Популярная, как Жюль Верн: как русская аристократка стала главной детской писательницей Франции

10.01.2024
297

В XIX веке имя графини де Сегюр было знакомо каждому французскому ребенку. Детский роман «Сонины проказы» пользовался такой популярностью, что впоследствии был адаптирован для кино, театра, балета, мультсериала и даже музыкальной комедии. Но мало кто знает, что графиня была коренной москвичкой и бежала из страны после того, как ее отец, якобы, сжег столицу.

Воспитание русской аристократки


Екатерина ИОСИФОВА

Известный государственный деятель Российской империи Федор Ростопчин, фаворит Павла I, имел восьмерых детей: четверых мальчиков и четверых девочек. Софья была третьим ребенком — она родилась в 1799 году и успела застать пик карьеры своего отца. Девочку даже крестили в Зимнем дворце, а ее крестным стал сам император Павел I.

Федор Ростопчин. Портрет работы Ореста Кипренского. 1809 год. Фото: Public domain

Впрочем, когда Софье исполнилось два года, столицу пришлось покинуть — заговорщики убили императора, покровительствовавшего Ростопчину. Вельможа с семьей отправился в ссылку в московское имение Вороново, где и прошли детские годы Софьи, ее братьев и сестер.

Усадьба Вороново. Дом Ростопчиных и Голландский домик на зарисовках Луи-Гастона де Сегюра, сына Софьи Ростопчиной. Фото: Public domain

В 1809 году, когда Соне было уже 10 лет, император Александр I вернул ее родителя ко двору. Но жизнь детей не изменилась — они продолжили жить большую часть времени в Подмосковье.

В семье Ростопчиных воспитание было суровым. Отец редко проводил время с детьми, а мать была строгой и холодной женщиной, которая жестоко вела себя и с детьми, и со слугами. По воспоминаниям Натальи, одной из сестер Софьи, даже в самую жаркую погоду детям запрещалось пить воду между трапезами, из-за чего они иногда пили воду из собачьих мисок. За непослушание детей наказывали телесно, лишали еды и воды.

Побег из России


Лишь к весне 1812 года семья переехала в столицу, тогда Федор Ростопчин уже был московским генерал-губернатором и владел двумя дворцами — на Большой Лубянке и в Сокольниках. Через несколько месяцев после переезда в новый дом наполеоновская армия начала наступление на город.

По некоторым версиям, именно Федор Ростопчин приказал поджечь оставленную Москву. Общественность осудила действия градоначальника. Генерал-губернатор не признавал свою ответственность и в 1814 году вышел в отставку якобы по болезни.

Пожар Москвы. Картина Александра Смирнова. 1810-е годы. Фото: Public domain

Какое-то время Ростопчин жил за границей в Польше, Германии, Италии, а в 1817 году переехал Францию, куда перевез всю семью. Сам он через несколько лет вернулся на родину, где и умер в 1826 году.

Софья же, которая в 18 лет оказалась в центре мира, в Париже, больше никогда не приезжала в Россию. Юная девушка начала бывать в великосветских салонах и уже через год вышла замуж за графа Эжена де Сегюра, переехала в его аристократический особняк и в 1820-м уже родила первого сына (всего у четы было восемь детей). Интересно, что двоюродный дядя ее мужа, Филипп-Поль де Сегюр, был бригадным генералом и адъютантом Наполеона, который написал мемуары о войне 1812 года.

Софья де Сегюр. Портрет работы Ореста Кипренского. 1823 год. Фото: Public domain

К сожалению, Софья быстро разочаровалась в браке: муж оказался игроком и повесой, большой город ей наскучил, и она переехала в усадьбу в Нормандии. Там, в тихом уединенном месте, Софья долгие годы жила в окружении детей, а затем внуков, возвращаясь в Париж лишь на зимние месяцы.

Детей в Россию она тоже никогда не возила и не отправляла. Единственное самостоятельное путешествие в 1841 году предпринял старший сын Софьи, Луи-Гастон де Сегюр, который побывал в Вороново и привез из путешествия любопытные заметки. В них он жаловался на пьянство попов, здоровых мужчин, которые просят на улицах милостыню, и алчных чиновников, но хорошо отзывался о родственниках по материнской линии.

Первая детская писательница Франции


Помня о специфических методах воспитания матери, графиня де Сегюр никогда не наказывала собственных детей. Она предпочитала, наоборот, поощрять их за хорошее поведение — сладостями, подарками, интересными занятиями и сказками, которые Софья сочиняла сама и рассказывала по выходным. Послушать ее истории приходили даже ребята из соседских усадеб.

Софья де Сегюр. Портрет работы Луи-Гастона де Сегюра. 1840-е года. Фото: Public domain

По одной из версий, в 1857 году в гостях у Софьи в гостях оказались писатель Эжен Сю и публицист Луи Вельо, которые предложили графине записать истории. Так появился на свет первый бестселлер «Графини де Сегюр, урожденной Ростопчиной», как она сама подписывала произведения.

По другой версии, Софья сама решила напечатать сборник, чтобы подарить его на прощание двум старшим внучкам, переезжающим в Лондон.

Так или иначе, с 58 до 75 лет Софья написала в общей сложности 20 книг для детского чтения.

«Сонины проказы»


Самыми известными произведениями графини стали детские романы «Сонины проказы», «Примерные девочки» и «Каникулы», насыщенные личными воспоминаниями из детства, а также эпизодами из жизни ее детей и внуков.

В середине XIX века Жюль Верн и графиня де Сегюр были одними из самых продаваемых авторов у своих издателей

Роман «Сонины проказы» был настоящим бестселлером. Он начинается с истории про чудесную французскую куколку, за которой ее владелице, маленькой девочке Соне, оказывается очень сложно ухаживать. Сперва кукла остается на солнце и едва не лишается глаз, затем во время купания с нее стирают весь макияж, после — случайно сжигают волосы, ломают руку, лишают ног. И если сперва Соня безутешна, со временем она все меньше переживает за игрушку. В финале рассказа кукла совершает смертельное сальто, а Соня торжественно приглашает друзей на ее похороны.

Иллюстрация Ораса Кастелли к книге «Сонины проказы». Фото: Public domain

Другие рассказы повествуют о несносном характере Сони, которая нарушает запреты ради того, чтобы полакомиться сладостями или заполучить чужой подарок.

Хотя сборник и посвящен проделкам Сони, ее двоюродного брата и сестер (героини рассказов Мадлен и Камилла носят имена внучек графини), произведения носят все же поучительный характер и относятся скорее к жанру романа-воспитания, чем к приключениям или романтической повести для девочек.

Иллюстрация Берталя к книге «Примерные девочки». Фото: Public domain

Помимо художественной прозы, Софья Ростопчина писала довольно странные брошюры о здоровье детей, в которых рекомендовала давать детям настойку белладонны, а также религиозные сочинения — «Детский молитвенник», «Бабушкино Евангелие», «Деяния апостолов», «Бабушкина Библия». Есть и сатирический роман «Генерал Дуракин» — единственное произведение, действие которого происходит в России. Он повествует о жестоких реалиях крепостного права.

«Сказки совершенно исключительные»


Большую часть жизни Софья провела в усадьбе Нуэтт, однако в возрасте 73 лет продала усадьбу и переехала в замок своего зятя в Бретани, где помогала дочери воспитывать внуков. Там же писательница и была похоронена. После ее смерти в нескольких французских городах появились улицы имени графини де Сегюр и целая аллея в парижском парке Монсо.

Из под пера графини де Сегюр вышли двадцать романов и четыре небольшие статьи, причем к 1981 году только в издательстве «Ашет» было опубликовано 28 миллионов 250 тысяч экземпляров ее книг.

Известно, что с книгами графини были знакомы не только во Франции, но и за рубежом: они переводились на разные языки мира. Читали их и на родине писательницы. В России произведения неоднократно переиздавались в разных переводах. Выходят они и до сих пор.

Поэтесса Марина Цветаева, к примеру, в 1920 году, оценивая свою «Повесть о Сонечке», писала:

«Вся моя „Сонечка“ исключительно в духе госпожи де Сегюр»

В той же повести Марина Ивановна так высказалась о Софье Ростопчиной: «Графиня де Сегюр — большая писательница, имевшая глупость вообразить себя бабушкой и писать только для детей. Прошу обратить внимание на ее сказки „Nouveaux Contes de Fees“ („Новые сказки феи“) — лучшее и наименее известное из всего ею написанного — сказки совершенно исключительные, потому что совершенно единоличные (ни единого заимствования — хотя бы из народных сказок). Сказки, которым я верна уже четвертый десяток, сказки, которые я уже здесь в Париже четырежды дарила и трижды сохранила, ибо увидеть их в витрине для меня — неизбежно — купить».

Александр Бенуа в своих мемуарах рассказывал, что читал сочинения графини де Сегюр именно в «полученных в наследство от сестер» переплетенных томиках Semaine des Enfants («Детская неделя», молодежный еженедельник, где публиковались рассказы для детей) — и удивлялся блестящему владению автором французским языком. Повесть «Le Général Dourakine», по его словам, была запрещена русской цензурой «особенно за тот пассаж, в котором рассказывается про порку в полицейском участке».

Упоминал романы графини де Сегюр и Владимир Набоков в своей автобиографической книге «Другие берега». Он, правда, не высоко оценивал литературный дар писательницы и считал ее книги скорее вульгарно-сентиментальной прозой.

Фото на обложке: Орест Кипренский

ИСТОЧНИК: Мел https://mel.fm/zhizn/istorii/5784620-populyarnaya-kak-zhyul-vern-kak-russkaya-aristokratka-stala-glavnoy-detskoy-pisatelnitsey-frantsii

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *