ВЫПАЛ РОЖДЕСТВЕНСКИЙ СНЕГ: ВСЕ ЛЕПЯТ.НАРОД-БАБУ. ПРЕЗИДЕНТ- ПРАВИТЕЛЬСТВО. ПАРЛАМЕНТ- СЕБЯ.

11.01.2024
321

Под таким заголовком вышел в свет выпуск “РОССИИ” №2 (164) за 5-11 января 1994 года. Впрочем, обратить внимание в этом номере имеет смысл также на статью “Бронированная рука Европы” итальянского журналиста Джованни БЕНСИ, посвященную проблеме НАТО и исследование нашим сотрудником Андреем ЖДАНКИНЫМ деятельности спецподразделения “Альфа”

Бунт на недостроенном корабле

Алексей ФРОЛОВ

До начала работы нового парламента остались считанные дни, сообщений о будущей направленности его работы, о подлинном раскладе политических сил по – прежнему маловато. Вполне достоверно только то, что Федеральное собрание откроется 11 января в Мраморном зале Кремля, что Президент выступит там на совместном заседании обеих палат. Да и, пожалуй, еще то, что спикер Думы будет избираться на Совете Старейшин, а кандидатуру спикера Совета Федерации назовет сам Президент. Впрочем, тут и давно уже известное с маленьким, но существенным добавлением: в Думе будет не восемь, а девять фракций, потому что независимые депутаты, ценя доверие избирателей, не захотели расползаться и выступают едино.

 Зато недовыяснено много существенного. Где, к примеру, будут работать палаты – в здании мэрии и в Доме российской прессы, где им еще до выборов было определено место? А может, Президент снизойдет и пустит парламентариев в Белый Дом, а то и в Кремль?

Момент не последний. Потому что в подобном случае местоположение традиционно означает высоту политического престижа. А это особо важно для новоявленного парламента, который и без того находится в достаточно стесненных конституционных рамках …

И без той скупой и осторожной, отрывочной информации, которую все эти дни доносят до нас газеты и телерадиоэфир, можно догадаться, что депутаты не сидят сложа руки. Идут постоянные консультации, встречи представителей блоков между собой и с администрацией Президента и правительством. Отрабатывается регламент. Готовятся законопроекты. Налицо деятельная прикидка: с кем? На сколько? именем чего? И уже на первых шагах, судя по предвыборному темпераменту и существенной разнице в задачах и целях, не все обстоит гладко. Но если оставить в стороне бюрократические недоразумения, игру амбиций («никогда не подадим руки … ») и все, что сопутствует любому крупному общественно – политическому начинанию, уже сейчас с известной долей вероятности можно определить характер будущего парламента , определить его политические координаты, возможные границы действия.

Попробую обозначить это одной фразой. Парламент непременно выйдет за рамки, ограниченные Конституцией, или во всяком случае сделает ряд попыток выйти за эти рамки.

 За примерами воинственного настроя, носящего программный характер, не нужно далеко ходить. Уже сегодня мы слышим или уже слышали речи, которые будут звучать с трибуны парламента.

 «Госдуму можно рассматривать лишь как переходный орган для принятия народной Конституции». Это говорит лидер КПРФ Геннадий Зюганов, выражая решительное неприятие новой Конституции, за которую в нарушение Закона о референдуме проголосовала лишь треть избирателей. И далее, как следствие: декабрьский пленум КПРФ считает необходимым на первом же заседании Думы (кстати, лишенной по Конституции контрольных функций) создать комиссию, которая бы расследовала как события 3 – 4 октября, так и правомерность Беловежских соглашений на предмет их последующей денонсации.

В наши переломные времена часто звучит старая, но не утратившая своей актуальности мысль: народ идет не за теми, кто колеблется, а за теми, кто твердо сделал выбор. Кто определился.

Можно по – разному относиться к нескончаемому эпатажу Жириновского, вознамерившегося на этот раз уволить президента Болгарии и посадить на его место «своего человечка». Но исключать, что «простак» Владимир Вольфович примеривает свои внешнеполитические решения к грядущим думским баталиям, вовсе не следует. Ибо дело обстоит именно так.

 Южные славяне – старая болячка России. Решение балканских проблем абсолютно в духе Жириновского, расправляющегося со всеми сложностями на счет «раз два три», доводится им до абсурдной простоты. Тем он и ценен, что определенен. И второе после Ельцина место в списке ста самых известных политиков декабря – тому подтверждение.

 Можно было бы дополнить поведенческий портрет будущего парламента еще какими – то более умеренными штрихами. Например, вызывающим уважение политическим упрямством Сергея Шахрая, который не намерен терять дальнего прицела президентских выборов 1996 года, подтверждая это определенным образом действий. Сначала, впрочем, безуспешной попыткой создать предпарламент, независимый от вездесущего президентского аппарата. Теперь – намерением вынести на рассмотрение фракций собственный проект регламента Федерального собрания, свободный от аппаратных завитушек.

Впрочем, интереснее и важнее понять и увидеть, как преломляются эти и другие допарламентские телодвижения и в самой создаваемой структуре Федерального собрания, и за ее пределами.

Конечно, шока не было, но огорчение явно имело место, когда Геннадий Бурбулис, идеолог «Выбора России», задиристо считающий, что лидерство Ельцина – увы! – приобрело «опасно- реrpeccивный характер» , не добрал двух голосов, чтобы стать координатором одной из важных комиссий парламентского оргкомитета . «Обошел» Бурбулиса Анатолий Лукьянов, бывший спикер союзного парламента. Вывод?

 А вот абсолютно ожидаемым было превращение антикоммуниста Николая Травкина в соратника фракций аграриев и коммунистов. Родилась внушительная оппозиционная коалиция, которая при определенных обстоятельствах могла бы привести к появлению в Думе устойчивой ситуации «простого большинства».

 По всей вероятности, это не за горами. И в первые же часы работы Думы «Выбор России» может оказаться при пиковом интересе.

 Судите сами, Геннадий Зюганов, человек вообще весьма сдержанный, заявил недавно, что в партии Жириновского много светлых умов. Не иначе как сигнал к сближению … Сергей Шахрай же без всяких околичностей откровенно сказал о своем намерении примкнуть к аграриям, коммунистам и партии Травкина. При таком раскладе возможно не только избрание спикером Думы Владимира Исакова, от страстных анафем которого сотрясались стены кремлевских дворцов. Здесь возможно и большее …

Забавно, что первым, кто почувствовал опасность выхода будущего парламента из берегов, было Министерство культуры. Один – два раза промелькнуло сообщение, что кто – то из блока «Женщины России», чуть ли не сама Алевтина Федулова, претендует на министерский пост. Тогда подумалось, что, наверное, организаторские способности нынешнего министра – евтушенковеда Евгения Сидорова уступают подобным качествам бессменного лидера пионерского и женского движения Алевтины Федуловой. Но вскоре появилась хорошо аргументированная заметка, где по сумме драматических обстоятельств Минкультуры предлагалось считать министерством силовым. А у нас в силовые министерства женщины на первые роли традиционно не назначаются.

Подозрение в интриге, борьбе под ковром напрочь отпало, когда прозвучало обращение руководителей творческих союзов России к премьеру Виктору Черномырдину. Там все карты выкладывались на стол. Оказывается, руководству министерства могла грозить отставка, поскольку обозначилась необходимость предоставить министерские посты депутатам различных фракций Госдумы … Минкультуры в своей беде было не одиноко!

Вспомните, такой разворот событий и не мыслился. Правительству было обещано: минуют выборы, предстоит работа до истечения срока президентского мандата, без дерготни и перетасовок …

Фактически все это после одиннадцатидневного молчания уверенно подтвердил и сам Президент на пресс – конференции в Кремле. Вот почти дословно, что прозвучало тогда: «Нет, коалиционного правительства не будет … В чистом виде коалиционного … В Конституции сказано, что на переходный период в течение двух лет правительство остается работать …»

 Может, наиболее честолюбивым парламентариям развязывало руки подкрепленное соответствующим указом обещание Президента, что правительство будет серьезно реформироваться. Нет. Этот царственный жест увы! – носил наряду с другими чисто оборонительный характер. Трудно поверить, чтобы кремлевские аналитики не поняли, с каким взрывоопасным материалом им придется иметь дело в лице Госдумы, и не предприняли бы жестких упреждающих мер.

 Впрочем, здесь сложно было преодолеть одну психологическую тонкость. Выборы были всенародными, открытыми, свободными. Победы столь же очевидны, как и поражения. И победители, и объединенные в блоки, партии, как бы мы к ним ни относились, несут на себе знак доверия миллионов. А значит, кроме всего прочего, обладают правом – даже если закон ограничивает их в этом – говорить и совершать поступки от имени людей, их избравших. И вот если попытаться умножить это типичное состояние на жажду реванша или гипертрофированное честолюбие, мы будем иметь то, что сейчас имеем … Как здесь быть? Пустить все на самотек – значит усугубить развал. Попытаться управлять, ограничивать, не пускать – это уже лучше. Но не переборщить бы!..

Рассудив, что победители не ограничатся ролью «карманного парламента, а в состоянии ярости еще и полезут во властные структуры, президентская команда сделала единственно верный, со своей точки зрения, шаг – решилась на реформу правительства до того, как за реформирование на свой лад возьмутся депутаты.

В этом же ключе замышляются и свершаются и другие акции.

Как известно, было распущено Министерство безопасности, а обрубок в лице Федеральной службы контрразведки замкнулся на Президента. Указом Президента за ИТАР – ТАСС закреплен статус объекта спецназначения. Теперь можно быть уверенным, что поступающая в СМИ информация будет тщательно фильтроваться.

 А в коридорах власти ходят упорные слухи, что у министра обороны вскоре будет изъята одна из важнейших функций- управление войсками. Через начальника Генерального штаба, более не подчиненного министру, управление будет выводиться на Верховного главнокомандующего – Президента.

Созданный концерн «Росвооружение» принимает на себя функции по продаже оружия за рубеж, прежде бывшие прерогативой МВЭС. Одно из заметных лиц концерна – Александр Коржаков. Не двойной ли это тезка начальника охраны Президента?

 Эх, как порадовалась бы великая демократка Валерия Новодворская, мечтающая о просвещенном авторитаризме! Ну а мы вынуждены признать, что в результате этих и прочих неназванных манипуляций деятельное пространство еще не родившейся Думы уже сузилось до размеров зала заседаний. В качестве утешительного приза здесь может выступить предложение депутата от «Выбора России» Шелова-Коведяева, обнародованное накануне новогодних праздников в кулуарах будущего Федерального собрания. Известный радикал, депутат прошлого парламента, хорошо знакомый телезрителям благодаря светским манерам и галстуку «бабочке», настаивал на том, чтобы каждый депутат имел отдельный кабинет и не менее пяти помощников.

Прекрасная почва для заматывания дел и бумаготворчества! Впрочем, здесь имеется и явно положительный момент: будет куда пристроить ту армию министерских чиновников, которых обещано сократить в ходе намеченной реформы правительства. Нет худа без добра?..

Бронированная рука Европы

Партнерство ради мира. Необходимо пересмотреть природу, функции и назначение НАТО. Союз мог бы стать Вооруженной рукой СБСЕ, региональной военной организацией ООН, орудием предотвращения и сдерживания локальных конфликтов. Тогда приобрело бы смысл членство в нем не только Польши, Чехии, Словакии, Венгрии и России, но и некоторых других стран.

Джованни БЕНСИ, итальянский журналист

Мир становится все более запутанным. Находится ли он накануне новой «холодной войны»? Многие на Западе задаются этим вопросом, реагируя на последние события как внутри России, так и на международной арене. Результаты выборов 12 декабря вызвали и в ближнем, и в дальнем зарубежье (а особенно сильно в «среднем», к которому можно отнести страны бывшего Варшавского договора) тревогу и смятение. О растерянности заграницы можно судить по словам вице – президента США Альберта Гора, назвавшего успех лидера ЛДПР «предосудительным» и его взгляды «анафемой».

Но и без «феномена Жириновского» атмосфера отношений между Россией и Западом начала уже холодать. Лакмусовой бумажкой этого процесса был вопрос о вступлении в НАТО стран Центральной и Восточной Европы – Польши, Чехии, Словакии, Венгрии. В августе 1993 года Ельцин во время тура по странам этого региона как бы дал «зеленый свет» их присоединению к Североатлантическому союзу. Но вскоре, в письме на имя лидеров крупнейших стран альянса, пошел на попятную, объявив, что расширение НАТО на восток создало бы проблемы для безопасности России. Потом была опубликована новая военная доктрина России с ее двусмысленными положениями относительно применения ядерного оружия, глава Службы внешней разведки Евгений Примаков подтвердил точку зрения о потенциальной угрозе для России вследствие расширения НАТО, а Вячеслав Костиков к тому же отклонил возможность ускоренного получения самой Россией членства в НАТО, на что намекал американский президент Билл Клинтон в программе «Партнерство ради мира».

О несогласии со вступлением четырех стран Восточной Европы в НАТО Ельцин заявил и во время переговоров с генеральным секретарем альянса Манфредом Вернером в Брюсселе, куда российский Президент прибыл перед встречей лидеров стран Европейского союза (и, кстати, накануне российских выборов). Западные политики склонны толковать ужесточение позиции России как уступку Ельцина военным, которые -4 октября помогли Президенту подавить мятеж.

Что же касается позиции «среднего» зарубежья, то венгерская газета «Непсабадшаг» указывает, что «с октября поведение Москвы изменилось. Тон по отношению к Украине, например, стал более резким. Восточная Европа также снова попала в сферу повышенного внимания России.

Не берусь судить, насколько правильна такая интерпретация влияния октябрьских событий на внешнюю политику, но мне кажется, что возражения Москвы против вступления стран Восточной Европы в НАТО не обусловлены только притязаниями военных и не лишены внутренней логики. Ведь этот альянс родился как орудие защиты стран Запада от возможной агрессии со стороны СССР. В этой форме, когда СССР стал «бывшим», НАТО исчерпал свою функцию. Попытки найти ему новые задачи без предварительного изменения структур и характера окончились неудачей. Я имею в виду, в частности, провал попыток использовать НАТО как инструмент обуздания конфликта в Боснии и Герцеговине.

Не подлежит сомнению, что, прежде чем говорить о принятии в состав НАТО четырех стран бывшего Варшавского договора, а тем более – самой пересмотреть природу, функции и назначение союза. Он мог бы стать вооруженной рукой СБСЕ, региональной военной организацией ООН, орудием предотвращения и сдерживания локальных конфликтов (в рамках какого региона?). Тогда приобрело бы смысл членство в нем не только Польши, Чехии, Словакии, Венгрии и России, но, пожалуй, и других стран бывшей ОВД и республик СНГ. С этим в принципе согласны и российские специалисты, с которыми я недавно встречался в Москве. Это признал и генеральный секретарь НАТО Вернер, который, по его же словам, в Брюсселе обсудил с Ельциным «возможность создания новой структуры общеевропейской безопасности». Однако вопрос не сдвинулся с места даже после визита в Москву министра иностранных дел Германии Клауса Кинкеля, который накануне отъезда из Бонна высказал в телеинтервью мнение, аналогичное мнению Вернера. Над этим вопросом задумываются и главы государств и правительств стран НАТО на своей встрече 10 января в Брюсселе, после участия в которой Клинтон отправится в Москву на «саммит» с Ельциным.

Успехи Жириновского на выборах, сопровождавшиеся заявлениями типа «Чернобыль в Германии», «новая Хиросима в Японии», «бросок к южным морям», оживили страх западноевропейских политиков перед возрождением агрессивного русского национализма. А с учетом нынешней нестабильности такая политика может стать препятствием на пути интеграции России в мировое сообщество. Все чаще высказывается предположение, что Москва стремится воссоздать «империю».

Быть может, подобные опасения преувеличены, но они бытуют и в ближнем, и в «среднем», и в дальнем зарубежье, поэтому с ними нельзя не считаться. Как только стало известно о «большом броске вперед» Жириновского, президенты балтийских стран попросили НАТО и Европейский союз ускорить налаживание и упрочение связей с данным регионом. Министры иностранных дел Польши и Чехии, после встречи в Праге, заявили в совместном документе: «Саммит НАТО 10 января должен четко и недвусмысленно сигнализировать, что этот союз – не закрытая организация, а структура, находящаяся в фазе преобразования, которая рано или поздно примет в качестве своих членов страны Цен тральной и Восточной Европы». Международная печать встревожена и с непониманием относится к позиции России по вопросу расширения НАТО. Австрийская «Прессе», точка зрения которой тем более примечательна, что эта газета выходит в нейтральной стране, пишет:

«До сих пор Россия еще не сумела вразумительно объяснить, почему она чувствует себя изолированной, если Польша, Чехия, Словакия и Венгрия вступают в НАТО. Последние три страны вообще не имеют общей границы с Российской Федерацией, Польша граничит только с российским анклавом Калининград. Или же в Москве уже твердо рассчитывают на то, что Беларусь и Украина рано или поздно окажутся в составе Российской империи?».

А ведущая итальянская газета «Коррьере делла сера» предупреждает:

«Если Россия встанет на ноги, то она будет менее прозападной, чем в минувшие годы … Давно пора, чтобы Европа быстро разработала свою «российскую политику», которой она сегодня еще не располагает. Очевидно, и России, и Западу предстоит еще большая работа по определению и уточнению своих взаимоотношений.”

 Мюнхен

«Альфа» захватила две думы

Андрей ЖДАНКИН

Оглушительная победа на выборах партии Жириновского заслонила другие, пусть не столь значимые, но симптоматичные итоги. Впервые, например, в органы законодательной власти без выстрелов и жертв прорвалась группа антитеррора «Альфа». В Московскую городскую думу по третьему избирательному округу (центр столицы) избран бывший заместитель командира группы полковник Сергей Гончаров, в Московскую областную полковник Павел Климов из Долгопрудного, также бывший сотрудник «Альфы». Каждый из них победил в жесткой борьбе, оставив позади по нескольку конкурентов. С. Гончаров, президент Ассоциации ветеранов «Альфы, выступавший независимым кандидатом, «уложил» шестерых соперников, П.Климов – четверых. Впервые сотрудники секретной спецслужбы, обычно люди достаточно аполитичные, пошли во власть. Значит, действительно так жить нельзя и надеяться не на кого, кроме как на самих себя. Избиратели отдали предпочтение не профессиональным политикам из малоотличимых друг от друга блоков, а людям конкретного дела, которые знают, как бороться с преступностью, и, главное, умеют это делать.

Тому, что они умеют, наш коллега посвятил специальное исследование.

Команда «А»: портрет на фоне застоя, путча и октября

 Андрей ЖДАНКИН

«Альфу» «засветил» августовский путч. До него об антитеррористической группе «А» службы Охраны дипломатических представительств 7-го управления КГБ СССР знал ограниченный круг людей. Захваты заложников, самолетов, бунты в следственных изоляторах и тюрьмах случались постоянно, но подавляющее число происшествий становилось достоянием лишь оперативных сводок, поскольку уровень гласности соответствовал «застойному» состоянию общества.

История группы началась в 1974 году. По инициативе Ю. Андропова было создано спецподразделение по борьбе с терроризмом. Немногим раньше в ФРГ было образовано аналогичное подразделение ГСГ-9, и создание нашего, считается, было ответной мерой.

 Первой крупной операцией, боевым крещением стал штурм дворца афганского лидера Амина 27 декабря 1979 года. Сложнейшую, практически безнадежную операцию советские коммандос выполнили блестяще. Символично, что история группы антитерpopa началась с использования ее в качестве политического инструмента.

 Из «звонких», то есть получивших резонанс в прессе, чрезвычайных происшествий, которые гасила группа, можно вспомнить захват самолета компанией тбилисской «золотой молодежи», бунт уголовников в Сухумском изоляторе, операцию «Гром», когда во Владикавказе бандиты захватили автобус с детьми и вытребовали самолет и деньги.

В каждом случае на волоске висели жизни многих заложников, и за то, что они не стали жертвами, спасибо надо сказать боевикам группы. Именно они участвовали в операциях на завершающих этапах, когда надо было идти под пули.

 В разгар перестройки случались командировки и по другим поводам: Баку, Карабах, Вильнюс, Тбилиси. Те операции не принесли группе ни славы, ни морального удовлетворения. Но приказ есть приказ, и группа «А» всегда выполняла их четко.

 Несостоявшийся штурм Белого Дома

В августовском путче, перетряхнувшем и государство, и общество, «Альфа» оказалась в центре событий. И хотя спецслужбы стараются не привлекать к себе внимания, группе пришлось выйти на свет. Руководители ее получили «добро» на встречи с журналистами, появились многочисленные статьи, интервью. Сограждане узнали, что у нас, как и в других странах, есть мощная силовая структура, способная выполнить любые задачи по пресечению терроризма. Пришлось также признать, что профессиональные коммандос могут быть использованы в политике и как средство устрашения. Но это уже вопрос моральной чистоплотности политического руководства.

Журналисты выстроили массу версий, почему не состоялся штурм Белого дома. Они сводятся к трем основным: «группа всей душой поддержала демократическую власть и категорически отказалась выполнять приказ», «испугалась», поскольку при штурме было бы огромное количество жертв, в том числе со стороны группы», и последняя «просто не было приказа».

Все одновременно и так, и иначе. События в столице были несоизмеримы по масштабу ни с тбилисскими, ни с вильнюсскими, к тому же происходили на своей родной земле. Это понимали все. Эти обстоятельства во многом изменили незыблемые прежде установки группы.

Приказ о штурме был отдан, но не как обычно – в жесткой, не допускающей возражений форме, а как – то вяло, некатегорично. Повторюсь, масштаб и уникальность ситуации понимали все: отдающие приказ не слишком настаивали, те, кто должен был выполнять, тянули время.

Группа провела рекогносцировку и другие подготовительные мероприятия. Бойцы в полной экипировке находились на местах в боевой готовности. Диспутов о легитимности одной или другой стороны, равно как и о принципах демократии, не возникало. Для военнослужащего основной закон – Устав и присяга.

Руководители и «старики» группы, давно переболевшие «синдромом Рэмбо», отдавали себе отчет, что последствия (жертвы в том числе) будут непредсказуемыми. По словам одного из участников событий, груз ответственности, лежавший на плечах командиров группы, был настолько велик, что они истекали холодным потом, выстукивая зубами нервную дрожь.

 Командир группы генерал – майор Виктор Карпухин прибыл на базу за пару часов до начала операции в подпитии. Плана отхода из Белого Дома после штурма не было, хотя эту часть операции должен был разработать он. В этот момент, видимо, наступил психологический перелом. Выбор был сделан – не пойдем. Но появись кто-нибудь, хотя бы из членов коллегии КГБ, не говоря уже о гэкачепистах, и потребуй исполнения приказа … мы бы жили сейчас при социализме неизвестно с каким выражением лица.

Эйфория часто похожих на стриптиз, когда рассказывали и показывали даже то, что показывать ни в коем случае нельзя, сошла на нет, и группа «А» снова ушла в тень.

 С августа 91-го до октябрьских событий, названных мятежом, прошло два года, и с группой, как и со страной, произошли серьезные изменения.

Рубеж перед Президентом

 После путча во избежание превращения госбезопасности в неконтролируемую силу из комитета вывели и сделали самостоятельными внешнюю разведку, погранвойска, правительственную связь. На базе 9-го управления (Служба охраны) создали Главное управление охраны Российской Федерации, подчиненное непосредственно Президенту России. Группа «А» вошла туда автономным подразделением.

Судьба группы в миниатюре повторила судьбу СССР. В пору существования единого Союза группа имела 6 региональных подразделений: в Киеве, Минске, Краснодаре, Алма – Ате, Свердловске и Хабаровске. Города выбирались с учетом наиболее неспокойных (в смысле терроризма) направлений, а также для того, чтобы максимально сократить время прибытия в любую точку Союза. Руководители новых суверенных государств взяли местные «альфы» под свое крыло.

 Российские региональные отделения в скором времени также «откололись» от головной группы: их передали территориальным управлениям Министерства безопасности. До памятного августа группа насчитывала около 500 «штыков» (примерно поровну в Москве и на местах), после всех «отпочкований» непосредственно в «Альфе» осталось около 250 бойцов. Правда, в последнее время состав увеличился- взамен ушедших «ветеранов» набрали пополнение.

Главной задачей спецподразделения стала охрана Президента России и других высших должностных лиц. Во всех поездках Б. Ельцина теперь «опекает» не только личная охрана, но и бойцы группы. Если, избави Бог, случится нападение, то 5 человек могут создать вокруг Президента «броневой щит» и держать оборону минут 15- 20, пока личная охрана не эвакуирует его в безопасное место. Называть других охраняемых лиц вряд ли стоит, но мера эта отнюдь не лишняя. В отличие от времен застоя нынешние руководители много ездят по стране, по ближнему и дальнему зарубежью. При обилии «горячих точек» и разгуле преступности многие из них – объекты для террористов. Достаточно назвать Виктора Поляничко, убитого в Осетии. С ним погиб Виктор Кравчук, сотрудник «Альфы». В том, что список погибших руководителей невелик, несомненная заслуга группы.

И прежде «Альфа» охраняла отечественных лидеров и всех первых иностранных лиц, прибывавших к нам с визитами. Но удельный вес подобной работы был сравнительно небольшим, главным оставалась борьба с терроризмом. Сейчас же на боевые операции сотрудники выезжают значительно реже и, видимо, понемногу теряют наработанные годами навыки, поскольку настоящий опыт дают только реальные операции. К тому же во время войны в Афганистане бойцы «Альфы» регулярно проходили там «обкатку».

 Смена специализации процесс болезненный, были рапорты с просьбой перевести на другой участок.

Поддерживать на должном уровне боеспособность элитного спецподразделения дело дорогое, поэтому нынешний статус группы (для охраны сравнительно узкого круга лиц) многие специалисты считают неоправданным. В благополучной Германии, напри мер, из – за дороговизны содержания чуть не расформировали команду антитеррора ГСГ 9, а бойцов там на сотню меньше.

 За два года в жизни «Альфы» произошло еще несколько больших и малых событий. Дважды сменился командир. После путча от руководства отстранили Виктора Карпухина, новым командиром был назначен полковник Михаил Головатов, его заместитель. В новом качестве он пробыл меньше года. Истинные причины смещения неизвестны, но, по одной из версий, видимо, самой достоверной, дело было в том, что кто – то из подчиненных «засветился» на левой работе. в строгом смысле работа была точно по профилю: кого – то отловили и нейтрализовали, но без санкции руководства и за отдельную плату.

После Головатова группу возглавил Герой Советского Союза генерал – майор Геннадий Зайцев. Это редкий случай, когда официальный и неформальный лидер соединились в одном лице. Для подчиненных Геннадий Николаевич – непререкаемый авторитет, поскольку он один из тех, кто создавал группу, сам прошел через множество боевых операций и 11 лет (с 1977-го по 1988-й) возглавлял спецподразделение. За глаза бойцы называют его «папа». Зайцев не просто знает каждого по имени – отчеству, но и со став семьи и даже домашние проблемы.

Попадание в полосу общественного внимания имеет и положительную, и отрицательную стороны. Среди плюсов – первый художественный фильм о группе – «Человек из команды «А». Положительное заканчивается самим фактом выхода фильма. Кино получилось плохонькое, типичная развесистая клюква.

Увидела свет и первая книга под названием «Альфа» – сверхсекретный отряд КГБ». По мнению участников описываемых событий, главное достоинство книги – уважительное отношение к этим людям.

Самое эмоциональное событие – встреча с группой Президента Б. Ельцина, состоявшаяся в канун первой годовщины августовских событий. За всю историю спецподразделения никто из руководителей страны с сотрудниками не встречался. В учебном центре в Подмосковье самые опытные бойцы показали лучшее, на что способны: рукопашный бой, штурм здания, самолета, автобуса. Б. Ельцину показали все виды оружия, которые использует группа, среди них есть уникальные. Президент оружие в руках подержал, осмотрел, но от стрельбы воздержался.

Увиденное произвело на него сильное впечатление. Он понял, что могло бы произойти, если бы группа штурмовала Белый Дом. Сомнения в способности выполнить такую задачу отпали. Часы со своей руки Ельцин подарил командиру группы. Еще трое часов получили в подарок наиболее отличившиеся мастера штурмовых захватов и рукопашного боя.

Маленький секрет. В группе, как и в любом коллективе, люди по «калибру» разные: есть и маленькие, и богатырских статей. Этим отчасти определяется специализация. Богатыри прежде всего штурмовики, а снайперу или водителю вовсе не обязательно иметь косую сажень в плечах. Для выступления подобрали самых могучих боевиков. Узнав о зарплате, Президент обещал ее существенно повысить. На деле повышение обернулось прибавкой всего в 3 тысячи рублей. Сейчас, кстати, у сотрудников группы зарплата не намного выше, чем в аналогичных подразделениях милиции и госбезопасности. В зависимости от выслуги, звания и должности она колеблется в пределах от 150 до 200 тысяч рублей.

Еще об одном событии стоит упомянуть. Год назад создана Ассоциация ветеранов подразделения антитеррора «Альфа». Президентом ассоциации ветераны избрали бывшего заместителя командира группы полковника Сергея Гончарова Ассоциация объединяет около 250 членов. Главная цель необычной общественной организации, по словам ее президента, «не дать ветеранам потеряться в гражданской жизни, поддерживать семьи погибших». Сейчас ассоциация материально ежемесячно помогает 7 семьям.

Кровавый понедельник

России на октябри не везет – что в начале века, что в конце. События октября 1993 года – черная страница нашей истории. ГКЧП по сравнению с ними кажется легковесным. «Белых пятен», тайн, странностей в нынешних событиях побольше, чем в августовском путче. Это и медлительность армии, и бездействие милиции в критические моменты, и мифические снайперы …

«Альфа» снова оказалась в центре событий. Как и два года назад, снова была поставлена боевая задача – штурмовать Белый Дом, но штурма как такового не было. Имело место бескровное проникновение.

По собственному почину офицеры группы провели переговоры с руководство Белого Дома. В зал Совета Национальностей, где собрались основные белодомовцы, без оружия и шлемов пришли два сотрудника группы. Они сообщили, что у группы есть приказ на штурм, но, понимая, каким кровопролитием он закончится, предложили капитулировать без боя. Всем сложившим оружие и безоружным гарантировали безопасный выход из здания и отправку на автобусах до метро. Бойцы группы действительно сопровождали, насколько было возможно, тех, кто покидал Белый дом.

 Альфовцы в здании парламента не сделали ни единого выстрела. Они продвигались по коридорам и лестницам, крича во весь голос, что идет «Альфа» и сопротивление бессмысленно, оно приведет только к кровопролитию. Бойцы также оказывали помощь раненым. В такой момент был застрелен сотрудник группы Геннадий Сергеев. Стреляли не из Белого Дома.

 Внешнюю сторону журналисты описали достаточно полно и, судя по косвенным реакциям, точно. За кадром осталось не менее существенное. Когда впервые возник вопрос о штурме здания, Г. Зайцев, умудренный опытом использования группы не по профилю, потребовал письменного приказа. Видимо, в этом же ряду история с куда – то запропастившимися планами подземных коммуникаций Белого Дома. Штурм, выходит, состоялся не с первого «захода». Но все равно был отдан устный приказ, и дальнейшее уклонение от его исполнения было чревато.

Группой и ее командиром «наверху» остались сильно недовольны. Поползли слухи, что «Альфу» планируется расформировать. Сразу после операции Г. Зайцев ушел в отпуск. В группе это объясняют состоянием здоровья, хотя вернее, на мой взгляд, объяснить это настроениями начальства. Операция скорее всего была проведена не так, как ожидалось. Как надо было? Строить собственные версии то же самое, что ходить по минному полю.

Затем кнут наказания сменился на пряник поощрения. Отличившихся сотрудников наградили. Г. Сергеев (посмертно) удостоен звания Героя, 4 получили ордена (представлены были 8 человек), многие – медали.

В сложнейшей, двусмысленной ситуации, в которой, казалось, нет выбора, группа сумела сохранить свое лицо. Оно, может, и не нравиться, но это человеческое лицо. На мундире «Альфы» нет и части той крови, что была пролита в Белом доме.

Жизнь после «Альфы»

 Из-за экстремальных условий службы год в группе идет за полтора, поэтому на пенсию выходят еще молодые по гражданским меркам люди. В среднем лет в 35. Но прошлое не отпускает, напоминает о себе. У многих сдает сердце, не выдерживает позвоночник. Сказываются многолетние громадные нагрузки. Попробуйте пробежать стометровку в тяжелом бронежилете и каске.

От инфаркта умер Александр Прокофьев. В минувшем сентябре, через несколько дней после операции (язва желудка) погиб Евгений Первушин. Именно погиб, потому что произошло это не на больничной койке. Женя ехал в автомобиле, когда кровь хлынула горлом – но сумел остановить его и передать, чтобы позвонили в группу.

Но если судьба уберегла от серьезных ранений и заболеваний, то можно начинать другую жизнь. Для ответа на расспросы соседей у каждого сотрудника существует легенда: работаю сантехником или электриком. Теперь можно говорить откровенно – пенсионер. Это мелочь, но приятная. На самом деле выход на пенсию – трудный момент для любого человека, для сотрудника спецподразделения с жесточайшей дисциплиной- вдвойне. К новой – жизни привыкать нелегко.

  Несколько лет назад специалистов подобного профиля на гражданке почти не требовалось. Сейчас ситуация иная. Банки, биржи, коммерческие структуры с удовольствием принимают на работу «пенсионеров» из «Альфы», потому что «Альфа» – это знак качества. Соответственно спросу и цены на специалистов. На заметку коммерсантам. Желаете пригласить на работу сотрудника группы – не начинайте разговора об оплате меньше чем с 400 долларов. Вас не поймут. Хорошей считается зарплата в 1000 долларов. Бывает и больше – 2 – 2,5 Такие тысячи. деньги платят за личную охрану банкиры, биржевики, крупные коммерсанты. Эта категория людей – группа повышенного риска, охранять их идут не охотно.

 Большинство ветеранов и в гражданской жизни занимаются почти тем же, чем и на службе: трудятся в службах безопасности, охранных и детективных бюро. Некоторые добились больших постов: в банках «Империал», «Столичный», «Инком банк», «Якиманка банк» службы безопасности возглавляют бывшие альфовцы.

Есть правда, немного – и такие, кто добился успехов в самостоятельном бизнесе Именно из их взносов сложился первоначальный фонд Ассоциации ветеранов.

 Послесловие

Все два года, что группа живет вне системы госбезопасности, продолжается незаметная ведомственная борьба за право иметь «Альфу» под своим «крылом». Хорошо, если во главу угла ставится объективная необходимость. А между тем работы по непосредственной специальности- борьба с терроризмом, особо опасными уголовными преступлениями хоть отбавляй. Группа могла бы сбить волну самой разнузданной преступности. И рано или поздно этот вопрос встанет со всей остротой.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *