РЕФОРМА, ПОВЕРНИСЬ ЛИЦОМ К НАРОДУ!

25.01.2024
290

Таким заголовком открывался выпуск газеты “Россия” №3 (165) за 19-25 января 1994 года. Собственно, именно это обещал сделать глава Правительства Виктор Черномырдин, выступая перед нижней и верхней палатами Парламента, сформированными на основе Конституции РФ. Соответственно, основным содержанием выпуска и стало описание происходивших тогда событий, в том числе представление читателям трех лиц этого Парламента- депутатов Сергея Шахрая и Ирину Хакамаду, а также сенатора Эдуарда Росселя.

Черты: появятся и растворятся снова…

Александр ЕВЛАХОВ

У лидеров входит в моду стиль ретро.  Б. Ельцин с трибуны Федерального собрания порадовал нас сентенцией в духе «только бы не было войны», сообщив в качестве главного достижения, что, мол, как чудесно: новый парламент собрался в условиях мира. В. Черномырдин пошел еще дальше, пообещав повернуть реформы «лицом к народу». Тоже неплохо. Хотя и возникли вопросы, какую часть реформ этому самому народу показывали прежде и что за лицо нам собираются продемонстрировать теперь?

К концу недели кое – что прояснилось. Стало ясно, что оно – это лицо – уже не будет иметь черты Е. Гайдара и Э. Памфиловой. Впрочем, по мнению Г. Явлинского, лицо Е. Гайдара, возвращенное в правительство в канун сентябрьско-октябрьских событий, играло скорее роль декорации, которой после отъезда г – на Клинтона можно было пожертвовать. Есть, правда, иная точка зрения. Относящие себя к левым коммунисты, назвавшиеся либеральными демократами жириновцы и входящий в состав Президентского совета А. Мигранян, к примеру, утверждают, что уход Гайдара только расширит социальную базу реформ.

Каким образом и за счет чего предполагается осуществлять это расширение, пока не ясно. Однако кое – какой опыт на сей счет у Правительства имеется. Ну кто, скажите, отважится утверждать противоположное после того, как скромный завтрак Виктора Степановича с господами «сенаторами» тут же позволил провести в председатели палаты В. Шумейко? Злые языки, правда, утверждают, что каменные сердца лидеров региональных элит были растоплены не столько горячими сосисками, сколько квотами. На всех квот, как известно, не напасешься. Но есть масса других возможностей и, кстати, тоже на букву «к». Например, кредиты. Льготные, естественно. На этой ниве особенно плодотворной в свое время оказалась деятельность в правительстве крупного организатора хозяйственника О. Лобова. Что и позволило распространить базу реформ на руководителей отраслей и предприятий.

 Надо, безусловно, признать, что практику в этой области имеет и Президент. Указы об усилении социальной защищенности различных слоев общества особенно в преддверии референдума – составляли порой вполне серьезную конкуренцию решениям прежнего Верховного Совета. Имеется в арсенале власти самое глобальное «к». Это корректировка курса. Здесь скрыты настолько фантастические перспективы, что потенциальное лицо реформ можно сконструировать лишь при помощи фоторобота, наложив друг на друга портреты лидеров наиболее влиятельных думских фракций. Судя по заявлениям исполнительной власти о том, что итоги выборов игнорировать ни в коем случае нельзя, облик реформ уже в обозримом будущем может приобрести черты и компартии, и «Гражданского союза», и господина Жириновского. Сочетание украинского варианта реформ с высокими темпами инфляции и русской национальной идеи – это тот путь, к которому нас уверенно подвигает оппозиция.

 Огромный чиновничий аппарат, для содержания которого не хватит никаких средств и зданий, готов принять любой облик для того, чтобы управлять и распределять. Он, как мы успели убедиться, может быть и демократическим, и либеральным. Теперь чело ново – старой номенклатуры омрачено национал -патриотической Думой. Уже говорится вслух: да неужели же нерусского Росселя – да в председатели Совета Федерации? А почему у нас среди удачливых бизнесменов так много людей не коренной национальности? Так что не надо удивляться ни тому, что доллар в ближайшее время перешагнет полуторатысячный рубеж, ни новой государственной идеологии. Прав Президент: лишь бы не было войны.

То ли ещё будет…

 Алексей ФРОЛОВ

Широко известную фразу Президента «через меня не перешагнуть» не стоит толковать однозначно. Она сказана не о себе. Это, во – первых. И, во – вторых, в ней твердости и неуверенности – ровно пополам. Твердость оттого, что худо – бедно, а столь необходимый вариант Основного Закона все же принят. Правительство реформировано «под Конституцию» до того, как за него с волчьим аппетитом мог взяться новоявленный парламент …

Смотрите, все то, что в тяжелые минуты должно быть под рукой, определено как подведомственное Президенту. Минобороны и МВД, МИД, службы внешней разведки и контрразведки, правительственная связь, архивная служба и Федеральная служба телерадиовещания. Попробуй-ка через все это перешагнуть!.. Ну а откуда тогда неуверенность? Конечно же, она навеяна тяжелейшим социальным фоном. Взаимоисключающими намерениями, с одной стороны, строго следовать курсом реформ, с другой очеловечивать, наполнять их социальным содержанием.

 Разумеется, здесь сыграли роль и результаты выборов, и последующий огорчительный парламентский пасьянс. Наконец, давным-давно не оставляла озабоченность судьбой верхней палаты, ее относительная предсказуемость, особо остро проявившаяся уже в самые первые часы и дни работы Совета Федерации – в момент избрания спикера.

С Думой все было на виду. Шумно, как на студенческих политических диспутах в шестидесятых … Понималось, что это этап, хотя во многом и напрасных, телодвижений. Прежде чем должен был заработать законодательный конвейер (по Конституции именно Дума должна готовить проекты законов с последующей передачей их на утверждение в «Сенат»), нужно было пережить суматошную пору словесных баталий. И ради чего? Чтобы понять очевидное- на этом поле президентское дело шатко и малоперспективно. Что и подтвердилось на последнем этапе борьбы за спикерское место в Думе. Последствия легко вычисляются…

Но если думским полем можно было бы при случае пожертвовать или пренебречь, то отдавать «Сенат» кому – то на откуп президентской команде явно не с руки. «Сенат» – это регионы. Это право на законодательную инициативу. Это абсолютный иммунитет против всяких там роспусков и разгонов, в отличие от Думы, существование которой в какой – то острый момент без труда может быть пресечено. Это утверждение высоких государственных актов, случающихся, слава Богу, не каждый день и, может быть, поэтому придающих палате особую значительность и сановность. Здесь изменение границ между субъектами. Объявление военного и чрезвычайного положения. Здесь отрешение Президента от должности. Есть от чего вскружиться голове и сделаться тверже поступи.

Однако не это с самых первых минут определяло дух Совета Федерации, резко отличающийся от духа Думы. И не то, что где – то на просторах России у многих нынешних «сенаторов» были свои «кремли» и свои «белые дома», и их трудно было чем – то удивить или возмутить. Обладание реальной властью, знание реальной, а не кем – то препарированной, к собственной выгоде перелицованной ситуации на местах,- вот, что было привлекательно, а кого – то, видать, и страшило. Потому что, по определению, этой категории людей чужды были чайные церемонии и заковыристые политесы.

B первый парламентский день сразу после выступления Президента, когда корабль собрания только – только отошел от берегов и нужно было решать рутинные процедурные вопросы, – к микрофону потянулись депутаты. Требовали отчета или по крайней мере информации премьер – министра о состоянии дел в стране. Им объясняли, что всему свое время, настанет черед и премьера, но они были неумолимы.

Здесь была своя логика. Сколько приливов пришлось пережить регионам! В свое время им дали столько суверенитета, сколько они могли взять. Потом, когда началась жестокая борьба между ветвями власти, противники правдами и неправдами – льготами и посулами – тянули регионы, как одеяло, каждый на себя. После печально знаменитого сентябрьского указа № 1400 у президентской команды отпала необходимость нянчиться с субъектами Федерации. А Конституция и вовсе изъяла из употребления понятие «суверенитета», поставив на ближайшие два года жесткое условие: Совет Федерации, как и Дума, должен быть всенародно избран. Избран. Всенародно. И это только укрепило прежние умонастроения.

 Привожу мнения «сенаторов».

 Рамазан Абдулатипов: «Объединяться будем не по принципу «депутаты прежние депутаты нынешние», а исходя из общественных интересов. В частности, думая о Федеративном договоре. Может, даже придется в самое ближайшее время отработать конституционный закон о Федеративном договоре и механизме его реализации…»

Юрий Щапов: «Мы созидатели. Если мы сейчас на местах отпустим вожжи, российское хозяйство окончательно развалится … Если сегодня мужики еще не взялись за вилы, то это только благодаря нам. Мы сдерживаем гражданскую войну».

 Кирсан Илюмжинов: «Гарантом стабильности в России может послужить Совет руководителей субъектов Федерации. Эта идея родилась в дни, которые предшествовали кровавым октябрьским событиям. Я и сейчас стою на том».

Юрий Болдырев: «Думаю, под влиянием глав администраций регионов и руководителей республик, под влиянием давления снизу, так или иначе политика Центра будет корректироваться. В то же время не исключены попытки ужесточения режима. Во – первых, трудно рассчитывать на то, что экономическая политика круто изменится, – негативные процессы зашли слишком далеко. Во – вторых, сохранился значительный заряд недоверия к власти в принципе. Поэтому, если пытаться прогнозировать, придется признать, что многие проблемы власти придется решать силой».

Николай Гончар: «Если будет сделана попытка привнести политический аспект в деятельность Совета Федерации, это будет плохо. С самого начала нам надо перейти к вопросу о бюджете».

 На фоне глобальных проблем имеются еще и весьма конкретные, в решении которых остро заинтересованы регионы. Одна из них – как остановить манипулирование региональными интересами, которое заключается в бессистемной, а порой и бессовестной раздаче благ – квот, лицензий, особых прав и полномочий. Здесь потребуется отработка механизма согласований, учета первоочередности, разумной селекции при непременном заслоне подкупу, делению на «своих» и «чужих». И здесь многое будет зависеть как от Президента, так и от спикера палаты. Какую игру они будут играть – действительно пытаться сплотить Федерацию, выработать механизмы, которые по сути дела ограничат их власть – власть распределяющих и манипулирующих. Или же они будут стремиться играть на нуждах и противоречиях и создавать группы подкупаемых и особо приближенных? Вопрос был обращен в будущее, а ответ, хотя и не в чистом виде, был получен тотчас – во время выборов спикеpa палаты, определяя один из вероятных путей работы по «собиранию» Федерации.

 Но не будем пинать Шумейко, с третьего захода ставшего таки спикером Совета Федерации. Везунчик Владимир Филиппович, хотя и заметно одержимый демоном власти, и на этот раз действовал не сам по себе, а получил задание «лечь на амбразуру», как более других умеющий держать удар. И теперь контроль президентской команды над Советом Федерации обеспечен. На этом поле в обозримый период через Президента не перешагнуть … Конечно, задача Шумейко упрощалась тем, что 54 процента новоявленных «сенаторов» составляли главы администраций – в основном назначенцы Президента. Но чем черт не шутит, выборы спикера предполагали, как тайное выдвижение, так и тайное голосование. Вполне вероятно – всем ведь не угодишь, что на Шумейко даже кто-то из своих мог «иметь зуб». Так что и в том, казалось бы, выигрышном варианте нужна была серьезная подстраховка. Она и имела место.

Злые языки утверждают , что голосовать за Шумейко некоторым «сенаторам советовал сам Михаил Барсуков, начальник Управления охраны.

Честнейший писатель – демократ Юрий Черниченко, который на правах старейшего депутата вел эти скорбные заседания, чуть было не засчитал в качестве недостающего голоса подходящую телеграмму председателя ВС Северной Осетии Ахсарбека Галазова.

Сам Владимир Филиппович не только белозубо улыбался и дружески подмигивал в объективы телевизионных камер. Согласно хорошо отработанной системе обольщения он пообещал, если, разумеется, победит, избавить региональное начальство от «государева ока» – надоевших представителей Президента. Он пообещал (мол, имеется уже договоренность с агентством правительственной связи) обеспечить «сенаторов» надежнейшими каналами связи.

Однако подлинным апофеозом явился завтрак у премьера. За полтора часа до начала третьего захода по выборам спикера Виктор Черномырдин собрал у себя три десятка «сенаторов» и за сосисками с кофе попросил поддержать Шумейко: «Мы его знаем …» После всего этого слабо верится, что главный конкурент Шумейко красноярец Петр Poманов проиграл, поспешив обнародовать свою связь со стерлиговским Русским национальным собором. Как бы того ни хотелось прекраснодушному Николаю Гончару, политика не мытьем, так катаньем лезет в, казалось бы, беспартийный Совет Федерации. Уже влезла! То ли еще будет …

Федеральное собрание РФ

Председатель – Иван Рыбкин.

Рыбкин Иван Петрович родился 5 января 1947 года. Состоял в КПСС до августа 1991 года. Был одним из лидеров Социалистической партии трудящихся, Компартии РФ. Закончил Волгоградский сельскохозяйственный институт. Кандидат технических наук. Доцент. В момент избрания народным депутатом РСФСР – первый секретарь Советского райкома КПСС (г. Волгоград). Став народным депутатом РСФСР в 1990 году, на VII съезде он избирается членом Верховного Совета. В новый парламент пришел по списку Аграрной партии России, избран председателем Государственной думы 

К ведению Государственной думы относятся следующие вопросы : дача согласия Президенту РФ на назначение председателя Правительства РФ ; решение вопроса о доверии Правительству ; назначение на должность и освобождение от должности председателя Центрального банка, председателя Счетной палаты и половины состава ее аудиторов, уполномоченного по правам человека ; объявление амнистии; выдвижение обвинения против Президента для отрешения его от должности.

Совет Федерации – верхняя палата

Председатель – Владимир Шумейко

Шумейко Владимир Филиппович родился 10 февраля 1945 года в г. Ростове на – Дону в семье военнослужащего. После армии вернулся на завод измерительных приборов и продолжил учебу в институте. Перешел на работу во Всесоюзный научно- исследовательский институт электроизмерительных приборов, где прошел путь от инженера до начальника отдела. Закончил аспирантуру, имеет ученую степень кандидата технических наук. В 1985 году вновь работает в производственном объединении «Краснодарский ЗИП» главным конструктором проекта. В 1986 году был назначен главным инженером, а в январе 1989 года избран генеральным директором. В 1990 году стал народным депутатом РСФСР. Членом Верховного Совета избран на I съезде народных депутатов. Был членом Совета Национальностей, заместителем председателя Комитета Верховного Совета по вопросам экономической реформы и собственности. На V съезде народных депутатов избирался заместителем председателя Верховного Совета. Принимал участие в работе фракции «Коммунисты России». Являлся президентом Конфедерации союзов предпринимателей России . С июня 1992 года – первый заместитель председателя Правительства РФ, глава комиссии по стабилизации экономики, координатор трехсторонней комиссии по регулированию социально – трудовых отношений ( профсоюзы – правительство – предприниматели ). В октябре 1993 года стал министром печати и информации Правительства РФ . В декабре избран депутатом Совета Федерации , а затем его председателем.

В состав российского «сената» входит 163 чело века (женщин – 9). Из них руководителей областей, краев и республик – 81, представителей Президента – 4 , членов федерального Правительства – 6 . К ведению Совета Федерации отнесены следующие вопросы: утверждение изменений границ между субъектами РФ ; утверждение указа Президента о введении военного и чрезвычайного положения; решение о возможности использования Вооруженных Сил Российской Федерации за пределами территории РФ; назначение выборов Президента и отрешение его от должности; назначение на должность судей Конституционного суда, Верховного суда, Высшего арбитражного суда Российской Федерации; назначение и освобождение от должности Генерального прокурора , заместителя председателя Счетной палаты и половины состава ее аудиторов.

Сергей Шахрай: «Я- человек осторожный»

ШАХРАЙ Сергей Михайлович – лидер Партии российского единства и согласия , председатель Государственного комитета РФ по делам федерации и национальностей . Депутат Государственной думы 

Он появился на российской политической сцене с волной «новых политиков» периода горбачевской перестройки, своим примером разрушивших все правила партийного карьеростроительства . Это стало их и его главной виной, а также одной из причин мощного сопротивления тех, с кем ему приходилось сталкиваться по работе. Несложно было предположить, что старая номенклатура будет всячески препятствовать любой инициативе, расценивающейся как попытка вырваться из должных рамок, которые для Шахрая негласно были определены обязанностью осуществлять экспертизу президентских документов. Вполне логично что закончилось все это добровольной отставкой. Но затем было возвращение. Вопреки всем угрозам, ярлыкам, автомобильным авариям …

– Вы сознательно или случайно пришли в политику?

– Вся жизнь человека – цепь случайных событий. Выдвинут депутатом от города Калининграда Московской области я был абсолютно случайно – просто часто выступал там с лекциями. К тому времени я год проработал в союзном парламенте общественным консультантом. Страна тогда жила съездами, и коллектив, который меня вы двигал, пришел к выводу, что в российском парламенте нужны юристы – профессионалы. Представители коллектива приехали на кафедру МГУ и сообщили: -«Мы будем вас выдвигать». Я тогда предложил не торопиться, подождать, встретиться еще раз. Они провели анкетирование на предприятии в каждом цехе, где моя фамилия была на из пятидесяти двух. В итоге – осталось восемь человек. На предприятии устроили для этой группы пресс – конференцию. По результатам голосования выбор выпал на меня. А дальше началась цепочка. Отказаться означало наплевать на людей, которые такую работу провели. Думал, все равно не прорвусь. Кроме того в моем случае есть момент совпадения политических и профессиональных интересов. Я шестнадцать лет занимаюсь проблемами федерализма. Из них тринадцать – вопросом организации парламента в многонациональном государстве.

– Ваш стиль в политике воспринимается иногда как вызов …

– Вообще – то я человек осторожный, предусмотрительный. И если так действую, то значит есть расчет. Кроме того, у меня есть свои принципы. Я не считаю, что политика – грязное дело. Просто нужно, чтобы действия и поступки были публичными, ясными.

Когда весной девяносто третьего года Шахрай честно признался, что не прочь баллотироваться в президенты, из этого ответа неожиданно сделали образцово – воспитательный урок, навесив на выскочку гирлянду ярлыков. С тех пор все отечественные политики в лучшем случае предпочитали уходить от подобных вопросов, отговариваясь фразой: «Наступят выборы, тогда и посмотрим». Между тем Шахрай шел своим путем, не оглядываясь на других. В свой день рождения он отдал распоряжение личной охране никого, без скидок для самых близких друзей, не пропускать к нему с подарками. Исключение составляли цветы и открытки.

– Вы не жалеете о своей открытости?

– Чего мне жалеть? Я – то ответил действительно честно. Я сказал: «Всему свое время». – И назвал три условия, при которых можно претендовать на пост президента. Первое – пользоваться доверием людей. Второе – иметь политические структуры, которые тебя выдвинут. Третье – начальные средства для предвыборной кампании. Из этого была вырвана одна мысль: он -хочет быть президентом.

– У некоторых наблюдателей сложилось впечатление, что вы отходите от Президента. [другие же, наоборот, продолжают вас воспринимать как «постоянного представителя Президента»}. А что на самом деле?

-Я думаю, не правы ни те, ни другие. В «самостоятельное плавание» я ушел 6 мая 1992-го.

– Но в этом «самостоятельном плавании» вы оставались представителем Президента на съезде, в Конституционном суде по делу КПСС …

– Ничего подобного. На съезде я уже не был его представителем. В Конституционном суде все происходило на общественных началах. Зарплату я не получал. Работал рядовым членом в Комитете по законодательству ВС. Причина в том, что я не могу людям отказывать.

Шахрай не распространяется об этом нюансе своей политической биографии. Однако что касается «процесса над КПСС», то, как известно лишь в очень узких кругах, только при согласии Шахрая на участие в нем, Президент принимал отставку в мае 1992-го. Похоже, консерватизм взглядов и поступков Шахрая, заложенный и в программу ПРЕС, для самого лидера партии стал «ловушкой». Честность и порядочность перестали быть (а возможно, никогда и не были) отличительными качествами отечественных политиков. Последние заявления «Выбора России» о своей категорической невозможности каких-либо переговоров с фашистами в лице ЛДПР, а затем оказавшегося в Госдуме в компании с ЛДПР, КПРФ и АПР, стали дополнительным тому подтверждением.

– Ваша прямолинейность проявилась и в заявлении о намерении баллотироваться в спикеры. Может, не стоило торопиться?

– Категорически не согласен. Во – первых, я считаю, что наш российский избиратель голосует только за конкретные обещания. Он избирает не «кота в мешке», а политика, у которого личная позиция совпадает с тем, что он обещает. Избиратель хочет знать, кроме доходов кандидата, и о его ближайших планах. Четвертым пунктом моей программы было обещание баллатироваться в спикеры Государственной думы …

В декабре 1992 года Сергей Шахрай был назначен председателем Госкомнаца. В условиях обострившейся конфронтации между съездом народных депутатов РФ и Президентом, в поисках новых союзников Президент сделал ставку на субъекты РФ и в первую очередь на Совет глав республик. Кроме того, с точки зрения экспертов, назначение Шахрая отвлекало агрессивную оппозицию от Президента, его ближайшего окружения и, в частности, от Егора Гайдара, исполнявшего обязанности премьер – министра, направляя основной удар на возвращенного в правительство Шахрая.

– А каково ваше представление о собственных способностях? Со стороны складывается впечатление, что для вас не существует неразрешимых проблем. И то, что вы взялись в свое время за Госкомнац, попав между молотом и наковальней – Президентом и республиками, и столкнувшись с таким «конкурентом», как Юрий Скоков, – лишнее тому подтверждение.

– Я же не претендую на место министра здравоохранения или связи, транспорта, финансов. Я не всеяден …

-Однако была конкуренция за влияние на субъекты …

– Никакой конкуренции. Просто не было ни одного желающего стать председателем Госкомнаца. Круглосуточно разбираться с конфликтами кому это нужно?.. Шестнадцать лет я занимался проблемами национальностей как юрист и, смею надеяться, стал профессионалом в этом деле. Сейчас я, допустим, не готов быть премьером или президентом. Здесь еще надо опыта набраться. Что касается Скокова, то у меня личного конфликта с ним никогда не было. Все остальное было столкновением интересов. У меня нет на него никакой обиды …

– Несмотря на те высказывания, которые прозвучали с его стороны в ваш адрес?

-Я действую по принципу: не суди да не судим будешь. Я не допускаю никогда резких высказываний против кого – либо. Один раз только сказал про Руслана Имрановича, что у него «вирус гуливерства».

 – А вы не боитесь, что вам «сядут на голову»? Ведь сколько было оскорблений, ярлыков, да и просто клеветы! Стоит ли потакать?

-Я спуску не дам, если кто – либо затронет что – то существенное.

-То есть все, что было раньше, несущественно …

-По большому счету они делают мне рекламу.

-Как в случае с усадьбой в Зальцбурге?

-Конечно. Шикарная и совершенно бесплатная реклама. В сентябре 1992 года на имя Бориса Ельцина поступил запрос народных депутатов России М.Лапшина, Б.Тарасова и И.Рыбкина с предложением «выяснить, «на какие средства народный депутат С.Шахрай приобрел особняк примерной стоимостью около миллиона долларов в городе Зальцбурге (Австрия)». Однако, когда у обвинителей потребовали доказательства, они так и не смогли их представить.

-Как вы прогнозируете дальнейший федеративный процесс, если учесть, что не все субъекты Федерации проголосовали за Конституцию?

 – Конституция принималась не субъектами, а гражданами. Граждане ее приняли – Конституция действует во всех субъектах РФ. Закрепив в Основном законе принцип равноправия субъектов РФ, Конституция сохранила из Федеративного договора его первую часть, а именно – сферу разделения полномочий в республиках. Я не раз говорил, что федерация возникает не в один момент – это сложный процесс, растянутый на многие годы …

 – Однако, как вы считаете, республики согласятся с этими доводами и успокоятся?

– Девяносто четвертый год будет годом межнациональных и региональных трений и конфликтов- для меня это очевидно. К сожалению, процесс этот неизбежен. Очевидно, чтобы смягчить его, у вас возникла идея создать информационную корпорацию. Я понимаю, чем вызвана эта необходимость. Совсем недавно прежнее руководство «Останкино» препятствовало вам выйти в эфир …

Я надеялся, что это блокирование, особенно на телевидении, закончится с предвыборной кампанией. Однако ничего подобного. Замалчивание продолжается. В информационную корпорацию войдут газета, журнал, радио и телевидение, объединенные региональной, национальной тематикой. Позор, что я полтора с лишним года выбиваю помещение для Госкомнаца. В этой проблеме как в капле воды отражается отношение властей к национальной и региональной политике в нашей стране. Москва – столица России – не может выделить нормального дома для общения представителей ста пятидесяти народов и представителей восьмидесяти девяти регионов.

– Но какие – то подвижки есть?

– Есть. Два этажа одного здания уже отвоеваны …  

-Как вы расцениваете отставки ваших товарищей по ПРЕС?

Такое отношение к лидерам ПРЕС, к руководству и партии приведет к тому , что партия в Думе будет вынуждена занимать более осторожную позицию к проектам сверху. Если серьезно говорить о коалициях в парламенте, то мы не собираемся растворяться в каких-то объединениях, но готовы сотрудничать с демократическими группами. Несмотря на то, что нас продолжают третировать свои же. Даже «Правда» пишет, что голоса, полученные ПРЕС, – это существенная добавка к демократическому блоку, а наши говорят, что Шахрай увел голоса. Да просто программа у нас другая и избиратели другие.

Не исключаю возможности взаимодействия с «Гражданским союзом», ДПР, даже с Компартией по ряду вопросов: сохранение Российской Федерации, укрепление Содружества в направлении дальнейшей экономической и политической интеграции, борьба с преступностью.

– Президент в очередной раз заявил о намерении создать свою партию, причем из различных демократических сил. Как вы эту идею оцениваете? Будете ли участвовать?

– Партия не может состоять из «Выбора», из «Демроссии», «ЯБЛока», ПРЕС и так далее. Партия – это качественно иное политическое объединение. Мы поддерживаем Президента, но это вовсе не означает, что мы будем частью его партии.

-Сейчас многие анализируют ошибки предвыборной кампании. Вы тоже будете извлекать уроки?

 – Обязательно. Но дело не только в этом. Кто сказал, что выборы проиграны? При сегодняшней экономической ситуации, когда месяцами не выплачивается зарплата, проходит Конституция. А у демократов голосов в парламенте в три раза больше, чем было в прежнем. Что касается нашей партии, то в семидесяти регионах мы преодолели пятипроцентный барьер. А во многих республиках обошли и Жириновского, и «Выбор России»

Беседу вела Наталья Копосова

Монолог Ирины 

Женщин в новом парламенте немного. Одна из них молода и хороша собой. Не пытайтесь определить возраст ни по фотографии, ни при личном знакомстве: все равно промахнетесь. Ирина ХАКАМАДА окончила Университет им. Патриса Лумумбы (факультет зарубежной экономики). Кандидат экономических наук. Преподавала. В 1988 году работала в небезызвестном кооперативе по обслуживанию вычислительной техники, который возглавлял Константин Боровой (в настоящее время Минюстом РФ внесен в реестр иностранных агентов). В 1989 году участвовала в создании РТСБ: руководитель биржевого информационного научного центра, главный эксперт биржи. Член КПСС до 1989 года. Член Партий экономической свободы со дня ее основания (май 1992-го). В декабре того же года на I съезде партии избрана генеральным секретарем. Сложила с себя все полномочия и обязанности, несовместимые со статусом депутата Государственной думы, куда пришла в качестве независимого кандидата … В первые же дни работы нового парламента заявила о себе как гибкий и думающий политик. Наш корреспондент Людмила ФРОЛОВА встретилась с Ириной и вызвала ее на монолог о себе, о женщине в политике.

О политике и бизнесе

 Ужасно надоело об этом говорить. Вечно приходится отвечать на вопрос: почему вы , такая симпатичная , этим занимаетесь? Может, потому и занимаюсь, что «симпатичная»: все остальное в порядке, хочется еще чего-нибудь интересного … Шутка. Но, в самом деле, женщина же не экзотическое животное, отличающееся от человека, а его разновидность. (Смеется). Следовательно, может заниматься, чем хочет, самое главное, чтобы получалось!

Феминистки бывают разные.

Если «феминизмом» называть определенные черты характера, то феминисткой можно считать любую женщину, которая претендует на самостоятельную позицию: профессиональную, личностную … В этом смысле я, воз можно, феминистка.

На самом же деле феминизм – это общественное движение, которое борется за равенство в правах мужчин и женщин, которое не только было бы закреплено законодательно, но и за равные возможности по реализации этих прав. В связи с этим говорится о необходимости (даже в демократическом обществе) юридического протекционизма в пользу женщин. Например, о введении определенного юридического протекционизма в пользу женщин. Например, о введении определенных квот при выборах в органы власти или определенном протекционизме при приеме на работу, когда на конкурсной основе «разыгрывается» какое – то рабочее место, но при равных результатах, полученных мужчиной и женщиной, предпочтение отдается женщине. Я считаю, что подобная позиция наивна. Я вообще не люблю никакого протекционизма.

Главное построить такую модель общества, при которой личность, человек станет основной структурной единицей независимо от пола. Если каждый получит возможность максимально реализовать свои способности, то неважно, мужчина это или женщина. В этом отношении я не феминистка. Я не считаю, что необходим жесткий протекционизм в пользу женщин. Надо менять общество в целом. Любой же протекционизм создает прецедент и приводит к выигрышу в пользу еще каких – то групп … И так до бесконечности.

Женщины должны помогать друг другу. Я и сама создала Женский либеральный фонд, чтобы облегчить женщинам реализацию их проектов. Но совсем другое дело политические движения. Я не очень понимаю, что такое «женские партии». И не очень понимаю, как можно женщин – отдельно учить бизнесу. Есть обязательные для всех правила игры. Другое дело, что, играя по этим правилам, женщина подключает свой особый эмоциональный мир и за счет этого где – то что – то выигрывает … или проигрывает.

Для меня суть перестройки общества в том, чтобы «мир женщин» имел равные возможности существования с «миром мужчин». Не мужчина и женщина, а два мира.

Но через чисто женские организации этих проблем не ре шить. Даже семью через них не защитишь. Вот в парламенте есть комитет по делам семьи, женщин и еще чего-то. Но что может сделать этот комитет, как он защитит семью, если не будет перестроена вся бюджетно-налоговая система? Он может издать очередной специфический закон, который скорее всего не будет работать. Только соответствующий экономический механизм может реализовать закон, а для этого нужно поменять налоговую политику, бюджет, создать систему альтернативной социальной помощи, изменить законодательство о предприятиях, внести изменения в Кодекс законов о труде, и так далее, и так далее. Ну как это решить через отдельный комитет? Это все по литическая конъюнктура!

О моем избирателе

Я работаю для среднего класса, который в нашей стране только еще формируется. Я готова лоббировaть и представлять интересы «новых людей». «Новые» не значит молодые, возраст тут ни при чем, это те, у кого новое мышление, кто готов работать в новых условиях, рисковать.

. Вы с ума сойдете, пытаясь разобраться, как нужно регистрировать предприятие, а закончите тем, что пойдете к тем, «кто знает», как это делать, кто погружен в эту бюрократическую систему, у кого есть связи, и заплатите им дикие деньги. Если уж мы хотим строить рынок, то он должен быть открыт для всех. И только конкуренция должна определять, кто способен идти дальше, кто – нет. Свобода – это равенство возможностей. Это не значит, что успех «гарантирован» всем. Это сложно. Это рискованно. Но возможности должны быть одинаковыми. А они у нас разные. Возможность заниматься предпринимательством у чиновника, имеющего отношение к приватизации, куда больше, чем у простого человека. Как говорится, у власти не без сласти. И чем больше власть занимается экономикой, тем больше проблема коррупции, а мы до сих пор выращиваем уродливый «чиновничье – рыночный» аппарат.

Стержневая идея

 Мне бы очень хотелось протолкнуть в первую очередь за кон о налогах. Основная идея: децентрализация. С одной стороны, в пользу регионов, а в рамках одного региона – в пользу местных территорий. Что у нас получается? Вначале мы аккумулируем налоговые поступления в центре, потом очень медленно, под нажимом тех или иных лоббистских групп, возвращаем. На самом же деле гораздо лучше оставлять часть налогов на местах, а под них, естественно, спускать туда и часть ответственности. Путь налогов и налоговых льгот должен быть максимально укорочен. И чем быстрее демократы перейдут к совершенно новому подходу в решении социальных задач – не за счет федерального бюджета, а за счет максимальной децентрализации всей системы, – тем быстрее они выбьют почву из – под ног других политических сил, использующих социальные проблемы в конъюнктурных целях. И конечно же, право предоставлять налоговые льготы предприятиям, которые участвуют в реализации социальных про грамм, занимаются благотворительностью, должно принадлежать самым близко расположенным к ним органам власти.

 Прогнозы

На первом этапе новый парламент не сможет сильно влиять на экономическую ситуацию. При таких выборах и такой Конституции большая часть власти сохраняется в руках Президента и правительства. Может быть, это и не так плохо. Мы переживаем своего рода «полудемократический» переходный период и достойны иметь такую структуру власти, которая сейчас существует. На выборах демократы не смогли правильно просчитать ситуацию, не смогли сработать профессионально. Подчас они вели себя безответственно. Результаты прошедших выборов может смягчить только очень сильная исполнительная власть. Она способна предотвратить торможение реформ. Здесь многое зависит от единства правительства. Если еще и там начнется раскол, тогда будет действительно плохо. В экономике можно говорить только об очень относительной стабилизации. Если в ближайшие полгода мы сможем усилить позиции и не начнем заниматься льготным кредитованием, удовлетворяя все лоббистские интересы на базе нового парламента, то есть шанс улучшить экономическое положение. И тогда плюс новая Конституция и децентрализованная налоговая система – появится возможность решать социальные проблемы. А чем быстрее мы начнем продвигать решение социальных проблем, тем меньше будет опасность со стороны Жириновского и коммунистов подорвать рыночные реформы.

 Я ничего не боюсь…

Даже полного проигрыша. Нормальный человек, разумный, ставит себе цель, но не становится ее рабом. Надо ста вить цель, надо много работать, чтобы ее достигнуть, но, если не вышло, значит не вышло. Надо заняться чем – то другим. Надо быть внутренне свободным.

Я боюсь одного: какого – ни будь переворота – урагана , когда перестаешь что-нибудь значить как личность, когда стихия сметает и вас, и вашу семью. Это возможный вариант. Если мы не будем сейчас вести себя очень профессионально. Первый колокольчик уже прозвенел. Второго не будет …

«Мятежный» губернатор в мятежной стране

Лидия ТИМОФЕЕВА

Эдуард Россель – фигура заметная. Бывший губернатор Свердловской области, замахнувшийся на создание Уральской республики. Лидер неполитического движения «Возрождение Урала», член Совета Федерации

И Свердловск слезам не верил

 Этот человек мог бы сказать так: « Я сделал себя сам». Родился уже без отца в печально знаменитом 1937-м. Того сгубили за месяц до рождения сына под нелепым и страшным обвинением «Не наш». «Не наш» – потому что был столяром – краснодеревщиком, руководил эстрадным оркестром, «носил польский костюм». Просто, наконец, потому что был поволжским немцем. В четыре года мальчишка оказался беспризорником при живой матери, сосланной на Север без права переписки. Бродяжничал с 1942-го по 1947 год. Не стать вором и не умереть «помогла» война – одна беда на весь народ и всю. страну. Мать нашла его в Верхнекамске по всесоюзному розыску.

 Безнадежно опоздав ко всему хорошему в самом начале жизни, он наверстывает это с оказавшимися свойственными ему упорством и честолюбием. В 21 год заканчивает среднюю школу. Наудачу бросает справочник «Куда пойти учиться», и тот раскрывается на букве «С». Его нигде не ждут, но в Свердловске столько институтов! Выбирает горный.

 Способный студент еще до защиты диплома начинает писать кандидатскую диссертацию. Но научная карьера не может состояться по самой заурядной причине, хотя его и оставляют младшим научным сотрудником: нет денег, чтобы содержать жену и дочь. Правда, потом он защитит диссертацию и станет кандидатом технических наук. А пока уезжает в Нижний Тагил, где и начинает свое восхождение, не минуя ни одной ступеньки: от мастера до начальника территориального строительного объединения «Средуралстрой». Он строит десятки уникальных предприятий в поразительно короткие сроки всего за год. При пуске одного из них, расчувствовавшись, тогдашний руководитель области Борис Ельцин снимает и дарит ему золотые часы с будильником, которые тому в свою очередь презентовал на день рождения сам … Леонид Ильич.

Росселя на Урале начинают ценить и как хорошего руководителя регионального уровня, когда он избирается в 1990 году председателем облисполкома и вскоре – одновременно еще и председателем областного Совета. Такое совмещение разрешается Свердловской области в порядке эксперимента. В 1991-м Указом Президента Россель назначается главой администрации. Хозяйство достается ему не простое. Когда Россель заступил на службу, запасов хлеба по области хватало только на десять дней. Потом на сутки. Отчаянные призывы к московским чиновникам ничего не дали. Ночью он сел в самолет и улетел в Алма Ату к Назарбаеву. Казахстан в обмен на металл, лес и трубы согласился дать хлеб. Однако Росселю пришлось сломать все договоры … А следом новая напасть банки перестали выплачивать наличные деньги. Гайдар чем мог помог Росселю, но катастрофа разразилась над всей страной, и надо было искать другие выходы. Договорились с Пермью, у которой оказалась наличка, но не было масла , майонеза …

Уже тогда догадливый Россель понял, что ждать милости сверху нельзя. С одной стороны, ресурсы страны таяли, с другой – бремя власти тяготило центр, и он стал по капле отдавать ее вниз. При этом не упускал случая показать «провинциалам», кто в доме хозяин: подписывая или не подписывая «разрешительные» грамоты. Но вскоре и желанные постановления по области, которых добивались с таким трудом, перестали иметь какой – либо вес. Никакими силами нельзя было заставить «работать» эти гербовые бумаги.

«Мы не сепаратисты, мы прагматики»

 -Черта моего характера – самостоятельность. Я получал определенный объем работы, и с этих пор начальник переставал для меня существовать. Я отвечал за нее от начала и до конца, и выполнял работу всегда, чего бы это мне ни стоило,- говорит Россель.

 Его не назовешь романтиком. Умен, расчетлив, прагматичен. Человек большой воли. Сильные плечи лыжника, многоборца, волейболиста … Любит многоходовые комбинации, как в шахматах и русских шашках, где имеет солидные разряды. В общем – боец.

Поразмыслив над своим положением и ситуацией в стране, он решается на следующий шаг. К проекту Федеративного договора его команда разрабатывает в 1991-м устав реальной власти в области и отдает его для обсуждения в Верховный Совет. ВС устав отвергает. Тогда Россель добивается встречи с Президентом и показывает ему проект указа об экономическом эксперименте в Свердловской области, благодаря чему она обретает часть свобод. Он убеждал Бориса Ельцина, что если эксперимент удастся, то его можно будет без ущерба распространить и на другие регионы. Президент идею одобрил и тут же позвонил Виктору Черномырдину. Поддержал и тот. И началась старая схема хождения по кабинетам, визирование указа. В результате вместо 18 необходимых виз 18 отказов. Что делать? Россель собирает узкий круг единомышленников и доказывает, что остается последнее: создать республику. Ибо по действовавшей тогда Конституции для того, чтобы обрести права, надо иметь статус, а чтобы получить его, требуется называться республикой, так как область практически бесправна. Это был один шанс из ста. Я понимал, что моя затея может закончиться увольнением. Но мы действовали исключительно в рамках закона.

Сначала, согласно прежней Конституции, они провели опрос населения и сессию областного Совета. Затем в июле 1993 года провоз гласили республику и приняли Декларацию. Был разработан проект конституции, который взяли за основу и опубликовали в прессе. Люди откликнулись. Россель получил более тысячи замечаний, которые рассмотрела специальная конституционная комиссия. Наконец 28 октября конституция Уральской республики была окончательно принята, и тогда же на сессии облсовета утвержден закон о выборах, согласно которому 12 декабря должны были состояться выборы законодательного собрания и губернатора Уральской республики.

И тут Москва задохнулась в гневе. Сначала 9 ноября пришел факс о разгоне облсовета, срочно прилетел в Екатеринбург гонец для досмотра за действиями «сепаратистов». Приехавший чиновник через равные промежутки времени докладывал в центр, что происходит, говорил, что Россель не собирается распускать областной Совет, а, наоборот, подписал постановление о защите депутатов, которые остаются без работы после Указа Президента. На следующий день пришел второй факс об освобождении Росселя «за превышение государственной власти.

 Ирония судьбы заключена в том, что свердловский кандидат в депутаты России Борис Ельцин писал в своей предвыборной программе в 1990 году: «В составе РСФСР после референдума могут быть образованы самоуправляемые социально – экономические территории и регионы: Центр, Север, Юг, Урал, Сибирь, Дальний Восток. Их права определит новая Конституция РСФСР». А председатель Госкомнаца Сергей Шахрай, еще в июле заявлявший о необходимости снять Росселя с должности, после знакомства с его предложениями становится активным приверженцем идеи экономического федерализма, сделав ее флагом своей партии и предвыборной кампании в Госдуму.

 Возникает вопрос: кому московские чиновники навредили больше? Да, Эдуарда Эргартовича сняли с поста губернатора, но сразу же после решения Москвы на заседании совета Ассоциации экономического взаимодействия областей и республик Уральского региона его избрали президентом этой ассоциации. А это мнение руководителей пяти областей и двух республик России. Может быть, себе? Потому что, закрыв этот эксперимент, в скором времени они сами уже ничего не смогут распределять, ведь производство продолжает сокращаться. Но самое главное, они навредили жителям Урала, которые вовсе не собирались уплывать из России в своей лодке, а наоборот – жить вместе со всеми, но по уму производя товары и укрепляя отношения, умножающие общее достояние.

 До сих пор в адрес Президента идут обращения и письма отменить Указ о Росселе. A мне вспомнился один эпизод из его жизни. В анкете в графе «национальность» он пишет «немец». Так писали и его родители, и деды, попавшие в Россию еще при Екатерине II. По образу жизни, воспитанию и вере он православный, крещеный, русский.

А недавно ему попытался открыть глаза на тайну рода Жак Аттали бывший президент Европейского банка реконструкции и развития, сказав, что у немцев такой фамилии нет, а была она у военного деятеля Парижской коммуны, 27 летнего Росселя, расстрелянного после поражения революции. Династия Росселей спешно оставила Париж, уехав в Германию. Легенда это или правда, сказать трудно. Поразило другое, что всякий народ талантливого человека готов считать своим. И Пушкина с его африканской кровью, и Лермонтова с его примесью шотландских родов. Вот и нашего Росселя захотели «присвоить» французы. Смешно … Он нам самим нужен.
— –

 .

 

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *