НАШ ПРЕЗИДЕНТ НЕ РАБ СВОЕГО СЛОВА: ЗАХОТЕЛ- дал, ЗАХОТЕЛ- ВЗЯЛ

23.11.2023
314

Этот заголовок, вынесенный на первую полосу “России” №47 (157) за 17- 23 ноября 1993 года касается лишь одной из тем номера- отмены досрочных президентских выборов. Между тем, на ее страницах и такая важная тема, как прецеденты банкротства предприятий, а также перспектива вхождения Польши и Венгрии в НАТО и ее восприятие в нашей стране.

ПОКА МЫ ИЗУЧАЛИ ПОСЛЕДСТВИЯ ОТМЕНЫ ДОСРОЧНЫХ ПРЕЗИДЕНТСКИХ ВЫБОРОВ , Б.ЕЛЬЦИН ЗАЯВИЛ , ЧТО ЕГО РАССУЖДЕНИЯ НА СЕЙ СЧЕТ НИКАКИХ ПОСЛЕДСТВИЙ НЕ ИМЕЮТ . УКАЗ ОБ ИХ ПРОВЕДЕНИИ ПРОДОЛЖАЕТ ДЕЙСТВОВАТЬ . ПОКА .

Шахтерский барометр: досрочных президентских выборов не избежать

Александр ЕВЛАХОВ

Шахтеры Воркуты, потребовавшие проведения 12 июня президентских выборов, – это уже серьезно. Во всяком случае серьезнее, чем Грачев, Черномырдин и другие «лукавые царедворцы», объясняющие, как прав был Ельцин, заявив, что, мол, эти выборы нам ни к чему. Весомее рейтингов популярности, выводимых заказными социологами. Более значимо, чем холуйские голоса, якобы выражающие мнение передовой части общества. Шахтеры больше чем симптом. Это почти судьба.

 С выступления Николая Травкина перед шахтерами в мае 1990 года о том, что нам нужна подлинно народная антикоммунистическая партия, началось последнее, траурное шествие КПСС. Шахтеры же задолго до того, как это состоялось, подписали приговор политической карьере Н. Рыжкова, а потом и М.Горбачева.

Дело тут не в мифической авангардной роли рабочего класса. Просто шахтеры – народ суровый и не терпят вранья. Чем бы оно ни объяснялось. Те же объяснения, что звучат по поводу досрочных президентских выборов, и вовсе неубедительны.

Нам говорят, что президентский указ об их проведении был вынужденным компромиссом с депутатским корпусом. Но об разве требование о переизбрании и той и другой власти исходило только из Белого дома? Нас убеждают в том, что после 4 октября политическая ситуация стала иной. С этим трудно спорить. Но такая констатация лишь подтверждает необходимость выборов 12 июня.

 Президент, являющийся по должности гарантом гражданского мира и допустивший массовое кровопролитие, должен или уйти с политической сцены, или вновь подтвердить свое право на руководство страной. Ссылки на голоса, полученные на апрельском референдуме, абсурдные – люди не голосовали за подавление цитадели законодательной власти с помощью танков.

Нам вновь твердят о том, что Ельцину нет альтернативы. Но это – ложь! По своим деловым качествам ему не уступают ни А.Собчак, ни Е.Гайдар, ни Ю.Скоков, ни С.Шахрай, ни Г.Явлинский, ни Б.Немцов. Помнится, выступая в одной из аудиторий четыре года назад, М.Полторанин, опровергая версию о том, что, дескать, Горбачеву нет альтернативы, говорил: мы смотрим только в первый – политбюровский ряд, а среди тех, кто в третьем или в шестом, такие люди есть – к примеру, Юрий Афанасьев.

Рассуждения же о том, что Президент должен подготовить замену, и вовсе смехотворны. Разве Буш готовил себе на замену Клинтона или ЛандсбергисБразаускаса? Вообще в этой фразе больше от обкомовского персека – хозяина, чем от высшего должностного лица страны. Хотя пока и под ковром, но подготовка к президентским выборам уже началась, и при любом развитии событий, остаться на своем посту до 1996 года Ельцину вряд ли удастся.

Говорят, что политику одна фраза может стоить карьеры. Не исключено, что именно эта фраза была сказана Б.Ельциным неделю назад. Ее разрушительный эффект может оказаться посильнее, чем обещание лечь на рельсы в случае повышения цен. Тогда президентский имидж пострадал не сильно, потому что затем последовали реформы, худо – бедно наполнившие прилавки магазинов. Да и уровень жизни россиян все же повыше, чем в большинстве бывших союзных. Отказ же Б.Ельцина идти на досрочные выборы лишь сыграл на руку оппонентам либерального курса, поднял рейтинг компартии, призывавшей не воспринимать всерьез Указ по поводу 12 июня.

Пройдет месяц, и уже депутаты Федерального собрания будут иметь право заявить: мы легитимнее Ельцина, потому что избирались вслед за событиями 4 октября, в постсоветское время. Неизбежно заработает хорошо проверенный в предыдущие годы механизм общественного давления. Одним словом, отмена Указа о президентских выборах 12 июня будет иметь эффект – бумеранга. На досрочные выборы Б. Ельцину все равно придется пойти. Но уже без шанса одержать победу.

 

Все дороги ведут за кулисы

Политика всегда была делом закулисным. Минувшая неделя не стала исключением. Когда, «словно айсберг из тумана», выплыл блок «Выбор России», стало ясно, что невидимая часть этого айсберга, собственно, и подготовившая его появление к назначенному сроку, это сила, с которой остальные участники предвыборной борьбы должны будут считаться.

Юрий СВЕТОВ

Как стало известно из источников в российском Совмине, его сотрудники подспудно ощущают нарастающее напряжение. Мeняется отношение к Совмину со стороны Администрации Президента. Упорно поговаривают, что Геннадий Бурбулис вернется на пост госсекретаря и главной функцией его станет надзор за деятельностью правительства. Чиновники задумываются не готовится ли здание на Старой площади на роль объекта следующей атаки.

Встает вопрос – управляет ли правительство страной? Его заседания проходят при мерно раз в 10 дней, обсуждаются три – четыре вопроса, а своего разрешения ждут сотни. То, что именуют решением Совмина, является личным распоряжением премьера или одного из заинтересованных в этом во просе вице – премьеров. По скоропалительно обсуждаемым вопросам, как в былые времена на парткоме, принимается резолюция: «Согласиться в целом».

 А там чиновник может кроить, добавлять или выбрасывать что его душеньке заблагорассудится. С трудом налаженный Виктором Черномырдиным механизм работы Совета Министров как единого целого начинает вновь разбалансироваться . Может ли быть иначе, если министры и вице премьеры, собранные с бора по сосенке, теперь стали и политическими соперниками в борьбе за депутатскую неприкосновенность. Утверждают, что они даже не разговаривают друг с другом. Все с любопытством наблюдают за схваткой М. Полторанина и В.Шумейко, которому очень понравилось восстанавливать госидеологию.

Льется поток претензий на премьера за его политический нейтрализм. Одни полагают, что В. Черномырдин считает себя временщиком, которому незачем влезать в политические разборки. Представляется более верным суждение, что сегодняшний нейтралитет премьера принесет ему весомые дивиденды завтра. Федеральное собрание, как полагают аналитики, в качестве первого пункта повестки дня может рассмотреть вопрос об импичменте Президенту. Кто его заменит? Черномырдин. Это, конечно, не нравится Администрации Президента, где Филатов, Красавченко, Филиппов давно примеряют на себя премьерский мундир. Пока же работают ко миссии по установке надбавок за стаж работы в органах управления. Если ты лоялен- тогда и работа в ЦК КПСС засчитывается в плюс, сомнения есть получай поменьше.

Удержит ли власть интеллигенцию в кармане?

Вера КОЛОСОВА

На прошлой неделе российские власти усиленно занимались проблемами культуры. В четверг в Министерстве культуры РФ состоялось учредительное собрание Фонда содействия культуре, который предложено возглавить Кириллу Лаврову и генеральному директору «Авто ВАЗ» Владимиру Каданникову.

В пятницу Виктор Черномырдин провел встречу с руководителями ведущих творческих коллективов. В этот же день Борис Ельцин принимал в Кремле первых лиц российских творческих союзов, в присутствии которых подписал Указ «О дополнительных мерах государственной поддержки культуры и искусства в Российской Федерации», принятия которого добивалась творческая интеллигенция с незапамятных времен. Согласно Указу (кстати, перед Президентом было два его варианта, но он демонстративно выбрал тот, который был менее предпочтительным для Минфина.

С 1 января 1994 года учреждаются 500 ежемесячных стипендий для выдающихся деятелей культуры в размере 100 тысяч рублей, 500 стипендий в размере 50 тысяч рублей для талантливых молодых авторов, увеличена доля прибыли, не подлежащей налогообложению, безвозмездно перечисляемой на культуру. В Указе есть еще ряд льгот, правда, достаточно жестко каждый раз оговариваемых – «B некоммерческих целях», «государственные организации» и т.д.

Конечно, лучше что-то, чем ничего. Но только в Указе (как это было в прошлом году, когда Верховный Совет принимал поправки к Закону о налоге на прибыль с предприятий) опять вылетел, например, такой пункт, как льготное налогообложение творческих союзов и Фонда культуры. А, скажем, расчеты за проживание иностранных деятелей искусства, прибывающих в РФ, согласно этому Указу, можно будет производить не в валюте, что практически сводило на нет культурный обмен, а в рублях. Но … только для прибывающих по приглашению госорганизаций и только по предварительно согласованным планам. Не ставится ли культура в очередной раз в зависимость от чиновника?

Вообще Указ скорее производит впечатление мелкого торга с деятелями культуры в период предвыборной кампании, нежели меняет саму культурную ситуацию. Конечно, проще держать творческую интеллигенцию на «коротком поводке» финансовой капельницы из госбюджета, чем предоставить некоторые свободы для организации независимого дела, к чему могли бы привести, например, налоговые льготы, предоставленные творческим союзам. Тем более что некоторая отстраненность по отношению к власти, усиливающееся в последнее время в этой среде разочарование ее методами вызывают желание у правящих политиков придумать кое какие «застежки». К. идеологическим «застежкам», естественно, сегодня уже не прибегнешь, а вот финансовые- они всегда актуальны. Но вряд ли удастся в очередной раз удержать интеллигенцию в кармане.

Первый блин российской демократии

Так характеризует Выборы – 93 Вильям СМИРНОВ, руководитель Центра политологических исследований Института государства и права Российской академии наук, первый заместитель Председателя Ассоциации политической науки

– В конце 92-го года вы сделали политический прогноз, по которому самым благоприятным сценарием развития посчитали досрочные выборы «не в угоду съезду или Президенту, а ради самого общества». Ваш сценарий прошел. Довольны ли вы тем, как идет предвыборная кампания?

– Вы забыли, что при этом я называл еще ряд факторов, без которых этот сценарий трудно назвать благополучным. Да, я говорил, что являюсь сторонником парламентской республики, но думаю, что в России утвердится президентская, как наиболее подходящая форма для нашей ситуации. Однако при условии, если общество осознает и примет принципы парламентаризма: разделение властей и баланс между ними- права и свободы граждан, политический плюрализм и многопартийность, признание, что ни один лидер не обладает монополией на истину, что подстегивать историю нельзя …

-И все – таки мы оказались накануне выборов без многих названных вами факторов. Завершился один из значительных – этапов кампании …

 – Да, это так. И, к сожалению, оба положения о выборах в Госдуму и в Совет Феде рации трудно назвать совершенными. Они о многом умалчивают, допускают двоякое толкование ряда статей. Не случайно избирательной комиссии дана возможность выпускать всевозможные инструкции, которые призваны исправить огрехи нормативного творчества. А это чревато тем, что правила игры во время выборной кампании будут постоянно меняться и избиратель может прийти 12 декабря к урнам совершенно обозленным, запутавшимся в юридических тенетах и проголосовать против всех …

-Или вообще не прийти …

– Не думаю. По экспертным оценкам, примерно половина граждан изъявит свою волю.

 -При каком числе избирателей выборы считаются состоявшимися?

– Если в этот день проголосует 25 процентов граждан, обладающих активным избирательным правом России.

– Но это даже меньше, чем треть населения страны. А что, в других государствах тоже устанавливается подобный ценз?

– Как правило, исходят из того, что при демократическом режиме, развитой многопартийности гражданам ничто не мешает выразить свою волю, и выборы считают состоявшимися при фактическом количестве пришедших голосовать людей. В частности, в США на местные выборы редко приходят более 30-40 процентов граждан.

– Давайте вернемся к нашей практике. С какими сложностями, на ваш взгляд, столкнулись избирательные объединения на прошедшем этапе?

-Как известно, выборы у нас проводятся по смешанной мажоритарно – пропорциональной системе, когда половина депутатов в Федеральное собрание выбирается по одномандатным и двухмандатным округам, а другая – на многопартийной основе по спискам избирательных блоков. На практике эта система зарекомендовала себя в ФРГ, использовалась в Грузии. Сложность заключается не в этом. Первое – чрезвычайно короткий срок предвыборной подготовки. Второе – довольно жесткие правила: для регистрации блока необходимо было найти 100 тысяч голосов. Причем так, чтобы по крайней мере в 7 регионах в различных субъектах Федерации – было собрано в каждом не менее 15 процентов подписей от их общего числа в списке. Не все даже известные объединения смогли выполнить эти условия. Выиграли те, у кого есть разветвленная региональная структура или очень известная партия, движение – «паровоз» – во главе блока. Плюс к этому – весьма популярные три личности в начале списка. Поскольку времени для «раскручивания» новых имен политиков оставалось мало, то у многих соискателей на первое место вышел союз политиков и известных артистов. К примеру, Травкин и Говорухин, или Собчак и Басилашвили, и т.д. Не менее сложно будет собрать один процент голосов избирателей при индивидуальном выдвижении кандидатов в одно – и двух мандатном округах.

– А какие ловушки подстерегают граждан, когда они придут к избирательным урнам?

-Прежде всего они совершенно незнакомы с остальными участниками партийной «команды». И вслед за заслуживающими их доверие Гайдаром, Явлинским, Зюгановым, Лапшиным в списках пройдут люди для них вовсе незнакомые. Кстати, все списки целиком сейчас публикуются в изданиях, где печатаются и все федеральные законы. Они малодоступны, и времени не хватает, чтобы их изучить.

 – Как финансируется избирательная кампания? Нет ли здесь «непрописанных» мест?

 – 170 млрд. рублей выделено на выборы из общефедерального бюджета. Однако, согласно Положениям и инструкции Центризбиркома о выборах депутатов, избирательные объединения вправе использовать собственные средства и добровольные пожертвования. Физические и юридические лица могут предлагать отдельным кандидатам сумму, достигающую не более 20 – кратного минимального размера оплаты труда, а в фонд избирательного объединения 30 – кратного. Нет никаких указаний на пределы абсолютной суммы пожертвований и их соотношения с государственными субсидиями. А потому здесь возможен всякий беспредел. Деньги прямо вторгаются в политику, без всякого контроля.

Мы вступили в полосу политической агитации за кандидатов. Есть ли здесь подводные камни?

-Конечно. В Положениях декларируется равный доступ к радио и телевидению всех кандидатов. Но одновременно не запрещается использование электронных средств на коммерческих началах. Далеко не все партии и кандидаты способны заплатить круглую сумму для доступа на экран и в эфир. Или вот статья о выпуске агитационных печатных материалов. В пункте 3 29-й статьи речь идет о том, что «в случае нарушения неких условий окружные избирательные комиссии … принимают меры по пресечению этой деятельности и вправе обратиться в соответствующие органы внутренних дел …». Весьма интересная формулировка, по которой санкции принимаются не в судебном порядке, а апелляция идет к милиции, которая, как и избиркомы, подчиняются исполнительной власти. Крут замыкается. Получается, что творчество исполнительных структур не знает границ. Кроме того, неясно, что может квалифицироваться как призыв к нарушению целостности РФ, разжиганию социальной, расовой, национальной, религиозной розни … Как это понимать? Вот если я буду требовать для своего региона равных прав с другими субъектами РФ – это что, призыв к развалу России? Или потребую покончить с плутократией – это что, разжигание социальной розни? И так можно найти издержки в любой статье

– Во время выборов нам предстоит еще принять участие в референдуме по новой Конституции. Как вы к этому относитесь?

 – форма референдума для принятия Конституции не самая лучшая, да и срок для серьезного ее анализа короток. Значит, снова надо довериться исполнительной власти. Один высокопоставленный чиновник успокоил меня: мол, все равно народ никогда Конституцию не читает и не понимает. Ну если так рассуждать, то и голосовать не требуется. А почитать проект следует, ибо народ, согласно Конституции, вверяет свою судьбу в руки Президента, и хорошо бы знать, какие приводные ремни обратной связи с властью есть у него. Впрочем, это тема для отдельного разговора.

Вела беседу Лидия ТИМОФЕЕВА

«Звездопад» только начинается

В Нижегородском арбитражном суде по полному протоколу рассмотрено первое в России дело о банкротстве предприятия. Рожденный почти год назад Закон «О несостоятельности (банкротстве) предприятий» породил массу страхов, разговоров, заклинаний типа «пора!», «надо!», но в силу вступать не торопится.

Валентина УРУСОВА

Mежду тем, по данным лондонского журнала «Экономист», 35 процентов наших предприятий абсолютно нерентабельны. Каждого третьего работоспособного гражданина содержит государство.

 Сам закон, по признанию юристов, достаточно несовершенен, а где – то и противоречив. Процедура определения потенциального банкрота в условиях нынешней неразберихи, взаимных неплатежей затруднена. Статистика зачастую не отражает финансово – экономического положения дел на предприятии. Мне рассказывали, как, поверив цифрам, вместе с американскими «спецами» по банкротству члены комиссии нагрянули в Арзамасе к одним вроде бы потенциальным банкротам, а там – полное финансовое благополучие.

 Впрочем, многие предприятия в области висят, что называется, на волоске. Акционерное общество «Звезда», расположенное в селе Беляйково Вачского района, оказалось в их числе. Завод по выпуску кухонных и столовых наборов процветал до 1991 года. Однако с переходом к рынку былое благополучие иссякло.

Руководители предприятия вместо изучения конъюнктуры рынка, спроса, осуществления структурной перестройки производства стали гнать изделия попроще и поплоше. К тому же рухнула былая система «планового» сбыта продукции. И предприятие осталось, как прозвучало на суде, с двумя плохо работающими телефонами, осевшими на складах «неликвидами» на 120 миллионов рублей и кучей долгов.

Почти пятьсот человек коллектив завода, а ныне мелкие инвесторы акционерного общества «Звезда», оказались на мели. Средняя зарплата здесь не дотягивает до 12 тысяч и при этом месяцами не выдается. Переквалифицироваться, сменить место работы отчаявшемуся человеку тоже невозможно: предприятие единственное в округе. Многие беляйковцы кормились в августе тем, что собирали в лесу ягоды и грибы. «Звезда» нанесла серьезный урон своему главному кредитору Вачскому комбанку, который давал разваливающемуся на глазах предприятию краткосрочные и долгосрочные кредиты то под зарплату, то под топливо. Долг перевалил за 50 миллионов рублей.

 На заседании арбитражного суда, где комбанк заявил, что ликвидации предприятия он не требует, а просит суд установить внешнее управление имуществом должника, назначить арбитражного управляющего и тогда будет ждать возвращения долгов. Ответчик по сути просил о том же. Столь нетипичное единодушие, отсутствие спора придало делу некую заданность, образцовую показательность. Суду просто ничего другого не оставалось, как «уважить» просьбы истца и ответчика. Что он и сделал.

 Такой вот финал, дающий «Звезде» шанс если и не взлететь, то остановить падение. Из областного бюджета сделана «инъекция» в 42 миллиона рублей. Правда, в администрации утверждают, что другим потенциальным банкротам таких «вливаний» делать не будут. На полтора года приостановлен и расчет «Звезды» по долгам. Как выкарабкается из этой ситуации главный его кредитор? Председатель Вачского комбанка Вера Киселева говорила мне: «АО «Звезда» один из наших учредителей, мы ему шли навстречу. Что касается моратория, то отсрочку в восемнадцать месяцев мы, конечно, не выдержим. С арбитражным управляющим у нас есть на словах уговор, что он рассчитается с нами прежде других.

На арбитражного управляющего Алексея Купцова смотрят сегодня с надеждой многие. На «Звезде» он человек известный. И в арбитражные управляющие он рекомендован опять же администрацией «Звезды». Молодой коммерсант, директор фирмы «Анна», поднаторевший на посреднических услугах, собирается вложить в развитие производства, обновление продукции, создание маркетинговой службы около 400 миллионов рублей.

 Станислав Ермолаев – начальник отдела промышленной политики департамента экономики и прогнозирования Нижегородской областной администрации и одновременно заместитель председателя межведомственной комиссии по делам о несостоятельности предприятий – один из тех, кто вместе со специалистами из США готовил этот своего рода пилотный проект первого в области банкротства, разбирался с состоянием дел должника на месте.

Сам механизм Закона о банкротстве, полагает он, – является стимулирующим фактором развития производства предприятий с нестабильным финансово – экономическим положением. Для блага общества и реформ он должен начать работать. К решению суда я отношусь двояко. Меня смущает мораторий на погашение кредитной задолженности, поскольку при таких мощных темпах инфляции это подорвет финансовое положение Вачского коммерческого банка, а значит, и финансовую систему района. Общение с руководством «Звезды» оставило у меня такое впечатление, что директорская команда находится в ожидании финансовых инъекций, причем не от своих прямых инвесторов, а от администрации, то есть из бюджета области.

Сказал Ермолаев и о том, что задачу комиссии видит в стимулировании экономического мышления и развитии маркетинговых служб на предприятиях. Должно быть постоянно действующее агентство по банкротству, на штатной основе. Обойтись без этого агентства, по его мнению, невозможно. Необходимы профессионалы, каковыми сами они, по его словам, на сегодняшний день, увы , не являются . Как бы не опоздать. «Звездопад» только начинается.

Сценарий цивилизованного банкротства

Петербургские социологи назвали бывшего заместителя мэра города, а ныне генерального директора Федерального управления несостоятельности предприятий и банкротства Сергея Беляева в десятке «политиков будущего»

ЕМУ ТРИДЦАТЬ ДЕВЯТЬ ЛЕТ. Кандидат технических наук, в прошлом доцент Петербургского политехнического института. По специальности – энергетик. Три года назад был избран депутатом районного и городского Советов народных депутатов, стал председателем Красногвардейского райсовета, затем главой администрации района. Еще недавно возглавлял Комитет по управлению имуществом мэрии Санкт – Петербурга. После выборов в Советы Сергей стал лидером депутатской группы, которая в то время представляла собой в городе своеобразный «левый центр», объединивший демократов из научно – технической интеллигенции. Эта группа – Филиппов, Нестеров, Беляев, Салье и другие – привела к власти в городе Собчака. Они уже тогда знали, как построить власть в городе, и были единомышленниками. Сергея Беляева называли человеком, делающим приватизацию в Петербурге. И делал он ее со своей командой на высоком профессиональном уровне – недаром по темпам приватизации Санкт – Петербург оставил далеко позади столицу. Беляев собирался защищать докторскую диссертацию по теме, к управлению имуществом не имевшую абсолютно никакого отношения. Диссертацию пришлось положить в стол и начать с нуля дело, в успех которого мало кто тогда верил. Ведь это сейчас никого больше не нужно убеждать в том, что именно приватизация является основой реформы. А еще два года многие сомневались в необходимости приватизации. Собчак, например, до сих пор говорит о некоей смешанной экономике. Петербург вырвался в лидеры еще и потому, что здесь начали гораздо раньше, чем в Москве. Многое из того, что Чубайс реализовал в должности главы Госкомимущества России, он привез из своего родного города. Немало питерских проектов и разработок легли в основу вышедших сегодня документов по приватизации. Первое в России управление по имуществу также появилось в Петербурге. Команда Беляева выиграла бой, и уже в феврале прошлого года на стол депутатам горсовета для утверждения легла первая программа приватизации в городе. Наверное, убедительнее любых цифр звучит тот факт, что на Невском проспекте сегодня уже нет ни одного государственного магазина или кафе. С центром вообще произошла разительная перемена – его витрины и прилавки почти не уступают европейскому городу. Кроме того, первый год работы в поистине экстремальных условиях дал сотрудникам комитета и всем, кто им помогал, тот неоценимый опыт и знания, которые невозможно было бы приобрести ни в каком институте; многие из них стали в области недвижимости, собственности и ценных бумаг специалистами мирового класса. Это признают сегодня и американские, и немецкие, и французские советники.

Я убежден, что работать сегодня можно только в команде, – полагает Сергей БЕЛЯЕВ. – Нашей целью стала приватизация, реформа. Я познакомился с Чубайсом, когда он уже работал в исполнительной власти. Его нынешний заместитель Кох, я и Маневич- это и была наша команда в Петербурге. Мы взаимодополняли друг друга: моя способность организовать работу не стоила бы и гроша без блестящих знаний законодательства и бескомпромиссной в не которых вопросах позиции тех , кто шел со мной «в одной упряжке».

– Ваша нынешняя должность генеральный директор Федерального управления несостоятельности предприятий и банкротства. Это совершенно новая для нас структура. Значит, опять непочатый край работы?

– Пока есть только Закон о банкротстве, который не работает, потому что не было соответствующего механизма. Есть положение о Федеральном управлении при Госкомимуществе, утвержденное правительством России, и есть генеральный директор. По должности я являюсь заместителем Чубайса. Работа координируется тремя структурами, которые возглавляют соответственно Гайдар, Федоров и Чубайс, то есть экономикой, финансами и имуществом. Да, формально я чиновник, но мы делаем политику – строим новую экономическую основу страны. Где – то я услышал определение – политические чиновники. Это про нас. Способы приватизации, ее сроки, механизм передачи собственности в частные руки – все это как раз политика, а не экономика. Экономика начнется тогда, когда предприятие получит нового собственника. Ведь приватизация не самоцель, она делается для того, чтобы «нормальные» заводы и объединения встали на ноги, ненужные «умерли естественной смертью», а умеющие работать люди не оказались на улице.

-Сергей Георгиевич, а как же решать вопрос о несостоятельности предприятий, когда расстроена система взаимных платежей, такой перекос в ценах на сырье и продукцию?

– Мне не хотелось бы видеть работу по банкротству как неизбежное социальное зло. Люди, работающие на этих предприятиях, должны рассчитывать на помощь, чтобы получить второе дыхание. Необязательно с признанием предприятия банкротом увольнять рабочих и закрывать предприятие. Работа по банкротству заключается в предотвращении всего этого.

-Значит, фактически ваше управление- организация профилактическая?

-Мы будем готовить арбитражных управляющих, создавать Финансовые фонды поддержки предприятий, продумывать технологию санации для каждого предприятия в отдельности, а также систему социальной поддержки. Это мощный комплекс. работ от момента признания предприятия банкротом до вывода этого предприятия из экономического кризиса. Возможно, что при этом какие – то пред приятия будут проданы с молотка. Мы должны действовать в интересах экономики страны, и, наверное, некоторым директорам придется покинуть свое место. Только что вышел Указ Президента, регламентирующий платежи. Если взаимный расчет предприятий не произошел, то в определенных случаях предприятие – кредитор имеет право стать владельцем предприятия – должника. Кто не сумел рассчитаться, пусть пеняет на себя. Наше управление – это, конечно, министерство. Это аппарат, имеющий только в Москве свыше 100 человек. Это и система федеральных агентств на всей российской территории, которые будут непосредственно подчиняться Федеральному управлению.

-Уже известно, кто будет возглавлять такие агентства в регионах?

 – Пока не известно. Я думаю, что кандидатов на такие посты будут предлагать председатели местных комитетов по управлению имуществом. Это должны быть специалисты, которые не просто знают законодательство, но знают и производственную сферу своего района, инфраструктуру своего города или области.

 – Можно ли иностранцам купить предприятия, которые будут объявлены банкротами?

 Конечно. Дело в том, что через систему банкротства мы как раз хотим «вдохнуть» инвестиционную поддержку. Теоретически мы можем доверить иностранной компании быть арбитражным управляющим предприятия. Если она выведет пред приятие из экономического кризиса, оно вполне может стать ее собственностью.

– В Чехословакии многие руководители предприятий умышленно доводили их до банкротства и по дешевке сдавали западным «фирмачам». Те их нанимали на работу и платили большие деньги.

Поэтому у нас и создается целостный механизм для определения, умышленным или нет было банкротство. Этот процесс необходимо упорядочить. Должен. существовать «цивилизованный способ» банкротства. Мы этот механизм разовьем. А в дальнейшем этим будут заниматься банковские службы. У некоторых отраслевых руководителей складывается впечатление, что на ряде предприятий готовится схема умышленного, скажем так, банкротства. Вот здесь и должен заработать механизм государственного контроля.

-Но ведь в ходе приватизации уже случалось что-то подобное? 

– Конечно. Директора совместных предприятий проводили. приватизацию под своего иностранного партнера. К примеру, у вас есть партнер, который обладает уникальной технологией, «ноу – хау». Организуя инвестиционный конкурс, делаете так, чтобы выиграл именно он, и закладываете в программу инвестиционного фонда именно его «ноу – хау». Есть и много иных способов.

– Были ли попытки занижения стоимости фондов?

-Мы специально заложили в основу своей работы оценку фондов по стоимости 1990 года. Получается дешево. Занижения стоимости фондов не отмечается, потому что их, как правило, выкупают сами трудовые коллективы.

-Сторонники передачи собственности трудовым коллективам до сих пор спорят с авторами идеи приватизации о чеках. Они убеждены, что лучший хозяин предприятия – коллектив, а ваучеры ведут лишь к обогащению бывшей номенклатуры и нынешней мафии.

– У каждого человека, живущего в России, должно быть право на приобретение своей доли бывшей государственной собственности, а не только у трудовых коллективов. Это естественное право гражданина. Как право есть или дышать. Я категорический противник бездумной передачи станков рабочим, а магазинов – продавцам.

Беседу вели Лариса УСОВА и Павел ЯБЛОНСКИЙ Санкт – Петербург

 –

Мундиры нового покроя

 С пониманием, но без опаски восприняли на Западе российскую военную доктрину

Александр АКУЛОВ

Не секрет, что для военных кругов Запада характерно достаточно противоречивое отношение к внешней и оборонной политике России. Вся эта противоречивость ясно была продемонстрирована в отношении Запада к новой российской военной доктрине.

 Надо сразу отметить, что на официальном уровне реакция была скорее благожелательной. Выступая на слушаниях в сенатском комитете по иностранным делам, государственный секретарь США Уоррен Кристофер отметил, что за последние годы произошло громадное сокращение российской армии. И сама доктрина, по его мнению, является попыткой догнать эти новые реальности. Примерно в том же духе высказался и министр обороны ФРГ Фолькер Рюе. Положения новой доктрины были с пониманием встречены натовскими стратегами.

 В чем же увидели они попытку привести стратегическое планирование в соответствие с реалиями сегодняшнего дня? Как это ни парадоксально, как раз в том, в чем неспециалисты поспешили увидеть откат в прошлое и даже проявление агрессивности. Заявляя о том, что она не рассматривает ни одно государство в качестве противника, Россия в то же самое время отказалась от провозглашавшегося с брежневских времен принципа не применять первой ядерного оружия. Теперь она видит в этом оружии политическое средство сдерживания. Этот поворот, который оказался неожиданным и для российских аналитиков, не напугал Запад.

Все дело в том, что там никогда и не верили всерьез в прежние декларации, считая их чистой пропагандой. Проблема еще и в другом. На реальное военное строительство Советской Армии эти заявления оказывали серьезное влияние: создавались огромные «обычные» силы, которые могли бы реально противостоять натовским группировкам.

 Москва заявляет, что не применит ядерное оружие против государств, присоединившихся к Договору о нераспространении ядерного оружия в качестве неядерных. Это явное предупреждение Украине, делает вывод американская газета «Уолл-стрит джорнэл», так как Киев отказывается подписать этот договор.

Появление военной доктрины России вызвало довольно бурную реакцию в Польше и Венгрии. Там явно восприняли на свой счет заявление о том, что ядерное оружие может быть применено против агрессора, если он является союзником ядерной державы. Ведь известно, что именно эти государства настойчиво добиваются приема в НАТО, намекая, что их безопасности угрожают с Востока.

Куда больше опасений вызвали положения, допускающие размещение российских войск за пределами страны. Беспокойство высказывается и о том, что Россия заявила о намерении проводить миротворческие операции в ближнем зарубежье. Многие видят в этом имперские устремления. Такой подход скорее можно отнести к рудиментарным страхам «холодной войны». Как известно, пентагоновские стратеги недавно пересмотрели свои взгляды на задачи вооруженных сил США в будущем. И они точно так же, как их российские коллеги, видят главную угрозу международной безопасности в разрастании локальных конфликтов, считают одной из важнейших задач американских вооруженных сил проведение миротворческих операций. Разница лишь в том, что конфликты разворачиваются у самых границ России. Такой подход в военной доктрине свидетельствует о готовности открыто отстаивать наши жизненные интересы.

Немало опасений за рубежом вызвало то, что теперь допускается использование подразделений Российской армии для оказания поддержки органам внутренних дел и внутренним войскам. Однако возможность привлечения армии к пресечению массовых беспорядков допускается законодательством многих государств, включая США и ФРГ.

 Думаю, что главным итогом анализа российской военной доктрины зарубежными специалистами должно стать более четкое понимание действительных целей и задач наших вооруженных сил.

Прибытие польской армии в натовскую казарму пока откладывается 

Александр ЧЕРЕПАНОВ

И верный признак того – отсутствие какого-либо энтузиазма со стороны самих натовских квартирмейстеров. Более того, недавно генеральный секретарь Североатлантического союза Манфред Вернер даже отметил, что среди его участников пока еще нет единого мнения по вопросу о включении ряда стран Восточной Европы в этот союз.

А значит, в какой – то мере прав оказался министр иностранных дел Андрей Козырев. Характеризуя в своем интервью Польскому агентству печати накануне августовского визита Бориса Ельцина в Варшаву отношение Москвы к польским усилиям вступить в НАТО, он сказал, что эта затея «пахнет нафталином».

Но еще больше сгустил атмосферу сам российский Президент, когда спустя некоторое время после широковещательных обещаний в Варшаве и Праге «не мешать» их вступлению в НАТО, вдруг резко развернулся на сто восемьдесят градусов.

Впрочем, в Европе восприняли этот шаг российского лидера скорее не как его необдуманное обещание, а как своего рода маневр, предпринятый Борисом Ельциным накануне декабрьских выборов: успокоить оппозицию и улестить армию, выступившую в ходе недавнего парламентского мятежа на стороне Президента. А влиятельная немецкая «Вельт» даже посчитала, что российские высшие военные глубоко обеспокоены действиями Запада по поводу расширения НАТО в период «временного ослабления России».

Между прочим, по мнению тех же наблюдателей, некая «осторожность атлантистов», когда речь заходила о поддержке стремлений Польши вступить в НАТО, отмечалась еще задолго до «кровавого воскресенья» в Москве. Так, принципа сдержанности в этом вопросе придерживались президенты Германии и Франции – Рихард фон Вайцзеккер и Франсуа Миттеран – во время трехсторонней встречи с их польским коллегой Лехом Валенсой еще в конце сентября с.г. в Гданьске. Тогда изначально предполагалось, что эти три государственных деятеля подпишут в некогда «вольном городе» историческую декларацию, открывающую Варшаве «путь в Европу», а значит, и в НАТО. Этого, однако, не произошло

 … Ибо мы не хотим делать из поляков своеобразную преграду на пути развития отношений со стоящей для нас, вне всякого сомнения, на первом плане Россией, – терпеливо внушал «политику от станка» Леху Валенсе «мэтр дипломатии» фон Вайцзеккер.

 Однако гданьский «саммит» не удался не только в силу сдержанной осторожности Бонна и Парижа: он готовился в политических реалиях, далеких от тех , в которых оказалась Польша после парламентских выборов 19 сентября. И прежде всего – победы на них блока левых сил. И хотя незадолго до этого американский сенатор Ричард Лутар сторонник расширения Североатлантического блока – и заявил после своей встречи с одним из лидеров польской «левицы» Александром Квасьневским, что… «успех коммунистов не помешает перспективам членства Польши в НАТО», тем не менее свои коррективы в решение этого стратегического вопроса левые, надо полагать, внесут.

 Подтверждением чему может служить хотя бы тот факт, что уже в их избирательной программе однозначно прозвучало условие, при котором было бы реально вступление Польши в НАТО. Оно (это вступление)… «потребовало бы сначала изменения характера самого пакта, суть которого связана с литической и военной конфронтацией в Европе и мире» . В данном контексте странно, если просто не в унисон, звучат мнения теперь уже экс – министра иностранных дел Польши Кшиштофа Скубишевского: « … Приоритеты польской внешней политики не должны измениться … » , и особенно нового руководителя оборонного ведомства в правительстве Вальдемара Павляка – адмирала Петра Колодзейчика: «… Вступлению Польши в НАТО нет альтернативы»

Кстати, не менее странным выглядит и то, что Президент Ельцин обещал в свое время полякам «право выбора» в отношении НАТО даже при наличии сильной «духовной» оппозиции в лице парламента Хасбулатова и Руцкого, отступил же , будучи «Полным победителем» бунтовщиков. Оправдание этого шага многие наблюдатели склонны видеть в том, что, кроме декларировавшейся щедрости Бориса Николаевича и «теплой атмосферы»  в ходе варшавских и пражских встреч, прошли уже времена, когда российский лидер единолично решал вопрос о будущих основополагающих направлениях внешней политики своей страны . В этом убеждают не только «случаи» с Польшей или Чехией, но и «курильский фактор» в делах японских или, наконец, самый последний по времени «белорусский феномен». Речь идет об имевшем место в ходе последнего визита в Минск госсекретаря США У. Кристофера заявлении, в котором он предложил Беларуси партнерство с HATO.

 Неизвестно, как и сколь долго будет перевариваться в Москве вся эта история с «натовскими деревнями» по обе стороны Буга. Но возможное предложение России в январе будущего года стать полным членом НАТО станет для нее небольшим утешением. Впрочем, это зависит от того, как будет воспринято данное предложение ее гражданским и военным руководством. Ведь по сути дела до сих пор, кроме «нервных тиков» внешнеполитического характера да разрозненного участия в миротворческих акциях, никто пока и в глаза не видел ни текста военной доктрины России, ни ее доктрины политической.



Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *