Почему Марина Цветаева бросила умирать от голода в приюте младшую дочь, и Как сложились судьбы детей поэтессы

14.11.2023
459

О непростом, даже жестоком характере Марины Цветаевой, одной из самых романтических поэтесс Серебряного века ходили легенды. Она страстно любила, ненавидела и с лёгкостью предавала близких. Её жизнь, была насыщена странными, порой чудовищными событиями: брак по собственному предсказанию, безответственные влюбленности, экстраординарные отношения, брошенная на верную смерть дочь и, наконец, самоубийство… И эта обратная сторона медали, не очень вяжущаяся с чувственными строками её стихов, до глубины души шокировала даже самых преданных друзей и поклонников Цветаевой. Предлагаем и вам приподнять полупрозрачную вуаль и увидеть истинное лицо этой женщины.

Безусловно, характер оказывает определяющее значение на жизнь каждого индивидуума. При этом он не является врожденным компонентом психики, а формируется в течение жизни, преломляясь через призму воспитания и индивидуального развития. Таким образом, мы подошли к тому, что прежде всего нужно выяснить первопричины нелицеприятных поступков Цветаевой, её необузданного нрава, от которых так страдали самые близкие ей люди.

Трудное детство, взбалмошная юность

Марина росла недолюбленным ребёнком. Ее мать, Мария Мейн, родившаяся в обрусевшей польско-немецкой семье, вышла замуж без любви за вдовца с двумя детьми – профессора Московского университета Ивана Владимировича Цветаева, старше за нее на 20 лет. Мария Александровна, отказавшаяся ради семьи от карьеры пианистки, была ученицей самого Николая Рубинштейна. Она очень огорчилась, когда её первым ребенком оказалась девочка, поскольку очень мечтала о сыне.

Родители Марины Цветаевой. (1903). Отец – Иван Владимирович Цветаев – доктор римской словесности, историк искусства, почетный член нескольких университетов. Мать – Мария Александровна – пианистка.

Отцу по долгу службы большую часть времени приходилось проводить в разъездах, и он практически не интересовался детьми. А Мария Александровна не баловала материнской любовью и лаской ни приемных, ни двух своих дочерей – Марию и Анастасию, воспитывая их в невероятной строгости и аскетизме. Будучи одержимой музыкой, она мечтала вырастить из старшей дочери великую пианистку и усадила Марину за рояль, когда той ещё не было и пяти лет. Мать даже не подозревала, что судьба уготовила той совершенно иное будущее, будущее блистательного поэта.

Справедливости ради нужно отметить, что музыкальные способности у девочки были незаурядные, в отличие от её младшей сестры Аси. Марина старательно играла для мамы, для её радости и очень боялась её огорчить. А та, после каждой вырвавшейся похвалы в сторону дочери, холодно лишь прибавляла: «Впрочем, ты тут ни при чём. Слух – от Бога!» Такое отношение матери хотя и подарило Цветаевой ощущение собственной избранности, уникальности, но в то же время сформировало эгоистичную личность, абсолютно отчужденную от жизни.

Уделяя немало внимания интеллектуальному и музыкальному развитию наследницы, женщина не считала нужным прививать ей, как, впрочем, и другим детям, элементарные правила поведения. Из-за этого в доме происходили бесконечные драки и склоки, заводилой которых практически всегда выступала Марина. Она росла чудовищно упрямым, неуправляемым и необязательным ребёнком, но при этом имела острый ум, была крайне изворотлива, из любой ситуации девочка всегда выходила «сухой из воды».

Марина Цветаева с отцом, сестрой.

Когда же выяснилось, что Марина предпочитает писать стихи вместо занятий музыкой, деспотичная мать, отбирая у нее бумагу и чернила, жестко высмеивала сочинения юной поэтессы. Но та продолжала тайком писать, при этом, замыкаясь в себе все больше и больше.

Марине исполнилось 13 лет, когда Мария Александровна умерла от чахотки. Таким образом, освободившись от давления родительницы, своенравная, эгоцентричная девочка-подросток, стала совершенно неуправляемой. Она то надолго запиралась у себя в комнате, то ходила ночевать на кладбище, закладывала вещи в ломбард, когда ей не хватало денег, несколько раз сбривала волосы в надежде обрести кудри, красила их. А ещё Марина искренне восхищалась Наполеоном: на стенах в ее комнате висели его портреты.

Юная Марина Цветаева.

За дерзкий и несносный характер Цветаеву отчислили из нескольких гимназий. При этом она много читала, ее захватывал мир книг, она целиком погружалась в жизнь литературных героев. В 15 лет Мариной была предпринята первая попытка суицида, а после 16-ти Цветаева пристрастилась к сигаретам и рябиновой настойке, которые покупала за счёт продаж ворованных этюдов у знакомых художников. Вот так под влиянием книжных персонажей, рябиновой и сигарет в юной голове рождались стихи, которые немногим позже вошли в сборник «Вечерний альбом», сделавший Цветаеву знаменитой.

Марина Цветаева и Сергей Эфрон

Как это ни удивительно, но свой брак Цветаева предсказала еще задолго до встречи со своим супругом, дав зарок, что выйдет за того, кто подарит ей любимый камень. Сергей Эфрон при первой встрече преподнес 19-летней девушке бусину из сердолика, и та неожиданно для всех, вышла замуж за парня, с которым была едва знакома, убедив себя, что он и есть ее судьба.

Марина Цветаева и Сергей Эфрон.

При этом замужество не помешало юной поэтессе заводить новые романы на стороне, изводя на протяжении многих лет верного и преданного супруга безумными сценами ревности. Эфрон в свою очередь весьма снисходительно относился к влюбчивости Цветаевой, он всё списывал на ее юный возраст и творческую натуру. И нужно сказать, что терпение и понимание его были практически безграничны. Сергей стойко вынес и роман Марины с его старшим братом Петром, и скандальные отношения с поэтессой Софией Парнок, ради которой та на два года оставила его с годовалой дочерью.

Простил Эфрон и увлечение Марины молоденькой актрисой Соней Голлидэй и неприлично откровенные письма Борису Пастернаку. Простил даже страстный роман со своим лучшим другом Родзевичем и безропотно принял ребёнка, рождённого от этой связи. Прощал и терпел, оставаясь Марине преданным мужем и верным другом до самой свой смерти.

И хотя биографы, одной из самых неординарных поэтесс Серебряного века, пытаясь оправдать такое её поведение, утверждают, что всю жизнь сердце Марины Цветаевой принадлежало лишь ее мужу Сергею Эфрону, факты и поступки красноречиво говорят совершенно об обратном..

Дети – не цветы её жизни

Всё те же биографы в своих работах чаще всего упоминают дочь Цветаевой Ариадну и сына Георгия, которого поэтесса родила от внебрачной связи. А ведь на самом деле Марина родила от Сергея Эфрона двух дочерей – Ариадну и Ирину. Поговаривали, именно беременность вторым ребёнком заставила нерадивую мамашу оставить любовницу и вернуться в семью в 1916 году.

Ариадна Эфрон в детские годы.

Второй ребёнок родился болезненным, и как казалось Цветаевой, слегка умственно отсталым. То ли дело была старшая дочь Ариадна – умная, красивая и талантливая девочка. К четырём годам малышка уже читала, а к шести – сочиняла стихи и вела дневник. Именно ей из троих детей Цветаевой посчастливилось прожить долгую жизнь. Хотя насколько на самом деле её жизнь была счастливой – очень большой вопрос.

Ариадна Эфрон родилась в сентябре 1912-го. Имя для малышки, выбранное матерью, не прижилось, и девочку стали звать ласково Алей. Все хлопоты по уходу за девочкой взяли на себя няньки, что давало её матери полную свободу для творчества… и не только. Буквально через год Цветаева, оказавшись в плену новых романтических чувств к поэтессе Софии Парнок, оставила мужа с ребенком и целиком отдалась своей страсти.

В 1916-м, расставшись со своей пассией, Цветаева вернулась в семью, а весной 1917-го родила Ирину. Однако семейная идиллия закончилась очень быстро. Через полгода в стране рухнула старая власть и началась гражданская война. Сергей Эфрон отправился на фронт, а Марина осталась одна с кучей невообразимых для неё проблем: без нянек и прислуги, без средств к существованию, без желания и умения работать. И при всём при этом с двумя маленькими дочерями на руках.

Однако Цветаева была поэтом, и ей удалось закрыть глаза на обыденность. Таскать воду, топить печь, добывать еду – это было не про неё. Материнские хлопоты и ответственность, легшие на плечи поэтессы, не заставили её стать ответственной и заботливой матерью. Она пренебрегала бытом, будучи уверенной, что создана для творчества и общения с интересными людьми.

Марина Цветаева с дочерью Алей.

Отношения с детьми у Марины Ивановны в тот период складывались весьма сложно. От старшей поэтесса требовала общения на равных, брала её с собой на литературные встречи и поэтические посиделки, чтобы похвастать эрудированной и талантливой девочкой. А вот младшую привязывала к креслу, чтобы та не упала в её отсутствие. Обездвиженный полуголодный ребенок, находящийся в одиночестве, очень отставал в развитии. Со временем, научившись кое-как ползать и ходить, малышке удавалось добраться до помойного ведра, чтобы поесть что-нибудь из отходов, за что была нередко бита матерью. Когда же в дом Цветаевой заходили знакомые, та прятала ребёнка в дальней комнате. Некоторые из них даже не знали о существовании младшей дочери.

Малышка не возбудила в поэтессе материнских чувств и с первых дней своего рождения стала для неё обузой. Сейчас сложно сказать, что именно послужило причиной отклонений в её развитии – голод в раннем возрасте, безразличие матери или ошибка природы. Поговаривали, что Цветаева никак не могла смириться с отсталостью дочери, поскольку у гениальной поэтессы, как считала она, и дети должны быть такими же.

Но с другой стороны и старшая Аля не ощущала от матери должного душевного тепла и любви. Цветаева была холодна и бесчувственна, она подавляла в себе любые проявления доброты, нежности и ласки. И даже сдав детей в приют, Марина не позволила Ариадне, называть себя матерью.

На произвол судьбы

В 1919 году рацион в семье настолько оскудел, что Марина, пребывая в очередной депрессии, по совету знакомого сдала обеих дочерей в Кунцевский приют, выдав их за круглых сирот, назвавшись крёстной. Марина Ивановна, стыдясь своего поступка и опасаясь пересудов, пошла на эту хитрость (если не сказать – подлость). Ариадне она строго-настрого приказала на расспросы отвечать, что их с сестрой в приют привезла крестная мать. В оправдание же себе женщина выдвигала главный аргумент – она искренне желала обеспечить своим детям полноценную жизнь и, что только так она могла спасти дочек от голода, бушевавшего в стране.

Ариадна и Ирина Эфрон.

Правда, вместо “полноценной” жизни сестер Эфрон в приюте ждали ужасы сиротства: по комнатам бегали крысы, дети болели, не имея теплой одежды, и умирали от голода. Цветаеву, впрочем, это мало волновало: отдала и, по сути – забыла, поскольку предпочитала не появляться в приюте, даже несмотря на полные тоски письма Али, которые та регулярно писала матери. А как-то получив от заведующего приюта письмо, что ее двухлетняя дочь без умолку кричит от голода, Марина написала в своем дневнике: «Ирина, которая при мне никогда не смела пикнуть. Узнаю ее гнусность…»

В дальнейшем во время редких посещений Цветаева с меньшей дочерью почти не общалась, а все принесённые ею угощения доставались Ариадне, которая очень тосковала и просилась домой. Лишь только тогда, когда старшая дочь заболела малярией, Марина забрала девочку и заботливо ухаживала за ней. Ирина же вскорости умерла от голода, так и не дождавшись встречи с матерью. На похоронах 3-х летней дочери поэтессы не было. В своём дневнике она лишь написала: «Чудовищно? — Да, со стороны. Но Бог, видящий мое сердце, знает, что я не от равнодушия не поехала тогда в приют проститься с ней, а от того, что не могла».

Ариадна и Ирина Эфрон. / Марина Цветаева со старшей дочерью Ариадной.


Почему?

Вот такая печальная участь маленькой девочки, не оправдавшей высоких чаяний своей гениальной матери. И тут всплывает риторический вопрос: Могла ли Цветаева поступить в то смутное, голодное время как-то иначе? Разумеется, могла… Ведь она сознательно не захотела устраиваться на «скучную» работу, или же распродать вещи и драгоценности на рынке, чтобы прокормить своих детей. Отказалась она и от предложения устроить девочек в детский сад, где присмотр и питание были приемлемыми, а также отмахнулась от просьбы сестер мужа отдать им на попечение маленькую Ирочку.

По какой же причине она этого не сделала? Зная инфантильно-эгоцентричный характер Цветаевой, можно без проблем догадаться. Но самое удручающее в этой истории то, что женщина до конца своих дней, так и не признав своей вины, без зазрения совести обвиняла в смерти меньшей дочери сестер мужа. А тот ей безропотно верил и лишь перед смертью узнал всю правду…

Жизнь продолжается

Сергей Эфрон, Марина Цветаева, их дочь Ариадна./ Цветаева с Муром.

Спустя два года после трагедии Цветаева со старшей дочерью отправились за границу к Сергею Эфрону. В Чехии после нескольких лет вынужденного расставания семья воссоединилась. В 1925-м Марина Ивановна родила сына Георгия, которого ласково будет звать Муром. Однако и в этот раз не обошлось без скандальных слухов: молва стала приписывать отцовство Константину Родзевичу, с которым за спиной мужа Цветаева некоторое время находилась в близких отношениях. Эфрон, разумеется, этот факт категорически отрицал.

Впервые увидев новорождённого сына, Сергей тут же отметил, что наследник – «вылитый Марин Цветаев!». Белокурый ангелочек, перенявший от гениальной матери литературный талант, стал рано не только читать и писать, а еще в духе своей матушки вести дневник. Перенял Мур от Марины Ивановны и скверный характер. Мальчик рос холодным, отчужденным, эгоистичным. Это проявлялось даже в том, как в разговоре мальчик называл родительницу по имени-отчеству. Цветаева же, познавшая радость материнства лишь с третьей попытки, измученная душевными метаниями, любила своего отпрыска до беспамятства. В ответ же на материнские чувства получала лишь грубость и презрение. Отношение сына к матери стало словно расплатой за ее прошлый грех.

Эфрон и Цветаёва с Муром.


С годами ситуация лишь усугубилась. В своём дневнике Мур писал, что избегает общения с родительницей. Сын не просто не поддерживал мать, он откровенно издевался над ее беспомощностью, буквально добивал, безжалостно нанося психологические страдания. Он был умным и чудовищно эгоистичным. А, впрочем, чему уж тут удивляться? На этот раз яблочко от яблоньки не далеко закатилось.

Георгий Эфрон.


Даже за день до самоубийства Марины Цветаевой 16-летний Мур в своем дневнике рассуждал о том, как ему увильнуть от возможной работы в совхозе. Пусть мать вкалывает одна, а он, мол, не хочет «опуститься до того, чтобы каждый день приходить с работы грязнющим, продавшим свои цели и идеалы».

Судьба старшей дочери

Сергей Эфрон во время гражданской, воевавший в рядах белогвардейцев, был вынужден жить в эмиграции, тоскуя по России. Не стало на душе легче, и когда его семья воссоединилась. Единственной отдушиной в его жизни стала повзрослевшая дочь Аля, которая разделяла его взгляды. Когда со временем семья перебралась во Францию, Ариадна поступила в художественное училище при Лувре и стала подрабатывать вязанием шапочек и носков. При этом мысль вернуться на родину все это время не покидала ни отца, ни дочь, что приводило к постоянным спорам, поскольку Цветаева считала, что прежней России больше не существует и возвращаться некуда.

Аля с отцом.

Но Марину Ивановну никто не слушал. Весной 1937 года в Москву выехала Ариадна, получившая первой из семьи возможность вернуться на родину. Осенью того же года из Франции бежал Эфрон, оказавшись замешанным в заказном политическом убийстве. Цветаева с сыном в СССР вернулась спустя два года, в 1939-м. По возвращении в Советский Союз Эфрону и его семье была предоставлена государственная дача НКВД в подмосковном Болшево. И первое время ничто не предвещало беды…

Ариадна Эфрон.

Однако, вскоре после возвращения поэтессы была арестована и осуждена за шпионаж на 8 лет её дочь Ариадна. Вслед за ней арестовали и Сергея Эфрона. Инкриминировав измену родине, в 1941-м его расстреляли. За два месяца до его гибели, наложила на себя руки и сама Цветаева, оставив 16 летного сына на попечение знакомым. А тот в неполные 19-ть погиб на фронте под Оршей в Белоруссии. Вот так трагически отыгрались на судьбах семьи Цветаевой и на ней самой военные 40-е.

В 1948 году, выйдя на свободу, Ариадна Сергеевна вновь попала под каток советской режима – повторный арест и приговор к пожизненной ссылке. Лишь в 1955-м дочь Цветаевой полностью реабилитировали, и она спустя 16 лет после возвращения на родину, наконец, обрела свободу. Женщина обосновалась в Тарусе и занялась рукописями матери. Благодаря Ариадне вышли и первые сборники стихов Марины Цветаевой и воспоминания о её судьбе. Свою личную жизнь Ариадна Сергеевна наладить не смогла. Роман с журналистом и переводчиком Самуилом Гуревичем оборвался из-за её ареста. В ссылке она узнала, что её любимого расстреляли за шпионаж. Умерла старшая дочь Марины Цветаевой в июле 1975-го, прожив 63 года…

ИСТОЧНИК: Культурология https://kulturologia.ru/blogs/150823/56994/

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *