Уроки «Русской правды»: берите суверенитета, сколько даем

02.11.2023
412

Этот заголовок газеты “Россия” №44 (154) за 27 октября-2 ноября 1993 года по сути зафиксировал вектор имперской политики России предстоящего тридцатилетия.

Открывая памятник Ярославу Мудрому, Борис Ельцин особо отметил его заслуги как собирателя русской земли. Почти одновременно с этим в проекте Конституции исчезло упоминание о суверенитете субъектов Федерации. Несущей конструкцией идеологии власти, видимо, становится принцип: «Единая и неделимая».

Предстоящие выборы 12 декабря 1993 года

Сегодня в России действует около 20 предвыборных блоков партии , движении , которые в соответствии со своими ожиданиями предполагают набрать следующее максимальное , количество голосов :

-«Август» (К.Боровой, (В настоящее время Минюстом РФ внесен в реестр иностранных агентов) В. Золотарев, И.Хакамада)                                                       7%

– Ассоциация независимых профессионалов (П.Филиппов, А.Нечаев, М.Харшан)    6%

– «Альянс патриотов России» (А.Котенев, И.Гиль, М.Салье)                                      6%

– «Выбор России» (Е.Гайдар, С.Ковалев, В.Шумейко, Э.Памфилова)                        38%

 – «Гражданский союз» ( А.Вольский, А.Владиславлев. В.Липицкий) .                        20%

-ДПР (Н.Травкин, С.Говорухин, О.Богомолов)                                                              8%

– «Женщины России» (А.Федулова, Е.Лахова, Н.Гундарева)                                     10%

– ДП (М.Астафьев, И.Шафаревич, А.Невзоров (В настоящее время Минюстом РФ внесен в реестр иностранных агентов)                                                          5%

– «Новый блок» (Г.Явлинский, Ю.Болдырев, В.Лукин, В.Лысенко, В.Шостаковский) 6%

– «Новая Россия» (Т.Гдлян)                                                                                 6%

 -«Отечество» ( Л.Вартазарова, Д.Рогозин, Л.Швецова)                                              20%

 – ЛДПР (В.Жириновский) 8%                                                                                                 

– ПРЕС совместно с объединением «Предприниматели за новую Россию» (С.Шахрай, Р.Абдулатипов, .К.Затулин) 15%                                                                                          

 – РДДР ( А.Собчак, С.Красавченко)  8%                                                                             

 – Российский общенародный союз (С.Бабурин, Н.Павлов, С.Горячева)                  7%

– Российское христианское демократическое движение (В.Аксючиц, Ю. Власов, Т. Иванова)  5%                                                                                                                       

Чтобы удовлетворить все эти ожидания, России потребуется 175 % избирателей. Так что кампания обещает быть интересной.

Смена вех «правых»- поражение «левых»

 Александр ЕВЛАХОВ

B отличие от некоторой проблематичности явки избирателей 12 декабря исход выборов вполне предсказуем. Скорее всего большинство мест в российском парламенте достанется представителям четырех блоков: Гайдара, Явлинского, Шахрая и Собчака. Хотя в составе этих блоков немало выходцев из МДГ и «Демроссии», уже ясно, что в основе их деятельности будут иные ориентиры.

Право наций на самоопределение вплоть до отделения, судя по всему, будет похоронено раньше, чем останки его пламенного пропагандиста.

Что останется оппозиции, разыгрывающей карту «государственности»? Совершенно очевидно, что не попавшие в фавориты будут во всем винить «недемократичный характер выборов» и искусственную кастрацию спектpа политических сил, произошедшую вслед за штурмом Белого Дома.

Однако «вслед» не означает «по причине». «Силовое поражение» оппозиции- случайность, спровоцированная цепью драматических событий. Ее политическое поражение – закономерность, предопределенная ставкой на ценности и идеалы, оказавшиеся российскому обществу в массе своей чуждыми. И если бы выборам не предшествовали ни трагические события октября, ни чрезвычайное положение в Москве, то расстановка сил по их итогам была бы примерно такой же.

Какие партии или движения оказались сегодня пораженными в правах на выдвижение кандидатов? Фронт национального спасения? Но он, согласно опросам общественного мнения, не смог бы преодолеть пятипроцентный барьер, необходимый, чтобы быть представленным в парламенте. Компартия Анпилова? Аналогичный случай. Можно ожидать, что скорее всего получить голос каждого пятого избирателя не удастся и допущенной к участию в выборах компартии Зюганова. Правоцентристы обречены на победу вовсе не потому, что кто – то создал им для этого привилегированные условия, а вследствие того , что остальным в подавляющем большинстве предложить просто нечего. Что может нам обещать г – н Жириновский со своей мифическо-либеральной и псевдодемократической партией? В очередной раз присоединить к России Финляндию? Выслать из страны Хазанова? Уже слышали. А что может предложитьСОЮЗ граждан А.Вольского и А.Владиславлева? Реформы на основе государственного регулирования с учетом российской специфики? Уже видели. На примере Украины и, слава Богу, что не на своем собственном.

Тем более ничего конструктивного не могут предложить коммунисты, причисляющие себя к левым и в последнее время постоянно ссылающиеся на возвращение бывших компартий к власти в Литве и Польше. Но, как известно, и социал-демократия Польши, и Демократическая партия труда в Литве объединили ту часть бывших коммунистов, которые избрали путь западноевропейских социал-демократий. Российская же компартия создавалась именно для того, чтобы этому процессу противостоять. И сегодня шансов стать левой в классическом понимании этого слова у российской компартии нет. Она обречена одной ногой вязнуть в ленинской фразеологии, а другой – в самодержавных пристрастиях, ксенофобии и изоляционизме.

 Претендовать на роль подлинно левых в нашей стране безусловно могут социал-демократы, Социалистическая партия труда. Одним из лидеров левых, традиционно связанных с зеленым движением, вне всякого сомнения может быть М.Горбачев. Однако процесс их становления потребует времени, и реально претендовать на участие во власти эта часть политического спектра сможет разве что к следующим выборам.

«Москва это еще – не Россия»

 Вскоре после опубликования президентского Указа № 1400 руководитель авторитетного и известного информационного агентства «Постфактум» Глеб Павловский заявил о своем решении уйти в отставку. Позиция частного лица, остающегося учредителем и владельцем агентства, но не его руководителем, по мнению Г.Павловского, более приемлема в нынешних условиях.

Глеб Олегович Павловский (5 марта 1951 — 26 февраля 2023) — российский политолог и политтехнолог, публицист, журналист, телеведущий и издатель. Советский диссидент. С конца 1980-х до середины 1990-х — учредитель и главный редактор ряда политических СМИ. Основатель и президент «Фонда эффективной политики», разрабатывавшего президентскую кампанию Владимира Путина 2000 года. Участвовал в президентской кампании Виктора Януковича на президентских выборах на Украине в 2004 году. До 2011 года сотрудничал с администрацией президента России, после чего занимал сторону политической оппозиции в России. По оценкам ряда СМИ, Павловский оказал существенное влияние на создание политической системы России первых десятилетий XXI века

Когда-то, на заре гласности и перестройки, вас окружал ореол диссидентства. Я помню даже, как один из идеологических начальников ЦК ВЛКСМ рекомендовал журналистам: «Постарайтесь, чтобы никаких Глебов Павловских в статьях не появлялось. Нечто подобное может случиться и сейчас?

– В 70 – е и 80 – е годы я действительно имел отношение к тому, что называлось Движением, но в нем я был одним из самых робких. Ведь я по натуре журналист, редактор, издатель, а тогда все дороги вели в самиздат. Был арестован в 82-м году, на суде извинился – бес, мол, попутал – и получил очень мягкое по тогдашним временам – наказание – ссылку в Коми. В 85-м вернулся и какое – то время прятался от милиции, чтобы не выслали из Москвы. А потом случайно попал в один из неформальных клубов. Так что мне пришлось стать еще и одним из тех, кто начинал неформальное движение. Потом оно плавно переросло в новое демократическое движение времен перестройки. Я и мои друзья – неформалы много поработали на дутые демократические авторитеты. Когда я это понял, то буквально отскочил от политики …

-Кого вы имеете в виду, говоря о дутых авторитетах?

– Людей, которые чуть позже составили руководство «Демократической России». Но я не хотел бы называть сейчас какие – либо конкретные имена. Я не считаю этих людей плохими, а просто в большинстве своем не подходящими для политической деятельности. Частью перестройки как эпохи стало оживление трупов. Одни трупы выносили из Кремля, новых вносили в политику и реанимировали через «Огонек» или «Новый мир». У «шестидесятников» было то, чего не было у нас, – воля к власти. Их язык был языком однажды упущенной власти. Когда настал их второй шанс, они вмиг расхватали стулья в президиумах. В 1987-м я был среди тех, кто организовывал первую демонстрацию в поддержку Ельцина. А послед- за ним моим политическим действием было участие в митинге в Лужниках, где выступали тогда и Б.Ельцин, и Т.Гдлян, и  Г.Попов. Именно там в какой то момент я почувствовал, до чего все это мне чужое …

 – Что именно?

-Ревущая толпа, которая ждет, что сейчас она услышит то, что ей нравится. И люди перед толпой, которым приятно это ее состояние. У меня, к счастью, было агентство, которое начинало уже действовать. Так что от политики я отпрянул довольно безболезненно для себя.

– Но ведь информационное агентство и журнал в какой- то мере тоже политическая деятельность?

 – Это скорее политическая деятельность, приемлемая в условиях западной демократии. У нас же политика сводится, в сущности, к некоей очень узкой, специализированной деятельности, в которой участвует ограниченное число людей, чьи решения навязываются всем остальным в качестве единственно верных. И мы видим сейчас, к чему это привело.

– Вы называете этих людей «группой московских политиков». Вы считаете, что страшно далеки они от народа?

– Я предпочитаю не трепать зря хорошее слово «народ». Честертон говорил, что чернь – это народ минус демократия … Сегодня мы видим продукт этого вычитания, в Москве он всего виднее. Только что мэрия известила, что трудовые коллективы (ЗИЛ, фабрика Рот Фронт и другие) требуют сохранения режима ЧП. Что же, эти энтузиасты полицейского государства – народ? Для меня народ-те, кто твердо сопротивляется чрезвычайшине.

 Москва – это еще не Россия. Россия живет другой жизнью- все более насыщенной и глубокой. И все менее нуждается в центре. Регионы не бросились врассыпную, как это произошло с союзными республиками, а, наоборот, по – своему консолидировались. Представители земель даже съехались в начале октября в Москву, чтобы помочь разрешить политический кризис. Но было поздно, они остались невостребованными. Сейчас глубинка притихла – сила солому ломит, – но Россия еще найдет способ заставить Москву обратить на себя внимание. Я думаю, что промежуточная, вторая, как я ее называю, российская республика (первая была в 1917 году) кончилась событиями 21 сентября – 4 октября 1993 года. И теперь встает задача строительства нормальной российской государственности. Не «правопреемника СССР» – этакого «евразийского полицейского», а федеративного государства из тех земель, что у нас остались.

-Вы имеете в виду и грядущие выборы? Но они не будут и не могут быть подлинно демократическими. Это, как мне кажется, признают и те, кто собирается баллотироваться на них. Вопрос в другом – будут ли эти выборы способствовать политической рационализации нашей жизни?

 – На мой взгляд, цинизм победителей поразителен, но циники-то чаще проигрывают. То, что происходит сегодня, я уже видел после 1968 года, когда в стране вводилось единомыслие, и еще раз в начале 80 – х, когда торжествовали победу над диссидентами, а победители увешивали друг друга орденами. Сегодня те ордена их дети про дают за доллары. Да, нынешние выборы – довольно грязная игра. Но внутри этих выборов уже зреет контрзаговор политиков. участвующих в них, против существующей власти. Интригам Кремля, как мне кажется, будет противостоять некий вариант общественной интриги, которая в той или иной мере парализует действия нынешней властной группировки. Насколько я понимаю, сейчас многие даже из окружения Б.Ельцина готовят его уход …

– Но, похоже, он сам еще не готов принять какое-то решение. Во всяком случае, ни в своем выступлении по ТВ, ни во время визита в Японию он не говорил о том, что не собирается участвовать в досрочных президентских выборах. А может, это тактика выжидания?

– Я не политик. Просто я как гражданин считаю, что после того, что произошло в начале октября, Президента в силу общего законопослушания нужно терпеть. Но терпеть в ожидании того, что он уйдет. И вполне возможно, что политически активные граждане найдут способы, чтобы в какой – то мере нейтрализовать воздействие его и его окружения на государство. Сейчас уже формируется своего рода анонимное общественное мнение: оно не находит политического выражения, так как для него закрыт путь в средства массовой информации. Его программу-минимум, как мне кажется, выразил в одной из московских газет писатель Юрий Поляков словами: смена всех. Думаю, что эта программа будет в той или иной мере реализована на предстоящих выборах. А сегодня необходимо свести к возможному минимуму издержки власти, оставшейся, по сути, бесконтрольной и безграничной. С этой целью мы-четверо, как говорится, частных лиц, граждан – на днях создали группу «Свободный выбор». Нужно контролировать соблюдение властью элементарных правил игры. И оглашать информацию об их нарушениях через средства массовой информации – если не через наши, то через западные. Мы надеемся ускорить создание общественно – политических структур в защиту политических, гражданских, интеллектуальных свобод. Насколько я знаю, такие группы «назревают» не только в Москве.

«Свободный выбор» – это, в сущности, правозащитная группа в прежнем, старом смысле слова. К сожалению, это нужно подчеркивать, так как сегодня вновь возникло такое явление, как официальная правозащита. В советское время был Советский комитет защиты мира, который выступал с критикой нарушения прав человека где угодно, но не в своей стране. Сегодня у нас появился Комитет по правам человека при Президенте во главе с С.Ковалевым. И комитет этот в упор не замечает ни одного нарушения в нынешней России, в том числе и прав тех, кто защищает Президента: ведь в последнее время мы узнали о многих случаях избиения журналистов, представляющих явно пропрезидентские издания. Господин Ковалев не замечает и того, что представители Международного Красного Креста не были допущены к арестованным сторонникам Верховного Совета, – факт, не имевший места в нашей стране с 1987 года. Получается, власть боится общественного мнения, как и в прошлые времена. Вообще власть в России – скверная власть. Она не имеет иного содержания, кроме как самоосуществления.

 – В таком случае реально ли требовать «смены всех»?

 – По крайней мере должна уйти группа людей, которая сформировалась вокруг Президента недемократическим образом – на основе личных связей, номенклатурного прошлого, в силу каких – то случайных обстоятельств. И которая управляет страной, как подсобным хозяйством, а не как государством. До известной степени это сейчас реально, так как власть, игнорирующая создание правовых условий, не устраивает уже никого.

 Да, результаты выборов до известной степени предрешены. Но они будут обусловливать борьбу уже после выборов. Оппозиция правительству – не тотальная, не идеологическая, а рациональная, легальная оппозиция – сформируется частью в парламенте, но в основном вне его стен. Я думаю, общественное движение солидарными усилиями может изменить ситуацию и переломит полосу безысходности.

Беседу вела Татьяна СУХОМЛИНОВА

Камча коммунизма или Белый войлок демократии?

 Борис КЛЕНОВ

Бывший заведующий отделом ЦК Компартии Киргизии Аскар Акаев, возглавив суверенную страну, показал себя неблагодарным учеником К.Маркса, опрокидывая универсальную формулу автора «Капитала»: «Бытие определяет сознание».

В Киргизии расцвел букет политических партий и движений – от националистических до необольшевистских. Местная пресса – самая яркая и информированная на Востоке. Здесь не знают, что такое аресты оппозиционеров, разгоны митингов, судебные процессы (от которых за версту несет 37 – м годом), высылка нежелательных журналистов, поджоги и взрывы домов инакомыслящих, бегство на чужбину интеллигенции, задыхающейся от нового «одобряем и поддерживаем». И если в Ашгабате людей отлавливает милиция только за встречи с западными политиками, то американский сенатор А.Кренстон был личным гостем А.Акаева, не говоря уж о делегациях, семинарах, конгрессах, на которые столь богат Бишкек, еще вчера серевший в наглухо застегнутой шинели Фрунзе.

 Киргизская демократия и сегодня остается до конца непонятым феноменом. Одни объясняют ее тем, что киргизы вплоть до XVI века были язычниками, ислам не успел погасить в обществе все угли свободы, разгоревшиеся, едва повеяло свободой. Другие категорично утверждают обратное. Дескать, тюркам вообще от киргизов каганата до Османской империи чужды демократические традиции, а потому все попытки привить цветущую ветвь на иссушенный ствол бесплодны и даже вредны. А третьи считают, что все эти «радости жизни» – лишь грандиозный политический мираж перекрасившихся коммунистов, нужный для вытягивания из доверчивого Запада долларовых кредитов, без которых республика очень скоро вернется в феодализм.

Ключевая фигура в этом «кроссворде» Аскар Акаев. Человек, не успевший испортиться в цэковских коридорах, хорошо знающий научные круги и студенчество, он раньше других на Востоке осознал, что в современном мире невозможно долго удерживать крепость авторитаризма. Рано или поздно ворота надо будет распахнуть, и если Алматы, Ташкент, Ашгабат, Душанбе отложили это на потом, то Бишкек отказался от исторического наркоза и смело пошел на рискованную общественную операцию, не откладывая ее в долгий ящик.

 Аскар Акаев уже не раз показал себя приверженцем демократии, когда своим авторитетом или данной ему властью защищал нарождавшуюся свободу.

 Чем руководствуется киргизский лидер, почему не опасается, как, например, Ислам Каримов, что свобода сорвет новые кровавые лавины Ферганы, Оша, Курган-Тюбе? Об этом я спросил человека, несомненно хорошо знающего Аскара Акаева, – вице-президента Феликса Кулова. Он «открыл тайну: президент убежден, что демократия как саморегулирующаяся система сама вылечится от рецидивов посткоммунизма- национализма, нетерпимости, ностальгии по Советскому Союзу.

Аскар Акаев вправе претендовать на куда большие почести в глазах своего народа, чем, скажем, Сапармурад Ниязов. В отличие от туркменбаши, хлебнувшего детдомовщины, киргизский президент из знатного рода, о чем говорит даже утонченный абрис его луноподобного лица. Шевельни он только крутой бровью, и страна, ученая камчой коммунизма, вмиг бы повалилась в ноги новому хану. Президент, однако, разрешил сидеть в своем присутствии …

Демократия в Киргизии победила? Не надо заблуждаться. Не удивлюсь, если однажды в понедельник радио Бишкека «голосом Левитана» заявит, что президент смертельно заболел, уехал далеко и навсегда и что власть «временно, до стабилизации обстановки» переходит в руки какого-нибудь «комитета спасения Отечества или защиты трудового народа». Это уже кому как нравится – на выбор.

 Если в соседнем Узбекистане творческая и научная элита привычно и безропотно, как прежде партийным вождям, «отдалась» жесткому режиму Ислама Каримова, то киргизский «высший свет» впал в другую крайность. С каким – то мазохистским упоением, находя в этом героизм и интеллектуальный блеск, «оппозиционеры» бичуют Аскара Акаева и его правление. Можно наугад открыть любую местную газету и ознакомиться с бесстрашными упражнениями очередного сурового критика.

 Слов нет, Киргизия, без парашюта выбросившись из бывшего Союза, ныне близка к «встрече с землей». Республику, погружающуюся в нищету и безработицу, колотит жестокий экономический кризис. Превращается в «фантик» сом, взятый за жабры рублем и долларом. А в это время правит бал, лихорадочно набивает карманы номенклатура, расхватывая отары, ореховые урочища, магазины, чайханы – все, что попадается под руку, готовясь завтра проснуться капиталистами и буржуями.

Что слышит в свой адрес нынешняя власть? Хорошего мало. Некомпетентность, «мягкотелость» – это само собой. Кроме этого- «отсутствие идеалов, закат культуры, нравственное вырождение». Отличился и почитаемый в республике Чингиз Айтматов, из люксембургского далека взявшийся учить Акаева, как надо брать иностранные займы. Если завтра страна пойдет на выборы, вопроса о победителе не будет. Партия коммунистов Кыргызстана, несомненно, устроит демократам политический Сталинград.

 Как ни парадоксально, но Киргизия – последний окоп коммунизма в бывшем СССР. В комиссарах нет недостатка. Тря бывших первых – Усубалиев, Масалиев, Аманбаев – заседают в парламенте, верховодят в ПКК, давно обошедшей по численности прочие партии, выпускают книги, публикуются в престижных газетах, создают фонды, называя их своими именами, проводят тайные вечери с бизнесменами и предпринимателями, крепят позиции в глубинке засылают гонцов на восстановительный XXIX съезд КПСС и на конгресс народов СССР. Лозунги безотказные: восстановить в республике поголовье скота, возродить нравственные устои, отказаться от диктата МВФ и займов, вернуться к рублю и воссоздать страну Советов. Словом, работают с людьми и не без успеха. В Киргизии никто в открытую не рискует выступить против «трех богатырей».

Киргизские реформаторы – в глухой обороне. у Аскара Акаева нет ни своей партии, ни своей прессы. Удары сыплются со всех сторон. и, возможно, один из них будет нокаутирующим.

 … В старину у киргизов был обычай выбирать хана и сажать его в знак уважения на белый войлок. Тогда это было верхом демократии. Если властитель «забывался», то тогдашняя номенклатура срубала ему голову и сгоняла народ на новое голосование. История повторяется?..

Бишкек – Ташкент

Все дело, наверное, в шляпе

 Наконец свершилось. Российский Президент все – таки совершил долгожданный, много раз обещанный и переносимый визит в Японию. Почти год находившаяся в напряжении заинтригованная общественность, наверное, даже несколько разочарована результатами этой миссии – нет ничего «такого».

Cepreй ОСТРОВСКИЙ

Действительно никаких суперсенсаций во время этой поездки Б.Ельцина не произошло – не был заключен мирный договор между двумя странами, не была так же изменена граница … Однако задумаемся: столь ли уж ординарным было это событие, чтобы стороны могли отменить или вновь перенести его, как на всякий случай предлагала уже не обижающаяся на неожиданности японская сторона?

Видимо, все же на этот вопрос следует ответить отрицательно. Прежде всего потому, что визит российского Президента Б.Ельцина в Страну восходящего солнца нужен был обеим сторонам по внутриполитическим причинам. Ельцину нужно было продемонстрировать населению, что ситуация находится под его контролем. Японскому премьер – министру Морихиро Хосокаве также необходимо было в первую очередь показать согражданам, что «новая волна» политиков, завершившая 38 – летнее бессменное правление Либерально-демократической партии, способна решать стоящие перед страной проблемы. И тому, и другому лидеру удалось добиться поставленных целей. Российский Президент вернулся домой, не отдав японцам вожделенных островов, его же собеседники получили заверения, что могут надеяться на получение этих земель.

 Второй аспект неотвратимости совершенного визита в Японию для обеих сторон не менее важен, хотя и предназначен скорее внешнему миру. Известно, что наша страна циклически меняет внешнеполитические приоритеты – то мы дружим взахлеб с Европой, то обмениваемся рукопожатиями с Америкой, то … При этом, однако, трудно отделаться от впечатления некоторой ущемленности одной из улыбающихся сторон. Особенно это впечатление – не исключаю, что оно и ложно, – усиливается, когда взгляд упирается в протянутую этой стороной шляпу. И что характерно: шляпу эту никогда не удается наполнить доверху, не говоря о том, чтобы еще и, что называется, «с горкой». Поэтому приходится здороваться то с одним, то с другим, то с третьим.

 Многие наблюдатели расценили новое движение России на Восток в контексте поиска нового источника поддержки, поскольку и Европа, и США все большее внимание стали уделять моральному стимулированию. Пусть теперь обдумают все хорошенько! А думать есть над чем: Япония не хочет более мириться с отведенной ей после второй миро вой войны ролью на международной арене. Для этого есть все экономические основания как – никак обошла Страна восходящего солнца всех и теперь бросает вызов самим Соединенным Штатам. Но проклятое наследие прошлого не дает азиатскому богатырю встать с колен. Нужен кто-нибудь достаточно влиятельный, чтобы походатайствовать об этом перед «дворянским собранием».

 Таким образом, как бы сам собой складывается альянс богатого простолюдина, рвущегося «в люди», и обедневшего благородного сеньора. Обидно ли такое положение? Да, но мир меняется, и на смену донкихотским порядкам приходят новые. Следует ли бороться за возврат к романтизму при повседневном неблагополучии? Вопрос философский …

Чем же расплатится Япония за повышение своего международного политического статуса, за кооптирование, например, в постоянные члены Совета Безопасности? По мнению самих японцев, она составит ответную протекцию России в международных экономических организациях и «нажмет» на других богачей, чтобы раскошеливались щедрее на помощь России. Однако порочность нынешней ситуации состоит в том, что наше государство вновь вынуждено взваливать на себя ответственность за ведение внешнеэкономической деятельности, чего вроде бы не должно быть в условиях свободного рынка. Ну не хотят японские предприниматели работать у нас без государственных гарантий- чересчур рискованно. Поэтому от полутора десятков заключенных в Токио соглашений будет настоящая отдача, когда Россия отрегулирует у себя условия ведения бизнеса. Дело за нашим правительством.

С точки зрения двусторонних политических отношений визит Б.Ельцина ознаменовался небольшим, но принципиальным шагом в сторону их развития. Передача территорий Японии могла вызвать значительное недовольство в России, отсутствие каких – либо сдвигов в этом вопросе – недовольство в Японии. Поэтому стороны, принципиально высказавшись за улучшение связей, прибегли к тактике стабилизации – постепенного продвижения, которое медленно, но верно решит все вопросы без излишнего шума.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *