поисках заказов, которые стоят нынче дорого, а потому непопулярны, а потом покупателя, который приобрел бы попутно добытую информацию. О системе говорить чрезвычайно сложно, и потому все, кто угодно, могут делать любые заявления от имени народа. Но среди народа всегда найдется группа поддержки и группа, которая пошлет тебя подальше и будет, с точки зрения собственного здравого смысла, абсолютно права. И можно ли в таком случае говорить о нормальной политике?

 Ответы на эти и многие другие вопросы должны были бы помочь понять, как далеко продвинулись мы за последние два года (или восемь – с начала перестройки?) в создании реальных демократических институтов и обеспечении подлинной свободы личности, где бы она ни жила – в столице или глухом северном поселке, куда не доходят перипетии политической борьбы, а на инакомыслящих смотрят как на блаженных. А еще – стоит ли это движение той цены, которую мы за нее платим? А если на них до сих пор нет ответа, то не пойдет ли все снова по проторенной уже дважды дорожке?

Любовь ЛАТЫПОВА Хабаровск

«Выборы без оппозиции не состоятся»

считает Лев ПОНОМАРЕВ, сопредседатель движения «Демократическая Россия» (В настоящее время внесен Минюстом РФ в реестр иностранных агентов)

-Лев Александрович, как вы оцениваете события сентября – октября в Москве? Ваш коллега по Демроссии. Глеб Якунин назвал их антикоммунистической революцией …

 -Произошел коммунистический мятеж, который был подавлен. Но мы не празднуем победу. В России случилась национальная трагедия. Что же касается антикоммунистической революции, то первый ее этап – «бархатный» – завершился в августе 1991-го, а сейчас мы наблюдали конвульсии коммунистического режима. Большевики когда – то навязали свой режим насилием и без борьбы уходить не намерены. Пришли, развязав гражданскую войну, и уходят так же … .

– «Демократическая Россия» создавалась как антикоммунистическое движение. Значит ли это, что устранение «непримиримой оппозиции» значительно повысит шансы демократов на будущих выборах?

– Было бы неправильно думать, что оппозиции на будущих выборах не будет. Вообще оппозиция нужна, и этой администрации особенно, поскольку действия ее очень непоследовательны. С устранением «крайних» усилятся позиции левого центра, который представляет «Гражданский союз». Теперь левые быстрее объединятся, и их шансы на выборах повысятся. Тот же Глеб Якунин считает, что есть шансы у партии Ивана Рыбкина, Роя Медведева. Что касается демократов, то они пойдут в избирательную кампанию несколькими блоками. Наше движение входит в блок «Выбор России», возглавляемый Егором Гайдаром. Вероятно, Партия экономической свободы (К.Боровой) выступит в союзе с Российским движением демократических реформ (Г.Попов) . Это будет блок «Август». Социально – либеральный блок «Новая Россия» пойдет, вероятно, отдельно. Другие еще определяются. Я хоть и профессионал, но кое кого не могу пока понять. К примеру, наших естественных союзников – Республиканскую партию Российской Федерации, да и ПЭС с ДПР. В некоторых регионах эти партии составляют ядро «Демроссии» или активно выступают вместе с ней. С руководством же партий в Москве трудно договориться. Мешают амбиции. Каждый из них надеется оказаться в начале партийного выборного списка. Получается парадоксальная ситуация. С одной стороны, они понимают, что без блоковой системы сегодня не выиграть, но в блок идти не спешат – боятся, что их отодвинут на последние позиции. Вот и идут переговоры, обещания. Я, к примеру, видел список от «Выбора России», где стоят фамилии Попова, Явлинского, но пока эти списки не утверждались. Со мной они не согласовывались.

– Насколько мне известно, и у вас есть разногласия с «Выбором России»?

-Дело в том, что совет представителей «Демократической России» сделал заявление о том, что если конгресс «Выбора России» выскажется за создание новой политической организации, то наше движение не войдет в нее. Однако, как самостоятельная сила в предвыборном блоке останется.

-Как долго, по – вашему, продлится режим ЧП в Москве и можно ли в этих условиях проводить свободные выборы?

– Если ЧП продлится еще 2-3 недели, то сроки выборов надо передвигать, если через неделю будет отменено, то они должны состояться, как и намечались, 12 декабря.

 – Вы доктор физико-математических наук. Заканчивали знаменитый физтех, там же преподавали, занимались исследовательской работой. Не жалеете, что оставили науку?

 – Нет. В политику я пришел в 1987-м. Создавал общество «Мемориал» (в настоящее время внесено Минюстом РФ в реестр иностранных агентов) , был на выборах доверенным лицом Сахарова. Потом создавал Московское движение избирателей и движение «Демократическая Россия».

-Вы будете выдвигать свою кандидатуру на выборах?

– Если я политик, я «обречен» на это.

 – Пойдете по партийным спискам?

-Если войду туда. Но прежде всего я рассматриваю возможность победить по мажоритарной системе. Но не запрещается идти параллельно – двумя путями.

– Ваша база поддержки многочисленна?

-Мы насчитываем сторонников «Демроссии» от 200 до 400 тысяччеловек.

 – Каково место движения в политическом спектре?

-Мы – правый центр. Мы ведь не партия – движение, где радикальные призывы как бы усредняются, ликвидируются …

-На III съезде «Демроссии» Галина Старовойтова, выбранная затем сопредседателем движения, призывала настаивать на законе о люстрации. Из всех бывших соцстран он применялся в Чехословакии, и последствия его введения были отнюдь не гуманны. Вы полностью разделяете ее взгляд на отстранение коммунистов, особенно бывших коммунистов – руководителей от всякой общественной и государственной деятельности?

– У меня есть свое видение применения закона о люстрации. Должны быть выявлены и ограничены в правах те, кто является тайным агентом КГБ, работая в руководстве политических организаций, правительстве, администрации Президента. А среди бывших коммунистов – руководителей ведь есть такие реформаторы – демократы, как Б.Ельцин. Александр Николаевич Яковлев – бывший секретарь ЦК КПСС- входит в избирательный блок «Выбор России». 

Бизнес пошел во власть 

Ракитов Анатолий Ильич (1928-2019гг) советский и российский философ, специалист по логике, методологии, философии науки и техники, исторической эпистемологии, информатизации общества. Доктор философских наук, профессор, автор более 300 опубликованных научных работ.

Анатолий РАКИТОВ, руководитель Аналитического центра по общей политике при Президенте РФ

Подробный рассказ об этой неординарной личности будет опубликован в “Новых Знаниях” завтра, 20 октября

Pоссийские предприниматели активно вступили в политическую борьбу. На поддержку нового слоя рассчитывают представители всех ветвей власти. От того, на чьей стороне окажутся предприниматели, во многом зависят результаты будущих выборов в Рос сии.

Летом 1992 года была учреждена Партия экономической свободы (реальный лидер К. Боровой). Инициаторами ее создания стали представители частного бизнеса, группирующиеся вокруг Российской товарно-сырьевой биржи. По оценкам ПЭС, число ее сторонников приближается к 250 тыс. человек в 118 местных отделениях. По данным экспертов, численность партии определяется в 600 человек.

 В феврале 1992 года в Санкт Петербурге создано независимое гражданское движение в поддержку предпринимательства в России. Основной целью этой политической организации является защита мелкого и среднего бизнеса. Движение стоит на позициях национализма, оно может найти политических союзников в лице патриотических организаций.

В августе 1992 года в Волгограде учреждена политическая организация Либеральный союз предпринимателей. Он объединяет фермеров, владельцев небольших предприятий и магазинов.

 Летом 1993 года образован политический блок «Выбор России (лидер Е. Гайдар). Финансирование данной организации осуществляется за счет Всероссийской ассоциации приватизируемых и частных предприятий.

Михаил Борисович Ходорковский, председатель Совета директоров Международного финансового объединения “Менатеп” Борис Бабанов / РИА Новости

Примерно в это же время создана коалиция «Предприниматели за новую Россию» (лидер К. Затулин), в которую вошли Федерация фондовых бирж (В. Панькин), Инкомбанк (В. Виноградов), Межбанковское объединение «Менатеп» (М. Ходорковский), Российский союз инвесторов (Л. Невзлин). (Решением Минюста РФ М.Ходорковский и Л. Невзлин внесены в реестр иностранных агентов) По данным фонда «Общественное мнение», коалиция пользуется поддержкой россиян и занимает 11 – е место в группе партийных объединений.

Фактически начинается, по заявлениям председателя Российского союза промышленников и . предпринимателей А.Вольского, кампания по созданию Промпартии . На основе Конфедерации региональных объединений промышленников и предпринимателей всех форм собственности (создана в августе) в конце сентября возникла Российская партия социального прогресса (рабочее название) . Значительная часть ее коллективных членов одновременно входит и в Российский союз промышленников и предпринимателей.

 Кроме этого, российские предприниматели косвенно финансируют Движение демократических реформ, Социалистическую партию трудящихся, Коммунистическую партию Российской Федерации, фронт национального спасения. (Сведения о двух последних относятся к периоду до приостановки их деятельности).

Однако во всем мире более успешно оказывать влияние на политиков и политические процессы за счет непрямых форм: лоббирование или давление организованных групп бизнесменов на органы представительной и исполнительной власти.

 Сейчас предпринимательский корпус России чаще всего осуществляет защиту своих интересов с помощью косвенных форм – политического воздействия. Для этого создаются общественные фонды при государственных структурах (Фонд возрождения российского предпринимательства, Межрегиональный союз поддержки и развития предпринимательства) или организуются полугосударственные структуры (Совет по промышленной политике при Президенте России, Совет по развитию предпринимательства при правительстве Российской Федерации, предпринимательские советы при мэриях Москвы и Санкт – Петербурга). Возможны финансирование специалистов, экспертов и государственных чиновников крупного ранга за счет их параллельной работы в коммерческих структурах или просто подкуп чиновников госаппарата.

До последнего времени частный капитал активно работал среди депутатов Верховного Совета, стремясь оказать воздействие на законотворчество. По высказываниям Председателя Верховного Совета РФ, депутатские комитеты по промышленности и аграрной политике лоббировали интересы предпринимателей в парламенте. По данным экспертов, около 130 депутатов возглавляли или состояли в различных структурах этого профиля.

Кроме этого предприниматели действуют на власти с помощью средств массовой информации. Они издают десятки газет и журналов, многие из которых пользуются широкой популярностью («Деловой мир», «Коммерсантъ», «Деловые люди»). Крупный капитал имеет свои радиостанции («Эхо Москвы»), спонсирует многие телевизионные передачи и создает независимые телевизионные каналы (МТК – 6, НТК ).

 Однако препятствием на пути эффективной политической деятельности предпринимателей России является их разрозненность. Их мучает противоречие между желанием дистанцироваться от политики и невозможностью избежать политизации. Тем не менее с приближением выборов в России потенциальная энергия политического влияния предпринимателей постепенно будет возрастать. Усилится приток средств в избирательные кампании тех лидеров и политических партий, которые реально способны защитить интересы деловых людей.

Ситуация, возникшая после 21 сентября, скорее всего усилит политическую активность предпринимателей. При этом более явными станут противоречия между представителями разных форм собственности. Дело в том, что у промышленников, представляющих госсектор экономики, резко уменьшились возможности лоббирования своих интересов в результате ликвидации депутатского корпуса России. Не исключено, что, лишившись возможности влияния на федеральные власти через Верховный Совет, часть директорского корпуса будет более решительно использовать такие формы воздействия, как угрозы и проведение забастовок и других акций коллективного протеста против экономической политики правительства. Вероятно также более активное финансирование оппозиционных политических сил.

С другой стороны, безусловно, активизируются и представители частного сектора, получившие, значительное преимущество хотя бы потому, что остались абсолютно лояльны к Президенту и всем структурам исполнительной власти.

Политическое размежевание предпринимательского корпуса в ближайшем будущем неизбежно. Однако преждевременно делать какие-либо прогнозы о том, в какие формы оно выльется и как повлияет на ход предвыборной кампании и ее результаты.

Помощь ждали. Но она не пришла

… Можно не писать о событиях на далекой таджикско-афганской границе, можно лицемерно «не лезть» в дела суверенной Молдовы, можно красиво выйти из игры в абхазо-грузинском конфликте (ибо недосуг сейчас играть- самим выжить бы), сославшись на невмешательство. Можно очень многое. Политическая игра – она не предполагает правил. Но ведь не зря с такой настойчивостью мы снова и снова призываем россиян внимательно посмотреть, что творится там, за новой границей России. И события в Москве лишний раз доказали: словосочетание «вооруженный конфликт» катастрофически быстро заменяется одним словом- «война». Можно сколь угодно обманывать других, взяв на вооружение новый термин «ближнее зарубежье». Но зачем же обманывать себя? Россия и Грузия не похожи, однако угроза географического и политического развала нависла сейчас над обеими …

Александр МНАЦАКАНЯН

Минувшей зимой на грузино- абхазских переговорах в Москве представитель Абхазии, сорвавшись, заявил: «Я не хочу думать, я хочу воевать!» Во время сухумской мясорубки воевали и погибали другие – абхазы, грузины, русские, армяне, чеченцы … А «воинствующий представитель» тем временем сидел в Москве.

 Вечером 17 сентября в опустевшем штабе Объединенной комиссии в Сухуми абхаз с голубой миротворческой повязкой на рукаве чуть не выронил телефонную трубку … Из нее четко раздавалось: «Повторяю, мы от вас отказываемся!» Перехвативший трубку полковник Российской армии Кирпичников попытался объяснить принцип обмена наблюдателями, но Гудаута уже дала отбой … Речь шла о наблюдателях, оказавшихся после нарушения Сочинского соглашения на завоеванной абхазами стороне.

Грузинский штаб по техническим причинам не успел отправить в Гудауту всего двух абхазских наблюдателей. Абхазия же решила пожертвовать ими ради задержания семи грузинских миротворцев с шестью автоматами. Шел второй день абхазской агрессии против Сухуми. Подготовленной и вооруженной армии с зелеными повязками противостояли три грузинских БТРа и около двух тысяч автоматчиков. Грузинский генерал Мухтар Элбакидзе, теперь уже бывший член бывшей Объединенной комиссии, каждое утро выходил на берег моря и сокрушенно качал головой.

-Я же им поверил … Долго не верил, но в конце концов заставил себя … А сейчас что?

Утром 16 сентября, в пять часов абхазы начали неожиданное наступление на 15 – километровом участке от реки Кодори до поселка Тамыш. Грузия только – только вывела свою технику в Очамчиру, на другой конец Абхазии. Таким образом, Сухуми оказался в кольце, а точнее, в прямоугольнике длиной 25 и шириной 3 километра.

– А помощь ожидается?

– Из Тбилиси каждый день прилетают самолеты с добровольцами, но все равно это только живая сила. Ни бронетехники, ни артиллерии у нас практически нет. Вот если только Лоти Кобалиа прорвет фронт со стороны Тамыша …

Лоти на помощь так и не пришел: Самолеты с добровольцами продолжали прибывать еще два дня. А потом …

21 сентября абхазский катер расстрелял заходящий на посадку в сухумский аэропорт Бабушеры самолет из Сочи. Хронику, снятую аджарскими телевизионщиками на видеокамеру, невозможно смотреть спокойно. Черная полоса, соединившая на несколько секунд небо и землю. Взрыв. Всплывающие изуродованные трупы и остатки одежды. В самолете было около тридцати мирных граждан.

На следующий день, когда грузинское командование едва успело снять запрет на полеты, когда несколько тысяч беженцев со слабой надеждой ожидали вылета, когда в стоящий на полосе Ту – 134 уже началась погрузка раненых, в Бабушерах приземлился еще один самолет. Приземлился, чтобы через долю секунды полыхнуть в полгоризонта. И снова из – за абхазской ракеты, пущенной вдогонку. Десятки солдат «Мхедриони» и военной полиции на глазах у многочисленной толпы превратились в обгоревшее месиво. С ними вместе сгорела надежда на эвакуацию.

Неделей позже одна российская журналистка спокойно, даже с некоторой гордостью комментировала эти события: «И правильно сделали, что сбили. Это осажденный город. Не взлетающие же самолеты расстреливали!»

Когда с 22 сентября прервалась связь Сухуми с внешним миром, у осажденных пропала надежда на то, что кто – то узнает масштабы трагедии и предпримет соответствующие меры. Правда, оставалась еще спутниковая связь у ооновцев, но тол ку – то … Руководивший миссией генерал Хьюдегард оказался «наблюдателем» до такой степени, что сделал вид, будто все вокруг происходящее его не касается. Датский генерал был опечален таким поворотом событий, но не более того.

 В течение недели абхазы целенаправленно и планомерно уничтожали собственную столицу. Падали, срезанные снарядами, знаменитые сухумские пальмы. Обгоревший телецентр, расположенный на господствующей над городом высоте, постоянно переходил из рук в руки. Беспрерывный минометный обстрел стал настолько привычным, что горожане всерьез беспокоились, когда он на некоторое время стихал. Машины грузинского медико-санитарного батальона «Кобра» прямо с передовой ехали в город – искать раненых на улицах. Центральная горбольница «задыхалась». Подавляющее большинство раненых поступало с осколочными ранениями. И в этом потоке мирных жителей было едва ли не больше, чем военных.

Город ждал помощи от Лоти Кобалиа. Ждал долго и терпеливо. Каждый мальчишка знал, что с Кобалиа идут 58 единиц бронетехники, 25 – артиллерии и две с половиной тысячи солдат. Старенькие бабушки высчитывали, сколько километров осталось пройти звиадистам. Все знали, что Кобалиа – лютый враг Госсовета и Шеварднадзе, но надеялись, что звиадистский полководец прежде всего грузин , а уж потом политик.

Кобалиа оказался ни грузином, ни политиком – просто предателем. Прорвав большую часть Кодорского фронта, он остановился, прислал несколько танков и БТРов и стал ждать. Город, лишившийся последней надежды, был обречен.

 И все – таки Сухуми держался. Каждое утро от берега отходила лодка с рыбаками. Время от времени кто – то купался в теплом сентябрьском море. А в подвалах домов люди делали вино, приговаривая при этом: «Вот будет мир – приезжайте к нам . Вместе это вино пить будем!»

Нет, уже не будем … 27 сентября улицы зазеленели от повязок абхазской армии, и вино пополам с кровью полилось по улицам. Сухумская трагедия предстала такой, что некоторые абхазы, не сговариваясь, признавались: «Я долго ждал этого дня, но даже представить себе не мог, что он будет таким кошмарным».

И тем не менее во дворах стали раздаваться одиночные выстрелы и короткие очереди. Семнадцатилетнего парня расстреляли около подъезда только за то, что он шел с друзьями, хранившими дома оружие. Друзей, соответственно, тоже. Молодую женщину убили – «Чтобы не рожала грузин!» Старичка, взывавшего к совести солдат, просто походя срезали очередью из автомата. Это только «случайные», незапланированные жертвы. За другими охотились целенаправленно, сверяясь в ходе этнической чистки со специальным списком. По словам абхазов, никакой этнической чистки нет и в помине. Просто специальные группы выявляют людей, воевавших против официальной Гудауты.

Отступление грузинской армии было скорее похоже на бегство. По большому счету это понятно и даже оправданно: абхазов было чуть ли не в два раза больше, а рисковать сотнями жизней ради «красивого» отступления- это излишество. Тем более что абхазы, несмотря на распространенные Красным крестом брошюры, не очень – то считаются с международными нормами. Взятого в плен грузинского генерала Гено Адамиа расстреляли на месте, и молодой абхаз в зеленом платке, повязанном по – пиратски, без зазрения совести хвастался своим «подвигом», демонстрируя окружающим роскошный генеральский «стечкин» и необычный штык – нож.

Вечером 27-го город можно было отбить голыми руками: алкоголь и наркотики расслабили победителей. А наутро на воротах грузинских домов поверх презрительной надписи «гоги» стали появляться абхазские фамилии …

Беженцы

Беженцы все еще пытались вырваться из уже захваченного района. К моменту взятия Сухуми в Агудзере, пригороде, в ожидании кораблей их скопилось около 25 тысяч. Этих людей, когда – то уже бежавших из Сухуми, по второму разу заставили пережить и судорожные сборы, и прощание – навсегда – со своими домами, и ночевки в порту. Они поверили абхазским заверениям, подкрепленным российскими гарантиями.

 Пусть меня обвинят в непатриотичности, но единственное, что должен испытывать гражданин России после недавних событий в Абхазии, – это чувство стыда за свою страну.

Никого не смущает, что в ближайшее время слова «гарант», «миротворец», «российский солдат» могут стать распространен ной грузинской площадной бранью? И для этого в Грузии будут достаточные основания.

Наша страна обещала быть гарантом мира и безопасности в Абхазии. Что ж, вполне логично: великая Русь навеки сплотила, пусть она и отвечает за последствия. Но только отвечаем мы как-то странно. В первый же день нарушения Сочинского соглашения министр обороны России Павел Грачев еще раз заверил, что агрессор будет наказан. А уже 17 сентября фактически взял свои слова назад, заявив, что Россия де выступала только посредником при переговорах, но никак не гарантом спокойствия.

 За два дня до нападения на Сухуми (что, кстати, отмечено в протоколах Объединенной комиссии) в поселке Шрома наблюдатели обнаружили абхазскую установку «Град», полностью готовую к бою, под охраной 30 автоматчиков. Теоретически она подлежала немедленному уничтожению. Однако российские представители, по сообщению грузинской стороны, не настояли даже на ее выводе.

 Каким – то образом прицелы и орудийные замки, значившиеся изъятыми Российской армией, снова попали к абхазам накануне наступления, в то время как грузинская сторона еще два дня упрашивала наших десантников вернуть ее военное имущество.

 За несколько часов до начала наступления некоторые абхазские наблюдатели самовольно покинули посты, а российская сторона вроде как этого и заметила.

За пару недель до события по радио прошло сообщение: «Председатель ГКЧС России Сергей Шойгу отозван из Абхазии». Как уточнил пресс – центр ГКЧС, «в связи с выполнением задания».

После захвата Сухуми российские десантники повели себя более чем странно. На территорию санатория MBO, куда после расформирования Объединенной комиссии не заходил ни один грузинский военнослужащий, свободно прошли два абхазских корректировщика. А через пару дней туда же пришли представители абхазской контрразведки и вежливо попросили представить списки всех людей , находящихся на территории санатория, и разрешить провести обыск в комнатах. Возражений не было. И ооновский генерал Хьюдегард, мило улыбнувшись, дал свое согласие, попросив только воздержаться от обыска в миссии ООН.

 И в гудаутском санатории Министерства обороны России к абхазской армии относятся более чем лояльно. Некоторые абхазские офицеры, обездоленные и лишенные крова, живут там чуть ли не постоянно.

 Грузинские солдаты и офицеры не раз говорили мне, российскому гражданину: «Если бы с той стороны воевали только абхазы, все было бы проще. Но войну против России мы не потянем».

Утверждения эти отнюдь не голословны. У попавшего в плен жителя Тюмени Александра Гундерина изъяты заявление о вступлении в ряды вооруженных сил республики Абхазия и удостоверение добровольца. Другой пленный, бывший солдат Российской армии, рассказал трогательную историю, как ему предложили «променять» неуставные отношения на «серьезное мужское дело» в солнечной Абхазии.

 В середине августа наше телевидение прокрутило целую серию репортажей о выведенных из Абхазии кабардинцах, осетинах, ингушах, представителях других республик, входящих в Конфедерацию народов Кавказа, и казаках. Что вывели – это чудесно. Но, во – первых, с началом наступления почти все они вернулись обратно, а во – вторых, предусматривает ли российское законодательство какую – либо ответственность для граждан России за несанкционированное участие в боевых действиях на территории других государств?  В конце концов они являются гражданами России и своим участием (неважно, на чьей стороне) дискредитируют ее.

 Кстати, в первые же дни осады Сухуми, вернувшись оттуда, Павел Грачев заявил, что если Россия введет в Абхазию свои миротворческие силы, то российские матери проклянут его. Если рассматривать это высказывание не как попытку снять с себя ответственность за случившееся, а как пересмотр принципов российского военного присутствия в бывших республиках, его можно только приветствовать. Но в любом случае Павел Сергеевич опоздал с реализацией благих намерений: наши солдаты год просидели на гудаутском военном аэродроме, на базе в Эшере, в десантно – штурмовом батальоне в Сухуми. Только за последнюю неделю сентября в Сухуми были ранены и убиты несколько российских десантников. А вопрос о выводе их с территории независимой Грузии с места не сдвинулся. Наверное, проклятия их матерей были тише и слез они пролили меньше …

P.S. Пока этот материал готовился к печати, из Сухуми вернулись журналисты, прибывшие туда уже после захвата города абхазами. Ничего принципиально нового, увеличились только масштабы этнической чистки. Шесть тысяч трупов за несколько дней. Костры из «объектов чистки» прямо на улицах изуродованного города.

А тем временем Андрей Козырев в интервью «Известиям» заявил, что российское руководство будет требовать «решения вопроса о статусе Абхазии мирным путем … Россия должна быть готова к проведению миротворческих операций в Абхазии». Очень своевременно.

Слава

России скучно без героев, врагов, мифов и анекдотов. Поэтому она их создает. Чаще всего они возникают вопреки логике и здравому смыслу, их рождение таинственно и непостижимо, как непорочное зачатие … Она любит героев и ненавидит врагов страстно, часто меняя их местами, прибегая к рокировкам, путая при этом цвет фигур, принимая ферзей за пешки, и наоборот. Но иногда массовое сознание попадает в точку. Вдруг везет, как в рулетке. Поставили на зеро – и выпало зеро. В Мстислава Ростроповича попали не сразу. Но в конце концов он для нас выпал. Слава Славы невероятна. Никогда еще серьезный музыкант у нас не пользовался такой невероятной популярностью. Подобная участь не постигла даже святых отцов музыки и патриархов отечественного искусства, таких, как Дмитрий Шостакович, Евгений Мравинский, Святослав Рихтер. Почему явлением нашему народу стал именно Ростропович? Только ли причиной этому стал его бесспорный музыкальный гений? Или же сыграли свою роль ореол пострадавшего, скандал, восемнадцать лет изгнания, невероятная раскованная общительность, юмор, простота, наивность и благородство? Всему этому цена была бы не столь велика, если бы не такая же популярность этого человека в Америке. Блестящее воплощение советской мечты. Но, на наше счастье, Ростропович-миф совпадает с Ростроповичем-человеком. Он не выдумывает и не играет свой имидж. Он действительно таков. И еще есть в Ростроповиче нечто, что совпадает с какими – то импульсами нашего общества, с чем – то таинственным, что происходит где – то в его чреве. А Ростропович, как чуткий сейсмограф, улавливает еще не слышимые другими толчки.

Вера КОЛОСОВА

О его приезде в Москву вместе с Национальным симфоническим оркестром США было известно за полгода. Заранее были продуманы детали пребывания в России двухсот музыкантов. Составлены графики репетиций, расписаны гостиницы, транспорт, найдены спонcoры, согласованы программы и даты концертов и даже посещение пятнадцатью оркестрантами синагоги в день еврейского праздника. За день до прилета в Госконцерте стояли на ушах, чтобы нигде ничто не сорвалось. Когда же мы сидели в Шереметьеве в ожидании прилета и пресс – конференции, а самолет запаздывал, кто – то пошутил: «Может, Козырев в Америку три дня назад летал специально, чтобы обсудить с Ростроповичем детали президентского указа?». Шутки – шутками, но совпадение заметили все. И очередная революция опять обрела лицо Ростроповича.

ПОЛИТИКА РАССТАВИЛА свои акценты. Она внесла остроту, которой многим у нас не хватает, когда приходится сталкиваться просто с искусством. Искусство для искусства пресно. Нам подавай подтексты, контексты. Поразительно, как Ростропович попадает в контекст. Так уж крутится его рулетка. И концерт, который маэстро посвятил столетию со дня смерти Чайковского, превратился в политическую акцию в поддержку присутствовавшего на Красной площади Президента. И исполнение увертюры «1812 год» Чайковского, заставившее зазвучать колокола из храма Василия Блаженного и стрелять пушки, и «Боже царя храни» из финального эпизода пришлись как нельзя к месту. Казалось, ничто уже не расшевелит российского обывателя. Но обращенный спиной к слушателям и дирижирующий на холодном ветру оркестром, хором и пушками Ростропович совершил чудо.

Равнодушные дрогнули. Что – то заставило зашевелиться в душе такое, что трепетало в августе 91-го. Рулетка закрутилась так, что даже концерты в Большом зале консерватории стали скорее закамуфлированной политической демонстрацией. Когда в последний раз в Москву приезжал Евгений Мравинский, зал встал, приветствуя его выход на сцену. Это было преклонение перед музыкантом. Мравинский был человеком уникальным по своей сосредоточенности на музыке и отрешенности от реального мира. Не знаю, чего было больше в похожем приветствии выхода на сцену Ростроповича. Что – то иное витало в атмосфере. Зал встал. Ho это был другой зал. Дружно хлопали между частями, громко кого – то выгоняли с занятых мест в амфитеатре. Возбуждение было таким, как будто сейчас на глазах удивленной публики Ростропович вместе с оркестром исполнит не музыку Шостаковича, а сальто – мортале, после чего в России наступит эра процветания. Когда-то, много гастролируя по Союзу, Ростропович толпами проводил на свои выступления студентов – консерваторцев. Они сидели по углам сцены, в проходах, а потом выносили его с концерта на руках. Здесь же студенты затерялись. Может, и они стали другими? Или просто слишком много политиков, банкиров, представительных иностранцев? Какой – то другой случайной публики? (Вообще, программа этого приезда Ростроповича была напичкана официозом. В аэропорту его встречал зам. главы администрации Президента С. Красавченко, на концерте был В. Черномырдин, на Красной площади сам Президент, поминальный обед в представительстве «ЛогоВАЗа» по инициативе патриархии после несостоявшейся поминальной службы в Успенском соборе Кремля из – за известных событий, прием американском посольстве, наконец, прием Президентом …).

… МАЭСТРО НЕРВНИЧАЛ. Девятая симфония Шостаковича была, к сожалению, несколько скомкана, хотя в целом оркестр звучал замечательно. Оркестр действительно классный. Виртуозные духовые, мягкие струнные, податливость музыкантов, их неформальный контакт с дирижером – в этом есть что – то неамериканское. «Национальная симфония США отличается от других самых знаменитых американских коллективов какой – то своей «обруселостью». Как и все другие, он интернационален по составу, но есть в его звучании особая теплота, эмоциональность славянского толка. Наверное, это не только проявление эстетики, привезенной Ростроповичем из России, но и не совсем типичные для больших творческих коллективов теплые отношения в самом оркестре. Ведь несмотря на события в России, оркестр прилетел в Москву в полном составе. Ни один человек не дрогнул. Это характеризует отношение музыкантов к дирижеру.

РОСТРОПОВИЧ стал художественным руководителем «Национальной симфонии США» шестнадцать лет назад, когда это был средний коллектив. Он не имел такой блестящей истории, как Бостонский или Нью – Йоркский. Ростропович встал за пульт, закатав рукава и взяв на себя всю черновую работу.

-Когда мы вынуждены были уехать и оказались в Нью – Йорке, ко мне приехали несколько человек из Вашингтона и попросили взять этот оркестр, – рассказывает Ростропович. Тогда я подумал, раз мы никогда уже не вернемся в Россию, надо что – то сделать хорошее для Америки, где нам предстоит жить. А что я мог сделать? Я чувствовал в себе силы поднять этот оркестр до высокого уровня. Если бы меня пригласил знаменитый оркестр, может быть, я бы на это и не пошел. Но я хотел выразить благодарность стране, которая нас приняла. Все шестнадцать сезонов мы прожили как одна семья.

Несколько лет назад оркестранты устроили забастовку. Они вышли на демонстрацию возле «Кеннеди – центра» (зал, где работает и репетирует «Национальная симфония»), требуя повышения зарплаты. Ростропович, которого, кстати, назначал и мог сместить лишь совет директоров, поддержал требования музыкантов и вышел с ними на улицу в пикеты.

Ростропович заменил больше половины музыкантов. Он создал практически новый оркестр под старым названием. Он трудился, поливая это дерево и охраняя его.

Оркестр стал чуть – чуть «русским», а Мстислав стал Славой, чуточку американцем. Его поистине буйная деятельность полна не только безудержной фантазии и широты души, но и американского прагматизма. В этом сезоне Ростропович в последний раз выступает со своим оркестром в качестве художественного руководителя, но, уходя, он учреждает фонд «Слава – Национальному симфоническому оркестру», в котором уже больше миллиона долларов. Вместе с Вишневской он учреждает Фонд помощи российским детям, и российские больницы получают валюту, лекарства, оборудование. Он запрашивает максимальные гонорары за свои выступления, чтобы пополнять эти фонды. Он выстраивает свои гастроли и появляется на публике как американец. Не потому что он играет в него. Просто он и в самом деле американец. Наш американец.

Слава достоин своей славы. Но он поддерживает высокий градус атмосферы вокруг себя – такой у него остроумный нрав и полезная для дела экстравертность, которая аккумулирует вокруг него самых разных людей, в том числе королей и президентов. Кому-нибудь из наших, не американцев, такой густой истеблишмент могли бы и не простить …

РУЛЕТКА КРУТИЛАСЬ так, что именно на эти концерты Национального симфонического оркестра Ростропович привез Игната Солженицына. И это стало еще одной сенсацией. Сын знаменитого писателя учился музыке с девяти лет. Сначала в Вермонте, потом в Лондоне. С одиннадцати лет концертировал. Мог позволить себе не принимать участие в международных конкурсах, на что обречены его сверстники, мечтающие о карьере концертирующего артиста. Сейчас продолжает образование в Филадельфии, много выступает. В Москве, на гастролях, ему исполнился двадцать один год. В чем – то он – полная противоположность Ростроповичу. Сосредоточенный, сдержанный, немногословный. В нем чувствуется пуританское воспитание и природная скромность. Он вышел на сцену Большого зала консерватории в день рождения Шостаковича, играл его Первый концерт для фортепиано с оркестром и безумно напоминал молодого Дмитрия Дмитриевича. Те же очки, тот же острый нос. В отличие от «гражданина мира» Ростроповича Игнат Солженицын, вывезенный из России в возрасте полутора лет, оказался абсолютно русским пианистом. Поразительная вещь – гены.

Игнат Солженицын и Галина Вишневская

ИМЕННО СОЛЖЕНИЦЫН сумел переломить ход концерта. Его трогательная отрешенность собрала шелестящий и невнимательный зал, заставила и оркестр наконец – то тоже сосредоточиться на музыке. Солженицын никогда бы не победил на конкурсе имени Чайковского. Он для этого слишком свободен и самостоятелен. Никакого стремления к виртуозности как таковой, долгое – долгое глубокое пиано – так у нас не принято. У нас считают, что так можно рассеять внимание публики. Но публика слушала, затаив дыхание. И какая легкая виртуозность, какой поющий рояль!

А потом была Шестая симфония Альфреда Шнитке, довольно скучная, но безупречно исполненная оркестром. Феноменальные «бисы». Потом был еще один концерт – с «Неоконченной симфонией» Шуберта и «Древними колоколами» молодого американского композитора Аугусты Рэд Томас. И в заключение московских гастролей прозвучала кантата Прокофьева «Александр Невский», после чего Национальный симфонический оркестр США и хор Хорового общества Вашингтона на дневной «стреле» отправились в Петербург. А из Петербурга – в Вильнюс, Ригу. Таллинн … Славу ждут все.





Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *